«Золотая Адель» — удивительная история одной из самых дорогих картин мира. Адель картина


Необычная судьба «Портрета Адели Блох-Бауэр» – одной из самых дорогих картин Густава Климта

Историю картины, известной всему миру как «Золотая Адель» или «Австрийская Мона Лиза», можно назвать детективной. Поводом для ее создания была месть мужа за любовную связь с его женой художника Густава Климта, картина осталась невредимой во времена Второй Мировой войны, а в послевоенное время «Портрет Адели Блох-Бауэр» стал предметом распри между Австрией и США.

Адель Блох-Бауэр | Фото: liveinternet.ru

Адель Блох-Бауэр | Фото: liveinternet.ru

В 1904 г. сахарозаводчик Фердинанд Блох-Бауэр узнал об измене своей жены. Вся Вена говорила о романе Адели и художника Густава Климта. Он находил в любовных связях неиссякаемый источник вдохновения, о его многочисленных увлечениях было широко известно. И чтобы соперник быстрее пресытился и бросил любовницу, муж Адели придумал оригинальный способ: он заказал Климту большой портрет своей жены, в надежде на то, что позируя и находясь слишком часто рядом с художником, она ему быстро наскучит.

Выдающийся австрийский художник Густав Климт | Фото: vistanews.ru и liveinternet.ru

Выдающийся австрийский художник Густав Климт | Фото: vistanews.ru и liveinternet.ru

К вопросу оформления контракта Фердинанд подошел со всей серьезностью: он знал, что Климт был востребованным художником, и его картины были выгодным вложением капитала. К тому же таким образом ему удалось бы увековечить свою фамилию.

Г. Климт. Портрет Адели Блох-Бауэр I, 1907 | Фото: gklimt.ru

Г. Климт. Портрет Адели Блох-Бауэр I, 1907 | Фото: gklimt.ru

Адель Блох-Бауэр была хозяйкой модного салона, где собирались поэты, художники и другие представители творческой элиты Вены. Вот как о ней вспоминала её племянница Мария Альтман: «Страдающая, постоянно страдающая головной болью, курящая как паровоз, ужасно нежная и томная. Одухотворённое лицо, самодовольная и элегантная».

Г. Климт. Портрет Адели Блох-Бауэр II, 1912 | Фото: gklimt.ru

Г. Климт. Портрет Адели Блох-Бауэр II, 1912 | Фото: gklimt.ru

На предложение написать портрет Адели художник согласился. Сумма вознаграждения была очень приличной. Климт работал 4 года, за это время он создал около 100 эскизов и знаменитую «Золотую Адель». Если художника с натурщицей и связывали какие-то отношения, то за это время они действительно прекратились.

Г. Климт. Эскизы к портрету Адели Блох-Бауэр | Фото: obiskusstve.com

Г. Климт. Эскизы к портрету Адели Блох-Бауэр | Фото: obiskusstve.com

Г. Климт. Эскизы к портрету Адели Блох-Бауэр | Фото: obiskusstve.com

Г. Климт. Эскизы к портрету Адели Блох-Бауэр | Фото: obiskusstve.com

В 1918 г. в возрасте 52 лет Климт скончался. Адель пережила его на 7 лет. Перед своей смертью она просила мужа завещать три картины, в том числе ее портрет, музею Бельведер. До 1918 г. портрет был в распоряжении семьи Блох-Бауэр, а с 1918 по 1921 гг. – в австрийской государственной галерее. В 1938 г. Австрия вошла в состав нацистской Германии. Из-за начавшихся еврейских погромов Фердинанду пришлось оставить свое жилье и все имущество и бежать в Швейцарию.

Густав Климт | Фото: arttower.ru

Густав Климт | Фото: arttower.ru

Во время войны коллекция была конфискована Германией и передана Австрийской галерее. Из-за еврейского происхождения автора и натурщиц эти полотна не попали в коллекцию фюрера, но все же их не уничтожили. Якобы Гитлер встречался с Климтом еще в те времена, когда пытался поступить в Академию живописи в Вене, и тот позитивно оценил его творчество. Впрочем, достоверных подтверждений этого не сохранилось.

Густав Климт | Фото: tuttartpitturasculturapoesiamusica.com и gklimt.ru

Густав Климт | Фото: tuttartpitturasculturapoesiamusica.com и gklimt.ru

Г. Климт. Портрет Адели Блох-Бауэр I, 1907. Фрагмент | Фото: lisimg.com

Г. Климт. Портрет Адели Блох-Бауэр I, 1907. Фрагмент | Фото: lisimg.com

После войны «Портрет Адели Блох-Бауэр» оказался в музее Бельведер в Вене, и пребывал бы там до сих пор, но однажды обнаружилось завещание Фердинанда Блох-Бауэра, в котором он все свое имущество завещал племянникам – детям своего брата. На тот момент в живых оставалась только Мария Альтман, бежавшая во время войны в США и получившая американское гражданство. Судебные разбирательства длились 7 лет, после чего все же было признано право Марии на владение пятью картинами Густава Климта, в том числе «Золотой Адели».

Мария Альтман и знаменитый портрет ее тети Адели | Фото: static.dramastyle.com

Мария Альтман и знаменитый портрет ее тети Адели | Фото: static.dramastyle.com

Тогда всполошилась вся Австрия. Газеты выходили с заголовками: «Австрия лишается своей реликвии!», «Не отдадим Америке наше национальное достояние!». Но это все же пришлось сделать. Мария была согласна оставить картины в Австрии, если бы ей выплатили их рыночную стоимость – 300 млн долларов! Но эта сумма была слишком большой, и полотна отправились в США, где за 135 млн долларов их выкупил у наследницы Рональд Лаудер для своей галереи в Нью-Йорке. Австрийцы же теперь довольствуются лишь сувенирной продукцией с изображениями Адели Блох-Бауэр.

Сувенирная продукция с изображением Адели Климта | Фото: obiskusstve.com и boom-dom.ru

Сувенирная продукция с изображением Адели Климта | Фото: obiskusstve.com и boom-dom.ru

Вся Австрия прощалась со своей национальной реликвией | Фото: marketium.ru

Вся Австрия прощалась со своей национальной реликвией

obiskusstve.com

Детективная история картины Густава Климта – Ярмарка Мастеров

Эта история,  в которой есть любовь и ненависть, измена и месть, погоня и жертвоприношение. Морали в этой истории нет,  какая может быть мораль у истории, в которой участвуют гений Густав Климт, роковая женщина Адель Блох Бауэр,  картина стоимостью 135 миллионов долларов, Адольф Гитлер, Джорж Буш млладший, Правительство США и народ Австрии.  Наверное, вы уже догадались, что речь идет о картине Густава Климта «Портрет Адели Блох-Бауэр» или «Золотой Адели», еще эту картину называют «Австрийской Моной Лизой».

климт, густав климт адель, наталия рыкова

А начиналась история так.

1904 год. Фердинанд Блох-Бауэр шел по мощеному тротуару, насвистывая веселую мелодию, помахивая тростью,  иногда останавливаясь и вежливо кланяясь встречным господам.

Он уже все для себя решил. Сначала, конечно, он хотел ее убить, но в еврейских семьях не принято убивать жен за измену. Развестись он тоже не мог, в еврейских семьях не принято разводиться. Особенно в таких семьях, как у него и его жены Адели - в элитных семьях австрийской еврейской диаспоры. В таких семьях брачные союзы заключаются навечно. Деньги должны идти к деньгам, капитал к капиталу. Этот брак был одобрен родителями с обеих сторон. Отец Адели, Мориц Бауэр, крупный банкир, Председатель Ассоциации Австрийских Банкиров, долго искал достойных женихов для своих дочерей, и выбрал братьев Фердинанда и Густава Блох, которые занимались сахарным производством и имели несколько предприятий, акции которых непрерывно росли. На свадьбе пировала вся Вена, а после слияния  капиталов обе семьи  стали Блох-Бауэрами. И теперь крупнейший сахарозаводчик в Европе, Фердинанд Блох-Бауэр шел по мостовой и чувствовал, как на его голове, под роскошным атласным целиндром, растут ветвистые рога. Только ленивый не обсуждал бурный роман его жены Адели и художника Густава Климта. Он не спал много ночей подряд, он лежал и таращился в темноту, пока не придумал свою месть. Адельке…Так он называл ее, не Адель, а Аделька.

Адель Блох Бауэр.

картина климта, золотая адель климт, natalyrykova

Пусть он не был таким образованным и начитанным, как Адель, но он тоже кое-что знал,  и мог знать, например,что древние индейцы,  чтобы разлучить влюбленных,  приковывали их цепями друг к другу и держали вместе, пока они не начинали ненавидеть друг друга также сильно, как недавно любили.

Эта идея пришла ему во сне. Он закажет ему (Климту) портрет Адели! И пусть Климт сделает 100 эскизов, пока его не станет выворачивать от нее. Он не сможет долго, ему надо менять натурщиц, любовниц, наложниц, окружающих его женщин, иначе он задыхается. Не даром ему приписывают четырнадцать внебрачных детей. Пусть пишет этот портрет несколько лет! И пусть Аделька видит, как чувства Климта угасают. Пусть поймет, на кого она его, Фердинанда Блох-Бауэра, променяла! И расстаться они не смогут. Контракт - дело серьезное. А в контракте штраф, превышающий сумму контракта в десятки раз. Фердинанд может легко разорить Климта.

Ему приснилось, что его сахарная империя развалилась на маленькие сахарные кусочки и маленькие человечки растащили все по своим маленьким норкам, а у него остался только портрет его жены Адели. Фердинанд решил заказать Климту портрет Адели и назвать картину «Портрет Адели Блох-Бауэр», таким образом увековечив свою фамилию.

Обласканный властями Климт был очень модным и востребованным художником и его картины были хорошим вложением капитала, и Фердинанд это отлично понимал. За несколько последних лет Климт и его брат  объездили всю страну, оформляя то павильон минеральных вод в Карлсбаде, то столичный Бургтеатр, то виллу императрицы Сисси. В двадцать шесть Климт получил золотой орден “За заслуги”, в двадцать восемь — императорскую премию.

золотая адель, густав климт, климт биография

Поэтому Фердинанд  очень тщательно готовил контракт с Климтом, этим вопросом занимались  его лучшие юристы, и теперь было важно, чтобы Климт подписал бумаги.

Когда Фердинанд пришел домой, Адель возлежала на кушетке в гостиной и курила, как обычно, сигариллу в мундштуке. Она любила яблочный табак. Ее тонкий гибкий стан напоминал пантеру на отдыхе, так она была грациозна. Тонкие черты лица и темные волосы были хороши, хотя и выдавали в ней явное еврейское происхождение. Адель привыкла к счастливому «ничегонеделанью». Она выросла в очень богатой семье, окруженная армией прислуги. В те времена почему-то девушкам нельзя было обучаться в университете, но родители Адели дали ей хорошее домашнее образование. Адель была дамой весьма романтичной, читала классику на четырех языках и удивительным образом сочетала болезненную воздушную хрупкость с горделивой спесью миллионерши. В замужестве Адель развлекала себя содержанием модного салона, где собирались поэты, художники и весь цвет светского общества Вены. Там они с Густавом и познакомились.

Адель Блох Бауэр.

адель блох-бауэр, климт картины

Пройдя в гостиную, Фердинанд предложил Адели переодеться, поскольку он пригласил Климта на обед. При упоминании о Климте Адель вспыхнула, и это не укрылось от глаз мужа. Густав Климт прибыл без опоздания, на всякий случай захватив с собой раму для картины. Очень интересно, но он всегда начинал с рамы. Его брат изготавливал красивую раму, а Климт вписывал туда свой шедевр. Обед прошел спокойно, не считая того, что  Густав и Адель упорно не хотели смотреть друг на друга. Фердинанд же напротив, был весел и непрерывно шутил.

После обеда все трое собрались в гостиной. И между ними состоялся примерно такой диалог.

Фердинанд (официально): - Господин Климт! Вы, вероятно, уже догадались, что я пригласил Вас, чтобы сделать  заказ и потому захватили с собой подрамник?  Я бы хотел заказать Вам необычный портрет моей жены Адели. Климт: - Чем же он должен быть необычен? Фердинанд: - Тем, что должен просуществовать минимум несколько веков! Климт (заинтересованно): - Интересно, интересно... несколько веков.  Не знаю. Мне интересно изображать важнейшие точки жизни человека: Зачатие, Беременность, Рождение, Юность, Полдень Жизни, Старость..

Фердинанд: - Но Библию написали люди, Сикстинскую Мадонну нарисовал человек и эти произведения живут в веках! Вот и Вы сделайте портрет моей жены, как Мадонну Австро-Венгерской Империи и пусть этот портрет живёт в веках! Климт: - Вы ставите передо мной очень трудную задачу!

Фердинанд: -  А мы никуда не торопимся. Я заплачу Вам хороший аванс, чтобы Вы не думали о деньгах.

Климт: -  Подобная картина может потребовать и дополнительных затрат. Фердинанд: -  Например? Климт: -  Например, платье я хотел бы отделать золотыми пластинами... Фердинанд: - Если Вы собираетесь отделать платье моей жены золотом, и привлечь внимание к нижней части картины, то я куплю колье в надежде привлечь внимание к верхней части картины. Адель (иронично): - Вот вы уже всю меня и поделили. Мне остаётся только «сложить ручки на груди», чтобы привлечь внимание к средней части картины.

Фердинанд:- Мне бы хотелось, чтобы портрет моей жены не содержал обнаженных мест, как ваш портрет Юдифи.

Климт: - Разумеется. Я сделаю эскиз, и только после вашего одобрения приступлю к основной работе.

Увидев сумму контракта, Густав Климт подписал его, даже не читая. Он, конечно подозревал, что он гениальный художник, но цена, которую предложил ему Фердинанд,  его просто ошеломила.

Около ста эскизов написал Климт к этому портрету. И закончил работу над ней за четыре года.

климт адель, климт художник

Фердинанд был доволен.  Картина была закончена (а ведь многие картины так и остались незаконченными) и полностью отвечала его замыслу. Они с Аделью повесили ее в гостиной их Венского дома.

Очевидно, что отношения Климта и Адели  плавно угасли. Через некоторое время после начала работы над картиной Адель заболела и Климту приходилось делать затяжные перерывы в работе.

Адель болела, и  при этом много курила, чаще всего проводя целый день не вставая с постели. Бог так и не дал им с Фердинандом детей. Она пыталась родить три раза и каждый раз дети умирали. Всю свою нерастраченную материнскую любовь Адель перенесла на детей своей сестры, особо выделяя свою племянницу Марию Блох Бауэр. Мария часто приходила посидеть с больной тетей, они обсуждали последние веяния моды и фасоны платьев для первого бала Марии. А также картины художника Климта, которых в доме Адели и Фердинанда набралось уже более десяти штук.

Фердинанд проводил время, посвящая его работе в своей сахарной империи. Он так и не сказал Адели, что знал об ее отношениях с Густавом.

Время шло, приближалась Первая Мировая война. "Золотой период" в жизни Климта кончился, уступив место удручающим картинам с изображением смерти и конца света. Климт очень тяжело переносил события происходящие в мире. Война повлияла на него губительно. И в возрасте 52 лет, в 1918 году Климт внезапно умер от удара в своей мастерской, на руках у своей извечной спутницы Эмилии Флегэ.

Адель пережила его на семь лет,  и умерла в 1925 году, тихо скончавшись после менингита. Перед смертью Адель попросила Фердинанда завещать три картины в том числе и "Портрет Адели Блох Бауэр" венскому музею Бельведер.

Фердинанд жил один, жизнь его становилась все тяжелее и тяжелее, поскольку Австрия вошла в состав Германии в 1938 году,  и нацисты начали охоту на австрийских евреев. В этом же году Фердинанду удалось бежать в Швейцарию, бросив все свое имущество на попечение семьи брата.

Картина оставалась в гостиной, близилась Вторая Мировая Война.

На этом первая часть истории заканчивается, но следом идет вторая, в которой вы узнаете какую роль в этой истории сыграл Адольф Гитлер, почему "Золотая Адель" не сгинула в пожарище Второй Мировой войны,  кто спас картину и почему вся Австрия, как один, встала на ее защиту.

Продолжение здесь >>

------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Если вы дочитали до этого места, значит публикация была интересной? Не стесняйтесь, пожалуйста, комментируйте, потому что я  по ту сторону экрана монитора, как ребенок жду, что же вы скажете по этому поводу.

На сколько эта история правдоподобна? Может все это домыслы и между ними ничего не было? А как вам Фердинанд? Он мудрый муж? Или коммерсант до мозга кости?

С Уважением Наталия Рыкова.

www.livemaster.ru

Густав Климт «Портрет Адель Блох-Бауэр I». Описание картины

Сосчитать даже приблизительное количество историй, связанных с загадочными событиями, окружающими картину Климта «Портрет Адели Блох-Бауэр» вряд ли кому удастся, и не только потому, что действующие лица, имевшие непосредственное отношение к этому шедевру, уже перешли в мир иной, а картина, как живая, продолжает и дальше будоражить воображение людей своей необычной судьбой…

Только еврейский ум может придумать наказание обидчику, избрав для этой цели самого… неприятеля, причинившего ему зло. Ум, в котором созревал план мести, принадлежал предпринимателю Фердинанду Блох-Бауэру, а «обидчиком» выступил Густав Климт, не устоявший перед чарами обворожительной жены богатея – Адели. Этот роман уже давно обсуждался в столице, но речи о разводе, а тем более банальном физическом наказании для влюбленных, быть не могло. Отношения художника и Адели должны прекратиться естественными путями, но Блох-Бауэр рассудил, что должен ускорить события, а заодно и извлечь выгоду из этой неприятной истории, ведь в названии картины будет звучать его фамилия.

Климту постоянно требовались новые отношения с женщинами, без этого «наркотика» он не мог не то что творить, но и просто существовать, поэтому заказав портрет жены, промышленник рассчитывал на неминуемое пресыщение любовников друг другом, которое наступит во время работы над полотном. Сумма контракта за работу ошеломила художника, и на протяжении четырех лет он работал над произведением, предварительно выполнив около ста эскизов.

Работая над портретом, Климт задействовал весь творческий арсенал, характерный для «золотого периода» его живописи: лицо и руки, написанные в реалистичной манере, сочетаются с абстрактными декорациями; одеяние и фон Адели украшены экзотической символикой, и атмосфера тонкого пряного «аромата».

Все намеченные заказчиком «пункты» плана выполнялись, правда, может быть и без его «гениальной» идеи: здоровье жены становилось все хуже, она много курила, иногда весь день не вставая с постели, и работа часто прерывалась. Результатом стараний Климта остались довольны все.

В 1938, когда художника и его роковой модели, содействовавшей увековечению их имен, а также фамилии Блох-Бауэр, уже не было в живых, пожилой Фердинанд, спасаясь бегством от нацистов, оставил «Золотую Адель» семье брата, а сам поселился в Швейцарии. Мария Альтман (до замужества – Блох-Бауэр), племянница Адели, на некоторое время стала обладательницей огромных семейных драгоценностей, в том числе и знаменитого портрета, но затем отдала все сокровища за спасение своего мужа. Гитлер, хоть и приказавший не трогать работы Климта, не смог принять картину в свою коллекцию из-за обилия «еврейских корней», связанных с ее происхождением. Портрет появился после окончания войны, и его состояние было идеальным, в чем заслуга Алоиса Кунста, когда-то питавшего нежные чувства к Марии Блох-Бауэр, и сотрудничавшего в военные годы с гестапо. Картина заняла свое место в музее Бельведер в Вене, а Кунст продолжил хранение работы, но уже в официальном статусе, став директором музея.

Мария Альтман, вместе с супругом обосновавшаяся в Англии, а затем в США, так и не узнала бы о судьбе портрета тети, но журналисту Хубертусу Чернину удалось выяснить, что существует завещание Фердинанда Блох-Бауэра, согласно которому «Золотая Адель», а вместе с ней и другие ценности, должны принадлежать семье, в этом случае – Марии.

Для Австрии, считавшей картину национальной реликвией, наступило время тревожных событий, заставивших людей, а также все институты власти, сплотиться вокруг желания любым способом оставить полотно в стране. Цена пяти произведений, среди которых был и этот шедевр, выросла из 155 млн. долларов до 300 млн. Такая сумма оказалась неподъемной для Австрии.

Проводы «Золотой Адели» можно было сравнить с общегосударственным мероприятием, без принуждения собравшим тысячи людей, пожелавших проститься с национальным достоянием.

В США для «Портрета Адели Блох-Бауэр» было специально построено здание, которое носит название «Музей австрийского и немецкого искусства»; построил его Рональд Лаудэр, владелец известного парфюмерного гиганта «Эсти Лаудэр», который и приобрел портрет у Марии Альтман за 135 млн. долларов. Племянница Адели дожила до 94-х лет, и мирно скончалась в 2011 году.

Для журналиста Чернина, обедневшего отпрыска графского рода, полагавшего, что благодаря оказанию услуги Марии Альтман, он сможет зажить на широкую ногу, судьбой был уготован более прозаический финал: прошло всего лишь четыре месяца, после того как Австрия рассталась с климтовскими шедеврами и, по официальной версии полиции, журналист умер от сердечного приступа.

Скорее всего, Фердинанд Блох-Бауэр что-то знал, требуя от Климта произведения, которое будет жить в веках.

Густав Климт «Портрет Адель Блох-Бауэр I»

«Портрет Адель Блох-Бауэр I» 1907 г. Холст, масло. 138 x 138 см. Частная коллекция

gklimt.ru

История одной из самых дорогих картин мира

История одной из самых дорогих картин мира

Это история, в которой есть любовь и ненависть, измена и месть, погоня и жертвоприношение. Морали в этой истории нет — какая может быть мораль у истории, в которой участвуют гений Густав Климт, роковая женщина Адель Блох-Бауэр, картина стоимостью 135 миллионов долларов, Адольф Гитлер, Джордж Буш-младший, Правительство США и народ Австрии?

Наверное, вы уже догадались, что речь идет о картине Густава Климта «Портрет Адели Блох-Бауэр», или «Золотой Адели».

А начиналось все так:

1904 год. Фердинанд Блох-Бауэр шел по мощеному тротуару, насвистывая веселую мелодию, помахивая тростью, иногда останавливаясь и вежливо кланяясь встречным господам.

История одной из самых дорогих картин мира

 

Он уже все для себя решил. Сначала, конечно, он хотел ее убить, но в еврейских семьях не принято убивать жен за измену. Развестись он тоже не мог — в еврейских семьях не принято разводиться. Особенно в таких семьях, как у него и его жены Адели — в элитных семьях австрийской еврейской диаспоры. В таких семьях брачные союзы заключаются навечно. Деньги должны идти к деньгам, капитал к капиталу. Этот брак был одобрен родителями с обеих сторон. Отец Адели, Мориц Бауэр, крупный банкир, Председатель Ассоциации Австрийских Банкиров, долго искал достойных женихов для своих дочерей, и выбрал братьев Фердинанда и Густава Блох, занимавшихся сахарным производством и имевшим несколько предприятий, акции которых непрерывно росли.

 

История одной из самых дорогих картин мира

 

На свадьбе пировала вся Вена, а после слияния капиталов обе семьи стали Блох-Бауэрами. И теперь крупнейший сахарозаводчик в Европе Фердинанд Блох-Бауэр шел по мостовой и чувствовал, как на его голове, под роскошным атласным цилиндром, растут ветвистые рога. Только ленивый не обсуждал бурный роман его жены Адели и художника Густава Климта. Он не спал много ночей подряд, он лежал и таращился в темноту, пока не придумал свою месть…Адельке…Так он называл ее — не Адель, а Аделька.

 

История одной из самых дорогих картин мира

Адель Блох-Бауэр

 

Пусть он не был таким образованным и начитанным, как Адель, но он тоже кое-что знал, и мог знать, например,что древние индейцы, чтобы разлучить влюбленных, приковывали их цепями друг к другу и держали вместе, пока они не начинали ненавидеть друг друга так же сильно, как недавно любили.

Эта идея пришла ему во сне. Ему приснилось, что его сахарная империя развалилась на маленькие сахарные кусочки, и маленькие человечки растащили все по своим маленьким норкам, а у него остался только портрет его жены Адели.

Он закажет ему (Климту) портрет Адели! И пусть Климт сделает 100 эскизов, пока его не станет выворачивать от нее. Он не сможет долго — ему надо менять натурщиц, любовниц, наложниц, окружающих его женщин. Иначе он задыхается. Недаром ему приписывают четырнадцать внебрачных детей. Пусть пишет этот портрет несколько лет! И пусть Аделька видит, как чувства Климта угасают. Пусть поймет, на кого она его, Фердинанда Блох-Бауэра, променяла!

И расстаться они не смогут. Контракт — дело серьезное. А в нем штраф, превышающий сумму контракта в десятки раз. Фердинанд сможет легко разорить Климта.

 

История одной из самых дорогих картин мира

 

Коллекционная монета с фрагментом «Адель» номиналом 50 евро. Рыночная стоимость — 505 евро.

Фердинанд решил заказать Климту портрет Адели и назвать картину «Портрет Адели Блох-Бауэр», таким образом увековечив свою фамилию.

Обласканный властями Климт был очень модным и востребованным художником, его картины были хорошим вложением капитала, и Фердинанд это отлично понимал. За несколько последних лет Климт и его брат объездили всю страну, оформляя то павильон минеральных вод в Карлсбаде, то столичный Бургтеатр, то виллу императрицы Сисси. В двадцать шесть Климт получил золотой орден «За заслуги», в двадцать восемь — императорскую премию.

 

История одной из самых дорогих картин мира

Густав Климт

 

Поэтому Фердинанд очень тщательно готовил контракт с Климтом, этим вопросом занимались его лучшие юристы, и теперь было важно, чтобы Климт подписал бумаги.

Когда Фердинанд пришел домой, Адель возлежала на кушетке в гостиной и курила, как обычно, сигариллу в мундштуке. Она любила яблочный табак. Ее тонкий гибкий стан напоминал пантеру на отдыхе, так она была грациозна. Тонкие черты лица и темные волосы были хороши. Адель привыкла к счастливому «ничегонеделанью».

Она выросла в очень богатой семье, окруженная армией прислуги. В те времена почему-то девушкам нельзя было обучаться в университете, но родители Адели дали ей хорошее домашнее образование. Адель была дамой весьма романтичной, читала классику на четырех языках и удивительным образом сочетала болезненную воздушную хрупкость с горделивой спесью миллионерши. В замужестве Адель развлекала себя содержанием модного салона, где собирались поэты, художники и весь цвет светского общества Вены. Там они с Густавом и познакомились.

 

История одной из самых дорогих картин мира

Адель Блох-Бауэр

 

Пройдя в гостиную, Фердинанд предложил Адели переодеться, поскольку он пригласил Климта на обед. При упоминании о Климте Адель вспыхнула, и это не укрылось от глаз мужа. Густав Климт прибыл без опоздания, на всякий случай захватив с собой раму для картины.

Очень интересно, но он всегда начинал с рамы. Его брат изготавливал красивую раму, а Климт вписывал туда свой шедевр. Обед прошел спокойно, не считая того, что Густав и Адель упорно не хотелисмотреть друг на друга. Фердинанд же напротив, был весел и непрерывно шутил.

 

История одной из самых дорогих картин мира

Фердинанд Блох-Бауэр

 

После обеда все трое собрались в гостиной, и между ними состоялся примерно такой диалог:

Фердинанд (официально): — Господин Климт! Вы, вероятно, уже догадались, что я пригласил Вас, чтобы сделать заказ и потому захватили с собой подрамник? Я бы хотел заказать Вам необычный портрет моей жены Адели.

Климт: — Чем же он должен быть необычен?

Фердинанд: — Тем, что должен просуществовать минимум несколько веков!

Климт (заинтересованно): — Интересно, интересно… несколько веков. Не знаю. Мне интересно изображать важнейшие точки жизни человека: Зачатие, Беременность, Рождение, Юность, Полдень Жизни, Старость..

Фердинанд: — Но Библию написали люди, Сикстинскую Мадонну нарисовал человек и эти произведения живут в веках! Вот и Вы сделайте портрет моей жены, как Мадонну Австро-Венгерской Империи и пусть этот портрет живёт в веках!

Климт: — Вы ставите передо мной очень трудную задачу!

Фердинанд: — А мы никуда не торопимся. Я заплачу Вам хороший аванс, чтобы Вы не думали о деньгах.

Климт: — Подобная картина может потребовать и дополнительных затрат.

Фердинанд: — Например?

Климт: — Например, платье я хотел бы отделать золотыми пластинами…

Фердинанд: — Если Вы собираетесь отделать платье моей жены золотом, и привлечь внимание к нижней части картины, то я куплю колье в надежде привлечь внимание к верхней части картины.

Адель (иронично): — Вот вы уже всю меня и поделили. Мне остаётся только «сложить ручки на груди», чтобы привлечь внимание к средней части картины.

Фердинанд: — Мне бы хотелось, чтобы портрет моей жены не содержал обнаженных мест, как ваш портрет Юдифи.

Климт: — Разумеется. Я сделаю эскиз, и только после вашего одобрения приступлю к основной работе.

Увидев сумму контракта, Густав Климт подписал его, даже не читая. Он, конечно подозревал, что он гениальный художник, но цена, которую предложил ему Фердинанд, его просто ошеломила.

Около ста эскизов написал Климт к этому портрету. И закончил работу над ней за четыре года.

История одной из самых дорогих картин мира

 

Фердинанд был доволен. Картина была закончена (а ведь многие картины так и остались незаконченными) и полностью отвечала его замыслу. Они с Аделью повесили ее в гостиной их Венского дома.

История одной из самых дорогих картин мира

«Золотая Адель», фрагмент

 

Очевидно, что отношения Климта и Адели плавно угасли. Через некоторое время после начала работы над картиной Адель заболела и Климту приходилось делать затяжные перерывы в работе.

Адель болела, и при этом много курила, чаще всего проводя целый день, не вставая с постели. Бог так и не дал им с Фердинандом детей. Она пыталась родить три раза и каждый раз дети умирали. Всю свою нерастраченную материнскую любовь Адель перенесла на детей своей сестры, особо выделяя свою племянницу Марию Блох-Бауэр. Мария часто приходила посидеть с больной тетей, они обсуждали последние веяния моды и фасоны платьев для первого бала Марии. А также картины художника Климта, которых в доме Адели и Фердинанда набралось уже более десяти штук.

Фердинанд проводил время, посвящая его работе в своей сахарной империи. Он так и не сказал Адели, что знал об ее отношениях с Густавом.

 

История одной из самых дорогих картин мира

Густав Климт

 

Время шло, приближалась Первая Мировая война. «Золотой период» в жизни Климта кончился, уступив место удручающим картинам с изображением смерти и конца света. Климт очень тяжело переносил события, происходящие в мире. Война повлияла на него губительно. И в возрасте 52 лет, в 1918 году, Климт внезапно умер от удара в своей мастерской, на руках у своей извечной спутницы Эмилии Флеге.

 

История одной из самых дорогих картин мира

Эмилия Флеге и Густав Климт

 

Адель пережила его на семь лет и умерла в 1925 году, тихо скончавшись после менингита. Перед смертью Адель попросила Фердинанда завещать три картины, в том числе и «Портрет Адели Блох-Бауэр», венскому музею Бельведер.

Фердинанд жил один, жизнь его становилась все тяжелее и тяжелее, поскольку Австрия в 1938 году вошла в состав Германии, и нацисты начали охоту на австрийских евреев. В этом же году Фердинанду удалось бежать в Швейцарию, бросив все свое имущество на попечение семьи брата.

 

История одной из самых дорогих картин мира

 

Картина оставалась в гостиной, близилась Вторая Мировая Война.

Далее рассказ пойдет о Марии Блох-Бауэр (после замужества — Марии Альтман) — женщины, которая переняла эстафету в истории картины «Портрет Адели Блох Бауэр».

 

История одной из самых дорогих картин мира

Мария Альтман

 

Густав Блох-Бауэр, родной брат Фердинанда, приходился мужем сестры Адель. В их семье было пятеро детей, та самая Мария, навещавшая Адель во время болезни была самой младшей. Как ни странно, жили они очень скромно, одевались просто и детям позволяли только самое дешевое итальянское мороженое. Вне семейного сахарного бизнеса отец Марии был неплохим музыкантом и другом Ротшильда, который привозил в их дом виолончель работы Страдивари, и тогда там собиралась практически вся неравнодушная к высокому искусству Вена.

Когда Мария была подростком, ее связывала нежная дружба с Алоисом Кунстом из гимназии, что была неподолеку от той, где она училась. Она часто приглашала его в дом своей тети Адели и они вместе рассматривали картину. Мария даже пригласила Алоиса на свой первый бал. А это значило, что Алоис был представлен и одобрен родителями Марии, которые считали его культурным и воспитанным молодым человеком. Тетя Адель разрешила Марии надеть свое бриллиантовое колье, в котором позировала Климту. Мария запомнила этот бал на всю жизнь. Они с Алоисом знали, что у картины есть свой секрет. Если смотреть на Адель под определенным углом и загадать желание, то по уголкам губ можно определить улыбается Адель или хмурится. Если улыбается — желание сбудется.

 

История одной из самых дорогих картин мира

Густав Климт, «Танцовщица» (1916-1918 гг.)

 

Но замуж Мария вышла за другого. Фредерик Альтман был оперным певцом, сыном крупного промышленника. Деньги к деньгам, капитал к капиталу. Видимо, его родители были более состоятельными. Они поженились в 1938 году, накануне вторжения Германии в Австрию. Но, несмотря на договорной брак, Мария очень любила своего мужа и прожила с ним всю свою жизнь. Знаменитое бриллиантовое колье, в котором Адель Блох-Бауэр позировала Густаву Климту, ее дядя Фердинанд подарил ей в качестве свадебного подарка.

Когда нацисты начали охоту на австрийских евреев, Фердинанд бежал в Швейцарию, а мужа Фредерика схватили и отправили в Гестапо. Немного позднее он оказался в концентрационном лагере в Дахау, где тысячи евреев превращались в черный дым после того, как передавали все свое имущество немецким властям. Гестаповцы ворвались в дом Марии в Вене и забрали все драгоценности и виолончель Страдивари, а бриллиантовое колье Адели просто сунули в мешок (были очевидцы, что в этом колье несколько раз потом появлялась на людях жена Генриха Гиммлера). Мария ничего не жалела и сразу подписала все нужные бумаги, в которых отказывалась от всего движимого и недвижимого имущества. Она готова была сделать все, только чтобы спасти мужа от смерти.

 

История одной из самых дорогих картин мира

Концлагерь Дахау

 

Мария ждала, что со дня на день заберут и «Золотую Адель». Она почти не удивилась, когда за картиной, в сопровождении отряда гестаповцев, пришел ее школьный друг Алоис Кунст. Кунст сотрудничал с фашистами, собирая для них коллекцию живописи, часть которой осела в тайниках и подвалах Третьего Рейха. Когда она спросила, как он мог стать предателем, он сказал, что так он может сделать для Австрии гораздо больше.

Адольф Гитлер положительно относился к творчеству Густава Климта. Они встречались с Климтом, когда Гитлер пытался поступить в Академию Живописи в Вене. Тогда Климт уже был почетным профессором этой академии. В то время Гитлер зарабатывал себе на жизнь тем, что рисовал небольшие картинки с видами Вены и продавал их туристам в ресторанах и трактирах. Он пришел к Климту, чтобы показать свои работы и, может быть, взять несколько уроков живописи. По доброте душевной, Климт объявил Гитлеру, что тот гений и ему уроков брать не нужно. Гитлер ушел от Климта очень довольный, а своим друзьям заявил, что его признал сам Климт. В Академию живописи Гитлер так и не поступил, вместо него туда взяли Оскара Кокошку, еврея по национальности. Может поэтому Гитлер как-то сказал, что его ненависть к евреям — это сугубо личное.

 

История одной из самых дорогих картин мира

Картины Адольфа Гитлера

 

А вот полотен Климта эта ненависть не коснулась, их приказано было оберегать, несмотря на еврейское происхождение автора.

Когда «Золотая Адель» уехала из родного дома, фюрер не принял ее в свою коллекцию: Адель была откровенной еврейкой, и, как вы сами понимаете, такая картина никак не могла висеть ни в Рейхстаге, ни в других местах фашистской Германии. Именно поэтому стоит заострить внимание на внешности Адели Блох-Бауэр, которая спасла картину от гибели. Картина исчезла. Никто не знает, где был портрет Адели все военные годы.

 

История одной из самых дорогих картин мира

 

Бережно хранимая…Алоисом Кунстом, в идеальном состоянии, она всплыла после окончания войны и поселилась в центральном музее Бельведер в Вене. А Алоис Кунст стал директором этого музея и продолжал хранить свою любимую реликвию.

 

История одной из самых дорогих картин мира

Музей Бельведер, Вена

 

Фердинанд Блох-Бауэр скончался в ноябре 1945 года, в полном одиночестве. Никто из родственников не смог проводить его в последний путь.

Марии с мужем повезло: следователем в Гестапо был знакомый Альтмана, с которым Фредерик занимался альпинизмом и однажды спас его, вытащив из пропасти. Они бежали по поддельным документам. Гестапо преследовало их. Мария вспоминала, как в самолете, который вылетал из Вены в Лондон и уже выруливал на взлетную полосу, вдруг выключились двигатели и вошли вооруженные гестаповцы с автоматами. Альтманы сидели вцепившись в кресла, думая, что это за ними. Но тогда вывели кого-то другого.

Мария Альтман бережно хранила порванные чулки, в которых они с мужем перелезали через колючую проволоку. Она считала их символом своей свободы. Супруги Альтман перебрались сначала в Англию, а потом в США. Через некоторое время Мария получила американское гражданство.

Все было спокойно, до тех пор, пока настырный журналист Хубертус Чернин не откопал завещание Фердинанда Блох-Бауэра оставленное перед смертью в Швейцарии, отменявшее все предыдущие завещания. В нем Фердинанд завещал все имущество своим племянникам — детям брата Густава Блох-Бауэра. Капитал, по его мнению, должен был работать для семьи. На тот момент в живых осталась одна Мария, да и той уже было за 80 лет. Но Хубертус понимал, что это его звездный час. Несмотря на свое графское происхождение, он был беден, но любил жить на широкую ногу. Он понимал, что американская миллионерша отвалит неплохую сумму за такую информацию. Так оно и произошло. Мария считала себя вечной должницей перед ним.

 

История одной из самых дорогих картин мира

Адвокат Рендол Шенберг с наследницей Марией Альтман, между ними изображение «Золотой Адели» Густава Климта. Иллюстрация: Катарина Кляйн

м

Вся Австрия всполошилась, как осиное гнездо! Заголовки австрийских газет вопили: «Австрия лишается своей реликвии!!!», «Не дадим Америке наше национальное достояние!!!». В полицию посыпались угрозы о том, что картина будет уничтожена, но в Америку не поедет. В конце концов дирекция музея решила убрать «Золотую Адель», от греха подальше, в запасники.

Удивительно, но Джордж Буш-младший, используя какие-то свои рычаги, не давал хода делу о картинах. Он совершенно не хотел портить отношения с австрийцами. Мария Альтман билась за свое имущество долгих семь лет. Суды занимались отписками и придумывали причины, чтобы не рассматривать это дело. Но адвокаты Марии провели расследование и выяснили, что Фердинанд Блох-Бауэр имел гражданство Чехии, и сумели добиться переноса судебного слушания на территорию США, поскольку на бумаге гражданка США просила узаконить завещание гражданина Чехии. «При чем же здесь Австрия?» — спрашивали они.

И Австрия оказалась ни при чем. И по решению Высшего Суда США Австрия была обязана вернуть пять картин Густава Климта, в том числе и «Портрет Адели Блох-Бауэр», законной наследнице — Марии Альтман.

 

История одной из самых дорогих картин мира

 

Четыре картины, которые были возвращены Марии Альтман вместе с «Портретом Адели Блох-Бауэр». По часовой стрелке: «Березовая роща» (1903), «Портрет Адели Блох-Бауэр-2» (1912), «Дома в Унтерахе близ Аттерзее» (1916), «Яблоня I» (1912)

Мария была счастлива и не настаивала на том, чтобы картины покидали пределы Австрии. Она просила выплатить ей их рыночную стоимость. За все пять картин была назначена цена в 155 млн. долларов. Такая сумма была неподъемной для министерства культуры Австрии.

Вся Австрия встала на защиту «Золотой Адели». Австрия предприняла беспрецедентные в истории государства меры по спасению национального достояния. Велись переговоры с банками о займе на покупку картин. Правительство страны обратилось к населению с просьбой о помощи, намереваясь выпустить «облигации Климта». Общественность объявила подписку по сбору средств. Пожертвования стали поступать, при том не только от австрийцев. Правительство Австрии почти собрало требуемую сумму.

 

История одной из самых дорогих картин мира

 

Но поднятый вокруг картин ажиотаж взвинтил их рыночную стоимость. У Марии Альтман был редкий шанс войти в историю Австрии, проявив благородство и оставив полотна Климта на его Родине. Конечно, не безвозмездно, и первоначальная оценка в 155 млн долларов рассматривалась в Австрии как справедливая компенсация. Однако Мария решила поднять цену до 300 млн. долларов…

Проводить «Золотую Адель» пришли тысячи жителей Вены, люди съезжались со всей Австрии. Толпы людей выстроились вдоль улиц, по которым в бронированных автомобилях вывозили реликвии. Некоторые люди плакали. Шутка ли, Портрет Адели был символом Австрии на протяжении почти 100 лет.

 

 

История одной из самых дорогих картин мира

Постер «Чао Адель». Социальная реклама в Вене, посвященная отправке «Адель» в США (февраль 2006)

 

 

Через некоторое время за 135 миллонов долларов Мария Альтман продала «Портрет Адели Блох- Бауэр» Рональду Лаудэру, владельцу парфюмерного концерна «Эсти Лаудэр». Рональд Лаудэр построил новый дом для Золотой Адели, который назвали «Музеем австрийского и немецкого искусства», и на сегодняшний день картина находится там.

Журналист Хубертус Чернин так и не смог воспользоваться полученными деньгами от Марии Альтман, потому что скончался через четыре месяца после вывоза картин Климта. Официальная версия полиции — сердечный приступ.

Мария Альтман умерла в 2011 году в возрасте 94 года.

Но Золотая Адель по сей день очень популярна в мире.

Ей пишут стихи:

Из каких мне неведомых дальних земель

Ты вошла в мою жизнь, золотая Адель?

Твоей шеи изгиб, твоих губ розанель –

Всё так дивно в тебе, золотая Адель…

Опечаленных глаз твоих сладостный хмель

Ранит душу забытой мечтою, ma Belle,

И излом нежных рук, и румянца пастель –

Всё лишь ты, только ты — золотая Адель…

Ты сидишь королевой на троне… Ужель

Твоя краткая жизнь, как качель-карусель,

Промелькнёт, мудро встретив фатальную цель?

Погоди! Будь со мной, золотая Адель…

Ее тиражируют, как могут:

 

История одной из самых дорогих картин мира

 

Все участники событий ушли в мир иной, а Золотая Адель жива и будет жить в веках, как того и хотел Фердинанд Блох-Бауэр.

 

Давайте я вам еще что нибудь интересное из мира творчества напомню : Арбузный карвинг от Клайва Купера и оказывается «Черный квадрат» Малевича - это плагиат. А вот как вы думаете Сложно ли это нарисовать ? ну и сразу уж посмотрите Как научиться быстро разбираться в искусстве?. И из современного - Гиперреалистичные скульптуры Рона Мьюека Оригинал статьи находится на сайте ИнфоГлаз.рф Ссылка на статью, с которой сделана эта копия - http://infoglaz.ru/?p=50553

masterok.livejournal.com

«Золотая Адель» — удивительная история одной из самых дорогих картин мира

 

Это история, в которой есть любовь и ненависть, измена и месть, погоня и жертвоприношение. Морали здесь нет — какая может быть мораль у истории, в которой участвуют гений Густав Климт, роковая женщина Адель Блох-Бауэр, картина стоимостью 135 миллионов долларов, Адольф Гитлер, Джордж Буш-младший, Правительство США и народ Австрии?

Наверное, вы уже догадались, что речь идет о картине Густава Климта «Портрет Адели Блох-Бауэр», или «Золотой Адели».

А начиналось все так:

1904 год. Фердинанд Блох-Бауэр шел по мощеному тротуару, насвистывая веселую мелодию, помахивая тростью, иногда останавливаясь и вежливо кланяясь встречным господам.

 

Он уже все для себя решил. Сначала, конечно, он хотел ее убить, но в еврейских семьях не принято убивать жен за измену. Развестись он тоже не мог — в еврейских семьях не принято разводиться. Особенно в таких семьях, как у него и его жены Адели — в элитных семьях австрийской еврейской диаспоры. В таких семьях брачные союзы заключаются навечно. Деньги должны идти к деньгам, капитал к капиталу.

 Этот брак был одобрен родителями с обеих сторон. Отец Адели, Мориц Бауэр, крупный банкир, Председатель Ассоциации Австрийских Банкиров, долго искал достойных женихов для своих дочерей, и выбрал братьев Фердинанда и Густава Блох, занимавшихся сахарным производством и имевшим несколько предприятий, акции которых непрерывно росли.

На свадьбе пировала вся Вена, а после слияния капиталов обе семьи стали Блох-Бауэрами. И теперь крупнейший сахарозаводчик в Европе Фердинанд Блох-Бауэр шел по мостовой и чувствовал, как на его голове, под роскошным атласным цилиндром, растут ветвистые рога. Только ленивый не обсуждал бурный роман его жены Адели и художника Густава Климта. Он не спал много ночей подряд, он лежал и таращился в темноту, пока не придумал свою месть…Адельке…Так он называл ее — не Адель, а Аделька.

Адель Блох-Бауэр

Пусть он не был таким образованным и начитанным, как Адель, но он тоже кое-что знал, и мог знать, например,что древние индейцы, чтобы разлучить влюбленных, приковывали их цепями друг к другу и держали вместе, пока они не начинали ненавидеть друг друга так же сильно, как недавно любили.

Эта идея пришла ему во сне. Ему приснилось, что его сахарная империя развалилась на маленькие сахарные кусочки, и маленькие человечки растащили все по своим маленьким норкам, а у него остался только портрет его жены Адели.

Он закажет ему (Климту) портрет Адели! И пусть Климт сделает 100 эскизов, пока его не станет выворачивать от нее. Он не сможет долго — ему надо менять натурщиц, любовниц, наложниц, окружающих его женщин. Иначе он задыхается. Недаром ему приписывают четырнадцать внебрачных детей. Пусть пишет этот портрет несколько лет! И пусть Аделька видит, как чувства Климта угасают. Пусть поймет, на кого она его, Фердинанда Блох-Бауэра, променяла!

И расстаться они не смогут. Контракт — дело серьезное. А в нем штраф, превышающий сумму контракта в десятки раз. Фердинанд сможет легко разорить Климта.

Коллекционная монета с фрагментом «Адель» номиналом 50 евро. Рыночная стоимость — 505 евро.

Фердинанд решил заказать Климту портрет Адели и назвать картину «Портрет Адели Блох-Бауэр», таким образом увековечив свою фамилию.

Обласканный властями Климт был очень модным и востребованным художником, его картины были хорошим вложением капитала, и Фердинанд это отлично понимал. За несколько последних лет Климт и его брат объездили всю страну, оформляя то павильон минеральных вод в Карлсбаде, то столичный Бургтеатр, то виллу императрицы Сисси. В двадцать шесть Климт получил золотой орден «За заслуги», в двадцать восемь — императорскую премию.

Густав Климт

Поэтому Фердинанд очень тщательно готовил контракт с Климтом, этим вопросом занимались его лучшие юристы, и теперь было важно, чтобы Климт подписал бумаги.

Когда Фердинанд пришел домой, Адель возлежала на кушетке в гостиной и курила, как обычно, сигариллу в мундштуке. Она любила яблочный табак. Ее тонкий гибкий стан напоминал пантеру на отдыхе, так она была грациозна. Тонкие черты лица и темные волосы были хороши. Адель привыкла к счастливому «ничегонеделанью».

Она выросла в очень богатой семье, окруженная армией прислуги. В те времена почему-то девушкам нельзя было обучаться в университете, но родители Адели дали ей хорошее домашнее образование. Адель была дамой весьма романтичной, читала классику на четырех языках и удивительным образом сочетала болезненную воздушную хрупкость с горделивой спесью миллионерши. В замужестве Адель развлекала себя содержанием модного салона, где собирались поэты, художники и весь цвет светского общества Вены. Там они с Густавом и познакомились.

Адель Блох-Бауэр

Пройдя в гостиную, Фердинанд предложил Адели переодеться, поскольку он пригласил Климта на обед. При упоминании о Климте Адель вспыхнула, и это не укрылось от глаз мужа. Густав Климт прибыл без опоздания, на всякий случай захватив с собой раму для картины.

Очень интересно, но он всегда начинал с рамы. Его брат изготавливал красивую раму, а Климт вписывал туда свой шедевр. Обед прошел спокойно, не считая того, что Густав и Адель упорно не хотели смотреть друг на друга. Фердинанд же напротив, был весел и непрерывно шутил.

Фердинанд Блох-Бауэр

После обеда все трое собрались в гостиной, и между ними состоялся примерно такой диалог:

Фердинанд (официально): — Господин Климт! Вы, вероятно, уже догадались, что я пригласил Вас, чтобы сделать заказ и потому захватили с собой подрамник? Я бы хотел заказать Вам необычный портрет моей жены Адели.

Климт: — Чем же он должен быть необычен?

Фердинанд: — Тем, что должен просуществовать минимум несколько веков!

Климт (заинтересованно): — Интересно, интересно… несколько веков. Не знаю. Мне интересно изображать важнейшие точки жизни человека: Зачатие, Беременность, Рождение, Юность, Полдень Жизни, Старость..

Фердинанд: — Но Библию написали люди, Сикстинскую Мадонну нарисовал человек и эти произведения живут в веках! Вот и Вы сделайте портрет моей жены, как Мадонну Австро-Венгерской Империи и пусть этот портрет живёт в веках!

Климт: — Вы ставите передо мной очень трудную задачу!

Фердинанд: — А мы никуда не торопимся. Я заплачу Вам хороший аванс, чтобы Вы не думали о деньгах.

Климт: — Подобная картина может потребовать и дополнительных затрат.

Фердинанд: — Например?

Климт: — Например, платье я хотел бы отделать золотыми пластинами…

Фердинанд: — Если Вы собираетесь отделать платье моей жены золотом, и привлечь внимание к нижней части картины, то я куплю колье в надежде привлечь внимание к верхней части картины.

Адель (иронично): — Вот вы уже всю меня и поделили. Мне остаётся только «сложить ручки на груди», чтобы привлечь внимание к средней части картины.

Фердинанд: — Мне бы хотелось, чтобы портрет моей жены не содержал обнаженных мест, как ваш портрет Юдифи.

Климт: — Разумеется. Я сделаю эскиз, и только после вашего одобрения приступлю к основной работе.

Увидев сумму контракта, Густав Климт подписал его, даже не читая. Он, конечно, подозревал, что является гениальным художником, но цена, которую предложил ему Фердинанд, его просто ошеломила.

Около ста эскизов написал Климт к этому портрету. И  работал над ним  четыре года.

Фердинанд был доволен. Картина была закончена (а ведь многие картины так и остались незаконченными) и полностью отвечала его замыслу. Они с Аделью повесили ее в гостиной их Венского дома.

«Золотая Адель», фрагмент

Очевидно, что отношения Климта и Адели плавно угасли. Через некоторое время после начала работы над картиной Адель заболела и Климту приходилось делать затяжные перерывы в работе.

Адель болела, и при этом много курила, чаще всего проводя целый день, не вставая с постели. Бог так и не дал им с Фердинандом детей. Она пыталась родить три раза и каждый раз дети умирали. Всю свою нерастраченную материнскую любовь Адель перенесла на детей своей сестры, особо выделяя свою племянницу Марию Блох-Бауэр. Мария часто приходила посидеть с больной тетей, они обсуждали последние веяния моды и фасоны платьев для первого бала Марии. А также картины художника Климта, которых в доме Адели и Фердинанда набралось уже более десяти штук.

Фердинанд проводил время, посвящая его работе в своей сахарной империи. Он так и не сказал Адели, что знал о ее отношениях с Густавом.

Густав Климт

Время шло, приближалась Первая Мировая война. «Золотой период» в жизни Климта кончился, уступив место удручающим картинам с изображением смерти и конца света. Климт очень тяжело переносил события, происходящие в мире. Война повлияла на него губительно. И в возрасте 52 лет, в 1918 году, Климт внезапно умер от удара в своей мастерской, на руках у своей извечной спутницы Эмилии Флеге.

Эмилия Флеге и Густав Климт

Адель пережила его на семь лет и умерла в 1925 году, тихо скончавшись после менингита. Перед смертью Адель попросила Фердинанда завещать три картины, в том числе и «Портрет Адели Блох-Бауэр», венскому музею Бельведер.

Фердинанд жил один, жизнь его становилась все тяжелее и тяжелее, поскольку Австрия в 1938 году вошла в состав Германии, и нацисты начали охоту на австрийских евреев. В этом же году Фердинанду удалось бежать в Швейцарию, бросив все свое имущество на попечение семьи брата.

Картина оставалась в гостиной, близилась Вторая Мировая Война.

Далее рассказ пойдет о Марии Блох-Бауэр (после замужества — Марии Альтман) — женщины, которая переняла эстафету в истории картины «Портрет Адели Блох Бауэр».

Мария Альтман

Густав Блох-Бауэр, родной брат Фердинанда, приходился мужем сестры Адель. В их семье было пятеро детей, та самая Мария, навещавшая Адель во время болезни была самой младшей. Как ни странно, жили они очень скромно, одевались просто и детям позволяли только самое дешевое итальянское мороженое. Вне семейного сахарного бизнеса отец Марии был неплохим музыкантом и другом Ротшильда, который привозил в их дом виолончель работы Страдивари, и тогда там собиралась практически вся неравнодушная к высокому искусству Вена.

Когда Мария была подростком, ее связывала нежная дружба с Алоисом Кунстом из гимназии, что была неподалеку от той, где она училась. Она часто приглашала его в дом своей тети Адели и они вместе рассматривали картину. Мария даже пригласила Алоиса на свой первый бал. А это значило, что Алоис был представлен и одобрен родителями Марии, которые считали его культурным и воспитанным молодым человеком.

 Тетя Адель разрешила Марии надеть свое бриллиантовое колье, в котором позировала Климту. Мария запомнила этот бал на всю жизнь. Они с Алоисом знали, что у картины есть свой секрет. Если смотреть на Адель под определенным углом и загадать желание, то по уголкам губ можно определить улыбается Адель или хмурится. Если улыбается — желание сбудется.

Густав Климт, «Танцовщица» (1916-1918 гг.)

Но замуж Мария вышла за другого. Фредерик Альтман был оперным певцом, сыном крупного промышленника. Деньги к деньгам, капитал к капиталу. Видимо, его родители были более состоятельными. Они поженились в 1938 году, накануне вторжения Германии в Австрию. Но, несмотря на договорной брак, Мария очень любила своего мужа и прожила с ним всю свою жизнь. Знаменитое бриллиантовое колье, в котором Адель Блох-Бауэр позировала Густаву Климту, ее дядя Фердинанд подарил ей в качестве свадебного подарка.

Когда нацисты начали охоту на австрийских евреев, Фердинанд бежал в Швейцарию, а мужа Марии Фредерика схватили и отправили в Гестапо. Немного позднее он оказался в концентрационном лагере в Дахау, где тысячи евреев превращались в черный дым после того, как передавали все свое имущество немецким властям.

Гестаповцы ворвались в дом Марии в Вене и забрали все драгоценности и виолончель Страдивари, а бриллиантовое колье Адели просто сунули в мешок (были очевидцы, что в этом колье несколько раз потом появлялась на людях жена Генриха Гиммлера). Мария ничего не жалела и сразу подписала все нужные бумаги, в которых отказывалась от всего движимого и недвижимого имущества. Она готова была сделать все, только чтобы спасти мужа от смерти.

Концлагерь Дахау

Мария ждала, что со дня на день заберут и «Золотую Адель». Она почти не удивилась, когда за картиной, в сопровождении отряда гестаповцев, пришел ее школьный друг Алоис Кунст. Кунст сотрудничал с фашистами, собирая для них коллекцию живописи, часть которой осела в тайниках и подвалах Третьего Рейха. Когда она спросила, как он мог стать предателем, он сказал, что так он может сделать для Австрии гораздо больше.

Адольф Гитлер положительно относился к творчеству Густава Климта. Они встречались с Климтом, когда Гитлер пытался поступить в Академию Живописи в Вене. Тогда Климт уже был почетным профессором этой академии. В то время Гитлер зарабатывал себе на жизнь тем, что рисовал небольшие картинки с видами Вены и продавал их туристам в ресторанах и трактирах. Он пришел к Климту, чтобы показать свои работы и, может быть, взять несколько уроков живописи.

 По доброте душевной, Климт объявил Гитлеру, что тот гений и ему уроков брать не нужно. Гитлер ушел от Климта очень довольный, а своим друзьям заявил, что его признал сам Климт. В Академию живописи Гитлер так и не поступил, вместо него туда взяли Оскара Кокошку, еврея по национальности. Может поэтому Гитлер как-то сказал, что его ненависть к евреям — это сугубо личное.

Картины Адольфа Гитлера

А вот полотен Климта эта ненависть не коснулась, их приказано было оберегать, несмотря на еврейское происхождение автора.

Когда «Золотая Адель» уехала из родного дома, фюрер не принял ее в свою коллекцию: Адель была откровенной еврейкой, и, как вы сами понимаете, такая картина никак не могла висеть ни в Рейхстаге, ни в других местах фашистской Германии. Именно поэтому стоит заострить внимание на внешности Адели Блох-Бауэр, которая спасла картину от гибели. Картина исчезла. Никто не знает, где был портрет Адели все военные годы.

Бережно хранимая…Алоисом Кунстом, в идеальном состоянии, она всплыла после окончания войны и поселилась в центральном музее Бельведер в Вене. А Алоис Кунст стал директором этого музея и продолжал хранить свою любимую реликвию.

Музей Бельведер, Вена

Фердинанд Блох-Бауэр скончался в ноябре 1945 года, в полном одиночестве. Никто из родственников не смог проводить его в последний путь.

Марии с мужем повезло: следователем в Гестапо был знакомый Альтмана, с которым Фредерик занимался альпинизмом и однажды спас его, вытащив из пропасти. Они бежали по поддельным документам. Гестапо преследовало их. Мария вспоминала, как в самолете, который вылетал из Вены в Лондон и уже выруливал на взлетную полосу, вдруг выключились двигатели и вошли вооруженные гестаповцы с автоматами. Альтманы сидели вцепившись в кресла, думая, что это за ними. Но тогда вывели кого-то другого.

Мария Альтман бережно хранила порванные чулки, в которых они с мужем перелезали через колючую проволоку. Она считала их символом своей свободы. Супруги Альтман перебрались сначала в Англию, а потом в США. Через некоторое время Мария получила американское гражданство.

Все было спокойно, до тех пор, пока настырный журналист Хубертус Чернин не откопал завещание Фердинанда Блох-Бауэра оставленное перед смертью в Швейцарии, отменявшее все предыдущие завещания. В нем Фердинанд завещал все имущество своим племянникам — детям брата Густава Блох-Бауэра. Капитал, по его мнению, должен был работать для семьи. На тот момент в живых осталась одна Мария, да и той уже было за 80 лет. Но Хубертус понимал, что это его звездный час. Несмотря на свое графское происхождение, он был беден, но любил жить на широкую ногу. Он понимал, что американская миллионерша отвалит неплохую сумму за такую информацию. Так оно и произошло. Мария считала себя вечной должницей перед ним.

Адвокат Рендол Шенберг с наследницей Марией Альтман, между ними изображение «Золотой Адели» Густава Климта. Иллюстрация: Катарина Кляйн

Вся Австрия всполошилась, как осиное гнездо! Заголовки австрийских газет вопили: «Австрия лишается своей реликвии!!!», «Не дадим Америке наше национальное достояние!!!». В полицию посыпались угрозы о том, что картина будет уничтожена, но в Америку не поедет. В конце концов дирекция музея решила убрать «Золотую Адель», от греха подальше, в запасники.

Удивительно, но Джордж Буш-младший, используя какие-то свои рычаги, не давал хода делу о картинах. Он совершенно не хотел портить отношения с австрийцами. Мария Альтман билась за свое имущество долгих семь лет. Суды занимались отписками и придумывали причины, чтобы не рассматривать это дело. Но адвокаты Марии провели расследование и выяснили, что Фердинанд Блох-Бауэр имел гражданство Чехии, и сумели добиться переноса судебного слушания на территорию США, поскольку на бумаге гражданка США просила узаконить завещание гражданина Чехии. «При чем же здесь Австрия?» — спрашивали они.

И Австрия оказалась ни при чем. И по решению Высшего Суда США Австрия была обязана вернуть пять картин Густава Климта, в том числе и «Портрет Адели Блох-Бауэр», законной наследнице — Марии Альтман.

Четыре картины, которые были возвращены Марии Альтман вместе с «Портретом Адели Блох-Бауэр». По часовой стрелке: «Березовая роща» (1903), «Портрет Адели Блох-Бауэр-2» (1912), «Дома в Унтерахе близ Аттерзее» (1916), «Яблоня I» (1912)

Мария была счастлива и не настаивала на том, чтобы картины покидали пределы Австрии. Она просила выплатить ей их рыночную стоимость. За все пять картин была назначена цена в 155 млн. долларов. Такая сумма была неподъемной для министерства культуры Австрии.

Вся Австрия встала на защиту «Золотой Адели». Австрия предприняла беспрецедентные в истории государства меры по спасению национального достояния. Велись переговоры с банками о займе на покупку картин. Правительство страны обратилось к населению с просьбой о помощи, намереваясь выпустить «облигации Климта». Общественность объявила подписку по сбору средств. Пожертвования стали поступать, при том не только от австрийцев. Правительство Австрии почти собрало требуемую сумму.

Но поднятый вокруг картин ажиотаж взвинтил их рыночную стоимость. У Марии Альтман был редкий шанс войти в историю Австрии, проявив благородство и оставив полотна Климта на его Родине. Конечно, не безвозмездно, и первоначальная оценка в 155 млн долларов рассматривалась в Австрии как справедливая компенсация. Однако Мария решила поднять цену до 300 млн. долларов…

Проводить «Золотую Адель» пришли тысячи жителей Вены, люди съезжались со всей Австрии. Толпы людей выстроились вдоль улиц, по которым в бронированных автомобилях вывозили реликвии. Некоторые люди плакали. Шутка ли, Портрет Адели был символом Австрии на протяжении почти 100 лет.

Постер «Чао Адель». Социальная реклама в Вене, посвященная отправке «Адель» в США (февраль 2006)

Через некоторое время за 135 миллионов долларов Мария Альтман продала «Портрет Адели Блох- Бауэр» Рональду Лаудэру, владельцу парфюмерного концерна «Эсти Лаудэр». Рональд Лаудэр построил новый дом для Золотой Адели, который назвали «Музеем австрийского и немецкого искусства», и на сегодняшний день картина находится там.

Журналист Хубертус Чернин так и не смог воспользоваться полученными деньгами от Марии Альтман, потому что скончался через четыре месяца после вывоза картин Климта. Официальная версия полиции — сердечный приступ.

Мария Альтман умерла в 2011 году в возрасте 94 года.

Золотая Адель по сей день очень популярна в мире.

Ей пишут стихи:

Из каких мне неведомых дальних земельТы вошла в мою жизнь, золотая Адель?Твоей шеи изгиб, твоих губ розанель —Всё так дивно в тебе, золотая Адель…

Опечаленных глаз твоих сладостный хмельРанит душу забытой мечтою, ma Belle,И излом нежных рук, и румянца пастель —Всё лишь ты, только ты — золотая Адель…

Ты сидишь королевой на троне…УжельТвоя краткая жизнь, как качель-карусель,Промелькнёт, мудро встретив фатальную цель?Погоди! Будь со мной, золотая Адель…

Ее тиражируют, как могут:

Все участники событий ушли в мир иной, а Золотая Адель жива и будет жить в веках, как того и хотел Фердинанд Блох-Бауэр.

Автор: Наталья Рыкова, источник: adme

www.irinalem.net

Невероятная история одной картины «Золотая Адель»

"Золотая Адель" фрагмент

Богатый еврей узнает, что жена изменяет с художником. Он заказывает у соперника портрет жены за огромную сумму. 4 года на эскизы. Результат: великая картина. Хотя любовь, разумеется, прошла.

Эта история, в которой есть любовь и ненависть, измена и месть, погоня и жертвоприношение. Морали в этой истории нет, какая может быть мораль у истории, в которой участвуют гений Густав Климт, роковая женщина Адель Блох Бауэр, картина стоимостью 135 миллионов долларов, Адольф Гитлер, Джорж Буш младший, Правительство США и народ Австрии. Наверное, вы уже догадались, что речь идет о картине Густава Климта «Портрет Адели Блох-Бауэр» или «Золотой Адели», еще эту картину называют «Австрийской Моной Лизой».

А начиналась все так:

1904 год. Фердинанд Блох-Бауэр шел по мощеному тротуару, насвистывая веселую мелодию, помахивая тростью, иногда останавливаясь и вежливо кланяясь встречным господам.

Он уже все для себя решил. Сначала, конечно, он хотел ее убить, но в еврейских семьях не принято убивать жен за измену. Развестись он тоже не мог, в еврейских семьях не принято разводиться. Особенно в таких семьях, как у него и его жены Адели - в элитных семьях австрийской еврейской диаспоры. В таких семьях брачные союзы заключаются навечно. Деньги должны идти к деньгам, капитал к капиталу. Этот брак был одобрен родителями с обеих сторон. Отец Адели, Мориц Бауэр, крупный банкир, Председатель Ассоциации Австрийских Банкиров, долго искал достойных женихов для своих дочерей, и выбрал братьев Фердинанда и Густава Блох, которые занимались сахарным производством и имели несколько предприятий, акции которых непрерывно росли.

На свадьбе пировала вся Вена, а после слияния капиталов обе семьи стали Блох-Бауэрами. И теперь крупнейший сахарозаводчик в Европе, Фердинанд Блох-Бауэр шел по мостовой и чувствовал, как на его голове, под роскошным атласным цилиндром, растут ветвистые рога. Только ленивый не обсуждал бурный роман его жены Адели и художника Густава Климта. Он не спал много ночей подряд, он лежал и таращился в темноту, пока не придумал свою месть. Адельке…Так он называл ее, не Адель, а Аделька.

Пусть он не был таким образованным и начитанным, как Адель, но он тоже кое-что знал, и мог знать, например,что древние индейцы, чтобы разлучить влюбленных, приковывали их цепями друг к другу и держали вместе, пока они не начинали ненавидеть друг друга также сильно, как недавно любили.

Эта идея пришла ему во сне. Он закажет ему (Климту) портрет Адели! И пусть Климт сделает 100 эскизов, пока его не станет выворачивать от нее. Он не сможет долго, ему надо менять натурщиц, любовниц, наложниц, окружающих его женщин, иначе он задыхается. Не даром ему приписывают четырнадцать внебрачных детей. Пусть пишет этот портрет несколько лет! И пусть Аделька видит, как чувства Климта угасают. Пусть поймет, на кого она его, Фердинанда Блох-Бауэра, променяла! И расстаться они не смогут. Контракт - дело серьезное. А в контракте штраф, превышающий сумму контракта в десятки раз. Фердинанд может легко разорить Климта.

Эмилия Флёге и Густав Климт

Ему приснилось, что его сахарная империя развалилась на маленькие сахарные кусочки и маленькие человечки растащили все по своим маленьким норкам, а у него остался только портрет его жены Адели. Фердинанд решил заказать Климту портрет Адели и назвать картину «Портрет Адели Блох-Бауэр», таким образом увековечив свою фамилию.

Обласканный властями Климт был очень модным и востребованным художником и его картины были хорошим вложением капитала, и Фердинанд это отлично понимал. За несколько последних лет Климт и его брат объездили всю страну, оформляя то павильон минеральных вод в Карлсбаде, то столичный Бургтеатр, то виллу императрицы Сисси. В двадцать шесть Климт получил золотой орден “За заслуги”, в двадцать восемь — императорскую премию.

Поэтому Фердинанд очень тщательно готовил контракт с Климтом, этим вопросом занимались его лучшие юристы, и теперь было важно, чтобы Климт подписал бумаги.

Когда Фердинанд пришел домой, Адель возлежала на кушетке в гостиной и курила, как обычно, сигариллу в мундштуке. Она любила яблочный табак. Ее тонкий гибкий стан напоминал пантеру на отдыхе, так она была грациозна. Тонкие черты лица и темные волосы были хороши, хотя и выдавали в ней явное еврейское происхождение. Адель привыкла к счастливому «ничегонеделанью». Она выросла в очень богатой семье, окруженная армией прислуги. В те времена почему-то девушкам нельзя было обучаться в университете, но родители Адели дали ей хорошее домашнее образование. Адель была дамой весьма романтичной, читала классику на четырех языках и удивительным образом сочетала болезненную воздушную хрупкость с горделивой спесью миллионерши. В замужестве Адель развлекала себя содержанием модного салона, где собирались поэты, художники и весь цвет светского общества Вены. Там они с Густавом и познакомились.

Пройдя в гостиную, Фердинанд предложил Адели переодеться, поскольку он пригласил Климта на обед. При упоминании о Климте Адель вспыхнула, и это не укрылось от глаз мужа. Густав Климт прибыл без опоздания, на всякий случай захватив с собой раму для картины. Очень интересно, но он всегда начинал с рамы. Его брат изготавливал красивую раму, а Климт вписывал туда свой шедевр. Обед прошел спокойно, не считая того, что Густав и Адель упорно не хотели смотреть друг на друга. Фердинанд же напротив, был весел и непрерывно шутил.

После обеда все трое собрались в гостиной. И между ними состоялся примерно такой диалог.

Фердинанд (официально):

- Господин Климт! Вы, вероятно, уже догадались, что я пригласил Вас, чтобы сделать заказ и потому захватили с собой подрамник? Я бы хотел заказать Вам необычный портрет моей жены Адели.

Климт: - Чем же он должен быть необычен?

Фердинанд: - Тем, что должен просуществовать минимум несколько веков!

Климт (заинтересованно): - Интересно, интересно... несколько веков. Не знаю. Мне интересно изображать важнейшие точки жизни человека: Зачатие, Беременность, Рождение, Юность, Полдень Жизни, Старость..

Фердинанд: - Но Библию написали люди, Сикстинскую Мадонну нарисовал человек и эти произведения живут в веках! Вот и Вы сделайте портрет моей жены, как Мадонну Австро-Венгерской Империи и пусть этот портрет живёт в веках!

Климт: - Вы ставите передо мной очень трудную задачу!

Фердинанд: - А мы никуда не торопимся. Я заплачу Вам хороший аванс, чтобы Вы не думали о деньгах.

Климт: - Подобная картина может потребовать и дополнительных затрат.

Фердинанд: - Например?

Климт: - Например, платье я хотел бы отделать золотыми пластинами...

Фердинанд: - Если Вы собираетесь отделать платье моей жены золотом, и привлечь внимание к нижней части картины, то я куплю колье в надежде привлечь внимание к верхней части картины.

Адель (иронично): - Вот вы уже всю меня и поделили. Мне остаётся только «сложить ручки на груди», чтобы привлечь внимание к средней части картины.

Коллекционная монета с фрагментом "Адель" номиналом 50 евро. Рыночная стоимость 505 евро.

Фердинанд:- Мне бы хотелось, чтобы портрет моей жены не содержал обнаженных мест, как ваш портрет Юдифи.

Климт: - Разумеется. Я сделаю эскиз, и только после вашего одобрения приступлю к основной работе.

Увидев сумму контракта, Густав Климт подписал его, даже не читая. Он, конечно подозревал, что он гениальный художник, но цена, которую предложил ему Фердинанд, его просто ошеломила.

Около ста эскизов написал Климт к этому портрету. И закончил работу над ней за четыре года.

Фердинанд был доволен. Картина была закончена (а ведь многие картины так и остались незаконченными) и полностью отвечала его замыслу. Они с Аделью повесили ее в гостиной их Венского дома.

Очевидно, что отношения Климта и Адели плавно угасли. Через некоторое время после начала работы над картиной Адель заболела и Климту приходилось делать затяжные перерывы в работе.

Адель болела, и при этом много курила, чаще всего проводя целый день не вставая с постели. Бог так и не дал им с Фердинандом детей. Она пыталась родить три раза и каждый раз дети умирали. Всю свою нерастраченную материнскую любовь Адель перенесла на детей своей сестры, особо выделяя свою племянницу Марию Блох Бауэр. Мария часто приходила посидеть с больной тетей, они обсуждали последние веяния моды и фасоны платьев для первого бала Марии. А также картины художника Климта, которых в доме Адели и Фердинанда набралось уже более десяти штук.

Фердинанд проводил время, посвящая его работе в своей сахарной империи. Он так и не сказал Адели, что знал об ее отношениях с Густавом.

Время шло, приближалась Первая Мировая война. "Золотой период" в жизни Климта кончился, уступив место удручающим картинам с изображением смерти и конца света. Климт очень тяжело переносил события происходящие в мире. Война повлияла на него губительно. И в возрасте 52 лет, в 1918 году Климт внезапно умер от удара в своей мастерской, на руках у своей извечной спутницы Эмилии Флегэ.

Адель пережила его на семь лет, и умерла в 1925 году, тихо скончавшись после менингита. Перед смертью Адель попросила Фердинанда завещать три картины в том числе и "Портрет Адели Блох Бауэр" венскому музею Бельведер.

Фердинанд жил один, жизнь его становилась все тяжелее и тяжелее, поскольку Австрия вошла в состав Германии в 1938 году, и нацисты начали охоту на австрийских евреев. В этом же году Фердинанду удалось бежать в Швейцарию, бросив все свое имущество на попечение семьи брата.

Картина оставалась в гостиной, близилась Вторая Мировая Война.

Далее рассказ пойдет о Марии Блох Бауэр после замужества Альтман, женщины, которая переняла эстафету в истории картины "Портрет Адели Блох Бауэр".

Марии Блох Бауэр

Густав Блох-Бауэе, родной брат Фердинанда приходился мужем сестры Адель. В их семье было пятеро детей, та самая Мария, навещавшая Адель во время болезни была самой младшей. Как ни странно, жили они очень скромно, одевались просто и детям позволяли только самое дешевое итальянское мороженое. Вне семейного сахарного бизнеса, отец Марии был неплохим музыкантом и другом Ротшильда, который привозил в их дом виолончель работы Страдивари, и тогда там собиралась практически вся неравнодушная к высокому искусству Вена.

Когда Мария была подростком, ее связывала нежная дружба с Алоисом Кунстом, из гимназии, что была неподолеку от той, где она училась. Она часто приглашала его в дом своей тети Адели и они вместе рассматривали картину. Мария, даже, пригласила Алоиса на свой первый бал. А это значило, что, Алоис был представлен и одобрен родителями Марии, которые считали его культурным и воспитанным молодым человеком. А тетя Адель разрешила Марии надеть свое бриллиантовое колье, в котором позировала Климту. И Мария запомнила этот бал на всю жизнь. И с Алоисом они знали, что у картины есть свой секрет. Если смотреть на Адель под определенным углом, и загадать желание, то по уголкам губ можно определить улыбается Адель или хмурится. Если улыбается, то желание сбудется.

Густав Климт "Танцовщица" 1916-1918 год.

Но замуж Мария вышла за другого. Фредерик Альтман был оперным певцом, сыном крупного промышленника. Деньги к деньгам, капитал к капиталу. Видимо, его родители были более состоятельными. Они поженились в 1938 году, накануне вторжения Германии в Австрию. Но, несмотря на договорной брак, Мария очень любила своего мужа и прожила с ним всю свою жизнь. Знаменитое бриллиантовое колье, в котором Адель Блох-Бауэр позировала Густаву Климту, ее дядя Фердинанд подарил ей в качестве свадебного подарка.

Когда нацисты начали охоту на австрийских евреев, ее дядя Фердинанд, бежал в Швейцарию, а мужа, Фредерика, схватили и отправили в Гестапо. Немного позднее он оказался в концентрационном лагере в Дахау, где тысячи евреев превращались в черный дым, после того, как передавали все свое имущество немецким властям. Гестаповцы ворвались дом Марии в Вене и забрали все драгоценности, виолончель Страдивари, а бриллиантовое колье Адели просто сунули в мешок (были очевидцы, что в этом колье несколько раз потом появлялась на людях жена Генриха Гимлера). Мария ничего не жалела и сразу подписала все нужные бумаги, в которых отказывалась от всего движимого и недвижимого имущества, она готова была сделать все, только чтобы спасти мужа от смерти.

Концлагерь Дахау

Мария ждала, что со дня на день заберут и "Золотую Адель". Она почти не удивилась, когда за картиной, в сопровождении отряда гестаповцев, пришел ее школьный друг Алоис Кунст. Кунст сотрудничал с фашистами, собирая для них коллекцию живописи, часть которой осела в тайниках и подвалах Третьего Рейха. Когда она спросила, как он мог стать предателем, он сказал, что так он может сделать для Австрии гораздо больше. Адольф Гитлер, оказывается, положительно относился к творчеству Густава Климта. Нигде не афишируется, но оказывается они с Климтом встречались, когда Гитлер пытался поступить в Академию Живописи в Вене. А Климт уже был почетным профессором этой академии. В то время Гитлер зарабатывал себе на жизнь тем, что рисовал небольшие картинки с видами Вены и продавал их туристам по ресторанам и трактирам. Так вот он пришел к Климту, чтобы показать свои работы, и, может быть, взять несколько уроков живописи. И Климт, по доброте душевной, объявил Гитлеру, что тот гений и ему уроков брать не нужно. Гитлер ушел от Климта очень довольный, а своим друзьям заявил, что его признал сам Климт. В Академию живописи Гитлер так и не поступил, вместо него туда взяли Оскара Кокошку, еврея по национальности. Может поэтому Гитлер как то сказал, что его ненависть к евреям, это сугубо личное.

А вот полотен Климта эта ненависть не коснулась, их приказано было оберегать, несмотря на еврейское происхождение автора.

Когда "Золотая Адель" уехала из родного дома, фюрер не принял ее в свою коллекцию, Адель была откровенной еврейкой, и, как вы сами понимаете, такая картина никак не могла висеть ни в Рейхстаге ни в других местах фашистской Германии. Именно поэтому, стоит заострить внимание на внешности Адели Блох-Бауэр. Внешность модели спасла картину от гибели. Картина исчезла. Никто не знает, где был портрет Адели все военные годы.

Бережно хранимая... Алоисом Кунстом, в идеальном состоянии, она всплыла после окончания войны и поселилась в центральном музее Бельведер в Вене. А Алоис Кунст стал директором этого музея и продолжал бережно хранить реликвию - "Австрийскую Мону Лизу", свою любимую Адель.

Музей Бельведер, Вена.

Фердинанд Блох Бауэр скончался в ноябре 1945 года, в полном одиночестве. И никто из родственников не смог проводить его в последний путь.

Марии с мужем повезло, потому что следователем в Гестапо был знакомый Альтмана, с которым Фредерик занимался альпинизмом и однажды спас его, вытащив из пропасти. Они бежали по поддельным документам. Гестапо преследовало их. Мария вспоминала, как в самолете, который вылетал из Вены в Лондон и уже вырулил на взлетную полосу, вдруг выключились двигатели и вошли вооруженные гестаповцы с автоматами. Альтманы сидели вцепившись в кресла, они думали, что это за ними. Но нет, вывели кого-то другого. Мария Альтман бережно хранила порванные чулки, в которых они с мужем перелезали через колючую проволоку. Она считала их символом своей свободы. Супруги Альтман перебрались сначала в Англию, а потом в США. Через некоторое время Мария получила американское гражданство.

Все было спокойно, до тех пор, пока настырный журналист Хубертус Чернин не откопал завещание Фердинанда Блох Бауэра оставленное перед смертью в Швейцарии, которое отменяло все предыдущие его завещания. В этом завещании Фердинанд завещал все свое имущество своим племянникам - детям брата Густава Блох Бауэра. Капитал, по его мнению, должен был работать для семьи. На тот момент в живых осталась одна Мария, да и той уже было за 80 лет. Но Хубертус понимал, что это его звездный час. Несмотря на свое графское происхождение, он был беден, но любил жить на широкую ногу. Он понимал, что американская миллионерша отвалит неплохую сумму за такую информацию. Так оно и произошло. Мария считала себя вечной должницей перед ним.

Вся Австрия всполошилась, как осиное гнездо! Заголовки австрийских газет вопили: "Австрия лишается своей реликвии!!!", "Не дадим Америке наше национальное достояние!!!". В полицию посыпались угрозы о том,что картина будет уничтожена, но в Америку не поедет. В конце концов дирекция музея решила убрать "Золотую Адель", от греха подальше, в запасники.

Удивительно, но Джордж Буш младший, используя какие-то свои рычаги, не давал хода делу о картинах. Он совершенно не хотел портить отношения с австрийцами. Мария Альтман билась за свое имущество долгих семь лет. Суды занимались отписками и придумывали причины, чтобы не рассматривать это дело. Но адвокаты Марии провели расследование и выяснили, что Фердинанд Блох-Бауэр имел гражданство Чехии и сумели добиться переноса судебного слушания на территорию США, поскольку на бумаге гражданка США просила узаконить завещание гражданина Чехии. Причем же здесь Австрия, спрашивали они?

И Австрия оказалась не причем. И по решению Высшего Суда США Австрия была обязана вернуть пять картин Густава Климта, в том числе и "Портрет Адели Блох-Бауэр" законной наследнице - Марии Альтман.

Черыре картины, которые были возвращеы Марии Альтман вместе с "Портретом Адели Блох-Бауэр"

"Березовая роща.1903г"
"Портрет Адели Блох-Бауэр-2, 1912г"
"Дома в Унтерахе близ Аттерзее, 1916"
"Яблоня I, 1912"

Мария была счастлива и не настаивала на том, чтобы картины покидали пределы Австрии. Она просила выплатить ей их рыночную стоимость. Была назначена цена за все пять картин в 155 млн. долларов. Такая сумма была неподъемной для министерства культуры Австрии.

Вся Австрия встала на защиту "Золотой Адели". Австрия предприняла беспрецедентные в истории государства меры по спасению национального достояния. Велись переговоры с банками о займе на покупку картин. Кроме того, правительство страны обратилось к населению с просьбой о помощи, намереваясь выпустить «облигации Климта». Общественность объявила подписку по сбору средств. Пожертвования стали поступать, и не только от австрийцев. Правительство Австрии почти собрало требуемую сумму.

Поднятый вокруг картин ажиотаж взвинтил их рыночную стоимость и Мария решила поднять цену до 300 млн. долларов. У Марии Альтман был редкий шанс войти в историю Австрии, проявив благородство и оставив полотна Климта на его родине. Конечно, не безвозмездно, и первоначальная оценка в 155 млн долларов рассматривалась в Австрии как справедливая компенсация.

Проводить "Золотую Адель" пришли тысячи жителей Вены, люди съезжались со всей Австрии. Толпы людей выстроились вдоль улиц, по которым в бронированных автомобилях вывозили реликвии. Некоторые люди плакали. Шутка ли, Портрет Адели был символом Австрии на протяжении почти 100 лет.

Через некоторое время за 135 миллонов долларов Мария Альтман продала "Портрет Адели Блох- Бауэр" Рональду Лаудэру, владельцу парфюмерного концерна "Эсти Лаудэр". Рональд Лаудэр построил новый дом для Золотой Адели , который назвали "Музеем австрийского и немецкого искусства" И теперь картина находится там в полной безопасности.

Журналист Хубертус Чернин так и не смог воспользоваться полученными деньгами от Марии Альтман, потому что скончался через четыре месяца после вывоза картин Климта. Официальная версия полиции "сердечный приступ".

Мария Альтман умерла в 2011 году в возрасте 94 года.

Мария Альтман собственной персоной!

Только представьте, эта пожилая женщина видела настоящую живую Адель Блох-Бауэр, ее мужа Фердинанда Блох-Бауэра. Правда, ей было всего два года, когда умер Климт. Но глядя на нее, ощущаешь полную реальность произошедших событий - невероянную историю великой картины.

Все участники событий ушли в мир иной, а Золотая Адель жива и будет жить в веках, как того и хотел Фердинанд Блох-Бауэр.

Автор статьи: Наталья Рыкова

http://22vek.blogspot.com/

worldartdalia.blogspot.ru

Интересная история о Золотой Адели,художнике Климте и Адели Блох-Бауэр.

   Это история,   в  которой участвуют гений Густав Климт, роковая женщина Адель Блох-Бауэр, картина стоимостью 135 миллионов долларов, Адольф Гитлер, племянница Мария Альтман, правительство США и народ Австрии.

О МОДЕЛИ И ХУДОЖНИКЕ  

 Познакомимся ближе с Аделью Блох-Бауэр.

                       Отец Адели, Мориц Бауэр, крупный банкир, Председатель Ассоциации Австрийских Банкиров, долго искал достойных женихов для своих дочерей, и выбрал братьев Фердинанда и Густава Блох, занимавшихся сахарным производством и имевшим несколько предприятий, акции которых непрерывно росли. 

Фердинанд Блох.

                     Адель Бауэр в 1899 году будучи 18 лет от роду вышла замуж за значительно более старшего по возрасту Фердинанда Блоха. До этого ее сестра Мария вышла замуж за брата Фердинанда Блоха — Густава. Обе семьи взяли фамилию Блох-Бауэр.

                      Мария Альтман, племянница и наследница Адели Блох-Бауэр, описывала свою тетку так: «Постоянно страдающая головной болью, курящая, как паровоз, ужасно нежная и томная. Одухотворенное лицо, самодовольная и элегантная».

              Семья Фердинанда и Адели принадлежала к избранному слою крупной еврейской буржуазии того периода.

             В их салоне собирались живописцы, писатели и такие известные социал-демократы, как Карл Реннер и Юлиус Тандлер.

             В число художников, которых поддерживала семья Блох-Бауэр, входил и Густав Климт.

                 Их дружба началась в 1899 году. Адель Блох-Бауэр четыре раза становилась моделью для картин Густава Климта и не подозревала, что помимо всемирной славы ее имя будет замешано и в скандале.

                                             Юдифь I, 1901,

                    Уже в 1901 году Климт написал «Юдифь I», для которой послужила моделью сама Адель Блох-Бауэр, хотя этот факт нигде не афишировался.

                                                           

                                                     Юдифь II, 1909                                 

      Через восемь лет Климт написал «Юдифь II» являются воплощениями  роковой женщины Климта. Его Юдифь – не библейская героиня, а скорее, жительница Вены, его современница, о чем свидетельствует ее модное, возможно, дорогое шейное украшение.                                                

                       Картину «Юдифь II» часто в каталогах и журналах называют «Саломеей». Искусствоведы были уверены, что Климт имел в виду именно Саломею, типичную роковую женщину, о которой в конце века вышли книги и полотна Гюстава Моро, Оскара Уайльда, Обри Бердслея, Франца фон Штука и Макса­ Клингера.

                                              

                        Друг Климта Альфред Басс записал в своем дневнике: «Когда я увидел "Саломею" Густава – я понял, что все женщины, которых я знал до сих пор, были ненастоящими. Когда я увидел его "Поцелуй" – понял, что не любил никогда по-настоящему. Когда я увидел эскиз к "Юдифи" – осознал самое страшное, что и не жил я вовсе, а если и жил, то ненастоящей жизнью»

                           Интересная версия.

            Говорят,что муж знал о связи своей жены Адели с Густавом Климтом и при подписаниии контракта на новою картину поставил несколько условий,в том числе ,

чтобы художник нарисовал 100 эскизов.Фердинанд надеялся,что Адель при таком долгом позировании надоест Климту. Так это было или нет,но он оказался прав.

 

                   В 1903 году Климт получил от Фердинанда Блоха заказ на официальный портрет жены. В следующие четыре года художник создал более 100 набросков для картины, прежде чем в 1907 году смог представить на всеобщее обозрение свою «Золотую Адель», на которой модели было 26 лет.

Портрет Адели Блох-Бауэр 1907г или ЗОЛОТАЯ АДЕЛЬ

              Идею картины художник придумал сразу, а сто набросков понадобилось, чтобы точно определить положение рук и головы. Этот портрет, часто называемый «Австрийской Моной Лизой», считается одним из самых значительных полотен Климта и австрийского «югендстиля» в целом.

                 Изящная женская фигурка сидит в кресле. Свободного пространства над и под ней нет, она занимает всю вертикаль картины. Изображение головы кажется обрезанным вверху. Чёрные, убранные наверх волосы и непропорционально большой красный рот контрастируют с чрезвычайно бледной, почти бело-голубой карнацией.

               Женщина держит сцепленные в динамическом изгибе руки перед грудью и смотрит прямо на зрителя, чем достигается усиление визуального воздействия.

                      Поверх обтягивающего фигуру платья наброшена шаль. Она струится, расширяясь от рук к нижнему краю картины. Здесь также преобладают золотые тона. Декольте платья украшает тонкая кайма из прямоугольников и широкая полоса с двойным рядом треугольников.

                     Затем использован узор из беспорядочно расположенных стилизованных глазков, вписанных в треугольники. Накидка с орнаментом из спиралей, фигур-листьев и едва обозначенных складок кажется чуть светлее платья.

                 Говорят, что свои портреты Климт писал с обнаженных моделей, а уже потом закрывал тела плоскими орнаментальными одеждами. Возможно, и так, но то, что пуританская публика называла «испорченностью», буквально сочится с этого полотна.

                     Но при этом художник точно изобразил молодую женщину, уставшую от собственной респектабельности, от богатой жизни, превратившейся в золотую клетку, и желающую вырваться на свободу.  

                               Натуралистично были изображены только лицо, плечи и руки. Интерьер вместе с развевающимся платьем и мебель лишь обозначены и, переходя в орнамент, становятся абстрактными, что отвечало колористической гамме и формам, которые использовал Климт на рубеже веков.

                Кресло, также золотое, выделяется на общем фоне только благодаря рисунку из спиралей — на нём полностью отсутствуют какие-либо тени, полутона или контуры. Небольшой салатово-зелёный фрагмент пола вносит цветовой акцент в общую гамму и помогает придать фигуре устойчивость.

В 1912 году художник пишет ещё один портрет Адели Блох-Бауэр.

 Портрет Адели Блох-Бауэр II, 1912

                      Фердинанд Блох-Бауэр приобрёл помимо первого «Портрета Адели Блох-Бауэр I» и второй — «Портрет Адели Блох-Бауэр II», а также ещё четыре пейзажа: «Березовая роща», «Замок Каммер на озере Аттерзее III» «Яблоня I», «Дома в Унтерахе-ам-Аттерзее».

                Готовый «Портрет Адели Блох-Бауэр I» в 1907 году был сразу выставлен в ателье художника в Вене и в этом же году появился в журнале «Немецкое искусство и декорация», а потом и на международной художественной выставке в Манхайме.

                    В 1910 г. портрет находился в зале Климта в рамках IX международной экспозиции вВенеции. До 1918 г. портрет не выставлялся и находился в распоряжении Фердинанда и Адели Блох-Бауэр. С1918 по 1921 гг. — в австрийской государственной галерее.

                         Адель Блох-Бауэр умерла 24 января 1925 г., оставив завещание, в котором просила своего мужа после его смерти передать два её портрета и четыре пейзажа кисти Густава Климта австрийской государственной галерее.Но он этого не сделал,передав австрийской галерее,только один пейзаж.

              Во время войны Фердинанд Блох-Бауэр бежал сначала в Чехословакию, а потом в Швейцарию. Картины вместе с большей частью его состояния остались в Австрии.Его состояние и собрание живописи было экспроприировано нацистами. В 1941 г. австрийская галерея выкупила полотна Климта «Портрет Адели Блох-Бауэр I» и «Яблоня I»

              Адольф Гитлер положительно относился к творчеству Густава Климта. Они встречались с Климтом, когда Гитлер пытался поступить в Академию Живописи в Вене. Тогда Климт уже был почетным профессором этой академии. В то время Гитлер зарабатывал себе на жизнь тем, что рисовал небольшие картинки с видами Вены и продавал их туристам в ресторанах и трактирах. 

                       Фердинанд Блох-Бауэр умер 13 ноября 1945 г. в Цюрихе. Перед смертью он отменил в своём завещании дарение картин австрийским музеям.

                                          Поскольку у Фердинанда и Адели детей не было, наследниками Фердинанд назначил детей своего брата – Марию Альтман, Луизу Гутманн и Роберта Бентли. Незадолго до своей смерти он нанял венского адвоката Ринеша для защиты интересов наследников.

                                   В 1946 году Австрия объявила все правовые акты, созданные нацистами, недействительными. Однако при возвращении хозяевам конфискованных нацистами художественных ценностей Австрия применяла к собственникам тактику добровольно-принудительной передачи ими музеям художественных шедевров в обмен на разрешение вывезти из страны основную часть их собраний.

                        Так же произошло и с пятью картинами Климта: они остались в Австрийской галерее – в обмен на то, что наследники Блох-Бауэров получили возможность вывезти основную часть коллекции.

                              Казалось бы, в истории можно было поставить точку, но в 1998 году Австрия приняла Закон о реституции предметов искусства, который обязывал вернуть произведения искусства, разграбленные нацистами, и позволял любому гражданину запросить в музеях информацию о том, каким путем произведения искусства попали в их фонды.

 

Мария Альтман

 

                       В этом же году австрийский журналист, работая в архивах, обнаружил документы, в которых была сфальсифицирована передача картин Климта в Австрийскую галерею Бельведер. Если помните, Фердинанд Блох-Бауэр в 1936 году подарил галерее только один пейзаж.

                                         Последовала серия статей на эту тему, и единственная из живых наследников Блох-Бауэров, гражданка США Мария Альтман, узнав об этом, обратилась в суд. В феврале 2006 года знаменитая «Золотая Адель» и еще четыре картины Климта после судебного процесса «Мария Альтман против Австрийской республики» по решению международного суда стали личной собственностью 79-летней Марии Альтман, жившей с 1942 года в Лос-Анджелесе.

                        При этом правительство Австрии заявляло о своем желании сохранить в стране работы Климта. Австрия предприняла беспрецедентные в истории государства меры по спасению национального достояния: велись переговоры с банками о займе на покупку картин, правительство страны обратилось к населению с просьбой о помощи, намереваясь выпустить «облигации Климта».

            Общественность объявила подписку по сбору средств, и пожертвования стали поступать не только от австрийцев. Однако цена в 150 млн. долларов, запрошенная Марией Альтман, в течение месяца взлетела до 245, а затем и до 300 млн. После такого «алчного поведения» наследницы Австрия отказалась от права преимущественной покупки картин, и пять картин Климта были перевезены в Лос-Анджелес.

                        У Марии Альтман был редкий шанс войти в историю Австрии, проявив благородство и оставив полотна Климта на его родине. Конечно, не безвозмездно, ведь первоначальная оценка в 150 млн. долларов рассматривалась в Австрии как справедливая компенсация. Однако последующий взлет цены в два раза и неуступчивость Альтман, конечно, не прибавили симпатии к этой пожилой женщине на родине художника.

                                 Кроме того, фактически было нарушено завещание самой Адели Блох-Бауэр, которая пожелала передать картины Австрийской галерее. Парадоксально, но волю Адели как бы выполнил нацистский режим, передав галерее картины Климта. Надо отметить, что портреты Адели, несмотря на разгул антисемитизма в Австрии того времени, выставлялись в музее и во времена нацизма.

                             В начале февраля 2006 года более четырех тысяч австрийцев и гостей Вены пришли в галерею Бельведер, чтобы последний раз увидеть пять картин Климта, которые перешли в частные руки. «Золотая Адель» была визитной карточкой венской галереи Бельведер, она долгие годы была помещена на обложки каталогов и альбомов о музее.

                              14 февраля 2006 года картины улетели за океан, а уже 19 июня в газетах появилось сообщение о том, что «Портрет Адели Блох-Бауэр I» приобрел за 135 млн. долларов Рональд Лаудер и поместил его в своей Новой галерее в Нью-Йорке. Теперь «Золотой Аделью» могут любоваться жители и гости Нью-Йорка, а всем прочим остается видеть знаменитую картину Климта на сувенирной продукции.

Кроме двух портретов Адели было переданы и три пейзажа.

 Берёзовая роща.

  Яблоня.

 

Дома в Унтерахе близ Аттерзее, 1916                   

                 7 февраля 2011 года Марии Альтман не стало, но ее наследники, даже при их большом желании, не смогли бы подарить картины Климта австрийской галерее Бельведер, поскольку все они уже были  распроданы частным лицам.

 Источники.

http://www.migdal.org.ua/times/112/21896/?&print=1

http://subscribe.ru/group/mir-iskusstva-tvorchestva-i-krasotyi/4758937/

http://www.adme.ru/tvorchestvo-hudozhniki/neobyknovennaya-istoriya-odnoj-iz-samyh-dorogih-kartin-​mira-720060/

http://www.adme.ru/tvorchestvo-hudozhniki/10-tajn-znamenityh-kartin-704910/

https://ru.wikipedia.org/wiki/                  

maxpark.com


Смотрите также