Сергей Дягилев: биография, личная жизнь, фото. Дягилев картины


биография, личная жизнь, фотографии, Русские сезоны.

Русские сезоны Сергея Дягилева и особенно его балетная антреприза не только прославили русское искусство за рубежом, но и оказали большое влияние на мировую культуру. «Культура.РФ» вспоминает жизненный и творческий путь выдающегося антрепренера.

Культ чистого искусства

Валентин Серов. Портрет Сергея Дягилева (фрагмент). 1904. Государственный Русский музей

Сергей Дягилев родился 31 марта 1872 года в деревне Селищи Новгородской губернии, в семье офицера и потомственного дворянина Павла Дягилева. Его детство проходило сначала в Петербурге, затем в Перми, где Дягилев жил вплоть до окончания гимназии. Пермский дом украшали гравюры Рафаэля, Рубенса, Рембрандта, а на книжных полках стояли каталоги главных европейских музеев. У Дягилевых устраивали литературные и музыкальные вечера (отец с мачехой пели под фортепианный аккомпанемент сына) — их дом был центром культурной жизни Перми. Именно здесь начала проявляться у Сергея Дягилева настоящая тяга к искусству.

В 1890 году он вернулся в Петербург, где учился одновременно на юридическом факультете и в консерватории под руководством Николая Римского-Корсакова. Но ни юриспруденция, ни карьера музыканта Дягилева не привлекали — он активно погрузился в художественную жизнь, проявив себя умелым организатором. В Петербурге он устроил нескольких выставок современных художников. Основной их целью было показать столичной публике новое русское искусство. За это Дягилев нередко становился объектом шуток фельетонистов и гневных отповедей консервативно настроенных критиков.

Несмотря на критику, авторитет его стремительно рос. В 1898 году при поддержке меценатов Марии Тенишевой и Саввы Мамонтова вышел первый номер журнала «Мир искусства», редакторами которого были Сергей Дягилев и художник Александр Бенуа. «Искусство, чистое и свободное» — таков был девиз журнала и одноименного творческого объединения, в которое входили Исаак Левитан, Лев Бакст, Валентин Серов, Илья Репин и другие именитые художники. В литературно-критическом разделе издания печатались известные писатели и публицисты: Дмитрий Философов, Дмитрий Мережковский, Василий Розанов, Лев Шестов, Зинаида Гиппиус. Журнал «Мир искусства» стал печатным оплотом символистов, а также благодаря публикациям, посвященным не только современной российской культурной жизни, но и западной, — важнейшим просветительским проектом в области актуального искусства.

Покорение Европы: старт Русских сезонов

Сергей Дягилев: великий импресарио. Галерея 2

Леон Бакст и Сергей Дягилев с дамами. 1910-1911. Фотография: project1917.ru

Сергей Дягилев: великий импресарио. Галерея 2

Сергей Дягилев и Вацлав Нижинский в Ницце. 1911. Фотография: spb.aif.ru

Сергей Дягилев: великий импресарио. Галерея 2

Морис Равель, Вацлав и Бронислава Нижинские. Париж. 1914. Фотография: foto-basa.com

Одной из главных задач была для Сергея Дягилева популяризация русского искусства на Западе. Не менее важно было и включение русского искусства в общеевропейский художественный процесс. К тому времени в Европе представление о культурном наследии России было весьма туманным. Образованному европейцу были известны имена русских писателей — Льва Толстого, Федора Достоевского, Ивана Тургенева, кто-то слышал музыку Михаила Глинки, кто-то видел картины Василия Верещагина. Дягилев взялся сломать эту стену неведения. В 1906 году он организовал в Париже выставку «Два века русской живописи и скульптуры» и в полной мере проявил свой дар эффективного «менеджера проектов», а также переговорщика, умеющего убеждать и очаровывать даже самых высокопоставленных лиц. Чтобы найти деньги и «позаимствовать» лучшую русскую живопись у музеев, импресарио пришлось договариваться с великим князем Владимиром Александровичем. В Париже он нашел покровителей выставки в лице русского посла Александра Нелидова и графини Элизабет де Греффюль, которая ввела Дягилева в высшее парижское общество, и впоследствии активно помогала организации Русских сезонов.

Первым Русским сезоном Дягилева стала выставка «Два века русской живописи и скульптуры». Она открылась 16 октября 1906 года в выставочном центре Гран Пале, где Дягилев арендовал 10 залов. Специально для выставки Лев Бакст и Александр Бенуа оформили большой, подробно иллюстрированный каталог. Для экспозиции отобрали произведения русского искусства XVIII — первой половины XIX века, а также новейших направлений, в основном символистов и модернистов. В числе представленных работ старых мастеров были картины Карла Брюллова, Дмитрия Левицкого, Алексея Венецианова, среди новых — Николая Рериха, Константина Коровина, Виктора Борисова-Мусатова, Игоря Грабаря, Михаила Врубеля, Исаака Левитана, Льва Бакста, Александра Бенуа, Сергея Судейкина, Михаила Ларионова.

Отзывы художественной критики оказались более чем благоприятными, а для большинства парижан русская живопись стала настоящим открытием. Автор биографии импресарио, писательница Наталия Чернышова-Мельник, в книге «Дягилев» цитирует рецензии парижской прессы: «Но могли ли мы подозревать о существовании величавого поэта — несчастного Врубеля?.. Вот Коровин, Петровичев, Рерих, Юон — пейзажисты, ищущие острых ощущений и выражающие их с редкой гармоничностью Серов и Кустодиев — глубокие и значительные портретисты; вот Анисфельд и Рылов — пейзажисты очень ценные…»

Сергей Дягилев: великий импресарио. Галерея 3

Игорь Стравинский, Сергей Дягилев, Леон Бакст и Коко Шанель. Швейцария. 1915. Фотография: persons-info.com

Сергей Дягилев: великий импресарио. Галерея 3

«Русские сезоны» в Севилье. 1916. Фотография: diletant.media

Сергей Дягилев: великий импресарио. Галерея 3

За кулисами «Русских Балетов». 1916. Фотография: diletant.media

Первый европейский успех Дягилева только раззадорил, и он взялся за музыку. В 1907 году он организовал серию из пяти «Исторических русских концертов», которые прошли на сцене парижской Гранд-опера. Дягилев тщательно подошел к отбору репертуара: со сцены звучали произведения Михаила Глинки, Николая Римского-Корсакова, Модеста Мусоргского, Александра Бородина, Александра Скрябина. Как и в случае с выставкой 1906 года, Дягилев ответственно подошел и к сопроводительным материалам: печатные программки концертов рассказывали короткие биографии русских композиторов. Концерты были так же успешны, как и первая русская выставка, и именно выступление с партией князя Игоря в «Исторических русских концертах» прославило Федора Шаляпина. Из композиторов парижская публика особенно тепло приняла Мусоргского, на которого с этого времени во Франции пошла большая мода.

Убедившись, что русская музыка вызывает у европейцев живейший интерес, для третьего Русского сезона 1908 года Дягилев выбрал оперу «Борис Годунов» Мусоргского. Готовясь к постановке, импресарио лично изучил авторский клавир, заметив, что в постановке оперы под редакцией Римского-Корсакова были удалены две сцены, важные, как он посчитал, для общей драматургии. В Париже Дягилев представил оперу в новой редакции, которую с тех пор используют многие современные постановщики. Дягилев вообще не стеснялся адаптировать исходный материал, подстраиваясь под публику, зрительские привычки которой отлично знал. Поэтому, например, в его «Годунове» финальной стала сцена смерти Бориса — для усиления драматического эффекта. То же касалось и хронометража спектаклей: Дягилев считал, что они не должны длиться дольше трех с половиной часов, а смену декораций и порядок мизансцен он рассчитывал вплоть до секунд. Успех парижской версии «Бориса Годунова» только подтвердил авторитет Дягилева и как режиссера.

Русский балет Дягилева

Сергей Дягилев: великий импресарио. Галерея 4

Пабло Пикассо работает над оформлением балета Сергея Дягилева «Парад». 1917. Фотография: commons.wikimedia.org

Сергей Дягилев: великий импресарио. Галерея 4

Мастерская Ковент-Гарден. Сергей Дягилев, Владимир Полунин и Пабло Пикассо, автор эскизов балета «Треуголка». Лондон. 1919. Фотография: stil-gizni.com

Сергей Дягилев: великий импресарио. Галерея 4

У самолета Людмила Шоллар, Алисия Никитина, Серж Лифарь, Вальтер Нувель, Сергей Григорьев, Любовь Чернышева, Ольга Хохлова, Александрина Трусевич, Пауло и Пабло Пикассо. 1920-е. Фотография: commons.wikimedia.org

Идея привезти за границу балет появилась у импресарио в 1907 году. Тогда в Мариинском театре он увидел постановку Михаила Фокина «Павильон Армиды», балет на музыку Николая Черепнина с декорациями Александра Бенуа. В то время в среде молодых танцовщиков и хореографов наметилась определенная оппозиция по отношению к классическим традициям, которые, как говорил Дягилев, «ревниво оберегал» Мариус Петипа. «Тогда я задумался о новых коротеньких балетах, — писал Дягилев позже в своих воспоминаниях, — Которые были бы самодовлеющими явлениями искусства и в которых три фактора балета — музыка, рисунок и хореография — были бы слиты значительно теснее, чем это наблюдалось до сих пор». С этими мыслями он и приступил к подготовке четвертого Русского сезона, гастроли которого были запланированы на 1909 год.

В конце 1908 года импресарио подписал контракты с ведущими артистами балета из Петербурга и Москвы: Анной Павловой, Тамарой Карсавиной, Михаилом Фокиным, Вацлавом Нижинским, Идой Рубинштейн, Верой Каралли и другими. Кроме балета, в программе четвертого Русского сезона появились оперные спектакли: Дягилев пригласил выступить Федора Шаляпина, Лидию Липковскую, Елизавету Петренко и Дмитрия Смирнова. При финансовой поддержке своей подруги, известной светской дамы Миси Серт, Дягилев арендовал старый парижский театр «Шатле». Интерьер театра специально для премьеры русских спектаклей переделали, чтобы увеличить площадь сцены.

В Париж труппа Дягилева прибыла в конце апреля 1909 года. В репертуаре нового Сезона были заявлены балеты «Павильон Армиды», «Клеопатра» и «Сильфиды», а также «Половецкие пляски» из оперы «Князь Игорь» Александра Бородина. Репетиции проходили в напряженной обстановке: под стук молотков и визг пил во время реконструкции «Шатле». Михаил Фокин, главный хореограф постановок, не раз устраивал по этому поводу скандалы. Премьера четвертого Русского сезона состоялась 19 мая 1909 года. Большинство зрителей и критиков не оценили новаторскую хореографию балетов, но все были в восторге от декораций и костюмов Льва Бакста, Александра Бенуа и Николая Рериха, а также — от танцовщиков, особенно от Анны Павловой и Тамары Карсавиной.

После этого Дягилев целиком сосредоточился на балетной антрепризе и существенно обновил репертуар, включив в программу Cезонов «Шехеразаду» на музыку Николая Римского-Корсакова и балет по мотивам русских народных сказок «Жар-птица». Музыку к последнему антрепренер попросил написать Анатолия Лядова, но тот не справился — и заказ перешел к молодому композитору Игорю Стравинскому. С этого момента началось его многолетнее плодотворное сотрудничество с Дягилевым.

Сергей Дягилев: великий импресарио. Галерея 5

Игорь Стравинский в Копенгагене. 1920-е. Фотография: theredlist.com

Сергей Дягилев: великий импресарио. Галерея 5

Русский балет в Кельне во время европейских гастролей Сергея Дягилева. 1924. Фотография: diletant.media

Сергей Дягилев: великий импресарио. Галерея 5

Жан Кокто и Сергей Дягилев в Париже на премьере «Голубого экспресса». 1924. Фотография: diletant.media

Прошлый успех балетов позволил импресарио представить спектакли нового сезона уже в Гранд-опера; премьера пятых Русских сезонов состоялась в мае 1910 года. Лев Бакст, традиционно участвовавший в создании костюмов и декораций, вспоминал: «Сумасшедший успех «Шехеразады» (весь Париж переоделся по-восточному!)».

Премьера «Жар-птицы» прошла 25 июня. В переполненном зале Гранд-опера собралась художественная элита Парижа, в том числе Марсель Пруст (Русские сезоны не раз упоминаются на страницах его семитомной эпопеи «В поисках утраченного времени»). Неординарность видения Дягилева проявилась в знаменитом эпизоде с живыми лошадями, которые должны были появиться на сцене во время спектакля. Игорь Стравинский вспоминал про этот случай: «…Бедные животные вышли, как предполагалось, по очереди, но начали ржать и приплясывать, а одна из них выказала себя скорее критиком, нежели актером, оставив дурно пахнущую визитную карточку… Но эпизод этот был потом забыт в пылу общих оваций по адресу нового балета». Михаил Фокин объединил в постановке пантомиму, гротеск и классический танец. Все это гармонично сочеталось с декорациями Александра Головина и музыкой Стравинского. «Жар-птица», как отмечал парижский критик Анри Геон, была «чудом восхитительнейшего равновесия между движениями, звуками и формами…»

В 1911 году Сергей Дягилев закрепил постоянное место проведения своего Ballets Russes («Русского балета») — в Монте-Карло. В апреле того года в «Театре Монте-Карло» новые Русские сезоны открылись премьерой балета «Призрак Розы» в постановке Михаила Фокина. В ней публику поразили прыжки Вацлава Нижинского. Позднее в Париже Дягилев представил «Петрушку» на музыку Стравинского, который стал главным хитом этого сезона.

Следующие Русские сезоны, в 1912–1917 годах, в том числе из-за войны в Европе, были не очень удачными для Дягилева. В числе самых обидных провалов была и премьера новаторского балета на музыку Игоря Стравинского «Весна священная», который публика не приняла. Зрители не оценили «варварские танцы» под непривычную языческую бурную музыку. В это же время Дягилев расстался с Нижинским и Фокиным и пригласил в труппу молодого танцовщика и хореографа Леонида Мясина.

Сергей Дягилев: великий импресарио. Галерея 6

Игорь Стравинский и Сергей Дягилев в аэропорту Лондона. 1926. Фотография: persons-info.com

Сергей Дягилев: великий импресарио. Галерея 6

На вокзале — композитор Роже Дезормьер, Сергей Дягилев, танцовщик Серж Лифарь, писатель и театрал Борис Кохно, балерины Александра Данилова, Фелия Дубровская и Любовь Чернышева. Фотография: persons-info.com

Сергей Дягилев: великий импресарио. Галерея 6

Сергей Дягилев и Серж Лифарь. Лондон. 1928. Фотография: litmir.co

Импресарио начал все больше обращаться к услугам современных западных композиторов и художников. Так, в Сезоне 1917 года он представил балет «Парад» на музыку Эрика Сати; автором либретто стал драматург Жан Кокто, а созданием декораций занимался Пабло Пикассо. Позднее художники Хуан Миро и Макс Эрнст сделали декорации для балета «Ромео и Джульетта».

1918–1919 годы были отмечены успешными гастролями в Лондоне — труппа провела там целый год. В начале 1920-х годов у Дягилева появились новые танцовщики, приглашенные Брониславой Нижинской Серж Лифарь и Джордж Баланчин. Впоследствии, после смерти Дягилева, они оба стали основоположниками национальных балетных школ: Баланчин — американской, а Лифарь — французской.

Начиная с 1927 года работа в балете все меньше удовлетворяла Дягилева, к тому же он увлекся книгами и стал заядлым коллекционером. Последним громким успехом дягилевской труппы стала постановка Леонида Мясина 1928 года «Аполлон Мусагет» с музыкой Игоря Стравинского и костюмами Коко Шанель.

«Русский балет» успешно проработал вплоть до кончины Дягилева в 1929 году. В своих воспоминаниях Игорь Стравинский, говоря о новых тенденциях в балете ХХ века, отметил: «…возникли ли бы эти тенденции без Дягилева? Не думаю».

Автор: Олег Зиновьев

www.culture.ru

СЕРГЕЙ ДЯГИЛЕВ-ОРГАНИЗАТОР "РУССКИХ СЕЗОНОВ" В ЕВРОПЕ

 

 

Сергей Павлович Дягилев (240x209, 8Kb)Сергей Павлович Дягилев российский театральный и художественный деятель, писатель, меценат, первый балетный импресарио XX века.

Сергей Павлович Дягилев родился (19) 31 марта 1872 года в Новгородской губернии, в дворянской семье кадрового военного. В 1896 году окончил юридический факультет Петербургского университета, параллельно учась в Петербургской консерватории у Римского-Корсакова. Увлекался живописью, театром, историей художественных стилей.

В 1898 году Дягилев вместе с художником А.Бенуа создал объединение «Мир искусства» и стал соредактором одноименного журнала, где публиковал новейшие произведения писателей и художников, и сам писал статьи и рецензии о спектаклях, выставках, книгах. А вскоре стал организатором выставок картин русских художников за границей.

Но главным делом жизни Дягилева стали «Русские сезоны» 1909-1929 годов, где он собрал творческий коллектив из самых великих деятелей искусства начала XX века и внес огромный вклад в пропаганду за рубежом русского оперного и балетного искусства.

В первом сезоне – «Исторические русские концерты» – выступили Н.Римский-Корсаков, С.Рахманинов, А.Глазунов, Ф.Шаляпин. Затем был Русский балет в Париже, который очаровал всех высоким уровнем исполнительского мастерства и хореографии, блестящей живописью декораций и эффектными костюмами. По сути, Русские сезоны продемонстрировали невиданный ранее синтез трех искусств, где живопись стала доминантой, а танец рассматривался как «живое проявление театральной декорации».

Спектакли Дягилева радикально изменили мир танца. Невероятным кажется то, что ему удавалось в течение двух десятков лет сводить воедино таких знаменитых деятелей, как И. Стравинский, К.Дебюсси, М. Равель, Л. Бакст, П. Пикассо, А. Бенуа, А. Матисс,Н. Гончарова, М. Фокин, Л. Мясин, А. Бенуа, В. Нижинский, М.Кшесинская, Ида Рубинштейн, К. Шанель, М. Ларионов, Ж. Кокто, А. Павлова, Ф. Шаляпин, С. Лифарь, Дж. Баланчин, В. Серов. Т. Карсавина, Н. Рерих…Как неимоверно сложно было организовать совместную творческую работу художников, принадлежавших к столь различным областям искусства.«Русский балет» гастролировал по Европе, США и Южной Америке, добиваясь все большего успеха.Дягилев умел не только распознать талант и собрать великолепную труппу, имевшую интернациональный состав, но и воспитать хореографа. Благодаря свежести балетмейстерских идей балет Дягилева был в центре внимания балетного мира.Валентин Гросс. Тамара Карсавина и Вацлав Нежинский в Призраке розы (300x366, 15Kb)Несмотря на огромный успех «Русского балета», Дягилев испытывал материальные затруднения и прибегал к помощи меценатов. В умении совмещать искусство с предпринимательством заключался творческий гений Дягилева, его дар импресарио. А гибкость финансовой политики стала залогом успешной работы труппы в течение многих лет.

Выступления «Русского балета Дягилева», существовавшего до 1929 года, явились триумфом русского балетного искусства и способствовали развитию и возрождению балетных театров в других странах. За годы работы труппа поставила более 20 балетов (отечественных и зарубежных композиторов), которые до сих пор являются украшением крупнейших балетных сцен мира.

Скончался Сергей Павлович Дягилев 19 августа 1929 года. Великого импресарио похоронили рядом с могилой Стравинского в Венеции на острове Сен-Мишель.

 

Валентин Гросс. Тамара Карсавина и Вацлав Нежинский в балете "Видение розы"

***

Лев Бакст. Портрет С.П.Дягилева с няней. 1906 (485x700, 139Kb)

Сергей Петрович Дягилев (1872—1929) — совершенно особый русский европеец, всем европейцам европеец. Он сделал для вхождения России в Европу, в мировое культурное пространство, если не больше, то столько же, сколько Петр Великий. С той, конечно, понятной разницей, что преобразователь поставил Россию в ряд европейских первостепенных держав как политическую силу, а Дягилев сделал мировым достоянием отечественную культурную мощь.

Недавно, в 2005 году, в России издали, наконец, полный текст книги о Дягилеве Сергея Лифаря — последнего премьера и балетмейстера («хореавтора», как он говорит) дягилевского балета, питомца и культурного наследника великого мастера культуры. Сергей («Серж») Лифарь — в течение тридцати лет главный балетмейстер парижской Гранд Опера и до Нуреева самая главная фигура балета на Западе. Его книга — первое, что нужно читать о Дягилеве.  

Лео Бакст "Портрет Сергея Павловича Дягилева с няней" 1906

Главная правда о Дягилеве:

Сергей Петрович любил говорить, что в его жилах течет «петровская» кровь, любил все делать «по-петровски» и любил, когда говорили, что он похож на Петра Великого. В них и было общее — и в размахе, и в горячей любви к России. Но Петр Великий производил свои государственные реформы в России, пересаживая западноевропейскую культуру на русскую почву, — Дягилев хотел произвести реформы в мировом искусстве, перевезя русское искусство в Западную Европу.

Дягилев начинал как пропагандист нового искусства — искусства модернизма, он ввел модернизм в Россию как новое слово мировой художественной практики. Этому делу был посвящен организованный им журнал «Мир Искусства», выходивший в 1898—1904 годах. Он был по природе организатор, причем блестящий организатор; то, что сейчас, из практики кино, получило название продюсер. Дягилев — продюсер мирового масштаба и невиданного ранее, а то и после размаха и охвата культурных тем. Если не в литературе, то в живописи и в музыке Дягилев — организатор и вождь русского художественного модернизма. Он создал эпоху.

И отвечая тем, кто утверждал, что Дягилев с прочими «мирискусниками» искореняет классическую традицию в угоду преходящей моде, Дягилев писал:

Кто упрекает нас в слепом увлечении новизной и непризнании истории, тот не имеет о нас ни малейшего понятия. Я говорю и повторяю, что мы воспитались на Джотто, на Шекспире и на Бахе, что это самые первые и самые великие боги нашей мифологии.

Задача жизни Дягилева была — ввести в мировой классический пантеон Россию, русское национальное искусство:

Единственный возможный национализм — это бессознательный национализм крови. И это сокровище редкое и ценнейшее. Сама натура должна быть народной, должна невольно, может быть, против воли вечно рефлектировать блеском коренной национальности. Надо вы́носить в себе народность, быть, так сказать, ее родовым потомком, с древней, чистой кровью нации. Тогда это имеет цену, и цену неизмеримую.

Словосочетание «русский национализм», да еще рядом с «кровью», настолько сегодня дискредитировано, что не мешает дать этим словам Дягилева дальнейшую экспликацию — из того же текста. Он пишет о Левитане, который «успел научить нас тому, что мы не умели ценить и не видели русской природы русскими глазами…Стоит нам на минуту выбраться из удушливого чада пыльных городов и хоть немного ближе подойти к природе, чтобы вспомнить с благодарностью великие уроки художника русской земли».

Второе в хронологическом ряду грандиозное деяние Дягилева — собрание им сокровищ русской исторической живописи, особенно XVIII века. Он вообще, можно сказать, открыл этот период в русской живописи, сам написал книгу о Левицком. Это было что-то равное труду Карамзина с его Историей Государства Российского, о которой Пушкин сказал: Карамзин — Колумб, открывший Россию. Так Дягилев восстановил и собрал ее живой пластический образ в самый славный период ее существования — с восемнадцатого века и далее. Эти бесценные сокровища покрывались пылью и пропадали в бесчисленных, пришедших в упадок дворянских имениях. Он сумел убедить владельцев уступить эти сокровища государству, нации — чтобы хотя бы сохранить их в начавшееся бурное время аграрных волнений 1905 года. И это ему удалось — в феврале 1906 года открылась эта грандиозная выставка, на которой было представлено 6000 картин в громадных залах Таврического — потемкинского — Дворца. Можно сказать, что это был последний парад великой России перед ее исчезновением в бурях новой эпохи. Судьба распорядилась иронически: именно в Таврическом Дворце разместилась Первая Государственная Дума — тогдашнее детище революционных дней. Дягилевские картины вернулись на прежние места — и, в основном, погибли: как в продолжающихся крестьянских бунтах первой революции, так и окончательно — во второй революции. То, что сейчас есть в музеях, — это малая часть по сравнению с тем, что собрал тогда Дягилев.

Трудно было не только собирать, но и сохранять русскую культуру в самой России. И Дягилев выезжает в Европу — сначала опять-таки с художественными выставками, а затем и с организацией ставших легендарными Русских Сезонов в Париже. Тут его — да что его — Россию! — ждали наибольшие триумфы. Дягилев открыл Европе русскую музыку: Римский-Корсаков, Бородин и, особенно, Мусоргский стали порождающим семенем новой европейской музыки. Дягилев показал Европе Шаляпина в «Борисе Годунове» — и, наконец, он показал ей Русский Балет с новооткрытыми — им же — гениями: Нижинским и композитором Стравинским; Анна Павлова взлетела к мировой славе тоже после этих выступлений у Дягилева.

Остальное — история. Балетная труппа Дягилева оказалась отрезанной от России с началом Первой мировой войны. Последующие русские события отнюдь не благоприятствовали возвращению. Но Дягилев с большим интересом следил за первыми шагами нового искусства уже в советской России, когда художественная свобода еще не была подавлена идеологической догмой режима. Памятник этих настроений — балет «Стальной Скок» на музыку Прокофьева и сюжет лесковской «Блохи». В этой постановке принимали участие московский художник Якулов и Илья Эренбург, работавший вместе с другими над либретто. Этот проект особенного успеха не имел, но Дягилев, в более широком развороте, все же наметил новые пути балета — в сторону его приближения к конструктивному стилю эпохи. Как пишет Лифарь, пластика стала преобладать над плясом.

Что говорить, Дягилев действительно вернул балет Западу, почти уже там исчезнувший. Но России он оставил еще больше — память о себе как человеке, способном не только учиться у Европы, но и учить ее. В этом смысле Дягилев такой же русский уникум, как Лев Толстой и Достоевский.

Борис Парамонов

С.П. Дягилев (346x512, 67Kb)

1 (453x600, 66Kb)

Дягилев (427x600, 75Kb)

Сергея Дягилева(1872-1929) кисти Валентина Серова (1904) (537x632, 24Kb)

Валентин Серов "Портрет Сергея Дягилева" 1904

Дягилев С.П. (500x699, 54Kb)

Карнавал Шумана! (530x700, 119Kb)

Лео Бакст - "Эскиз костюма к балету "Карнавал" на музыку ШуманаТамара Карсавина в партии Коломбины. Балет Карнавал, 1910 (525x640, 98Kb)

Тамара Карсавина в партии Коломбины. Балет "Карнавал", 1910

Карнавал Шумана (530x700, 127Kb)

Лео Бакст - "Эскиз костюма к балету "Карнавал " на музыку Шумана

Bakst-0Эскиз костюмов к балету Н. Н. Черепина Нарцисс 1911 (468x700, 134Kb)

Лео Бакст "Эскиз костюмов к балету Н. Н. Черепина " Нарцисс" 1911

Леo Бакст. Эскиз костюма Иды Рубинштейн к балету Саломея Tanec_semi_pokruyval (399x598, 129Kb)

Лео Бакст. Эскиз костюма Иды Рубинштейн к балету "Саломея" - Танец семи покрывал

Эскиз костюма для Иды Рубинштейн (384x700, 66Kb)

Эскиз костюма для Иды Рубинштейн

Bakst-034 (509x700, 162Kb)

Афиша спектакля "Русских сезонов" с эскизом Лео Бакста с Вацлавом Нежинским

Эскиз декорации и костюма Александра Бенуа к опере Игоря Стравинского Соловей 1914 (640x454, 100Kb)

Эскиз декорации Александра Бенуа к опере Игоря Стравинского " Соловей" 1914

Вацлав Нижинский в партии Петрушки, Петрушкa 1911 (423x640, 78Kb)

Вацлав Нижинский в партии Петрушки, "Петрушкa" 1911

Эскизы декораций и костюмы Николая Рериха к балету Весна священная (640x442, 84Kb)

Эскиз декораций Николая Рериха к балету "Весна священная"

Михаил и Вера Фокины в балете Шахерезада 1914 (561x640, 82Kb)

Михаил и Вера Фокины в балете " Шахерезада" 1914

Михаил и Вера Фокины в балете Карнавал (405x640, 74Kb)

"Михаил и Вера Фокины в балете "Карнавал"

Тамара Карсавина в балете Женские причуды 1920 (488x640, 88Kb)

Тамара Карсавина в балете "Женские причуды" 1920

Эскиз декорации Льва Бакста к балету Синий бог 1912 (640x494, 158Kb)

Эскиз декорации Льва Бакста к балету "Синий бог" 1912

Вацлав Нижинский в партии Синего бога (409x640, 74Kb)

Вацлав Нижинский в партии Синего бога

Репетиция балета Свадебка на музыку Стравинского на крыше Оперы Монте-Карло, 1923 (640x456, 66Kb)

Репетиция балета "Свадебка" на музыку Стравинского на крыше Оперы Монте-Карло, 1923

Портрет Анны Павловой, 1924 (410x640, 82Kb)

"Портрет Анны Павловой", 1924

Балет Жар-птица 1910 (506x640, 93Kb)

Балет "Жар-птица" 1910

640 (1) (367x640, 81Kb)

"Эскиз к балету " Клеопатра"

Макет декорации по эскизу Льва Бакста (640x381, 84Kb)

Макет декорации по эскизу Лео Бакста

Эскиз костюма к балету Треуголка Пабло Пикассо, 1919 (457x640, 86Kb)

Пабло Пикассо "Эскиз костюма к балету "Треуголка" , 1919

Эскиз декорации и костюма к балету Треуголка Пабло Пикассо, 1919 (640x477, 54Kb)

Пабло Пикассо "Эскиз декорации к балету "Треуголка" , 1919

Bakst-051 (450x700, 90Kb)

Сергей Дягилев (300x370, 17Kb)

 

Искусство звука

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

lera-komor.livejournal.com

ПАМЯТИ СЕРГЕЯ ДЯГИЛЕВА - НАШЕ НАСЛЕДИЕ

Валентин Серов. Портрет Дягилева. 1904.

Воспоминания Нестерова. Один из "Мирискусников"- Сергей Дягилев

"Несравненный Сергей Павлович, блестящий дирижер отлично подобранного оркестра, наезжая в Москву, посещал мастерские художников, как когда-то делал Третьяков, - делал это без его благородной скромности, делал совершенно по-диктаторски, распоряжался, вовсе не считаясь с авторами. Рукою властною отбирал, что хотел, жаловал, карал и миловал их. И только на одного нашего сибирского казака, Сурикова, «чары» Сергея Павловича никогда никакого действия не имели. Все попытки его проникнуть в мастерскую Василия Ивановича кончались конфузом: тот неизменно и откровенно не принимал его, разговаривая с ним через цепочку двери, называя нашего денди по-сибирски - «Дягилев».Много позднее меня уверяли, что Дягилев не был вполне тем, чем нам казался в первые годы его деятельности, что инициатива почти во всех делах «Мира искусства» принадлежала Бенуа, а Дягилев был лишь талантливый исполнитель предначертаний своего друга...

Идиллия. Карикатура 1899. Л.С. Бакст (петух), С.П. Дягилев (доит корову), Д.В. Философов, М.В. Нестеров, М.К. Тенишева (корова), И.Е. Репин, С.И. Мамонтов (мамонт)

Идиллия. Карикатура 1899.Л.С. Бакст (петух), С.П. Дягилев (доит корову), Д.В. Философов, М.В. Нестеров, М.К. Тенишева (корова), И.Е. Репин, С.И. Мамонтов (мамонт)

Не стану говорить о моих столкновениях с Дягилевым, изменивших наши с ним отношения. Ясно было, что ни я, ни Левитан, ни даже К.Коровин, безраздельно не принадлежим к «Миру искусства», что не могло не делать отношений наших натянутыми, и с этим необходимо было покончить.

Перед рождественскими праздниками обычно художественная братия съезжалась в Петербург к выставкам. Одни ставили свои картины на Передвижную, другие - на Академическую, третьи - на «Мир искусства». Были и такие, что ставили и к передвижникам и к Дягилеву. С последним и надо было уговориться. Перед ежегодным общим собранием членов Товарищества стало известно, что передвижники и мирискусники, недовольные нами, четырьмя москвичами, желали «выяснить, положение».

В день общего собрания Дягилев пригласил нас вместе пообедать. Собрались у «Медведя». Само собой, обед был лишь предлогом к тому, чтобы хорошо поговорить, и разговор был откровенный, что называется, «на белую копейку». Нас ласково слушали, вместе с тем твердо настаивали, чтобы мы навсегда покинули старое гнездо и кинулись без оглядки в объятия «Мира искусства». Переговоры наши, и того больше - выпитое шампанское, сделали то, что мы были готовы принести «клятву в верности» Дягилеву, и он, довольный нами, отправился проводить нас на Морскую, напутствовал у подъезда в Общество поощрения художеств, и мы расстались как нельзя лучше.Войдя в зал заседания, тотчас почувствовали, как накалена была атмосфера. Нас встретили холодно и немедля приступили к допросу. На грозные обвинительные речи Маковского, Мясоедова и других мы едва успевали давать весьма скромные «показания», позабыв все, чему учил нас Сергей Павлович. Заседание кончилось. Мы (кроме Серова) не только не ушли к Дягилеву, но еще крепче почувствовали, что он нам не попутчик. Мы не порвали отношений ни с Передвижной, ни с «Миром искусства», и это больше не требовалось, так как летом не стало Левитана, а я всецело ушел в церковные работы. К.Коровин занят был театром.

Позднее я навсегда вышел из обоих обществ, мечтая о самостоятельной выставке, понемногу готовясь к ней. Реже и реже виделся я с Дягилевым и его друзьями. Прекратились завтраки у Пювато и многое другое, и наши дороги почти разошлись.

Стали меняться и дела «Мира искусства». Диктатура Сергея Павловича стала тяготить его друзей, и однажды, после бурного заседания, было постановлено, что редактором журнала не будет единолично Сергей Павлович, а будет триумвират - Бенуа, Серов, Дягилев. Такая перемена скоро оказалась гибельной для дела и была началом конца «Мира искусства». Журнал, сослужив свою службу, после какого-то времени прекратил свое существование.Сергей Павлович, после того как кончилось его самодержавство над «Миром искусства», не сложил рук и не мог их сложить по своей кипучей, властной натуре. Он и раньше интересовался музыкой, балетом, театром вообще, предъявляя к ним особые свои требования, а теперь, на свободе, предался этим искусствам с еще большим увлечением, и скоро Петербург заговорил о том, что не сегодня-завтра Дягилев сменит кн. Волконского, кратковременного директора императорских театров. Этого не случилось, не Дягилев стал вершителем театральных дел. Почему-то случилось так - потому ли, что боялись этого смелого новатора и властного, неугомонного «декадентского старосту», как шутя звал его президент Академии художеств великий князь Владимир Александрович.Директором императорских театров вместо Волконского был назначен малоизвестный управляющий конторой московских театров, гвардейский полковник Теляковский. А наш Сергей Павлович, через какое-то время, устроив великолепную ретроспективную выставку портретов в Таврическом дворце, исчез, уехал за границу. Там, в Париже, устроил - так называемую «Русскую выставку». Прошло еще сколько-то, - пронесся слух, что Дягилев поставил в Париже «Бориса Годунова» с Шаляпиным.

Успех был чрезвычайный, событие. Оно и было началом его блестящей, шумной театральной деятельности за границей.

Малявин Филипп Андреевич. Дягилев С.П. (в цилиндре, 1902)

С тех пор с все возрастающим успехом, триумфами Сергей Павлович появлялся то в Лондоне, то в Мадриде, в Монте-Карло или за океаном, в богатой Америке. Его сотрудниками, делившими с ним успехи, были Шаляпин, Анна Павлова, художники К.Коровин, Бакст, Судейкин, Ларионов, Гончарова, Пикассо. Все, все шло на потребу нашему. Сергею Павловичу. Имена Мусоргского, Римского-Корсакова, Стравинского, Прокофьева загремели по всему свету белому. И все те же диктаторские замашки, тот же неотразимый шарм, когда кто-нибудь ему нужен, и те же «два пальца» уже ненужной, отслужившей балерине - все то же.

Декорации и костюмы Бенуа к балету ЖизельДекорации и костюмы Пикассо к балету «Парад»Дягилев С.П. Рисунок Шаляпина, 1910Ларионов Михаил Фёдорович.Дягилев С.П. Прокофьев С.С., Ларионов М.Ф. (на репетиции балета "Шут", 1921)Перед открытием худ. выставки в Париже 1906. А.К. Шервашидзе, А.Н. Бенуа, Л.С. Бакст, С.П, Дягилев, И.Э. Грабарь, Е.С. Кругликова.

Перед открытием худ. выставки в Париже 1906.А.К. Шервашидзе, А.Н. Бенуа, Л.С. Бакст, С.П, Дягилев, И.Э. Грабарь, Е.С. Кругликова.

Шли годы, уходили силы. Слухи о Дягилеве то поднимались, как морские волны, то падали... То он стал «лордом», то был «другом испанского короля» (испанский король почему-то чаще других коронованных особ фигурирует в качестве «друга артистов»), то Сергей Павлович чуть ли не был банкротом, впадал в нищету, и его видели с протянутой рукой на улицах Чикаго, Буэнос-Айреса. И как ни Странны, ни фантастичны были слухи о нем, все, решительно все могло случиться с этим необыкновенным искателем счастья...

И вот минувшим летом в московских газетах промелькнула заметка, так, в две-три строчки: «Дягилев умер в Венеции». Жизнь, деятельность и конец С.П.Дягилева - это сказочная феерия, фантастическим фоном последнего акта которой была «прекрасная владычица морей». Если Дягилев казался солнцем Серову, то и для нас, знавших его, он не был «тьмой кромешной», и мы по-своему его как-то любили. Богата Русская земля, даровит наш народ. С.П.Дягилев был живым его воплощением. Что за беда, что он беспечно, так щедро расточал свои таланты! Мир артистов долго его не забудет.

Девяностые годы. Петербург. Большая Морская. Открытие Передвижной. Толпы народа, приветствия, Поздравления. Шумит Стасов: выставка «тузовая».«Каков Репин! Не правда ли, как хорош Поленов? Недурны и молодые...»Однако вслушиваетесь и чувствуете что-то неуловимое: торжество, но не полное. Что случилось? Ах, опять этот Дягилев!

«Вот посмотрите, эти двое - это из его шайки. Слушайте, слушайте, что они говорят...»Вот группа академистов; они категоричны, рубят с плеча: в восторге от Серова, восхищаются Левитаном. Новые слова, термины. Вспоминают выставку в школе Штиглица, всех этих шведов, норвежцев, финляндцев, сецессионистов, любят их, помнят поименно. Как они ярки, как много в них света! Вот настоящая живопись! Там есть «настроение». Ясно, что надо делать... Мы с ними. А если с ними, то, значит, - против М., против К., против всех этих черных, тяжелых, тенденциозных полотен.Так говорила тогда зеленая академическая молодежь. Так говорили и мыслили уже многие. Имя Дягилева повторялось чаще и чаще. Дягилев и его друзья, главным образом Александр Бенуа, поставили себе целью так или иначе завербовать все, что было тогда молодого, свежего, и тем самым ослабить приток новых сил куда бы то ни было. К даровитым, смелым новаторам потянулись все те, кто смутно искал выхода из тупика, в который зашли тогда передвижники, сыгравшие в 80-х и 90-х годах такую незабываемую роль в русском искусстве. А Дягилев зорким глазом вглядывался в людей и без промаха брал то, что ему было нужно. С Передвижной первыми попали в поле его зрения четверо: Серов, Константин Коровин, Левитан и пишущий эти строки, и мы четверо вошли в основную группу будущего «Мира искусства».

В тот год я выставил картину, которая многим нравилась. В день открытия я, как и все участники, был на выставке и там узнал, что меня ищет А.Н.Бенуа, обративший перед тем на себя внимание таинственным замком, приобретенным П.М.Третьяковым.Мы познакомились, разговорились. Я услышал от него похвалы моей картине, от которых он не отказался и позднее. Похвалы эти были тем более приятны мне, что во многом они совпадали с тем, что я сам от себя требовал. Он подошел к моему странному старичку умно, все до конца понял, не придав картине предвзятой окраски. Ведь и было в ней все так просто, и искать несуществующего был бы напрасный труд.Тогда же я познакомился с С.П.Дягилевым и стал бывать у него, стал вглядываться в новых для меня людей, таких молодых, энергичных, непохожих на передвижников. Многое мне в них нравилось, но и многое было мне чуждо, неясно, и это заставляло меня быть сдержанным, не порывать связи со старым, хотя и не во всем любезным, но таким знакомым, понятным.

Я не мог, как Серов, сразу порвать с чуждыми ему передвижниками и, как он, отдаться бесповоротно кружку «Мир искусства», ему родственному по культуре. Серов - западник, петербуржец - сразу нашел в них то, что искал, чего жаждала его художественная природа. Сильно потянуло к ним Константина Коровина, великолепного живописца, для которого живопись - была все. Труднее входил туда Левитан, тонкий поэт-лирик, носивший в своей душе склонности к мечтательности, идеализму, чему невольно подчинял себя как живописец. Еще труднее было мне, не только москвичу по воспитанию, но москвичу и по складу души, ума, идеалов, быть может, еще бессознательно носящему особые задания религиозных исканий, столь, казалось мне, чуждых петербуржцам. Не находя отзвука на мое душевное состояние у передвижников, я не нашел его и в кружке «Мир искусства», и в этом я был ближе других к Левитану. Мы поверяли друг другу свои недоумения, тревоги и опасения и, приняв предложение участвовать на выставке «Мира искусства», мы не бросили передвижников, что, естественно, раздражало Дягилева, человека очень властного, решительного, не желавшего считаться с нашим душевным состоянием.Мы с Левитаном мало-помалу очутились в положении подозреваемых как тем, так и другим обществом, и понемногу приходили к мысли создать свое самостоятельное художественное содружество, в основу которого должны были стать наши два имени, в надежде, что в будущем к нам присоединятся единомышленники-москвичи.К такому решению мы были близки, когда тяжко больной Левитан скончался. Я же, занятый церковными работами, далеко живущий от Москвы и Петербурга, один осуществить этого дела не мог.К тому времени в состав «Мира искусства», кроме упомянутых четырех передвижников, входили: Серов, Врубель, Сомов, Бакст, Головин, Малютин, Александр Бенуа; были там - Малявин, Рерих, Лансере, Поленов, Якунчиков, Остроумова-Лебедева, Добужинский и другие.

А Дягилев - такой обаятельный, смелый, как солнце среди пасмурных передвижников - освещал художественный мир...Это и был расцвет «Мира искусства». Однако пропасть между мной и обоими обществами (передвижниками и «Миром искусства») все росла и росла, и было достаточно ничтожного повода, чтобы разрыв совершился, - что и случилось. Я почти одновременно вышел из членов Товарищества и из состава «Мира искусства». Изменился к тому времени и характер «Мира искусства».

Дягилев власть свою разделил с Серовым и Бенуа. «Мир искусства», не теряя своей яркости и значения, захватил тогда и крайние течения того времени, хотя и не увлекался ими.Но недолго оставался Дягилев среди созданного им дела. Его тянуло на Запад, в Европу - и он уехал туда. Его художественные выставки, постановка русской оперы, балета в Лондоне, в Париже и позднее за океаном прославили русское искусство. О нем восторженно заговорил Старый и Новый свет. Дягилев - явление чисто русское, хотя и чрезвычайное. В нем соединились все особенности русской одаренности. Спокон веков в отечестве нашем не переводились Дягилевы. Они - то тут, то там - давали себя знать.

Редкое поколение в какой-нибудь области не имело своего Дягилева, человека огромных дарований, не меньших дерзновений, и не их вина, что в прошлом не всегда наша страна, наше общество умело их оценить и с равным талантом силы их использовать."_________________________________

Сезон 1929 года

В мае и июне 1929 года в Монте-Карло и Париже прошли премьеры «Бала», «Блудного сына» и «Лисы» — постановки последнего сезона Русского балета Дягилева. «Лису» на музыку Стравинского уже ставила в 1922 году Бронислава Нижинская, но на этот раз обновить хореографию балета Дягилев поручил своему фавориту Лифарю, так как не расстался с мыслью сделать из него балетмейстера. Как постановка этого балета, так и ведущие партии в «Бале» и «Блудном сыне» удались молодому танцовщику, и публика «неистовствала».В июне и июле труппа Дягилева выступала в лондонском Ковент-Гардене. В репертуар была включена и «Весна священная», вызвавшая волну негодования в 1913 году, но на этот раз с восторгом принятая зрителями. Затем в конце июля и начале августа прошли короткие гастроли в Венеции.Там здоровье Дягилева внезапно ухудшилось — из-за обострения диабета у него случился удар (инсульт),от которого он и умер 19 августа 1929 года.

После смерти Дягилева его труппа распалась. Баланчин уехал в США, где стал реформатором американского балета.Мясин совместно с полковником де Базилем основал труппу «Русский балет Монте-Карло», которая сохранила репертуар «Русского балета Дягилева» и во многом продолжала его традиции.Лифарь остался во Франции и возглавил балетную труппу Гранд-опера, сделав огромный вклад в развитие французского балета.

Серж Лифарь

<Леонид Мясин

Вацлав Нижинский

Тамара Карсавина и Вацлав Нижинский в балете «Жизель»

Вера и Михаил Фокины. Шахерезада

Дягилев Павел Павлович, Дягилева Елена Валериановна, их сыновья Валерий, Юрий и Сергей (1880-е гг.)

nashenasledie.livejournal.com

Жизнь Сергея Павловича Дягилева

Сергей Павлович Дягилев (1872-1929) - знаменитый театральный и художественный деятель России. Являлся критиком и создателем журнала "Мир искусства". Занимался организацией "Русских сезонов" во Франции, а именно в Париже. Сергей Павлович Дягилев открыл для искусства многих известных хореографов. Практически всю жизнь посвятил пропаганде русского балета в Западной Европе.

Биография Сергея Павловича Дягилева

Сергей Павлович Дягилев родился в дворянской семье 31 марта (по юлианскому календарю 19 марта) 1872 года. Отец - Павел Павлович Дягилев - офицер. Местом рождения является Новгородская губерния, а именно местечко Селище. Дягилев Сергей Павлович, личная жизнь которого всегда привлекала внимание, рос без матери. Во время родов мать Дягилева скончалась.

Детство и семья

Расти Сергею Павловичу пришлось с мачехой. Однако она относилась к нему с такой же любовью, как и к собственным детям. Подобное отношение привело к тому, что смерть брата для Дягилева стала трагедией. Это стало причиной того, что Сергей Павлович не стремился возвратиться в родные места.

Отец деятеля являлся потомственным дворянином. Занимал должность кавалергарда. Однако многочисленные долги вынудили его бросить армию и переехать жить в Пермь. В то время данный город считался глубинкой страны. Дом семьи стал центральным в жизни Перми. Не было отбоя от людей, желающих посетить дом Дягилевых. Часто семья проводила вечера, на которых пели песни для гостей. Молодой Сергей Павлович Дягилев также брал уроки музыки. Вообще, он сумел получить отличное и очень разностороннее образование. После того как юноша вернулся назад в Санкт-Петербург, он ни в чем не уступал жившим там интеллигентам. Сергей Павлович Дягилев был очень начитан, чем удивлял многих своих сверстников.

Молодость

Возвратиться в культурную столицу России Дягилев смог в 1890 году. Сергей Павлович имел весьма обманчивую внешность. Выглядел он как обычный провинциал, имел телосложения здоровяка. Несмотря на это, был очень образован, начитан, а также без труда общался на нескольких языках. Все это позволило ему с легкостью вписаться в жизнь университета, в котором он начал обучение. Учился он в Петербурге на юридическом факультете.

Осваивая азы права и юриспруденции, студент начал интересоваться театральной и музыкальной деятельностью. Сергей Павлович Дягилев, биография которого очень насыщена, начал брать уроки игры на фортепиано, а также посещать класс в консерватории. Также юноша начал писать музыку и занимался изучением истории художественных стилей.

Первое путешествие по Европе Дягилев Сергей Павлович совершил во время каникул. Молодой человек хотел найти свое призвание и сферу деятельности. В тот момент он начал заводить дружбу со многими известными людьми.

Окончание университета

Так как Дягилев был очень одарен от природы, то сумел за четыре года пройти шестилетний курс обучения. В эти годы он начал понимать, что обязательно должен добиться чего-нибудь в жизни. Несмотря на успешное окончание университета, Дягилев Сергей Павлович, личная жизнь которого достаточно интересна, осознал тот факт, что его не влечет быть юристом. Все больше и больше он начинает погружаться в искусство. Вскоре он делает выбор, который оставил след во всей русской культуре. Он начинает пропагандировать искусство.

Деятельность Дягилева

Сергей Павлович Дягилев, интересные факты из жизни которого могут увлечь многих, стал заниматься общественной деятельностью. Вообще, ее можно было разделить на несколько частей. Первый этап его жизни связан с образованием организации "Мир искусства". Появилась она в 1898 году, и была связана с рядом других деятелей. В 1899 - 1904 годах выступал в роли редактора совместно с Бенуа в одноименном журнале.

Финансирование он получал от крупных меценатов, а некоторый период спонсировал его сам Николай II.

Дягилев Сергей Павлович, краткая биография о котором не даст полной информации о его жизни, также являлся инициатором проведения ряда выставок. Каждая из них была организована на высшем уровне.

Высказывания о Репине и работа в "Ежегоднике императорских театров"

В определенный период жизни Дягилев принял решение создать монографии об известных художниках. Вскоре им была написана работа о Репине, который, по его мнению, был ближе к "Миру искусства", нежели к передвижникам. В ту пору мало кто сомневался, что у Репина отсутствовал дар изображения реалистичных картин. Однако большинство не заметило, что художник начал постепенно изображать личность, применяя модернистские приемы. Его талант был изумительно предугадан Дягилевым, что было доказано самим временем.

Власти видели, что Сергей Павлович Дягилев, фото которого представлены в статье, буквально переполнен энергией. Благодаря этому в период с 1899 по 1901 год он получил должность редактора в журнале "Ежегодник императорских театров". Однако, как многим известно, Дягилев имел своеобразный характер, постоянно отстаивал свою точку зрения, нередко провоцировал скандалы. После одного из горячих конфликтов Сергей Павлович был уволен и потерял возможность трудиться в государственных учреждениях. Вступился за Дягилева Николай II, который просил секретаря Танеева взять его к себе на службу.

Новые проекты

Проекты, которыми Дягилев занимался последние десять лет, перестают его интересовать. Следующий период времени он проводит в разъездах по городам России, в которых изучает и собирает предметы искусства. Их он решает представить русскому читателю. Вскоре он начинает выступать со статьями перед заинтересованными людьми, а также пишет обзор о творчестве Левицкого. В то время художник был мало кому известен. Именно Дягилев открыл общественности талант Левицкого. За это он был представлен к награде Уварова.

Далее он решил заняться организацией выставки, на которой будут представлены работы художников с 1705 по 1905 год. Для того чтобы собрать коллекцию картин ему пришлось объехать многие города России. Собрать ему удалось шесть тысяч работ. Также Сергей Павлович хотел написать историю живописи с XVIII века. Но выполнить данный замысел у него не получилось. Собирая картины, Дягилев смог глубоко зучить живопись той поры.

К сожалению, надолго выставка не сохранилась. После ее завершения для картин не было выделено специальных комнат, и им было суждено отправиться назад к своим авторам. Большинство из этих работ были уничтожены в ходе революции.

Покорение Европы

Дягилев вскоре начал понимать, что в России он сделал все, что мог. Здесь он организовал первый художественный журнал, однако не смог продолжать его выпуск. Тем не менее, не получилось у Сергея Павловича создать на родине национальный музей, а также не были реализованы интересные идеи о русском балете и опере.

В 1906 году он отправляется покорять Европу, организовал в Париже показ "Русское искусство". Вслед за ними прошли выставки русских художников в Венеции, Берлине, а также Монте-Карло.

Данные демонстрации стали открытием "Русского сезона". Нередко Дягилев упоминал, что в его жилах течет кровь самого Петра I. Дела, которые совершал Дягилев Сергей Павлович, были по-настоящему масштабные и новаторские. Например, в показах балета он сумел совместить живопись, музыку, а также исполнение. Именно Дягилев приучил жителей Франции к русскому балету. Благодаря ему лучшими балетными школами считаются именно российские. Кроме этого, Дягилев привнес в мировое искусство целый ряд новых имен. Он открыл для балета новых гениальных танцоров - Вацлава Нижинского, Леонида Мясина и других. Именно он стал основоположником мужского балетного танца. Чем руководствовался Дягилев Сергей Павлович? Ориентация его стала той созидательной силой, которая сподвигла деятеля на воплощение смелых идей. Дягилев был гомосексуалистом. Он любил мужчин, восхищался ими, занимался карьерой своих любовников.

Восхождение Сергея Дягилева

Появление и деятельность Дягилева в европейской культуре происходило поэтапно. Первым шагом стали выставки картин русских художников, а также икон. Со временем у него начали появляться связи, благодаря которым он смог организовать масштабный концерт русской музыки.

Впоследствии он начал привлекать к выступлениям самых известных русских танцовщиков, а через полтора года приходит к решению создания собственной труппы.

Списки выступлений, которые составлялись Дягилевым, поражают. В 1907 году организованы пять симфонических выступлений, которые проводились с участием таких знаменитых музыкантов, как Шаляпин, Рахманинов. Следующий год был посвящен показам русских опер. Поставлен известный "Борис Годунов", а в 1909 году Франция увидела "Псковитянку". Французская публика была восхищена выступлениями, почти все зрители плакали и кричали.

После балетных постановок 1910 года многие женщины начали себе делать прически, похожие на те, которые были у артистов во время выступлений.

Показы балета

Огромную популярность в Европе имели балеты, которые организовывал Дягилев. В течение двадцати лет было показано шестьдесят восемь балетов. Некоторые из них вошли в мировую классику, например, "Жар-птица". Сергей Павлович смог открыть миру нескольких талантливых режиссеров.

Еще в 1911 году деятель сумел собрать у себя в труппе самых известных танцовщиков Москвы и Санкт-Петербурга. В определенный момент времени он отправился с выступлениями в Соединенные Штаты Америки. Вскоре началась Первая мировая война, а вскоре и революция 1917 года. Все эти перемены помешали группе вернуться на родину, но расставаться они не собирались.

Все мероприятия, которые проводил Дягилев, были нацелены на успех. Происходило это во многом благодаря его энергичности. Он без труда мог уговорить, убедить, зарядить соратников своим энтузиазмом.

Последние годы

На последних этапах жизни Дягилев все меньше интересовался балетом. Новым его занятием стало коллекционирование. Достаточно долгий период Сергей Павлович не имел постоянного пристанища. Однако в определенный момент он остановился в Монако. Здесь он начал собирать у себя дома ценнейшие произведения искусства, а также редкие автографы, книги, рукописи и так далее. У Сергея Павловича начались серьезные проблемы с финансами, а также в отношениях с очередным любовником Нижинским.

Он пытался сохранить отношения, а также удержаться в общественной жизни двадцатых годов.

В 1921 году Дягилев узнал, что у него сахарный диабет. Однако предписания врача и диету он не соблюдал. Это спровоцировало развитие фурункулеза. Результатом стали инфекции, резкое повышение температуры. К тому моменту еще не был открыт пенициллин, поэтому болезнь была очень опасна. 7 августа 1929 года у него произошло заражение крови. Последующие дни он не вставал с постели, а ночью 19 августа его температура поднялась до сорока одного градуса. Дягилев потерял сознание и умер на рассвете. Похоронен Сергей Павлович в Венеции.

Жизнь и судьба Дягилева весьма необычны. Все время он метался между выбором, в какой культуре ему оставаться - русской или европейской. Делал смелые эксперименты, которые практически все стали успешными, принесли немало прибыли Дягилеву, а также признание и любовь публики. Его деятельностиь несомненно очень повлияла не только на русскую, но и на всю мировую культуру.

fb.ru

© В МИРЕ ТЕАТРА

vmireteatra.ru

Сергей Дягилев: биография, личная жизнь, фото

Как известно, начало 20 века стало временем триумфа русского балета во всем мире, и в этом неоценима заслуга Сергея Дягилева. Его личная жизнь не раз становилась предметом горячих обсуждений в обществе. Однако этому человеку, который возвел профессию антрепренера в ранг искусства, прощалось то, за что многих других сделали бы изгоями.

Сергей Дягилев

Краткая биография Сергея Дягилева: детство и юность

Будущий организатор «Русских сезонов» родился 19 марта 1872 года в деревне Селищи Новгородской губернии в дворянской семье. Свою мать мальчик не помнил, так как она умерла вскоре после его рождения. Воспитанием маленького Сергея занялась мачеха, которая была образованной и интеллигентной женщиной.

Отец мальчика был военным, и по делам его службы семья Дягилевых вынуждена была часто переезжать с места на место. После окончания гимназии в Перми в 1890 году Сергей Дягилев отправился в Петербург и поступил на юридический факультет. Параллельно он обучался музыке у Н. А. Римского-Корсакова.

Сергей Дягилев биография

С 1896 по 1899 год

В 1896-году Сергей Дягилев окончил обучение в университете, однако юриста из него не получилось. Тем не менее, вскоре он стал известен в Петербурге, как один из создателей первого в России художественного журнала «Мир искусства», объединившего вокруг себя Врубеля, Серова, Левитана и др. Со временем Сергей Дягилев и его ближайшие друзья-единомышленники Д. Философов и А. Н. Бенуа организовывают несколько выставок. В частности, с большим успехом проходят показы работ немецких акварелистов (в 1897 году), полотен скандинавских художников, картин русских и финляндских живописцев в Музее Штиглица (в 1898 г.) и другие.

На государственной службе

В 1899-м году директор Императорских Театров С. Волконский назначил Сергея Дягилева на должность чиновника по особым поручениям. Кроме того, ему было доверено редактирование ежегодного издания, освящающего деятельность этого ведомства. Дягилев превращает журнал в высококлассное художественное издание, и привлекает к работе в Императорских Театрах А. Васнецова, А. Бенуа, Л. Бакста, А. Серова, К. Коровина и других. Однако сотрудничество с Волконским довольно быстро заканчивается, так как у Сергея Дягилева возникают разногласия с начальством в процессе подготовки балета «Сильвия». Кроме того, у него происходит болезненный разрыв с Дмитрием Философовым, причиной которого является Зинаида Гиппиус. В результате Дягилев принимает решение о прекращении существования «Мира искусства» и в 1904 году уезжает из Петербурга.

Сергей Дягилев фото

«Русские сезоны»

Деятельный характер Сергея Дягилева и связи в мире искусства позволяют ему в 1908 году организовать в Париже показ русских опер «Борис Годунов» М. Мусоргского, «Руслан и Людмила» М. Глинки и др., которые имели огромный успех.

Спустя год 1909 состоялись и первые «Русские сезоны» в Париже, ставшие ярким событием в культурной жизни всей Европы. Балеты Сергея Дягилева увидели также в Лондоне, Риме и даже в Соединенных Штатах. Завершились балетные «Сезоны» незадолго до начала Первой мировой войны, после чего великий антрепренер принял решение навсегда покинуть родину.

«Русский балет»

Обосновавшись в Нью-Йорке, где еще были свежи воспоминания о спектаклях с участием Анны Павловой, Вацлава Нижинского и других знаменитых танцовщиков и балерин, Сергей Дягилев организовал постоянно действующую труппу. Она стала известна, как «Русский балет» и просуществовала до 1929 года. В этот период Дягилев тяжело переживает разрыв с Вацлавом Нижинским, который был предметом его гомосексуальной страсти в течение многих лет. Не сумев простить своему возлюбленному тайного венчания с румынской балериной Ромолой Пульской, он вновь сблизился с Михаилом Фокиным. Последний создал для него свои лучшие балеты, которые стали классикой танцевального искусства.

личная жизнь Сергея Дягилева

Последние годы жизни

Сергей Дягилев (фото см. выше) всегда крайне несерьезно относился к своему здоровью. Еще в 1921 году у него был диагностирован сахарный диабет. При этом Дягилев практически не соблюдал предписания врачей и не щадил себя, отправляясь в изнуряющие поездки. С 1927 года у него развился сильнейший фурункулез. Некоторые исследователи считают, что это было одним из проявлений СПИДа, которым, возможно, страдал Дягилев. В те годы еще не существовало антибиотиков, поэтому наличие многочисленных очагов гнойной инфекции означало прямую угрозу для жизни. Позже Дягилев проигнорировал предписание врачей и отправился со своей труппой в гастрольный тур, включающий посещения Берлина, Кельна, Парижа и Лондона. В британской столице медики посоветовали ему пройти курс лечения термальными водами, однако вместо этого великий антрепренер посетил Баден-Баден для обсуждения нового балета с Хиндемитом, а оттуда отправился в Мюнхен и в Зальцбург послушать оперы Моцарта и Вагнера. Почувствовав себя хуже, он решил некоторое время провести в Венеции.

Сергей Дягилев биография личная жизнь

Смерть

Сергей Дягилев, биография которого неразрывно связана с историей русского балета в течение первой четверти 20 века, прибыл в Венецию 8 августа 1929 года. Врачи констатировали, что из-за абсцессов у него началось заражение крови. Спустя 4 дня он слег, но продолжал строить планы на будущее. 18 августа Дягилев причастился и скончался утром следующего дня, не приходя в сознание.

После панихиды, его тело было перенесено на остров Сан-Микеле, и его захоронили в православной части кладбища.

Личная жизнь Сергея Дягилева

Как уже упоминалось, известный антрепренер с ранней молодости проявлял гомосексуальные наклонности. Первой его любовью стал кузен Дмитрий Философов, с которым он основал «Мир искусства» и, как сказали бы сегодня, занялся продвижением русского искусства. Позже ходили слухи, что причиной увольнения из Императорский театров стала его связь с Вацлавом Нижинским, которую он и не думал скрывать. Следующим, кто завоевал сердце Дягилева, оказался молодой танцовщик Леонид Мясин, который позволял себя любить во имя карьеры, в чем и преуспел. Однако его брак с Верой Савиной поставил точку в отношениях балетной звезды и его патрона. После Дягилев неоднократно приближал к себе молодых людей, которым всеми силами помогал делать успешную карьеру. В частности, таким образом известности добились Сергей Лифарь и Антон Долин, при этом о первом из них поговаривали, что он лишен гомосексуальных наклонностей, и любовь мэтра осталась платонической. Как бы то ни было, в результате этих увлечений родилось несколько известных балетов на музыку Стравинского, Баланчина и Руо.

краткая биография Сергея Дягилева

Теперь вы знаете, кем был Сергей Дягилев. Биография, личная жизнь и романы этого известного русского антрепренера часто становились предметом обсуждения и осуждения. Однако никто не может отрицать его огромной роли в развитии отечественного и мирового балетного искусства.

fb.ru


Смотрите также