Мона Лиза и современные художники. Джоконда картины


Мистика "Джоконды" (4 фото)

alt

Пожалуй, ни одна картина за всю историю не вызывает столько жарких споров, сколько «Джоконда» Леонардо да Винчи. Ученые, искусствоведы и историки бьются над загадкой, кто изображен на картине — какая-то женщина или это завуалированный автопортрет Леонардо? Но больше всего вопросов вызывает ее загадочная улыбка. Женщина будто что-то скрывает от зрителей и одновременно насмехается над ними.

Дошло до того, что картину стали исследовать врачи и вынесли вердикт: женщина, изображенная на картине, больна такими-то и такими-то заболеваниями, которые и вызывают мимические сокращения, принимаемые за улыбку. На тему «Джоконды» написаны тонны книг, сняты сотни документальных и художественных фильмов, опубликованы тысячи научных и исследовательских статей.

Для того чтобы разобраться с тайной картины, для начала поговорим немного о самом Леонардо. Гениев, подобных Леонардо, природа не знала ни до, ни после. Два противоположных, взаимоисключающих взгляда на мир соединились в нем с какой-то невероятной легкостью. Ученый и живописец, естествоиспытатель и философ, механик и астроном… Словом, физик и лирик в одном флаконе.

Загадка «Джоконды» была разгадана лишь в ХХ в., и то лишь отчасти. Леонардо при написании картин применял технику сфумато, основанную на принципе рассеивания, отсутствия четких границ между предметами. Этой техникой так или иначе владели его современники, но он превзошел всех. И мерцающая улыбка Моны Лизы является результатом этой техники. Благодаря мягкой гамме тонов, которые плавно перетекают из одного в другой, у зрителя, в зависимости от фокусировки взгляда, создается впечатление, что она то нежно улыбается, то надменно усмехается.

Получается, что тайна картины разгадана? Отнюдь! Ведь есть и еще один загадочный момент, связанный с «Джокондой»; картина живет своей жизнью и непостижимым образом влияет на окружающих людей. И это мистическое влияние было замечено очень и очень давно.

alt

Прежде всего пострадал сам живописец. Ни над одной из своих работ он не работал столь длительное время! А ведь это был обычный заказ. Долгих четыре года, затратив, по подсчетам, не менее 10 000 часов, с лупой в руке Леонардо создавал свой шедевр, нанося мазки величиной в 1/20-1/40 мм. На такое был способен только Леонардо — это каторжный труд, работа одержимого. Особенно если учесть размеры: всего 54х79 см!

Трудясь над «Джокондой», Леонардо сильно подорвал здоровье. Обладая почти невероятной жизненной силой, он практически лишился ее к моменту завершения картины. Кстати, эта его самая совершенная и таинственная работа так и осталась недописанной. В принципе, да Винчи всегда тяготел к незавершенности. В этом он видел проявление божественной гармонии и, возможно, был абсолютно прав. Ведь история знает немало примеров того, как отчаянное стремление закончить начатое становилось причиной самых невероятных случаев.

Однако он повсюду возил с собой именно эту свою работу, не расставался с нею ни на миг. А она все сосала и сосала из него силы… В итоге в течение трех лет после прекращения работы над картиной художник стал очень быстро дряхлеть и скончался.

Несчастья и беды преследовали и тех, кто так или иначе был связан с картиной. По одной из версий, на картине изображена реальная женщина, а не плод воображения: Лиза Герардини, жена флорентийского купца. Она позировала художнику четыре года, а потом очень быстро умерла — в возрасте двадцати восьми лет. Ее муж после свадьбы прожил очень недолго; любовник Джулиано Медичи вскоре умер от чахотки; его внебрачный сын от «Джоконды» был отравлен.

На этом мистическое влияние картины не прекратилось: историки бесстрастно констатируют все новые и новые факты ее паранормального воздействия на людей. Одними из первых это отметили служители Лувра — музея, где хранится шедевр. Они давно перестали удивляться частым обморокам, которые случаются с посетителями возле этой картины, и отмечают, что если в работе музея бывает длительный перерыв, «Джоконда» будто бы «темнеет лицом», но стоит посетителям вновь заполнить залы музея и отдать ей порцию восхищенных взглядов, как Мона Лиза словно оживает, проявляются сочные краски, фон осветляется, улыбка видна более четко. Ну как тут не поверить в энергетический вампиризм?

Тот факт, что картина непонятным образом воздействует на тех, кто долго смотрит на нее, отмечал еще в XIX в. Стендаль, который сам после долгого любования ею упал в обморок. А всего на сегодняшний день таких документально зафиксированных обмороков зарегистрировано более сотни. Сразу вспоминается сам Леонардо, который часами смотрел на свою картину, рвался что-то доделать в ней, переделать… Уже и рука дрожала, и ноги почти не носили, а он все сидел возле «Джоконды», не замечая, как она уносит его силы. Обмороки около «Джоконды» у Леонардо, кстати, тоже были.

Не секретом является и тот факт, что картина не только восхищает, но и пугает людей — причем таких испуганных не намного меньше, чем восхищенных. Чаще всего картина откровенно не нравится детям. Дети — более тонко организованные существа и чувствуют мир больше на уровне эмоций и интуиции. Они не заморочены всеобщим мнением, что «Джоконда» — шедевр, и им принято восхищаться.

Именно они и задают чаще всего вопрос: а чем тут восхищаться? Злая какая-то тетка, некрасивая к тому же… И, наверное, недаром, бытует такая шутка, которую как-то повторила Фаина Раневская: «Джоконда так долго живет на свете, что уже сама выбирает, кому нравиться, а кому нет». Ни про одну картину в истории человечества никому и в голову не придет даже в шутку сказать, что картина-де сама выбирает, на кого какое впечатление производить.

Удивительным образом на людей влияют даже копии или репродукции леонардовского шедевра. Исследователи паранормального влияния живописных полотен на людей давно отметили, что если в семье висит репродукция Ильи Репина «Иван Грозный убивает своего сына», копия брюлловского шедевра «Гибель Помпеи», ряд других репродукций и, в том числе, «Джоконда», в этой семье гораздо чаще возникают необъяснимые заболевания, подавленность, упадок сил. Очень часто такие семьи разводятся.

Так, известен случай, когда к Георгию Костомарскому, известному питерскому экстрасенсу и исследователю паранормального влияния картин, пришла одна женщина с желанием как- то спасти свою, находящуюся на грани распада, семью, Костомарский спросил, есть ли в доме репродукция «Джоконды»? И когда получил утвердительный ответ, настоятельно рекомендовал убрать репродукцию. В это можно не верить, но семья была спасена: женщина не просто выкинула репродукцию — она ее сожгла.

Иоанн-Креститель на другой картине Леонардо очень женственный и черты его лица напоминают черты лица Джоконды

alt

Многие исследователи не могли не задаться вопросом: в чем тайна такого негативного влияния картины на живых людей? Версий много. Почти все исследователи сходятся во мнении, что во всем «виновата» колоссальная энергетика Леонардо. Слишком много сил и нервов он потратил на эту картину. Особенно если участь последние исследования на тему того, кто все-таки изображен.

Согласно сообщению «Top News», итальянский искусствовед Сильвано Винчети, один из самых известных исследователей «Мона Лизы», доказал, что да Винчи писал картину с мужчины. Винчети утверждает, что в глазах «Джоконды» он обнаружил буквы L и S, которые являются первыми буквами имен «Леонардо» и «Салаи». Салаи на протяжении двадцати лет был подмастерьем Леонардо и, как считают многие историки, его возлюбленным.

Ну и что — спросят скептики? Если уж имеет место версия, что «Джоконда» — автопортрет да Винчи, почему бы ей не быть портретом юноши? В чем тут мистика? Да все в той же бешеной энергетике Леонардо! Гомосексуальные связи не только теперь возмущают нормальную общественность, в Эпоху Возрождения было точно так же. Леонардо да Винчи страдал от непонимания общества, вот и «превратил» мужчину в женщину.

Недаром художников часто называют «творцами», намекая на Творца Всевышнего. Господь Бог сотворил людей, художник тоже в своем роде их творит. Если это просто художник — без того колоссального таланта Леонардо, без его энергетической мощи, получаются просто портреты. Если же имеет место невероятной силы энергетический посыл — получаются весьма загадочные произведения, могущие как-то влиять своей энергией на зрителя.

В случае с Салаи мы имеем желание не только как-то легализировать юношу, но и попытку вообще пойти против человеческой природы: превратить юношу в девушку. Чем не операция по смене пола? Вполне логично, что этот акт творения, противный Божеской и человеческой природе, имеет вышеописанные последствия.

Согласно другой версии, да Винчи, будучи членом тайной эзотерической секты, старался найти баланс между мужским и женским началами. Верил, что душу человека можно считать просвещенной лишь тогда, когда в ней счастливо уживаются оба начала. И создал «Джоконду» — не мужчину и не женщину. Она соединяет в себе противоположные свойства. Но, видимо, как-то не так соединяет, оттого и негативное влияние…

Сопоставление автопортрета Леонардо и Джоконды. Почти один в один.

alt

Третья версия гласит, что все дело в личности натурщицы по имени Пачифики Брандано, которая была энергетическим вампиром. Утечка жизненной энергии на начальном этапе вызывает у жертвы энергетической агрессии апатию, ослабление иммунитета, а затем ведет к тяжелым нарушениям здоровья.

Так вот, очень похоже на то, что Пачифика являлась именно таким человеком, поглотителем жизненной энергии других людей. Поэтому при кратковременном контакте человека с картинами, запечатлевшими энергетических вампиров, может возникать проявление синдрома Стендаля, а при длительном — и более неприятные последствия.

В «Джоконде» сосредоточена квинтэссенция достижений великого мастера на пути приближения к реальности. Это и результаты его анатомических исследований, позволявшие ему изображать людей и животных в совершенно естественных позах, это и знаменитое сфумато, это и совершенное использование светотени, это и загадочная улыбка, это и тщательная подготовка специального для каждой части картины грунта, это и необычайно тонкая проработка деталей. Да и тот факт, что картина написана на тополиной доске, а тополь — дерево-вампир, тоже, возможно, играет определенную роль.

И, наконец, самое главное — верная передача нематериальной, точнее — тонкоматериальной сути объекта живописи. Своим необыкновенным талантом Леонардо создал действительно живое творение, дав долгую, продолжающуюся до наших дней, жизнь Пачифике со всеми ее характерными особенностями. И это творение, подобно творению Франкенштейна, погубило и пережило своего создателя.

Так если «Джоконда» может приносить зло людям, пытающимся проникнуть в ее смысл, то, может быть, нужно уничтожить все репродукции и сам подлинник? Но это бы явилось актом преступления против человечества, тем более что картин с подобным воздействием на человека в мире немало.

Просто нужно знать об особенности таких картин (и не только картин) и принимать соответствующие меры, например, ограничивать их репродуцирование, в музеях с такими произведениями предупреждать посетителей и иметь возможность оказать им медицинскую помощь и т.д. Ну, а если у вас есть репродукции «Джоконды» и вам кажется, что они на вас плохо влияют, уберите их подальше или сожгите.

Другие статьи:

nlo-mir.ru

Десять главных секретов Джоконды - МК

«С медицинской точки зрения не понятно, как эта женщина вообще жила»

08.01.2015 в 10:00, просмотров: 147442

Ее загадочная улыбка завораживает. Одни видят в ней божественную красоту, другие – тайные знаки, третьи – вызов нормам и обществу. Но все сходятся в одном – в ней есть нечто таинственное и притягательное. Речь, конечно, о Моне Лизе – любимом творении великого Леонардо. Портрете с богатой мифологией. В чем же секрет Джоконды? Версий – бесчисленное множество. Мы выбрали десятку самых расхожих и интригующих.

Десять главных секретов Джоконды

фото: ru.wikipedia.org

Сегодня эта картина размером 77х53 см хранится в Лувре за толстенным пуленепробиваемым стеклом. Изображение, сделанное на доске тополя, покрыто сеткой кракелюров. Оно пережило ряд не слишком удачных реставраций и заметно потемнело за пять столетий. Однако чем старше становится картина, тем больше людей притягивает: Лувр ежегодно посещает 8-9 миллионов человек.

Да и сам Леонардо не хотел расстаться с Моной Лизой, и, возможно, это первый случай в истории, когда автор не отдал заказчику работу, несмотря на то, что забрал гонорар. Первый обладатель картины — после автора — король Франции Франциск I тоже был в восторге от портрета. Он купил его у да Винчи за невероятные по тем временам деньги — 4000 монет золотом и поместил в Фонтебло.

Наполеон тоже был очарован госпожой Лизой (так он называл Джоконду) и перенес ее в свои покои во дворец Тюильри. А итальянец Винченцо Перуджиа в 1911 году выкрал шедевр из Лувра, увез на родину и целых два года скрывался вместе с ней, пока не был задержан при попытке передать картину директору галереи Уффици…Словом, во все времена портрет флорентийской дамы притягивал, гипнотизировал, восхищал...

В чем же секрет ее притягательности?

Версия №1: классическая

Первое упоминание о Моне Лизе мы находим у автора знаменитых «Жизнеописаний» Джорджо Вазари. Из его труда мы узнаем, что Леонардо взялся «выполнить для Франческо дель Джокондо портрет Моны Лизы, жены его, и, потрудившись над ним четыре года, оставил его недовершенным».

Писатель восхищен мастерством художника, его умением показать «мельчайшие подробности, какие только может передать тонкость живописи», а главное, улыбкой, которая «дана столь приятной, что кажется, будто бы созерцаешь скорее божественное, нежели человеческое существо». Секрет ее обаяния историк искусства объясняет тем, что «во время писания портрета он (Леонардо) держал людей, которые играли на лире или пели, и тут постоянно были шуты, поддерживавшие в ней веселость и удалявшие меланхолию, которую обычно сообщает живопись выполняемым портретам». Спору нет: Леонардо – непревзойденный мастер, и венец его мастерства – этот божественный портрет. В образе его героини есть двойственность, свойственная самой жизни: скромность позы сочетается со смелой улыбкой, которая становится своеобразным вызовом обществу, канонам, искусству…

Но действительно ли перед нами жена торговца шелком Франческо дель Джокондо, фамилия которого стала вторым именем этой загадочной дамы? Правда ли история про музыкантов, создававших нужное настроение нашей героине? Скептики оспаривают все это, ссылаясь на то, что Вазари был 8-летним мальчишкой, когда умер Леонардо. Он не мог лично знать художника или его модель, так что изложил лишь информацию, данную анонимным автором первой биографии Леонардо. Между тем у писателя и в других жизнеописаниях встречаются спорные места. Взять хотя бы историю со сломанным носом Микеланджело. Вазари пишет, что Пьетро Торриджани ударил однокашника из-за завести к его таланту, а Бенвенуто Челлини объясняет травму его заносчивостью и наглостью: копируя фрески Мазаччо, на уроке он высмеивал каждый образ, за что и получил в нос от Торриджани. В пользу версии Челлини говорит сложный характер Буонарроти, о котором ходили легенды.

Версия № 2: мать-китаянка

Лиза дель Джокондо (в девичестве Герардини) действительно существовала. Итальянские археологи даже утверждают, что нашли ее могилу в монастыре Святой Урсулы во Флоренции. Но она ли на картине? Ряд исследователей утверждает, что Леонардо писал портрет с нескольких моделей, ведь, когда он отказался отдать картину торговцу тканями Джокондо, она оставалась незаконченной. Мастер всю жизнь совершенствовал свое произведение, добавляя черты и других натурщиц – тем самым получил коллективный портрет идеальной женщины своей эпохи.

Итальянский ученый Анжело Паратико пошел дальше. Он уверен, что Мона Лиза – это мать Леонардо, которая на самом деле была …китаянкой. Исследователь провел 20 лет на Востоке, изучая связь местных традиций с итальянской эпохой Возрождения, и обнаружил документы, свидетельствующие, что у отца Леонардо, нотариуса Пьеро был богатый клиент, а у того была рабыня, которую он привез из Китая. Ее звали Катерина – она и стала матерью гения эпохи Возрождения. Именно тем, что в жилах Леонардо текла восточная кровь, исследователь объясняет знаменитый «почерк Леонардо» – способность мастера писать справа налево (таким образом сделаны записи в его дневниках). Увидел исследователь и восточные черты в лице модели, и в пейзаже за ее спиной. Паратико предлагает провести эксгумацию останков Леонардо и анализ его ДНК, чтобы подтвердить свою теорию.

Официальная же версия гласит, что Леонардо был сыном нотариуса Пьеро и «местной крестьянки» Катерины. Тот не мог жениться на безродной, а взял в жены девушку из знатной семьи с приданым, но та оказалась бесплодна. Катерина воспитывала ребенка первые несколько лет его жизни, а потом отец забрал сына в свой дом. О матери Леонардо почти ничего не известно. Но, действительно, бытует мнение, что художник, разлученный с матерью в раннем детстве, всю жизнь пытался воссоздать образ и улыбку матери в своих картинах. Такое предположение высказал Зигмунд Фрейд в книге «Воспоминания детства. Леонардо да Винчи» и оно снискало много сторонников среди историков искусства.

Версия № 3: Мона Лиза – мужчина

Зрители часто отмечают, что в образе Моны Лизы, несмотря на всю нежность и скромность, есть какая-то мужественность, и лицо юной модели, почти лишенное бровей и ресниц, – кажется мальчишеским. Известный исследователь Моны Лизы Сильвано Винченти считает, что это неспроста. Он уверен, что Леонардо позировал …юноша в женском платье. И это не кто иной, как Салаи – ученик да Винчи, написанный им на картинах «Иоанн Креститель» и «Ангел во плоти», где юноша наделен той же улыбкой, что и Мона Лиза. Такой вывод историк искусства, впрочем, сделал не только из-за внешнего сходства моделей, а после изучения фотографий в высоком разрешении, которые позволили разглядеть Винченти в глазах модели L и S – первые буквы имен автора картины и изображенного на ней юноши, по убеждению специалиста.

фото: ru.wikipedia.org

"Иоанн Креститель" Леонардо Да Винчи (Лувр)

В пользу этой версии говорят и особые отношения — на них намекал еще Вазари — модели и художника, что, возможно, связывали Леонардо и Салаи. Да Винчи не был женат и детей не имел. В то же время существует документ-донос, где аноним обвиняет художника в содомии над неким 17-летним юношей Джакопо Салтарелли.

У Леонардо было несколько учеников, с некоторыми из них он был более чем близок, утверждает ряд исследователей. О гомосексуальности Леонардо рассуждает и Фрейд, который подкрепляет такую версию психиатрическим анализом биографии и дневником гения Возрождения. Заметки да Винчи насчет Салаи тоже рассматриваются как аргумент «за». Есть даже версия, что да Винчи оставил портрет Салаи (так как картина упоминается в завещании ученика мастера), а уже от него картина попала к Франциску I.

Кстати, тот же Сильвано Винченти выдвинул и другое предположение: будто бы на картине изображена некая женщина из свиты Людовика Сфорца, при дворе которого в Милане Леонардо работал архитектором и инженером в 1482-1499. Такая версия появилась после того, как Винченти увидел на обороте холста цифры 149. Это, по мнению исследователя, дата написания картины, только последняя цифра стерлась. Традиционно же считается, что мастер начал писать Джоконду в 1503 году.

Впрочем, есть и немало других кандидаток на звание Моны Лизы, которые конкурируют с Салаи: это Изабелла Гуаланди, Джиневра Бенчи, Констанца д'Авалос, распутница Катерина Сфорца, некая тайная любовница Лоренцо Медичи и даже кормилица Леонардо.

Версия № 4: Джоконда - это Леонардо

Еще одна неожиданная теория, на которую намекал еще Фрейд, нашла подтверждение в исследованиях американки Лилиан Шварц. Мона Лиза – это автопортрет, уверена Лилиан. Художник и консультант по графике Школы визуальных искусств в Нью-Йорке в 1980-х годах сопоставила знаменитый «Туринский автопортрет» уже совсем немолодого художника и портрет Моны Лизы и обнаружила, что пропорции лиц (форма головы, расстояние между глазами, высота лба) одинаковы.

А в 2009-м Лилиан на пару с историком-любителем Линн Пикнетт преподнесла общественности еще одну невероятную сенсацию: она утверждает, что Туринская плащаница — не что иное, как отпечаток лица Леонардо, сделанный с помощью сульфата серебра по принципу камеры-обскура.

Однако не многие поддержали Лилиан в ее изысканиях — эти теории не в числе самых популярных, в отличие от следующего предположения.

Версия №5: шедевр с синдромом Дауна

Джоконда страдала болезнью Дауна – к такому выводу в 1970-х годах пришел английский фотограф Лео Вала после того, как придумал метод, позволяющий «повернуть» Мону Лизу в профиль.

В то же время датский врач Финн Беккер-Христиансон поставил Джоконде свой диагноз: врожденный паралич лица. Асимметричная улыбка, по его мнению, говорит об отклонениях в психике вплоть до идиотии.

В 1991-м французский скульптор Ален Рош решил воплотить Мону Лизу в мраморе, у него ничего не вышло. Оказалось, что с физиологической точки зрения все в модели неправильно: и лицо, и руки, и плечи. Тогда скульптор обратился к физиологу, профессору Анри Греппо, а тот привлек специалиста по микрохирургии рук Жан-Жака Контэ. Вместе они пришли к выводу, что правая рука загадочной женщины не опирается на левую, потому как, возможно, короче и могла быть подвержена судорогам. Вывод: правая половина тела модели парализована, а, значит, таинственная улыбка – тоже лишь судорога.

Полную «медкарту» Джоконды собрал гинеколог Хулио Крус и Эрмида в своей книге «Взгляд на Джоконду глазами врача». В результате получилась настолько страшная картина, что непонятно, как эта женщина вообще жила. По версиям разных исследователей, она страдала от алопеции (выпадение волос), высокого уровня холестерина в крови, обнажения шейки зубов, их расшатывания и выпадения и даже алкоголизма. У нее была болезнь Паркинсона, липома (доброкачественная жировая опухоль на правой руке), косоглазие, катаракта и гетерохромия радужки (различный цвет глаз) и астма.

Впрочем, кто сказал, что Леонардо был анатомически точен – вдруг секрет гениальности как раз в этой диспропорции?

Версия № 6: дитя под сердцем

Есть и еще одна полярная «медицинская» версия — беременность. Американский гинеколог Кеннет Д. Кил уверен, что Мона Лиза скрестила руки на животе рефлекторно стараясь уберечь своего пока не родившегося младенца. Вероятность велика, ведь у Лизы Герардини было пятеро детей (первенца, кстати, назвали Пьеро). Намек на правомерность этой версии можно отыскать в название портрета: Ritratto di Monna Lisa del Giocondo (итал.) — «Портрет госпожи Лизы Джокондо». Monna — это сокращение от ma donna — Мадонна, матерь Божья ( хотя также означает и «моя госпожа», леди). Искусствоведы часто объясняют гениальность картины как раз тем, что на нем изображена земная женщина в образе Богоматери.

Версия №7: иконографическая

Однако теория о том, что Мона Лиза — это икона, где место Божьей матери заняла земная женщина, популярна и сама по себе. В том и состоит гениальность произведения и потому оно стало символом начала новой эры в искусстве. Раньше искусство служило церкви, власти и знати. Леонардо доказывает, что художник стоит выше всего этого, что ценнее всего творческий замысел мастера. А великий замысел состоит в том, чтобы показать двойственность мира, и средством для этого служит образ Моны Лизы, в которой сочетается божественная и земная красота.

Версия № 8: Леонардо — создатель 3D

Сочетание это достигнуто с помощью особой техники, изобретенной Леонардо - сфумато (с итал. - «исчезающий, как дым»). Именно этот живописный прием, когда краски наносятся слой за слоем, и позволил Леонардо создать воздушную перспективу в картине. Этих слоев художник нанес бесчисленное множество, и каждый был почти прозрачным. Благодаря этому приему свет по-разному отражается и рассеивается по холсту — в зависимости от угла зрения и угла падения света. Потому и выражение лица модели постоянно меняется.

фото: Геннадий Черкасов

Мона Лиза — это первая 3D картина в истории, приходят к выводу исследователи. Еще один технический прорыв гения, который предвидел и пытался воплотить в жизнь множество изобретений, воплощенных века спустя (летательный аппарат, танк, водолазный костюм и т. д.). Об этом свидетельствует и версия портрета, хранящаяся в мадридском музее Прадо, написанная то ли самим да Винчи, то ли его учеником. Она изображает ту же модель – только ракурс сдвинут на 69 см. Таким образом, полагают специалисты, шел поиск нужной точки изображения, которая и даст эффект 3D.

Версия №9: тайные знаки

Тайные знаки – любимая тема исследователей Моны Лизы. Леонардо не просто художник, он — инженер, изобретатель, ученый, писатель, и наверняка зашифровал в своем лучшем живописном творении какие-то вселенские секреты. Самая смелая и невероятная версия прозвучала в книге, а затем и фильме «Код да Винчи». Это, конечно, художественный роман. Тем не менее, исследователи постоянно строят не менее фантастические предположения, основываясь на неких символах, найденных на картине.

Много предположений связано с тем, что под изображением Моны Лизы скрыто еще одно. Например, фигура ангела, или перо в руках модели. Есть и любопытная версия Валерия Чудинова, который обнаружил в Моне Лизе слова Яра Мара — имя русской языческой богини.

Версия № 10: обрезанный пейзаж

Немало версий связано и пейзажем, на фоне которого изображена Мона Лиза. Исследователь Игорь Ладов обнаружил в нем цикличность: кажется, стоит провести несколько линий, чтобы соединить края пейзажа. Не хватает буквально пары сантиметров, чтобы все сошлось. Но ведь на версии картины из музея Прадо есть колонны, которые судя по всему были и в оригинале. Никто не знает, кто обрезал картину. Если их вернуть, то изображение складывается в цикличный пейзаж, который символизирует то, что человеческая жизнь (в глобальном смысле) заколдованна также как все в природе...

Кажется, версий разгадки тайны Моны Лизы столько же, сколько людей, пытающихся исследовать шедевр. Место нашлось всему: от восхищения неземной красотой — до признания полной патологии. Каждый находит в Джоконде что-то свое и, быть может, именно в этом проявилась многомерность и смысловая многослойность полотна, которое дает каждому возможность включить свою фантазию. А между тем тайна Моны Лизы так и остается достоянием этой загадочной леди, с легкой улыбкой на устах...

www.mk.ru

Самые известные фотожабы картины Джоконда от знаменитых художников.

December 8th, 2014, 04:06 pm

Самые известные фотожабы картины Джоконда от знаменитых художников.

Оригинал взят у a_nasta_siya в Самые известные фотожабы картины Джоконда от знаменитых художников.«Мона Лиза», она же «Джоконда» самая известная картина Леонардо да Винчи, работа над которой была начата в 1503 году и закончена в 1505 году.

Психолог Пол Экман, так пишет о выражении лица Джоконды: "Флиртующая улыбка, хотя при этом соблазнитель и отводит глаза в сторону от объекта своего интереса, чтобы затем вновь бросить на него лукавый взгляд, который опять же мгновенно отводится, едва лишь будет замечен. Необычность впечатления от знаменитой Моны Лизы отчасти и заключается в том, что Леонардо ловит свою натуру именно в момент этого игривого движения; повернув голову в одну сторону, она смотрит в другую — на предмет своего интереса. В жизни это выражение лица мимолетно — взгляд украдкой длится не более мгновения».

Валерий Земцов1Валерий Земцов

Вот уже более 4х столетий портрет Моны Лизы будоражит умы зрителей. Не прошла она мимо внимания и знаменитых художников. Ей фотожабы делали Энди Уорхолл, Салвадор Дали, Лихтенштейн, Малевич и много других знаменитых художников.

a80fb5f906ca9a6608f76112be62bf75Сальвадор ДалиLeonardo Bezzola в 1976 году изобразил её в мужском костюме и шляпе.Леонардо БезоллаБэнксиБэнксиВалерий ЗемцовВалерий ЗемцовВалерий Земцов2Валерий ЗемцовВладимир ЦеслерВладимир ЦеслерДадаист Марсель Дюшан в 1919 году создал знаковое для последующих произведений художников произведение «L.H.O.O.Q.»Дадаист Марсель Дюшан в 1919 году создал знаковое для последующих произведений художников произведение «L.H.O.O.Q.»" title="Дадаист Марсель Дюшан в 1919 году создал знаковое для последующих произведений художников произведение «L.H.O.O.Q.»Джаспер Джонс в 1968 использовал её образ для «Figure 7»Джаспер Джонс в 1968 использовал её образ для «Figure 7»Ёко ТаданориЁко ТаданориЖан Мишель БаксияЖан Мишель БаксияЗорикто ДоржиевЗорикто ДоржиевЙиржи КоларжЙиржи КоларжКазимир Малевич. Композиция с Моной ЛизойКазимир Малевич. Композиция с Моной ЛизойМелисса ГримсМелисса ГримсМэтт ГроунингМэтт ГроунингПетер СоулПетер СоулПредставитель фигуративного искусства Фернандо Ботеро в 1959 году написал «Mona Lisa, Age Twelve», а в 1963 году создал изображение Моны Лизы в свойственной ему манере, преувеличивающей её весФернандо Ботеро в 1959 году написал «Mona Lisa, Age Twelve», а в 1963 году создал изображение Моны Лизы в свойственной ему манере, преувеличивающей её весРене Магритт в 1960 году создал картину «La Gioconda», где нет Моны Лизы, а есть окно.Рене Магритт в 1960 году создал картину «La Gioconda», где нет Моны Лизы, а есть окно.Роберт СильверсРоберт СильверсРой ЛихтенштейнРой ЛихтенштейнРоман КеслевичРоман КеслевичСергей ПараджановСергей ПаранджановФернан Леже в 1930 написал «Мону Лизу с ключами»Фернан Леже в 1930 написал «Мону Лизу с ключами»" title="Фернан Леже в 1930 написал «Мону Лизу с ключами»Шигео ФукудаШигео ФукудаШигео Фукуда1Шигео ФукудаЭнди Уорхол в 1963 и 1978 сделал композицию «Четыре Моны Лизы» и «Thirty Are Better Than One Andy Warhol» (1963), «Mona Lisa (Two Times)» (1980).Энди Уорхол в 1963 и 1978 сделал композицию «Четыре Моны Лизы»Энди Уорхол1Энди Уорхол

www.djoconda.com

slavikap-2.livejournal.com

Леонардо да Винчи. ч.3. История картины.

Ещё первые итальянские биографы Леонардо да Винчи писали о месте, которое занимала эта картина в творчестве художника. От работы над «Моной Лизой» Леонардо не уклонялся — как это было со многими другими заказами, а, наоборот, отдавался ей с какой-то страстью. Ей было посвящено все время, остававшееся у него от работы над «Битвой при Ангиари». Он потратил на него значительное время и, покидая Италию в зрелом возрасте, увёз с собой во Францию в числе некоторых других избранных картин. Да Винчи испытывал особенную привязанность к этому портрету, а также много размышлял во время процесса его создания, в «Трактате о живописи» и в тех заметках о технике живописи, которые не вошли в него, можно найти множество указаний, с несомненностью относящихся к «Джоконде».

«Студия Леонардо да Винчи» на гравюре 1845 года: Джоконду развлекают шуты и музыканты

Согласно Джорджио Вазари (1511—1574), автору биографий итальянских художников, который написал о Леонардо в 1550 году, 31 год спустя после его смерти, Мона Лиза (сокр. от мадонна Лиза) была женой флорентийца по имени Франческо дель Джокондо (итал. Francesco del Giocondo), на чей портрет Леонардо потратил 4 года, всё же оставив его неоконченным.

«Взялся Леонардо выполнить для Франческо дель Джокондо портрет моны Лизы, жены его, и, потрудившись над ним четыре года, оставил его недовершенным. Это произведение находится ныне у французского короля в Фонтенбло.Это изображение всякому, кто хотел бы видеть, до какой степени искусство может подражать природе, дает возможность постичь это наилегчайшим образом, ибо в нем воспроизведены все мельчайшие подробности, какие только может передать тонкость живописи. Поэтому глаза имеют тот блеск и ту влажность, какие обычно видны у живого человека, а вокруг них переданы все те красноватые отсветы и волоски, которые поддаются изображению лишь при величайшей тонкости мастерства.Ресницы, сделанные наподобие того как действительно растут на теле волосы, где гуще, а где реже, и расположенные соответственно порам кожи, не могли бы быть изображены с большей естественностью. Нос со своими прелестными отверстиями, розоватыми и нежными, кажется живым.Рот, слегка приоткрытый, с краями, соединенными алостью губ, с телесностью своего вида, кажется не красками, а настоящей плотью. В углублении шеи при внимательном взгляде можно видеть биение пульса. И поистине можно сказать, что это произведение было написано так, что повергает в смятение и страх любого самонадеянного художника, кто бы он ни был.Между прочим, Леонардо прибег к следующему приему: так как мона Лиза была очень красива, то во время писания портрета он держал людей, которые играли на лире или пели, и тут постоянно были шуты, поддерживавшие в ней веселость и удалявшие меланхолию, которую обычно сообщает живопись выполняемым портретам. У Леонардо же в этом произведении улыбка дана столь приятной, что кажется, будто бы созерцаешь скорее божественное, нежели человеческое существо; самый же портрет почитается произведением необычайным, ибо и сама жизнь не могла бы быть иной».

Возможно, этот рисунок из коллекции Хайд в Нью-Йорке сделан рукой Леонардо да Винчи и является предварительным эскизом портрета Моны Лизы. В этом случае любопытно, что сначала он намеревался вложить ей в руки пышную ветвь.

Скорее всего Вазари просто добавил историю о шутах для развлечения читателей. Текст Вазари также содержит точное описание бровей, отсутствующих на картине. Эта неточность могла возникнуть только в том случае, если автор описывал картину по памяти или же по рассказам других. Алексей Дживелегов пишет, что указание Вазари на то, что «работа над портретом продолжалась четыре года, явно преувеличено: Леонардо не пробыл во Флоренции столько времени после возвращения от Цезаря Борджа, а если бы он начал писать портрет до отъезда к Цезарю, Вазари, наверное, сказал бы, что он писал его пять лет». Также учёный пишет об ошибочном указании на неоконченность портрета — «портрет несомненно писался долго и был доведен до конца, что бы ни говорил Вазари, который в своей биографии Леонардо стилизовал его как художника, принципиально не умеющего окончить ни одну крупную работу. И не только был закончен, но является одной из наиболее тщательно отделанных вещей Леонардо».

Интересен факт, что в своём описании Вазари восхищается талантом Леонардо передавать физические феномены, а не сходством между моделью и картиной. Как кажется, именно эта «физическая» особенность шедевра оставила глубокое впечатление у посетителей ателье художника и дошла до Вазари почти пятьдесят лет спустя.

Картина была хорошо известна среди любителей искусства, хотя Леонардо уехал из Италии во Францию в 1516 году, взяв картину с собой. Согласно итальянским источникам она с тех пор находилась в коллекции французского короля Франциска I, однако остаётся неясным, когда и как она была им приобретена и почему Леонардо не вернул её заказчику.

Возможно, художник действительно не закончил картину во Флоренции, а взял её с собой при отъезде в 1516 году и наложил последний мазок в отсутствии свидетелей, которые могли бы рассказать об этом Вазари. В таком случае, он закончил её незадолго до своей смерти в 1519 году. (Во Франции он жил в Кло-Люсе неподалёку от королевского замка Амбуаз).

В 1517 году кардинал Луиджи д'Арагона посетил Леонардо в его французской мастерской.Описание этого визита было сделано секретарём кардинала Антонио де Беатисом:«10 октября 1517 года монсиньор и иже с ним посетили в одной из отдалённых частей Амбуаза мессира Леонардо да Винчи, флорентийца, седобородого старца, которому более семидесяти лет, — самого превосходного художника нашего времени. Он показал его превосходительству три картины: одну с изображением флорентийской дамы, писанную с натуры по просьбе брата Лоренцо Великолепного Джулиано Медичи, другую — святой Иоанн Креститель в молодости и третью — Святая Анна с Марией и младенцем Христом; все в высшей степени прекрасные.От самого мастера, в связи с тем, что у него в то время была парализована правая рука, уже нельзя было ожидать новых хороших работ».По мнению части исследователей, под «некой флорентийской дамой» подразумевается «Мона Лиза». Возможно, однако, что это был другой портрет, от которого не сохранилось ни свидетельств, ни копий, вследствие чего Джулиано Медичи не мог иметь никакого отношения к «Моне Лизе».

Картина XIX века кисти Энгра в преувеличенно-сентиментальной манере показывает горе короля Франциска у смертного ложа Леонардо да Винчи

Проблема идентификации модели

Вазари, родившийся в 1511 году, никак не мог увидеть Джоконду своими глазами и был вынужден сослаться на информацию, данную анонимным автором первой биографии Леонардо. Именно он и пишет о торговце шелками Франческо Джокондо, заказавшем у художника портрет своей третьей жены. Несмотря на слова этого анонимного современника, многие исследователи сомневались в возможности того, что «Мона Лиза» была написана во Флоренции (1500—1505), так как утончённая техника может указывать на более позднее создание картины. Приводился также довод, что в это время Леонардо был настолько занят работой над «Битвой Ангиари», что даже отказал маркизе мантуанской Изабелле д’Эсте принять её заказ (впрочем, с этой дамой его связывали очень сложные отношения).

Работа последователя Леонардо — изображение святой. Возможно, в её облике запечатлена Изабелла Арагонская, герцогиня Миланская, одна из кандидаток на роль Моны Лизы

Франческо дель Джокондо, видный флорентийский пополан, в тридцатипятилетнем возрасте в 1495 году женился в третий раз на молодой неаполитанке из знатной семьи Герардини — Лизе Герардини, полное имя Лиза ди Антонио Мариа ди Нольдо Герардини (15 июня 1479 — 15 июля 1542, или около 1551) . Хотя сведения о личности модели даёт Вазари, по поводу неё до сих пор долгое время оставалась неопределённость и высказывалось множество версий:

Согласно одной из выдвигавшихся версий, «Мона Лиза» — автопортрет художника

Тем не менее, версия о соответствии общепринятого названия картины личности модели в 2005 году, как считается, нашла окончательное подтверждение. Учёные из Гейдельбергского университета изучили заметки на полях фолианта, владельцем которого был флорентийский чиновник, личный знакомый художника Агостино Веспуччи. В записках на полях книги он сравнивает Леонардо со знаменитым древнегреческим живописцем Апеллесом и отмечает, что «сейчас да Винчи работает над тремя картинами, одна из которых — портрет Лизы Герардини». Таким образом, Мона Лиза действительно оказалась женой флорентийского торговца Франческо дель Джокондо — Лизой Герардини. Картина, как доказывают в этом случае учёные, была заказана Леонардо для нового дома молодой семьи и в ознаменование рождения их второго сына, названного Андреа.

Копия «Моны Лизы» из коллекции Уоллас (Балтимор) была сделана до того, как края оригинала были обрезаны, и позволяет разглядеть утраченные колонны

Копия «Моны Лизы» из коллекции Уоллас (Балтимор) была сделана до того, как края оригинала были обрезаны, и позволяет разглядеть утраченные колонны

На картине прямоугольного формата изображена женщина в тёмной одежде, обернувшаяся вполоборота. Она сидит в кресле, сложив руки вместе, оперев одну руку на его подлокотник, а другую положив сверху, повернувшись в кресле почти лицом к зрителю. Разделённые пробором, гладко и плоско лежащие волосы, видные сквозь накинутую на них прозрачную вуаль (по некоторым предположениям — атрибут вдовства), падают на плечи двумя негустыми, слегка волнистыми прядями. Зелёное платье в тонких сборках, с жёлтыми рукавами в складках, вырезано на белой невысокой груди. Голова слегка повёрнута.

Искусствовед Борис Виппер, описывая картину, указывает, что в лице Моны Лизы заметны следы моды кватроченто: у неё выбриты брови и волосы на верхушке лба.

Фрагмент «Моны Лизы» с остатками базы колонны

Нижний край картины обрезает вторую половину её тела, таким образом, портрет является практически поясным. Кресло, в котором сидит модель, стоит на балконе либо на лоджии, линия парапета которой видна позади её локтей. Как считается, раньше картина могла быть шире и вмещать две боковые колонны лоджии, от которых в данный момент остались две базы колонн, чьи фрагменты видны по краям парапета.

Лоджия выходит на пустынную дикую местность с извилистыми потоками и озером, окружённым снежными горами, которая простирается к высоко поднятой линии горизонта позади фигуры.

«Мона Лиза представлена сидящей в кресле на фоне пейзажа, и уже само сопоставление её сильно приближенной к зрителю фигуры с видимым издалека, как бы огромной горы, ландшафтом сообщает образу необыкновенное величие. Этому же впечатлению содействует контраст повышенной пластической осязательности фигуры и её плавного, обобщённого силуэта с уходящим в туманную даль, похожим на видение пейзажем с причудливыми скалами и вьющимися среди них водными протоками».

КомпозицияMona Lisa depth.jpg

Портрет Джоконды является одним из самых лучших образцов портретного жанра итальянского Высокого Ренессанса.

Борис Виппер пишет, что, несмотря на следы кватроченто, «своей одеждой с небольшим вырезом на груди и с рукавами в свободных складках, точно так же как прямой позой, лёгким поворотом тела и мягким жестом рук Мона Лиза всецело принадлежит эпохе классического стиля».

Михаил Алпатов указывает, что «Джоконда превосходно вписана в строго пропорциональный прямоугольник, полуфигура ее образует нечто целое, сложенные руки придают ее образу завершенность. Теперь, конечно, не могло быть и речи о причудливых завитках раннего „Благовещения“.Впрочем, как ни смягчены все контуры, волнистая прядь волос Джоконды созвучна прозрачной вуали, а брошенная через плечо свесившаяся ткань находит себе отзвук в плавных извивах далекой дороги.Во всем этом Леонардо проявляет свое умение творить согласно законам ритма и гармонии».Современное состояние

Макросъёмка позволяет увидеть большое количество кракелюр (трещин) на поверхности картины.

«Мона Лиза» очень потемнела, что считается результатом свойственного её автору тяготения к экспериментам с красками, из-за которого фреска «Тайная вечеря» вообще практически погибла. Современники художника, тем не менее, успели выразить свои восторги не только по поводу композиции, рисунка и игры светотени — но и относительно колорита произведения. Предполагается, например, что изначально рукава её платья могли быть красными — как это видно из копии картины из Прадо.

Современное состояние картины достаточно плохое, из-за чего сотрудники Лувра объявили, что больше не будут отдавать её на выставки:«На картине образовались трещины, а одна из них останавливается в считанных миллиметрах над головой Моны Лизы».

АнализТехника

Как отмечает Дживелегов, ко времени создания «Моны Лизы» мастерство Леонардо «уже вступило в фазу такой зрелости, когда поставлены и решены все формальные задачи композиционного и иного характера, когда Леонардо начинало казаться, что только последние, самые трудные задачи художественной техники заслуживают того, чтобы ими заняться. И когда он в лице моны Лизы нашёл модель, удовлетворявшую его запросам, он попробовал решить некоторые из самых высоких и трудных задач живописной техники, ещё им не решенных. Он хотел при помощи приемов, уже выработанных и испробованных им раньше, особенно при помощи своего знаменитого sfumato, дававшего и раньше необыкновенные эффекты, сделать больше, чем он делал раньше: создать живое лицо живого человека и так воспроизвести черты и выражение этого лица, чтобы ими был раскрыт до конца внутренний мир человека».

Пейзаж позади Моны Лизы

Борис Виппер задаётся вопросом, «какими средствами достигнута эта одухотворенность, эта не умирающая искра сознания в образе Моны Лизы, то следует назвать два главных средства.Одно — это чудесное леонардовское сфумато. Недаром Леонардо любил говорить, что „моделировка — душа живописи“. Именно сфумато создает влажный взгляд Джоконды, легкую, как ветер, её улыбку, ни с чем не сравнимую ласкающую мягкость прикосновения рук».Сфумато — это едва уловимая дымка, окутывающая лицо и фигуру, смягчающая контуры и тени. Леонардо рекомендовал для этой цели помещать между источником света и телами, как он выражается, «некий род тумана».

Ротенберг пишет, что «Леонардо сумел внести в свое создание ту степень обобщения, которая позволяет рассматривать его как образ ренессансного человека в целом. Эта высокая мера обобщения сказывается во всех элементах изобразительного языка картины, в её отдельных мотивах — в том, как легкая, прозрачная вуаль, охватывая голову и плечи Моны Лизы, объединяет тщательно выписанные пряди волос и мелкие складки платья в общий плавный контур; она ощутима в ни с чем не сравнимой по нежной мягкости моделировке лица (на котором по моде того времени удалены брови) и прекрасных холеных рук».

Алпатов добавляет, что «в мягко тающей дымке, окутывающей лицо и фигуру, Леонардо удалось дать почувствовать беспредельную изменчивость человеческой мимики. Хотя глаза Джоконды внимательно и спокойно смотрят на зрителя, благодаря затененности её глазных впадин можно подумать, будто они чуть хмурятся; губы её сжаты, но около их уголков намечаются едва уловимые тени, которые заставляют поверить, что каждую минуту они разомкнутся, улыбнутся, заговорят.Самый контраст между пристальным взглядом и полуулыбкой на устах дает понятие о противоречивости её переживаний. (…) Леонардо трудился над ней несколько лет, добиваясь того, чтобы в картине не осталось ни одного резкого мазка, ни одного угловатого контура; и хотя края предметов в ней ясно ощутимы, все они растворяются в тончайших переходах от полутеней к полусветам»

Пейзаж

Искусствоведы подчёркивают органичность, с которой художник соединил портретную характеристику личности с пейзажем, полным особенного настроения, и насколько сильно это увеличило достоинства портрета.

Ранняя копия «Моны Лизы» из Прадо демонстрирует, как много теряет портретный образ, помещённый на тёмный нейтральный фон

Виппер считает пейзаж вторым средством, которое создаёт одухотворённость картины: «Второе средство — это отношение между фигурой и фоном. Фантастический, скалистый, словно увиденный сквозь морскую воду пейзаж на портрете Моны Лизы обладает какой-то другой реальностью, чем сама ее фигура. У Моны Лизы — реальность жизни, у пейзажа — реальность сна. Благодаря этому контрасту Мона Лиза кажется такой невероятно близкой и ощутимой, а пейзаж мы воспринимаем как излучение ее собственной мечты».

Внешний облик и душевный строй конкретной личности переданы им с небывалой синтетичностью.Этому имперсональному психологизму отвечает космическая отвлеченность пейзажа, почти полностью лишенного каких-либо признаков человеческого присутствия. В дымчатой светотени не только смягчаются все очертания фигуры и пейзажа и все цветовые тона. В почти неуловимых глазом тончайших переходах от света к тени, в вибрации леонардовского „сфумато“ до предела смягчается, тает и готова исчезнуть всякая определенность индивидуальности и её психологического состояния. (…) „Джоконда“ — не портрет. Это — зримый символ самой жизни человека и природы, соединенных в одно целое и представленных отвлеченно от своей индивидуально-конкретной формы. Но за еле заметным движением, которое, как лёгкая рябь, пробегает по неподвижной поверхности этого гармонического мира, угадывается все богатство возможностей физического и духовного бытия».

«Мона Лиза» выдержана в золотисто-коричневых и рыжеватых тонах первого плана и изумрудно-зелёных тонах дали. «Прозрачные, как стекло, краски образуют сплав, словно созданный не рукой человека, но той внутренней силой материи, которая из раствора рождает совершенные по форме кристаллы».Как многие работы Леонардо, это произведение потемнело от времени, и его цветовые соотношения несколько изменились, однако и сейчас отчётливо воспринимаются продуманные сопоставления в тонах карнации и одежды и их общий контраст с голубовато-зелёным, «подводным» тоном пейзажа.

Историки искусства отмечают, что портрет Моны Лизы стал решающим шагом на пути развития ренессансного портретного искусства. Ротенбер пишет: «хотя живописцы кватроченто оставили ряд значительных произведений этого жанра, все же их достижения в портрете были, так сказать, непропорциональны достижениям в основных живописных жанрах — в композициях на религиозную и мифологическую тематику. Неравноправие портретного жанра сказывалось уже в самой „иконографии“ портретных изображений.«Донна Нуда» (то есть «Обнажённая донна»). Неизвестный художник, конец XVI века, Эрмитаж

В своей новаторской работе Леонардо перенёс главный центр тяжести на лицо портретированной. Одновременно использовал и руки, как мощное средство психологической характеристики. Сделав портрет поколенным по формату, художник получил возможность демонстрировать более широкий диапазон изобразительных приёмов. А самым важным в образном строе портрета является — это подчинение всех частностей руководящей идее. «Голова и руки — вот несомненный центр картины, которому принесены в жертву остальные её элементы. Сказочный ландшафт как бы просвечивает сквозь морские воды, настолько он кажется далеким и неосязаемым. Его главная цель — не отвлечь внимания зрителя от лица. И эту же роль призвано выполнить одеяние, распадающееся на мельчайшие складочки. Леонардо сознательно избегает тяжелых драпировок, которые могли бы затемнить выразительность рук и лица. Таким образом, он заставляет выступать последние с особой силой, тем большей, чем скромнее и нейтральнее ландшафт и одеяние, уподобляющиеся тихому, едва заметному аккомпанементу».

Ученики и последователи Леонардо создавали многочисленные реплики с «Моны Лизы». Некоторые из них (из коллекции Вернон, США; из коллекции Уолтер, Балтимор, США; а также некоторое время Айслвортская «Мона Лиза», Швейцария) считаются своими владельцами аутентичными, а картина в Лувре — копией. Также существует иконография «обнажённая Мона Лиза», представленная несколькими вариантами («Прекрасная Габриэль», «Монна Ванна», эрмитажная «Донна Нуда»), выполненными, видимо, ещё учениками самого художника. Большое их количество вызвало на свет недоказуемую версию, что существовал вариант обнажённой Моны Лизы, написанный самим мастером.

Репутация картины

«Мона Лиза» за пуленепробиваемым стеклом в Лувре и толпящиеся рядом посетители музея

Несмотря на то, что «Мона Лиза» была высоко оценена современниками художника, в дальнейшем её репутация потускнела. О картине не вспоминали особенно до середины XIX века, когда художники, близкие к символистскому движению, начали восхвалять её, ассоциируя со своими идеями относительно женской загадочности. Критик Уолтер Патер в своём эссе 1867 года о да Винчи выразил своё мнение, описав фигуру на картине, как своего рода мифическое воплощение вечной женственности, которое «старше скал, меж которых оно сидит» и которое «умирало множество раз и изучило тайны загробного мира».

Дальнейший взлёт славы картины связан с её таинственным исчезновением в начале XX века и счастливым возвращением в музей несколько лет спустя (см. ниже, раздел Кража), благодаря чему она не сходила со страниц газет.

Современник её приключения критик Абрам Эфрос писал: «…музейный сторож, не отходящий ныне ни на шаг от картины, со времени её возвращения в Лувр после похищения 1911 г., сторожит не портрет супруги Франческе дель Джокондо, а изображение какого то полу-человеческого, полу-змеиного существа, не то улыбающегося, не то хмурого, господствующего над охладевшим, голым, утесистым пространством, раскинувшимся за спиной».

«Мона Лиза» на сегодняшний день является одной из самых знаменитых картин западноевропейского искусства. Её громкая репутация связана не только с её высокими художественными достоинствами, но и с атмосферой загадочности, окружающей это произведение.

Все знают, какую неразрешимую загадку вот уже скоро четыреста лет загадывает Мона Лиза поклонникам, толпящимся перед образом ее. Никогда дотоле художник не выразил сущность женственности (я привожу строки, записанные утонченным писателем, скрывающимся за псевдонимом Пьера Корле): «Нежность и скотство, стыдливость и затаенное сладострастие, великая тайна сердца, обуздывающего себя, ума рассуждающего, личность, замкнутая в себе, оставляющая другим созерцать лишь блеск её». (Эжен Мюнтц).

Одна из загадок связана с глубокой привязанностью, которую автор испытывал к этому произведению. Объяснения предлагали разные, например, романтическое: Леонардо влюбился в мону Лизу и умышленно затягивал работу, чтобы подольше оставаться с ней, а она дразнила его своей загадочной улыбкой и доводила до величайших творческих экстазов. Эта версия считается просто домыслом. Дживелегов считает, что эта привязанность связана с тем, он нашёл в ней точку приложения многих из своих творческих исканий .

Улыбка Джоконды

Леонардо да Винчи. «Иоанн Креститель». 1513—1516, Лувр. Эта картина тоже имеет свою загадку: почему Иоанн Креститель улыбается и указывает вверх?

Леонардо да Винчи. «Святая Анна с Мадонной и младенцем Христом» (фрагмент), ок. 1510, Лувр.

Улыбка Моны Лизы является одной из самых знаменитых загадок картины. Эта лёгкая блуждающая улыбка встречается во многих произведениях как самого мастера, так и у леонардесков, но именно в «Моне Лизе» она достигла своего совершенства.

« Особенно завораживает зрителя демоническая обворожительность этой улыбки. Сотни поэтов и писателей писали об этой женщине, которая кажется то обольстительно улыбающейся, то застывшей, холодно и бездушно смотрящей в пространство, и никто не разгадал ее улыбку, никто не истолковал ее мысли. Все, даже пейзаж, таинственны, подобно сновидению, трепетны, как предгрозовое марево чувственности (Мутер). »

Гращенков пишет: «Бесконечное многообразие человеческих чувств и желаний, противоборствующих страстей и помыслов, сглаженных и слитых воедино, отзывается в гармонически бесстрастном облике Джоконды лишь неопределённостью её улыбки, едва зарождающейся и пропадающей.Это ничего не означающее мимолетное движение уголков её рта, словно отдалённое, слившееся в один звук эхо, доносит до нас из беспредельной дали красочную полифонию духовной жизни человека».

Искусствовед Ротенберг считает, что «немного найдется во всем мировом искусстве портретов, равных „Моне Лизе“ по силе выражения человеческой личности, воплощенной в единстве характера и интеллекта. Именно необычайная интеллектуальная заряженность леонардовского портрета отличает его от портретных образов кватроченто. Эта его особенность воспринимается тем острее, что она относится к женскому портрету, в котором характер модели прежде раскрывался в совершенно иной, преимущественно лирической образной тональности.Исходящее от „Моны Лизы“ ощущение силы — это органическое сочетание внутренней собранности и чувства личной свободы, духовная гармония человека, опирающегося на его сознание собственной значительности. И сама улыбка её отнюдь не выражает превосходства или пренебрежения; она воспринимается как результат спокойной уверенности в себе и полноты самообладания».

Борис Виппер указывает, что упомянутое выше отсутствие бровей и выбритый лоб, быть может, невольно усиливает странную загадочность в выражении её лица. Далее он пишет о силе воздействия картины: «Если мы спросим себя, в чем заключается великая притягательная сила „Моны Лизы“, её действительно ни с чем не сравнимое гипнотическое воздействие, то ответ может быть только один — в её одухотворенности. В улыбку „Джоконды“ вкладывали самые хитроумные и самые противоположные интерпретации. В ней хотели читать гордость и нежность, чувственность и кокетство, жестокость и скромность.Ошибка заключалась, во-первых, в том, что искали во что бы то ни стало индивидуальных, субъективных душевных свойств в образе Моны Лизы, тогда как несомненно, что Леонардо добивался именно типической одухотворенности.Во-вторых, — и это, пожалуй, ещё важнее — одухотворенности Моны Лизы пытались приписать эмоциональное содержание, между тем как на самом деле она имеет интеллектуальные корни.Чудо Моны Лизы заключается именно в том, что она мыслит; что, находясь перед пожелтевшей, потрескавшейся доской, мы непреоборимо ощущаем присутствие существа, наделенного разумом, существа, с которым можно говорить и от которого можно ждать ответа».

Лазарев анализировал её как учёный-искусствовед: «Эта улыбка является не столько индивидуальной чертой Моны Лизы, сколько типической формулой психологического оживления, формулой, проходящей красной нитью через все юношеские образы Леонардо, формулой, которая позднее превратилась, в руках его учеников и последователей, в традиционный штамп. Подобно пропорциям леонардовских фигур, она построена на тончайших математических измерениях, на строгом учете выразительных ценностей отдельных частей лица. И при всем том, эта улыбка абсолютно естественна, и в этом именно сила её очарования. Она отнимает у лица все жесткое, напряженное, застылое, она превращает его в зеркало смутных, неопределенных душевных переживаний, в своей неуловимой легкости она может быть сравнена лишь с пробегающей по воде зыбью».

Mona Lisa detail mouth.jpg

Её анализ привлекал внимание не только искусствоведов, но и психологов. Зигмунд Фрейд пишет:«Кто представляет картины Леонардо, у того всплывает воспоминание о странной, пленительной и загадочной улыбке, затаившейся на губах его женских образов. Улыбка, застывшая на вытянутых, трепетных губах, стала характерной для него и чаще всего называется „леонардовской“.В своеобразно прекрасном облике флорентийки Моны Лизы дель Джоконды она сильнее всего захватывает и повергает в замешательство зрителя. Эта улыбка требовала одного толкования, а нашла самые разнообразные, из которых ни одно не удовлетворяет. (…)Догадка, что в улыбке Моны Лизы соединились два различных элемента, рождалась у многих критиков. Поэтому в выражении лица прекрасной флорентийки они усматривали самое совершенное изображение антагонизма, управляющего любовной жизнью женщины, сдержанности и обольщения, жертвенной нежности и безоглядно-требовательной чувственности, поглощающей мужчину как нечто постороннее. (…) Леонардо в лице Моны Лизы удалось воспроизвести двоякий смысл её улыбки, обещание безграничной нежности и зловещей угрозы».

Копия XVI века, находящаяся в Эрмитаже, Санкт-Петербург

Особенно завораживает зрителя демоническая обворожительность этой улыбки. Сотни поэтов и писателей писали об этой женщине, которая кажется то обольстительно улыбающейся, то застывшей, холодно и бездушно смотрящей в пространство, и никто не разгадал ее улыбку, никто не истолковал ее мысли. Все, даже пейзаж, таинственны, подобно сновидению, трепетны, как предгрозовое марево чувственности (Мутер).

Философ А. Ф. Лосев пишет о ней резко негативно:…"Мона Лиза" с её «бесовской улыбочкой». «Ведь стоит только всмотреться в глаза Джоконды, как можно без труда заметить, что она, собственно говоря, совсем не улыбается. Это не улыбка, но хищная физиономия с холодными глазами и отчетливым знанием беспомощности той жертвы, которой Джоконда хочет овладеть и в которой кроме слабости она рассчитывает еще на бессилие перед овладевшим ею скверным чувством».

Открыватель термина микровыражение психолог Пол Экман (прототип доктора Кэла Лайтмана из телесериала «Обмани меня») пишет о выражении лица Джоконды, анализируя его с точки зрения своих знаний о человеческой мимике: «два других вида [улыбок] сочетают искреннюю улыбку с характерным выражением глаз. Флиртующая улыбка, хотя при этом соблазнитель и отводит глаза в сторону от объекта своего интереса, чтобы затем вновь бросить на него лукавый взгляд, который опять же мгновенно отводится, едва лишь будет замечен. Необычность впечатления от знаменитой Моны Лизы отчасти и заключается в том, что Леонардо ловит свою натуру именно в момент этого игривого движения; повернув голову в одну сторону, она смотрит в другую — на предмет своего интереса. В жизни это выражение лица мимолетно — взгляд украдкой длится не более мгновения»

История картины в Новое время

Ко дню своей смерти в 1525 году ассистент (и, возможно, возлюбленный) Леонардо по имени Салаи владел, судя по упоминаниям в его личных бумагах, портретом женщины под именем «Джоконда» (quadro de una dona aretata), которая была завещана ему учителем. Салаи оставил картину своим сёстрам, жившим в Милане. Остаётся загадкой, как в таком случае портрет попал из Милана обратно во Францию. Также неизвестно, кто и когда именно обрезал края картины с колоннами, которые, по мнению большинства исследователей, основывающемуся на сравнении с другими портретами, существовали в первоначальном варианте. В отличие от другой обрезанной работы Леонардо — «Портрета Джиневры Бенчи», нижняя часть которого была обрезана, так как пострадала от воды или огня, в данном случае причины были, скорее всего, композиционного характера. Существует версия, что это сделал сам Леонардо да Винчи.

Толпа в Лувре у картины, наши дни

Король Франциск I, как считается, купил картину у наследников Салаи (за 4 000 экю) и хранил в своём замке Фонтенбло, где она оставалась до времён Людовика XIV. Последний перевёз её в Версальский дворец, а после Французской революции она оказалась в Лувре. Наполеон повесил портрет в своей спальне дворца Тюильри, затем она вернулась обратно в музей.

Во время Второй мировой войны картина была в целях безопасности перевезена из Лувра в замок Амбуаз, потом в аббатство Лок-Дьё, и наконец в музей Энгра в Монатабане, откуда после победы благополучно вернулась на место.

В двадцатом столетии картина почти не покидала Лувр, побывав в 1963 в США и в 1974 в Японии. По пути из Японии во Францию картина была выставлена в музее им. А. С. Пушкина в Москве. Поездки только закрепили успех и славу картины.

Кража

1911 год. Пустая стена, где висела «Мона Лиза»

Мона Лиза ещё долго была бы известна только тонким знатокам изобразительного искусства, если бы не её исключительная история, которая обеспечила ей всемирную известность.

Винченцо Перуджиа. Лист из уголовного дела.

21 августа 1911 года картина была похищена работником Лувра, итальянским мастером по зеркалам Винченцо Перуджиа (итал. Vincenzo Peruggia). Цель этого похищения не выяснена однозначно. Возможно, Перуджа хотел возвратить «Джоконду» на историческую родину, считая, что французы «похитили» её и забывая, что Леонардо сам привёз картину во Францию. Поиски полиции были безуспешными. Поэт Гийом Аполлинер был арестован по подозрению в совершении преступления и позже освобождён. Пабло Пикассо также находился под подозрением. Картину нашли только спустя два года Часть 1.Часть 2.

источник

alindomik.livejournal.com

Мона Лиза и современные художники

3. Субодх Гупта в 2009 году придал трехмерную форму произведению «L.H.O.O.Q.» Марселя Дюшана, превратив репродукцию знаменитого полотна с пририсованными усами в бронзовую скульптуру. «Я уважаю Дюшана как великого художника и мыслителя, и Мона Лиза – это своего рода дань уважения к нему, выражение моего восхищения за его творческую свободу в мышлении… На мой взгляд, искусство говорит о времени. Искусство наделено властью выражать чувства и идеи; оно заставляет нас понять то, что было не понятным. Дюшан способен заставить нас воспринимать все по-иному. Сколько мы знаем личностей Дюшана, и как много его работ? Нам не известно. Тем не менее, визуальный язык столь мощен и так индивидуален, что не глядя на работы Дюшана, я не мог увидеть его как личность. Так что для меня, как художника, моя работа - это я, но без моей работы, я никто» - Субодх Гупта.

 

4. В 2001 году художник Георгий Пузенков создал свою версию самой знаменитой картины – "Одиночная Мона Лиза/ Single Mona Lisa 1:1". Это была "Джоконда", словно пропущенная сквозь фильтры графических редакторов, ставшая двухцветной, втиснутая в файловую рамку, но при этом не утратившая своей знаменитой улыбки. По мнению художника, поместить "Мону Лизу" в экран монитора, а точнее, в квадрат окна операционной системы "Windows", требует само время – нынешний человек чаще смотрит в окошко "Windows", чем в обычное окно. Тем более что сегодня "Мона Лиза" – не только и не столько жемчужина мировой живописи, сколько фетиш массовой культуры.

В 1997, с картиной "Single Mona Lisa 1:1" (70 х 70 см) и фотокамерой, художник Георгий Пузенков отправился в путешествие по деревенской и городской России. Художник испытывал потребность вернуться в места, где он родился, провёл детство и юность. По его словам, это было не ностальгическое возвращение, а скорее попытка проверить свои воспоминания, сравнить их с сегодняшним восприятием мира. Сопровождаемый его творческим "alter ego", Георгий Пузенков фиксировал на пленку напряженный и эстетически насыщенный диалог, возникавший между Моной Лизой и российской реальностью, Западом и Востоком, прошлым и настоящим. Результатом этого путешествия стали снимки, которые можно было бы назвать сюрреальными, если бы они не были абсолютно документальными. 35 фотографических объектов -  из серии "Мона Лиза отправляется в Россию" (1997 - 2001) представляют это путешествие.

 

5. После того, как Иса Генцкен увидела бюст Нефертити – древнюю икону женской красоты – в Египетском музее в родном Берлине, художница решила создать серию гипсовых копий скульптуры с надетыми солнечными очками. Иса разместила бюсты на верху высоких белых тумб, а у основания тумб расположила копии портретов Моны Лизы.  Архитектура модернизма, поп-культура и источники женской красоты, все это послужило вдохновением для создания этих тотемных инсталляций.

 

6. Кодзи Рюи превращает такие скромные повседневные материалы, как бумага, полистирол, пластиковые соломинки для питья, металлические емкости, ручки швабр, тряпки в, зачастую очень сложно сделанные, скульптурные формы. На своей выставке «So Long» в 2008 году он продолжил свое исследование трансформации. В одном из залов находилась его инсталляция «Фабрика доктора Моны Лизы», состоящая из пакетов, наполненных дешевыми тяжелыми прозрачными пластиковыми кусочками. Пакеты были расположены вокруг группы скульптур, в свою очередь, состоящих из металлических ведер, на вершине которых находились «ядерные взрывы» (грибное облако было сделано из натриевой соли глютаминовой кислоты), объект из резиновой ленты, погнутые лазерные диски. 

Вдоль стены находились зеркала, которые были вырезаны в точных пропорциях портрета Моны Лизы, а затем разбиты молотком. Как известно, разбитое зеркало приносит семь лет невезения, и Коджи создает своего рада противовес этой примете при помощи найденных и изготовленных талисманов удачи, которые так же являлись частью инсталляции. 

Опираясь на апокалипсические идеи, выставка являлась тревожным оплакиванием конца всего, но также предлагала новый взгляд на вещи и альтернативу, синтетическое восстановление мира вокруг нас, таким, каким мы его знаем.

 

7. Двора Спербер создала целую серию картин, все из которых несут одно название – «После Моны Лизы» - и различаются лишь порядковыми номерами. Эти картины сделаны при помощи разноцветных катушек с нитками. На иллюстрации в этом тексте, картина собрана из 875 катушек, и размер этой картины совпадает с размером настоящего портрета Моны Лизы. Разрешение портрета из катушек очень низкое, на первый взгляд кажется, что катушки расположены случайным образом. Однако, если посмотреть через обзорную сферу – прозрачный акриловый шар – катушки нитей собираются в узнаваемый образ, сообщающий, как мало информации требуется мозгу чтобы собрать смысл того визуального образа, который уже был знаком. Так же изображение из катушек, собираясь в сфере, переворачивается на 180 градусов, тот же процесс происходит и при передаче образа от человеческого глаза к мозгу. Этот сдвиг функции восприятия как драматический механизм представляет идею о том, что в реальности не только одна правда и противопоставляет субъективную реальность абсолютной истине.

 

8. «Исследование перспективы» Ай Вэйвея – серия фотографий, где средний палец художника располагается перед некоторыми из самых известных, сделанных человеком, ориентиров по всему миру, в том числе и – портретом Моны Лизы. Кроме реакции смеха, этот жест демонстрирует восстание против государственной власти, которая игнорирует свободы своих граждан.

Источники: Culture24, Бюро 24/7, Alternative Media Group of Australia, Sarah Cottier Gallery, devorahsperber.com, Yatzer, ria.ru, Zoo Magazine, GiF.Ru.

Материал подготовила Ольга Бутеноп

artuzel.com

Живопись Да Винчи Леонардо, «Тайная Вечеря», «Джоконда», описание картины

Живопись XV-XVI вв.

Леонардо да Винчи является не только величайшим художником эпохи Высокого Возрождения, но также и скульптором, архитектором, инженером и ученым. Наука и искусство тесно переплелись в его творчестве. Леонардо родился в 1452 г. близ маленького итальянского городка Винчи, которому художник и обязан свом именем. Четырнадцатилетним юношей он переехал во Флоренцию и стал учеником Андреа Верроккьо – выдающегося живописца, скульптора и архитектора. Юноша многому научился в мастерской Верроккьо, но очень скоро превзошел в мастерстве и учителя, и художников-современников.

К раннему периоду его творчества относятся несколько изображений Мадонны, в которых свет, падающий на фигуры, имеет как бы два источника – спереди и сзади. Взаимодействие двух противоположных потоков света приводило к рассеянию светотени на формах, усиливая округлость контуров и эффект объемности. Да Винчи одним из первых среди художников добился рельефности, объемности изображения с помощью игры света и тени. Зная законы падения и отражения светового луча, он открыл приемы создания множества световых оттенков, тончайших переходов густой тени в нежную полосу отсвета.

Одной из известнейших работ Леонардо является фреска «Тайная вечеря», написанная им на стене трапезной в монастыре Санта-Мария делла Грацие в 1495-1497 гг. В основу картины положен евангельский сюжет о последней тайной встрече Христа со своими учениками, точнее, тот момент, когда Христос произносит предсказание: «Один из вас предаст меня». Фигуры на картине сгруппированы по трое. Каждая группа фигур – это порыв чувства, облеченный в особую пластическую форму. Жесты каждого из персонажей отражают задаваемые ими в тревоге вопросы и слышимые ответы. В этой работе Леонардо проявил себя не только как художник, но и как тонкий психолог, знаток человеческих характеров. С помощью поз и выражения лиц двенадцати учеников он показал, что чувствует в этот момент каждый из них: горечь, недоумение, сомнение, ярость, страх и множество других эмоций.

Художник, возможно, ставил своей целью через реакцию разных людей раскрыть извечные вопросы человечества: любовь и ненависть, преданность и предательство, благородство и подлость. Крайним слева изображен простодушный, грубоватый человек, который при словах Иисуса поднялся и, пораженный, смотрит на него, тяжело опираясь на стол. Другой ученик, протянув руку за спиной соседа, успокаивающим жестом пытается остановить старика, который схватил нож и готов броситься на неизвестного врага. Весь поник, кротко опустив глаза, любимый ученик Христа Иоанн, развел в недоумении руками Иаков, судорожно вскинул руки Андрей.

Среди них сидит Иуда, его лицо художник намеренно скрыл тенью, чтобы выделить его среди остальных учеников, лица которых освещены. Этим приемом живописец делает почти физически ощутимой предательскую сущность Иуды, в позе которого, в повороте головы, в нервном движении руки угадывается испуг, страх разоблачения. Другой рукой он прижимает к себе мешочек с тридцатью сребрениками, которые получил в качестве платы за предательство.

Нарастание эмоций и динамики движений в группах апостолов происходят по направлению к центру картины – Христу. Он сидит неподвижно, задумчиво склонив голову и разведя руки. Сын Бога все понимает и прощает. Он покоряется своей судьбе, исполнен сознания жертвенности своего подвига, его печаль и спокойствие извечны и закономерны. Цвета одежд у сидящих за столом подобраны художником с таким расчетом, что сила цвета постепенно нарастает к центру, подчеркивая значение фигуры Христа, изображенного на фоне светло-толубого пейзажа за окном.

Последние два десятилетия XV в. Леонардо провел в Милане, где он углублял и развивал во многих направлениях свои научные исследования, занимался гидравликой, инженерными и естественными науками, во всех областях науки совершая действительные открытия. Именно в это время да Винчи написал значительную часть своих теоретических работ, сделал огромную массу заметок, составил проекты по мелиорации, канализации и градостроительству.

Искусство для да Винчи – одна из многих разновидностей исследования, опыта, познания. Но искусство он ставит выше других областей исследования, рисунок для художника – это интеллектуальный процесс и поэтому является орудием, пригодным для всех предметов. Большая часть исследований да Винчи была выражена с помощью рисунка, несущего на себе следы лихорадочных поисков и предположений исследователя.

Одним из самых знаменитых произведений живописи в истории мирового искусства является картина Леонардо да Винчи «Джоконда». Нет на земле человека, который не слышал об этом портрете, не видел его репродукций. Настоящая картина, хранящаяся в Лувре, считается главным сокровищем этого крупнейшего в мире музея. Это портрет молодой женщины, Моны Лизы. Он поражает зрителя удивительным сочетанием кажущейся простоты, естественности и внутренней сложности замысла. С портрета смотрит молодая красивая женщина. Она сидит в свободной, непринужденной позе, ее сложенные руки находятся на подлокотнике кресла. Внимательный взгляд и слегка улыбающийся рот Моны Лизы выражают целую гамму переживаемых ею оттенков чувств и настроений – легкую печаль, задумчивость, мечтательность, затаенную усмешку. Задумчивость сменяется легкой улыбкой, взгляд кажется то внимательным и сосредоточенным, то рассеянным и обращенным в себя, то ироничным, то доброжелательным. Словно живой собеседник, она чутко откликается на настроение и мысли зрителя. Воздушная игра светотени, знаменитого леонардовс-кого «сфумато», создает мягкую рельефность форм фигуры, помогает точно передать мимику Моны Лизы и способствует созданию впечатления изысканности, сложности и тонкости ее духовной жизни.

В одухотворенном облике женщины да Винчи передает нравственный и художественный идеал эпохи Возрождения, идеал гармоничной и разносторонней личности, имеющей чувство собственного достоинства. Фантастический пейзаж за спиной Моны Лизы безлюден и пустынен, в нем лишь обозначены общие стихии: бездонность неба, зеркальность вод, силуэты гор, вибрирующие потоки воздуха – приметы первозданносте и вечности земли. На таком фоне образ человека, освобождаясь от повседневного, приобретает черты философской возвышенности. Силуэт женщины занимает все полотно, она словно заслоняет от зрителя отдаленный пейзаж. Этот контраст символизирует идею господства человека над природой и придает образу Джоконды особую торжественность и величественность. Портрет Моны Лизы считается вершиной творчества Леонардо да Винчи, итогом размышлений о месте человека в мире и смысле его жизни.

Matthewmum 06/08/2017

Анечка, восхитительная, с днем рождения! И пускай великолепная осень награждает ценным золотом счастья, вдохновляющая весна - чудом нереального возрождения, пышная зима - нежностью волшебной любви и долгожданное лето - невероятной жарой удивительной страсти!

jivopis.org