5 фильмов Алексея Балабанова, которые стоит пересмотреть. Балабанов картины


5 фильмов Алексея Балабанова, которые стоит пересмотреть

Вчера, в субботу, 18 мая, стало известно о смерти режиссера Алексея Балабанова. Фильмы режиссера всегда вызывали противоречивые оценки, кто-то хвалил его за то, что он чувствовал время, кто-то, напротив, ругал за чрезмерное насилие и "чернуху". Но вот равнодушным его работы не оставляли никого. Проект Weekend РИА Новости выбрал пять работ режиссера, которые стоит пересмотреть и о которых стоит поспорить.

Вчера, в субботу, 18 мая, стало известно о смерти режиссера Алексея Балабанова. Он умер дома, на руках у родных – упал в обморок и больше не пришел в сознание. Режиссер был тяжело болен и свой последний фильм "Я тоже хочу" сам называл прощанием. И тем не менее не хотел останавливаться, продолжал работать. К съемкам планируемого им фильма о Сталине Балабанов пригласил Эмира Кустурицу, надеясь, что сербский режиссер сможет при необходимости закончить работу над картиной. Сейчас,  по словам друга и соавтора режиссера, продюсера Сергея Сельянова, фильм, скорее всего, так и останется незавершенным. Алексей Балабанов снял около двадцати картин (включая короткометражные), и ни одна из них не была принята публикой и критиками однозначно. Проект Weekend РИА Новости выбрал пять работ режиссера, которые стоит пересмотреть и о которых стоит поспорить.

Посмотрите фотоленту "Алексей Балабанов: режиссер, не любивший свои фильмы" >>

"Счастливые дни" (1991)

Дебютом Балабанова стала лента "Счастливые дни" по роману Сэмюэла Беккета, снятая под руководством Алексея Германа. Эта сюрреалистическая, абсурдная картина обратила на себя в первую очередь внимание критиков, называвших "Счастливые дни" событием кинематографа начала 90-х. Герой фильма - человек без имени и места жительства. Единственное, чем он владеет, - немного денег, калоши и шляпа, которую он никогда не снимает. Этот фильм стал, можно сказать, первой большой совместной работой Балабанова и Виктора Сухорукова. Актер позже появлялся практически во всех фильмах режиссера, а картинам других придавал "балабановский дух".

Сухоруков рассказывал, как на съемках Балабанов заставил его надеть ботинки на полразмера меньше: "Мы снимали зимой на кладбище, я ноги себе отморозил. Говорю ему: "У меня ноги мерзнут..." А он: "Ничего-ничего, потерпи..." Потом оказалось, что это все специально. Ему нужно было, чтобы мои мучения через глаза передавались".

Пожалуй, лучше всех зная каково это работать с Балабановым, актер так описывал его характер в материале журнала "Сеанс": "Он сложнейшая формула природы: гремучая смесь детскости с цинизмом, упрямства и наивности, беспокойства и равнодушия. <…> Служение кинематографу награждает его одиночеством, затворничеством, нелюдимостью, эмоциональной скудостью и заметным невниманием к людям вокруг. Эгоист. Улыбка - редкость. Слез я не видел никогда. Редко жалуется на судьбу, но и радуется не часто, и успехами своими не делится даже с теми, кто к ним причастен".

Следующим фильмом режиссера стала экранизация романа Франца Кафки "Замок". Снятая все в том же сюрреалистически-абсурдном духе лента интересна, прежде всего, режиссерской версией окончания истории (роман не был завершен). Критика приняла эту картину в штыки, что, возможно, сильно задело режиссера, хотя сам он никогда в этом не признавался. В одном из интервью на вопрос, не хотел бы он снять что-то в духе "Замка" или "Счастливых дней", Балабанов отвечал: "Нет, конечно. Нужно, чтобы фильм смотрели, а маргинальное кино умерло давно".  Его следующие фильмы смотрела и пересматривала вся страна.

© предоставлено компанией СТВ

Кадр из фильма "Счастливые дни" (1991)

 

"Брат"/ "Брат 2" (1997/2000)

"Брат" (и его продолжение) -  без сомнения главный фильм "лихих 90-х" и главный из фильмов Балабанова. Именно эту ленту еще долго будут вспоминать первой при упоминании имени режиссера.  Этот фильм сделал Балабанова знаменитым среди широкой публики, на тот момент в кинокругах его воспринимали, скорее как артхаусного режиссера.

Балабанов говорил, что первый фильм снимали как любительское кино, почти без бюджета:  "Денег не было снимать интеллектуальные фильмы. <…> В то время уже была очень популярна бульварная литература. Я прочел "Антикиллер" Корецкого и решил снять фильм про бандитов - модно было".

Народный успех "Брата" с одной стороны открыл для режиссера многие двери, с другой, как часто бывает, стал ярлыком, от него стали ждать похожих работ. По словам Балабанова, это был фильм о человеке, прошедшем войну и ставшем на этой войне другим. Позже режиссер еще раз возвращался к теме чеченской кампании в ленте 2002 года "Война".

"Брат" Данила Багров - улыбчивый парень в грубом свитере, который точно знает "в чем правда", и вершит справедливость, потому что больше некому, в одночасье стал для зрителей своим. Это заслуга и режиссера, и исполнителя главной роли Сергея Бодрова-младшего.  Балабанов не раз признавался, что без Бодрова фильм и герой получился бы другим, неприятным, отталкивающим.

Посмотрите фотоленту "Сергей Бодров-младший - идеальный киногерой эпохи 90-х" >>

"Эту историю я писал специально под Сережу Бодрова - к тому времени я уже видел "Кавказского пленника", где он сыграл одну из главных ролей, немного представлял, какой Сережа в жизни. Какой он? Обаятельный. И совсем не актер. <…> Он просто органично существует в пространстве".

© предоставлено компанией СТВ

Сергей Бодров и Алексей Балабанов на съемках фильма "Брат 2"

 

"Про уродов и людей" (1998)

"У каждого режиссера есть только один хороший фильм. Мне "Про уродов и людей" нравится", - сказал однажды Алексей Балабанов, не раз уверявший, что собственные работы в кино не любит.

Лучший фильм года, по мнению российской киноакадемии, кроме того, премию "Ника" Балабанов получил и в номинации "Лучший режиссер". В этой стилизованной черно-белой драме режиссер показывает крайности человеческого уродства, физического и морального, которое, конечно, еще ужаснее. Конец XIX–начало XX века, главный герой - фотограф Иоганн, владелец студии, в подвальном помещении которой снимают порнографическое фото. В первоначальном варианте фильм назывался "Ехать никак нельзя", потом "Уроды и люди", а для Балабанова он стал логическим продолжением короткометражки "Трофимъ" о крестьянине, убившем собственного брата. Главные роли в обеих лентах сыграл Сергей Маковецкий. 

Маковецкий рассказывал журналу "Сеанс" о работе над ролью Иоганна: "Я сценарии прочитал и говорю ему (Балабанову – прим.ред.): "Трофимъ" - да, а про второй сценарий я ничего не понимаю..." <…> Балабанов ответил: "Ну, ладно, потом поговорим..." Поговорили — и я стал понимать еще меньше. <…> Он вообще ничего никому не объясняет. Жалеет слова, говорит какими-то жестами, междометиями… И нужно догадываться, что он всем этим имеет в виду".

После выхода ленты Балабанов говорил в интервью "Коммерсанту": "Герой Сергея Маковецкого не есть воплощение зла. Он делает свое дело с увлечением и растлевает, не осознавая этого. В результате он сам оказывается жертвой".

 

"Груз 200" (2007)

"Одиннадцатый фильм Алексея Балабанова", как гласит его слоган, был впервые показан на фестивале "Кинотавр", где буквально расколол российское киносообщество. Критики назвали его "самым ярким" фильмом фестиваля, жюри же просто проигнорировало. Публика тоже реагировала неоднозначно, что неудивительно, показанная в фильме история вряд ли может вызвать какие-то чувства, кроме отвращения. Тем не менее, обвинять режиссера в надуманности сюжета и намеренной "чернухе" сложно, настолько правдоподобно показаны события.

Балабанов рассказывал об этом фильме во многих интервью, например, в разговоре с Time Out:"…Это же очень спорная с точки зрения нравственности картина. <…> Да, это все на самом деле было. А очень многие детали я почерпнул из личного опыта. 1984-й год для меня лично был временем расцвета. Я был молодым, только из армии пришел. Но именно тогда я и мое поколение в целом почувствовали, что все скоро рухнет. Вот этот момент я и хотел передать на экране - момент распада страны, духовного распада конкретных людей, таких вот, как главный герой, этот милиционер. Получилось жестко, но и время было таким".

© Наше Кино

Кадр из фильма Алексея Балабанова "Груз 200"

 

"Я тоже хочу" (2012)

Ваш браузер не поддерживает данный формат видео.

Вконтакте

Facebook

Одноклассники

Twitter

Whatsapp

Viber

Telegram

Фильм Алексея Балабанова "Я тоже хочу". Трейлер

Последний фильм режиссера, снятый им по собственному же сценарию. Музыкант, бандит, приятель бандита со стариком отцом и проститутка едут по России в поисках Колокольни Счастья, которая есть где-то под Питером. Но Колокольня принимает не всех. Оказавшись на месте герои видят сотни трупов так и не добравшихся до счастья людей и "режиссера, члена европейской академии"…

Подробнее о фильме >>

Эту ленту Балабанов снимал уже будучи тяжело больным, и впервые за 20 лет (после короткометражки "Трофим") сам сыграл в своем фильме – того самого режиссера, которого не принимает Колокольня Счастья. В интервью РИА Новости в прошлом году Балабанов так объяснял этот поворот сюжета: 

"За фильмы, которые он снимал. Я убил в фильмах слишком много людей. У меня нет ни единой картины без убийств. Это не очень-то помогает достичь счастья. Я действительно не очень счастлив, хотя мне повезло - у меня семья, жена и двое детей, и огромная квартира с домашним кинотеатром…"

 

*** Фильмы режиссера всегда вызывали противоречивые оценки, кто-то хвалил его за то, что он чувствовал время, кто-то, напротив, ругал за чрезмерное насилие и "чернуху". Но вот равнодушным его работы не оставляли никого. В одном из интервью Балабанов как-то сказал:

"Я не знаю, хороший я человек или плохой. Не мне судить. Умру – узнаю".

© РИА Новости, Екатерина Чеснокова

Режиссер Алексей Балабанов

 

Подготовила Наталья Попова

ria.ru

Пловец (картина) — Википедия (с комментариями)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

К:Картины 1976 года

«Плове́ц» (другое название — «Храм Христа́ Спаси́теля») — картина народного художника России Валерия Балабанова. Работа над картиной началась в 1976 году, завершена в 1986 году[1]. Её сюжетом являлось пророчество о воскрешении Храма Христа Спасителя на месте бассейна «Москва», который был выстроен вместо разрушенного 5 декабря 1931 года собора. 4 апреля 1997 года[1] картина была подарена автором музею воссозданного Храма Христа Спасителя[2].

История создания

Картина была начата Валерием Балабановым в 1976 году. Сам автор так описывает свою работу[2]:

По Промыслу Божию в 1976 году я начал писать картину о втором Пришествии Храма Христа Спасителя… Прошли годы, и воссияла в России Вифлеемская звезда духовного возрождения — Храм Христа Спасителя, Храм спасителей Отечества 1812 года.

В одном из поздних интервью автор сказал следующее[3]:

…[Я] пишу картины-молитвы, которые сбываются. Это не мои слова — так сказал Патриарх Алексий II, когда увидел картину «Пловец», предвосхитившую возрождение храма Христа Спасителя.

Картина писалась около 10 лет и была завершена в 1986[1] году. Сразу же после завершения в феврале 1986 года[4] она была представлена художником на посвященной 800-летию «Слова о полку Игореве» выставке «Памятники Отечества» в московском Центральном Доме Художника на Кузнецком мосту[1]. Уже тогда она вызвала интерес — стала репродуцироваться в газетах и журналах[1]. По мнению автора, он отмечал роль картины в росте внимания к вопросу воссоздания Храма Христа Спасителя. В любом случае, в конце 1980-е гг. для воскресения Храма Христа Спасителя оказалось сформировано «мощное общественное движение»[5]. Автором картина «Пловец» названа основной картиной его творчества, которая сформировала его творческую душу[6].

Картина «Пловец» некоторое время была левой частью триптиха «Наследие», который впервые демонстрировался в 1988 году на выставке «Тысячелетие русской культуры»[4][7]. Центральной частью этого триптиха была картина «Полёт Троицы» (1988), а правой — картина «Прожект» (1986).

В 1997 году обозначившееся новое предназначение для картины «Пловец» вынудило автора разделить триптих. 4 апреля 1997 года картина «Пловец» по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II была передана её автором, Валерием Балабановым, в музей Храма Христа Спасителя, где и находится в настоящее время. Имя художника в числе других увековечено на мраморной стене храма Христа Спасителя за заслуги по его возрождению[8].

Картина «Пловец» стала символом международной выставки «Человек, Пространство, Время. XX век», состоявшейся в Берлине в конце 2000 года[9].

Композиция

Автор картины в 1999 году представил её композицию таким образом[1]:

Что на картине изображено? Бассейн «Москва», в зеркале бассейна отражается храм Христа Спасителя, а по водным дорожкам как бы из небытия, из легенды перебирается, взмахнув рукой, Георгий Победоносец. Это он — пловец. В одном стихотворении есть такая строчка: «Откуда плыл, куда приплыл, зачем приплыл пловец?..» Из прошлого — в настоящее, чтобы передать эстафету памяти. В то время ещё не шла речь о восстановлении храма…

Литературный критик Лев Аннинский, анализируя в 1997 году картину «Пловец», отмечает, что y Балабанова профанный и сакральный мир друг на друга глядят сквозь стекло, зеркало, водную гладь. Как православный художник, автор начал в 1970-е с полотна, на котором Храм Христа Спасителя погружен в воды бассейна «Москва», именно здесь «овал бытия содрогается от стиснутых в нём сил», силы эти разведены и «совмещены». Вышка для прыжков по Аннинскому читается контуром невидимого монстра, а «границы водных дорожек» — «как канаты, затянувшие Храм в бездну». Но эта «профаническая реальность не проклята и не осмеяна, как полагалось бы в „сатирическом соцарте“», она лишь «соотнесена с ушедшим в глубину, но неповреждённым Храмом»[10].

В полотне, названном Аннинским «мощным», критик жалуется на мешающего «деревянного обкусанного „Егория“» на переднем плане, «фигура которого не лишена остроумия: закинувший руку копьеметатель трактован как пловец». Но «это остроумие скорее литературное, чем пластическое», картина проникнута «тем невинным юмором, с которым интеллигенты сахаровского призыва сидели по кухням и отводили душу в анекдотах». «Теперь, — пишет критик, — когда они сидят в президиумах — картину можно и перевернуть» (патриарх Алексий II, по словам Аннинского, тоже указывал, что картину теперь, после воссоздания Храма, можно показывать «Храмом вверх»). «Пловец» же Балабанова, ранее должный считаться мистификацией, ныне воспринимается как мистерия[10].

Нидерландский искусствовед, профессор Утрехтского университета Вим Деншлаген (W.F. Denslagen) и немецкий историк, профессор Гейдельбергского университета Нильс Гутшов (Niels Gutschow) отметили ностальгию по разрушенному Храму Христа Спасителя как тему известного произведения Балабанова «Пловец» («The Swimmer»). Когда художник делал первые эскизы, восстановление Храма ещё казалось невозможным. В выстроенном на его месте наибольшем в СССР бассейне несколько поколений московских студентов учились плаванию. Зимой, когда холодный континентальный климат в течение недель давал отрицательную температуру, бассейн был окутан в густом тумане. На фоне планирования городской застройки бассейн называется критиками иронией истории: его «предшественник» (собор), возможно, не мог и подумать, что это будет самое главное здание в Москве[11].

Напишите отзыв о статье "Пловец (картина)"

Ссылки

  • [02varvara.wordpress.com/2007/11/18/a-prayer-for-russia/valery-balabanov-swimmer-1976/ A Prayer for Russia. Valery Balabanov. Swimmer. 1976].
  • Troshina Olga. [english.ruvr.ru/radio_broadcast/2248514/2315915.html The Christian Message from Moscow] (english). Радио «Голос России» (2005, May 2). — Radio program to the life and art of Russian Orthodox artist Valery Balabanov. Проверено 28 марта 2012. [www.webcitation.org/67gilhJ2J Архивировано из первоисточника 16 мая 2012]..
  • Балабанов В. Н. [www.zavtra.ru/denlit/072/21.html Молитва о России] // Завтра : газета. — 2002, 8 августа. — Вып. 8(72).
  • Маршкова Татьяна. [www.pnp.ru/archive/14360943.html На пути к храму]. — 2004, 8 апреля. — Вып. № 64 (1436).
  • Балабанов Валерий. [smena-online.ru/stories/moi-teatr-zhizni Мой театр жизни] // Смена. — 1989, июль. — Вып. 1493.
  • Давыдова Нина. [www.rakurs.ru/pr/em/971.htm «Это Москва» Эфир передачи.]. Радио «Ракурс» (1997). — Беседа Нины Давыдовой с народным художником России Валерием Балабановым о картине «Пловец» (22-38 мин. эфира). Проверено 1 апреля 2012. [www.webcitation.org/67ginSxiE Архивировано из первоисточника 16 мая 2012].

Примечания

  1. ↑ 1 2 3 4 5 6 Горбачёв Николай. [www.pravda.ru/culture/18-10-1999/900001-0/ С верой и надеждой. Интервью Валерия Балабанова.], pravda.ru (1999, 18 октября). Проверено 28 марта 2012.
  2. ↑ 1 2 Балабанов В. Н. [www.zavtra.ru/denlit/072/21.html Молитва о России] // Завтра : газета. — 2002, 8 августа. — Вып. 8(72).
  3. ↑ Стефанов Сергей [www.trud.ru/article/30-06-2005/89830_valerij_balabanov_pishu_kartiny-molitvy_kotorye_sb.html Валерий Балабанов: «Пишу картины-молитвы, которые сбываются»] (рус.) // Труд-7 : газета. — 2005, 30 июня. — Вып. 118.
  4. ↑ 1 2 Балабанов Валерий [smena-online.ru/stories/moi-teatr-zhizni Мой театр жизни] // Смена. — 1989, июль. — Вып. 1493.
  5. ↑ Troshina Olga. [english.ruvr.ru/radio_broadcast/2248514/2315915.html The Christian Message from Moscow] (english). Радио «Голос России» (2005, May 2). — Radio program to the life and art of Russian Orthodox artist Valery Balabanov. Проверено 28 марта 2012. [www.webcitation.org/67gilhJ2J Архивировано из первоисточника 16 мая 2012].
  6. ↑ Давыдова Нина. [www.rakurs.ru/pr/em/971.htm «Это Москва» Эфир передачи.]. Радио «Ракурс» (1997). — Беседа Нины Давыдовой с народным художником России Валерием Балабановым о картине «Пловец». Проверено 1 апреля 2012. [www.webcitation.org/67ginSxiE Архивировано из первоисточника 16 мая 2012].
  7. ↑ Тысячелетие русской художественной культуры: Каталог. — М., 1988.
  8. ↑ Маршкова Татьяна [www.pnp.ru/archive/14360943.html На пути к храму] // Парламентская газета. — 2004, 8 апреля. — Вып. № 64 (1436).
  9. ↑ Пищулин Владимир. [www.webground.su/rubric/2012/02/16/obshhestvo_religija_i_duxovnost/retro/ Валерий Бабаланов: «Русское искусство - это имя сострадательное»] (рус.) // Воин России. — 2004, 16 февраля. — Вып. 002. — ISSN [www.sigla.ru/table.jsp?f=8&t=3&v0=0134-8140&f=1003&t=1&v1=&f=4&t=2&v2=&f=21&t=3&v3=&f=1016&t=3&v4=&f=1016&t=3&v5=&bf=4&b=&d=0&ys=&ye=&lng=&ft=&mt=&dt=&vol=&pt=&iss=&ps=&pe=&tr=&tro=&cc=UNION&i=1&v=tagged&s=0&ss=0&st=0&i18n=ru&rlf=&psz=20&bs=20&ce=hJfuypee8JzzufeGmImYYIpZKRJeeOeeWGJIZRrRRrdmtdeee88NJJJJpeeefTJ3peKJJ3UWWPtzzzzzzzzzzzzzzzzzbzzvzzpy5zzjzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzztzzzzzzzbzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzvzzzzzzyeyTjkDnyHzTuueKZePz9decyzzLzzzL*.c8.NzrGJJvufeeeeeJheeyzjeeeeJh*peeeeKJJJJJJJJJJmjHvOJJJJJJJJJfeeeieeeeSJJJJJSJJJ3TeIJJJJ3..E.UEAcyhxD.eeeeeuzzzLJJJJ5.e8JJJheeeeeeeeeeeeyeeK3JJJJJJJJ*s7defeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeSJJJJJJJJZIJJzzz1..6LJJJJJJtJJZ4....EK*&debug=false 0134-8140].
  10. ↑ 1 2 Аннинский Лев Александрович. Гремучая смесь // Родина : российский исторический иллюстрированный журнал. — 1997. — Вып. 6. — С. 13-18. — ISSN [www.sigla.ru/table.jsp?f=8&t=3&v0=0235-7089&f=1003&t=1&v1=&f=4&t=2&v2=&f=21&t=3&v3=&f=1016&t=3&v4=&f=1016&t=3&v5=&bf=4&b=&d=0&ys=&ye=&lng=&ft=&mt=&dt=&vol=&pt=&iss=&ps=&pe=&tr=&tro=&cc=UNION&i=1&v=tagged&s=0&ss=0&st=0&i18n=ru&rlf=&psz=20&bs=20&ce=hJfuypee8JzzufeGmImYYIpZKRJeeOeeWGJIZRrRRrdmtdeee88NJJJJpeeefTJ3peKJJ3UWWPtzzzzzzzzzzzzzzzzzbzzvzzpy5zzjzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzztzzzzzzzbzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzvzzzzzzyeyTjkDnyHzTuueKZePz9decyzzLzzzL*.c8.NzrGJJvufeeeeeJheeyzjeeeeJh*peeeeKJJJJJJJJJJmjHvOJJJJJJJJJfeeeieeeeSJJJJJSJJJ3TeIJJJJ3..E.UEAcyhxD.eeeeeuzzzLJJJJ5.e8JJJheeeeeeeeeeeeyeeK3JJJJJJJJ*s7defeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeSJJJJJJJJZIJJzzz1..6LJJJJJJtJJZ4....EK*&debug=false 0235-7089].
  11. ↑ Denslagen W. F., Gutschow Niels. Architectural imitations: reproductions and pastiches in East and West. — Maatsricht: Shaker Publishing, 2005. — P. 190-191. — 446 p.

Отрывок, характеризующий Пловец (картина)

Через пять минут княжна из своей комнаты услыхала, что несут что то тяжелое. Она выглянула – официанты несли для чего то в спальню кожаный диван, стоявший в кабинете князя Андрея. На лицах несших людей было что то торжественное и тихое. Княжна Марья сидела одна в своей комнате, прислушиваясь к звукам дома, изредка отворяя дверь, когда проходили мимо, и приглядываясь к тому, что происходило в коридоре. Несколько женщин тихими шагами проходили туда и оттуда, оглядывались на княжну и отворачивались от нее. Она не смела спрашивать, затворяла дверь, возвращалась к себе, и то садилась в свое кресло, то бралась за молитвенник, то становилась на колена пред киотом. К несчастию и удивлению своему, она чувствовала, что молитва не утишала ее волнения. Вдруг дверь ее комнаты тихо отворилась и на пороге ее показалась повязанная платком ее старая няня Прасковья Савишна, почти никогда, вследствие запрещения князя,не входившая к ней в комнату. – С тобой, Машенька, пришла посидеть, – сказала няня, – да вот княжовы свечи венчальные перед угодником зажечь принесла, мой ангел, – сказала она вздохнув. – Ах как я рада, няня. – Бог милостив, голубка. – Няня зажгла перед киотом обвитые золотом свечи и с чулком села у двери. Княжна Марья взяла книгу и стала читать. Только когда слышались шаги или голоса, княжна испуганно, вопросительно, а няня успокоительно смотрели друг на друга. Во всех концах дома было разлито и владело всеми то же чувство, которое испытывала княжна Марья, сидя в своей комнате. По поверью, что чем меньше людей знает о страданиях родильницы, тем меньше она страдает, все старались притвориться незнающими; никто не говорил об этом, но во всех людях, кроме обычной степенности и почтительности хороших манер, царствовавших в доме князя, видна была одна какая то общая забота, смягченность сердца и сознание чего то великого, непостижимого, совершающегося в эту минуту. В большой девичьей не слышно было смеха. В официантской все люди сидели и молчали, на готове чего то. На дворне жгли лучины и свечи и не спали. Старый князь, ступая на пятку, ходил по кабинету и послал Тихона к Марье Богдановне спросить: что? – Только скажи: князь приказал спросить что? и приди скажи, что она скажет. – Доложи князю, что роды начались, – сказала Марья Богдановна, значительно посмотрев на посланного. Тихон пошел и доложил князю. – Хорошо, – сказал князь, затворяя за собою дверь, и Тихон не слыхал более ни малейшего звука в кабинете. Немного погодя, Тихон вошел в кабинет, как будто для того, чтобы поправить свечи. Увидав, что князь лежал на диване, Тихон посмотрел на князя, на его расстроенное лицо, покачал головой, молча приблизился к нему и, поцеловав его в плечо, вышел, не поправив свечей и не сказав, зачем он приходил. Таинство торжественнейшее в мире продолжало совершаться. Прошел вечер, наступила ночь. И чувство ожидания и смягчения сердечного перед непостижимым не падало, а возвышалось. Никто не спал.

Была одна из тех мартовских ночей, когда зима как будто хочет взять свое и высыпает с отчаянной злобой свои последние снега и бураны. Навстречу немца доктора из Москвы, которого ждали каждую минуту и за которым была выслана подстава на большую дорогу, к повороту на проселок, были высланы верховые с фонарями, чтобы проводить его по ухабам и зажорам. Княжна Марья уже давно оставила книгу: она сидела молча, устремив лучистые глаза на сморщенное, до малейших подробностей знакомое, лицо няни: на прядку седых волос, выбившуюся из под платка, на висящий мешочек кожи под подбородком. Няня Савишна, с чулком в руках, тихим голосом рассказывала, сама не слыша и не понимая своих слов, сотни раз рассказанное о том, как покойница княгиня в Кишиневе рожала княжну Марью, с крестьянской бабой молдаванкой, вместо бабушки. – Бог помилует, никогда дохтура не нужны, – говорила она. Вдруг порыв ветра налег на одну из выставленных рам комнаты (по воле князя всегда с жаворонками выставлялось по одной раме в каждой комнате) и, отбив плохо задвинутую задвижку, затрепал штофной гардиной, и пахнув холодом, снегом, задул свечу. Княжна Марья вздрогнула; няня, положив чулок, подошла к окну и высунувшись стала ловить откинутую раму. Холодный ветер трепал концами ее платка и седыми, выбившимися прядями волос. – Княжна, матушка, едут по прешпекту кто то! – сказала она, держа раму и не затворяя ее. – С фонарями, должно, дохтур… – Ах Боже мой! Слава Богу! – сказала княжна Марья, – надо пойти встретить его: он не знает по русски. Княжна Марья накинула шаль и побежала навстречу ехавшим. Когда она проходила переднюю, она в окно видела, что какой то экипаж и фонари стояли у подъезда. Она вышла на лестницу. На столбике перил стояла сальная свеча и текла от ветра. Официант Филипп, с испуганным лицом и с другой свечей в руке, стоял ниже, на первой площадке лестницы. Еще пониже, за поворотом, по лестнице, слышны были подвигавшиеся шаги в теплых сапогах. И какой то знакомый, как показалось княжне Марье, голос, говорил что то. – Слава Богу! – сказал голос. – А батюшка? – Почивать легли, – отвечал голос дворецкого Демьяна, бывшего уже внизу. Потом еще что то сказал голос, что то ответил Демьян, и шаги в теплых сапогах стали быстрее приближаться по невидному повороту лестницы. «Это Андрей! – подумала княжна Марья. Нет, это не может быть, это было бы слишком необыкновенно», подумала она, и в ту же минуту, как она думала это, на площадке, на которой стоял официант со свечой, показались лицо и фигура князя Андрея в шубе с воротником, обсыпанным снегом. Да, это был он, но бледный и худой, и с измененным, странно смягченным, но тревожным выражением лица. Он вошел на лестницу и обнял сестру. – Вы не получили моего письма? – спросил он, и не дожидаясь ответа, которого бы он и не получил, потому что княжна не могла говорить, он вернулся, и с акушером, который вошел вслед за ним (он съехался с ним на последней станции), быстрыми шагами опять вошел на лестницу и опять обнял сестру. – Какая судьба! – проговорил он, – Маша милая – и, скинув шубу и сапоги, пошел на половину княгини.

Маленькая княгиня лежала на подушках, в белом чепчике. (Страдания только что отпустили ее.) Черные волосы прядями вились у ее воспаленных, вспотевших щек; румяный, прелестный ротик с губкой, покрытой черными волосиками, был раскрыт, и она радостно улыбалась. Князь Андрей вошел в комнату и остановился перед ней, у изножья дивана, на котором она лежала. Блестящие глаза, смотревшие детски, испуганно и взволнованно, остановились на нем, не изменяя выражения. «Я вас всех люблю, я никому зла не делала, за что я страдаю? помогите мне», говорило ее выражение. Она видела мужа, но не понимала значения его появления теперь перед нею. Князь Андрей обошел диван и в лоб поцеловал ее. – Душенька моя, – сказал он: слово, которое никогда не говорил ей. – Бог милостив. – Она вопросительно, детски укоризненно посмотрела на него. – Я от тебя ждала помощи, и ничего, ничего, и ты тоже! – сказали ее глаза. Она не удивилась, что он приехал; она не поняла того, что он приехал. Его приезд не имел никакого отношения до ее страданий и облегчения их. Муки вновь начались, и Марья Богдановна посоветовала князю Андрею выйти из комнаты. Акушер вошел в комнату. Князь Андрей вышел и, встретив княжну Марью, опять подошел к ней. Они шопотом заговорили, но всякую минуту разговор замолкал. Они ждали и прислушивались. – Allez, mon ami, [Иди, мой друг,] – сказала княжна Марья. Князь Андрей опять пошел к жене, и в соседней комнате сел дожидаясь. Какая то женщина вышла из ее комнаты с испуганным лицом и смутилась, увидав князя Андрея. Он закрыл лицо руками и просидел так несколько минут. Жалкие, беспомощно животные стоны слышались из за двери. Князь Андрей встал, подошел к двери и хотел отворить ее. Дверь держал кто то. – Нельзя, нельзя! – проговорил оттуда испуганный голос. – Он стал ходить по комнате. Крики замолкли, еще прошло несколько секунд. Вдруг страшный крик – не ее крик, она не могла так кричать, – раздался в соседней комнате. Князь Андрей подбежал к двери; крик замолк, послышался крик ребенка. «Зачем принесли туда ребенка? подумал в первую секунду князь Андрей. Ребенок? Какой?… Зачем там ребенок? Или это родился ребенок?» Когда он вдруг понял всё радостное значение этого крика, слезы задушили его, и он, облокотившись обеими руками на подоконник, всхлипывая, заплакал, как плачут дети. Дверь отворилась. Доктор, с засученными рукавами рубашки, без сюртука, бледный и с трясущейся челюстью, вышел из комнаты. Князь Андрей обратился к нему, но доктор растерянно взглянул на него и, ни слова не сказав, прошел мимо. Женщина выбежала и, увидав князя Андрея, замялась на пороге. Он вошел в комнату жены. Она мертвая лежала в том же положении, в котором он видел ее пять минут тому назад, и то же выражение, несмотря на остановившиеся глаза и на бледность щек, было на этом прелестном, детском личике с губкой, покрытой черными волосиками.

wiki-org.ru

​Алексей Балабанов

Алексей Балабанов — уникальное и неповторимое явление в современном российском кинематографе. Талантливый режиссер и сценарист, он сумел создать несколько действительно выдающихся картин, и целый ряд по-хорошему шокирующих фильмов. Хотя хорошего в них мало, если разобраться, но лишь потому, что они слишком уж «обнажают» сокровенные пороки нашего общества. Вскрытые Балабановым «социальные гнойники» породили множество разговоров о целесообразности подобного подхода и психическом здоровье самого режиссера. Однако, по свидетельствам близких знакомых Алексея, он был светлым и общительным человеком. Хотя думы его, надо полагать, витали в тех же сферах, что, в свое время, и у Фёдора Михайловича Достоевского, например. Со скидкой на специфику эпохи.

Однако начинал Балабанов не с философии, а музыки. Первой его кинематографической работой стал кустарный клип для группы Nautilus Pompilius, снятый на композицию «Взгляд с экрана» в 1985-м году в родном Екатеринбурге. Увлечение кино было не стихийным — Балабанов 4 года проработал в должности ассистента режиссёра на местной киностудии, попутно обучаясь на режиссёрском отделении Высших курсов сценаристов и режиссёров, в экспериментальной мастерской «Авторское кино», под руководством Л. Николаева и Б. Галантера.

В 1990-м Алексей успешно закончил учебу, сняв в процессе 3 короткометражные ленты, главными героями которых стали, опять же, музыканты группы Nautilus Pompilius и «Настя». Попутно, в 1989-м он снял под эгидой Киевнаучфильма странную псевдоисторическую короткометражку «О воздушном летании в России», атмосфера которой многими сравнивалась с работами Андрея Тарковского.

В 1990-м Балабанов переехал в Санкт-Петербург и взялся за кино серьезно. Его дебютом в «большом» кино стала лента «Счастливые дни», снятая по авторскому сценарию, написанному по мотивам произведений Сэмюэля Беккета, известного как одного из «отцов» драмы абсурда. Лента получилась соответствующая. Визуальная стилистика и содержание послужили пропуском во внеконкурсную программу Каннского кинофестиваля и принесла Алексею несколько наград.

В процессе съемок режиссер столкнулся с целым рядом проблем, решением которых в будущем стала заниматься основанная в 1992-м году кинокомпания «СТВ», соучредителем которой стал продюсер Сергей Сельянов, с которым они познакомились и подружились на Высших курсах.

Следующий фильм выходит в 1994-м году и называется «Замок». В основу сценария лег роман Франца Кафки, а стилистически фильм продолжил линию первой работы режиссера. В дальнейшем, визуальные решения первых двух фильмов Бабаланова будут сравнивать с работами А. Германа-старшего. Удивляет целостность этих работ, их монолитность и эмоциональная насыщенность, абсурдность и горькая ирония. Не будет преувеличением, если назвать картины «портретом времени», который окончательно сформируется в фильме «Брат».

«Брат» стал прорывной картиной Алексея Балабанова, а его сиквел — закрепил и приумножил достигнутый результат. Однако они разные. Первый брат — это черта, проведенная под всем предыдущим творческим опытом Балабанова. В нем и мрачный портрет реальности, которая буквально в режиме прямой связи транслировалась на экраны. Это и своеобразная ода Петербургу, в который режиссер был однозначно влюблен. В нем и рок-музыканты, с которыми Балабанов некогда делал свои первые шаги в кино. Но самое главное — в нем был Данила Багров, который просто перешагнул настоящее, раздавив попутно его «героев», и устремился в будущее. Дальнобойщика, кстати, сыграл оператор обеих частей «Брата» — Сергей Астахов.

  Еще один интересный факт — имя главного героя — «говорящее». Вы помните, в одной из сцен на кладбище Гофман, оценивая недавний поступок Данилы говорит: «Бог тебе судья». Так вот, одно из значений имени Даниил, в переводе с древнееврейского, означает «Бог мне судья». Символизм данного факта тяжело переоценить. «Брат» имел коммерческий успех и принес его создателям целый вагон всяческих наград. На волне его успеха относительно незамеченной прошел релиз следующей картины Балабанова — «Про уродов и людей».

«Про уродов и людей» — кино страшное, его первоначальное название — «Тихие люди». Сценарий Балабанов написал сам. Картинку мастерски стилизовал «под старину», добавив событиям, происходящим на стыке XIX и XX веков органичности. Но вот сами события — мрак, да и только. Балабанов мастерски демонстрирует низменное в человеке, заставляя одних просто плеваться, а других — задумываться над собственной «темной» стороной и пороками, присущими обществу. Никто ведь этого не афиширует, и тем более не выставляет в столь шокирующей наглядности. Однако, подобное кино вызывает и отрезвляющий эффект, заставляя взглянуть на реальность и человека во всей «красе».

Выход на большие экраны фильма «Брат 2» — событие в истории современного кинематографа. Это самый успешный и популярный фильм режиссера. Кино, без малого культовое. Фильм строился на фундаменте первой части и нисколечко не растерял в плане содержательности. Образ Данилы Багрова был фактически впечатан в сознание буквально каждого подростка, фактически сформировав идеалы целого поколения. «В чем сила, брат?» Уверен, что каждый из читающих знает ответ на этот вопрос.

«Брат 2» разошелся на цитаты и буквально пророс в сознании российского зрителя. Выходило ли что-либо столь же знаковое в современном отечественном кинематографе — вопрос открытый. Виртуозные диалоги и располагающие к себе образы (даже второстепенные герои западали в память) дополнялись множеством небольших, но крайне важных визуальных элементов и саундтреком, который во всей красе продемонстрировал связь Балабанова с рок-музыкой — он был просто удивительно безупречен.

Вместе с тем, был и ряд факторов, за которые Балабанова упрекали. Это и тема национализма, поднимаемая им и в первом фильме, и романтизация образа бандита, и популяризация криминальных методов достижения справедливости — вплоть до фактической подмены понятий и выставлении образа Данилы Багрова в качестве хорошего парня. Подобные упреки имеют под собой почву, однако остановимся на версии, что Балабанов не стремился ничего никому навязывать, а просто показал ситуацию так, как видел ее он. И, в результате, попал в самое сердце российского зрителя, или даже вернее будет сказать — русскоязычного.

В 2002-м вышла «Война», ставшая крайне удачным дебютом для молодого актера Алексея Чадова. Он исполняет роль Ивана, главного героя ленты, ведущего повествование постфактум, о событиях, непосредственным участником которых он явился. Фильм хоть и не вскрывает всех «прелестей» войны, но также содержит в себе не мало достаточно «тяжелых» кадров. Да и сама история, ее контекст — тяжелая тема, «неудобная». Однако, воспринимается все очень легко, во многом благодаря расслабленному и даже флегматичному повествованию — для героя то уже все кончилось, по крайней мере то приключение, о котором он рассказывает.

Следующим проектом Балабанова стал фильм «Река» по роману польского писателя Вацлава Серошевского. Фильму предрекали стать главным в режиссерской карьере Алексея, но закончить над ним работу было не суждено — в автокатастрофе погибла исполнительница главной роли, Туйара Свинобоева. Балабанов не стал продолжать съемки, а год спустя смонтировал уже отснятый материал и выпустил его маленьким тиражом (500 кассет), восполнив пробелы авторскими комментариями. Получился своеобразный фильм про фильм.

  Последующий проект тоже не был закончен. Фильм «Американец» повествовал о разорившемся на бирже американце, который вложился в российскую компанию и «прогорел», после чего поехал в Россию, где и должны были развернутся основные события. Была отснята часть материала в Нью-Йорке, Норильске и Иркутске — там американский актер Майкл Бин (сыгравший роль Кайла Риза в Терминаторе) ушел в запой и сорвал съемки. Балабанов решил закрыть проект.

В 2005-м Балабанов выпустил ироничную криминальную комедию «Жмурки», в которой блистали Алексей Панин, Дмитрий Дюжев, Никита Михалков и многие другие. Мрачный юмор, органичные образы, откровенная ирония — фильм был отлично встречен как зрителями, так и критиками. Михалков сыграл и в следующем проекте Балабанова — драма с Ренатой Литвиновой в главной роли, «Мне не больно». В будущем Никита Сергеевич отзывался о Балабанове, как о «странном, неудобном, но с потрясающей внутренней, стержневой структурой человеке».

В 2007-м вышел «Груз 200» — фильм, условно продолживший линию, заданную картиной «Про уродов и людей». Но в этот раз все было банальнее, бессмысленнее и ужаснее в своей фатальности. Все события в фильме легко понять. Все приземленно и просто. Именно ужас, скрывающийся за этой простотой и приземленностью — именно он и шокирует. И за этим шоком очень трудно собраться и проанализировать картину «трезво». А пересматривать как-то не тянет. Особенно в контексте того, что основана она, по заявлению создателей, на реальных событиях. Есть основания предполагать, что данное заявление — художественный прием, призванный усилить эффект от просмотра. По крайней мере в это очень хочется верить.

Снятый в следующем году «Морфий» — дань уважения Сергею Бодрову-младшему, который написал сценарий, основанный на одноименном романе Михаила Булгакова. И вновь перед зрителем портрет обычного человека, пугающая картина его слабости перед искушением, его неспособности устоять перед вызовом. Разрушающийся внутренний мир — на фоне разрушающегося мира за окном.

Еще через два года — «Кочегар». И вновь 90-е. И вновь мрак. Как вообще можно жить в таком мире? Это был 13-й фильм Алексея Балабанова, чья судьба была столь же символична, как и его картины. Но он все-таки перешагнул через эту грань — его 14-й и последний фильм вышел в 2012-м году.

«Я тоже хочу» — фильм для Балабанова не очень типичный. В главных ролях — не профессиональные актеры. Ни одной декорации для фильма создано не было. На экране разворачивается целый пласт российской (только ли?) действительности. Вернее, его перед зрителем разворачивает мастер, впервые лично попадающий в кадр и умирающий в нем. Но помимо усталости присутствует и то, что можно охарактеризовать, как стремление к счастью. Банальному человеческому счастью в мире, даже не тысячная доля «прелестей» которого была показана Балабановым в предыдущих его картинах.

Вот и получается, что режиссерские поиски истины, правды и чистоты, ради которых он погружался сам и погружал многих других в пучины человеческого существа, привели его к банальному, но неотвратимому ответу — чистота тут неизменно оказывается запятнана. И лишь смерть способна расставить все точки над «и».

Кстати, колокольня Запогостской церкви, та самая Башня Счастья из «Я тоже хочу», рухнула через 40 дней после смерти Алексея Балабанова. 

estetico.me

Балабанов, Валерий Николаевич — Википедия (с комментариями)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

У этого термина существуют и другие значения, см. Балабанов.

Вале́рий Никола́евич Балаба́нов (9 апреля, 1939, Москва — октябрь или ноябрь[уточнить], 2009, Москва) — русский живописец, писатель, философ, медальер, главный художник Центрального телевидения СССР (1969—1989), народный художник России (1995), профессор, академик Российской академии естественных наук и Академии славянской культуры.

Автор ряда художественных работ, среди которых: триптихи «Реквием» (2000—2002), «Молитва о Романовых» (1989—1999), «Поля русской славы»; картины «Под благодатным Покровом», «Полёт Троицы» (1988), «Пловец» («Храм Христа Спасителя») (1976—1986), «Тальково поле» (1991—1994), «Виртуальная вечеря» и др., автор эскиза одной из высших военных наград Российской федерации — ордена Жукова (1994), а также одноимённой медали.

Член Союза писателей России, член редколлегий ряда российских журналов, кавалер ордена Святого Благоверного князя Даниила Московского.

Биография

Первые годы и учёба

Валерий Балабанов родился 9 апреля 1939 года в Москве в семье Николая Ивановича Балабанова и Александры Петровны Балабановой. Сам Балабанов вспоминает, что вырос он в районе Петровки, вблизи Высоко-Петровского монастыря[1]:

Нарышкинские палаты, церковь Боголюбской Божьей матери, колокольня церкви Покрова — все, что входит в ансамбль монастыря, меня, мальчишку, буквально завораживало своей величавой красотой.

В 1942 году на фронте Великой Отечественной войны погиб отец, и Валерий вместе с сестрой воспитывался матерью[2].

Балабанов окончил Краснопресненскую детскую художественную школу[3] и поступил в Московский педагогический институт на художественно-графический факультет, который закончил в 1963 году[4]. В 1968 году впервые с собственными художественными работами принял участие в выставке, посвященной Памятникам Отечества[5].

Работа

С 1969 года по 1989 год работал главным художником Центрального телевидения СССР[4], последние 10 лет в период этой работы являлся главным художником программы «Время». В 1974 году[6] был принят в Союз художников СССР.

В 1989 и 1993 годах провел персональные художественные выставки в США (Нью-Йорке и Сан-Франциско).

В 1991 году в 22-летнем возрасте, в скором времени после возвращения из армии погиб единственный сын Валерия Балабанова Николай, который помогал мастеру в ряде работ[2].

В 1990 году занял пост председателя Художественного совета Международного Фонда славянской письменности и культуры[6]. С 1993 года — вице-президент Новой Императорской Академии художеств. В 1996 году был избран академиком Российской Академии Естественных Наук по секции «Человек и творчество»[6].

30 мая 1995 года Балабанову было присвоено звание народного художника России[7].

Научная и педагогическая деятельность

С 1993 года по 1996 год являлся заведующим кафедрой изобразительного искусства Государственной академии славянской культуры. Имеет учёное звание профессора. Является академиком Российской академии естественных наук и Академии славянской культуры.

Публицистическая, журналистская и общественная деятельность

Член редколлегий православной газеты «Русь державная», журналов «Россияне», «Отечество и вера» и др. Член жюри международного кинофестиваля славянских и православных народов «Золотой Витязь». Сопредседатель Троицкого Православного Собора, основатель и ведущий творческого клуба «Храм вашей души». Входит в Правление фонда «Маршал Жуков». Состоит в Союзе писателей России.

Живопись

Во время выставки в Сан-Франциско в 1989 году на Балабанова оказали значительное впечатление увиденные работы Леонардо да Винчи, после чего художник начал писать картину «Виртуальная вечеря», которая представляла собой зеркальное воспоминание о фреске да Винчи «Тайная Вечеря»[2].

В 1989—1999 гг. написал триптих «Молитва о Романовых», первые два года писал его совместно с сыном[2][8].

Под впечатлением убийства Игоря Талькова, произошедшего в 1991 году, Балабанов в 1991—1994 гг. написал картину «Тальково поле».

В 1976 году, по словам самого автора, «по промыслу Божию», Балабанов начал писать картину «о втором Пришествии Храма Христа Спасителя», в результате чего оказалась создана картина «Пловец» («Храм Христа Спасителя»). По мнению патриарха Всея Руси Алексия Второго, высказанному после воссоздания Храма Христа Спасителя, картины Балабанова являются картинами-молитвами, которые сбываются[9].

Художником была создана картина «Вифлеемская звезда» («Покаянные дни»). В память о подвиге рядового Евгения Родионова, убитого в чеченском плену в 1996 году, Балабанов создал картину «Молитва о русском воине». В 2000 году после гибели подводной лодки «Курск», им написана картина «Молитва о моряках России». Три этих картины в совокупности образовали триптих «Реквием», одну из наиболее известных художественных работ Балабанова[8].

Художественный дизайн и медальерное искусство

Наиболее известной работой в области художественного дизайна является разработка художником в 1993—1994 гг. эскиза высшей военной награды Российской федерации: ордена Жукова, а также медали Жукова.

Принимал участие в разработке символики Государственной академии славянской культуры, в частности, разработал в 1993 году её знак[4]. Разработал символику международного кинофестиваля славянских и православных народов «Золотой Витязь».

Награды и достижения

Публикации

  • Балабанов В. Н. «Тальково поле»: рассказ художника Валерия Балабанова о картине, посвященной Игорю Талькову // Наука и религия. — 1995. — № 2. — С. 13. На 1-й странице обложки: картина В. Балабанова «Тальково поле».
  • Балабанов В. Н. Вифлеемская звезда / В. Балабанов // Наука и религия. — 2002. — N1 . — ISSN 0130-7045
  • Балабанов В. Н. Реквием / В. Н. Балабанов // Родина. — 2004. — N4. — С. 30-33 : фото.цв. — ISSN 0235-7089
  • Балабанов В. Н. В священном зазеркалье Тайной Вечери / В. Н. Балабанов // Наука и религия. — 2004. — N 4. — С. 36-37. ISSN 0130-7045
  • Балабанов В. Н. [www.zavtra.ru/denlit/072/21.html Молитва о России] // Завтра : газета. — 2002, 8 августа. — Вып. 8(72).

Напишите отзыв о статье "Балабанов, Валерий Николаевич"

Ссылки

  • [www.fact.ru/www/arhiv13-dr-s1.htm Душа России. Валерий Николаевич Балабанов. Художник, писатель, философ.] (рус.) // Информационно-аналитический информационный журнал.
  • Шацков Андрей. [rusk.ru/st.php?idar=324097 Валерий Балабанов: «Для меня картина — духовный мост»] // Литературная газета. — 10.09.2005.
  • Логвинов Игорь. [www.gudok.ru/newspaper/detail.php?month=10&year=2004&ID=291247&bxajaxid= Памяти серебряная нить] // Гудок : газета. — 2004, 20 февраля.
  • Стефанов Сергей.. [rusk.ru/st.php?idar=1001013 «Реквием». Мое сердце плакало, когда я работал над картиной. Валерий Балабанов.] (информационное агентство), Русская линия (9 декабря 2003). Проверено 17 марта 2012.
  • [video.mail.ru/mail/julietal/-/2422.html Валерий Балабанов — «Тальково поле». Рассказ художника о замысле и об истории картины. ЦДРА, 23.12.2002.]
  • Troshina Olga. [english.ruvr.ru/radio_broadcast/2248514/2315915.html The Christian Message from Moscow] (english). Радио «Голос России» (2005, May 2). — Radio program to the life and art of Russian Orthodox artist Valery Balabanov. Проверено 28 марта 2012. [www.webcitation.org/67gilhJ2J Архивировано из первоисточника 16 мая 2012].
  • В. Балабанов. Исповедь художника // Родина : российский исторический иллюстрированный журнал. — 1997. — Вып. 6. — С. 13,18. — ISSN [www.sigla.ru/table.jsp?f=8&t=3&v0=0235-7089&f=1003&t=1&v1=&f=4&t=2&v2=&f=21&t=3&v3=&f=1016&t=3&v4=&f=1016&t=3&v5=&bf=4&b=&d=0&ys=&ye=&lng=&ft=&mt=&dt=&vol=&pt=&iss=&ps=&pe=&tr=&tro=&cc=UNION&i=1&v=tagged&s=0&ss=0&st=0&i18n=ru&rlf=&psz=20&bs=20&ce=hJfuypee8JzzufeGmImYYIpZKRJeeOeeWGJIZRrRRrdmtdeee88NJJJJpeeefTJ3peKJJ3UWWPtzzzzzzzzzzzzzzzzzbzzvzzpy5zzjzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzztzzzzzzzbzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzvzzzzzzyeyTjkDnyHzTuueKZePz9decyzzLzzzL*.c8.NzrGJJvufeeeeeJheeyzjeeeeJh*peeeeKJJJJJJJJJJmjHvOJJJJJJJJJfeeeieeeeSJJJJJSJJJ3TeIJJJJ3..E.UEAcyhxD.eeeeeuzzzLJJJJ5.e8JJJheeeeeeeeeeeeyeeK3JJJJJJJJ*s7defeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeSJJJJJJJJZIJJzzz1..6LJJJJJJtJJZ4....EK*&debug=false 0235-7089].
  • Петренко Г. Поиск пути: творчество Валерия Балабанова // Берегиня дома твоего : журнал. — Москва, 2002. — Вып. 4. — С. 51-55. — ISSN [www.sigla.ru/table.jsp?f=8&t=3&v0=1560-7984&f=1003&t=1&v1=&f=4&t=2&v2=&f=21&t=3&v3=&f=1016&t=3&v4=&f=1016&t=3&v5=&bf=4&b=&d=0&ys=&ye=&lng=&ft=&mt=&dt=&vol=&pt=&iss=&ps=&pe=&tr=&tro=&cc=UNION&i=1&v=tagged&s=0&ss=0&st=0&i18n=ru&rlf=&psz=20&bs=20&ce=hJfuypee8JzzufeGmImYYIpZKRJeeOeeWGJIZRrRRrdmtdeee88NJJJJpeeefTJ3peKJJ3UWWPtzzzzzzzzzzzzzzzzzbzzvzzpy5zzjzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzztzzzzzzzbzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzvzzzzzzyeyTjkDnyHzTuueKZePz9decyzzLzzzL*.c8.NzrGJJvufeeeeeJheeyzjeeeeJh*peeeeKJJJJJJJJJJmjHvOJJJJJJJJJfeeeieeeeSJJJJJSJJJ3TeIJJJJ3..E.UEAcyhxD.eeeeeuzzzLJJJJ5.e8JJJheeeeeeeeeeeeyeeK3JJJJJJJJ*s7defeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeSJJJJJJJJZIJJzzz1..6LJJJJJJtJJZ4....EK*&debug=false 1560-7984].
  • Давыдова Нина. [www.rakurs.ru/pr/em/971.htm «Это Москва» Эфир передачи.]. Радио «Ракурс» (1997). — Беседа Нины Давыдовой с народным художником России Валерием Балабановым. Проверено 1 апреля 2012. [www.webcitation.org/67ginSxiE Архивировано из первоисточника 16 мая 2012].
  • Балабанов В. Н., Максименко И. П., Остроумов Н. Ю. [books.google.com.ua/books?hl=ru&id=kcpYAAAAMAAJ&q=%D0%BF%D0%B0%D0%B2%D0%BB%D0%B0+%D1%84%D0%BB%D0%BE%D1%80%D0%B5%D0%BD%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%B3%D0%BE#search_anchor Путь к Храму: произведения современных московских православных художников : иконы, живопись, графика, керамика, скульптура, медали, батик, гобелен]. — каталог. — Москва: Музей истории города Москвы, 1998. — 95 с.

Примечания

  1. ↑ Хлебников Виктор.. [www.psj.ru/saver_national/detail.php?ID=6826 Боевой, Полководческий.] (журнал), Национальная безопасность (25 апреля 2006). Проверено 27 марта 2012.
  2. ↑ 1 2 3 4 Шацков Андрей. [rusk.ru/st.php?idar=324097 Валерий Балабанов: «Для меня картина — духовный мост»] // Литературная газета. — 10.09.2005.
  3. ↑ [www.materinstvo.ru/art/art_schools/ Все художественные школы Москвы]. materinstvo.ru. Проверено 29 марта 2012. [www.webcitation.org/6AhOgPgxE Архивировано из первоисточника 15 сентября 2012].
  4. ↑ 1 2 3 Тренихин М. М. [www.mosantico.ru/wp-content/uploads/2011/12/Trenihin-Mihail.-Simvolika-i-e-mblematika-GASK.pdf Символика и эмблематика ГАСК: логотипы и знаки] // Вестник славянских культур. — 2010. — № 2 (XVI). — С. 91-95
  5. ↑ Аннинский Лев Александрович. Гремучая смесь // Родина : российский исторический иллюстрированный журнал. — 1997. — Вып. 6. — С. 13-18. — ISSN [www.sigla.ru/table.jsp?f=8&t=3&v0=0235-7089&f=1003&t=1&v1=&f=4&t=2&v2=&f=21&t=3&v3=&f=1016&t=3&v4=&f=1016&t=3&v5=&bf=4&b=&d=0&ys=&ye=&lng=&ft=&mt=&dt=&vol=&pt=&iss=&ps=&pe=&tr=&tro=&cc=UNION&i=1&v=tagged&s=0&ss=0&st=0&i18n=ru&rlf=&psz=20&bs=20&ce=hJfuypee8JzzufeGmImYYIpZKRJeeOeeWGJIZRrRRrdmtdeee88NJJJJpeeefTJ3peKJJ3UWWPtzzzzzzzzzzzzzzzzzbzzvzzpy5zzjzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzztzzzzzzzbzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzvzzzzzzyeyTjkDnyHzTuueKZePz9decyzzLzzzL*.c8.NzrGJJvufeeeeeJheeyzjeeeeJh*peeeeKJJJJJJJJJJmjHvOJJJJJJJJJfeeeieeeeSJJJJJSJJJ3TeIJJJJ3..E.UEAcyhxD.eeeeeuzzzLJJJJ5.e8JJJheeeeeeeeeeeeyeeK3JJJJJJJJ*s7defeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeSJJJJJJJJZIJJzzz1..6LJJJJJJtJJZ4....EK*&debug=false 0235-7089].
  6. ↑ 1 2 3 [rd.rusk.ru/99/rd4/home4_18.htm Исповедь художника. В.Н. Балабанов, народный художник России] (журнал), Русский дом (1999, № 4). Проверено 31 марта 2012.
  7. ↑ [onagradah.ru/narodnye-khudozhniki-rossijjskojj-federacii/ Народные художники Российской Федерации]. Портал о наградах (7 октября 2010). Проверено 2 апреля 2012. [www.webcitation.org/6AhOiSNBL Архивировано из первоисточника 15 сентября 2012].
  8. ↑ 1 2 Стефанов Сергей.. [rusk.ru/st.php?idar=1001013 «Реквием». Мое сердце плакало, когда я работал над картиной. Валерий Балабанов.] (информационное агентство), Русская линия (9 декабря 2003). Проверено 17 марта 2012.
  9. ↑ Стефанов Сергей. [www.pressmon.com/cgi-bin/press_view.cgi?id=1576613 Балабанов: я пишу картины молитвы, которые сбываются] // Труд. — 2005, 30 июня.

Отрывок, характеризующий Балабанов, Валерий Николаевич

– Я думаю… – сказал Пьер. – Ему нечего прощать… Ежели бы я был на его месте… – По связи воспоминаний, Пьер мгновенно перенесся воображением к тому времени, когда он, утешая ее, сказал ей, что ежели бы он был не он, а лучший человек в мире и свободен, то он на коленях просил бы ее руки, и то же чувство жалости, нежности, любви охватило его, и те же слова были у него на устах. Но она не дала ему времени сказать их. – Да вы – вы, – сказала она, с восторгом произнося это слово вы, – другое дело. Добрее, великодушнее, лучше вас я не знаю человека, и не может быть. Ежели бы вас не было тогда, да и теперь, я не знаю, что бы было со мною, потому что… – Слезы вдруг полились ей в глаза; она повернулась, подняла ноты к глазам, запела и пошла опять ходить по зале. В это же время из гостиной выбежал Петя. Петя был теперь красивый, румяный пятнадцатилетний мальчик с толстыми, красными губами, похожий на Наташу. Он готовился в университет, но в последнее время, с товарищем своим Оболенским, тайно решил, что пойдет в гусары. Петя выскочил к своему тезке, чтобы переговорить о деле. Он просил его узнать, примут ли его в гусары. Пьер шел по гостиной, не слушая Петю. Петя дернул его за руку, чтоб обратить на себя его вниманье. – Ну что мое дело, Петр Кирилыч. Ради бога! Одна надежда на вас, – говорил Петя. – Ах да, твое дело. В гусары то? Скажу, скажу. Нынче скажу все. – Ну что, mon cher, ну что, достали манифест? – спросил старый граф. – А графинюшка была у обедни у Разумовских, молитву новую слышала. Очень хорошая, говорит. – Достал, – отвечал Пьер. – Завтра государь будет… Необычайное дворянское собрание и, говорят, по десяти с тысячи набор. Да, поздравляю вас. – Да, да, слава богу. Ну, а из армии что? – Наши опять отступили. Под Смоленском уже, говорят, – отвечал Пьер. – Боже мой, боже мой! – сказал граф. – Где же манифест? – Воззвание! Ах, да! – Пьер стал в карманах искать бумаг и не мог найти их. Продолжая охлопывать карманы, он поцеловал руку у вошедшей графини и беспокойно оглядывался, очевидно, ожидая Наташу, которая не пела больше, но и не приходила в гостиную. – Ей богу, не знаю, куда я его дел, – сказал он. – Ну уж, вечно растеряет все, – сказала графиня. Наташа вошла с размягченным, взволнованным лицом и села, молча глядя на Пьера. Как только она вошла в комнату, лицо Пьера, до этого пасмурное, просияло, и он, продолжая отыскивать бумаги, несколько раз взглядывал на нее. – Ей богу, я съезжу, я дома забыл. Непременно… – Ну, к обеду опоздаете. – Ах, и кучер уехал. Но Соня, пошедшая в переднюю искать бумаги, нашла их в шляпе Пьера, куда он их старательно заложил за подкладку. Пьер было хотел читать. – Нет, после обеда, – сказал старый граф, видимо, в этом чтении предвидевший большое удовольствие. За обедом, за которым пили шампанское за здоровье нового Георгиевского кавалера, Шиншин рассказывал городские новости о болезни старой грузинской княгини, о том, что Метивье исчез из Москвы, и о том, что к Растопчину привели какого то немца и объявили ему, что это шампиньон (так рассказывал сам граф Растопчин), и как граф Растопчин велел шампиньона отпустить, сказав народу, что это не шампиньон, а просто старый гриб немец. – Хватают, хватают, – сказал граф, – я графине и то говорю, чтобы поменьше говорила по французски. Теперь не время. – А слышали? – сказал Шиншин. – Князь Голицын русского учителя взял, по русски учится – il commence a devenir dangereux de parler francais dans les rues. [становится опасным говорить по французски на улицах.] – Ну что ж, граф Петр Кирилыч, как ополченье то собирать будут, и вам придется на коня? – сказал старый граф, обращаясь к Пьеру. Пьер был молчалив и задумчив во все время этого обеда. Он, как бы не понимая, посмотрел на графа при этом обращении. – Да, да, на войну, – сказал он, – нет! Какой я воин! А впрочем, все так странно, так странно! Да я и сам не понимаю. Я не знаю, я так далек от военных вкусов, но в теперешние времена никто за себя отвечать не может. После обеда граф уселся покойно в кресло и с серьезным лицом попросил Соню, славившуюся мастерством чтения, читать. – «Первопрестольной столице нашей Москве. Неприятель вошел с великими силами в пределы России. Он идет разорять любезное наше отечество», – старательно читала Соня своим тоненьким голоском. Граф, закрыв глаза, слушал, порывисто вздыхая в некоторых местах. Наташа сидела вытянувшись, испытующе и прямо глядя то на отца, то на Пьера. Пьер чувствовал на себе ее взгляд и старался не оглядываться. Графиня неодобрительно и сердито покачивала головой против каждого торжественного выражения манифеста. Она во всех этих словах видела только то, что опасности, угрожающие ее сыну, еще не скоро прекратятся. Шиншин, сложив рот в насмешливую улыбку, очевидно приготовился насмехаться над тем, что первое представится для насмешки: над чтением Сони, над тем, что скажет граф, даже над самым воззванием, ежели не представится лучше предлога. Прочтя об опасностях, угрожающих России, о надеждах, возлагаемых государем на Москву, и в особенности на знаменитое дворянство, Соня с дрожанием голоса, происходившим преимущественно от внимания, с которым ее слушали, прочла последние слова: «Мы не умедлим сами стать посреди народа своего в сей столице и в других государства нашего местах для совещания и руководствования всеми нашими ополчениями, как ныне преграждающими пути врагу, так и вновь устроенными на поражение оного, везде, где только появится. Да обратится погибель, в которую он мнит низринуть нас, на главу его, и освобожденная от рабства Европа да возвеличит имя России!» – Вот это так! – вскрикнул граф, открывая мокрые глаза и несколько раз прерываясь от сопенья, как будто к носу ему подносили склянку с крепкой уксусной солью. – Только скажи государь, мы всем пожертвуем и ничего не пожалеем. Шиншин еще не успел сказать приготовленную им шутку на патриотизм графа, как Наташа вскочила с своего места и подбежала к отцу. – Что за прелесть, этот папа! – проговорила она, целуя его, и она опять взглянула на Пьера с тем бессознательным кокетством, которое вернулось к ней вместе с ее оживлением. – Вот так патриотка! – сказал Шиншин. – Совсем не патриотка, а просто… – обиженно отвечала Наташа. – Вам все смешно, а это совсем не шутка… – Какие шутки! – повторил граф. – Только скажи он слово, мы все пойдем… Мы не немцы какие нибудь… – А заметили вы, – сказал Пьер, – что сказало: «для совещания». – Ну уж там для чего бы ни было… В это время Петя, на которого никто не обращал внимания, подошел к отцу и, весь красный, ломающимся, то грубым, то тонким голосом, сказал: – Ну теперь, папенька, я решительно скажу – и маменька тоже, как хотите, – я решительно скажу, что вы пустите меня в военную службу, потому что я не могу… вот и всё… Графиня с ужасом подняла глаза к небу, всплеснула руками и сердито обратилась к мужу. – Вот и договорился! – сказала она. Но граф в ту же минуту оправился от волнения. – Ну, ну, – сказал он. – Вот воин еще! Глупости то оставь: учиться надо. – Это не глупости, папенька. Оболенский Федя моложе меня и тоже идет, а главное, все равно я не могу ничему учиться теперь, когда… – Петя остановился, покраснел до поту и проговорил таки: – когда отечество в опасности. – Полно, полно, глупости… – Да ведь вы сами сказали, что всем пожертвуем. – Петя, я тебе говорю, замолчи, – крикнул граф, оглядываясь на жену, которая, побледнев, смотрела остановившимися глазами на меньшого сына. – А я вам говорю. Вот и Петр Кириллович скажет… – Я тебе говорю – вздор, еще молоко не обсохло, а в военную службу хочет! Ну, ну, я тебе говорю, – и граф, взяв с собой бумаги, вероятно, чтобы еще раз прочесть в кабинете перед отдыхом, пошел из комнаты. – Петр Кириллович, что ж, пойдем покурить… Пьер находился в смущении и нерешительности. Непривычно блестящие и оживленные глаза Наташи беспрестанно, больше чем ласково обращавшиеся на него, привели его в это состояние. – Нет, я, кажется, домой поеду… – Как домой, да вы вечер у нас хотели… И то редко стали бывать. А эта моя… – сказал добродушно граф, указывая на Наташу, – только при вас и весела… – Да, я забыл… Мне непременно надо домой… Дела… – поспешно сказал Пьер. – Ну так до свидания, – сказал граф, совсем уходя из комнаты. – Отчего вы уезжаете? Отчего вы расстроены? Отчего?.. – спросила Пьера Наташа, вызывающе глядя ему в глаза. «Оттого, что я тебя люблю! – хотел он сказать, но он не сказал этого, до слез покраснел и опустил глаза. – Оттого, что мне лучше реже бывать у вас… Оттого… нет, просто у меня дела. – Отчего? нет, скажите, – решительно начала было Наташа и вдруг замолчала. Они оба испуганно и смущенно смотрели друг на друга. Он попытался усмехнуться, но не мог: улыбка его выразила страдание, и он молча поцеловал ее руку и вышел. Пьер решил сам с собою не бывать больше у Ростовых.

Петя, после полученного им решительного отказа, ушел в свою комнату и там, запершись от всех, горько плакал. Все сделали, как будто ничего не заметили, когда он к чаю пришел молчаливый и мрачный, с заплаканными глазами. На другой день приехал государь. Несколько человек дворовых Ростовых отпросились пойти поглядеть царя. В это утро Петя долго одевался, причесывался и устроивал воротнички так, как у больших. Он хмурился перед зеркалом, делал жесты, пожимал плечами и, наконец, никому не сказавши, надел фуражку и вышел из дома с заднего крыльца, стараясь не быть замеченным. Петя решился идти прямо к тому месту, где был государь, и прямо объяснить какому нибудь камергеру (Пете казалось, что государя всегда окружают камергеры), что он, граф Ростов, несмотря на свою молодость, желает служить отечеству, что молодость не может быть препятствием для преданности и что он готов… Петя, в то время как он собирался, приготовил много прекрасных слов, которые он скажет камергеру. Петя рассчитывал на успех своего представления государю именно потому, что он ребенок (Петя думал даже, как все удивятся его молодости), а вместе с тем в устройстве своих воротничков, в прическе и в степенной медлительной походке он хотел представить из себя старого человека. Но чем дальше он шел, чем больше он развлекался все прибывающим и прибывающим у Кремля народом, тем больше он забывал соблюдение степенности и медлительности, свойственных взрослым людям. Подходя к Кремлю, он уже стал заботиться о том, чтобы его не затолкали, и решительно, с угрожающим видом выставил по бокам локти. Но в Троицких воротах, несмотря на всю его решительность, люди, которые, вероятно, не знали, с какой патриотической целью он шел в Кремль, так прижали его к стене, что он должен был покориться и остановиться, пока в ворота с гудящим под сводами звуком проезжали экипажи. Около Пети стояла баба с лакеем, два купца и отставной солдат. Постояв несколько времени в воротах, Петя, не дождавшись того, чтобы все экипажи проехали, прежде других хотел тронуться дальше и начал решительно работать локтями; но баба, стоявшая против него, на которую он первую направил свои локти, сердито крикнула на него: – Что, барчук, толкаешься, видишь – все стоят. Что ж лезть то! – Так и все полезут, – сказал лакей и, тоже начав работать локтями, затискал Петю в вонючий угол ворот. Петя отер руками пот, покрывавший его лицо, и поправил размочившиеся от пота воротнички, которые он так хорошо, как у больших, устроил дома. Петя чувствовал, что он имеет непрезентабельный вид, и боялся, что ежели таким он представится камергерам, то его не допустят до государя. Но оправиться и перейти в другое место не было никакой возможности от тесноты. Один из проезжавших генералов был знакомый Ростовых. Петя хотел просить его помощи, но счел, что это было бы противно мужеству. Когда все экипажи проехали, толпа хлынула и вынесла и Петю на площадь, которая была вся занята народом. Не только по площади, но на откосах, на крышах, везде был народ. Только что Петя очутился на площади, он явственно услыхал наполнявшие весь Кремль звуки колоколов и радостного народного говора.

wiki-org.ru

Валерий Балабанов: "Пишу картины-молитвы, которые сбываются"

Работы народного художника России Валерия Николаевича Балабанова можно увидеть в галереях и музеях России, Европы, Америки. Он - автор многих известных живописных полотен. А сейчас работает над грандиозным и весьма необычным проектом "Виртуальная вечеря".

- В своей мастерской я уже около 30 лет пытаюсь соединять божественное и земное. Мои работы - это не традиционная реалистическая живопись, это скорее фантастическая реальность. Я не пишу иконы, понимаю, что грешен. Пишу картины-молитвы, которые сбываются. Это не мои слова - так сказал Патриарх Алексий II, когда увидел картину "Пловец", предвосхитившую возрождение храма Христа Спасителя.

- Сближение земного и небесного ощутимо в вашем недавнем триптихе "Реквием", особенно в картине "Молитва о русском воине". Это творческий отклик на реальные события?

- Картина посвящена Евгению Родионову и всем известным и неизвестным сынам Отечества, отдавшим свою жизнь за Россию. Первой, кто увидел картину, была мама Евгения - Любовь Васильевна Родионова. С этой удивительной женщиной я познакомился 13 февраля 2001 года. Это день страшной годовщины: именно 13 февраля 1996 года Евгений вместе с тремя своими товарищами был захвачен в плен в Чечне, где они служили в погранвойсках. Евгений отказался снять нательный крест, с которым не расставался никогда, и был подвергнут мучительной казни. Евгения обезглавили 23 мая 1996 года, в день его рождения. В тот год на 23 мая пришелся и праздник Вознесения Господня. И храм возле кладбища, где лежит Женя, тоже носит название Вознесения! У Бога все живы!

В основании картины успение воина напоминает сюжет древних русских икон "положение во гроб". Еще один мотив заимствован из сербской иконописи: "Не рыдай мене, Мати!" Именно матери России приезжают на подмосковное Богородское кладбище, чтобы проводить в последний путь "груз 200" - останки сынов Отечества, погибших в чеченской войне. Именно они разыскивают своих сыновей, павших за Родину, среди мемориальных плит, на которых вместо имен только номера. До самого горизонта... Мать, потерявшая сына, бесконечно чувствует свою неразрывную связь с ним. Сын для матери никогда не будет мертв!

Мое сердце плакало, когда я работал над этой картиной. Надломленное сухое дерево символизирует погубленные жизни сынов Отечества и как бы совершает поклон Кресту. В небесах белый голубь не просто образ птицы как символа души человеческой, а как символ Святого Духа, нисходящего на крест Христов. И рядом "рябиновый салют" - гроздья рябины как символ святой крови наших воинов-героев...

- Сейчас, я знаю, вы работаете над темой "Тайная Вечеря", которая связана не только с евангельской историей, но и с творчеством Леонардо да Винчи...

- В 1989 году в Сан-Франциско я был потрясен гением Леонардо да Винчи, когда в музее восковых скульптур за стеклом впервые увидел мизансцену "Тайной Вечери" с обратной стороны. Мне довелось посмотреть в глаза великого Леонардо... Именно тогда мне была явлена "Виртуальная вечеря", над которой я работаю много лет.

Леонардо - левша, его записи можно было прочитать только при помощи зеркала. Я - правша, и композиция "Виртуальной Вечери" - это зеркальное воспоминание о фреске "Тайная Вечеря" Леонардо да Винчи в трапезной миланского монастыря Санта-Мария делла Грацие. Как и у Леонардо, апостолы расположены в четыре группы по три. Поэтому "Виртуальная Вечеря" состоит из пяти частей. В центральной части изображен Христос, обращенный к миру: "Аминь глаголю вам, ибо есть среди вас один, который предаст Меня".

Леонардо, работая над фреской "Тайная Вечеря", подбирал натурщиков. Вначале был создан образ апостола и евангелиста Иоанна Богослова. Он нашел юношу, взгляд которого был удивительно чист и целомудрен, источал любовь к Богу и ближнему. Шли годы. Наконец необходим был натурщик для Иуды... В одной из тюрем он нашел приговоренного к смерти убийцу, лицо которого было перекошено от злобы и ненависти. Тогда Леонардо сделал с него в камере набросок. И когда он показал злодею эскиз "Тайной Вечери", тот разрыдался. "Ты не узнал меня? Десять лет назад ты рисовал с меня Иоанна!"

В каждом из нас и Иоанн Богослов, и Иуда! Человечество прекрасно и ужасно! "Виртуальная Вечеря" расколота пополам, как и весь мир.

- Слова Христа выведены на латыни?

- Эта тема - общечеловеческая, а не только внутрироссийская. Лицо Иисуса и его слова центр всего мироздания. Вверху, собирая мир Христа, я обращаюсь к теме Леонардо, его восприятию мира и бытия как гармонии. А внизу я собираю все изобретенное зло мира сего, написанное великими художниками, которые узнаваемы: и Босхом, и Дали, и Магритом, и современными художниками... Подчеркну, что я не пишу точные копии, не "цитирую" напрямую, - это мое видение. В светлой гамме будет написана верхняя часть, а нижняя - в темных, почти черных тонах. Причем четкой границы между ними не будет - она такая рваная, как синусоида, ее нельзя выверить. Своеобразная кардиограмма человечества получается... И на этой границе, на этой тонкой грани работали и работают многие художники. И не только в изобразительном искусстве, но и в музыке, и в поэзии, и в литературе, и в театре жизни...

- Говорят, что если берешься за большое, благое дело, то обязательно жди каких-то неприятностей, искушений...

- Как только я начал работать над темой зла - падаю, ломаю правую руку. Происходят еще некоторые неустроения в моей жизни - из мастерской хотят выселить, и так далее. Я уже по опыту знаю: когда пишешь добро - с тобой происходят одни вещи в этом мире, когда касаешься темы зла - возникают другие... Моя жизнь, как русские горки: вначале вверх взлетаешь, потом касаешься темы зла - падение. И в здравии, и в бытие... Потом снова взлет, восхождение, из самой нижней точки ты опять начинаешь карабкаться, как по лестнице, вверх, к духовной благодати, к Творцу нашему... Это вечное борение проходит и в этой картине.

Причем зло может быть написано очень красиво, что особенно привлекательно для молодых людей, но я предупреждаю: если ты касаешься темы зла, готовься к тому, что и на судьбе твоей человеческой это может сказаться... Это я знаю по своей жизни.

- Можете рассказать об этом подробнее?

- В 1991 году погибает мой единственный сын, с которым я писал триптих "Молитва о Романовых". Молодой художник, названный в честь моего отца, Николая Ивановича, погибшего в 1942 году на фронте. Ему было 22 года, он тогда уже вернулся из армии. И мы с ним вместе писали "Вознесенные Крестом", "Невесты Христовы", а потом и последнюю работу триптиха - "Светлый отрок". Все рисунки цесаревича на картине были сделаны рукой моего сына. А я писал Алексия. Он одет во все белое, обращен к зрителю взором, устремленным в вечность. И - выстрел... В стекло портрета. Маленькие трещины, разбегаясь, образуют вокруг головы светлого отрока нимб. А большая трещина перечеркивает надпись, сделанную рукой цесаревича: "да хранит Вас Господь Бог".

Внизу рукой моего Коленьки было написано: "Писал с покаянием Балабанов в конце 20 века". Картина закончена, и через полтора месяца погибает мой сын единственный. Опять вы скажете: мистика какая-то. Но есть вещи, которых художнику, может быть, и не стоит касаться...

Поэтому молитва "Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа" для меня стала и жизненным духовным поручением: то, что отец мой, Николай Иванович, и сын мой, Коленька, не успели сделать в этом мире, я имею некое поручение исполнить. И поэтому не спрашивайте, сколько мне еще отпущено, над чем я работаю и успею ли это сделать... Если это по промыслу Божию - успею, если вопреки - значит иное. Сейчас я завершаю верхнюю часть полотна, нижняя - пока только наброски. Хотя академик Борис Викторович Раушенбах мне однажды сказал: "Вы не сомневайтесь, Валерий Николаевич, - напишете. Раз вам это явлено было, значит, напишете..."

- А о чем мечтаете?

- Хочу когда-нибудь преподнести в дар моему возлюбленному народу, России, городу Москве мои картины "Душа России" и создать музей "Путь к Храму" - храму нашей души и детей наших...

Стефанов Сергей.

http://www.trud.ru/004_Cht/200506301180701_.html

ruskline.ru

Балабанов, Валерий Николаевич — БИОГРАФИЯ

Дата рождения: Место рождения: Дата смерти: Место смерти: Страна: Жанр: Учёба: Стиль: Влияние: Награды: Звания:
Валерий Николаевич Балабанов

9 апреля 1939(1939-04-09)

Москва, РСФСР, СССР

2009

Москва, Россия

СССРРоссия

портрет, иконография, батальный жанр, медальерное искусство

художественно-графический факультет Московского педагогического института (1963)

картины-молитвы

Неменский, Борис Михайлович

Валерий Николаевич Балабанов (9 апреля, 1939, Москва— октябрь или ноябрь, 2009, Москва)— русский живописец, писатель, философ, медальер, главный художник Центрального телевидения СССР (1969—1989), народный художник России (1995), профессор, академик Российской академии естественных наук и Академии славянской культуры.

Автор ряда художественных работ, среди которых: триптихи Реквием (2000—2002), Молитва о Романовых (1989—1999), Поля русской славы; картины Под благодатным Покровом, Полёт Троицы (1988), Пловец (Храм Христа Спасителя) (1976—1986), Тальково поле (1991—1994), Виртуальная вечеря и др., автор эскиза одной из высших военных наград Российской федерации— ордена Жукова (1994), а также одноимённой медали.

Член Союза писателей России, член редколлегий ряда российских журналов, кавалер ордена Святого Благоверного князя Даниила Московского.

Содержание

  • 1 Биография
    • 1.1 Первые годы и учёба
    • 1.2 Работа
    • 1.3 Научная и педагогическая деятельность
    • 1.4 Публицистическая, журналистская и общественная деятельность
    • 1.5 Живопись
    • 1.6 Художественный дизайн и медальерное искусство
  • 2 Награды и достижения
  • 3 Публикации
  • 4 Ссылки
  • 5 Примечания

Биография Первые годы и учёба

Валерий Балабанов родился 9 апреля 1939 года в Москве в семье Николая Ивановича Балабанова и Александры Петровны Балабановой. Сам Балабанов вспоминает, что вырос он в районе Петровки, вблизи Высоко-Петровского монастыря:

Нарышкинские палаты, церковь Боголюбской Божьей матери, колокольня церкви Покрова— все, что входит в ансамбль монастыря, меня, мальчишку, буквально завораживало своей величавой красотой.

В 1942 году на фронте Великой Отечественной войны погиб отец, и Валерий вместе с сестрой воспитывался матерью.

Балабанов окончил Краснопресненскую детскую художественную школу и поступил в Московский педагогический институт на художественно-графический факультет, который закончил в 1963 году. В 1968 году впервые с собственными художественными работами принял участие в выставке, посвященной Памятникам Отечества. Работа

С 1969 года по 1989 год работал главным художником Центрального телевидения СССР, последние 10 лет в период этой работы являлся главным художником программы Время. В 1974 году был принят в Союз художников СССР.

В 1989 и 1993 годах провел персональные художественные выставки в США (Нью-Йорке и Сан-Франциско).

В 1991 году в 22-летнем возрасте, в скором времени после возвращения из армии погиб единственный сын Валерия Балабанова Николай, который помогал мастеру в ряде работ.

В 1990 году занял пост председателя Художественного совета Международного Фонда славянской письменности и культуры. С 1993 года— вице-президент Новой Императорской Академии художеств. В 1996 году был избран академиком Российской Академии Естественных Наук по секции Человек и творчество.

30 мая 1995 года Балабанову было присвоено звание народного художника России. Научная и педагогическая деятельность

С 1993 года по 1996 год являлся заведующим кафедрой изобразительного искусства Государственной академии славянской культуры. Имеет учёное звание профессора. Является академиком Российской академии естественных наук и Академии славянской культуры. Публицистическая, журналистская и общественная деятельность

Член редколлегий православной газеты Русь державная, журналов Россияне, Отечество и вера и др. Член жюри международного кинофестиваля славянских и православных народов Золотой Витязь. Сопредседатель Троицкого Православного Собора, основатель и ведущий творческого клуба Храм вашей души. Входит в Правление фонда Маршал Жуков. Состоит в Союзе писателей России. Живопись

Во время выставки в Сан-Франциско в 1989 году на Балабанова оказали значительное впечатление увиденные работы Леонардо да Винчи, после чего художник начал писать картину Виртуальная вечеря, которая представляла собой зеркальное воспоминание о фреске да Винчи Тайная Вечеря.

В 1989—1999гг. написал триптих Молитва о Романовых, первые два года писал его совместно с сыном.

Под впечатлением убийства Игоря Талькова, произошедшего в 1991 году, Балабанов в 1991—1994гг. написал картину Тальково поле.

В 1976 году, по словам самого автора, по промыслу Божию, Балабанов начал писать картину о втором Пришествии Храма Христа Спасителя, в результате чего оказалась создана картина Пловец (Храм Христа Спасителя). По мнению патриарха Всея Руси Алексия Второго, высказанному после воссоздания Храма Христа Спасителя, картины Балабанова являются картинами-молитвами, которые сбываются.

Художником была создана картина Вифлеемская звезда (Покаянные дни). В память о подвиге рядового Евгения Родионова, убитого в чеченском плену в 1996 году, Балабанов создал картину Молитва о русском воине. В 2000 году после гибели подводной лодки Курск, им написана картина Молитва о моряках России. Три этих картины в совокупности образовали триптих Реквием, одну из наиболее известных художественных работ Балабанова. Художественный дизайн и медальерное искусство Орден Жукова Медаль Жукова

Наиболее известной работой в области художественного дизайна является разработка художником в 1993—1994гг. эскиза высшей военной награды Российской федерации: ордена Жукова, а также медали Жукова.

Принимал участие в разработке символики Государственной академии славянской культуры, в частности, разработал в 1993 году её знак. Разработал символику международного кинофестиваля славянских и православных народов Золотой Витязь. Награды и достижения

  • Народный художник России (1995).
  • Участник персональных художественных выставок в Нью-Йорке и Сан-Франциско (1989, 1993).
  • Русской православной церковью награждён орденом Святого Благоверного князя Даниила Московского.
  • Имя Валерия Балабанова увековечено на мраморной стене Храма Христа Спасителя за заслуги по его возрождению.
Публикации
  • Балабанов В. Н. Тальково поле: рассказ художника Валерия Балабанова о картине, посвященной Игорю Талькову Наука и религия.— 1995.— №2.— С. 13. На 1-й странице обложки: картина В. Балабанова Тальково поле.
  • Балабанов В.Н.Вифлеемская звезда В. Балабанов Наука и религия.— 2002.— N1 .— ISSN 0130-7045
  • Балабанов В.Н.Реквием В.Н.Балабанов Родина.— 2004.— N4.— С. 30-33: фото.цв.— ISSN 0235-7089
  • Балабанов В. Н. В священном зазеркалье Тайной Вечери В.Н.Балабанов Наука и религия.— 2004.— N 4.— С. 36-37. ISSN 0130-7045
  • Балабанов В. Н.Молитва о России Завтра: газета.— 2002, 8 августа.— Вып. 8(72).
Валерий Балабанов Пентаптихи Триптихи Картины Медальерные работы
Виртуальная вечеря
Наследие Молитва о Романовых Молитва о России Реквием Поля русской славы
Пловец Прожект Полёт Троицы Трагедия Фарс Возвращение Павла Флоренского Тальково поле Спаситель на престоле
Орден Жукова Медаль Жукова

https://ru.wikipedia.org/wiki/Валерий_Балабанов

biografiya.in.ua

Балабанов, Валерий Николаевич — википедия фото

В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Балабанов.

Вале́рий Никола́евич Балаба́нов (9 апреля, 1939, Москва — октябрь или ноябрь[уточнить], 2009, там же) — русский живописец, писатель, философ, медальер, главный художник Центрального телевидения СССР (1969—1989), народный художник России (1995), профессор, академик Российской академии естественных наук и Академии славянской культуры.

Автор ряда художественных работ, среди которых: триптихи «Реквием» (2000—2002), «Молитва о Романовых» (1989—1999), «Поля русской славы»; картины «Под благодатным Покровом», «Полёт Троицы» (1988), «Пловец» («Храм Христа Спасителя») (1976—1986), «Тальково поле» (1991—1994), «Виртуальная вечеря» и др., автор эскиза одной из высших военных наград Российской федерации — ордена Жукова (1994), а также одноимённой медали.

Член Союза писателей России, член редколлегий ряда российских журналов, кавалер ордена Святого Благоверного князя Даниила Московского.

Первые годы и учёба

Валерий Балабанов родился 9 апреля 1939 года в Москве в семье Николая Ивановича Балабанова и Александры Петровны Балабановой. Сам Балабанов вспоминает, что вырос он в районе Петровки, вблизи Высоко-Петровского монастыря[1]:

Нарышкинские палаты, церковь Боголюбской Божьей матери, колокольня церкви Покрова — все, что входит в ансамбль монастыря, меня, мальчишку, буквально завораживало своей величавой красотой.

В 1942 году на фронте Великой Отечественной войны погиб отец, и Валерий вместе с сестрой воспитывался матерью[2].

Балабанов окончил Краснопресненскую детскую художественную школу[3] и поступил в Московский педагогический институт на художественно-графический факультет, который закончил в 1963 году[4]. В 1968 году впервые с собственными художественными работами принял участие в выставке, посвященной Памятникам Отечества[5].

Работа

С 1969 года по 1989 год работал главным художником Центрального телевидения СССР[4], последние 10 лет в период этой работы являлся главным художником программы «Время». В 1974 году[6] был принят в Союз художников СССР.

В 1989 и 1993 годах провел персональные художественные выставки в США (Нью-Йорке и Сан-Франциско).

В 1991 году в 22-летнем возрасте, в скором времени после возвращения из армии погиб единственный сын Валерия Балабанова Николай, который помогал мастеру в ряде работ[2].

В 1990 году занял пост председателя Художественного совета Международного Фонда славянской письменности и культуры[6]. С 1993 года — вице-президент Новой Императорской Академии художеств. В 1996 году был избран академиком Российской Академии Естественных Наук по секции «Человек и творчество»[6].

30 мая 1995 года Балабанову было присвоено звание народного художника России[7].

Научная и педагогическая деятельность

С 1993 года по 1996 год являлся заведующим кафедрой изобразительного искусства Государственной академии славянской культуры. Имеет учёное звание профессора. Является академиком Российской академии естественных наук и Академии славянской культуры.

Публицистическая, журналистская и общественная деятельность

Член редколлегий православной газеты «Русь державная», журналов «Россияне», «Отечество и вера» и др. Член жюри международного кинофестиваля славянских и православных народов «Золотой Витязь». Сопредседатель Троицкого Православного Собора, основатель и ведущий творческого клуба «Храм вашей души». Входит в Правление фонда «Маршал Жуков». Состоит в Союзе писателей России.

Живопись

Во время выставки в Сан-Франциско в 1989 году на Балабанова оказали значительное впечатление увиденные работы Леонардо да Винчи, после чего художник начал писать картину «Виртуальная вечеря», которая представляла собой зеркальное воспоминание о фреске да Винчи «Тайная Вечеря»[2].

В 1989—1999 гг. написал триптих «Молитва о Романовых», первые два года писал его совместно с сыном[2][8].

Под впечатлением убийства Игоря Талькова, произошедшего в 1991 году, Балабанов в 1991—1994 гг. написал картину «Тальково поле».

В 1976 году, по словам самого автора, «по промыслу Божию», Балабанов начал писать картину «о втором Пришествии Храма Христа Спасителя», в результате чего оказалась создана картина «Пловец» («Храм Христа Спасителя»). По мнению патриарха Всея Руси Алексия Второго, высказанному после воссоздания Храма Христа Спасителя, картины Балабанова являются картинами-молитвами, которые сбываются[9].

Художником была создана картина «Вифлеемская звезда» («Покаянные дни»). В память о подвиге рядового Евгения Родионова, убитого в чеченском плену в 1996 году, Балабанов создал картину «Молитва о русском воине». В 2000 году после гибели подводной лодки «Курск», им написана картина «Молитва о моряках России». Три этих картины в совокупности образовали триптих «Реквием», одну из наиболее известных художественных работ Балабанова[8].

Художественный дизайн и медальерное искусство

  Медаль Жукова

Наиболее известной работой в области художественного дизайна является разработка художником в 1993—1994 гг. эскиза высшей военной награды Российской федерации: ордена Жукова, а также медали Жукова.

Принимал участие в разработке символики Государственной академии славянской культуры, в частности, разработал в 1993 году её знак[4]. Разработал символику международного кинофестиваля славянских и православных народов «Золотой Витязь».

org-wikipediya.ru