"Осада" Ахульго в наши дни: из имама делают великого дипломата. Ахульго картина


история битвы, осады и взятие крепости

Многие люди, чья жизнь никак не связана с Кавказом, возможно, никогда не слышали об Ахульго. Однако любой дагестанец чувствует это звенящее слово всем сердцем. Некогда ничем не примечательное место в XIX веке приобрело историческое значение, которое не может быть девальвировано и сегодня.

Ахульго – аул на одноименной горе

Ахульго – название горы в горной цепи Дагестана. Она как бы окружена кольцом горных хребтов. На востоке и западе от нее расположены соответственно Гимринский и Андийский хребты, на севере можно увидеть Салатау. Сама вершина огибается шумной рекой Андийское Койсу, которая своим причудливым руслом превратила ее в свое время в подобие полуострова.

Аварцы дали этой возвышенности название Ахульго. В переводе оно означает «гора зова». Иногда ее называли «Набатной», что, в конце концов, и было оправдано самой историей. На фото Ахульго предстает цельной, однако не является конусовидной в полном смысле слова – центр ее пересекает небольшая река Ашильта, в результате чего возвышенность поделена на два отдельных утеса, между которыми проходит речная граница.

На западном утесе в давние времена был построен этот аул. Позднее, уже в 19 столетии, на восточном утесе был выстроен еще один аул с тем же названием. Чтобы не путаться, люди назвали их Старый и Новый Ахульго.

Между аулами в одном месте расстояние не слишком большое – здесь утесы приближены друг к другу. И, хотя от Старого до Нового Ахульго почти рукой подать, перепрыгнуть расщелину было все же невозможно. На этом месте построили мост, который и соединил оба утеса. Глубина расщелины под мостом составляет около 40 метров. Такова была панорама, на фоне которой в 1839 году разыгралась трагедия, позже названная битвой горцев с русскими при Ахульго.

Предпосылки штурма аула

Об этом сражении создано множество статей и книг. Кавказская война 1817—1864 годов тянулась около 50 лет с переменным успехом. До тех пор, пока горцы были разобщены, царским войскам удавалось подавлять мятежи и одерживать победы в столкновениях. Однако после того, как к власти пришел Шамиль и встал во главе Северо-Кавказского имамата, ситуация изменилась.

Он не только взял на себя общее руководство борьбой Дагестана и Чечни против власти Российской империи. Но и создал настоящее государство, где были свои госструктуры, армия, бюджет. После того как Россия несколько раз уступила в битвах горцам, ей пришлось увеличить численность войск и вооружения. Шамиль был вынужден постепенно отступать – он рассчитывал, что вскоре к нему придет подмога из соседних стран. Однако ожидания его оказались напрасными, а русские войска наступали со всех сторон.

В 1838—1839 годах оба аула Ахульго Имам назвал столицей своего государства. Ранее старый аул был разрушен, и именно Шамиль частично отстроил его и возвел рядом с ним новый. Русским военным руководством весной 1839 года было принято решение штурмовать гору, чтобы покончить с Шамилем и обезглавить сам имамат.

Однако горцы сдаваться не собирались. На их стороне было не только знание местности, но и наличие такого форпоста, как Сурхаева башня. Это название получила скала Шулатлулго, располагавшаяся над аулом. Она заканчивалась не пиком, а площадкой, где можно было с удобством расположиться. На скале выстроили ряд саклей, и с Сурхаевой башни отлично простреливалась большая территория вокруг. Таким образом, Шамиль удерживал практически все пространство вокруг Ахульго под контролем, и незаметно подойти с какой-либо стороны было невозможно.

Осада и взятие крепости

Русские войска, командовал которыми генерал-адъютант Павел Граббе, подошли к крепости в первых числах июня 1839 года. Шамиль хорошо подготовился к осаде – в новом ауле был выстроен бастион, а все подходы были изрыты траншеями. Сторонники имама могли довольно долго находиться здесь, не страдая от жажды, поскольку у них имелся выход к реке.

Общее количество людей, находившихся в ауле, доходило до 4000, там были не только вооруженные горцы, но и их семьи, а также отдельные представители окрестных племен, входивших в имамат. Число учеников-сподвижников Имама (мюридов) доходило до сотни.

Армия, руководимая Граббе, превышала количество осажденных в 2,5 раза и составляла 10 батальонов, 500 конных горцев, 500 казаков, 18 орудий. Кроме того, здесь присутствовала еще и рота саперного батальона.

Перед тем как начать осаду крепости, русские войска взяли оба побережья Андийского Койсу. Помимо того, что необходимо было занять удобные позиции, приходилось доставлять на расстояние прицельного выстрела еще и орудия. Батареи были установлены на востоке и юге от Сурхаевой башни, а также на берегах Ашильты. Граббе очень грамотно расположил не только артиллерию, но и подразделения.

Чтобы представить грандиозность этого воинского подвига обеих сторон, стоит увидеть картину Франца Рубо «Штурм аула Ахульго». Уже 12 июня русская армия провела пристрелку, а с 13 июня началось наступление. Первый его этап состоялся 29 июня. После того как батареи открыли по крепости стрельбу, батальоны под огнем горцев начали подниматься по склону. Вечер застал обе стороны обессиленными, после чего русское командование приняло решение вернуться на прежние позиции.

Граббе понимал, что до тех пор, пока не будет взята Сурхаева башня, перелома в осаде не произойдет. И 4 июля был предпринят очередной штурм, в результате которого скала была занята русскими, а Шамиль лишился выгодных позиций. Царские войска еще больше стянули кольцо осады. Генерал вызвал на помощь три дополнительных пехотных батальона.

Следующее наступление состоялось 16 июля. На этот раз направление штурма Ахульго развернулась на перешейке перед укреплениями горцев. Здесь состоялось главное сражение – Рубо именно его позднее запечатлел на своем знаменитом полотне.

Бой был ожесточенным, за крепость и свою свободу героически сражались все от мала до велика – старики, дети и женщины. Ахульго снова удалось отстоять. Русские понесли серьезные потери – около 200 убитых, свыше 600 тяжело раненных. Шамиль же лишился, по меньшей мере, трети своего войска.

Всего осада длилась 80 дней, было предпринято 5 штурмов. К концу августа силы защитников крепости были на исходе, в их лагере свирепствовала оспа, заканчивались припасы. Наконец, 22 августа русские снова пошли в наступление и после ожесточенного боя смогли занять сначала новый аул, а затем и старый. Во время штурма практически все горцы погибли. Сам Шамиль смог уйти с несколькими соратниками.

Генерал Граббе за взятие аула был награжден орденом св. Александра Невского. Эта победа стала серьезным достижением России, поскольку сильно пошатнула позиции всего имамата. Хотя Шамиль, уйдя из крепости, в течение еще двух десятков лет вел борьбу, но эта битва стала переломным моментом в его карьере.

Императором была учреждена медаль «За взятие штурмом Ахульго», которой наградили всех участников операции. А в январе 2017 года в Унцукульском районе Дагестана открыт мемориал, посвященный этой удивительной и ужасной странице Кавказской войны. Мемориал является памятником дружбы, объединяющим народы Кавказа и всей России, был создан по инициативе главы РД Рамазаном Абдулатиповым.

В 1992 году был снят художественный фильм про военную жизнь имама Шамиля, фильм вовлекает в атмосферу противоборства народов – одни боролись за свою свободу, а вторые хотели покорить свободный горский народ, большая часть эпизодов снята в Дербентской цитадели «Нарын-Кала».

tanci-kavkaza.ru

Ахульго

Ахульго

                  В селениях, что выше гнезд орлиных

                  Частенько слышал я от стариков,

                  Что тот Горец наполовину,

                  Кто ни разу не был на Ахульго

                  Расул Гамзатов

В Москве хранится одна из самых известных панорам мира "Бородинская битва". Ее автор Франц Алексеевич Рубо. Художник, великолепный анималист, пейзажист, мастер колорита - так называют его все, кому посчастливилось хоть раз соприкоснуться с его творчеством. В историю мировой культуры Франц Рубо вошел прежде всего как создатель грандиозных панорам. Одной, из которых была панорама «Штурм аула Ахульго».

Ахульго – священное слово для всего Северного Кавказа. Песня и Стон. Гордость и Боль. Слово, обозначающее Свободу, которая стоит того, чтобы пожертвовать ради нее своей жизнью. Ахульго - легенда и быль. Об Ахульго рассказывают маленьким детям и старшеклассникам. Слагают стихи и пишут книги.

АхIулгохI - "Зовущая гора". В XIX в. на этом диком, продуваемом всеми ветрами месте был аул, который Шамиль, имам Дагестана и Чечни, превратил в крепость и вместе с верными мюридами отстаивал с 12 июня по 29 августа 1839г. от превосходящих сил генерала Граббе. Потерпев поражение, имам бежал в горную Чечню и сопротивлялся ещё 20 лет.

Сейчас на Ахульго остались лишь развалины укрепления, штаба и мечети Шамиля, врытых в каменистую землю. К ним приставлены планшеты с пояснительными текстами на русском и аварском языках, которые объясняют, что есть что. Каждый год Ахульго становится местом зиярата (паломничества) горцев со всего Дагестана.

…Ядром обороны Ахульго были 2,5 тыс. чел. 12 тыс. солдат и 150 орудий атаковали гору. Обстрел продолжался несколько часов. Затем начался штурм. Солдаты пытались взобраться на вершину горы, по отвесным скалам, но их снимали с уступов не только пули, но и камни, летящие сверху. Сбитые солдаты увлекали за собой карабкающихся следом. И когда Граббе убедился, что подойти к крепости имама невозможно, он приказал отойти.

И опять с раннего утра обстреливалась крепость. После этого опять бросились на штурм под прикрытием плотного ружейного огня. Камни вновь посыпались с горы, сбивая щиты, сшибая с ног наступающих. Но на место упавших становились под щиты новые солдаты. С криками «ура» они лезли к заветной вершине. От одновременного залпа нескольких десятков пушек содрогались не только дома, но и горы.

Бомбардировки не прекращались ни днем ни ночью. В Ахульго позабыли о мирном сне. Даже дети и женщины не ложились спать. Не жаловались, не стонали раненые. Не вопили над мертвыми родные. С наступлением дня осажденные под обстрелом восстанавливали разрушенное и спешили хоронить без слез, завидуя тем, кто переселился в «лучший мир». Силы были слишком неравные. Но горцы стояли насмерть. Бои шли день за днем. Кончались боеприпасы. Детишки, ползая между убитыми, собирали неотстрелянные и подносили их воинам. Жаркий август с холодными ливнями косил защитников Ахульго, как траву. Не было еды, не хватало воды.

Не лучшим было положение и у противника. Боеприпасы были на исходе, не хватало медикаментов. Вспыхнула дизентерия. Солдаты, потеряв надежду взять Ахульго, пали духом и не проявляли старания во время штурма и атак. Люди были измотаны непрерывными боями, которые длились более двух месяцев.

Но упрямый Граббе снова шел на штурм. С криками «ура» солдаты наконец-то поднялись на завал и переметнулись за укрепленные сакли. В руках у защитников, было только кремневое оружие, которое требовало времени для зарядки. И мюриды стали отступать. И вдруг на их пути стали женщины, с младенцами на руках. На изнуренных лицах глаза их горели огнем презрения. Мюриды повернули обратно, оголив кинжалы и шашки, и после непродолжительной схватки солдаты были отброшены за окраину села. А на помощь спешил отряд «безусых». Девушки и молодые женщины, переодетые в черкески и папахи, вооруженные так же как их братья и мужья, встали рядом.

Стычки развернулись повсеместно. На предложения о сдаче в плен со стороны немногочисленных оставшихся в живых горцев немедленно следовали выстрелы. Даже раненные, иногда притворяясь мёртвыми, с кинжалами в руках ожидали приближения врага для нанесения ему последних ударов. Так был убит майор Тарасевич, смертельную рану ему нанесла, истекающая кровью горянка.

Летописец Шамиля Мухаммад-Тагир писал: «Громадное большинство защитников было истреблено, а меньшинство изнурено и доведено до последней степени изнеможения жаждой, голодом, отсутствием сна. Смерти больше не избегали, а искали как высшего блага, как окончания всех мук и пыток. Шамиль не был исключением. Со своим сыном, 6-летним Гази-Магомедом, он не раз выходил на открытую площадку, заливаемую непрерывным потоком осколков оружейных снарядов, и долго стоял здесь в ожидании смерти для обоих».

Но вместе с другими мюридами они сумели скрыться в нижних пещерах. А на занятых войсками поселениях к полудню 22 августа уже веяли царские знамена.

Генерал Граббе писал наместнику Головину: «Бой был ужасный: даже женщины принимали в нём деятельное участие, малые дети кидали каменья на штурмующие войска. Матери с детьми своими бросались в кручу, чтоб не попасть в плен, и целые семейства были живыми погребены под развалинами сакль своих, но не сдавались».

23 августа снова начались кровопролитные бои, где десяткам солдат противостоял лишь один дагестанец. А вечером 29 августа всё было кончено: в живых не остался ни один горец. Граббе победно рапортовал: «В итоге 4-дневного боя взяты приступом нижние пещеры Ахулъго. И истреблены засевшие там мюриды. Пещера, где скрылся Шамиль с семейством, окружена нашими войсками со всех сторон, и ему остаётся сдаться или броситься в реку. Мюриды его погибли один за другим и один возле другого. Я считаю дело конченым».

Вместе с вечерней долгожданной прохладой на многострадальные земли Ахульго пришла удивительная тишина. Усталые солдаты бродили повсюду и искали тело руководителя восстания, но не нашли. Ночью, с близкими людьми, имам подобрался к широкой никем не охраняемой бездонной пропасти и перескочил ее, с раненым в ногу сыном на спине. Путь его лежал в Чечню.

Позади остались выжженные поселения, где полегли тысячи лучших сыновей Дагестана, за оборону которых имам заплатил свободой старшего сына (отдав его в аманаты), жизнями жены, младшего сына, дяди, двоюродных братьев и родной сестры - она, предпочтя плену смерть, бросилась в обрыв.

Это была победа Российской империи. Наиболее отличившиеся были удостоены боевых наград, всех участников отметили специально учрежденной медалью «За взятие штурмом Ахульго» на Георгиевской ленте. Говорили о конце Кавказских войн…

В 1883 г. по указанию Александра II в Тифлиси создаётся военно-исторический музей «Храм Славы». Франц Рубо получает заказ от императора: написать 19 картин на тему Кавказских войн. Чтобы выполнить заказ, живописец изучает исторические события, знакомится с местами сражений и создает целую галерею колоритных образов горцев. Этюды и эскизы легли в основу больших полотен, в т.ч. "Живой мост", "Кавказская разведка", "Переправа через горную реку". Три работы этого цикла хранятся в Дагестанском музее искусств: "Штурм аула Ахульго", "Штурм Гимры", "Переход князя Аргутинского через Кавказский хребет" и небольшая батальная сценка "Кто кого?"

Апофеозом являлась картина «Штурм аула Ахульго». Трагедия, мощь и героизм одного из эпизодов войны настолько впечатлили Рубо, что он через несколько лет берётся за создание грандиозной панорамы. Ради этого художник вместе с учениками перебирается в Мюнхен, берёт кредит 35 тыс. марок и в течение двух лет создаёт беспрецедентное эпическое полотно с размерами 120 х 12 м.

В 1891г после экспонирования этой панорамы в Мюнхене Баварская академия художеств присвоила Рубо почетное звание профессора. Художник был награжден орденом св. Михаила. Панорама, названная «Покорением Кавказа» имела необычный успех. Ее демонстрировали в Париже, где она также имела большой успех.

После триумфального показа по Западной Европе труд Рубо возвращается в Россию. Специально для экспонирования в Нижнем Новгороде возводят здание, увенчанное куполом, над входом находится фронтон, украшенный скульптурной группой, изображающей русского солдата и горца. При создании панорамы художник использовал в качестве предметного плана камень, дерево, воск, элементы скульптуры и т.д.

Панорама открывалась величественным видом горного Дагестана с крыши сторожевой башни в Старом Ахульго. Усиливали впечатления и искусно построенные в почти натуральную величину сакли, завалы, части моста через реку и т.д.

По свидетельству очевидца, «кругом вздымались суровые, покрытые большею частью вечными снегами и ледниками горы. Жалкий кустарник лепится кое-где по крутым обрывам, да клочки обработанной земли, отвоёванные с большим трудом у каменных громад. Сама картина боя разворачивалась прямо от входа на площадку. Битва разбита на отдельные группы. Ахульго, частью подожжённый, оставлен воюющими горцами, оставшиеся же женщины и старики стреляют во врага с плоских крыш. Одни женщины, полуобнаженные, с разметанными волосами, с диким видом бросают камни в солдат, другие в исступлении швыряют детей прямо на штыки русских и бросаются затем сами с воплями в обрывы, третьи стараются спасти детей и скарб, разными путями ища выход из земного ада. Главный бой кипит перед подожженным мостом. Воинственные жены останавливают некоторых бойцов, обратившихся в бегство, принуждая их возвращаться в бой. Правее виднеются поднимающиеся из-за скал свежие батальоны солдат, которые, отбросив в сторону конницу горцев, ввяжутся в общую схватку. Вдоль правого берега Ашильты виднеется дорога в Старое Ахульго, разделённая глубоким оврагом. Слева к Сурхаевой башне стремится полевая артиллерия, добираясь до позиции у обрыва, где первые орудия уже открыли огонь по горцам. На высоте стоит грузинская милиция. Внизу у башни пристроился перевязочный пункт».

Панораму посетили десятки тысяч людей, а после 5 лет выставления царь покупает её для «Храма славы», уплатив 15 тыс. руб, что помогло Рубо расплатиться с кредиторами. До революции работа экспонировалась в Петрограде, затем её свернули и передали на хранение в Музей Артиллерии.

Панорама сильно пострадала во время наводнения и в 1928г ее передали в Дагестанский краеведческий музей. Однако панорама не вписывалось в исторический миф о почти добровольном вхождении Страны гор в состав царской России и несколько лет она пролежала в подсобных, неприспособленных помещениях музея. В начале 40-х годов ХХ в. увидев плачевное состояние панорамы, руководство музея заактировали уничтожение, даже не сфотографировав. Лишь 3 наиболее сохранившиеся фрагмента с общей площадью около 30 кв.м. были переданы в хранилище.

После переезда в 1969 г краеведческого музея в новое здание старое здание перешло музею изобразительных искусств. Тогда-то то время ремонтных работ и были обнаружены фрагменты панорамы. Была собрана комиссия от министерства культуры Дагестана. Пригласили художников-реставраторов из Москвы, писавших в своё время Бородинскую панораму после пожара, и искусствоведа Петропавловского из Симферополя, занимавшегося творчеством Рубо. Патимат Гамзатова (директор музея, жена Расула Гамзатова) наняла искусствоведа, который два года искал фотографию во всех архивах. Она была обнаружена в фотоархиве Эрмитажа.

В настоящее время в зале русского искусства Дагестанского музея изобразительных искусств экспонируются три отреставрированные фрагмента подлинника Рубо и эскиз копии всей панорамы в масштабе 1:10, выполненный художниками Военной студии им. Грекова под руководством народного художника России Н.Соломина.

Будет ли когда-нибудь панорама восстановлена полностью? Кто знает... А ведь это память не только о героизме горцев, но и о храбрости русских солдат. И вечная память погибшим …

Назад к списку новостей

www.opendag.ru

описание, история, фото, точный адрес

Гора Ахульго (Россия) — описание, история, расположение. Точный адрес и веб-сайт. Отзывы туристов, фото и видео.

Название Ахульго (АхІул гох) переводится с аварского как «Гора зова» или, если переводить на русский более поэтично, — «Набатная гора».

У любителей истории при ее упоминании возникнет в памяти военная операция по штурму Ахульго — суровое, кровопролитное сражение за ставку Шамиля в горных аулах. Знатоки искусства могут вспомнить не очень известную в наши дни, но любимую современниками картину «Штурм аула Ахульго» Франца Рубо.

Но в чем же «соль» этого места, почему сюда ежегодно приезжают тысячи мусульманских паломников?

Могучие горные скалы

С севера подошва горы омывается рекой Андийское Койсу, образуя эдакий полуостров, рассеченный надвое речкой. Старый и построенный Шамилем Новый аулы стояли на двух гигантских утесах, под которыми в глубоком ущелье течет речка Ашильта. В одном месте утесы сильно сближаются — там горцы подвесили небольшой бревенчатый мостик.

Как местные жители, так и приезжие паломники ценят и знают свое историческое наследие. Они могут рассказать немало интересных историй об обороне крепости интересующимся туристам.

На скале Шулатлулго (что переводится с аварского как «Крепостная гора»), возвышающейся над основным горным массивом, есть плоская площадка около 100 кв. м. Там Сурхай, помощник Шамиля, построил несколько саклей (монументальные крестьянские дома из камня) — по сути, небольшой форт, да еще и на господствующей высоте.

История, пропитанная кровью

К 1839 г. Шамиля поддерживала большая часть чеченских и дагестанских горских общин — имам летом этого года использовал аулы на вершине Ахульго как свою ставку. Императору не нравилось усиление влияния мятежных горцев, так что атака позиций Шамиля была лишь вопросом времени.

Одолеть такие укрепления — очень заковыристая задача, но Отдельный Кавказский корпус под командованием генерал-лейтенанта Павла Граббе с ней справился.

После двух месяцев осады и тяжелейших боев, 22 августа 1839 г. крепость была взята — погибло около 1000 горцев (включая женщин и детей), а также примерно 600 русских солдат. Шамиля взять не удалось — он вместе с семьей смог уйти в горы и впоследствии принес еще немало хлопот Российской империи.

Зачем сюда приезжают?

Многие туристы отдают дань мужеству защитников Ахульго и храбрости русских войск, повязывая на ветки деревьев платки или любые другие куски ткани. У выхода из тоннеля под горой есть лестница, ведущая к ее вершине.

Указателей вы не найдете, но это не проблема — есть местные, которые всегда подскажут нужный путь. Особенно если узнают, что цель вашего визита — посещение святых мест.

Ахульго также популярна для совершения зиярата (паломничества к священным местам). Здесь погибало множество горцев, борясь за свою свободу, поэтому многие жители Дагестана почитают это место. На территории горы построено несколько мечетей и кладбище, где похоронен первый имам Дагестана и Чечни — Гази-Магомед.

Практическая информация

Путь к Ахульго непростой во всех смыслах — это и петляющие дороги, и плохое качество дорожного покрытия.

tonkosti.ru

О сражении на горе Ахульго, художнике Франце Рубо и первой русской панораме

Мы продолжаем знакомиться с экспозицией Музея изобразительных искусств им. П.С.Гамзатовой. 

В районе высокогорного аула Ахульго Шамиль летом 1839 года держал восьмидесятидневную оборону.

...Здесь борьба кипит не напоказ, От подножия и до макушки. «Эй, имам, молись в последний раз!» — Ультиматум выплюнули пушки. Оторвало руку на бегу Алибегилаву из Хунзаха. Он швырнул ее в лицо врагу: — Подавись, неверная собака! И тотчас единственной рукой Стал рубить налево и направо… Ахульго, бесстрашный образ твой — Это образ Алибегилава...

Это была первая крупная операция против царских войск в Кавказской войне, которая явила собой беспримерный поединок простых горцев с регулярными воинскими частями царя.

Холм-твердыня, в мужестве сынов Мог ты убедиться не однажды. Беспощадны смерть и голод, но Ничего нет беспощадней жажды. Плещется плененная Койсу, Зазывая вольную вершину… Обронила женщина слезу На сухое донышко кувшина. Вот уже он полон до краев, Всем достанет досыта напиться, Чтобы биться яростнее львов, Отхлебнув той горестной водицы. Дрогнул ворог на передовой, А горючий ключ клокочет снова… Ахульго, бесстрашный образ твой — Это образ женщины суровой.

Знаменитые полки под командой опытных офицеров русской армии почти три месяца ничего не могли сделать с отрядом горцев, сражавшихся за свою свободу и независимость...

...Между тем взошли на Ахульго Офицеры царские со свитой, Чтоб с великодушием врагов Передышку предложить мюридам. А за этот благосклонный дар Тотчас же потребовал упрямо В качестве заложника сардар Старшего наследника имама. Сжалось сердце детское в груди, Долгую предчувствуя разлуку. Но не проронил Джамалутдин Ни слезы, ни жалобного звука. Лишь летел, как бурка за спиной, Материнский вздох за ним вдогонку… Ахульго, бесстрашный образ твой — Это образ гордого ребенка...

В середине 80-х годов XIX века русский художник-баталист Франц Рубо получил заказ на выполнение больших и малых полотен, отображавших важные события из истории войн России на Кавказе. 

Ф.Рубо выполнил 8 работ. Три из них находятся в Дагестанском музее изобразительных искусств им. П.С.Гамзатовой. Центральным полотном «кавказского цикла» стала картина «Штурм аула Ахульго» (1888).

По своим художественным достоинствам, по накалу страстей и трагизму ситуации это полотно признано лучшим в цикле.

Когда Рубо талантливой рукою Все это перенес на полотно, То очевидцы панораму боя Кавказским нарекли Бородино...

Работа над этой картиной так увлекла Рубо, что он задумал создать панораму на эту тему. Это была первая русская панорама. Много позже Рубо создаст панораму «Оборона Севастополя» (1904), «Бородинскую панораму» (1912). А в 1890-91 годах панорама «Покорение Кавказа» (так она была названа на презентации в Германии) имела огромный успех в Мюнхене, Париже, ее хотели видеть в Берлине и в Вене. В 1896 году она была представлена в Нижннем Новгороде на Всероссийской художественно-промышленной выставке. В период работы выставки панораму посетил Николай II, и Рубо сам давал императору разъяснения по своей работе.

Дальнейшая судьба панорамы печальна...

...Художник в Петербург послал полотна — Итог самозабвенного труда… Но некие мазилы беззаботно Сгубили их в недавние года. Чтоб малевать на чем-то акварели Да грубые цветочные горшки, Новаторы в неистовом похмелье

                   Разрезали шедевры на куски...

Долгое время считалось, что панорама утеряна. Во время ремонтных работ в дворовых подсобных помещениях здания бывшего краеведческого музея (в Махачкале) были обнаружены под кучей мусора фрагменты панорамы. Это было настоящим чудом.

Сейчас фрагменты панорамы экспонируются в залах Музея изобразительных искусств. Бывший директор музея П.С.Гамзатова вынашивала идею восстановления всей панорамы. В Студии им. Грекова идею подхватили и согласились сделать эскиз к работе. С 1997 года в зале русской живописи экспонируется копия-эскиз панорамы Ф.А. Рубо «Штурм аула Ахульго», выполненный в масштабе один к десяти.

А в 2011 году в Дагестанском музее изобразительных искусств им. П.С.Гамзатовой был осуществлен историко-художественный проект «Ахульго, Дагестан, Кавказ в творчестве Франца Рубо», посвященный 120-летию первой отечественной панорамы «Штурм аула Ахульго» и 155-летию со дня рождения её автора — художника Франца Рубо.

В дар от Музея в числе других изданий по искусству мы получили Каталог проекта, ставшего одним из значительнейших событий в культурной жизни Дагестана последнего десятилетия.

biclic1rgamzatov90.blogspot.com

из имама делают великого дипломата

Открытие мемориального комплекса "Ахульго", посвященное самой драматичной и трагической битве Кавказской войны, вызвало неоднозначную реакцию со стороны дагестанцев.

Осудили не столько сам комплекс, сколько речи руководства республики, произнесенные на мероприятии. Широкую огласку в публике получила и репродукция некоторых картин в выставочном зале комплекса. Но обо всем по порядку.

Многих смутил тот факт, что в своих выступлениях высокопоставленные лица республики признали битву при Ахульго началом пути примирения Дагестана с Россией. Были и другие моменты, которые подверглись критике. Редакция "Кавказ.Реалии" решила узнать мнение историков.

Развернутый комментарий по этой теме нам высказал большой знаток событий Кавказской войны и эпохи Имама Шамиля Хаджимурад Доного.

"...Даже Путин не был бы в восторге"

Историк начал с того, что открытие данного мемориального комплекса - очень значимое событие. По его словам, архитектурный стиль и месторасположение памятника может вызвать только самые благоприятные эмоции. Однако то, как оформлена выставочная галерея внутри комплекса, не может не вызывать возмущения.

"Что за абсурд?! Это же ни в какие рамки не влезет! Если это было сделано руководителем нашей республики в угоду Путину, то я думаю, что и сам президент не был бы в восторге от такой инициативы"

"Эта история, в первую очередь, рассказывает о великом героизме горских народов. Но если авторы проекта все же решили выставить там картины российских представителей того сражения, то совершенно непонятен их умысел. В таком случае, там должны были быть представлены картины генерала Граббе, непосредственного руководителя осады Ахульго. Также там должен был быть портрет Милютина, впоследствии ставшего фельдмаршалом. Именно он был непосредственным участником той битвы и оставил много рукописных воспоминаний о событиях, которые записывал чуть ли не каждый день. А там выставлены портреты императоров Александра Первого, которого уже не было в живых во время сражения Ахульго, и Александра Второго, который тоже не имеет никакого отношения к тем событиям. Если и вешать портрет, так это Николая Первого - он был императором в то время. Совершенно непонятно, зачем там стоит портрет президента Владимира Путина, да еще и верхом на белом коне, в белой рубашке, с закатанными рукавами. Что за абсурд?! Это же ни в какие рамки не влезет! Если это было сделано руководителем нашей республики в угоду Путину, то я думаю, что и сам президент не был бы в восторге от такой инициативы", - считает историк.

"Надо точно знать, кто защищал свою землю, а кто хотел ею завладеть".

Хаджимурад Доного выразил недовольство и тем, как в выставочном зале были оформлены картины Имама Шамиля и других легендарных участников битвы на Ахульго. По его словам, при помощи цифрового фото можно было изобразить другой портрет Шамиля в более красочном виде, а не тот, который был представлен на выставке. А портрет прославленного наиба Шамиля Хаджи-Мурата тоже там неуместен, потому что в то время он находился на службе царской армии в чине поручика и вместе с другими принимал участие в составе царских войск при осаде Ахульго, отмечает Хаджимурад Доного.

"А где же народ?"

Историк глубоко возмущен и тем, что в церемонии открытия присутствовали только чиновник и первые лица республики.

"А где же народ, где простой люд? Для кого же тогда все это делалось?" - недоумевает он. - Потом, все эти странные речи в их выступлениях о каких-то братаниях с Россией, о желании имама Шамиля помириться с великой державой. Ну что за чушь, что это такое, в конце концов?! Разве наши предки, воевавшие на Ахульго, этого заслужили? Если бы все, кто нес эту абсурдную речь на открытии мемориального комплекса, имели возможность воочию увидеть и почувствовать, что происходило тогда 178 лет назад на Ахульго, им стало бы стыдно за свои не осмысленные речи. Ведь все, что они говорят, останется в записи и памяти людей, и они будут их осуждать".

"Если бы все, кто нес эту абсурдную речь на открытии мемориального комплекса, имели возможность воочию увидеть и почувствовать, что происходило тогда 178 лет назад на Ахульго, им стало бы стыдно за свои не осмысленные речи".

"Я смело могу сегодня утверждать, что сражение при Ахульго было самым великим сражением за всю историю Кавказской войны, такого не было уже и вряд ли еще будет. А когда некоторые пытаются героизм русских солдат и великий героизм горцев поставить в один ряд, то это - в корне неправильно. Героизм героизму рознь. Надо точно знать, кто защищал свою землю, а кто хотел ею завладеть. Исторические факты свидетельствуют о том, что солдат царской армии спаивали водкой, для того чтоб они без оглядки шли в наступление. Одурманенные алкоголем, они кололи и резали защитников крепости, сажали на штыки женщин и детей. О каком братании тут может идти речь?! Все это исходит от невежества и от незнания истории своего народа", - заключил Хаджимурад Доного.

Недавняя работа историка, книга "Последний путь имама", повествует о дальнейшей жизни Шамиля, когда после пленения он покинул верхний Гуниб. Но в самом начале книги Хаджимурад Доного указывает, что, когда Шамиль шел к князю Барятинскому, он шел исключительно на переговоры, а о том, чтобы сдаться в плен, у него не было и речи. Но в итоге случилось, что случилось.

"Абдулатипов уйдет, а комплекс останется"

Директор Историко-краеведческого музея в селении Чирката Гумбетовского района Ибрагим Ибрагимов всю свою сознательную жизнь, по его словам, посвятил изучению истории Ахульго и этого сражения. В этом музее он собрал много экспонатов с той великой битвы. Открытие мемориального комплекса "Ахульго" он считает великим событием, воплощением в жизнь его давних желаний. Он не согласен с той критикой, которая обрушилась в адрес руководителя Дагестана Р. Абдулатипова, за его выступление на открытии мемориала:

"А что касается картин, вывешенных там внутри, то я считаю, что не нужно на этом акцентировать внимание. Фотографии можно в любое время снять".

"Абдулатипов и все, кто будут дальше руководить Дагестаном, когда-нибудь уйдут со своей должности, а этот мемориальный комплекс останется навеки. Было время, когда категорически запретили восходить на священную гору. Работники КГБ несколько раз сжигали дотла маленькую мечеть, который построил сам Шамиль (на горе Ахульго). Немногие об этом знают, но он посетил свою родину после пленения, когда он с семьей жил в Калуге. Вот эта самая мечеть подвергалась уничтожению, и не раз. Но взамен тогдашнему строю пришли и лучшие времена. Мы живем в современной России, где существуют цивилизация и светский образ жизни, у нас не шариатская республика, чтоб мы могли диктовать свои условия. Во времена тяжелого экономического кризиса государство нашло возможность выделить огромные деньги на строительство этого уникального мемориального комплекса. Этот поступок заслуживает глубокой благодарности. А что касается картин, вывешенных там внутри, то я считаю, что не нужно на этом акцентировать внимание. Фотографии можно в любое время снять, они сегодня будут, завтра их нет. Важно другое - то, как ты любишь свою историю и почитаешь великий подвиг своих предков. В этом плане мемориал при "Ахульго" оправдал все свои ожидания", - считает Ибрагим Ибрагимов.

При битве на Ахульго пало много сподвижников имама Шамиля. Здесь, не желая сдаться в плен врагам, погибла сестра Шамиля Зайнаб, прыгнув с высокой скалы в реку. Здесь, сражаясь наравне с мужчинами, погибла его вторая жена Жавгарат. Невероятную стойкость, храбрость и мужество показали мюриды имама, сражаясь в неравной битве с хорошо вооруженной армией царя. Осада "Ахульго" продолжалась 80 дней, (июнь-август 1839 года), когда, оказавшись в безвыходном положении, Шамиль был вынужден покинуть Ахульго и с оставшимися мюридами перебраться в Чечню. В докладе царю о том, что Ахульго наконец-то взята, генерал Граббе поспешил заверить императора, что на этом Кавказскую войну можно считать завершившейся. Но дальнейшие события показали, как глубоко он ошибался: война длилась еще долгих 20 лет...

www.kavkazr.com

Ахульго - Дагестан

На горе Ахульго в Дагестане расположился одноимённый мемориал-музей, возведённый в память о событиях Кавказской войны, имевших здесь место летом 1839 года. Проходившую в Ахульго военную операцию, направленную на захват крепости имама Шамиля, называют одним из важнейших исторических событий, имеющим неоценимую значимость для исторической памяти жителей Северного Кавказа и всех россиян.

Несмотря на то, что с момента открытия мемориального комплекса прошло совсем немного времени, это место уже сегодня привлекает большое количество туристов со всей страны и соседних государств, желающих лично прикоснуться к историческим коллизиям периода Кавказской войны — одной из самых трагических страниц российской истории. Как утверждают создатели музея под открытым небом, буквально каждый камень мемориала Ахульго был заложен с горячей искренней молитвой о мире, единстве, дружбе и братстве народов, судьбы которых затронула война, продолжавшаяся на территории Кавказского региона в период с 1817 по 1864 гг.

Что представляет собой мемориал Ахульго

Мемориальный комплекс, открытый в начале 2017 года — это оригинальный ансамбль, включающий сигнальную башню высотой 17 метров, а также выставочный зал с экспозицией, в которой сегодня представлены артефакты времён Кавказской войны и тематические художественные полотна. Речь идёт преимущественно о портретах государственных деятелей, принимавших участие в событиях 1817-1864 годов и непосредственного штурма резиденции предводителя кавказских горцев. Центральное же место в картинной галерее по праву принадлежит репродукции «Штурм аула Ахульго» — работы выдающегося панорамиста Франца Алексеевича Рубо, знаменитого автора нескольких сотен монументальных картин-панорам.

Инициатором строительства мемориала стал глава Республики Дагестан Рамазан Абдулатипов. Первые шаги по популяризации героических событий были сделаны в 2013 году, а уже в 2016-ом, во время чествования 145-летней годовщины смерти имама Шамиля, власти республики завили о своих планах по возведению мемориального комплекса-музея, расположенного на месте осады Ахульго. По заявлению Абдулатипова, открытие мемориала стало ещё одним шагом к народному единству. «Не просто очередная достопримечательность, но памятник дружбы, который объединит народы Кавказа и России» — именно так охарактеризовал собственный проект глава Дагестана.

Штурм Ахульго: краткая историческая справка

В 1834 году 37-летний Шамиль получил титул имама Северо-Кавказского имамата, став преемником Гази-Муххамада и Гамзат-бека. Уже очень скоро его могущество и популярность в народе растут не по дням, а по часам, и военное руководство Кавказской армии Российской империи, которую не устраивает такое положение дел, принимает решение о начале карательной операции. К слову, интерес представляет не только ход событий, но и само место, в котором они разворачивались. Гора Ахульго, что в переводе с аварского языка означает «тревожная гора», стала местом расположения сразу двух аулов — Старого и Нового Ахульго, между которыми раскинулось 40-метровое ущелье с узким деревянным мостиком.

Военная операция, которая в дальнейшем получит название штурма Ахульго, началась 12 июня 1839 года. Генерал российской кавалерии Павел Граббе принимает решение о штурме Сурхаевой башни — так называемой «Горки прочности», которая впоследствии была разрушена буквально до основания. Русские солдаты предприняли три попытки штурма, установив несколько батарей. Первый штурм не принёс желанных результатов — Сурхаева башня стойко перенесла его, а обе стороны понесли значительные потери в своих войсках.

Однако уже в ходе второго штурма, который начался 4 июля и сопровождался бомбардированием, башня пала, в буквальном смысле слова схоронив под завалами практически всех своих героических защитников. Этот момент стал по-настоящему переломным и решающим, позволив генералу Граббе бросить все силы на штурм аулов Ахульго и значительно продвинуть вперёд пушки и прочую артиллерию.

16 июля начался очередной этап операции — решающий третий штурм, для которого на помощь Граббе и его помощникам прибыли русские пехотинцы под командованием полковника Карла фон Врангеля. Нужно отдать должное горцам, которые сражались за свою землю до последнего, причём, активное участие в боях на этот раз принимали не только мужчины, но и женщины, облачённые в мужские костюмы-черкески. В какой-то момент положение русской армии стало критическим, поскольку мюридам удалось воспользоваться небольшой заминкой и обрушить на противника мощный град пуль из большого количества бойниц. Барон фон Врангель при этом был серьёзно ранен, а потери обеих армий в этот раз исчислялись сотнями человек.

После имевшего историческое значение перелома последовала длительная осада крепости, в которой скопилось огромное количество раненых и больных. В Ахульго вспыхнула эпидемия оспы, также унёсшая большое количество жертв. Обе стороны были буквально измотаны последними событиями, кроме того, армии в итоге остались практически без офицерского состава. В результате было принято решение о проведении переговоров, в ходе которых Граббе предложил имаму Шамилю капитулировать, предварительно сдав в заложники собственного сына и передав военачальникам русской армии весь оружейный арсенал. Естественно, такая перспектива не устроила предводителя кавказских горцев, и переговоры, сопровождавшиеся непрекращающейся стрельбой, не принесли практически никаких результатов.

Завершение штурма

После неудачных переговоров последовали четвёртая и пятая штурмовые операции, и 22 августа над аулами были вывешены русские знамёна. Продолжавшийся 80 дней штурм Ахульго был завершён, а большая часть населения бежала в ближайшие пещеры и ущелье Ашильты. Что касается героических защитников Ахульго, то уже к 12 часа дня 22 августа в живых не осталось ни единого человека. Незначительные столкновения продолжались ещё неделю, к 29 августа сопротивление горцев было полностью подавлено. Потери были, без преувеличения, огромными. Имам Шамиль, которому в будущем было суждено стать одной из ключевых фигур и национальным героем народов Северного Кавказа, чудом прорвался через осаждение на территорию Чечни вместе со своими подданными-мюридами.

Ахульго в культуре и искусстве

Как и следовало ожидать, имевшие в ходе штурма крепости Шамиля события оказали большое влияние на искусство, литературу, политику. Как уже было сказано, военная операция в Ахульго впечатлила живописца-панорамиста Франца Рубо, кисти которого принадлежат такие легендарные панорамы, как «Оборона Севастополя», и «Бородинская битва». Полотно «Штурм аула Ахульго» авторства Рубо вошло в цикл картин по мотивам Кавказской войны (заказчиком серии, которая изначально создавалась для военно-исторического музея «Храм славы» в Тифлисе, стало само правительство Александра III).

Работа продолжалась в Мюнхене более 10 лет (на протяжении 1880-1890 гг.) Оригинальные фрагменты монументальной панорамы успешно сохранились до наших дней и в настоящее время находятся на хранении в Дагестанском музее изобразительных искусств в Махачкале. Своё отражение осада крепости имама Шамиля нашла также и в литературном творчестве. В частности, в 2008 году вышел в свет исторический роман «Ахульго», авторство которого принадлежит перу известного уроженца Махачкалы Шапи Казиеву.

Хотите отправиться на увлекательную историческую экскурсию в Ахульго, посетив места боевой славы времён Кавказской войны? Туристическое агентство Caspian Travel всегда готово предложить самые интересные маршруты и лучшие цены на экскурсионный и активный отдых в Дагестане.

Экскурсия по Ахульго доступна в рамках тура Орлиное гнездо

caspian.travel

Включать Путина в портретную галерею "Ахульго" – пресмыкательство

Открытый сегодня в Дагестане мемориал "Ахульго", посвященной штурму резиденции имама Шамиля во время Кавказской войны, напоминает о вражде, а не примирении сторон, заявили опрошенные "Кавказским узлом" историки. Они также указали на присутствие в выставочном зале портретов не связанных со штурмом Ахульго фигур, в том числе Александра I и Владимира Путина.

Открытие мемориала прошло в атмосфере официоза

Сегодня в Унцукульском районе открылся мемориальный комплекс "Ахульго", построенный в память о событиях Кавказской войны 1839 года – Битве при Ахульго, сообщил корреспонденту "Кавказского узла" представитель пресс-службы дагестанского Минкульта.

Комплекс открыт на одноименной горе и представляет из себя архитектурный ансамбль, в который входит 17-метровая сигнальная башня и здание, где расположен выставочный зал. Внутри зала представлена репродукция панорамы Франца Рубо "Штурм аула Ахульго", написанной художником в 1890 году. В настоящее время отдельные фрагменты оригинальной панорамы остаются в Дагестанском музее изобразительных искусств в Махачкале.

В открытии комплекса участвовали всего около 200 человек: представители администрации Дагестана и глава республики, депутаты Госдумы, представители Федерального агентства по делам национальностей и "гости из Чечни", перечислил представитель Минкульта, не уточнив состав чеченской делегации. По словам представителя ведомства, идея открытия комплекса принадлежала главе республики.

Открывая мемориал, Рамазан Абдулатипов назвал его символом того, что "в сражениях Кавказской войны русские и горцы освятили пролитой кровью историческое единство, братство народов России, призыв ко всем поколениям беречь это единство", приводит слова главы республики ТАСС.

Возведение мемориала - это "знак уважения к общей исторической памяти, напоминание о недопустимости кровопролития, яркое свидетельство необходимости поддержания народного единства, которое складывалось и крепло на протяжении столетий", говорилось в заявлении Владимира Путина, которое было зачитано участникам церемонии, пишет РИА "Дагестан".

Руководитель Федерального агентства по делам национальностей Игорь Баринов назвал открытие мемориала "событием для всей России".

"Произошедшие здесь 177 лет назад события во многом определили дальнейшее развитие народов России и Дагестана. Наши предки сделали свой выбор – выбор быть вместе, и после ни разу не предавали друг друга. Отдавая дань жертвам трагических страниц истории, мы должны делать упор, в первую очередь, на события, испытания, победы, которые мы проходили и переживали, праздновали вместе. Поэтому, помня об Ахульго и других кровопролитных сражениях Кавказской войны, уважая память их участников с обеих сторон, мы должны помнить и говорить о завещании Шамиля своим сыновьям никогда не воевать с Россией", - приводит его слова сайт Министерства по делам национальностей Дагестана.

Над проектом работали семь художников, руководил ими Салих Ахалов, рассказывается в сюжете о мемориале в эфире РГВК "Дагестан".

Панеш: штурм Ахульго показал необходимость мирного разрешения конфликта

Сражения при Ахульго имеют важное значение для исторической памяти народов Северного Кавказа, рассказал корреспонденту "Кавказского узла" историк, сотрудник отдела истории АРИГИ Аскер Панеш.

"Этот период интересен тем, что в силу сложившихся геополитических факторов на орбите оказались народы Северного Кавказа. Народам Дагестана и черкесам пришлось отстаивать свою самостоятельность таким путем. Но и эти страницы важны тем, что как Россия, так и народы Дагестана искали пути примирения, пути компромисса, чтобы преодолеть эти негативные моменты",  – утверждает он.

По мнению Панеша, открытие мемориала должно показывать, как "обращение к исторической памяти необходимо для того, чтобы извлечь уроки консенсуса, примирения". Битва при Ахульго в итоге стала как раз таким уроком как для стороны имама Шамиля, так и для российского командования, считает историк.

"Российское командование задумалось над тем, что вот только такими карательными экспедициями, жесткими методами нельзя действовать на Кавказе. И со стороны Шамиля это был тоже урок. И сейчас этот урок является символом нашей истории – что даже в тех условиях противостояния нужно искать пути примирения", – заявил Панеш.

Муханов: финансировать такой проект в нынешней экономической ситуации неуместно

Бои при Ахульго можно назвать "стандартной операция времен Кавказской войны", итогом которой стало укрепление позиций царской власти в регионе, заявил в свою очередь историк, старший научный сотрудник Центра проблем Кавказа и региональной безопасности МГИМО Вадим Муханов.

"Ахульго – штаб-квартира имама Шамиля в конце 30-х. В 1837 году был визит Николая I на Кавказ, который был страшно недоволен ситуацией, была попытка даже провести встречу между имамом Шамилем и Николаем I, однако она сорвалась, ни о чем договориться не удалось. Когда началось серьезное наступление, Шамиль пытался укрепиться в каком-то населенном пункте и отбиться от русских войск. Это и происходило в Ахульго", – рассказал он.

Аул был серьезно укреплен, рядом были построены башни, Шамиль сосредоточил в Ахульго довольно серьезное по численности горское войско – около пяти тысяч человек, продолжил Муханов.

"Бои шли почти три месяца. Российские войска потеряли около тысячи, полутора тысяч убитыми, ранеными, и примерно столько же потеряли горцы. Взятие Ахульго считается завершающей датой первого этапа Кавказской войны. И во многом это укрепило позиции русской власти в горах", – сказал Муханов корреспонденту "Кавказского узла".

"У меня вызывает удивление факт появления такого проекта, потому что, учитывая то состояние, в котором сегодня находится Дагестан, подобные траты явно делаются не в том направлении, в котором нужно. Это неправильно, это смешно и явно не стимулирует развитие исторической мысли в Дагестане, а цель одна – пиар нынешнего руководства Дагестана. Ни о какой заявленной цели благостной, о примирении, речи быть не может, потому что дается достаточно однобокая картина", – заявил онНесмотря на значимость самого исторического события, Муханов считает расточительностью возведение подобного мемориала на фоне нерешенных социально-политических проблем и состояния гуманитарной сферы в регионе.

По убеждению историка, примирению и объективному обсуждению прошлого мемориал способствовал, если бы его авторы учитывали рекомендации ученых, для чего нужно было проводить научно-практические конференции. В данном же случае речь идет об игре на сакральном для Дагестана имени имама Шамиля, добавил Муханов.

"Последствия Кавказской войны до сих пор очень остро обсуждаются на Кавказе. Это тема, которая из XIX века перешла в наше время и является частью общественно-политического дискурса. Открытие мемориала – попытка пропиариться на благостном историческом прошлом, которое позитивно воспринимается в Дагестане, потому что это мемориал, где ключевой фигурой является имам Шамиль", – считает эксперт.

Доного: включать Путина в портретную галерею "Ахульго" – пресмыкательство

Штурм Ахульго по своему драматизму – событие номер один для всей истории Кавказской войны, однако в проекте мемориала контекст этого события недостаточно учитывается, сказал корреспонденту "Кавказского узла" доктор исторических наук Хаджимурат Доного. В пример он привел портретную галерею, которая находится внутри здания с выставочным залом.

"По плану задумывалось так: российская сторона и дагестанская. Но тут такой момент – события при Ахульго происходили в 1839 году и, с моей точки зрения, надо было эту портретную галерею и все, что связано с живописью, привязывать к этой дате. Надо было больше осветить именно это событие 1839 года. Тогда как внутри экспонируется портрет Александра I, которого в 1839 году и в помине не было уже", – указал историк.

С российской стороны, по словам Доного, надо было показать, например, генерала Милютина, который "был участником Ахульго и оставил интересные воспоминания об этом", выставить правильный портрет генерала Павла Граббе.

"Граббе представлен, но его нарисовали уже на склоне лет – стариком, а на Ахульго он был сравнительно молодым человеком. Историческая полоса немного хромает. Можно было сделать других участников российской армии", – сказал эксперт.

Аналогичная ситуация, по его словам, и со стороны Дагестана – в галерее представлены имам Гази-Мухаммад и имам Гамзат-бек, которых на тот момент уже не было в живых.

"Имам Шамиль представлен копией с картины Сверчкова, но не очень качественной", – добавил он.

"Его изобразили в рубашке с коротким рукавом, сидящим на белом коне на фоне русских березок. Вот этот портрет я абсолютно здесь не представляю. Это пресмыкательство, и я уверен, что президенту, даже если он там окажется, не понравится, что он там так представлен", – считает историк.Самым же неожиданным для эксперта стало то, что в экспозиции представлен портрет Владимира Путина.

При этом Хаджимурат Доного отметил, что технически комплекс выполнен очень качественно.

"Внешне он выглядит замечательно, хорошая башня сторожевая, хороший проект, внутри все красиво: зал, работа по дереву – оформительские моменты, кладка великолепная, место выбрано очень удачно, откуда видно само Ахульго. Это завораживает", – сказал он.

Скаков: мемориал напоминает о войне, а не о мире

Неудачной концепцию мемориала в Ахульго назвал и координатор рабочей группы Центра изучения Центральной Азии и Кавказа Института востоковедения РАН Александр Скаков. По его мнению, мемориал напоминает как раз о военном противостоянии, а не о мире.

"Это получается малообразованное, малокультурное, нетактичное сжигание тех проблем, которые были до этого. То есть он дает почву для тех, кто еще не забыл про борьбу части Кавказа и России. Нужны более тонкие подходы, более тонкие пути. То, что сделано – самый худший вариант", – заявил корреспонденту "Кавказского узла" историк.

По словам Скакова, удачных примеров мемориалов, которые бы служили символом единства России и Дагестана, пока нет.

"Я пока не вижу ничего удачного. Вижу перекос в одну или в другую сторону. Того, чтобы было бы настроено именно на примирение сторон, именно на то, что это история, которую надо знать, но в ней не надо жить – такого не вижу, пока что", – сказал он.

Хаджимурат Доного среди удачных мемориалов, посвященных участникам Кавказской войны и установленных на Северном Кавказе, выделил стелу на Гунибе. Войска Шамиля потерпели в июне 1845 года поражение от царской армии под командованием Александра Барятинского.

"На Гунибе уставлена стела из горского камня, где выбиты слова участников Кавказской войны. До революции там была беседка из белого камня в честь победы Барятинского над Шамилем. Она до сих пор стоит, но напротив беседки поставлен камень, чтобы с другой стороны показать это событие, со стороны защитников Гуниба", – отметил историк.

onkavkaz.com