Уинстон Черчилль и живопись. Черчилль картины


Уинстон Черчилль и живопись Википедия

Уинстон Черчилль в феврале 1946 года в Майами-Бич

Уинстон Черчилль и живопись — тема, уже привлекавшая внимание историков и искусствоведов. Ей посвящены несколько монографий и большое количество статей. Уинстон Черчилль был, по его собственному признанию, уже в «преклонном возрасте», когда впервые начал рисовать и нашёл это занятие «удивительным и обогащающим опытом». Политик создал за свою жизнь более 500 полотен (из них в наиболее полных современных каталогах фигурируют 544[1]), некоторые из них были представлены на выставках в Королевской академии художеств. Он также написал эссе под названием «Живопись как времяпровождение» и большую статью «Хобби», раскрывающие роль живописи в его жизни и восприятие Черчиллем изобразительного искусства[2].

В настоящее время большинство картин Черчилля находится в частных коллекциях или принадлежит потомкам самого политика. Часть картин принадлежит Национальному фонду Великобритании. Две работы экспонируются в мемориальном кабинете Черчилля в одном из колледжей Кембриджа[3]. Отдельные картины вошли в коллекции Королевской академии художеств, галереи Тейт в Лондоне, Музея искусств в Далласе, Смитсоновского института в Вашингтоне и музея Метрополитен в Нью-Йорке[4].

Историография[ | код]

Мэри Соумс — дочь Черчилля и автор книги о его картинах

Большую статью о творчестве Черчилля в 1965 году опубликовал крупный историк искусства Эрнст Гомбрих. Статья называлась «Художник и критик». В ней Гомбрих ставит теоретические работы Черчилля (в которых он поднимается до уровня профессионала) выше, чем его картины (в которых он остаётся на уровне любителя)[5]. Первая книга, посвящённая живописным работам Уинстона Черчилля, «Уинстон Черчилль: Его картины» (англ. «Churchill: His Paintings») вышла в 1967 году. Её автором стал Дэвид Комбс (англ.)русск. в соавторстве со второй супругой сына политика-художника Рэндольфа Спенсер-Черчилля. Книга включала 504 репродукции картин[6]. В этой книге Комбс впервые опубликовал достаточно полный каталог картин Черчилля с описанием их сюжетов и места пребывания в на момент издания каталога[7][5]. Младшая дочь политика Мэри Соумс издала в 1990 году книгу «Уинстон Черчилль: Его жизнь в качестве художника» (англ. «Winston Churchill: His Life as a Painter»)[8].

Исследователь творчества Черчилля Дэвид Комбс в соавторстве с супругой внука политика Минни Черчилль в 2003 году издал книгу «Уинстон Черчилль: Его жизнь и его картины» (англ. «Sir Winston Churchill: His Life and His Paintings»)[9]. Внучка политика и сама художница и cкульптор Эдвина Сэндис (англ.)русск. в 2015 году опубликовала книгу «Уинстон Черчилль: Страсть к живописи»(англ. «Winston Churchill: A Passion For Painting»)[10].

Российский историк, журналист и экономист Дмитрий Медведев посвятил занятию политиком живописью целую главу VI «Муза художника» в книге «У

ru-wiki.ru

Уинстон Черчилль и живопись — WiKi

Известно, что мать Уинстона Черчилля увлекалась рисованием. Одну из своих работ она направила на выставку Ирландского общества изобразительных искусств[17].

Детство и юность

Дочь Черчилля Мэри Соумс настаивала, что в ранние годы не было даже намёка на присутствие у Уинстона таланта художника[18].

Известно, что во время учёбы в приготовительной школе Сент-Джордж (англ.)русск. в Аскоте Черчилль свои письма к матери украшал иллюстрациями. Некоторое время Черчилль провёл школу сестёр Томсон в Брайтоне. Будучи уже взрослым, он вспоминал, что большое удовольствие получал в это время, рассматривая карикатуры в журнале Punch. Перейдя в закрытую среднюю школу Хэрроу, Черчилль выбрал рисование в качестве дополнительной дисциплины. Он утверждал позже, что занимался им полтора часа в неделю, и пытался получить ещё один час дополнительных занятий с армейским классом. По его расчётам, рисование должно было принести ему 1 200 баллов на экзаменах. Юноша с удовлетворением отмечал, что уже научился рисовать пейзажи. При поступлении в класс кавалерии в Королевскую военную академию Сэндхерст (он сумел поступить только с третьей попытки из-за низких баллов) Черчилль набрал на экзамене по рисованию 339 баллов из возможных 500[19].

Известно, что юный Уинстон с интересом читал книгу «Создание эскизов», а будучи военным корреспондентом газеты Daily Graphic (англ.)русск. в 1895 году на Кубе свои статьи украшал собственными рисунками сражений и ландшафтов[20].

Превращение живописи в хобби (1915 — 30-е годы)

В 1915 году Дарданелльская операция, проводившаяся по инициативе Черчилля, закончилась неудачей. После этого его перевели на незначительную должность канцлера герцогства Ланкастер. Чтобы восстановить утраченное душевное равновесие, Уинстон Черчилль с супругой переехали в загородный дом Хоу Фарм (англ. Hoe Farm) в деревне Хэскомб (англ.)русск. вблизи Годалминга, который они арендовали на летний период. Черчилль ходил с отрешённым взглядом по газонам, бормотал то-то, жестикулировал, беседуя с невидимым собеседником. Супруга его брата Джека Гвенделин увлекалась в это время акварель. 12 июня она предложила Уинстону заняться живописью. Черчилль сделал несколько мазков и неожиданно для себя увлёкся рисованием[21][22]. Сам Черчилль утверждал: «Достигнув сорокалетнего возраста, я ни разу не обращался к помощи кисти или карандаша, я смотрел до этого на процесс создания картины как на особую тайну». Гвенделин подарила Черчиллю набор юного художника, который принадлежал её шестилетнему сыну (англ.)русск., однако Черчилль хотел рисовать маслом[23].

25 июня 1915 года в Лондоне Уинстон приобрёл мольберт, холсты, скипидар, масляные краски, практически опустошив специализированный магазин на Пикадилли[24][22]. По другому описывает это событие Шестаков. В его изложении всё необходимое приобрела супруга Черчилля Клементина уже на следующий день после первого опыта мужа в акварели (то есть, 13 июня)[25]. Свой первый опыт масляной живописи Черчилль описывал так:

«Я же очень робко принялся смешивать краски. Тонкой кисточкой нанёс синий и с огромной опаской белый, жирной чертой перечеркнувший всё. Я сделал вызов, хорошо продуманный вызов, но такой робкий и нерешительный, полный оцепенения и колебания, что он не достоин даже простого упоминания. Вдруг послышался звук приближающегося автомобиля. Это была жена художника сэра Джона Лавери.

– Живопись, а что вы боитесь! Дайте-ка мне кисть, нет, нет побольше. Шлепок в скипидар, в палитру – белый, синий, затем несколько яростных мазков по холсту. Это было неотразимо. Ни одна темная сила не смогла бы устоять перед страстным напором леди Лавери. Лишь только холст беспомощно скалился пред нами. Все чары испарились, все комплексы исчезли. Я схватил самую большую кисть и набросился на свою жертву со страшной яростью. Больше никогда я не чувствовал робость перед холстом»

— Дмитрий Медведев. Черчилль: Частная жизнь[26]

В настоящее время известны четыре пейзажа Уинстона Черчилля, созданные им в 1915 году во время пребывания в Хоу Фарм (в каталоге Комбса: С146, С148, С149 и С28)[27].

Свои занятия живописью на природе Черчилль превращал в театральные представления. Садовники несли для него холст и подрамник, кисти и палитру, тюбики и мастихин. За ними следовал Уинстон, одетый в сюртук из белого тика, в легкой широкополой шляпе и с сигарой во рту. Он выбирал место для работы и указывал место для установки зонта для защиты от солнца. После этого он отпускал слуг и работал в одиночестве[28].

Черчилль обращал внимание на то, что, занимаясь живописью, он забывает о политике. Он говорил: «Иногда я готов бросить почти всё ради занятия живописью». В начале 1916 года Черчилль в звании майора отправился на фронт, где командовал 6 батальоном Королевских шотландских стрелков (англ.)русск.. За время службы он создал четыре картины — три на линии огня и одну в укрытии. В мае 1916 года Черчилль вернулся в Лондон. Мольберты, краски и холсты сопровождали Уинстона в поездках. В каждом доме, который на время снимали Черчилли, устраивалась студия[29]. В сентябре 1927 года, будучи министром финансов, Черчилль в шотландской королевской резиденции Балморал нарисовал с фотографии погост кафедрального собора Святого Павла. По просьбе короля он передал картину местному благотворительному обществу, которое выставила её на аукцион. Картина была продана за 120 фунтов[30].

До того времени, когда он сам начал заниматься живописью, Уинстон практически не бывал в музеях. Теперь супруга Клементина повела его в Лондонскую национальную галерею. Черчилль стоял полчаса перед одной картиной, тщательно изучая технику её создания (уже на следующий день он снова отправился в музей, но осторожная супруга настояла на другом входе в музей, чтобы исключить просмотр той картины, которая так надолго привлекла к себе внимание её мужа[31]). В Париже он попал под обаяние картин импрессионистов, обнаружив, что их картины полны радости жизни[18].

В марте 1921 года, во время Каирской конференции (англ.)русск., Уинстон, садясь на верблюда, упал на землю. Несмотря на рваную рану он сделал несколько набросков Сахары. Черчилль был непопулярен среди египтян. Его закидывали камнями, встречали бранью. Черчилль демонстративно садился посреди улицы и начинал рисовать, не обращая внимания на угрозы[32].

Черчилль долгое время скромно оценивал свои достижения в живописи. К похвалам он относился подозрительно. В 1921 году он направил несколько своих картин на выставку в парижской галерее Друэ на Королевской улице под псевдонимом Шарль Морeн. Шесть из них были проданы. Загадку, по мнению исследователей, представляет собой псевдоним, использованный Черчиллем. Шарль Камиль Морeн (фр. Charles Camille Morin, 1849—1919) — реальный, а не вымышленный французский художник-пейзажист, скончавшийся за два года до этой выставки[33]. В 1925 году на проходившей в Сандерлэндхаусе на Курзон-стрит выставке непрофессиональных художников работа Уинстона «Зимний солнечный свет» (С142) заняла первое место (все работы представлялись анонимно). В жюри вошли меценат Джозеф Дэвин, выдающийся историк искусств Кеннет Кларк, будущий директор Национальной галереи в Лондоне, и художник Освальд Бирли (англ.)русск.. Удивлённый высокими художественными достоинствами картины, Дэвин высказал подозрение, что «Зимний солнечный свет» нарисован профессионалом[34]. Наградой победителю должна была стать картина Освальда Бирли, но Черчилль её в силу неизвестных обстоятельств так и не получил. В качестве компенсации через 20 лет Бирли написал портрет дочери политика Мэри[35].

«Пруд с золотыми рыбками в Чартуэлле» (1932)

  Уинстон Черчилль. Пруд с золотыми рыбками в Чартуэлле, 1932}}

Полотно Черчилля «Пруд с золотыми рыбками в Чартуэлле (англ.)русск.» (англ. «The Goldfish Pool At Chartwell») написано в 1932 году. Картина выполнена маслом по холсту, её размер — 63.5 на 76.5 сантиметров. Картина принадлежала младшей дочери художника Мэри, долгое время она занимала почётное место над камином в гостиной в особняке Вест Хаус. Искусствоведы Сотбис называли её кульминацией творчества художника. Ещё при жизни автора картина неоднократно демонстрировалась на выставках: в Лондоне в 1948 году (Королевская академия художеств), в Канзас-Сити (Музей искусств Нельсона-Аткинса (англ.)русск.) с последующим туром по городам США, Канады и Австралии в 1959 году и после его смерти (Лондон, галерея M. Knoedler & Co (англ.)русск., 1977 год; Лондон, галерея Wylma Wayne Fine Art, 1982 год и другие выставки). Детальность проработки изображения не имеет себе равных в творчестве Черчилля, кисть оживила поверхность воды, изобразила динамическое взаимодействие света, отражения и движения с большим мастерством. Полотно было продано на аукционе Сотбис за 1 762 500 фунтов стерлингов в декабре 2014 года (17 декабря, лот 181)[36].

В годы II мировой войны (сентябрь 1939 — август 1945) Черчилль практически прекратил упражнения в живописи[37]. Картина (С381), написанная Черчиллем в январе 1943 года на вилле Тейлора в Марракеше, с видом на Атласские горы, по мнению официального биографа политика Мартина Гилберта, стала единственной за все шесть лет войны. Черчилль подарил её Франклину Делано Рузвельту[38].

Период после II мировой войны

  Студия Уинстона Черчилля в Чартуэлле в графстве Кент

В 1945 году после отставки с поста главы правительства Уинстон вновь стал много времени уделять живописи. В сентябре 1945 года он отправится в Италию, где поселился на Вилла де ля Роза. Личный врач Черчилля так описывает настроение Уинстона: «Когда Уинстон находил подходящий вид, чтобы запечатлеть его на холсте, он садился и работал в течение пяти часов, с кистями в руках, лишь изредка отвлекаясь, чтобы поправить своё сомбреро, постоянно спадающее на брови». Всего за двадцать пять дней итальянских каникул Уинстоном было создано пятнадцать картин[39][40]. Однажды вечером он решил исправить картину принадлежавшую хозяину виллы, по мнению Черчилля, тусклую и безжизненную. Англичанин добавил в неё яркие и светлые тона. Картина была вставлена в раму и помещена на прежнее место, вызвав восторг случайных зрителей[41].

В 1947 году Уинстон отправил две картины («Зимний солнечный свет» 1924 года и «Река Луп (англ.)русск., Приморские Альпы» 1936 года (С352, картина в настоящее время представлена в галерее Тейт[35]) в Королевскую академию художеств. Они были подписаны псевдонимом Дэвид Уинтер. Картины были приняты, а автору в 1948 году было пожаловано звание Почётного члена Королевской академии художеств. В дипломе, подписанном королём Георгом VІ, было сказано: «Это уникальное назначение стало возможно благодаря постоянной службе нашему Королевству и его людям, а также Вашим достижениям в искусстве живописи»[42].

В 1950 году двенадцать картин Черчилля были представлены анонимно на воскресном бранче американской Ассоциации директоров искусствоведческих музеев. В 1952 году картина Черчилля «Гобелен в Бленхейме», была представлена на выставке «Жизнь в Британии: от Елизаветы І до Елизаветы ІІ». Работы Черчилля выставлялись странах Европы, Канаде, США, Австралии и Японии. В начале 1958 года Уинстон получил от президента Дуайта Эйзенхауэра предложение провести персональную выставку в США[43]. Она включала 35 работ и открылась в Канзас-Сити в штате Миссури. 21 января, в день открытия, её посетили 5 427 человек, а всего — свыше полумиллиона человек. Экспозиция побывала в семи городах США, а также в Торонто, Монреале, Фредериктоне и Ванкувере, Канберре, Сиднее, Брисбене, Мельбурне, Гобарте, Аделаиде и Перте, а также в четырёх городах Новой Зеландии. Первая персональная В Великобритании прошла в 1959 году в лондонской Диплома-галерее. В экспозиции, проходившей под патронажем Королевской академии художеств, было представлено 62 работы Уинстона[4]. Только в последние дни выставки её посетило 141 000 человек[44].

Телохранитель Черчилля с 1950 по 1965 год Эдмунд Мюррей был художником-любителем. Именно ему Уинстон доверял делать фотографии пейзажей для своих картин. Камердинер Черчилля Норман Макгован вспоминал: «Он часто покупал высококачественные фотографии во Франции и Италии, это были различные здания, деревья и другие объекты, впечатлившие его. Кроме того, мы делали и цветные снимки, чтобы в какой-нибудь пасмурный, непогожий день в Англии использовать их для воссоздания цветовой палитры. Многие картины, нарисованные Уинстоном во время каникул, были не больше чем наброски и эскизы, сама же раскраска происходила, как правило, недели или месяцы спустя в студии»[45]. В последние годы своей жизни он рисовал всё реже и реже, пока полностью не прекратил занятия живописью в 1962 году. Его телохранитель сержант Эдмунд Мюррей (1916—1996), который охранял его с 1950 года до 1965 года, помогал ему в установке мольберта и подготовке кистей. Мюррей вспоминал, что последний раз сэр Уинстон занимался живописью в Чартуэлле около 1962 года[46].

«Пруд с золотыми рыбками в Чартуэлле» (1962)

  Уинстон Черчилль. Пруд с золотыми рыбками в Чартуэлле, 1962}}

В каталоге работ Черчилля «Пруд с золотыми рыбками в Чартуэлле» 1962 года находится под № C544. Картина выполнена маслом по холсту, её размер — 40 на 50,5 сантиметров. Бассейн с золотыми рыбками был одним из любимых мест Черчилля в Чартуэлле. Расположенный недалеко от дома, он был окружён кустарником, здесь росли бамбук, гортензия, кизильник. В этом месте Черчилль часто предавался созерцанию. Его внучка Эмма Соумс вспоминала воскресный ритуал: внуки следовали за дедушкой к пруду, чтобы посмотреть, как он кормит золотых рыбок. Черчилль постукивал тростью, подзывая рыбок, а затем рассказывал детям об опасностях, подстерегавших их в естественных условиях Дочь Уинстона Мэри Соумс вспоминала, что в пруду было до тысячи золотых рыбок[46].

В отличие от многих других пейзажей Черчилля, сделанных в Чартуэлле, которые демонстрируют панораму садов, эта картина необычна тем, что художник находился непосредственно вблизи водоёма и изображал его крупным планом. Картина сочетает множество оттенков зелёной и коричневой краски с золотисто-жёлтой и оранжевой, она приближается к абстрактной живописи[1]. Черчилль изобразил этот же пруд на своём полотне 1932 года, которое раньше находилось в коллекции его дочери Мэри[46].

Эта картина 1962 года — последняя картина, которую Черчилль когда-либо написал. Картина была подарена телохранителю Мюррею автором и находилась в собственности его наследников до ноября 2017 года, когда была продана на аукционе Сотбис за 357 000 фунтов стерлингов (21 ноября, лот 11, в эту сумму входят сборы и налоги, первоначальная цена составляла всего 50 000—80 000[47])[46].

В 1921 году для журнала Strand Magazine Черчилль написал статью «Живопись как времяпрепровождение», которая была напечатана в декабрьском номере за 1921 год и январском за 1922 (гонорар автора составил неверояные по тому времени 1000 фунтов стерлингов[48])[49]. Культуролог Шестаков отмечает, что источниками мыслей, развиваемых в трактате, стали беседы с Карлом Монтагом, собственные впечатления от посещения музеев и трактаты Джона Рёскина, которые тогда изучал автор эссе. Художником, творчество которого вызывало наибольшее восхищение автора эссе, был Уильям Тёрнер[48]. В 1924 году, будучи министром финансов, Черчилль для журнала Nash's pall mall magazine (англ.)русск. написал статью «Хобби». В 1926 году американский журнал Cosmopolitan, так же как и Nash's pall mall magazine, был собственностью Уильяма Рандольфа Херста, опубликовал эту статью в сокращенном варианте под длинным названием «Когда жизнь меня утомляет, я обращаюсь к хобби». В 1929 году первоначальный текст статьи «Живопись как времяпрепровождение» был опубликован в сборнике «Сто самых лучших английских эссе». В 1930 году полная версия «Хобби» была опубликована в Sunday Chronicle (англ.)русск. под заголовком «Человеческие увлечения». В 1932 году статьи «Хобби» и «Живопись как времяпрепровождение» вошли в сокращенном виде в сборник «Мысли и приключения». Публикации 1930 годов были связаны с усложнившимся материальным положением семьи. После потери должности канцлера казначейства Черчилль формально был безработным (если не считать депутатской деятельности в нижней палате парламента)[49].

Интерес, с точки зрения культурологии, представляют речи Черчилля, произнесённые им на банкетах Королевской академии художеств в 1927, 1932, 1938 и 1953 годах. Дважды он затрагивал тему отношений между политикой и искусством, а речь 1932 года он даже озаглавил «Политическая живопись», в ней он представил действующих британских политиков в качестве художников, принадлежащих к разным течениям[50].

В конце 1945 года Черчиллю поступило предложение от издательского дома Time Life (англ.)русск. написать за 75 тысяч долларов серию статей, посвященных живописи, но тот отказался в связи со сложной системой налогообложения на литературное творчество действующего политика[51].

В 1946 году в Strand Magazine были вновь опубликованы обе его статьи. В 1948 году они были объединены в книгу и изданы под названием «Живопись как времяпрепровождение». Книга имела успех, была неоднократно переиздана, были сделаны переводы на французский, немецкий, финский и японский языки (в настоящее время опубликован и русский перевод[52]). Долгое время использовались только сокращенные версии авторского текста. Полное издание впервые с 20-х годов было осуществлено в 2003 году Дэвидом Комбсом в книге «Жизнь сэра Уинстона Черчилля через его живопись»[53].

Статьи содержат личные впечатления автора, его размышления о живописи и технике работы маслом. Черчилль проводил соотношение между живописью и военным искусством. В обоих случаях, по его мнению, создаётся план (в случае с живописью определяются пропорции и соотношение отдельных элементов). Черчилль пытался определить соотношение внутри триединства художник, картина, натура и проанализировать место зрительной памяти в жизни творческого человека[54]. По его мнению, на полотно переносится сигнал, принятый глазом художника несколькими секундами ранее при созерцании реального объекта. За это время он кодируется на языке живописи. На холст попадает криптограмма, которую предстоит расшифровывать зрителю[55].

Среди художников, оказавших наиболее существенное влияние на формирование творческого стиля Уинстона Черчилля британцы Джон Лавери, Уолтер Ричард Сикерт, Уильям Николсон и француз Поль Люсьен Маз (англ.)русск. (1887–1979). Черчилль часто работал в лондонской студии Лавери, создав там, например, свой автопортрет. Лавери отмечал у Черчилля «глубокое понимание света и более чем уверенное владение основными техническими приемами». В 1919 году Лавери свой портрет, написанный Черчиллем в 1915 году, представил на выставку Королевского общества портретистов. Это была первая публичная выставка , на которой экспонировалась картина Черчилля[56]. Черчилль писал:

«До того как я попробовал рисовать, я и понятия не имел, сколько может рассказать пейзаж, – делился он своими впечатлениями. – Его краски стали для меня более насыщенными, более важными и более различимыми. Я стал замечать, что, прогуливаясь, уже инстинктивно обращаю внимание на расцветку листа, отражения в лужах, сказочно-пурпурные очертания гор, совершенные формы зимних веток, дымчатое очертание далекого горизонта. Я и так обращал на все эти вещи внимание, но теперь они приобрели для меня новый смысл. Мой ум, ведомый интересом и фантазией, стал улавливать впечатления от гораздо более мелких деталей. И каждое такое впечатление несло свое удовольствие и пользу»

— Дмитрий Медведев. Черчилль: Частная жизнь[57]

Лавери высоко оценивал способности своего ученика и его интуицию: «там, где мой опытный глаз обнаруживал трудности, он, со свойственной ему свободой, бесстрашно преодолевал их и показывал мне, что нужно было делать»[58]. Резкое охлаждение отношений между ними произошло, когда Лавери увлёкся политикой и стал выступать за полное отделение Ирландии от Великобритании[59].

  Уолтер Сикерт в 1911 году

Большое влияние на Черчилля оказал британский художник Вальтер Ричард Сикерт. Сикерт был одним из близких друзей матери супруги Черчилля Клементины леди Бланч Хозье, познакомившись с ней ещё на рубеже веков. В 1927 году с Клементиной произошёл несчастный случай. Сикерт пришёл проведать Клементину, которую знал ещё подростком, и познакомился с Черчиллем. Со временем они стали близкими друзьями. Сикерт научил Уинстона некоторым элементам работы над полотном: готовить холст, грунтовать его, использовать несколько уровней для нанесения одноцветных тонов, использовать фотографии, проецируемые на холст, при создании картины по методу Панафье (друг Черчилля, профессор Фредерик Линдеманн (англ.)русск., подарил ему хороший фотоаппарат). Исследователи отмечают сильное влияние Сикерта в портретах Черчилля 20-х годов[60][61]. Вместе с тем, отмечается, что выполненные в этой технике картины являются самыми слабыми в творчестве Черчилля. Все они выполнены в серо-коричневых тонах и лишены той игры цвета, которая в целом характерна для творчества политика[62]. Шестаков отмечает специфику предачи знаний Сикертом Черчиллю — художник в письмах-наставлениях детально описывал приёмы масляной живописи, при этом он был постоянным гостем особняка Черчиллей и делал полезные замечания по поводу тех картин, над которыми в это время работал его ученик, в устной форме. В 1927 году Черчилль написал картину «Урок живописи м-ра Сикерта», в нижней части которой сохранились карандашные пометки Сикерта, намечавшие композицию полотна[63]

Серьёзное влияние на развитие творческой манеры Черчилля оказал французский художник Поль Маз (иногда используется английская версия его фамилии — Мейз, так как он долго жил в Великобритании). Они познакомились в 1916 году, когда Маз был сержантом связи при британских войсках[64]. Современники рассказывали, что однажды, когда Уинстон собирался работать над пейзажем, присутствовали Поль Маз и ещё три художника-профессионала. Черчилль распределил между ними фрагменты полотна, взяв на себя общее руководство коллективным проектом и приняв участие сам в его осуществлении. Результатом усилий пяти художников стала картина «В парке шато Сент-Джордж-мотеля», которую Черчилль подарил своему дворецкому (С355). В 1966 году на аукционе Сотбис она была продана за 500 фунтов, уже в 1977 года на этом же аукционе она была перепродана за 3 500 фунтов[65].

В 1933 году Черчилль познакомился с художником Уильямом Ньюзамом Прайором Николсоном. Художник часто навещал политика, сделал зарисовки членов его семьи и усадьбы. Сам Черчилль говорил: «Я думаю, что человек, который научил меня больше всех живописи, это Уильям Никольсон»[66]. Ещё один художник швейцарец Карл Монтаг (нем.)русск. водил Черчилля по небольшим французским частным галереям, знакомя с работами импрессионистов. Он познакомил начинающего художника также с некоторыми техническими приёмами работы масляными красками и с основными принципами современного искусствоведения, и, как предполагает Шестаков, вдохновил его на собственные теоретические работы в области живописи[67].

Мэри Соумс настаивала, что не меньшее влияние имела для Черчилля частная коллекция картин сэра Филипа Сассуна (англ.)русск.. Сассун был другом и покровителем Джона Сингера Сарджента и владельцем ряда его картин. Уинстон восхищался этими работами, и Филип Сассун снимал их со стены и предоставлял Черчиллю для копирования. Влияние творчества Сарджента можно увидеть в лучших картинах Уинстона конца 20-х годов[18].

Кроме пейзажей кисти Черчилля принадлежат зарисовки интерьеров, натюрморты, изображения цветов и портреты[18]. Черчилль так объяснял своё предпочтение масляным краскам (секретарша Черчилля Джейн Портал упоминает однажды работу, выполненную темперой[68], а Медведев относит кратковременное увлечение темперой к концу 1940-х годов[69]):

«Во-первых, вы можете легко исправить любую ошибку. Один взмах мастихином и с холста удалены вся кровь и слезы утра, предоставив вам возможность всё начать заново. Во-вторых, вы можете приблизиться к вашей проблеме с различных направлений. У вас нет необходимости двигаться от светлых тонов к тёмным. Вы можете начать с достаточно скромных пастельных оттенков и затем уже, когда почувствуете необходимость, обратиться к более ярким цветам. И наконец, само вещество настолько легко управляемо. Вы можете класть слой за слоем, экспериментировать, изменять свой план в зависимости от временных или погодных условий. И всегда помните, в случае неудачи, в вашей власти все соскоблить и начать сначала»

— Дмитрий Медведев. Черчилль: Частная жизнь[70]

Часто Черчилль использовал фотографии для подготовки композиции будущей картины[45]. Чтобы добиться сходства, он иногда использовал приспособление, называемое эпидиаскопом, которое проецирует фотографию на холст[71]. Работая на пленэре, Черчилль обычно создавал только наброски, а основная работа над полотном начиналась спустя недели или месяцы в студии[45]. Борис Джонсон отмечал любовь художника к цвету по принципу «чем ярче и сочнее, тем лучше». На его картинах соединяются розовая стена дворца и развалины цвета охры, лазурное небо, покрытые снегом горные вершины, тёмно-зелёные кипарисы, сочные лужайки, ярко-синие небеса...[72]

Инспектор охраны Черчилля на протяжении тридцати лет Томсон утверждал, что Уинстон начинал рисовать с раннего утра и продолжал с небольшим перерывом на ланч до семи вечера[73]. Со второй половины 1950-х годов Уинстон стал дарить картины друзьям и близким. Однажды он признался: «Мои картины слишком плохи, чтобы их продавать, и слишком дороги, чтобы просто дарить в другие руки»[74]. Среди получавших картины в подарок от автора: королева Елизавета II, президенты США Рузвельт, Трумэн и Эйзенхауэр, премьер-министр Великобритании Дэвид Ллойд-Джордж и генерал Джордж Маршалл. Кроме того, Черчилль лично отобрал по одной картине, чтобы вручить каждому из десяти своих внуков[75].

Некоторые искусствоведы относят творчество политика к реализму, но отмечают значительное влияние импрессионизма[76]. Шестаков, напротив, отмечает некоторую близость творчества Черчилля постимпрессионизму, но подчёркивает в его работах ярко выраженные традиции импрессионизма[77].

Ряд художественных критиков считали живопись политика только средством релаксации, отказывая ему в высоких художественных достоинствах. Историк Роберт Пейн утверждал, что у Черчилля никогда не получались портреты. По его мнению, Уинстона вдохновляли ландшафты, а человек не имел для него значения. При изображении людей он использовал несколько небрежных мазков, они служили лишь дополнением к пейзажу. Искусствовед Денис Саттон (англ.)русск. считал, что Черчилль достиг лишь уровня любителя. Эрик Ньюмен считал, что отдельные работы художника восхитительны, но в его творчестве отсутствует волшебство, свойственное действительно крупным художникам[78].

ru-wiki.org

Уинстон Черчилль и живопись — Википедия РУ

Известно, что мать Уинстона Черчилля увлекалась рисованием. Одну из своих работ она направила на выставку Ирландского общества изобразительных искусств[17].

Детство и юность

Дочь Черчилля Мэри Соумс настаивала, что в ранние годы не было даже намёка на присутствие у Уинстона таланта художника[18].

Известно, что во время учёбы в приготовительной школе Сент-Джордж (англ.)русск. в Аскоте Черчилль свои письма к матери украшал иллюстрациями. Некоторое время Черчилль провёл школу сестёр Томсон в Брайтоне. Будучи уже взрослым, он вспоминал, что большое удовольствие получал в это время, рассматривая карикатуры в журнале Punch. Перейдя в закрытую среднюю школу Хэрроу, Черчилль выбрал рисование в качестве дополнительной дисциплины. Он утверждал позже, что занимался им полтора часа в неделю, и пытался получить ещё один час дополнительных занятий с армейским классом. По его расчётам, рисование должно было принести ему 1 200 баллов на экзаменах. Юноша с удовлетворением отмечал, что уже научился рисовать пейзажи. При поступлении в класс кавалерии в Королевскую военную академию Сэндхерст (он сумел поступить только с третьей попытки из-за низких баллов) Черчилль набрал на экзамене по рисованию 339 баллов из возможных 500[19].

Известно, что юный Уинстон с интересом читал книгу «Создание эскизов», а будучи военным корреспондентом газеты Daily Graphic (англ.)русск. в 1895 году на Кубе свои статьи украшал собственными рисунками сражений и ландшафтов[20].

Превращение живописи в хобби (1915 — 30-е годы)

В 1915 году Дарданелльская операция, проводившаяся по инициативе Черчилля, закончилась неудачей. После этого его перевели на незначительную должность канцлера герцогства Ланкастер. Чтобы восстановить утраченное душевное равновесие, Уинстон Черчилль с супругой переехали в загородный дом Хоу Фарм (англ. Hoe Farm) в деревне Хэскомб (англ.)русск. вблизи Годалминга, который они арендовали на летний период. Черчилль ходил с отрешённым взглядом по газонам, бормотал то-то, жестикулировал, беседуя с невидимым собеседником. Супруга его брата Джека Гвенделин увлекалась в это время акварель. 12 июня она предложила Уинстону заняться живописью. Черчилль сделал несколько мазков и неожиданно для себя увлёкся рисованием[21][22]. Сам Черчилль утверждал: «Достигнув сорокалетнего возраста, я ни разу не обращался к помощи кисти или карандаша, я смотрел до этого на процесс создания картины как на особую тайну». Гвенделин подарила Черчиллю набор юного художника, который принадлежал её шестилетнему сыну (англ.)русск., однако Черчилль хотел рисовать маслом[23].

25 июня 1915 года в Лондоне Уинстон приобрёл мольберт, холсты, скипидар, масляные краски, практически опустошив специализированный магазин на Пикадилли[24][22]. По другому описывает это событие Шестаков. В его изложении всё необходимое приобрела супруга Черчилля Клементина уже на следующий день после первого опыта мужа в акварели (то есть, 13 июня)[25]. Свой первый опыт масляной живописи Черчилль описывал так:

«Я же очень робко принялся смешивать краски. Тонкой кисточкой нанёс синий и с огромной опаской белый, жирной чертой перечеркнувший всё. Я сделал вызов, хорошо продуманный вызов, но такой робкий и нерешительный, полный оцепенения и колебания, что он не достоин даже простого упоминания. Вдруг послышался звук приближающегося автомобиля. Это была жена художника сэра Джона Лавери.

– Живопись, а что вы боитесь! Дайте-ка мне кисть, нет, нет побольше. Шлепок в скипидар, в палитру – белый, синий, затем несколько яростных мазков по холсту. Это было неотразимо. Ни одна темная сила не смогла бы устоять перед страстным напором леди Лавери. Лишь только холст беспомощно скалился пред нами. Все чары испарились, все комплексы исчезли. Я схватил самую большую кисть и набросился на свою жертву со страшной яростью. Больше никогда я не чувствовал робость перед холстом»

— Дмитрий Медведев. Черчилль: Частная жизнь[26]

В настоящее время известны четыре пейзажа Уинстона Черчилля, созданные им в 1915 году во время пребывания в Хоу Фарм (в каталоге Комбса: С146, С148, С149 и С28)[27].

Свои занятия живописью на природе Черчилль превращал в театральные представления. Садовники несли для него холст и подрамник, кисти и палитру, тюбики и мастихин. За ними следовал Уинстон, одетый в сюртук из белого тика, в легкой широкополой шляпе и с сигарой во рту. Он выбирал место для работы и указывал место для установки зонта для защиты от солнца. После этого он отпускал слуг и работал в одиночестве[28].

Черчилль обращал внимание на то, что, занимаясь живописью, он забывает о политике. Он говорил: «Иногда я готов бросить почти всё ради занятия живописью». В начале 1916 года Черчилль в звании майора отправился на фронт, где командовал 6 батальоном Королевских шотландских стрелков (англ.)русск.. За время службы он создал четыре картины — три на линии огня и одну в укрытии. В мае 1916 года Черчилль вернулся в Лондон. Мольберты, краски и холсты сопровождали Уинстона в поездках. В каждом доме, который на время снимали Черчилли, устраивалась студия[29]. В сентябре 1927 года, будучи министром финансов, Черчилль в шотландской королевской резиденции Балморал нарисовал с фотографии погост кафедрального собора Святого Павла. По просьбе короля он передал картину местному благотворительному обществу, которое выставила её на аукцион. Картина была продана за 120 фунтов[30].

До того времени, когда он сам начал заниматься живописью, Уинстон практически не бывал в музеях. Теперь супруга Клементина повела его в Лондонскую национальную галерею. Черчилль стоял полчаса перед одной картиной, тщательно изучая технику её создания (уже на следующий день он снова отправился в музей, но осторожная супруга настояла на другом входе в музей, чтобы исключить просмотр той картины, которая так надолго привлекла к себе внимание её мужа[31]). В Париже он попал под обаяние картин импрессионистов, обнаружив, что их картины полны радости жизни[18].

В марте 1921 года, во время Каирской конференции (англ.)русск., Уинстон, садясь на верблюда, упал на землю. Несмотря на рваную рану он сделал несколько набросков Сахары. Черчилль был непопулярен среди египтян. Его закидывали камнями, встречали бранью. Черчилль демонстративно садился посреди улицы и начинал рисовать, не обращая внимания на угрозы[32].

Черчилль долгое время скромно оценивал свои достижения в живописи. К похвалам он относился подозрительно. В 1921 году он направил несколько своих картин на выставку в парижской галерее Друэ на Королевской улице под псевдонимом Шарль Морeн. Шесть из них были проданы. Загадку, по мнению исследователей, представляет собой псевдоним, использованный Черчиллем. Шарль Камиль Морeн (фр. Charles Camille Morin, 1849—1919) — реальный, а не вымышленный французский художник-пейзажист, скончавшийся за два года до этой выставки[33]. В 1925 году на проходившей в Сандерлэндхаусе на Курзон-стрит выставке непрофессиональных художников работа Уинстона «Зимний солнечный свет» (С142) заняла первое место (все работы представлялись анонимно). В жюри вошли меценат Джозеф Дэвин, выдающийся историк искусств Кеннет Кларк, будущий директор Национальной галереи в Лондоне, и художник Освальд Бирли (англ.)русск.. Удивлённый высокими художественными достоинствами картины, Дэвин высказал подозрение, что «Зимний солнечный свет» нарисован профессионалом[34]. Наградой победителю должна была стать картина Освальда Бирли, но Черчилль её в силу неизвестных обстоятельств так и не получил. В качестве компенсации через 20 лет Бирли написал портрет дочери политика Мэри[35].

«Пруд с золотыми рыбками в Чартуэлле» (1932)

  Уинстон Черчилль. Пруд с золотыми рыбками в Чартуэлле, 1932}}

Полотно Черчилля «Пруд с золотыми рыбками в Чартуэлле (англ.)русск.» (англ. «The Goldfish Pool At Chartwell») написано в 1932 году. Картина выполнена маслом по холсту, её размер — 63.5 на 76.5 сантиметров. Картина принадлежала младшей дочери художника Мэри, долгое время она занимала почётное место над камином в гостиной в особняке Вест Хаус. Искусствоведы Сотбис называли её кульминацией творчества художника. Ещё при жизни автора картина неоднократно демонстрировалась на выставках: в Лондоне в 1948 году (Королевская академия художеств), в Канзас-Сити (Музей искусств Нельсона-Аткинса (англ.)русск.) с последующим туром по городам США, Канады и Австралии в 1959 году и после его смерти (Лондон, галерея M. Knoedler & Co (англ.)русск., 1977 год; Лондон, галерея Wylma Wayne Fine Art, 1982 год и другие выставки). Детальность проработки изображения не имеет себе равных в творчестве Черчилля, кисть оживила поверхность воды, изобразила динамическое взаимодействие света, отражения и движения с большим мастерством. Полотно было продано на аукционе Сотбис за 1 762 500 фунтов стерлингов в декабре 2014 года (17 декабря, лот 181)[36].

В годы II мировой войны (сентябрь 1939 — август 1945) Черчилль практически прекратил упражнения в живописи[37]. Картина (С381), написанная Черчиллем в январе 1943 года на вилле Тейлора в Марракеше, с видом на Атласские горы, по мнению официального биографа политика Мартина Гилберта, стала единственной за все шесть лет войны. Черчилль подарил её Франклину Делано Рузвельту[38].

Период после II мировой войны

  Студия Уинстона Черчилля в Чартуэлле в графстве Кент

В 1945 году после отставки с поста главы правительства Уинстон вновь стал много времени уделять живописи. В сентябре 1945 года он отправится в Италию, где поселился на Вилла де ля Роза. Личный врач Черчилля так описывает настроение Уинстона: «Когда Уинстон находил подходящий вид, чтобы запечатлеть его на холсте, он садился и работал в течение пяти часов, с кистями в руках, лишь изредка отвлекаясь, чтобы поправить своё сомбреро, постоянно спадающее на брови». Всего за двадцать пять дней итальянских каникул Уинстоном было создано пятнадцать картин[39][40]. Однажды вечером он решил исправить картину принадлежавшую хозяину виллы, по мнению Черчилля, тусклую и безжизненную. Англичанин добавил в неё яркие и светлые тона. Картина была вставлена в раму и помещена на прежнее место, вызвав восторг случайных зрителей[41].

В 1947 году Уинстон отправил две картины («Зимний солнечный свет» 1924 года и «Река Луп (англ.)русск., Приморские Альпы» 1936 года (С352, картина в настоящее время представлена в галерее Тейт[35]) в Королевскую академию художеств. Они были подписаны псевдонимом Дэвид Уинтер. Картины были приняты, а автору в 1948 году было пожаловано звание Почётного члена Королевской академии художеств. В дипломе, подписанном королём Георгом VІ, было сказано: «Это уникальное назначение стало возможно благодаря постоянной службе нашему Королевству и его людям, а также Вашим достижениям в искусстве живописи»[42].

В 1950 году двенадцать картин Черчилля были представлены анонимно на воскресном бранче американской Ассоциации директоров искусствоведческих музеев. В 1952 году картина Черчилля «Гобелен в Бленхейме», была представлена на выставке «Жизнь в Британии: от Елизаветы І до Елизаветы ІІ». Работы Черчилля выставлялись странах Европы, Канаде, США, Австралии и Японии. В начале 1958 года Уинстон получил от президента Дуайта Эйзенхауэра предложение провести персональную выставку в США[43]. Она включала 35 работ и открылась в Канзас-Сити в штате Миссури. 21 января, в день открытия, её посетили 5 427 человек, а всего — свыше полумиллиона человек. Экспозиция побывала в семи городах США, а также в Торонто, Монреале, Фредериктоне и Ванкувере, Канберре, Сиднее, Брисбене, Мельбурне, Гобарте, Аделаиде и Перте, а также в четырёх городах Новой Зеландии. Первая персональная В Великобритании прошла в 1959 году в лондонской Диплома-галерее. В экспозиции, проходившей под патронажем Королевской академии художеств, было представлено 62 работы Уинстона[4]. Только в последние дни выставки её посетило 141 000 человек[44].

Телохранитель Черчилля с 1950 по 1965 год Эдмунд Мюррей был художником-любителем. Именно ему Уинстон доверял делать фотографии пейзажей для своих картин. Камердинер Черчилля Норман Макгован вспоминал: «Он часто покупал высококачественные фотографии во Франции и Италии, это были различные здания, деревья и другие объекты, впечатлившие его. Кроме того, мы делали и цветные снимки, чтобы в какой-нибудь пасмурный, непогожий день в Англии использовать их для воссоздания цветовой палитры. Многие картины, нарисованные Уинстоном во время каникул, были не больше чем наброски и эскизы, сама же раскраска происходила, как правило, недели или месяцы спустя в студии»[45]. В последние годы своей жизни он рисовал всё реже и реже, пока полностью не прекратил занятия живописью в 1962 году. Его телохранитель сержант Эдмунд Мюррей (1916—1996), который охранял его с 1950 года до 1965 года, помогал ему в установке мольберта и подготовке кистей. Мюррей вспоминал, что последний раз сэр Уинстон занимался живописью в Чартуэлле около 1962 года[46].

«Пруд с золотыми рыбками в Чартуэлле» (1962)

  Уинстон Черчилль. Пруд с золотыми рыбками в Чартуэлле, 1962}}

В каталоге работ Черчилля «Пруд с золотыми рыбками в Чартуэлле» 1962 года находится под № C544. Картина выполнена маслом по холсту, её размер — 40 на 50,5 сантиметров. Бассейн с золотыми рыбками был одним из любимых мест Черчилля в Чартуэлле. Расположенный недалеко от дома, он был окружён кустарником, здесь росли бамбук, гортензия, кизильник. В этом месте Черчилль часто предавался созерцанию. Его внучка Эмма Соумс вспоминала воскресный ритуал: внуки следовали за дедушкой к пруду, чтобы посмотреть, как он кормит золотых рыбок. Черчилль постукивал тростью, подзывая рыбок, а затем рассказывал детям об опасностях, подстерегавших их в естественных условиях Дочь Уинстона Мэри Соумс вспоминала, что в пруду было до тысячи золотых рыбок[46].

В отличие от многих других пейзажей Черчилля, сделанных в Чартуэлле, которые демонстрируют панораму садов, эта картина необычна тем, что художник находился непосредственно вблизи водоёма и изображал его крупным планом. Картина сочетает множество оттенков зелёной и коричневой краски с золотисто-жёлтой и оранжевой, она приближается к абстрактной живописи[1]. Черчилль изобразил этот же пруд на своём полотне 1932 года, которое раньше находилось в коллекции его дочери Мэри[46].

Эта картина 1962 года — последняя картина, которую Черчилль когда-либо написал. Картина была подарена телохранителю Мюррею автором и находилась в собственности его наследников до ноября 2017 года, когда была продана на аукционе Сотбис за 357 000 фунтов стерлингов (21 ноября, лот 11, в эту сумму входят сборы и налоги, первоначальная цена составляла всего 50 000—80 000[47])[46].

В 1921 году для журнала Strand Magazine Черчилль написал статью «Живопись как времяпрепровождение», которая была напечатана в декабрьском номере за 1921 год и январском за 1922 (гонорар автора составил неверояные по тому времени 1000 фунтов стерлингов[48])[49]. Культуролог Шестаков отмечает, что источниками мыслей, развиваемых в трактате, стали беседы с Карлом Монтагом, собственные впечатления от посещения музеев и трактаты Джона Рёскина, которые тогда изучал автор эссе. Художником, творчество которого вызывало наибольшее восхищение автора эссе, был Уильям Тёрнер[48]. В 1924 году, будучи министром финансов, Черчилль для журнала Nash's pall mall magazine (англ.)русск. написал статью «Хобби». В 1926 году американский журнал Cosmopolitan, так же как и Nash's pall mall magazine, был собственностью Уильяма Рандольфа Херста, опубликовал эту статью в сокращенном варианте под длинным названием «Когда жизнь меня утомляет, я обращаюсь к хобби». В 1929 году первоначальный текст статьи «Живопись как времяпрепровождение» был опубликован в сборнике «Сто самых лучших английских эссе». В 1930 году полная версия «Хобби» была опубликована в Sunday Chronicle (англ.)русск. под заголовком «Человеческие увлечения». В 1932 году статьи «Хобби» и «Живопись как времяпрепровождение» вошли в сокращенном виде в сборник «Мысли и приключения». Публикации 1930 годов были связаны с усложнившимся материальным положением семьи. После потери должности канцлера казначейства Черчилль формально был безработным (если не считать депутатской деятельности в нижней палате парламента)[49].

Интерес, с точки зрения культурологии, представляют речи Черчилля, произнесённые им на банкетах Королевской академии художеств в 1927, 1932, 1938 и 1953 годах. Дважды он затрагивал тему отношений между политикой и искусством, а речь 1932 года он даже озаглавил «Политическая живопись», в ней он представил действующих британских политиков в качестве художников, принадлежащих к разным течениям[50].

В конце 1945 года Черчиллю поступило предложение от издательского дома Time Life (англ.)русск. написать за 75 тысяч долларов серию статей, посвященных живописи, но тот отказался в связи со сложной системой налогообложения на литературное творчество действующего политика[51].

В 1946 году в Strand Magazine были вновь опубликованы обе его статьи. В 1948 году они были объединены в книгу и изданы под названием «Живопись как времяпрепровождение». Книга имела успех, была неоднократно переиздана, были сделаны переводы на французский, немецкий, финский и японский языки (в настоящее время опубликован и русский перевод[52]). Долгое время использовались только сокращенные версии авторского текста. Полное издание впервые с 20-х годов было осуществлено в 2003 году Дэвидом Комбсом в книге «Жизнь сэра Уинстона Черчилля через его живопись»[53].

Статьи содержат личные впечатления автора, его размышления о живописи и технике работы маслом. Черчилль проводил соотношение между живописью и военным искусством. В обоих случаях, по его мнению, создаётся план (в случае с живописью определяются пропорции и соотношение отдельных элементов). Черчилль пытался определить соотношение внутри триединства художник, картина, натура и проанализировать место зрительной памяти в жизни творческого человека[54]. По его мнению, на полотно переносится сигнал, принятый глазом художника несколькими секундами ранее при созерцании реального объекта. За это время он кодируется на языке живописи. На холст попадает криптограмма, которую предстоит расшифровывать зрителю[55].

Среди художников, оказавших наиболее существенное влияние на формирование творческого стиля Уинстона Черчилля британцы Джон Лавери, Уолтер Ричард Сикерт, Уильям Николсон и француз Поль Люсьен Маз (англ.)русск. (1887–1979). Черчилль часто работал в лондонской студии Лавери, создав там, например, свой автопортрет. Лавери отмечал у Черчилля «глубокое понимание света и более чем уверенное владение основными техническими приемами». В 1919 году Лавери свой портрет, написанный Черчиллем в 1915 году, представил на выставку Королевского общества портретистов. Это была первая публичная выставка , на которой экспонировалась картина Черчилля[56]. Черчилль писал:

«До того как я попробовал рисовать, я и понятия не имел, сколько может рассказать пейзаж, – делился он своими впечатлениями. – Его краски стали для меня более насыщенными, более важными и более различимыми. Я стал замечать, что, прогуливаясь, уже инстинктивно обращаю внимание на расцветку листа, отражения в лужах, сказочно-пурпурные очертания гор, совершенные формы зимних веток, дымчатое очертание далекого горизонта. Я и так обращал на все эти вещи внимание, но теперь они приобрели для меня новый смысл. Мой ум, ведомый интересом и фантазией, стал улавливать впечатления от гораздо более мелких деталей. И каждое такое впечатление несло свое удовольствие и пользу»

— Дмитрий Медведев. Черчилль: Частная жизнь[57]

Лавери высоко оценивал способности своего ученика и его интуицию: «там, где мой опытный глаз обнаруживал трудности, он, со свойственной ему свободой, бесстрашно преодолевал их и показывал мне, что нужно было делать»[58]. Резкое охлаждение отношений между ними произошло, когда Лавери увлёкся политикой и стал выступать за полное отделение Ирландии от Великобритании[59].

  Уолтер Сикерт в 1911 году

Большое влияние на Черчилля оказал британский художник Вальтер Ричард Сикерт. Сикерт был одним из близких друзей матери супруги Черчилля Клементины леди Бланч Хозье, познакомившись с ней ещё на рубеже веков. В 1927 году с Клементиной произошёл несчастный случай. Сикерт пришёл проведать Клементину, которую знал ещё подростком, и познакомился с Черчиллем. Со временем они стали близкими друзьями. Сикерт научил Уинстона некоторым элементам работы над полотном: готовить холст, грунтовать его, использовать несколько уровней для нанесения одноцветных тонов, использовать фотографии, проецируемые на холст, при создании картины по методу Панафье (друг Черчилля, профессор Фредерик Линдеманн (англ.)русск., подарил ему хороший фотоаппарат). Исследователи отмечают сильное влияние Сикерта в портретах Черчилля 20-х годов[60][61]. Вместе с тем, отмечается, что выполненные в этой технике картины являются самыми слабыми в творчестве Черчилля. Все они выполнены в серо-коричневых тонах и лишены той игры цвета, которая в целом характерна для творчества политика[62]. Шестаков отмечает специфику предачи знаний Сикертом Черчиллю — художник в письмах-наставлениях детально описывал приёмы масляной живописи, при этом он был постоянным гостем особняка Черчиллей и делал полезные замечания по поводу тех картин, над которыми в это время работал его ученик, в устной форме. В 1927 году Черчилль написал картину «Урок живописи м-ра Сикерта», в нижней части которой сохранились карандашные пометки Сикерта, намечавшие композицию полотна[63]

Серьёзное влияние на развитие творческой манеры Черчилля оказал французский художник Поль Маз (иногда используется английская версия его фамилии — Мейз, так как он долго жил в Великобритании). Они познакомились в 1916 году, когда Маз был сержантом связи при британских войсках[64]. Современники рассказывали, что однажды, когда Уинстон собирался работать над пейзажем, присутствовали Поль Маз и ещё три художника-профессионала. Черчилль распределил между ними фрагменты полотна, взяв на себя общее руководство коллективным проектом и приняв участие сам в его осуществлении. Результатом усилий пяти художников стала картина «В парке шато Сент-Джордж-мотеля», которую Черчилль подарил своему дворецкому (С355). В 1966 году на аукционе Сотбис она была продана за 500 фунтов, уже в 1977 года на этом же аукционе она была перепродана за 3 500 фунтов[65].

В 1933 году Черчилль познакомился с художником Уильямом Ньюзамом Прайором Николсоном. Художник часто навещал политика, сделал зарисовки членов его семьи и усадьбы. Сам Черчилль говорил: «Я думаю, что человек, который научил меня больше всех живописи, это Уильям Никольсон»[66]. Ещё один художник швейцарец Карл Монтаг (нем.)русск. водил Черчилля по небольшим французским частным галереям, знакомя с работами импрессионистов. Он познакомил начинающего художника также с некоторыми техническими приёмами работы масляными красками и с основными принципами современного искусствоведения, и, как предполагает Шестаков, вдохновил его на собственные теоретические работы в области живописи[67].

Мэри Соумс настаивала, что не меньшее влияние имела для Черчилля частная коллекция картин сэра Филипа Сассуна (англ.)русск.. Сассун был другом и покровителем Джона Сингера Сарджента и владельцем ряда его картин. Уинстон восхищался этими работами, и Филип Сассун снимал их со стены и предоставлял Черчиллю для копирования. Влияние творчества Сарджента можно увидеть в лучших картинах Уинстона конца 20-х годов[18].

Кроме пейзажей кисти Черчилля принадлежат зарисовки интерьеров, натюрморты, изображения цветов и портреты[18]. Черчилль так объяснял своё предпочтение масляным краскам (секретарша Черчилля Джейн Портал упоминает однажды работу, выполненную темперой[68], а Медведев относит кратковременное увлечение темперой к концу 1940-х годов[69]):

«Во-первых, вы можете легко исправить любую ошибку. Один взмах мастихином и с холста удалены вся кровь и слезы утра, предоставив вам возможность всё начать заново. Во-вторых, вы можете приблизиться к вашей проблеме с различных направлений. У вас нет необходимости двигаться от светлых тонов к тёмным. Вы можете начать с достаточно скромных пастельных оттенков и затем уже, когда почувствуете необходимость, обратиться к более ярким цветам. И наконец, само вещество настолько легко управляемо. Вы можете класть слой за слоем, экспериментировать, изменять свой план в зависимости от временных или погодных условий. И всегда помните, в случае неудачи, в вашей власти все соскоблить и начать сначала»

— Дмитрий Медведев. Черчилль: Частная жизнь[70]

Часто Черчилль использовал фотографии для подготовки композиции будущей картины[45]. Чтобы добиться сходства, он иногда использовал приспособление, называемое эпидиаскопом, которое проецирует фотографию на холст[71]. Работая на пленэре, Черчилль обычно создавал только наброски, а основная работа над полотном начиналась спустя недели или месяцы в студии[45]. Борис Джонсон отмечал любовь художника к цвету по принципу «чем ярче и сочнее, тем лучше». На его картинах соединяются розовая стена дворца и развалины цвета охры, лазурное небо, покрытые снегом горные вершины, тёмно-зелёные кипарисы, сочные лужайки, ярко-синие небеса...[72]

Инспектор охраны Черчилля на протяжении тридцати лет Томсон утверждал, что Уинстон начинал рисовать с раннего утра и продолжал с небольшим перерывом на ланч до семи вечера[73]. Со второй половины 1950-х годов Уинстон стал дарить картины друзьям и близким. Однажды он признался: «Мои картины слишком плохи, чтобы их продавать, и слишком дороги, чтобы просто дарить в другие руки»[74]. Среди получавших картины в подарок от автора: королева Елизавета II, президенты США Рузвельт, Трумэн и Эйзенхауэр, премьер-министр Великобритании Дэвид Ллойд-Джордж и генерал Джордж Маршалл. Кроме того, Черчилль лично отобрал по одной картине, чтобы вручить каждому из десяти своих внуков[75].

Некоторые искусствоведы относят творчество политика к реализму, но отмечают значительное влияние импрессионизма[76]. Шестаков, напротив, отмечает некоторую близость творчества Черчилля постимпрессионизму, но подчёркивает в его работах ярко выраженные традиции импрессионизма[77].

Ряд художественных критиков считали живопись политика только средством релаксации, отказывая ему в высоких художественных достоинствах. Историк Роберт Пейн утверждал, что у Черчилля никогда не получались портреты. По его мнению, Уинстона вдохновляли ландшафты, а человек не имел для него значения. При изображении людей он использовал несколько небрежных мазков, они служили лишь дополнением к пейзажу. Искусствовед Денис Саттон (англ.)русск. считал, что Черчилль достиг лишь уровня любителя. Эрик Ньюмен считал, что отдельные работы художника восхитительны, но в его творчестве отсутствует волшебство, свойственное действительно крупным художникам[78].

http-wikipediya.ru

История пропавшего портрета Черчилля - Арт Онлайн Украина | Современная живопись

Скандальная история пропавшего портрета Уинстона Черчилля кисти Сазерленда

 

 

В последнее время в мире возобновился интерес к истории Великобритании – это связано с недавними Юбилейными торжествами Британского королевского дома, Олимпиадой в Лондоне  2012 года и выходом сразу нескольких художественных фильмов и сериалов, посвященных нынешней королевской семье и их окружению.

До этого об Уинстоне Черчилле мы знали что-то в общих чертах и весьма поверхностно: большой политик, великий человек, знаменитость, сложный характер, не любил коммунистов и Советский Союз. И, уж конечно, никто особо не интересовался его семьей и увлечениями. Естественно, мало кому было известно, что британский Премьер обладал нерядовым литературным талантом и очень неплохо рисовал. Причем картины писать он начал уже после 40 и успел создать их более 500!

Черчилль за мольбертом, фото

При всем его честолюбии и врожденном артистизме, он решил ограничиться политической карьерой, оставляя для себя живопись в качестве хобби «не для широкого зрителя». Ему хватило такта и здравомыслия не навязывать широкой публике скромные плоды своего врожденного художественного дара, хотя многие его работы очень недурны.  Он несколько раз отправлял свои работы на разные конкурсы и выставки, и всегда – под вымышленным именем, и при этом довольно часто жури поощряло его картины, на выставке художников-любителей в 1925 году его работа даже заняла первое место! Большая часть его работ – пейзажи, но и портреты он тоже писал.

Пейзаж кисти Черчилля

Черчилль был выходцем из древнейшего аристократического рода, который подарил Англии не одного влиятельного политика и государственного деятеля. Художественное чутье и артистизм Уинстону достались от матери – она была утонченной женщиной; настоящая светская львица и законодательница мод, окружавшая себя антиквариатом и изящными безделушками. Так что Уинстон, конечно же, разбирался в искусстве и считал себя знатоком живописи, тем более, что сам рисовал.

Городской пейзаж кисти Уинстона Черчилля

В 1954 году Черчилль праздновал свой 80-летний юбилей. Не смотря на преклонный возраст и целый «букет» болезней, он не собирался оставлять карьеру, считая, что это будет губительным для Англии и юной королевы, которая взошла на престол всего два года назад. Возраст был уязвимым местом Премьера. Не смотря на его огромную популярность в народе, политические враги его неоднократно повторяли, что «Черчилль уже не тот, ему давно пора на покой». Правда, перед празднованием юбилея даже недруги смолкли: заслуги Черчилля перед родиной были неоспоримый, чествование должно было пройти на высоте.

Популярному в то время английскому художнику Грэхему Сазерленду был заказан портрет премьера в полный рост. Это был подарок от Палаты общин и Палаты Лордов, пожертвование от них в качестве гонорара составило 1000 гиней (примерно 35 000 долларов). Грэхем Вивиан Сазерленд был разноплановым художником, портреты он писал на заказ, сам же предпочитал абстрактную живопись и сюрреализм. Как портретист он прославился, сделав очень удачный портрет писателя Сомерсета Моэма в 1949 году (удивительно, но это была первая работа художника в этом жанре!). Изображая людей, Сазерленд удивительно точно и даже беспощадно изображал характерные черты личности, его работы были правдивее, чем сама природа.

портрет писателя Сомерсета Моэма

В недавнем британском сериале «Корона» показана работа над портретом, так, как она происходила по мнению создателей сериала, однако эти события не совсем соответствуют действительности. Многочасового позирования, задушевных разговоров и чуть ли не дружбы между художником и моделью, скорее всего не было, хотя их обоих, действительно, как показано в сериале, объединяла смерь дочерей.

Сазерленд сделал очень быстрые угольные наброски портрета во время позирований в поместье Черчилля Чартвелл в августе 1954 года. Также для работы над портретом он использовал фотографии Черчилля, но делал их не сам, как показано в сериале, а взял фото-портреты фотографа Эльсбет Джуды. Над самим портретом он работал у себя в студии. Он попытался отразить в облике то, что сам о себе говорил Черчилль: «Я – скала». Поза портретируемого повторяла позу Авраама Линкольна в его знаменитой скульптуре в кресле.

О том, чего сам Черчилль ожидал от портрета, красноречиво свидетельствует его желание быть изображенным в облике Рыцаря Подвязки. Одеяние рыцарей весьма роскошное, вычурное (и слегка нелепое, надо сказать), то есть, честолюбивый и довольно сентиментальный Черчилль хотел видеть величие и торжество. Заказчики портрета уговорили его позировать в обычном парламентском одеянии – черном костюме и галстуке.

Черчилль до конца исполнения работы не видел портрета, лишь некоторые наброски были показаны его жене, которая нашла много сходства, она признала, что портрет «действительно тревожно похож на него».

Также в сериале показан эпизод вручения портрета, когда Черчилль на сцене от возмущения и неожиданности чуть ли не падает со сцены. Этого тоже не было. Портрет был показан Премьеру до вручения, так что никаких громов и молний на широкой публике не было. Сазерленд настолько метко и правдиво изобразил Черчилля, что тот был просто шокирован, заглянув в глаза истине. На зрителя смотрел пожилой, дряхлеющий и очень уставший человек. Взгляд его печален и разочарован, это совсем не тот мощный и величавый политик, каким себя представлял Черчилль.

Эскиз портрета Черчилля работы Сазерленда

Портретируемый был в ярости. Он назвал картину «грязной» и «злобной»; известно его высказывание о том, что на портрете изображен «старик в состоянии депрессии, думающий о ядерной бомбе». Надо сказать, что мнения о портрете очевидцев были очень противоречивы: некоторые считали, что это шедевр изобразительной меткости и правдивости, другие (а таких было большинство) были о нем невысокого мнения. Поначалу Черчилль даже хотел отказаться от участия в церемонии вручения, но затем его отговорили от этого, чтобы не обижать заказчиков.

Сазерленда удивила реакция Черчилля, он сказал: «Я просто показал то, что увидел!».

После вручения картина была доставлена в поместье Чартвелл, где ее немедленно убрали с глаз долой на чердак или в чулан. После этого портрет бесследно исчез. Считается, что его уничтожила жена Черчилля Клементина, чтобы вид картины не мучил ее супруга. Надо добавить, что еще одним достоинством Премьера было то, что он до конца жизни обожал жену и был отличным семьянином, у них с Клементиной был крепкий брак, в котором родилось пятеро детей.

По всей видимости ненавистный портрет все-таки произвел на Премьера сильное впечатление, показав ему то, что он так долго и упорно не хотел видеть. Через полгода Черчилль подал в отставку по возрасту и состоянию здоровья. Правда, несгибаемый Уинстон прожил после этого еще 10 лет.

Сейчас портрет, известный нам только по эскизам и репродукциям, признается специалистами настоящим шедевром современного искусства. Так что современники поспешили давать ему нелестные оценки – Сазерленд просто немного опередил свое время.

Бабушка Мозес, художница-самоучка

art-on-line.com.ua

Уинстон Черчилль

После провала Дарданелльской кампании и отставки из Адмиралтейства в 1915 году чета Черчиллей сняла на летний период небольшой загородный домик времен Тюдоров Хоу Фарм.

(Дом и сад Хоу Фарм, 1915)

Живописные окрестности Саррея оказали благоприятное воздействие на Черчилля. В письме к своему брату, он напишет: «Как бы я хотел, чтобы ты был с нами. Здесь и вправду восхитительная долина с прекрасным садом, который наполнен искрящимися летними бриллиантами. Живем мы очень просто, хотя и имеем все необходимое для нормального и достойного образа жизни – горячие ванны, холодное шампанское, новые блюда и старое брэнди».

(Въезд в Хоу Фарм, 1915)

Среди немногочисленных гостей, навещавших чету Черчиллей в те дни, была супруга брата Черчилля Гвенделин и ее младший сын Генри. Гвенделин. увлекалась акварелью и в один из июньских дней, демонстративно выйдя на лужайку, принялась рисовать, чем немало заинтриговала своего деверя.

(Портрет Гвенделин Черчилль, 1920На обороте была надпись «Нарисовано моим супругом. Клементина С. Черчилль».Надпись зачеркнута и вместо нее написано: «Набросок к портрету леди Гвенделин Черчилль, созданный моим супругом. Клементина С. Черчилль»)

Заметив его любопытство, Гуни предложила Уинстону самому принять участие в творческом процессе. Черчилль сделал несколько мазков и поразился произошедшей перемене. Ему захотелось рисовать еще и еще. 25 июня 1915 года, вернувшись в Хоу Фарм после очередного заседания Комитета по Дарданеллам, Черчилль привез с собой мольберт, холсты, скипидар, масляные краски и решил самостоятельно окунуться в бурлящую реку творчества. Позже он вспоминал:

«Было светло-голубое небо. Кажется, ну что может быть проще — смешать синий цвет с белым и замазать им верхнюю часть холста. Для этого не нужно обладать какими-то способностями или талантом. Я же очень робко принялся смешивать краски. Тонкой кисточкой нанес синий и с огромной опаской белый, жирной чертой перечеркнувший все. Я сделал вызов, хорошо продуманный вызов, но такой робкий и нерешительный, полный оцепенения и колебания, что он не достоин даже простого упоминания.

(Гвенделин Черчилль в саду Хоу Фарм, 1915)

Вдруг послышался звук приближающегося автомобиля. Это была жена художника сэра Джона Лавери.

- Живопись, а что вы боитесь! Дайте-ка мне кисть, нет, нет побольше!

(Студия сэра Джона Лавери, 1922Продана на аукционе Кристис в июне 1996 г. за 16 000 фунтов)

Шлепок в скипидар, в палитру — белый, синий, затем несколько яростных мазков по холсту. Это было неотразимо. Ни одна темная сила не смогла бы устоять перед страстным напором леди Лавери. Все чары испарились, все комплексы исчезли. Я схватил самую большую кисть и набросился на холст. Больше никогда я не испытывал робость перед холстом».

w-s-churchill.livejournal.com

Уинстон Черчилль и живопись — википедия орг

Известно, что мать Уинстона Черчилля увлекалась рисованием. Одну из своих работ она направила на выставку Ирландского общества изобразительных искусств[17].

Детство и юность

Дочь Черчилля Мэри Соумс настаивала, что в ранние годы не было даже намёка на присутствие у Уинстона таланта художника[18].

Известно, что во время учёбы в приготовительной школе Сент-Джордж (англ.)русск. в Аскоте Черчилль свои письма к матери украшал иллюстрациями. Некоторое время Черчилль провёл школу сестёр Томсон в Брайтоне. Будучи уже взрослым, он вспоминал, что большое удовольствие получал в это время, рассматривая карикатуры в журнале Punch. Перейдя в закрытую среднюю школу Хэрроу, Черчилль выбрал рисование в качестве дополнительной дисциплины. Он утверждал позже, что занимался им полтора часа в неделю, и пытался получить ещё один час дополнительных занятий с армейским классом. По его расчётам, рисование должно было принести ему 1 200 баллов на экзаменах. Юноша с удовлетворением отмечал, что уже научился рисовать пейзажи. При поступлении в класс кавалерии в Королевскую военную академию Сэндхерст (он сумел поступить только с третьей попытки из-за низких баллов) Черчилль набрал на экзамене по рисованию 339 баллов из возможных 500[19].

Известно, что юный Уинстон с интересом читал книгу «Создание эскизов», а будучи военным корреспондентом газеты Daily Graphic (англ.)русск. в 1895 году на Кубе свои статьи украшал собственными рисунками сражений и ландшафтов[20].

Превращение живописи в хобби (1915 — 30-е годы)

В 1915 году Дарданелльская операция, проводившаяся по инициативе Черчилля, закончилась неудачей. После этого его перевели на незначительную должность канцлера герцогства Ланкастер. Чтобы восстановить утраченное душевное равновесие, Уинстон Черчилль с супругой переехали в загородный дом Хоу Фарм (англ. Hoe Farm) в деревне Хэскомб (англ.)русск. вблизи Годалминга, который они арендовали на летний период. Черчилль ходил с отрешённым взглядом по газонам, бормотал то-то, жестикулировал, беседуя с невидимым собеседником. Супруга его брата Джека Гвенделин увлекалась в это время акварель. 12 июня она предложила Уинстону заняться живописью. Черчилль сделал несколько мазков и неожиданно для себя увлёкся рисованием[21][22]. Сам Черчилль утверждал: «Достигнув сорокалетнего возраста, я ни разу не обращался к помощи кисти или карандаша, я смотрел до этого на процесс создания картины как на особую тайну». Гвенделин подарила Черчиллю набор юного художника, который принадлежал её шестилетнему сыну (англ.)русск., однако Черчилль хотел рисовать маслом[23].

25 июня 1915 года в Лондоне Уинстон приобрёл мольберт, холсты, скипидар, масляные краски, практически опустошив специализированный магазин на Пикадилли[24][22]. По другому описывает это событие Шестаков. В его изложении всё необходимое приобрела супруга Черчилля Клементина уже на следующий день после первого опыта мужа в акварели (то есть, 13 июня)[25]. Свой первый опыт масляной живописи Черчилль описывал так:

«Я же очень робко принялся смешивать краски. Тонкой кисточкой нанёс синий и с огромной опаской белый, жирной чертой перечеркнувший всё. Я сделал вызов, хорошо продуманный вызов, но такой робкий и нерешительный, полный оцепенения и колебания, что он не достоин даже простого упоминания. Вдруг послышался звук приближающегося автомобиля. Это была жена художника сэра Джона Лавери.

– Живопись, а что вы боитесь! Дайте-ка мне кисть, нет, нет побольше. Шлепок в скипидар, в палитру – белый, синий, затем несколько яростных мазков по холсту. Это было неотразимо. Ни одна темная сила не смогла бы устоять перед страстным напором леди Лавери. Лишь только холст беспомощно скалился пред нами. Все чары испарились, все комплексы исчезли. Я схватил самую большую кисть и набросился на свою жертву со страшной яростью. Больше никогда я не чувствовал робость перед холстом»

— Дмитрий Медведев. Черчилль: Частная жизнь[26]

В настоящее время известны четыре пейзажа Уинстона Черчилля, созданные им в 1915 году во время пребывания в Хоу Фарм (в каталоге Комбса: С146, С148, С149 и С28)[27].

Свои занятия живописью на природе Черчилль превращал в театральные представления. Садовники несли для него холст и подрамник, кисти и палитру, тюбики и мастихин. За ними следовал Уинстон, одетый в сюртук из белого тика, в легкой широкополой шляпе и с сигарой во рту. Он выбирал место для работы и указывал место для установки зонта для защиты от солнца. После этого он отпускал слуг и работал в одиночестве[28].

Черчилль обращал внимание на то, что, занимаясь живописью, он забывает о политике. Он говорил: «Иногда я готов бросить почти всё ради занятия живописью». В начале 1916 года Черчилль в звании майора отправился на фронт, где командовал 6 батальоном Королевских шотландских стрелков (англ.)русск.. За время службы он создал четыре картины — три на линии огня и одну в укрытии. В мае 1916 года Черчилль вернулся в Лондон. Мольберты, краски и холсты сопровождали Уинстона в поездках. В каждом доме, который на время снимали Черчилли, устраивалась студия[29]. В сентябре 1927 года, будучи министром финансов, Черчилль в шотландской королевской резиденции Балморал нарисовал с фотографии погост кафедрального собора Святого Павла. По просьбе короля он передал картину местному благотворительному обществу, которое выставила её на аукцион. Картина была продана за 120 фунтов[30].

До того времени, когда он сам начал заниматься живописью, Уинстон практически не бывал в музеях. Теперь супруга Клементина повела его в Лондонскую национальную галерею. Черчилль стоял полчаса перед одной картиной, тщательно изучая технику её создания (уже на следующий день он снова отправился в музей, но осторожная супруга настояла на другом входе в музей, чтобы исключить просмотр той картины, которая так надолго привлекла к себе внимание её мужа[31]). В Париже он попал под обаяние картин импрессионистов, обнаружив, что их картины полны радости жизни[18].

В марте 1921 года, во время Каирской конференции (англ.)русск., Уинстон, садясь на верблюда, упал на землю. Несмотря на рваную рану он сделал несколько набросков Сахары. Черчилль был непопулярен среди египтян. Его закидывали камнями, встречали бранью. Черчилль демонстративно садился посреди улицы и начинал рисовать, не обращая внимания на угрозы[32].

Черчилль долгое время скромно оценивал свои достижения в живописи. К похвалам он относился подозрительно. В 1921 году он направил несколько своих картин на выставку в парижской галерее Друэ на Королевской улице под псевдонимом Шарль Морeн. Шесть из них были проданы. Загадку, по мнению исследователей, представляет собой псевдоним, использованный Черчиллем. Шарль Камиль Морeн (фр. Charles Camille Morin, 1849—1919) — реальный, а не вымышленный французский художник-пейзажист, скончавшийся за два года до этой выставки[33]. В 1925 году на проходившей в Сандерлэндхаусе на Курзон-стрит выставке непрофессиональных художников работа Уинстона «Зимний солнечный свет» (С142) заняла первое место (все работы представлялись анонимно). В жюри вошли меценат Джозеф Дэвин, выдающийся историк искусств Кеннет Кларк, будущий директор Национальной галереи в Лондоне, и художник Освальд Бирли (англ.)русск.. Удивлённый высокими художественными достоинствами картины, Дэвин высказал подозрение, что «Зимний солнечный свет» нарисован профессионалом[34]. Наградой победителю должна была стать картина Освальда Бирли, но Черчилль её в силу неизвестных обстоятельств так и не получил. В качестве компенсации через 20 лет Бирли написал портрет дочери политика Мэри[35].

«Пруд с золотыми рыбками в Чартуэлле» (1932)

  Уинстон Черчилль. Пруд с золотыми рыбками в Чартуэлле, 1932}}

Полотно Черчилля «Пруд с золотыми рыбками в Чартуэлле (англ.)русск.» (англ. «The Goldfish Pool At Chartwell») написано в 1932 году. Картина выполнена маслом по холсту, её размер — 63.5 на 76.5 сантиметров. Картина принадлежала младшей дочери художника Мэри, долгое время она занимала почётное место над камином в гостиной в особняке Вест Хаус. Искусствоведы Сотбис называли её кульминацией творчества художника. Ещё при жизни автора картина неоднократно демонстрировалась на выставках: в Лондоне в 1948 году (Королевская академия художеств), в Канзас-Сити (Музей искусств Нельсона-Аткинса (англ.)русск.) с последующим туром по городам США, Канады и Австралии в 1959 году и после его смерти (Лондон, галерея M. Knoedler & Co (англ.)русск., 1977 год; Лондон, галерея Wylma Wayne Fine Art, 1982 год и другие выставки). Детальность проработки изображения не имеет себе равных в творчестве Черчилля, кисть оживила поверхность воды, изобразила динамическое взаимодействие света, отражения и движения с большим мастерством. Полотно было продано на аукционе Сотбис за 1 762 500 фунтов стерлингов в декабре 2014 года (17 декабря, лот 181)[36].

В годы II мировой войны (сентябрь 1939 — август 1945) Черчилль практически прекратил упражнения в живописи[37]. Картина (С381), написанная Черчиллем в январе 1943 года на вилле Тейлора в Марракеше, с видом на Атласские горы, по мнению официального биографа политика Мартина Гилберта, стала единственной за все шесть лет войны. Черчилль подарил её Франклину Делано Рузвельту[38].

Период после II мировой войны

  Студия Уинстона Черчилля в Чартуэлле в графстве Кент

В 1945 году после отставки с поста главы правительства Уинстон вновь стал много времени уделять живописи. В сентябре 1945 года он отправится в Италию, где поселился на Вилла де ля Роза. Личный врач Черчилля так описывает настроение Уинстона: «Когда Уинстон находил подходящий вид, чтобы запечатлеть его на холсте, он садился и работал в течение пяти часов, с кистями в руках, лишь изредка отвлекаясь, чтобы поправить своё сомбреро, постоянно спадающее на брови». Всего за двадцать пять дней итальянских каникул Уинстоном было создано пятнадцать картин[39][40]. Однажды вечером он решил исправить картину принадлежавшую хозяину виллы, по мнению Черчилля, тусклую и безжизненную. Англичанин добавил в неё яркие и светлые тона. Картина была вставлена в раму и помещена на прежнее место, вызвав восторг случайных зрителей[41].

В 1947 году Уинстон отправил две картины («Зимний солнечный свет» 1924 года и «Река Луп (англ.)русск., Приморские Альпы» 1936 года (С352, картина в настоящее время представлена в галерее Тейт[35]) в Королевскую академию художеств. Они были подписаны псевдонимом Дэвид Уинтер. Картины были приняты, а автору в 1948 году было пожаловано звание Почётного члена Королевской академии художеств. В дипломе, подписанном королём Георгом VІ, было сказано: «Это уникальное назначение стало возможно благодаря постоянной службе нашему Королевству и его людям, а также Вашим достижениям в искусстве живописи»[42].

В 1950 году двенадцать картин Черчилля были представлены анонимно на воскресном бранче американской Ассоциации директоров искусствоведческих музеев. В 1952 году картина Черчилля «Гобелен в Бленхейме», была представлена на выставке «Жизнь в Британии: от Елизаветы І до Елизаветы ІІ». Работы Черчилля выставлялись странах Европы, Канаде, США, Австралии и Японии. В начале 1958 года Уинстон получил от президента Дуайта Эйзенхауэра предложение провести персональную выставку в США[43]. Она включала 35 работ и открылась в Канзас-Сити в штате Миссури. 21 января, в день открытия, её посетили 5 427 человек, а всего — свыше полумиллиона человек. Экспозиция побывала в семи городах США, а также в Торонто, Монреале, Фредериктоне и Ванкувере, Канберре, Сиднее, Брисбене, Мельбурне, Гобарте, Аделаиде и Перте, а также в четырёх городах Новой Зеландии. Первая персональная В Великобритании прошла в 1959 году в лондонской Диплома-галерее. В экспозиции, проходившей под патронажем Королевской академии художеств, было представлено 62 работы Уинстона[4]. Только в последние дни выставки её посетило 141 000 человек[44].

Телохранитель Черчилля с 1950 по 1965 год Эдмунд Мюррей был художником-любителем. Именно ему Уинстон доверял делать фотографии пейзажей для своих картин. Камердинер Черчилля Норман Макгован вспоминал: «Он часто покупал высококачественные фотографии во Франции и Италии, это были различные здания, деревья и другие объекты, впечатлившие его. Кроме того, мы делали и цветные снимки, чтобы в какой-нибудь пасмурный, непогожий день в Англии использовать их для воссоздания цветовой палитры. Многие картины, нарисованные Уинстоном во время каникул, были не больше чем наброски и эскизы, сама же раскраска происходила, как правило, недели или месяцы спустя в студии»[45]. В последние годы своей жизни он рисовал всё реже и реже, пока полностью не прекратил занятия живописью в 1962 году. Его телохранитель сержант Эдмунд Мюррей (1916—1996), который охранял его с 1950 года до 1965 года, помогал ему в установке мольберта и подготовке кистей. Мюррей вспоминал, что последний раз сэр Уинстон занимался живописью в Чартуэлле около 1962 года[46].

«Пруд с золотыми рыбками в Чартуэлле» (1962)

  Уинстон Черчилль. Пруд с золотыми рыбками в Чартуэлле, 1962}}

В каталоге работ Черчилля «Пруд с золотыми рыбками в Чартуэлле» 1962 года находится под № C544. Картина выполнена маслом по холсту, её размер — 40 на 50,5 сантиметров. Бассейн с золотыми рыбками был одним из любимых мест Черчилля в Чартуэлле. Расположенный недалеко от дома, он был окружён кустарником, здесь росли бамбук, гортензия, кизильник. В этом месте Черчилль часто предавался созерцанию. Его внучка Эмма Соумс вспоминала воскресный ритуал: внуки следовали за дедушкой к пруду, чтобы посмотреть, как он кормит золотых рыбок. Черчилль постукивал тростью, подзывая рыбок, а затем рассказывал детям об опасностях, подстерегавших их в естественных условиях Дочь Уинстона Мэри Соумс вспоминала, что в пруду было до тысячи золотых рыбок[46].

В отличие от многих других пейзажей Черчилля, сделанных в Чартуэлле, которые демонстрируют панораму садов, эта картина необычна тем, что художник находился непосредственно вблизи водоёма и изображал его крупным планом. Картина сочетает множество оттенков зелёной и коричневой краски с золотисто-жёлтой и оранжевой, она приближается к абстрактной живописи[1]. Черчилль изобразил этот же пруд на своём полотне 1932 года, которое раньше находилось в коллекции его дочери Мэри[46].

Эта картина 1962 года — последняя картина, которую Черчилль когда-либо написал. Картина была подарена телохранителю Мюррею автором и находилась в собственности его наследников до ноября 2017 года, когда была продана на аукционе Сотбис за 357 000 фунтов стерлингов (21 ноября, лот 11, в эту сумму входят сборы и налоги, первоначальная цена составляла всего 50 000—80 000[47])[46].

В 1921 году для журнала Strand Magazine Черчилль написал статью «Живопись как времяпрепровождение», которая была напечатана в декабрьском номере за 1921 год и январском за 1922 (гонорар автора составил неверояные по тому времени 1000 фунтов стерлингов[48])[49]. Культуролог Шестаков отмечает, что источниками мыслей, развиваемых в трактате, стали беседы с Карлом Монтагом, собственные впечатления от посещения музеев и трактаты Джона Рёскина, которые тогда изучал автор эссе. Художником, творчество которого вызывало наибольшее восхищение автора эссе, был Уильям Тёрнер[48]. В 1924 году, будучи министром финансов, Черчилль для журнала Nash's pall mall magazine (англ.)русск. написал статью «Хобби». В 1926 году американский журнал Cosmopolitan, так же как и Nash's pall mall magazine, был собственностью Уильяма Рандольфа Херста, опубликовал эту статью в сокращенном варианте под длинным названием «Когда жизнь меня утомляет, я обращаюсь к хобби». В 1929 году первоначальный текст статьи «Живопись как времяпрепровождение» был опубликован в сборнике «Сто самых лучших английских эссе». В 1930 году полная версия «Хобби» была опубликована в Sunday Chronicle (англ.)русск. под заголовком «Человеческие увлечения». В 1932 году статьи «Хобби» и «Живопись как времяпрепровождение» вошли в сокращенном виде в сборник «Мысли и приключения». Публикации 1930 годов были связаны с усложнившимся материальным положением семьи. После потери должности канцлера казначейства Черчилль формально был безработным (если не считать депутатской деятельности в нижней палате парламента)[49].

Интерес, с точки зрения культурологии, представляют речи Черчилля, произнесённые им на банкетах Королевской академии художеств в 1927, 1932, 1938 и 1953 годах. Дважды он затрагивал тему отношений между политикой и искусством, а речь 1932 года он даже озаглавил «Политическая живопись», в ней он представил действующих британских политиков в качестве художников, принадлежащих к разным течениям[50].

В конце 1945 года Черчиллю поступило предложение от издательского дома Time Life (англ.)русск. написать за 75 тысяч долларов серию статей, посвященных живописи, но тот отказался в связи со сложной системой налогообложения на литературное творчество действующего политика[51].

В 1946 году в Strand Magazine были вновь опубликованы обе его статьи. В 1948 году они были объединены в книгу и изданы под названием «Живопись как времяпрепровождение». Книга имела успех, была неоднократно переиздана, были сделаны переводы на французский, немецкий, финский и японский языки (в настоящее время опубликован и русский перевод[52]). Долгое время использовались только сокращенные версии авторского текста. Полное издание впервые с 20-х годов было осуществлено в 2003 году Дэвидом Комбсом в книге «Жизнь сэра Уинстона Черчилля через его живопись»[53].

Статьи содержат личные впечатления автора, его размышления о живописи и технике работы маслом. Черчилль проводил соотношение между живописью и военным искусством. В обоих случаях, по его мнению, создаётся план (в случае с живописью определяются пропорции и соотношение отдельных элементов). Черчилль пытался определить соотношение внутри триединства художник, картина, натура и проанализировать место зрительной памяти в жизни творческого человека[54]. По его мнению, на полотно переносится сигнал, принятый глазом художника несколькими секундами ранее при созерцании реального объекта. За это время он кодируется на языке живописи. На холст попадает криптограмма, которую предстоит расшифровывать зрителю[55].

Среди художников, оказавших наиболее существенное влияние на формирование творческого стиля Уинстона Черчилля британцы Джон Лавери, Уолтер Ричард Сикерт, Уильям Николсон и француз Поль Люсьен Маз (англ.)русск. (1887–1979). Черчилль часто работал в лондонской студии Лавери, создав там, например, свой автопортрет. Лавери отмечал у Черчилля «глубокое понимание света и более чем уверенное владение основными техническими приемами». В 1919 году Лавери свой портрет, написанный Черчиллем в 1915 году, представил на выставку Королевского общества портретистов. Это была первая публичная выставка , на которой экспонировалась картина Черчилля[56]. Черчилль писал:

«До того как я попробовал рисовать, я и понятия не имел, сколько может рассказать пейзаж, – делился он своими впечатлениями. – Его краски стали для меня более насыщенными, более важными и более различимыми. Я стал замечать, что, прогуливаясь, уже инстинктивно обращаю внимание на расцветку листа, отражения в лужах, сказочно-пурпурные очертания гор, совершенные формы зимних веток, дымчатое очертание далекого горизонта. Я и так обращал на все эти вещи внимание, но теперь они приобрели для меня новый смысл. Мой ум, ведомый интересом и фантазией, стал улавливать впечатления от гораздо более мелких деталей. И каждое такое впечатление несло свое удовольствие и пользу»

— Дмитрий Медведев. Черчилль: Частная жизнь[57]

Лавери высоко оценивал способности своего ученика и его интуицию: «там, где мой опытный глаз обнаруживал трудности, он, со свойственной ему свободой, бесстрашно преодолевал их и показывал мне, что нужно было делать»[58]. Резкое охлаждение отношений между ними произошло, когда Лавери увлёкся политикой и стал выступать за полное отделение Ирландии от Великобритании[59].

  Уолтер Сикерт в 1911 году

Большое влияние на Черчилля оказал британский художник Вальтер Ричард Сикерт. Сикерт был одним из близких друзей матери супруги Черчилля Клементины леди Бланч Хозье, познакомившись с ней ещё на рубеже веков. В 1927 году с Клементиной произошёл несчастный случай. Сикерт пришёл проведать Клементину, которую знал ещё подростком, и познакомился с Черчиллем. Со временем они стали близкими друзьями. Сикерт научил Уинстона некоторым элементам работы над полотном: готовить холст, грунтовать его, использовать несколько уровней для нанесения одноцветных тонов, использовать фотографии, проецируемые на холст, при создании картины по методу Панафье (друг Черчилля, профессор Фредерик Линдеманн (англ.)русск., подарил ему хороший фотоаппарат). Исследователи отмечают сильное влияние Сикерта в портретах Черчилля 20-х годов[60][61]. Вместе с тем, отмечается, что выполненные в этой технике картины являются самыми слабыми в творчестве Черчилля. Все они выполнены в серо-коричневых тонах и лишены той игры цвета, которая в целом характерна для творчества политика[62]. Шестаков отмечает специфику предачи знаний Сикертом Черчиллю — художник в письмах-наставлениях детально описывал приёмы масляной живописи, при этом он был постоянным гостем особняка Черчиллей и делал полезные замечания по поводу тех картин, над которыми в это время работал его ученик, в устной форме. В 1927 году Черчилль написал картину «Урок живописи м-ра Сикерта», в нижней части которой сохранились карандашные пометки Сикерта, намечавшие композицию полотна[63]

Серьёзное влияние на развитие творческой манеры Черчилля оказал французский художник Поль Маз (иногда используется английская версия его фамилии — Мейз, так как он долго жил в Великобритании). Они познакомились в 1916 году, когда Маз был сержантом связи при британских войсках[64]. Современники рассказывали, что однажды, когда Уинстон собирался работать над пейзажем, присутствовали Поль Маз и ещё три художника-профессионала. Черчилль распределил между ними фрагменты полотна, взяв на себя общее руководство коллективным проектом и приняв участие сам в его осуществлении. Результатом усилий пяти художников стала картина «В парке шато Сент-Джордж-мотеля», которую Черчилль подарил своему дворецкому (С355). В 1966 году на аукционе Сотбис она была продана за 500 фунтов, уже в 1977 года на этом же аукционе она была перепродана за 3 500 фунтов[65].

В 1933 году Черчилль познакомился с художником Уильямом Ньюзамом Прайором Николсоном. Художник часто навещал политика, сделал зарисовки членов его семьи и усадьбы. Сам Черчилль говорил: «Я думаю, что человек, который научил меня больше всех живописи, это Уильям Никольсон»[66]. Ещё один художник швейцарец Карл Монтаг (нем.)русск. водил Черчилля по небольшим французским частным галереям, знакомя с работами импрессионистов. Он познакомил начинающего художника также с некоторыми техническими приёмами работы масляными красками и с основными принципами современного искусствоведения, и, как предполагает Шестаков, вдохновил его на собственные теоретические работы в области живописи[67].

Мэри Соумс настаивала, что не меньшее влияние имела для Черчилля частная коллекция картин сэра Филипа Сассуна (англ.)русск.. Сассун был другом и покровителем Джона Сингера Сарджента и владельцем ряда его картин. Уинстон восхищался этими работами, и Филип Сассун снимал их со стены и предоставлял Черчиллю для копирования. Влияние творчества Сарджента можно увидеть в лучших картинах Уинстона конца 20-х годов[18].

Кроме пейзажей кисти Черчилля принадлежат зарисовки интерьеров, натюрморты, изображения цветов и портреты[18]. Черчилль так объяснял своё предпочтение масляным краскам (секретарша Черчилля Джейн Портал упоминает однажды работу, выполненную темперой[68], а Медведев относит кратковременное увлечение темперой к концу 1940-х годов[69]):

«Во-первых, вы можете легко исправить любую ошибку. Один взмах мастихином и с холста удалены вся кровь и слезы утра, предоставив вам возможность всё начать заново. Во-вторых, вы можете приблизиться к вашей проблеме с различных направлений. У вас нет необходимости двигаться от светлых тонов к тёмным. Вы можете начать с достаточно скромных пастельных оттенков и затем уже, когда почувствуете необходимость, обратиться к более ярким цветам. И наконец, само вещество настолько легко управляемо. Вы можете класть слой за слоем, экспериментировать, изменять свой план в зависимости от временных или погодных условий. И всегда помните, в случае неудачи, в вашей власти все соскоблить и начать сначала»

— Дмитрий Медведев. Черчилль: Частная жизнь[70]

Часто Черчилль использовал фотографии для подготовки композиции будущей картины[45]. Чтобы добиться сходства, он иногда использовал приспособление, называемое эпидиаскопом, которое проецирует фотографию на холст[71]. Работая на пленэре, Черчилль обычно создавал только наброски, а основная работа над полотном начиналась спустя недели или месяцы в студии[45]. Борис Джонсон отмечал любовь художника к цвету по принципу «чем ярче и сочнее, тем лучше». На его картинах соединяются розовая стена дворца и развалины цвета охры, лазурное небо, покрытые снегом горные вершины, тёмно-зелёные кипарисы, сочные лужайки, ярко-синие небеса...[72]

Инспектор охраны Черчилля на протяжении тридцати лет Томсон утверждал, что Уинстон начинал рисовать с раннего утра и продолжал с небольшим перерывом на ланч до семи вечера[73]. Со второй половины 1950-х годов Уинстон стал дарить картины друзьям и близким. Однажды он признался: «Мои картины слишком плохи, чтобы их продавать, и слишком дороги, чтобы просто дарить в другие руки»[74]. Среди получавших картины в подарок от автора: королева Елизавета II, президенты США Рузвельт, Трумэн и Эйзенхауэр, премьер-министр Великобритании Дэвид Ллойд-Джордж и генерал Джордж Маршалл. Кроме того, Черчилль лично отобрал по одной картине, чтобы вручить каждому из десяти своих внуков[75].

Некоторые искусствоведы относят творчество политика к реализму, но отмечают значительное влияние импрессионизма[76]. Шестаков, напротив, отмечает некоторую близость творчества Черчилля постимпрессионизму, но подчёркивает в его работах ярко выраженные традиции импрессионизма[77].

Ряд художественных критиков считали живопись политика только средством релаксации, отказывая ему в высоких художественных достоинствах. Историк Роберт Пейн утверждал, что у Черчилля никогда не получались портреты. По его мнению, Уинстона вдохновляли ландшафты, а человек не имел для него значения. При изображении людей он использовал несколько небрежных мазков, они служили лишь дополнением к пейзажу. Искусствовед Денис Саттон (англ.)русск. считал, что Черчилль достиг лишь уровня любителя. Эрик Ньюмен считал, что отдельные работы художника восхитительны, но в его творчестве отсутствует волшебство, свойственное действительно крупным художникам[78].

www-wikipediya.ru

Уинстон Черчилль и живопись — википедия фото

Известно, что мать Уинстона Черчилля увлекалась рисованием. Одну из своих работ она направила на выставку Ирландского общества изобразительных искусств[17].

Детство и юность

Дочь Черчилля Мэри Соумс настаивала, что в ранние годы не было даже намёка на присутствие у Уинстона таланта художника[18].

Известно, что во время учёбы в приготовительной школе Сент-Джордж (англ.)русск. в Аскоте Черчилль свои письма к матери украшал иллюстрациями. Некоторое время Черчилль провёл школу сестёр Томсон в Брайтоне. Будучи уже взрослым, он вспоминал, что большое удовольствие получал в это время, рассматривая карикатуры в журнале Punch. Перейдя в закрытую среднюю школу Хэрроу, Черчилль выбрал рисование в качестве дополнительной дисциплины. Он утверждал позже, что занимался им полтора часа в неделю, и пытался получить ещё один час дополнительных занятий с армейским классом. По его расчётам, рисование должно было принести ему 1 200 баллов на экзаменах. Юноша с удовлетворением отмечал, что уже научился рисовать пейзажи. При поступлении в класс кавалерии в Королевскую военную академию Сэндхерст (он сумел поступить только с третьей попытки из-за низких баллов) Черчилль набрал на экзамене по рисованию 339 баллов из возможных 500[19].

Известно, что юный Уинстон с интересом читал книгу «Создание эскизов», а будучи военным корреспондентом газеты Daily Graphic (англ.)русск. в 1895 году на Кубе свои статьи украшал собственными рисунками сражений и ландшафтов[20].

Превращение живописи в хобби (1915 — 30-е годы)

В 1915 году Дарданелльская операция, проводившаяся по инициативе Черчилля, закончилась неудачей. После этого его перевели на незначительную должность канцлера герцогства Ланкастер. Чтобы восстановить утраченное душевное равновесие, Уинстон Черчилль с супругой переехали в загородный дом Хоу Фарм (англ. Hoe Farm) в деревне Хэскомб (англ.)русск. вблизи Годалминга, который они арендовали на летний период. Черчилль ходил с отрешённым взглядом по газонам, бормотал то-то, жестикулировал, беседуя с невидимым собеседником. Супруга его брата Джека Гвенделин увлекалась в это время акварель. 12 июня она предложила Уинстону заняться живописью. Черчилль сделал несколько мазков и неожиданно для себя увлёкся рисованием[21][22]. Сам Черчилль утверждал: «Достигнув сорокалетнего возраста, я ни разу не обращался к помощи кисти или карандаша, я смотрел до этого на процесс создания картины как на особую тайну». Гвенделин подарила Черчиллю набор юного художника, который принадлежал её шестилетнему сыну (англ.)русск., однако Черчилль хотел рисовать маслом[23].

25 июня 1915 года в Лондоне Уинстон приобрёл мольберт, холсты, скипидар, масляные краски, практически опустошив специализированный магазин на Пикадилли[24][22]. По другому описывает это событие Шестаков. В его изложении всё необходимое приобрела супруга Черчилля Клементина уже на следующий день после первого опыта мужа в акварели (то есть, 13 июня)[25]. Свой первый опыт масляной живописи Черчилль описывал так:

«Я же очень робко принялся смешивать краски. Тонкой кисточкой нанёс синий и с огромной опаской белый, жирной чертой перечеркнувший всё. Я сделал вызов, хорошо продуманный вызов, но такой робкий и нерешительный, полный оцепенения и колебания, что он не достоин даже простого упоминания. Вдруг послышался звук приближающегося автомобиля. Это была жена художника сэра Джона Лавери.

– Живопись, а что вы боитесь! Дайте-ка мне кисть, нет, нет побольше. Шлепок в скипидар, в палитру – белый, синий, затем несколько яростных мазков по холсту. Это было неотразимо. Ни одна темная сила не смогла бы устоять перед страстным напором леди Лавери. Лишь только холст беспомощно скалился пред нами. Все чары испарились, все комплексы исчезли. Я схватил самую большую кисть и набросился на свою жертву со страшной яростью. Больше никогда я не чувствовал робость перед холстом»

— Дмитрий Медведев. Черчилль: Частная жизнь[26]

В настоящее время известны четыре пейзажа Уинстона Черчилля, созданные им в 1915 году во время пребывания в Хоу Фарм (в каталоге Комбса: С146, С148, С149 и С28)[27].

Свои занятия живописью на природе Черчилль превращал в театральные представления. Садовники несли для него холст и подрамник, кисти и палитру, тюбики и мастихин. За ними следовал Уинстон, одетый в сюртук из белого тика, в легкой широкополой шляпе и с сигарой во рту. Он выбирал место для работы и указывал место для установки зонта для защиты от солнца. После этого он отпускал слуг и работал в одиночестве[28].

Черчилль обращал внимание на то, что, занимаясь живописью, он забывает о политике. Он говорил: «Иногда я готов бросить почти всё ради занятия живописью». В начале 1916 года Черчилль в звании майора отправился на фронт, где командовал 6 батальоном Королевских шотландских стрелков (англ.)русск.. За время службы он создал четыре картины — три на линии огня и одну в укрытии. В мае 1916 года Черчилль вернулся в Лондон. Мольберты, краски и холсты сопровождали Уинстона в поездках. В каждом доме, который на время снимали Черчилли, устраивалась студия[29]. В сентябре 1927 года, будучи министром финансов, Черчилль в шотландской королевской резиденции Балморал нарисовал с фотографии погост кафедрального собора Святого Павла. По просьбе короля он передал картину местному благотворительному обществу, которое выставила её на аукцион. Картина была продана за 120 фунтов[30].

До того времени, когда он сам начал заниматься живописью, Уинстон практически не бывал в музеях. Теперь супруга Клементина повела его в Лондонскую национальную галерею. Черчилль стоял полчаса перед одной картиной, тщательно изучая технику её создания (уже на следующий день он снова отправился в музей, но осторожная супруга настояла на другом входе в музей, чтобы исключить просмотр той картины, которая так надолго привлекла к себе внимание её мужа[31]). В Париже он попал под обаяние картин импрессионистов, обнаружив, что их картины полны радости жизни[18].

В марте 1921 года, во время Каирской конференции (англ.)русск., Уинстон, садясь на верблюда, упал на землю. Несмотря на рваную рану он сделал несколько набросков Сахары. Черчилль был непопулярен среди египтян. Его закидывали камнями, встречали бранью. Черчилль демонстративно садился посреди улицы и начинал рисовать, не обращая внимания на угрозы[32].

Черчилль долгое время скромно оценивал свои достижения в живописи. К похвалам он относился подозрительно. В 1921 году он направил несколько своих картин на выставку в парижской галерее Друэ на Королевской улице под псевдонимом Шарль Морeн. Шесть из них были проданы. Загадку, по мнению исследователей, представляет собой псевдоним, использованный Черчиллем. Шарль Камиль Морeн (фр. Charles Camille Morin, 1849—1919) — реальный, а не вымышленный французский художник-пейзажист, скончавшийся за два года до этой выставки[33]. В 1925 году на проходившей в Сандерлэндхаусе на Курзон-стрит выставке непрофессиональных художников работа Уинстона «Зимний солнечный свет» (С142) заняла первое место (все работы представлялись анонимно). В жюри вошли меценат Джозеф Дэвин, выдающийся историк искусств Кеннет Кларк, будущий директор Национальной галереи в Лондоне, и художник Освальд Бирли (англ.)русск.. Удивлённый высокими художественными достоинствами картины, Дэвин высказал подозрение, что «Зимний солнечный свет» нарисован профессионалом[34]. Наградой победителю должна была стать картина Освальда Бирли, но Черчилль её в силу неизвестных обстоятельств так и не получил. В качестве компенсации через 20 лет Бирли написал портрет дочери политика Мэри[35].

«Пруд с золотыми рыбками в Чартуэлле» (1932)

  Уинстон Черчилль. Пруд с золотыми рыбками в Чартуэлле, 1932}}

Полотно Черчилля «Пруд с золотыми рыбками в Чартуэлле (англ.)русск.» (англ. «The Goldfish Pool At Chartwell») написано в 1932 году. Картина выполнена маслом по холсту, её размер — 63.5 на 76.5 сантиметров. Картина принадлежала младшей дочери художника Мэри, долгое время она занимала почётное место над камином в гостиной в особняке Вест Хаус. Искусствоведы Сотбис называли её кульминацией творчества художника. Ещё при жизни автора картина неоднократно демонстрировалась на выставках: в Лондоне в 1948 году (Королевская академия художеств), в Канзас-Сити (Музей искусств Нельсона-Аткинса (англ.)русск.) с последующим туром по городам США, Канады и Австралии в 1959 году и после его смерти (Лондон, галерея M. Knoedler & Co (англ.)русск., 1977 год; Лондон, галерея Wylma Wayne Fine Art, 1982 год и другие выставки). Детальность проработки изображения не имеет себе равных в творчестве Черчилля, кисть оживила поверхность воды, изобразила динамическое взаимодействие света, отражения и движения с большим мастерством. Полотно было продано на аукционе Сотбис за 1 762 500 фунтов стерлингов в декабре 2014 года (17 декабря, лот 181)[36].

В годы II мировой войны (сентябрь 1939 — август 1945) Черчилль практически прекратил упражнения в живописи[37]. Картина (С381), написанная Черчиллем в январе 1943 года на вилле Тейлора в Марракеше, с видом на Атласские горы, по мнению официального биографа политика Мартина Гилберта, стала единственной за все шесть лет войны. Черчилль подарил её Франклину Делано Рузвельту[38].

Период после II мировой войны

  Студия Уинстона Черчилля в Чартуэлле в графстве Кент

В 1945 году после отставки с поста главы правительства Уинстон вновь стал много времени уделять живописи. В сентябре 1945 года он отправится в Италию, где поселился на Вилла де ля Роза. Личный врач Черчилля так описывает настроение Уинстона: «Когда Уинстон находил подходящий вид, чтобы запечатлеть его на холсте, он садился и работал в течение пяти часов, с кистями в руках, лишь изредка отвлекаясь, чтобы поправить своё сомбреро, постоянно спадающее на брови». Всего за двадцать пять дней итальянских каникул Уинстоном было создано пятнадцать картин[39][40]. Однажды вечером он решил исправить картину принадлежавшую хозяину виллы, по мнению Черчилля, тусклую и безжизненную. Англичанин добавил в неё яркие и светлые тона. Картина была вставлена в раму и помещена на прежнее место, вызвав восторг случайных зрителей[41].

В 1947 году Уинстон отправил две картины («Зимний солнечный свет» 1924 года и «Река Луп (англ.)русск., Приморские Альпы» 1936 года (С352, картина в настоящее время представлена в галерее Тейт[35]) в Королевскую академию художеств. Они были подписаны псевдонимом Дэвид Уинтер. Картины были приняты, а автору в 1948 году было пожаловано звание Почётного члена Королевской академии художеств. В дипломе, подписанном королём Георгом VІ, было сказано: «Это уникальное назначение стало возможно благодаря постоянной службе нашему Королевству и его людям, а также Вашим достижениям в искусстве живописи»[42].

В 1950 году двенадцать картин Черчилля были представлены анонимно на воскресном бранче американской Ассоциации директоров искусствоведческих музеев. В 1952 году картина Черчилля «Гобелен в Бленхейме», была представлена на выставке «Жизнь в Британии: от Елизаветы І до Елизаветы ІІ». Работы Черчилля выставлялись странах Европы, Канаде, США, Австралии и Японии. В начале 1958 года Уинстон получил от президента Дуайта Эйзенхауэра предложение провести персональную выставку в США[43]. Она включала 35 работ и открылась в Канзас-Сити в штате Миссури. 21 января, в день открытия, её посетили 5 427 человек, а всего — свыше полумиллиона человек. Экспозиция побывала в семи городах США, а также в Торонто, Монреале, Фредериктоне и Ванкувере, Канберре, Сиднее, Брисбене, Мельбурне, Гобарте, Аделаиде и Перте, а также в четырёх городах Новой Зеландии. Первая персональная В Великобритании прошла в 1959 году в лондонской Диплома-галерее. В экспозиции, проходившей под патронажем Королевской академии художеств, было представлено 62 работы Уинстона[4]. Только в последние дни выставки её посетило 141 000 человек[44].

Телохранитель Черчилля с 1950 по 1965 год Эдмунд Мюррей был художником-любителем. Именно ему Уинстон доверял делать фотографии пейзажей для своих картин. Камердинер Черчилля Норман Макгован вспоминал: «Он часто покупал высококачественные фотографии во Франции и Италии, это были различные здания, деревья и другие объекты, впечатлившие его. Кроме того, мы делали и цветные снимки, чтобы в какой-нибудь пасмурный, непогожий день в Англии использовать их для воссоздания цветовой палитры. Многие картины, нарисованные Уинстоном во время каникул, были не больше чем наброски и эскизы, сама же раскраска происходила, как правило, недели или месяцы спустя в студии»[45]. В последние годы своей жизни он рисовал всё реже и реже, пока полностью не прекратил занятия живописью в 1962 году. Его телохранитель сержант Эдмунд Мюррей (1916—1996), который охранял его с 1950 года до 1965 года, помогал ему в установке мольберта и подготовке кистей. Мюррей вспоминал, что последний раз сэр Уинстон занимался живописью в Чартуэлле около 1962 года[46].

«Пруд с золотыми рыбками в Чартуэлле» (1962)

  Уинстон Черчилль. Пруд с золотыми рыбками в Чартуэлле, 1962}}

В каталоге работ Черчилля «Пруд с золотыми рыбками в Чартуэлле» 1962 года находится под № C544. Картина выполнена маслом по холсту, её размер — 40 на 50,5 сантиметров. Бассейн с золотыми рыбками был одним из любимых мест Черчилля в Чартуэлле. Расположенный недалеко от дома, он был окружён кустарником, здесь росли бамбук, гортензия, кизильник. В этом месте Черчилль часто предавался созерцанию. Его внучка Эмма Соумс вспоминала воскресный ритуал: внуки следовали за дедушкой к пруду, чтобы посмотреть, как он кормит золотых рыбок. Черчилль постукивал тростью, подзывая рыбок, а затем рассказывал детям об опасностях, подстерегавших их в естественных условиях Дочь Уинстона Мэри Соумс вспоминала, что в пруду было до тысячи золотых рыбок[46].

В отличие от многих других пейзажей Черчилля, сделанных в Чартуэлле, которые демонстрируют панораму садов, эта картина необычна тем, что художник находился непосредственно вблизи водоёма и изображал его крупным планом. Картина сочетает множество оттенков зелёной и коричневой краски с золотисто-жёлтой и оранжевой, она приближается к абстрактной живописи[1]. Черчилль изобразил этот же пруд на своём полотне 1932 года, которое раньше находилось в коллекции его дочери Мэри[46].

Эта картина 1962 года — последняя картина, которую Черчилль когда-либо написал. Картина была подарена телохранителю Мюррею автором и находилась в собственности его наследников до ноября 2017 года, когда была продана на аукционе Сотбис за 357 000 фунтов стерлингов (21 ноября, лот 11, в эту сумму входят сборы и налоги, первоначальная цена составляла всего 50 000—80 000[47])[46].

В 1921 году для журнала Strand Magazine Черчилль написал статью «Живопись как времяпрепровождение», которая была напечатана в декабрьском номере за 1921 год и январском за 1922 (гонорар автора составил неверояные по тому времени 1000 фунтов стерлингов[48])[49]. Культуролог Шестаков отмечает, что источниками мыслей, развиваемых в трактате, стали беседы с Карлом Монтагом, собственные впечатления от посещения музеев и трактаты Джона Рёскина, которые тогда изучал автор эссе. Художником, творчество которого вызывало наибольшее восхищение автора эссе, был Уильям Тёрнер[48]. В 1924 году, будучи министром финансов, Черчилль для журнала Nash's pall mall magazine (англ.)русск. написал статью «Хобби». В 1926 году американский журнал Cosmopolitan, так же как и Nash's pall mall magazine, был собственностью Уильяма Рандольфа Херста, опубликовал эту статью в сокращенном варианте под длинным названием «Когда жизнь меня утомляет, я обращаюсь к хобби». В 1929 году первоначальный текст статьи «Живопись как времяпрепровождение» был опубликован в сборнике «Сто самых лучших английских эссе». В 1930 году полная версия «Хобби» была опубликована в Sunday Chronicle (англ.)русск. под заголовком «Человеческие увлечения». В 1932 году статьи «Хобби» и «Живопись как времяпрепровождение» вошли в сокращенном виде в сборник «Мысли и приключения». Публикации 1930 годов были связаны с усложнившимся материальным положением семьи. После потери должности канцлера казначейства Черчилль формально был безработным (если не считать депутатской деятельности в нижней палате парламента)[49].

Интерес, с точки зрения культурологии, представляют речи Черчилля, произнесённые им на банкетах Королевской академии художеств в 1927, 1932, 1938 и 1953 годах. Дважды он затрагивал тему отношений между политикой и искусством, а речь 1932 года он даже озаглавил «Политическая живопись», в ней он представил действующих британских политиков в качестве художников, принадлежащих к разным течениям[50].

В конце 1945 года Черчиллю поступило предложение от издательского дома Time Life (англ.)русск. написать за 75 тысяч долларов серию статей, посвященных живописи, но тот отказался в связи со сложной системой налогообложения на литературное творчество действующего политика[51].

В 1946 году в Strand Magazine были вновь опубликованы обе его статьи. В 1948 году они были объединены в книгу и изданы под названием «Живопись как времяпрепровождение». Книга имела успех, была неоднократно переиздана, были сделаны переводы на французский, немецкий, финский и японский языки (в настоящее время опубликован и русский перевод[52]). Долгое время использовались только сокращенные версии авторского текста. Полное издание впервые с 20-х годов было осуществлено в 2003 году Дэвидом Комбсом в книге «Жизнь сэра Уинстона Черчилля через его живопись»[53].

Статьи содержат личные впечатления автора, его размышления о живописи и технике работы маслом. Черчилль проводил соотношение между живописью и военным искусством. В обоих случаях, по его мнению, создаётся план (в случае с живописью определяются пропорции и соотношение отдельных элементов). Черчилль пытался определить соотношение внутри триединства художник, картина, натура и проанализировать место зрительной памяти в жизни творческого человека[54]. По его мнению, на полотно переносится сигнал, принятый глазом художника несколькими секундами ранее при созерцании реального объекта. За это время он кодируется на языке живописи. На холст попадает криптограмма, которую предстоит расшифровывать зрителю[55].

Среди художников, оказавших наиболее существенное влияние на формирование творческого стиля Уинстона Черчилля британцы Джон Лавери, Уолтер Ричард Сикерт, Уильям Николсон и француз Поль Люсьен Маз (англ.)русск. (1887–1979). Черчилль часто работал в лондонской студии Лавери, создав там, например, свой автопортрет. Лавери отмечал у Черчилля «глубокое понимание света и более чем уверенное владение основными техническими приемами». В 1919 году Лавери свой портрет, написанный Черчиллем в 1915 году, представил на выставку Королевского общества портретистов. Это была первая публичная выставка , на которой экспонировалась картина Черчилля[56]. Черчилль писал:

«До того как я попробовал рисовать, я и понятия не имел, сколько может рассказать пейзаж, – делился он своими впечатлениями. – Его краски стали для меня более насыщенными, более важными и более различимыми. Я стал замечать, что, прогуливаясь, уже инстинктивно обращаю внимание на расцветку листа, отражения в лужах, сказочно-пурпурные очертания гор, совершенные формы зимних веток, дымчатое очертание далекого горизонта. Я и так обращал на все эти вещи внимание, но теперь они приобрели для меня новый смысл. Мой ум, ведомый интересом и фантазией, стал улавливать впечатления от гораздо более мелких деталей. И каждое такое впечатление несло свое удовольствие и пользу»

— Дмитрий Медведев. Черчилль: Частная жизнь[57]

Лавери высоко оценивал способности своего ученика и его интуицию: «там, где мой опытный глаз обнаруживал трудности, он, со свойственной ему свободой, бесстрашно преодолевал их и показывал мне, что нужно было делать»[58]. Резкое охлаждение отношений между ними произошло, когда Лавери увлёкся политикой и стал выступать за полное отделение Ирландии от Великобритании[59].

  Уолтер Сикерт в 1911 году

Большое влияние на Черчилля оказал британский художник Вальтер Ричард Сикерт. Сикерт был одним из близких друзей матери супруги Черчилля Клементины леди Бланч Хозье, познакомившись с ней ещё на рубеже веков. В 1927 году с Клементиной произошёл несчастный случай. Сикерт пришёл проведать Клементину, которую знал ещё подростком, и познакомился с Черчиллем. Со временем они стали близкими друзьями. Сикерт научил Уинстона некоторым элементам работы над полотном: готовить холст, грунтовать его, использовать несколько уровней для нанесения одноцветных тонов, использовать фотографии, проецируемые на холст, при создании картины по методу Панафье (друг Черчилля, профессор Фредерик Линдеманн (англ.)русск., подарил ему хороший фотоаппарат). Исследователи отмечают сильное влияние Сикерта в портретах Черчилля 20-х годов[60][61]. Вместе с тем, отмечается, что выполненные в этой технике картины являются самыми слабыми в творчестве Черчилля. Все они выполнены в серо-коричневых тонах и лишены той игры цвета, которая в целом характерна для творчества политика[62]. Шестаков отмечает специфику предачи знаний Сикертом Черчиллю — художник в письмах-наставлениях детально описывал приёмы масляной живописи, при этом он был постоянным гостем особняка Черчиллей и делал полезные замечания по поводу тех картин, над которыми в это время работал его ученик, в устной форме. В 1927 году Черчилль написал картину «Урок живописи м-ра Сикерта», в нижней части которой сохранились карандашные пометки Сикерта, намечавшие композицию полотна[63]

Серьёзное влияние на развитие творческой манеры Черчилля оказал французский художник Поль Маз (иногда используется английская версия его фамилии — Мейз, так как он долго жил в Великобритании). Они познакомились в 1916 году, когда Маз был сержантом связи при британских войсках[64]. Современники рассказывали, что однажды, когда Уинстон собирался работать над пейзажем, присутствовали Поль Маз и ещё три художника-профессионала. Черчилль распределил между ними фрагменты полотна, взяв на себя общее руководство коллективным проектом и приняв участие сам в его осуществлении. Результатом усилий пяти художников стала картина «В парке шато Сент-Джордж-мотеля», которую Черчилль подарил своему дворецкому (С355). В 1966 году на аукционе Сотбис она была продана за 500 фунтов, уже в 1977 года на этом же аукционе она была перепродана за 3 500 фунтов[65].

В 1933 году Черчилль познакомился с художником Уильямом Ньюзамом Прайором Николсоном. Художник часто навещал политика, сделал зарисовки членов его семьи и усадьбы. Сам Черчилль говорил: «Я думаю, что человек, который научил меня больше всех живописи, это Уильям Никольсон»[66]. Ещё один художник швейцарец Карл Монтаг (нем.)русск. водил Черчилля по небольшим французским частным галереям, знакомя с работами импрессионистов. Он познакомил начинающего художника также с некоторыми техническими приёмами работы масляными красками и с основными принципами современного искусствоведения, и, как предполагает Шестаков, вдохновил его на собственные теоретические работы в области живописи[67].

Мэри Соумс настаивала, что не меньшее влияние имела для Черчилля частная коллекция картин сэра Филипа Сассуна (англ.)русск.. Сассун был другом и покровителем Джона Сингера Сарджента и владельцем ряда его картин. Уинстон восхищался этими работами, и Филип Сассун снимал их со стены и предоставлял Черчиллю для копирования. Влияние творчества Сарджента можно увидеть в лучших картинах Уинстона конца 20-х годов[18].

Кроме пейзажей кисти Черчилля принадлежат зарисовки интерьеров, натюрморты, изображения цветов и портреты[18]. Черчилль так объяснял своё предпочтение масляным краскам (секретарша Черчилля Джейн Портал упоминает однажды работу, выполненную темперой[68], а Медведев относит кратковременное увлечение темперой к концу 1940-х годов[69]):

«Во-первых, вы можете легко исправить любую ошибку. Один взмах мастихином и с холста удалены вся кровь и слезы утра, предоставив вам возможность всё начать заново. Во-вторых, вы можете приблизиться к вашей проблеме с различных направлений. У вас нет необходимости двигаться от светлых тонов к тёмным. Вы можете начать с достаточно скромных пастельных оттенков и затем уже, когда почувствуете необходимость, обратиться к более ярким цветам. И наконец, само вещество настолько легко управляемо. Вы можете класть слой за слоем, экспериментировать, изменять свой план в зависимости от временных или погодных условий. И всегда помните, в случае неудачи, в вашей власти все соскоблить и начать сначала»

— Дмитрий Медведев. Черчилль: Частная жизнь[70]

Часто Черчилль использовал фотографии для подготовки композиции будущей картины[45]. Чтобы добиться сходства, он иногда использовал приспособление, называемое эпидиаскопом, которое проецирует фотографию на холст[71]. Работая на пленэре, Черчилль обычно создавал только наброски, а основная работа над полотном начиналась спустя недели или месяцы в студии[45]. Борис Джонсон отмечал любовь художника к цвету по принципу «чем ярче и сочнее, тем лучше». На его картинах соединяются розовая стена дворца и развалины цвета охры, лазурное небо, покрытые снегом горные вершины, тёмно-зелёные кипарисы, сочные лужайки, ярко-синие небеса...[72]

Инспектор охраны Черчилля на протяжении тридцати лет Томсон утверждал, что Уинстон начинал рисовать с раннего утра и продолжал с небольшим перерывом на ланч до семи вечера[73]. Со второй половины 1950-х годов Уинстон стал дарить картины друзьям и близким. Однажды он признался: «Мои картины слишком плохи, чтобы их продавать, и слишком дороги, чтобы просто дарить в другие руки»[74]. Среди получавших картины в подарок от автора: королева Елизавета II, президенты США Рузвельт, Трумэн и Эйзенхауэр, премьер-министр Великобритании Дэвид Ллойд-Джордж и генерал Джордж Маршалл. Кроме того, Черчилль лично отобрал по одной картине, чтобы вручить каждому из десяти своих внуков[75].

Некоторые искусствоведы относят творчество политика к реализму, но отмечают значительное влияние импрессионизма[76]. Шестаков, напротив, отмечает некоторую близость творчества Черчилля постимпрессионизму, но подчёркивает в его работах ярко выраженные традиции импрессионизма[77].

Ряд художественных критиков считали живопись политика только средством релаксации, отказывая ему в высоких художественных достоинствах. Историк Роберт Пейн утверждал, что у Черчилля никогда не получались портреты. По его мнению, Уинстона вдохновляли ландшафты, а человек не имел для него значения. При изображении людей он использовал несколько небрежных мазков, они служили лишь дополнением к пейзажу. Искусствовед Денис Саттон (англ.)русск. считал, что Черчилль достиг лишь уровня любителя. Эрик Ньюмен считал, что отдельные работы художника восхитительны, но в его творчестве отсутствует волшебство, свойственное действительно крупным художникам[78].

org-wikipediya.ru


Смотрите также