Анненков Юрий Павлович: фото, биография, картины, портреты. Анненков картины


картины, портреты деятелей русской культуры.

Юрий  Анненков

 Юрий Анненков

Автопортрет

Юрий Павлович Анненков (1889, Петропавловск, Российская империя —1974, Париж, Франция) — русский и французский живописец и график, художник театра и кино, заметная фигура русского авангарда, литератор. Юрий Анненков создал обширную галерею живописных и графических портретов многих деятелей русской культуры.

 Юрий Анненков участвовал в политическом движении. Учился у Я. Ционглинского, затем в Париже у Ф. Валлотона и М. Дени. Художник кспытал влияние кубизма и футуризма. С 1913 г. — в Петербурге. В первые годы революции Юрий Анненков сотрудничал с большевиками, оформлял массовые театрализованные шествия. Анненков — автор знаменитой серии рисованных портретов деятелей русской культуры, иллюстраций к поэме А. Блока « Двенадцать» (1918). Но в 1924 г. Анненков эмигрировал во Францию. Работал как художник театра и кино, выступал в качестве критика. Юрий Анненков опубликовал несколько книг воспоминаний

 Особенности творчества Анненков

 Анненков — наследник петербургского графического стиля мирискусников. Он выработал и свою собственную экспрессионистическую манеру близкую кубофутуризму, особенно остро проявившуюся в портретах. Подобный стиль характеризовал и творчество другого художника Бориса Григорьева, этот стиль они называли «новым синтетизмом», или «неореализмом».

Портрет Е. Б. Анненковой, жены художника

картина Анненкова

К поэме Блока "12"

Портрет Ахматовой

Портрет Ахматовой

Ходасевич

Ходасевич

Вс. Мейерхольд

Портрет фотохудожника М.А.Шерлинга

Портрет Кузьмина

О.Глебова-Судейкина

Ахматова

Валентина Ивановна Мотылева

Карл Радек

Троцкий

Эйзенштейн

Автопортрет

Автопортрет с сестрой

Горький

Пастернак

Маяковский

Хлебников

портрет Н.Евреинова

Адам и Ева ГТГ

На рубеже 1910—1920-х годов творчество Юрия Анненкова находилось в постоянной орбите внимания критиков. Однако, по признанию одного из них, все критические рассуждения обречены были быть лишь «блестящими по форме литера­турными догадками», поскольку непредсказуемость пово­ротов анненковской манеры затрудняла анализ, переменчивый дар художника требовал осторожности в прогнозах. Харак­терно, что Анненков, много, хоть и хаотично учившийся (в петербургских мастерских С.М.Зейденберга и Я.Ф.Цион- глинского, в училище технического рисования Штиглица, в.мастерских М.Дени и Ф.Валлотона в Париже), сознательно не связывал себя принципами какой-либо школы или направ­ления. На раннем этапе он легко поддавался влияниям и столь же легко их преодолевал; в зрелости выбор художественных решений нередко делался предметом бравады — художник то обнаруживал вкус к иллюзионистическим эффектам формы в духе школы Кардовского, то использовал — в смягчен­ном варианте — приемы кубизма и футуризма, то с некото­рой оглядкой на Бориса Григорьева демонстрировал собствен­ный «класс» владения линией и растушевкой. Неуемный творческий темперамент заставлял Анненкова браться почти за все: в числе его постоянных занятий — работа в журналах (главным образом карикатуры в «Сатириконе» и рисунки в журнале «Театр и искусство»), оформление и иллюстриро­вание книг (здесь наиболее блестящие удачи — «Двенадцать» А.Блока 1918 года и «Мойдодыр» К.Чуковского, выдерживавший переиздания с 1923 по 1946 год), создание теат­ральных декораций, костюмов и гримов (в Театре В.Комис- саржевской в его оформлении шли «Скверный анекдот» Ф.Достоевского, «Ночные пляски» Ф.Солбгуба, «Лулу» Ф.Ведекинда, в театре «Кривое зеркало» — «Нос» Гоголя). С одинаковым энтузиазмом Анненков делал экслибрисы, издательские марки и огромные городские плакаты; в его биографии уживается эпизод оформления церкви (правда, духовенство не приняло работу, сочтя ее кощунственной) и опыт создания уникальных по масштабу «народных зре­лищ» — «Мистерии освобожденного труда», разыгранной у здания Фондовой Биржи 1 мая 1920 года при участии двух тысяч статистов (здесь Анненков выступил не только как ре­жиссер, но и как актер — исполнив роль свергаемого с трона буржуя), и грандиозного «Взятия Зимнего дворца» — эта инсценировка потребовала уже шести тысяч участников. До возвращения из Парижа в Петербург (условно говоря, в ученический период) на первом месте стояла живопись, затем наступила пора устойчивого приоритета графики; наконец, после 1924 года во Франции Анненков в основном работал как художник кино.

Однако исследователей отпугивал не размах деятельности художника (разносторонностью тогда отличались многие), а кажущаяся непоследовательность манеры. Но странно — то, что казалось протеизмом, по прошествии времени соеди­нилось в образ искусства очень цельного — при том, что направлено было это искусство на фиксацию динамического и трудноопределимого, что «носится в воздухе». В проду­манной недоговоренности графической речи художника читается стремительность и неустойчивость жизни. Распа­дается прежде единая картина мира — и часть, пристально увиденная, заменяет целое; в прерывистом беге линий вопло­щена идея самодвижения вещей, потерявших привычные координаты — и новый образ бытия интегрируется из диф­фузии, хаоса, осколков. Теряет статичность и самозамкнутость портретное изображение: облик человека двоится и множится (портреты М.Шерлинга, Г.Уэллса), превращается в ребус (портрет Н.Петрова). В портрет «вторгаются» другие образы (портрет К.Чуковского), вторгается сам автор (портрет З.Ан­ненковой), вторгается полная динамики жизнь. Вот портрет М.Шерлинга (масло, 1918) — европеец и денди с цветком в петлице, но за спиной героя угрожающе вырастает и уп­лотняется его собственная тень; скрытый бликом, зияет пустой глазницей глаз (последний прием характерен для Аннен­кова) — и, подтверждая эту раздвоенность, возникает на фоне висячая лампа под абажуром и надпись «отель» — знак уюта и знак скитальчества. Тот же прием монтажа в ри­сунках к «Двенадцати» — предметы «рассыпаны» без види­мой системы: покосившийся крест на церкви, пробитое пулей окно, нож, бутылка и оборванный телеграфный провод — реалии времени, впечатанные в поэму и в биографию ху­дожника — недаром писал критик М.Бабенчиков, что, «иллю­стрируя Блока, Анненков в значительной мере иллюстрировал себя».

Приемы анненковской графики бывали весьма разнообраз­ными. Жестко чеканящая форму перовая линия — и опа­дающий мягкий штрих свинцового карандаша, прерываю­щийся и вновь возникающий после паузы, упругие орнамен­тальные арабески — и тающие акварельные размывки, конструктивная огранка объемов растушевками — и безоши­бочность случайных росчерков и «каракуль», «как попало» брошенных поверх изображения, — всем этим художник владел в совершенстве и, совмещая приемы в одном листе, добивался сложного синкопированного ритма. Рисунки Анненкова отличаются импровизационной свободой и эмо­циональной раскованностью.

Портреты Анненкова (часть их вышла в 1922 году отдель­ным альбомом) — вероятно, самое значительное, что создал художник, и в них неслучайность его пластических реше­ний явлена со всей отчетливостью. При том, что прием Аннен­кова всегда обнажен в своей условности, возникает поразительный эффект живой жизни, которой живут его персонажи. За отвлеченностью штрихов, путаницей линий, гранями растушевок возникает ощущение человеческой неповторимо­сти, выразившейся здесь полностью и абсолютно. Даже в портретах, созданных не с натуры (рисунки к книге «Силуэ­ты Парижской коммуны», портреты деятелей французской революции и русских народовольцев для журнала «Красный милиционер» — 1921), присутствует предельная психологи­ческая убедительность. Дар острого физиономиста вы­делял Анненкова среди его современников. Сам художник склонен был объяснять свое умение «пристально видеть» опытом работы на Росковской биостанции в Бретани (1912), где ему приходилось делать зарисовки морского дна, поль­зуясь микроскопом (тогда же он проиллюстрировал диссер­тацию об актиниях турецкого зоолога Зиа-Бей-Нафильяна и впоследствии еще раз вернулся к научной иллюстрации в 1921 году, оформив книгу А. Герда «Земля, вода и воздух»). Но анненковский портретный метод не сводится к преиму­ществам «ближнего зрения», его внимание к «мелочам ли­ца» — всякого рода морщинам и бородавкам — нигде не пе­реходит в мелочную перечисленность, в натурализм. Скорее, здесь можно говорить о некоей «двойной оптике»: вгляды­ваясь в детали, художник воспринимает их в системе целого — исходя из понимания «формулы личности». В портретах Ан­ненкова предстает широкий «срез» эпохи — от вождей революции до петербургской богемы. Здесь нет ординар­ных лиц — все значительны, и на всех отпечаталось вре­мя — драматическим отсветом, особого рода чувством судьбы. Людей, изображенных им, трудно представить дру­гими — даже в самых линейно лаконичных и лишенных повествовательности портретах есть психологическая исчер­панность, ощущение «последней правды» о человеке.

Блестящее мастерство рисовальщика обеспечило Анненкову прочное место в отечественной культуре, но не только им объ­ясняется масштаб его прижизненной славы. Не случайно М.Бабенчиков поставил эпиграфом к своей статье о худож­нике слова В.Стасова: «Самое трудное в искусстве — совре­менность». Острое чувство современности было присуще Ан­ненкову, как никому другому, и время выразилось в его искусстве не суммой внешних примет, но внутренним смыслом.

Г.ЕЛЬШЕВСКАЯ

Комментарии пользователей Facebook и ВКонтакте. Выскажи мнение.

Последние материалы в этом разделе:

  • Творчество Франса Халса (1581/85-1666) Автопортрет Всю свою жизнь — практически безвыездно — Ф...

    2018-08-31

  • Творчество Иероним Босх  (Ок. 1450-1516) Великий нидерландский живописец Иероним ван Акен, которо...

    2018-08-19

  • Ян Бартольд Йонгкинд  (1819-1891) Замечательный художник, мало известный широкой публике, сыграл ...

    2018-08-10

  •  Творчество Тициана (1488/90—1576) Венецианская живопись — это особый мир в искусстве итальянског...

    2018-08-03

  • Творчество Мазаччо (1401—1428) Города Италии, ставшие практически самостоятельными государствами в...

    2018-07-22

↓↓ Ниже смотрите на тематическое сходство (Похожие материалы) ↓↓

www.artcontext.info

Художник Юрий Анненков. Картины и биография.

   Юрий АнненковИзвестность русскому художнику Юрию Павловичу Анненкову принесли не только его успехи в изобразительном искусстве, но и достижения в литературе, театре, кино. Таланты одаренной личности раскрывались постепенно, охватывая все новые сферы искусства, при этом, главным двигателем развития, как и девизом Анненкова по жизни, всегда оставался эксперимент.

Место рождения будущей знаменитости, «принадлежащей» как России, так и Франции, – город Петропавловск (Казахстан), куда отец Юрия – народоволец Павел Анненков был переведен на поселение, последовавшее после ссылки в Сибирь. Георгий (по крещению) появился на свет 11 (23) июля 1889.  Практически сразу после его рождения, семейство переехало в Самару, а с помилованием отца в 1894 г. – в Петербург.

В 1900 г. юноша стал учеником 12-й казенной гимназии, но отличное владение карандашом, в сочетании с «предрасположенностью» к вопросам политики, вовлекли Анненкова в работу в гимназическом журнале, что в 1906 г. послужило поводом к его увольнению из учебного заведения.

В этот период Анненков знакомится со многими представителями культурного общества, среди которых был и И. Репин, оказавший существенное влияние на живопись начинающего художника.

В 1908 г. Анненков зачислен в Петербургский университет на юридический факультет, параллельно занимается в студии С. М. Зейденберга, а на следующий год пытается поступить в Академию художеств, но неудачно. Желание повысить уровень творческого мастерства приводит художника осенью 1909 г. в школу-студию Я. Ф. Ционглинского, который и посоветовал Анненкову развивать художественные способности в Париже. Примечателен этот год и серией этюдов, выполненных молодым художником в реалистической манере, и во многом, соответствующих импрессионистскому стилю.

Непосредственное знакомство Анненкова с передовой европейской живописью состоялось несколько прозаично: весной 1911 г. он делает зарисовки морской флоры и фауны в Бретани, но уже осенью того года начинаются занятия в мастерских знаменитых набистов Ф. Валлотона и М. Дени. Много полезного, в плане выработки собственного стиля, дали академии Р. Жюльена, Ла Палетт, и Гранд Шомьер; посещал и Русскую академию Марии Васильевой, правда, в качестве модели, что несколько улучшало финансовое положение.

Под влиянием новомодных для самого Парижа кубизма и футуризма, в произведениях Анненкова появляется своеобразный синтез этих направлений. Две его работы, написанные в этой манере – «Пейзаж» и «Вечер», экспонируются весной 1913 г. в Салоне Независимых. Осенью художник возвращается в Россию, и сразу же активно включается в творческую жизнь Петербурга, но теперь, его живописный стиль, сформировавшийся в Париже, обрел оригинальное звучание, и у Анненкова появилась новая область применения своего таланта – театр. Благодаря новаторским подходам и решениям постоянно экспериментирующего театрального художника, публика Москвы и Петербурга ощутила мощные потоки невиданной ранее экспрессии, исходящие со сцены. Несмотря на постоянную занятость в театре, рисунки Анненкова регулярно появляются в известных журналах того времени – «Сатирикон», «Аргус», и др.

Перед самым большевистским переворотом, художник приступает к созданию серии острохарактерных портретов знаменитостей культурного мира России – А. Ахматовой. А. Бенуа, а после смены власти, к которой он испытывал нейтральные чувства, его кисть запечатлела и ряд первых лиц нового государства. Именно в этот период портретная живопись Анненкова достигает совершенства, открывая его как мастера, владеющего разной техникой и стилями.

Для художника с народовольческими «корнями», первые годы советской действительности были удачны во всех отношениях: непрестанный творческий поиск приносит успех, его экспрессионистский стиль, перекликающийся с кубофутуризмом – оригинален и пользуется популярностью, иллюстрации к поэме А. Блока «Двенадцать» признаются классическими, должности и звания присваиваются регулярно.

Революционная власть не предполагала, что обласканный ею Анненков, сможет отказаться от благ советского «рая», но так и произошло в 1924 г., когда художник после посещения биеннале в Венеции, решил не возвращаться в Союз. С 1925 г. его новым местом жительства становится Париж, а основным видом творческой деятельности – театр и кино, хотя графикой и станковой живописью он будет заниматься до глубокой старости.

Обосновавшись в Париже, Анненков не терял связей со своей исторической родиной, написал портреты И. Бабеля, О. Спесивцевой, И. Эренбурга, сотрудничал с русскими художественными труппами. Дом артиста для эмигрантов из России, поначалу организованный как театральное кабаре «Arc en ciel», был создан им в 1925 г. в тандеме с Ф. Комисаржевским. За год до смерти Анненкова, его обзоры художественных выставок еще публиковались в газете «Русская мысль».

Оборвалась жизнь великого мастера 12 июля 1974 г.

Картины художника Юрия Анненкова: 

www.avangardism.ru

Анненков Юрий Павлович: фото, биография, картины, портреты

В 1889 году зажглась звезда одного из наиболее выдающихся и прогрессивных творцов девятнадцатого века. В этом году родился Анненков Юрий Павлович – русский художник, портретист, писатель.

Происхождение

Знаменитый мастер родился в семье русского народовольца. Свое самое раннее детство Юрий Анненков провел с родителями в Камчатском крае. Там находился и работал его отец, сосланный за участие в организации «Народная воля». В1893 году семье наконец удалось вернуться на проживание в Санкт-Петербург. В это время они размещались в небольшом селении по соседству с имением Ильи Ефимовича Репина.

анненков юрий

Такое окружение имело большое влияние на последующее творчество и мировоззрение Анненкова. Он был постоянно окружен обществом людей всех возможных творческих профессий, что не могло не сказаться на его выборе профессии.

Учеба

Рисовать Анненков Юрий начал с детства. Более того, в подростковом возрасте он сильно увлекся политикой. В это время художник пробовал себя в жанре карикатуриста. Его иронические наброски для подпольного журнала послужили причиной большого скандала. За вольнодумство Анненкова исключили из учебного заведения. Однако это не подорвало веру художника в свои силы. Он самостоятельно поступает на юридическую специальность в Петербургский университет.

Творческая карьера

Несмотря на раннее увлечение рисованием, мастер так и не получил полноценного художественного образования. Еще во время учебы в гимназии художник посещал занятия в Санкт-Петербургской художественно-промышленной академии имени Александра Людвиговича Штиглица. В студенческие годы Анненков Юрий учится в студии известного мастера Савелия Моисеевича Зейденберга. Примечательно, что вместе с ним учился еще один выдающийся художник – Марк Захарович Шагал.анненков юрий павлович

К сожалению, несмотря на старательность и желание учиться, Анненков не смог пройти отбор в Московскую академию художеств. После своего фиаско Юрий продолжает учебу в студии Яна Францевича Ционглинского.

Жизнь за рубежом

Дальнейшая судьба Анненкова складывалась уже вне Родины. Именно благодаря совету своего наставника Яна Францевича молодой художник покинул страну, в которой родился, и переехал в Париж. Там Анненков Юрий продолжил свое обучение. В это время он поступил на учебу к таким зарубежным мастерам, как Морис Дени и Феликс Валлотон. Эти символисты относились к популярной группе «Наби». Именно под покровительством своих наставников в 1913 году Юрий впервые принял участие в художественной выставке со своими полотнами. Экспозиция носила название «Салон Независимых». Дебют художника оказался удачным.

Символика творчества

В самом начале своего художественного пути автор занимался главным образом живописью. Именно к этому периоду относятся его знаменитые работы «Адам и Ева», «Желтый траур», «Автопортрет», написанные в начале 1910 года. После возвращения на Родину в 1913 г. Юрий Анненков, фото произведений которого можно увидеть в нашем обзоре, начинает увлекаться таким видом искусства, как графика. Все чаще его произведения стали печататься на страницах таких изданий, как «Лукоморье», «Аргус», «Отечество», «Сатирикон» и многих других.

юрий анненков художник

Помимо этого, во время периода увлечения графикой мастер поддерживал тесные творческие связи с популярными на тот момент издательствами «Красная новь», «Всемирная литература», «Радуга» и другими. Художника приглашали в качестве иллюстратора к произведениям Корнея Чуковского, Джека Лондона, Николая Евреинова. Также автор продолжает давнюю традицию публиковаться в сатирических изданий в качестве карикатуриста. К счастью, теперь его творчество было оценено по заслугам.

Политические взгляды

Во время обеих революции неравнодушный к социальным изменениям в обществе художник горячо увлекался политикой. Можно сказать, что потрясения в общественном строе возымели очень большое влияние на дальнейшее творчество мастера. Об этом свидетельствует расцвет его художественной деятельности после свершения переворота. Именно в это время в художественной среде появляются новые течения и общества. Анненков Юрий становится их активным участником. Например, художник был избран одним из членов правления Дома искусств в Петрограде.

юрий анненков картины

Даже в своих произведениях мастер постоянно затрагивал тему революции. Именно в особой манере изображения связанных между собой деталей открывается отношение Анненкова к революции, как новым порядкам. Художник горячо переживал и содействовал отмене прошлых установок, как в общественной жизни, так и в творчестве.

Успехи молодого мастера не остались незамеченными и уже в 1920 году Юрия назначили профессором в московской Академии Художеств.

Проза и публицистика

Помимо своей художественной деятельности Анненков занимался и писательским трудом. После 1917 года он неоднократно пробовал себя в качестве публициста. Как говорят, талантливый человек хорош во всем. Эта стезя удавалась Юрию не хуже живописи. Уже скоро он публиковал свои статьи в печатных изданиях вроде «Жизнь искусства».

юрий анненков биография

Более того, во время жизни за рубежом Юрий Анненков, художник и графист, открыл себя с новой для всех стороны: он впервые попробовал свои силы в роли писателя. Из-под пера автора вышли такие произведения, как «Дневники моих встреч». В них Анненков описывает портреты многих российских деятелей искусства. Среди них можно найти русских писателей, художников, музыкантов. Помимо очерков об известных личностях, Анненков написал немало художественных произведений. Так, именно Юрий стал автором книг «Повесть о пустяках», «Рваная эпоха». При их написания художник взял себе псевдоним – Богдан Темирязев.

Галерея

Юрий Анненков, картины которого в начале творческого пути были выполнены преимущественно в технике живописи, после успеха на парижской выставке принялся за создание своей собственной галереи портретов. Основным полем деятельности мастера стали известные личности того времени. За непродолжительный период Анненков успел запечатлеть писателя Максима Горького, знаменитых поэтов Владислава Ходасевича и Анну Ахматову, а также Виктора Шкловского, Михаила Кузмина, Велимира Хлебникова и многих других.

Но отдельное значение в творчестве художника занимали полотна с политическими лицами. Так, Юрий Анненков, портреты которого пользовались необыкновенным успехом, выпустил из-под своей кисти холсты с такими видными людьми, как Владимир Ленин, Лев Троцкий, Григорий Зиновьев, Лев Каменев, Карл Радеки, Исаак Бабель, Илья Эренбург, Жан Кокто, Морис Равель, русская балерина Ольга Александровна Спесивцева и многие другие.

Отъезд за рубеж

В середине 1924 года Анненков поехал на Средиземноморское побережье для участия в международной выставке. В Венеции художник имел честь представлять павильон советского искусства. После этого мероприятия жизненные пути Анненкова уже никогда не возвращали его в Россию.

анненков юрий павлович картины

После участия в выставке Юрий на постоянной основе поселился в Париже. Там кривая признания художника резко поползла вверх. В это время он работает преимущественно декоратором в театре и сотрудничает с такими выдающимися личностями, как Никита Федорович Балиев, хореограф Борислава Фоминична Нижинская, актер Чехов Михаил Александрович, Сергей Михайлович Лифарь.

Работа в театре и кино

Помимо активной художественной деятельности, мастер заслужил признание и на другом поприще. Большого успеха и известности Юрий Анненков, биография которого пестрит преимущественно успехами в сфере живописи и портретов, добился и в театральной сфере. Кроме того, что он печатал свои статьи в изданиях, посвященных этому виду искусства, художник вносил огромный вклад в роли декоратора почти всех представлений в театре имени знаменитой русской актрисы Веры Федоровны Комисаржевской. Также Анненков рисовал декорации и для тетра своего давнего знакомого Николая Евреинова.

Однако на этом его влияние на искусство не заканчивалось. Художник стал одним из первых среди реформаторов старых порядков в театре. Так, уже в начале 1920 года стали появляться течения, в которых принимал активное участие и молодой Анненков. Например, в 1921-ом была опубликована его статья о необходимости провозглашения нового театра. Это был прорыв, подхваченный такими же энтузиастами. Более того, художник вскоре имел возможность воплотить свои смелые замыслы в жизнь. Во время подготовки к постановке пьесы Георга Кайзера на сцене Большого драматического театра имени Максима Горького Анненков впервые предложил беспрецедентное нововведение, а именно использовать вместо привычных декораций новые, с движущимися элементами. Таким образом, сцена как будто взаимодействовала с актерами. На тот момент такой подход в оформлении спектакля имел неожиданный успех.

юрий анненков портреты

Всего за свою продолжительную деятельность на театральном поприще художник смог оформить декорациями более шестидесяти представлений. Кроме украшения сцены мастер занимался и разработкой новых образов для труппы. Также Анненков пробовал свои силы и в киноискусстве. Здесь ему удалось добиться еще большего признания, чем в каких-либо других сферах своей деятельности. Мастер смог предоставить декорации к более полусотне снятых фильмов. За подготовку костюмов для съемочной группы художник даже удостоился необычайно престижной на тот момент премии «Оскар».

Критика

Среди всего многогранного творчества Анненкова трудно выделить наиболее выдающее произведение или даже направление. Например, среди наследия художника в отрасли графики его триумфом критиками и современниками единогласно признаны авторские зарисовки к очередному изданию поэмы Александра Блока «Двенадцать». Даже сам поэт лестно отзывался о способностях художника и неоднократно признавался, что в них заложен глубинный смысл. В целом графику Анненкова оценивали как выполненную в непривычной, смелой и легкой манере. Он как успешно применял строгие линии, так и играл с непослушными тенями. Такой тактикой автору удавалось подмечать самое важное в своих героях, поднимать на поверхность те черты, которые грозили остаться незамеченными.

Что касается успехов в живописи, то здесь стиль художника полностью раскрылся в направлении кубизма. Более того, мастер превосходно и легко сочетает модернистские мотивы с традиционным академическим стилем. Анненков Юрий Павлович, картины которого до сих пор пользуются особым успехом среди коллекционеров, внес поистине огромный вклад в искусство 20 века.

fb.ru

Анненков Юрий Павлович Картины биография Annenkov Yuri

Анненков Юрий Павлович — русский график и живописец, художник театра и кино. Родился в 1889 году в Петропавловске-Камчатском по месту отбывания каторги отцом. После помилования отца семья Анненковых в 1895 году переехала в Петербург. В Петербурге Анненков закончил гимназию и в 1908 году поступил на юридический факультет университета.

Портрет фотографа-художникаШерлинга, 1918, Русский музей Портрет В. Мотылевой, 1920,Собрание Рене Герра, Франция Адам и Ева, 1918Третьяковская галерея Портрет Е.Б. Анненковой,жены художника, 1917 год

Живописью и рисованием занимался с детства: в гимназические годы — в Училище технического рисования барона А.Л. Штиглица; в 1908 вместе с М. Шагалом — в школе художника С.М. Зейденберга. В 1904-1917 годах часто встречался с Репиным благодаря соседству их дач в Куокалле, где Илья Ефимович жил в своем имении «Пенаты».

В 1909 занимался в частной мастерской профессора Академии художеств Я. Ф. Ционглинского и по его совету в 1911 отправился Париж, где брал уроки рисунка и живописи у художников Ф. Валлотона и М. Дени, членов группы «Наби», и где в 1913 в Салоне Независимых художников впервые выставил свои картины, близкие по стилю к кубизму. Анненков с ранней юности страстно полюбил театр. По возвращении в 1913 году в Россию сотрудничал в журналах «Театр и искусство», «Сатирикон», оформлял спектакли, создавал декорации и костюмы в театрах Санкт-Петербурга.

Анненков работал с К.С. Станиславским, В.Э. Мейерхольдом, Ф.Ф. Комиссаржевским, Н.Ф. Балиевым, Н.В. Петровым, дружил с Е.И. Замятиным. В 1920 году Анненков был избран профессором Академии художеств. Он создал галерею острохарактерных портретов писателей, художников, политических деятелей (А.А. Ахматовой, Ф.К. Сологуба, К.И. Чуковского, В.В. Маяковского, Л.Д. Троцкого, А.В. Луначарского). Эти портреты во многом составили славу художнику. Будучи талантливым книжным графиком, много иллюстрировал. Его иллюстрации к поэме «Двенадцать» А.А. Блока, неразрывно связанные с блоковскими образами, стали классическими.

Автопортрет1923 Портрет М.А. Кузьмина,1919, Частное собрание Ольга Спесивцева1926 Джон Кольер John Collier

В 1924 Анненков выехал в Италию на открытие Международной выставки в Венеции и на Родину не возвратился. Поселился в Париже. Анненков оформил для французских театров более 60 драматических спектаклей, сотрудничая по-прежнему с режиссерами Комиссаржевским и Балиевым, а также с М.А. Чеховым, хореографами С. Лифарем, Дж. Баланчиным.

После 1934 года он много работал для кинематографа, выполнил декорации и костюмы более чем к 50 фильмам, получил премию Американской киноакадемии «Оскар» за костюмы к фильму «Мадам де...». Автор ярких, но отнюдь не комплиментарных воспоминаний о М. Горьком, А. Блоке, В. Маяковском, А. Ахматовой, Б. Пастернаке, Е. Замятине. Анненков Юрий Павлович умер в 1974 году в Париже.

Поль Дельво Paul Delvaux

smallbay.ru

Художник недели. Юрий Анненков

Жизнь Анненкова — сплошной приключенческий роман длиною в 84 года. С интригами, неожиданными поворотами, погонями, трагическими случайностями, счастливыми спасениями и героическими победами

Юрий Павлович Анненков (1889–1974) — Жорж Анненкофф — художник интереснейшей судьбы. Потомок основателя пушкинистики Павла Васильевича Анненкова, сын сосланного за участие в подготовке покушения на императора Александра II народовольца, после 1917 года предсказуемо стал одним из главных художников, славящих жизнь в новой революционной России, из которой в 1924 году сбежал в Париж, где с конца 1960-х иллюстрировал запрещенные в СССР «Собачье сердце» Михаила Булгакова, «Раковый корпус» и «В круге первом» Александра Солженицына.

Для начала в 1909 году будущего выдающегося художника XX века, мастера мировой известности, входящего в топ-20 самых дорогих русских художников… не приняли в петербургскую Академию художеств.

Не сдал экзамены. Ладно. Très bien.

Раз Петербург не принимает, то, делать нечего, — остается только ехать в Париж.

Пару лет поучившись в частных студиях, 22-летний Юра Анненков уезжает во Францию. Его неофициальным учителем становится Монпарнас, с Амедео Модильяни, Иваном Пуни, с Марком Шагалом, Осипом Цадкиным, Александром Архипепко и другими старыми и новыми друзьями. Важнейшие уроки мастерства, понимание принципов футуризма и кубизма в начале 1910-х были получены у французских педагогов Мориса Дени и Феликса Валлотона. Анненков учился быстро. В 1913 году уже зрелый 24-летний художник участвует в первой важной выставке живописи — французском салоне «Независимых». В том же году, по возвращении в Россию, ему предстоит дебют в качестве театрального художника в постановке Homo sapiens легендарного Евреинова.

В 1917-м потомственный бунтарь Анненков восторженно встречает Революцию. Впереди — море работы, океан возможностей, несколько лет карт-бланша для людей искусства со стороны рабоче-крестьянской власти. Именно в эти годы полный сил и воодушевления Анненков создает свои шедевры в изобразительном искусстве и реализует новаторские проекты в экспериментальном театре. Так, в 1918 году он делает знаменитый цикл иллюстраций к поэме Александра Блока «Двенадцать». Поэт сам участвует в их создании вместе с художником. Это оформление стало каноническим, и поэма много раз переиздавалась с иллюстрациями Анненкова не только в СССР, но и за рубежом.

Через год, в 1919-м, Анненков взрывает историю театральной сценографии, реализовав свою идею «ритмических декораций». В спектакле по комедии Льва Толстого «Первый винокур, или Как чертенок краюшку заслужил» (Эрмитажный театр, Петроград) Анненков впервые сделал абстрактную динамическую декорацию: вместо статических задников он повесил под потолком трапеции, на которых «фоном» работали цирковые акробаты, показывая трюки. А в постановке вместе с актерами участвовали клоуны. Анненков просто обожал движение, динамику — и в графике, и на сцене. Тогда постановки экспериментального театра не фиксировали на пленку, но, судя по описанию очевидцев, по духу это должно было быть похоже на сценографию «Формулы любви» и других новаторских постановок Марка Захарова.

В начале 1920-х Анненков создает серию кубистических графических портретов первых лиц Революции — Ленина, Троцкого, Каменева, Зиновьева и других. Но, предположу, что по-настоящему любимым героем Анненкова в эти годы был легендарный председатель Реввоенсовета, создатель Красной Армии, приведший ее к победе в Гражданской войне, Лев Троцкий. На это указывают его многочисленные портреты, сделанные Анненковым, — вдохновенные, атмосферные, с характером, практически каждый рисунок — шедевр.

Со смертью Ленина в январе 1924-го борьба за лидерство в партии вспыхнула с небывалой силой и над Троцким начали сгущаться тучи, Анненков начал о чем-то тоже догадываться и успел выйти из игры. Он с оказией выехал на Венецианскую биеннале, потом отправился в Париж и возвращаться не торопился. В кармане, по иронии судьбы, был гонорар за выигранный конкурс на канонический портрет Ленина по заказу Гознака.

Как теперь понятно, уезжая в Венецию в 1924-м, году художник вскочил если не в последний, то в предпоследний вагон и, скорее всего, избежал пули в лесу или в подвале. Например, того же Маяковского в 1930-м за рубеж уже просто не пустили. Анненков же обставил свой отъезд очень мудро. Бравировать своим поступком не стал. Никакой нелояльности не выражал. Наоборот. Вел себя покладисто и скромно. Носил советский паспорт, ходил отмечаться в посольство, получал заказы на оформление советских выставок за рубежом. Ему удалось долгое время водить за нос Советские власти, кивать головой и делать вид, что вот-вот вернется. А о его истинных намерениях знали преимущественно друзья и некоторые доверенные коллеги. Например, Маяковский. В своих воспоминаниях Анненков так описывал их последнюю встречу в Ницце в 1929 году: «В его последний приезд мы болтали, как всегда, понемногу обо всем и, конечно, о Советском Союзе. Маяковский, между прочим, спросил меня, когда же наконец я вернусь в Москву. Я ответил, что я об этом больше не думаю, так как хочу остаться художником. Маяковский хлопнул меня по плечу и, сразу помрачнев, произнес охрипшим голосом: А я — возвращаюсь… так как я уже перестал быть поэтом. Затем произошла поистине драматическая сцена: Маяковский разрыдался и прошептал едва слышно: Теперь я… чиновник…» И еще: «Маяковский понял, что можно быть “чистокровным” коммунистом, но — одновременно — совершенно разойтись с коммунистической партией и остаться в беспомощном одиночестве».

Кто в молодости не был радикалом, у того нет сердца. Кто в зрелости не стал консерватором — у того нет ума.

В эмиграции Анненков не пропал. Напротив, его талант вновь расцвел. Конечно, революционные сюжеты из его творчества почти ушли, но он был высоко востребован как театральный художник, как книжный график, как живописец. С наступлением эпохи кино Анненков стал полезным профессионалом для киноиндустрии, талантливым художником по костюмам. В 1955 году наш Жорж Анненкофф чуть даже не получил «Оскар»: художник был в кратком списке престижной номинации Американской киноакадемии за фильм «Мадам де…», однако в тот год награду у него увела кинокомедия «Сабрина» с Одри Хепберн. Вообще Анненков работал над многими фильмами. Их было чуть ли не 45. Самый ранний — «Фауст» (1926). Последний по времени — «В субботу — невозможно» (1965), номинированный, к слову, на «Золотой глобус».

А в промежутках между этим — десятки спектаклей, сотни оформленных книг, собственная литературная работа под псевдонимом Борис Темирязев.

Анненков ушел из жизни 12 июля 1974 года, в 84 года. На безопасном расстоянии он пережил сталинские репрессии, убийство Троцкого, но оказался в оккупированном Париже, дожил до развенчания культа личности, увидел успехи передовой советской науки в космосе и одновременно дремучее политическое преследование инакомыслия в СССР. Завершая поразительный виток судьбы в конце жизни, бывший революционный художник Анненков стал иллюстратором запрещенных книг Александра Солженицына, которые тайно с огромным риском переправляли в Союз. На томиках «В круге первом» и на «Раковом корпусе» — его узнаваемые обложки, со шрифтом прям как на «Мойдодыре» 1935 года его соседа по даче Корнея Чуковского.

Наверное, читатели уже поняли, что про жизнь Анненкова можно рассказывать и проводить исследования бесконечно. В этом смысле остается лишь позавидовать владельцам его работ. Впрочем, даже по этому краткому экскурсу можно вполне себе представить масштаб фигуры.

Что касается рынка произведений художника, то статистика такая. Максимальный аукционный результат для творчества Юрия (Жоржа) Анненкова был установлен в 2014 году на Christie’s. Тогда портрет литератора Александра Тихонова, директора советского издательства «Всемирная литература», был продан за $6 268 000. Интересно, что это выше рекордов Айвазовского, Боровиковского, Родченко и Нестерова. Дороже всего на аукционах стоит портретная живопись и графика в стиле нового синтетизма (кубизм с экспрессионистским характером). Например, гуашевый портрет Анны Ахматовой в 2013 году продали на Christie’s за $1 382 000. А черно-белый эталонного качества «синтетический» карандашный портрет Мейерхольда в 2012 году на Sotheby’s купили за $1 680 000. Обычные живописные натюрморты размером около метра сегодня оцениваются в районе $40 000–100 000 (всё сильно зависит от качества). С графикой волюнтаризма больше: крупная гуашь может стоить и $4 000, и $40 000 в зависимости от сюжета и азарта аукционных игроков. Были случаи, когда цену на графику загоняли значительно выше $100 000. Но это исключительные ситуации, на которые не стоит ориентироваться как на правило, но принять к сведению можно.

Владимир Богданов, AI

Источники: artinvestment.ru, mk.ru, proza.ru, artinvestment.ru, magazines.russ.ru

artinvestment.ru

Анненков Юрий Павлович — русский художник

Русский художник Анненков Юрий Павлович . Автор картин: Иллюстрация к поэме А. А. Блока «Двенадцать».; Иллюстрация к поэме А. А. Блока «Двенадцать»; Портрет В.Мотылевой; Портрет Е. Б. Анненковой, жены художника; Портрет И. А. Кузмина; и многих других.

Анненков Юрий Павлович (1889-1974)

Раннее детство Ю. П. Анненкова прошло на далекой Камчатке, куда был отправлен на поселение его отец, бывший член организации "Народная воля".  В 1893 г. семья вернулась в Петербург. Дача Анненковых в Куок-кале, местечке под Петербургом, находилась недалеко от имения И. Е. Репина. С детства окруженный творческими людьми, будущий художник рано увлекся рисованием.

 В 1906 г. Анненкова исключили из казенной гимназии за "политическую неблагонадежность", выразившуюся в карикатурах для ученического нелегального журнала. Это, правда, не помешало ему получить аттестат зрелости и в 1908 г. поступить на юридический факультет Петербургского университета.

 Художественное образование Анненкова не было систематическим. Еще в гимназические годы он посещал занятия в ЦУТР. В 1908 г. занимался в студии С. М. Зейденберга, где его соучеником был М.3.Шагал. Однако вступительные экзамены в АХ.Анненков не сдал и поступил в студию Я. Ф. Ционглип-ского.

 По совету своего учителя в 1911 г. он уехал в Париж, где продолжил обучение в мастерских М. Дени и Ф. Веллоттона - художников знаменитой группы "Наби". В 1913 г. Анненков дебютировал двумя картинами на выставке Салона Независимых в Париже. Ранний период творчества художника связан главным образом с занятиями живописью ("Желтый траур", "Адам и Ева", "Купальщики", "Автопортрет", все 1910-е).

 Вернувшись в 1913 г. в Россию, Анненков увлекся графикой. Его рисунки стали появляться на страницах журналов "Аргус", "Лукоморье", "Отечество", "Сатирикон", "Театр и искусство".  Другим увлечением художника был театр. В его декорациях шли спектакли на сцене Театра В.Ф. Комиссаржевской, много работал он и для театра Н.Н.Евреинова "Кривое зеркало".

 Самым значительным периодом в творчестве Анненкова были послереволюционные годы. Он принимал участие во всех художественных начинаниях тех лет. Художник входил в правление петроградского Дома искусств, был одним из организаторов ОСТа в 1921 г., заведовал художественной частью театра политической сатиры "Вольная комедия", публиковал статьи и эссе в журнале "Жизнь искусства". В 1920 г. оформлял грандиозные народные зрелища "Взятие Зимнего дворца" на Дворцовой площади и "Гимн освобожденному труду" (совместно с М. В. Добужинским и В. А. Щуко) возле здания Биржи в Петрограде.

 В том же году Анненков был избран профессором Академии Художеств. Занимаясь графикой, художник сотрудничал с издательствами "Радуга", "Всемирная литература", "Красная новь", иллюстрировал произведения Дж. Лондона, К. И. Чуковского, Н. Н. Евреинова, рисовал для сатирических журналов. Вершиной его графического искусства стали иллюстрации к третьему изданию поэмы А. А. Блока "Двенадцать" (1918). Сам Блок высоко ценил рисунки Анненкова и видел в них "параллельный графический текст". В гибкой графической манере, используя принцип монтажа, свободного соединения отдельных реалий быта, деталей и частей изображения, Анненков показал распадающийся старый мир, стихию революции.

В 1921 г. художник выступил как реформатор традиционного театра, опубликовав в журнале "Дом искусств" статью "Театр до конца", по сути - манифест абстрактного театра. Вскоре Анненков осуществил свои идеи на практике. Для постановки пьесы Г. Кайзера "Газ" в петроградском ГБДТ (1923) он, стремясь избавиться от статики на сцене, впервые использовал "динамические", движущиеся декорации и меняющееся освещение.

 Анненковым была создана целая галерея живописных и графических портретов деятелей русской культуры 1910-20-х гг. Он запечатлел А. М. Горького, В. Ф. Ходасевича, В. Б. Шкловского, М. А Кузмина, А А Ахматову, В. В. Хлебникова и др.  Особое место в его творчестве занимают портреты государственных и политических деятелей тех лет: В. И. Ленина, Л. Д. Троцкого, Г. Е. Зиновьева, Л. Б. Каменева, К. Радека и др. В них наиболее полно выразился парадоксальный стиль Анненкова. Например, в живописном портрете М. А. Шерлинга (1918) он использовал кубистические сдвиги, сочетая их с превосходным, почти академическим рисунком. В графических портретах художник демонстрировал виртуозное владение техникой, применяя то послушную линию, то мастерскую штриховку, то сплошное пятно, всегда подмечая самое яркое и характерное в облике своих героев. Эти изображения, порой крайне лаконичные, предлагают как бы "формулу" лица.

 Летом 1924 г. Анненков поехал в Италию на открытие советского павильона на Международной выставке в Венеции. В Россию он больше не вернулся. Анненков поселился в Париже и приобрел широкую известность как художник театра и кино. Он сотрудничал с Н. Ф. Балиевым, Б. Ф. Нижинской, М. А. Чеховым, С. М. Лифарем, оформил свыше 60 спектаклей и создал эскизы костюмов и декораций к более чем 50 кинофильмам.

 В 1954 г. за свои костюмы Анненков был удостоен премии "Оскар". Он пользовался популярностью и как портретист. К этому времени относятся его портреты И. Э. Бабеля, И. Г. Эренбурга, Ж. Кокто, М. Равеля, О. А. Спесивцевой и др. За рубежом раскрылся литературный дар Анненкова. Его мемуары "Дневник моих встреч" представляют серию ярких литературных портретов русских писателей, художников, музыкантов. Под псевдонимом Б. Темирязев он написал книги "Повесть о пустяках" и "Рваная эпопея".  

Картины художника

Иллюстрация к поэме А. А. Блока «Двенадцать». — Анненков Юрий Павлович

Иллюстрация к поэме А. А. Блока «Двенадцать».

Иллюстрация к поэме А. А. Блока «Двенадцать» — Анненков Юрий Павлович

Иллюстрация к поэме А. А. Блока «Двенадцать»

Портрет В.Мотылевой — Анненков Юрий Павлович

Портрет В.Мотылевой

Портрет Е. Б. Анненковой, жены художника — Анненков Юрий Павлович

Портрет Е. Б. Анненковой, жены художника

Портрет И. А. Кузмина — Анненков Юрий Павлович

Портрет И. А. Кузмина

Портрет фотографа-художника М. А. Шерлинга — Анненков Юрий Павлович

Портрет фотографа-художника М. А. Шерлинга

wearts.ru

Анненков

Ю.Анненков. Иллюстрация к поэме А.Блока "Двенадцать"

Юрий Анненков жил долго, восемьдесят пять лет, пятьдесят из которых – за границей, пополнив ряды художников русского зарубежья. Родился (1889) Юрий Павлович еще во времена народовольцев, на исходе века Романовых (когда отец-народоволец  отбывал ссылку за участие в покушении  на Александра II), а умер (1974), когда на исходе была уже другая эпоха – советская.

В тот год я окончила университет, у меня уже был ребенок, но я и думать-не думала, что была современницей Анненкова, хотя это, конечно, слишком большая натяжка, однако помогающая лично мне сориентироваться в историческом пространстве и определить степень близости конкретного человека к моей эпохе.

Анненков еще жил, но к России уже не имел никакого отношения, разве что своими воспоминаниями о том переломном времени, ставшем лучшими годами его жизни, временем расцвета всех его многогранных способностей и талантов: художник-портретист, театральный художник, книжный иллюстратор, постановщик грандиозных массовых праздников, поэт и писатель.

Ю.Анненков. Портрет М.Кузмина

За границей художник  написал  очень личные  воспоминания о встречах с выдающимися людьми того времени, представителями  политической и художественной элиты начала двадцатых годов, часто в иронически-сатирическом ключе. Воспоминания выходили во Франции и Америке под псевдонимом «Б. Тимирязев», взятым  Анненковым из боязни преследования со стороны Советов.

В России его воспоминания появились только в девяносто первом году, когда уже пятнадцать лет как не было самого писателя и Советская Россия - тоже приказала долго жить. То было время возвращения из русского зарубежья многих забытых на Родине имен. Юрий Анненков - один из тех, кто восстанавливал историю страны, восполняя ее утраченные страницы.

Но о писательской ипостаси художника надо говорить отдельно, сегодня же хочется остановиться только на единственной грани его таланта - таланте портретиста, выработавшего свой собственный стиль, соединивший  кубофутуризм и экспрессионизм в единое целое.

Ю. Анненков. Портрет Л.Троцкого

Характерным для художника является многое из того, что присутствует в других стилях: сдвиг линий, смещение планов, просвечивающие плоскости, опускание одних частей предмета при умножении других,  обратная перспектива, тщательность и многообразие деталей, двойственность образа и некая игра, ирония и литературность в подходе к изображению. Последнее объединяет его с «Миром искусства», к которому он примкнул в семнадцатом году.

Сегодня иконография Юрия Анненкова признана во всем мире  классикой портретного искусства, насчитывающая около восьмидесяти образов. Но тогда – его критиковали именно за эклектизм, хотя достоинство и особенность его стиля была в том, что он сумел соединить разнообразные элементы других стилей так органично, что все его портреты моментально узнаваемы.

Это был его синтетический стиль, очень субъективный и очень индивидуальный. Сказать, что Юрий Павлович был антисоветчиком, не принявшим советскую власть,  значит покривить душой и погрешить против истины. Художник  с народовольческими корнями  был обласкан советской властью, семь лет верой и правдой служивший ей.

Ю.Анненков. Портрет В.И.Ленина

Он был допущен в Святая святых – в Кремль, к телам большевистских небожителей: Ленину, Троцкому, Зиновьеву, Каменеву, Луначарскому и другим лицам из числа советской политической элиты.  Ему было доверено  писать их портреты, за один из которых – портрет Ленина – он получил первую премию. Он создал иконостас "святых" новой власти большевиков.

В 1920 году Ю.Анненков, совместно с М.Добужинским, был постановщиком и организатором грандиозных праздничных мероприятий, посвященных Первому мая («Гимн освобожденному труду») и годовщине взятия Зимнего дворца в Петрограде на Дворцовой площади.

Не имея профессионального художественного образования, провалив в 1908 году экзамены в Академию художеств и вынужденный заниматься в частных студиях Петербурга и Парижа, Юрий Анненков вскоре восполнил этот пробел: за заслуги перед новой властью  он становится профессором Академии, в которую когда-то не был принят.

Ю.Анненков. Портрет А.В.Луначарского

Словом, его невозвращение из зарубежной командировки в Италию в 1924 году стало для власти холодным душем. Поначалу никто и не догадывался о решении художника остаться за границей: десять лет он исправно ходил в советское посольство Парижа, сохранял советское гражданство и поддерживал связь с советскими писателями и театральными деятелями.

А в России продолжали выходить книги с его первоклассными и талантливыми иллюстрациями («Двенадцать» А.Блока и «Мойдодыр» К.Чуковского), альбомы с портретами вождей - первый в 1922,  второй – «Семнадцать портретов» – в 1926,  предисловие к которому написал сам Анатолий Луначарский.

Это, правда, не спасло издание от уничтожения, но по другой причине – в альбоме оказалось слишком много портретов «врагов народа». Несколько экземпляров альбома все-таки удалось спасти. Но главное было в другом: портреты Анненкова, как живописные, так и графические, при всей эклектичности его стиля, спустя девяносто лет кажутся одним большим портретом той эпохи.

Ю.Анненкова. Портрет Л.Б.Каменева

Юрий Анненков создал визуальный образ революции, наиболее адекватно отразивший происходившее тогда: ломка старого русского мира, разрушение страны, ее разделение на отдельные кусочки и уничтожение - по отдельности. Насколько это было его сознательной программой – трудно сказать, скорее всего, нет, но сегодня это воспринимается именно так.

Художник создал культурный миф революции в образах ее героев, точно попавший в нерв того времени и пользовавшийся бешеной популярностью. Он был певцом революционной романтики, приправленной гротеском и иронией.  Его образы - это иконы, подобные иконам Андрея Рублева.

И хотя кому-то  это сравнение покажется кощунственным, но у каждого времени есть свои иконописцы: Анненков был из их числа. Когда, к началу тридцатых годов стало ясно, что художник не вернется, его имя постепенно уходит со страниц журналов, потом подвергается критике, в конце концов, вовсе исчезает и запрещается.

Ю.Анненков. Портрет Г.Зиновьева

К счастью, через полвека ситуация в стране поменялась и Юрий Анненков со всем своим эпистолярным и художественным наследием вернулся на Родину. В своих портретах художник не столько искал сходства с конкретным лицом, сколько создавал его образ, выделяя в нем самое существенное -  своего рода формулу лица.

Больше всего ему удавались портреты старой питерской интеллигенции, к которой он принадлежал сам, а потому чувствовал ее больше, чем нуворишей от революции. Юрий Павлович создал почти всю галерею выдающихся художников и писателей того времени: Ахматову, Пастернака, Замятина, Евреинова, Мейерхольда, Горького, Кузмина, Сологуба, Эфроса, Хлебникова, Шкловского, Эйзенштейна, Склянского, Есенина, Маяковского, Шерлинга, Гржебина, Тихонова, Бенуа, Г.Иванова, Чуковского и многих других.

Ю.Анненков. Портрет Б.Пастернака

Он выразил в них все их метания:  от народовольчества и мистики – до революции, а после - их очарованности революцией в первые годы, а потом - абсолютного ее неприятия.  Анненков – очень субъективный художник, выражающий только себя и себя, прежде всего. Поэтому его портреты очень индивидуальны и даже эгоцентричны.

Среди них особенно выделяется портрет М.Горького, с которым Анненков был знаком  с детства, с одиннадцати лет: Алексей Максимович  снимал летом дачу, которая находилась по соседству с  дачей родителей Анненкова в Куоккале.  А в революционные годы они сошлись особенно близко.

Алексей Максимович после революции, фактически и официально, стал главой творческой интеллигенции, а Юрий Павлович активно участвовал во всей культурной жизни Петрограда. Замятин, друг и очень близкий Анненкову человек, в статье, предваряющей его альбом портретов 1922 года, пишет:

Ю.Анненков. Портртрет А.М.Горького

«Некоторые из этих портретов — таков портрет Горького - задуманы синтетически остро, но в выполнении оказались не концентрированными, многословными; на других — еще очень заметно футуристическое детство Анненкова. Но всё это — ранние его портретные опыты, и от соседства с ними - только выигрывают последние его работы».

Ю.Анненков. Портрет А.А.Ахматовой

А вот отзыв того же Евгения Замятина о портрете Ахматовой:

«Портрет Ахматовой — или, точней: портрет бровей Ахматовой. От них — как облака — легкие, тяжелые тени по лицу, и в них — столько утрат. Они как ключ в музыкальной пьесе: поставлен этот ключ — и слышишь, что говорят глаза, траур волос, черные четки на гребне».

Ю.Анненков. А.Блок на смертном одре

А это его же – о портрете Блока:

«Блок в гробу… беспощадный лист, потому что это — не портрет мертвого Блока, а портрет смерти вообще — его, ее, вашей смерти, и после этого, пахнущего тлением, лица нельзя уже смотреть ни на одно живое лицо».

Это уже сам Анненков о своем портрете Шкловского с красным носом и красными веками:

«В этом страшном 1920 году Виктор Шкловский, с красным носом (красным от холода) и с распухшими красными веками (красными и распухшими от голода), изобразил со свойственной ему яркостью в статье «Петербург в блокаде» этот период петербургской жизни:   «Питер живет и мрет просто и не драматично… Кто узнает, как голодали мы, сколько жертв стоила революция, сколько усилий брал у нее каждый шаг».

Ю. Анненков. Портрет В.В.Маяковского

И, наконец, воспоминания Анненкова  о своей последней встрече с В.В.Маяковским в Ницце, в 1929 году:

«...мы зашли в уютный ресторанчик около пляжа. Несмотря на скромный вид этого трактирчика, буйябез был замечательный. Мы болтали, как всегда, понемногу обо всем и, конечно, о Советском Союзе.

Маяковский, между прочим, спросил меня, когда же, наконец, я вернусь в Москву. Я ответил, что я об этом больше не думаю, так как хочу остаться художником. Маяковский хлопнул меня по плечу и, сразу помрачнев, произнес охрипшим голосом: «А я — возвращаюсь… так как я уже перестал быть поэтом».

Затем произошла поистине драматическая сцена: Маяковский разрыдался и прошептал едва слышно: «Теперь я… чиновник…». Служанка ресторана, напуганная рыданиями, подбежала: «Что такое? Что происходит?» Маяковский обернулся к ней и, жестоко улыбнувшись, ответил по-русски: «Ничего, ничего… я просто подавился косточкой».

Тина Гай

Related posts

coded by nessus

sotvori-sebia-sam.ru