Искусство иллюзии: к 100-летию Пьеро Форназетти. Форназетти картины


Дом Пьеро Форназетти в Милане: фото исторических интерьеров

Дата: 27.12.2014 , Обновлено: 09.09.2017

Пьеро Форназетти, “великий обманщик” итальянского дизайна, считал себя простым ремесленником и называл свою фирму “мастерской”. Как и положено в ремесленном цехе, он мечтал передать свое дело сыну. Но его сын, Барнаба, не хотел подчиняться патриархальной традиции: в 20 лет он покинул семейный дом в Милане и отправился в Тоскану – заниматься реставрацией. 

Кабинет Пьеро Форназетти, где теперь работает его сын. На дальней стене роспись с изображением солнца, любимого образа Форназетти.

Кабинет Пьеро Форназетти, где теперь работает его сын. На дальней стене роспись с изображением солнца, любимого образа Форназетти.

Прошли годы. Великий дизайнер постарел и уже не мог по-прежнему вникать во все мелочи. Бизнес Форназетти, когда-то процветавший — а среди страстных коллекционеров его вещей были режиссер Билли Уайлдер, писатель Генри Миллер и поэт Пабло Неруда, – стал приходить в упадок. И тогда Барнаба вернулся, чтобы спасти семейный бизнес. Через несколько лет после возвращения блудного сына, в 1988 году, Пьеро Форназетти умер.

Художник и реставратор Барнаба Форназетти и его подруга Бетони Вернон. После смерти отца Барнаба организовал производство лучших вещей Форназетти, в том числе и лицензионное: “Отец никогда не возражал против массового производства своих работ. Для того времени это была революционная идея”.

Художник и реставратор Барнаба Форназетти и его подруга Бетони Вернон. После смерти отца Барнаба организовал производство лучших вещей Форназетти, в том числе и лицензионное: “Отец никогда не возражал против массового производства своих работ. Для того времени это была революционная идея”.

Дом Форназетти похож на огромный красный корабль, плывущий сквозь море зелени. Участок – старая семейная собственность: абрикосовый сад посадил еще дедушка Пьеро Форназетти в начале ХХ века. Огромный дом в форме буквы “Г” площадью 1000 квадратных метров построил в 1948 году сам дизайнер. В нем есть две большие квартиры, мастерские и офис. Повсюду – мебель, которую Форназетти создавал и собирал в течение всей жизни. Все окна выходят в сад.

Рабочий кабинет на втором этаже. У стола стоит стул “Мавр”, созданный Пьеро Форназетти в 1950-х годах. На полу — ковер, дизайнер Барнаба Форназетти.

Рабочий кабинет на втором этаже. У стола стоит стул “Мавр”, созданный Пьеро Форназетти в 1950-х годах. На полу — ковер, дизайнер Барнаба Форназетти.

В северной части дома находятся жилые помещения. Гостиная, где вдова Форназетти Джулия принимает посетителей, заполнена коллекционными вещами и редкими книгами. Бывшую мастерскую отца, окна которой выходят в сад, Барнаба переоборудовал под свой офис. Почти весь первый этаж занимают архивы Форназетти. 

Кабинет. На дверцах стенного шкафа — копия картины Пьеро делла Франчески “Идеальный город”, сделанная Пьеро Форназетти. Стол красного дерева создан Джованни Гарибольди. Кресла спроектированы дизайнером Джо Понти, с которым Форназетти сотрудничал 30 лет.

Кабинет. На дверцах стенного шкафа — копия картины Пьеро делла Франчески “Идеальный город”, сделанная Пьеро Форназетти. Стол красного дерева создан Джованни Гарибольди. Кресла спроектированы дизайнером Джо Понти, с которым Форназетти сотрудничал 30 лет.

Дизайнер, украшавший свою мебель поразительной ручной графикой, любил четкую организацию труда и был внимателен к каждой мелочи – все предметы систематизированы и снабжены бирками-указателями, а все полки и ящики заполнены рисунками, записями и чертежами. В коридоре – подборка модных и дизайнерских журналов с 1900 по 1988 год. Даже книги в библиотеке все пронумерованы и расставлены в хронологическом порядке. 

“Большая синяя комната” — библиотека. На абажурах торшеров изображены бабочки — еще один лейтмотив творчества Форназетти.

“Большая синяя комната” — библиотека. На абажурах торшеров изображены бабочки — еще один лейтмотив творчества Форназетти.

Для “красной” гостевой спальни на верхнем этаже Форназетти решил подобрать на полки книги соответствующего цвета. Немножко не хватило, и он добрал количество книгами, в названии которых упоминается красный цвет: так здесь появились “Красное и черное” Стендаля и “Красная комната” Стриндберга. В доме есть еще “Синяя комната”, в которой Барнаба хранит свою коллекцию музыкальных дисков (всего около 2000), и ювелирная мастерская, где работает подруга Барнабы, Бетони Вернон. Она, кстати, запустила ювелирную линию “Форназетти”.

Красная гостевая спальня. Лакированный деревянный комод, дизайнер Пьеро Форназетти.

Красная гостевая спальня. Лакированный деревянный комод, дизайнер Пьеро Форназетти.

Ребенком Барнаба любил играть в мастерской отца. В ход шло все, что валялось на полу, – кусочки воска, бумаги, позолоченного металла. Он давно изнутри изучил семейный бизнес – оттого с такой легкостью вернулся в середине 1980-х и теперь с удовольствием живет в эксцентричном окружении, к которому привык с детства. Со временем Барнаба собирается открыть в “Мастерских Форназетти” школу для талантливых молодых дизайнеров. Он надеется, что среди них найдутся достойные продолжатели традиций его отца и “семейный бизнес” сможет расшириться.

Обманка — излюбленный прием Форназетти. На столе в комнате второго этажа — миниатюрная модель стула, дизайнер Пьеро Форназетти. На заднем плане — комод его же дизайна.

Обманка — излюбленный прием Форназетти. На столе в комнате второго этажа — миниатюрная модель стула, дизайнер Пьеро Форназетти. На заднем плане — комод его же дизайна.

Лестница на второй этаж. На обоях, созданных Пьеро Форназетти, нарисован Иерусалим.

Лестница на второй этаж. На обоях, созданных Пьеро Форназетти, нарисован Иерусалим.

Текст: Биби Же

www.admagazine.ru

Искусство иллюзии: к 100-летию Пьеро Форназетти

Тарелка из коллекции Tema e Variazioni

В наши дни имя Лины Кавальери — она блистала на оперной сцене в начале XX века — знакомо, пожалуй, только знатокам оперы. А вот ее лицо известно почти всем. Итальянскую оперную диву, считавшуюся красивейшей женщиной своего времени, можно смело назвать первой топ-моделью, а ее черно-белое изображение — одним из самых узнаваемых "сюжетов" современного дизайна. Нежный овал, большие, широко расставленные глаза, немного грустный взгляд: создав сотни вариантов этого портрета, Пьеро Форназетти подарил ее облику вечность. Лина Кавальери подмигивает нам с фарфоровых блюд, показывает язык с ширм, как фокусник, достает из своего нежного ротика гирлянду с перьями на круглых зеркалах. "Что заставило меня создать более 500 вариантов одного женского лица? Я не знаю. Я начал рисовать и не мог остановиться", — говорил сам Форназетти.

Пьеро Форназетти, тарелки из коллекции Tema e Variazioni

Стулья Lux Gstaad, стул Bocca, шкаф Buffer Face and Stripes из коллекции Re-Inventions

В ателье Fornasetti

Одержимость Линой и приверженность нескольким, раз и навсегда выбранным сюжетам — солнце, бабочки, игральные карты, книги, рыбы, античная архитектура с перспективой, — лишь некоторые из многочисленных загадок, с которыми связано творчество Форназети. Загадка и настоящее чудо — и сама его самобытная "манера", жанр, первым и единственным представителем которого он оставался. Четко определить его затрудняются даже специалисты, хотя формулировки "оптической иллюзии" и "визуальной головоломки", основанной на приеме тромплея, подходят к нему в наибольшей степени. Форназетти был непостижимо плодовит — всего им было разработано более 11 000 эскизов и сюжетов: и сегодня бренд Fornasetti продолжает успешно развиваться за счет наследия Пьеро, а по словам его сына Барнаба, который возглавляет фирму, их хватит еще на несколько жизней. С точки зрения разнообразия, производство Fornasetti относится к крупнейшим за весь XX век.

Шкаф Zebra, трюмо Malachite и Coromandel  с открытыми и закрытыми створками

Необъяснимо и пренебрежение, с которым Пьеро Форназетти относился ко времени, особенно в контексте творчества. "Я не верю в века и эпохи. Я отказываюсь определять ценность вещи ее возрастом", — говорил он. Этой позиции Форназетти придерживался и на практике. Не позавидуешь коллекционерам его произведений — Форназетти не датировал и не нумеровал свои работы, что значительно затрудняет их учет и отслеживание. Тем не менее аукцион работ Форназетти, проведенный в 1998-м Christie's, вошел в историю как один из самых успешных для британского дома. Хотя на самом деле Форназетти стал рекордсменом Christie's намного раньше, еще в 1983 году, когда одна из его работ была продана за 15 000 долларов — рекордную сумму для произведения живущего автора.

Удивительно и своеобразное затворничество Форназетти — уже став знаменитым на весь мир и востребованным дизайнером, он продолжал проводить большую часть своей жизни в ателье-пристройке родительского дома в местечке Читта Студи недалеко от Милана, где он появился на свет в 1913 году. В этом же доме дизайнер и умер в 1988-м, год спустя после издания своей первой книги. Многие исследователи жизни и творчества Форназетти видят в этом похожем на мифический лабиринт доме с хитросплетениями многочисленных комнат и коридоров первый источник вдохновения будущего дизайнера, художника, скульптора и декоратора. Здесь же, украшая стены собственной комнаты, он создал свои первые изображения-обманки.

Пьеро Форназетти

Работы Форназетти выдержали все перипетии, связанные с переосмыслением сущности и задач дизайна — модернисты критиковали его за эксплуатацию одних и тех же технических приемов, противники дизайна 1970-х — за декоративность. Но уже в конце десятилетия последовало полне признание значения его творчества постмодернистами — за ту же декоративность. Хотя начало его пути не назовешь безоблачным. В 1930 году Форназетти поступил в миланскую Академию художеств, из которой два года спустя был исключен. В 1933 году на Триеннале в Милане выставляются его шелкографии — участвующий в выставке Джо Понти, к тому времени уже именитый архитектор и дизайнер, предлагает 20-летнему юноше сотрудничество и покровительство. В последующие годы Форназетти оформляет многие из проектов, разработанных своим близким другом Понти — казино в Сан-Ремо, океанский лайнер Andrea Doria. В 1950-х они вместе создадут коллекцию мебели Architectura: Понти отвечает за ее дизайн, а Форназетти — за декорирование.

Кабинет Пьеро Форназетти

Страсть к декораторству захватила молодого художника — он считал, что любой предмет должен и может быть украшен без нарушения его функциональности. Революционными были не только образы и сюжеты, к которым обращался Форназетти, — в эпоху, когда эталонной эстетикой для сервизов считались цветочки и викторианские мотивы фарфора Wedgwood, выполненные в гравюрной манере подмигивающие лица на блюдах и чашках воспринимались как провокация. Когда все производства, в которые он обратился, отказались выполнить заказ — не помогло и покровительство Понти, Форназетти решил сам заняться производством собственных произведений.

Комод Palladiana

Он окрывает маленькое ателье на виа Баззини в Милане — кстати, оно находится там же и сегодня, и углубляется в изучение различных техник печати изображений на разных материалах и поверхностях — лакированном дереве, ткани, керамике, камне. Колонны древнеримских развалин, солнце и знаменитое "женское лицо" появляются на блюдах, мебели и ширмах из дерева, шкатулках из минералов. Позднее, по мере того, как его работы приобретают известность, Форназетти начинает обращаться и к сюжетам, созданным знаменитыми художниками-сюрреалистами Де Кирико, Фонтана.

Барнаба Форназетти  в комнате с коллекцией зеркал Fornasetti

Форназетти вновь и вновь прорабатывал одни и те же сюжеты, привнося в них все новые аллюзии. Книжный шкаф, в котором настоящие книги неотличимы от нарисованных, трюмо, воспроизводящее фрагмент здания древнеримской эпохи, шкаф со скрывающейся в густой листве зеброй, солнце и луна на тканях и на одной из его самых знаменитых ширм, Soli e Lune. Художник не стремился разнообразить формы, на которых оттисками воспроизводились его фантазии — трюмо с одним и тем же силуэтом, ставших наиболее известными среди его мебельных шедевров, он декорировал многие десятки. Художник воспринимал их скорее как фон для своих оптическо-интеллектуальных экспериментов. Параллельно он постоянно совершенствует технику — способ перенесения рисунка на ту или иную поверхность. Форназетти настаивал на ручном исполнении каждого объекта — традиции лимитированного производства соблюдаются в созданной им фирме по сей день. Изображения по-прежнему наносятся вручную мастером, который использует в качестве образца оригинальные эскизы, созданные самим Форназетти. Единственное, что, пожалуй, изменилось, так это способ печати: теперь это уже не литография (метод, при котором краска под давлением переносится с плоской печатной формы на другую поверхность), как было при жизни основателя, а сериграфия (способ, при котором слои красок многократно наносятся методом трафаретной печати).

Однако эскизы Форназетти издаются и переиздаются не только в ателье фирмы — они стали сюжетами обоев, керамики, столового фарфора, мебели известнейших производителей (Cole & Son, Rosenthal, Bitossi). Очень избирательная и лишенная стремления к неистовому зарабатыванию денег политика лицензирования, которой придерживаются наследники Форназетти, помогла популяризации его творчества. А его слава стала явлением уникальным: многие не знают и никогда не узнают его имени, но безошибочно "идентифицируют" его работы. Ведь знакомство с созданным Форназетти миром иллюзий всегда поражает и удивляет. А узнав о его существовании однажды, в него хочется возвращаться вновь и вновь.

Ваза из коллекции Fratelli d’Italia, тарелка из коллекции Tema e Variazioni

www.buro247.ru

Piero Fornasetti — дизайнер, который заставляет объекты говорить – Ярмарка Мастеров

Пьеро Форназетти (Piero Fornasetti) считал, что любой предмет может быть декорирован на 100% и при этом не потеряет своего назначения. Он, в совершенстве овладев искусством trompe l’oeil (изображений-обманок, построенных на оптических эффектах искажения перспективы), превращал мебель в архитектурные объекты, заставлял газеты принимать форму пепельниц, заселял поверхности комодов разноцветными бабочками и наносил изображения Адама и Евы на шезлонги.

Его произведения всегда узнаваемы — это тот редкий тип дизайнеров, обладающих собственным неповторимым стилем. Работы Пьеро Форназетти — это смесь иллюзионизма и архитектурных перспектив. Его излюбленные темы — солнце, игральные карты, рыбы, бабочки, книги и архитектура.

Пьеро Форназетти был настоящим фантазёром: дизайнером и в то же время художником, иллюстратором, графическим дизайнером, ремесленником, фабрикантом и бизнесменом, чья продукция продавалась и продается в магазинах и универмагах во всём западном мире.

Огромное внимание Форназетти уделял декорированию поверхностей. В своём творчестве он бросал вызов формальностям: ни форма, ни декор не должны предопределяться функциональностью, а оформление не должно следовать за объёмом. Он остро чувствовал, как двухмерная графика должна ложиться на трёхмерные формы.

Он заработал устойчивую репутацию как дизайнер, обладающий собственным неповторимым стилем — стилем, основанным на иллюзионизме, архитектурных перспективах и нескольких авторских лейтмотивах, таких как солнце, игральные карты, рыбы и цветы, которые он подвергал, казалось бы, бесконечным видоизменениям.

Особой популярностью и по сей день пользуется один из его излюбленных рисунков — лицо девушки по имени Лина Кавальери (Lina Cavalieri), чей портрет он нашёл в журнале XIX века. Он не мог остановиться, придумывая различные вариации на тему этого рисунка, и в результате создал более 500 различных изображений, сделав средиземноморское лицо с большими тёмными глазами своим фирменным знаком.

Форназетти прикладывал свой дизайнерский талант к удивительному множеству объектов — «модных вещей», как он их называл, «которые никогда не выходят из моды». Шляпы, жилеты, пепельницы, стулья, посуда, кабинеты, фортепьяно, магазины, автомобили, океанские лайнеры — всё было преобразовано появлением неожиданных рисунков. Коринфская колонна служит спинкой для стула; программка театра La Scala украшает шарф; женское нижнее бельё служит декором для тарелок. «Он заставляет объекты говорить», — сказал Джо Понти, его друг и давний соратник

Переоценка дизайна с точки зрения постмодернизма вознесла Форназетти на невиданные вершины популярности. Сегодня дизайнеры и коллекционеры воспевают его тонкие аллюзии, приковывающие взгляд графические изображения и поразительную способность комбинировать, казалось бы, несовместимые вещи, помогавшую мастеру в создании уникальных, причудливых предметов. Шедевры Форназетти шокируют, восхищают, дарят наслаждение и вдохновляют.

В то время как его американские современники эксплуатировали массовое производство, Форназетти трудился в маленькой мастерской, пристроенной к его собственному дому в Via Bazzini в Милане. Черпая вдохновение во всём, что попадалось ему на глаза, он создал тысячи различных дизайнерских вещей.

«Мой секрет в силе воображения» — говорил Форназетти...

Его работы вдохновляют и открывают серце и разум для бесконечной фантазии...

дизайн

дизайн интерьера

дизайнерские вещи

декор

декор мебели

декор интерьера

декоративные элементы

вдохновение

идеи

идеи для творчества

идеи для дома

www.livemaster.ru

Piero Fornasetti. Пьеро Форназетти | Знаменитые архитекторы и дизайнеры

Piero Fornasetti. Пьеро ФорназеттиПьеро Форназетти (Piero Fornasetti, 1913-1988) считал, что любой предмет может быть декорирован на 100% и при этом не потеряет своего назначения. В совершенстве овладев искусством trompe l’oeil (изображений-обманок, построенных на оптических эффектах искажения перспективы), превращал мебель в архитектурные объекты, заставлял газеты принимать форму пепельниц, заселял поверхности комодов разноцветными бабочками и наносил изображения Адама и Евы на шезлонги.

 

Его произведения всегда узнаваемы — это тот редкий тип дизайнеров, обладающих собственным неповторимым стилем. Работы Пьеро Форназетти — это смесь иллюзионизма и архитектурных перспектив. Его излюбленные темы — солнце, игральные карты, рыбы, бабочки, книги, архитектура и лицо девушки по имени Лина Кавальери.

 

Пьеро Форназетти был настоящим фантазёром: дизайнером и в то же время художником, иллюстратором, графическим дизайнером, ремесленником, фабрикантом и бизнесменом, чья продукция продавалась в магазинах и универмагах во всём западном мире.

 

Огромное внимание Форназетти уделял декорированию поверхностей. В своём творчестве он бросал вызов формальностям: ни форма, ни декор не должны предопределяться функциональностью, а оформление не должно следовать за объёмом. Он остро чувствовал, как двухмерная графика должна ложиться на трёхмерные формы. На него сильно повлияло искусство эпохи Возрождения (Джотто, Пьеро Делла Франческа), а также его друзья, итальянские художники (Sironi, Savinio, de Chirico) и писатели (Leo Longanesi). Большая часть его мебели была разработана Джо Понти (Gio Ponti, 1891-1979 гг.) и украшена им самим.

 

Пьеро Форназетти начал рисовать в возрасте 10 лет, в 17 выиграл грант на обучение в школе искусств Brera. В 20 он выставлял свои первые полотна в университете Милана. Будучи талантливым рисовальщиком, Форназетти становится известным благодаря своеобразно украшенным предметам повседневной обстановки, где пытается передать «радость от ощущения жизни», и попадает в поле зрения Джо Понти, который создавал мебель для промышленного производства. В конце 40-х, начале 50-х годов Понти приглашает Форназетти участвовать в некоторых миланских триеннале. Пьеро Форназетти обращается к фабрике «Черамике ди Лавено», заказывает образцы тарелок, которые затем экспонирует. Сразу после этого Форназетти начинает получать заказы от клиентов, прежде всего зарубежных.

 

Затем он вновь обращается к той же фабрике с просьбой начать серийный выпуск, но получает отказ, потому что его декор вызвал скандал cвоей эксцентричностью: на тарелках воспроизводились куски газетных страниц, лица, рыбы или другие странности.

 

В результате Форназетти приобретает печь и начинает собственное производство, но ограничивается декорированием и отделкой, которая проводится полностью вручную несколькими опытными ремесленными мастерами. Поэтому каждый предмет мебели и каждое изысканное фарфоровое изделие производились лимитированными тиражами.

 

Форназетти не придавал значения маленькой черной точке или легкому несовершенству на обратной стороне изделия, он находил, что качество заключено в общем имидже продукции, в идее.

 

Пьеро Форназетти жил и работал в Милане до самой смерти в 1988 году. За свою долгую карьеру он участвовал во всевозможных выставках, занимался иллюстрацией литературы и сотрудничал со многими выдающимися личностями своего времени.

 

Он заработал устойчивую репутацию как дизайнер, обладающий собственным неповторимым стилем — стилем, основанным на иллюзионизме, архитектурных перспективах и нескольких авторских лейтмотивах, таких как солнце, игральные карты, рыбы и цветы, которые он подвергал, казалось бы, бесконечным видоизменениям.

 

Особой популярностью и по сей день пользуется один из его излюбленных рисунков — лицо девушки по имени Лина Кавальери (Lina Cavalieri), чей портрет он нашёл в журнале XIX века. Он не мог остановиться, придумывая различные вариации на тему этого рисунка, и в результате создал более 500 различных изображений, сделав средиземноморское лицо с большими тёмными глазами своим фирменным знаком.

 

Форназетти прикладывал свой дизайнерский талант к удивительному множеству объектов — «модных вещей», как он их называл, «которые никогда не выходят из моды». Шляпы, жилеты, пепельницы, стулья, посуда, кабинеты, фортепьяно, магазины, автомобили, океанские лайнеры — всё было преобразовано появлением неожиданных рисунков. Коринфская колонна служит спинкой для стула; программка театра La Scala украшает шарф; женское нижнее бельё служит декором для тарелок. «Он заставляет объекты говорить», — сказал Джо Понти, его друг и давний соратник.

 

Переоценка дизайна с точки зрения постмодернизма вознесла Форназетти на невиданные вершины популярности. Сегодня дизайнеры и коллекционеры воспевают его тонкие аллюзии, приковывающие взгляд графические изображения и поразительную способность комбинировать, казалось бы, несовместимые вещи, помогавшую мастеру в создании уникальных, причудливых предметов. Шедевры Форназетти шокируют, восхищают, дарят наслаждение и вдохновляют.

 

Люди, далёкие от современного искусства, испытывают настоящий шок, сталкиваясь с творениями Пьеро Форназетти. Плодовитый художник создал невероятное множество причудливых узоров, украсивших всё — от мебели и пепельниц до галстуков и тарелок. Яркой иллюстрацией таланта Форназетти является его плодотворное сотрудничество с Джио Понти, в результате которого мебель Понти, лаконичная и сдержанная, покрылась изображениями нотного стана, газетными страницами, буквами и другими, казалось бы, бессмысленными рисунками.

 

В то время как его американские современники эксплуатировали массовое производство, Форназетти трудился в маленькой мастерской, пристроенной к его собственному дому в Via Bazzini в Милане. Черпая вдохновение во всём, что попадалось ему на глаза, он создал тысячи различных дизайнерских вещей.

 

«Мой секрет в силе воображения» — любил повторять дизайнер, хотя наиболее тщательно охраняемой тайной была его техника печати. Барнаба Форназетти, сын великого художника, рассказывает, что его отец начал экспериментировать с различными техниками нанесения рисунка в 1940-х, когда делал литографии для современных итальянских художников. От нанесения рисунка на камень он постепенно перешёл к цинковой посуде и начал оттачивать технику перенесения рисунка с использованием специальной бумаги, на которой он печатал свои рисунки, а потом наносил их на лакированную поверхность мебели и других объектов. В этом и состоит всемирно известный и покрытый налётом мистики «секрет Форназетти». Ему удавалось наносить рисунок на самые неожиданные поверхности.

 

Несмотря на то, что Форназетти покорил сердца многих, его творения никогда не коллекционировались с такой пылкой страстью, как работы многих его современников. Возможно, это связано с особенностями его характера. «Всё, что я сделал в прошлом и делаю сейчас, оригинально. Я жив и полагаю, что мебель, сделанная только что, технически более совершенна и менее повреждена физически, чем та, что была сделана ранее», — говорил дизайнер.

 

На рынке, где уникальность и дата создания вещей значат всё, безразличие мастера к подписям, нумерации и датированию своих работ оттолкнуло многих потенциальных клиентов. Тем не менее, в 1998 году Барнаба совместно с аукционным домом CHISTIE’S организовал продажу, посвящённую Форназетти, которая развеяла массу мифов и предубеждений, касающихся истории производства.

 

После смерти отца Барнаба унаследовал целую дизайнерскую империю и продолжает выпускать мебель и предметы интерьера, декорированные оригинальными рисунками Пьеро Форназетти.

 

Он с трепетом относится ко всему, что связано с именем его отца. Дом, где жил и творил дизайнер, в настоящее время является музеем, оставаясь при этом жилищем его семьи.

 

«Отец оставил после себя огромный архив: несметное количество рисунков и эскизов, большинство из которых не были использованы. Ежегодно производство отдельных копий приостанавливается, а новые предметы занимают их место. Какие-то серии намеренно лимитируются. Например, серию тарелок-календарей, которая ежегодно выпускалась отцом с 1968 года вплоть до его смерти, я ограничил до 700 копий в год. Как и много лет назад, все предметы расписываются вручную, на всех образцах выставляется порядковый номер, общее количество копий, произведенных в течение года, и, соответственно, дата выпуска.

 

Мой отец мог позволить себе экспериментировать с абсолютно разными поверхностями.

 

Для его творчества не было границ: это могли быть шляпы, жилеты, пепельницы, стулья, посуда, кабинеты, фортепьяно, магазины, автомобили — все эти предметы изменялись неожиданными рисунками, технику нанесения которых он тщательно скрывал от посторонних.

 

В самом начале он научился наносить рисунок на каменную поверхность, потом в области его экспериментов оказалась цинковая посуда, затем он начал оттачивать технику перенесения рисунка с использованием специальной бумаги, с помощью которой наносил изображение на лакированную поверхность мебели и других объектов.

 

Впоследствии он работал буквально со всем, что попадалось ему на глаза: он говорил, что весь секрет в силе воображения. Что касается меня, то я не могу позволить себе такой широты выбора поверхностей и работаю в уже заданных рамках. Я сам рисую, некоторые вещи сделаны мной абсолютно самостоятельно, но я стараюсь сохранять стиль и традиции, переданные мне отцом»

 

Барнаба Форназетти

 

Piero Fornasetti. Пьеро Форназетти Piero Fornasetti. Пьеро Форназетти Piero Fornasetti. Пьеро Форназетти Piero Fornasetti. Пьеро Форназетти Piero Fornasetti. Пьеро Форназетти Piero Fornasetti. Пьеро Форназетти

Биография  Piero Fornasetti

 

1913 — родился в Милане

1930 — поступил в Академию

1932 — обучался в Школе искусств

1933 — участвует в выставке в Милане (Triennale), на которой представляет коллекцию шелковых платков, декорированных методом печати

1935 — экспонирует на YI Triennale декоративный керамический фриз

1940–1942 — создает дизайн «лунный» по заказу Джо Понти

1941 — работает над фресками в Палаццо Бо в Падуе

1943–1946 — находит убежище в Швейцарии, где работает для журналов и театраль-ных постановок

1947 — представляет на триеннале в Милане серию декоративных мотивов для керамики

1950 — выполняет интерьер Казино в Сан-Ремо и кондитерской Dulciora 

1951 — первый опыт полной обстановки интерьера для «дома Лукано». Экспонирует мебель серии «Архитектура» на IX триеннале в Милане

1952 — участвует в декорировании интерьеров трансатлантического лайнера «Андреа Дориа»

1955–1958 — создание «Метафизической комнаты»

1980 — открытие в Лондоне магазина «Тема и вариации»

1988 — умер в Милане

с 1989 — его сын Барнаба Форназетти продолжает традиции, начинает переиздание наиболее значительных изделий отца. 

 

 

famous.totalarch.com

Tema e Variazioni Пьеро Форназетти • ARTANDHOUSES

Итальянский дизайнер Пьеро Форназетти, практически всю жизнь проработавший в Милане, известен своими графическими оптическими иллюзиями, казавшимися современникам слишком декоративными и устаревшими. Его шкафы и трюмо, многостворчатые, расписанные изображениями бабочек, солнца, рыб, античной архитектуры, напоминают предметы интерьера из волшебной сказки, словно из кэрролловского Зазеркалья. В таком же доме в Милане прожил и проработал сам Фоназетти — с множеством маленьких комнат и расписанными вручную обоями с городом Иерусалимом.

Одна из самых известных серий Пьеро Форназетти связана с обликом оперной певицы Лины Кавальери (1874–1944). Обладавшая скромными вокальными данными Кавальери считалась главной красавицей своего времени, и её портреты охотно перепечатывали в журналах и на открытках. Форназетти впервые увидел фотографию певицы в старом французском журнале в 1948 году, и эта фотография стала основой коллекции рисунков для керамики «Tema e Variazioni» («Тема и вариации»), затем продолженной сыном Пьеро и наследником его мастерской Барнабой Форназетти.

Разнообразие интерпретаций лица Лины Кавальери не знает границ. Более 350 вариаций тарелок с портретом певицы увидело свет в мастерской Форназетти. Кавальери-солнце, Кавальери в облаках, Кавальери, показывающая язык, подобно Альберту Эйнштейну на знаменитой фотографии Артура Сасса. Иллюзионист Форназетти играет как с формой, вписывая лицо в неожиданные обрамления, так и с культурными аллюзиями, представляя Лину в образах современников. «Что заставило меня создать более 500 вариантов одного женского лица? — задавался вопросом автор. — Я не знаю. Я начал рисовать и не мог остановиться».

Особое внимание мастер уделял технике нанесения изображения, изучая примеры классической итальянской литографии. Таким образом, художник сам лимитировал тиражность серий и создавал уникальный объект.

После смерти отца Барнаба Форназетти продолжил интерпретации портрета Кавальери в других предметах интерьера, таких как стулья, шкафы и аксессуары. Итальянская марка керамики и стекла Bitossi выпустила серию ваз — оммажей Форназетти с лицом Лины Кавальери, а год назад Барнаба Форназетти напечатал 100 экземпляров роскошной, сделанной вручную книги-альбома, посвященной оригинальной серии тарелок своего отца.

Угловой шкаф по дизайну Джо Понти и Пьеро Форназетти, 1941 | Ширма «Mongolfiere», Пьеро Форназетти, 1955

Сервант «Architettura», Пьеро Форназетти, 1966Стулья «Capitello Corinzio», FornasettiКомод «Architettura», Пьеро Форназетти, 1963Обои, Fornasetti для Cole&SonТумбочка «Comme des Fornà», FornasettiМебель «Ortensia», FornasettiПлитка, Fornasetti для Ceramica BardelliСтул «Lux», Fornasetti

art-and-houses.ru

Пьеро Форназетти: Практичное безумие или Безумная практика

Новость из мира искусства

Z-1967.jpgПтицы, 1950

В Париже в главной галерее Музея декоративного искусства на rue de Rivoli,107 до 14 июня проходит выставка знаменитого дизайнера Пьеро Форназетти (1913-1988) - PIERO FORNASETTI : LA FOLIE PRATIQUE. Пьеро Форназетти был выдающимся творцом прикладного искусства - он производил элитные ткани, предметы интерьера и аксессуары, обладающие собственным неповторимым стилем. На выставке представлены 1200 работ из архивов мастера, сделанных за 40 лет, с конца 1940-х до конца 1980-х. Многие вещи кажутся странными, но это всё предметы, которыми можно пользоваться.Помимо француза Оливье Габе сокуратором выставки является главный знаток творчества мастера - сын Пьеро Форназетти Барнаба.Столетие со дня рождения Форназетти отмечалось в 2013 году, и тогда проходили выставки во многих музеях, связанных с дизайном. Однако парижане дают принципиально новое прочтение жизни и творчества знаменитого итальянца. Форназетти представлен на выставке во всех своих ипостасях: художником, рисовальщиком, проектировщиком, декоратором, гравёром, издателем, коллекционером и коммерсантом. Кроме того, на выставке показаны несколько совместных работ с архитектором Джо Понти. Вместе они занимались проектами интерьеров частных домов, казино и даже океанских лайнеров.

Z-1970.jpgПортрет Пьеро Форназетти, 1927

Z-1968.jpgАвтопортрет, 1941-1945

Z-1969.jpgАвтопортрет, 1941-1945

Особой популярностью и по сей день пользуется одна из его излюбленных тем - лицо итальянской оперной дивы начала XX века Лины Кавальери, чей портрет он нашёл в журнале. Он не мог остановиться, придумывая различные вариации на тему этого портрета, и в результате создал более 500 различных изображений, сделав лицо девушки с большими тёмными глазами своим фирменным знаком.

Серия Tema e Variazioni

В каком-то смысле портрет Лины стал олицетворением артистичного, ироничного итальянского стиля.

Серия Tema e Variazioni

Пьеро Форназетти занимался постерами, афишами, рисовал рекламные плакаты, логотипы. Его излюбленные сюжеты - солнце, игральные карты, рыбы, бабочки, книги и архитектура. Объектом его творчества мог стать любой предмет - мебель, шляпа, фортепьяно, автомобиль или целый магазин. Живопись и дизайн в его случае являлись лишь средством реализации фантазий. Для создания своего уникального стиля он использовал целый набор приемов, например trompe l’œil (оптический обман, построенный на эффекте искажения перспективы).

Календарь, 1947

Портрет собаки породы афган, 1950

Стул Sole, 1950

Стул Musicale, 1951

Комод Palladiana, 1951

Обычно рисунок, выполненной Форназетти, покрывает полностью всю поверхность столов, стульев, ширм, облицовочной плитки. На выставке представлены ширмы, расписанные Форназетти.

Ширма Pompeiana, 1951

Ширма Angolo Antico con Eva, 1952

Cекретер Trumeau Architettura выполнен в технике литографии на дереве. Снаружи его узор - стены с окнами и карнизами в духе ранних ренессансных палаццо, внутренность же раскрывает настоящие интерьеры: у шкафчиков, выдвижных ящиков и откидных полок есть стены и полы.

Cекретер Trumeau Architettura,1951

Z-1971.jpgСерия Biscotti

Зеркало в латунной раме Viso

Отец Форназетти был фабрикантом пишущих машинок и печатником. C раннего детства Пьеро Форназетти много читал и рисовал, не терпел наставников и искал собственный путь в жизни. Против воли отца в 1930 году поступил в Академию искусства Брера, откуда был отчислен два года спустя из-за бунтарских выходок. Он много рисовал, занимался литографией, в мастерской отца экспериментировал с техниками печатной графики, создал свою знаменитую типографию-мастерскую. Блестящая техника позволяла ему работать на разных основах: на бумаге, керамике, стекле, коже, тканях. В 1933 году Пьеро Форназетти принял участие в знаменитой Миланской триеннале, именно там на его таланты обратил внимание архитектор и дизайнер Джо Понти. Сотрудничать Понти и Форназетти начали в 1940 году с выпуска коллекции ламп. Потом вместе работали над самыми головокружительными проектами. В 1970 году Пьеро Форназетти основал галерею Bibliofili, в которой выставлял работы современных ему художников и собственные. Через некоторое время Форназетти открыл несколько магазинов в Милане и Турине по продаже предметов дизайна. Мотивы Форназетти, находил повсюду: римская древность, итальянский Ренессанс, архитектура Андреа Палладио.

Серия Cupole, 1950

Сегодня домом дизайнера управляет его сын Барнаба, который курирует студию Форназетти в Милане и продолжает развивать бренд.

Барнаба Форназетти. Calendario, 2015

Музей декоративно-прикладного искусства Парижа - богатейший музей мира, в котором собраны многочисленные экспонаты, способные рассказать о жизни парижских домов, начиная со средневековья и заканчивая нашими днями. Время работы: со вторника по воскресенье с 11:00 до 18:00. Стоимость билета: 9,50 евро (со скидкой - 8), также билет будет действителен в Музее моды и текстиля и в Музее рекламы.

galik-123.livejournal.com

Обманчивая реальность Пьеро Форназетти | Design Deluxe Magazine

Текст / Сона Сосян

Обманчивая реальность Произведения Пьеро Форназетти (Piero Fornasetti, 1913-1988 гг.), пожалуй, самого экстравагантного художника-дизайнера ХХ века, легко узнать по неповторимому стилю, присущему только ему. Будучи человеком очень жизнерадостным, любившим пошутить, Форназетти не ограничивал себя рамками. Его любимый приемтромплей, обман зрения. Самый обычный бытовой предмет он мог превратить в необычную, но при этом вполне удобную вещь. Подмигивающая девушка, солнце, луна, воздушные шары, руки, игральные карты, бабочки – не узнать почерк мастера невозможно. Сегодня работы «Ателье Форназетти» ценятся коллекционерами и любителями прекрасного во всем мире. 

hec0

В наши дни имя Лины Кавальери, блиставшей на оперной сцене в начале XX века, знакомо, пожалуй, только знатокам оперы. А вот ее лицо известно многим. Итальянскую оперную диву, считавшуюся красивейшей женщиной своего времени, можно смело назвать первой топ-моделью, а ее черно-белое изображение – одним из самых узнаваемых «сюжетов» современного дизайна. Нежный овал, большие, широко расставленные глаза, немного грустный взгляд: создав сотни вариантов этого портрета, Пьеро Форназетти подарил ее облику вечность. Лина Кавальери подмигивает нам с фарфоровых блюд, показывает язык с ширм, как фокусник, достает из своего нежного ротика гирлянду с перьями на круглых зеркалах. «Что заставило меня создать более 500 вариантов одного женского лица? Я не знаю. Я начал рисовать и не мог остановиться», – говорил Форназетти. Одержимость Линой и приверженность нескольким, раз и навсегда выбранным сюжетам – солнце, бабочки, игральные карты, книги, рыбы, античная архитектура с перспективой – лишь некоторые из многочисленных загадок, с которыми связано творчество Форназетти.

hec

Загадка и настоящее чудо и сама его самобытная манера. Четко определить ее затрудняются даже специалисты, хотя формулировки «оптическая иллюзия» и «визуальная головоломка», основанные на приеме тромплея, подходят к нему в наибольшей степени. Необъяснимо и пренебрежение, с которым Пьеро Форназетти относился ко времени, особенно в контексте творчества. «Я не верю в века и эпохи. Я отказываюсь определять ценность вещи ее возрастом», – говорил он. Этой позиции Форназетти придерживался и на практике. Не позавидуешь коллекционерам его произведений – художник не датировал и не нумеровал свои работы, что значительно затрудняет их учет и отслеживание. Удивительно и своеобразное затворничество Форназетти.

hec1

Уже став знаменитым на весь мир и востребованным дизайнером, он продолжал проводить большую часть своей жизни в ателье-пристройке родительского дома в местечке Читта Студи недалеко от Милана, где он появился на свет в 1913 году. В этом же доме дизайнер и умер в 1988-м, спустя год после издания своей первой книги. Многие исследователи его жизни и творчества видят в этом похожем на мифический лабиринт доме с хитросплетениями многочисленных комнат и коридоров первый источник вдохновения будущего дизайнера, художника, скульптора и декоратора. Здесь же, украшая стены собственной комнаты он создал свои первые изображения- обманки. А началось все в том же доме.

hec735

Начало его пути не назовешь безоблачным. Пьеро Форназетти стал рисовать в возрасте 10 лет. Одержимый рисованием, в 17 он выиграл грант на обучение в известной школе искусств Brera, а в девятнадцать уже вылетел из нее за «нарушение субординации». В 1933 году на триеннале в Милане выставляются его шелкографии – шелковые шарфики, разрисованные театральными программками. Его находчивость привлекла участвовавшего в выставке Джо Понти, к тому времени уже именитого архитектора и дизайнера, который предложил 20-летнему юноше сотрудничество и покровительство.

hec3

В последующие годы Форназетти оформил многие из проектов, разработанных своим близким другом Понти: казино в Сан- Ремо, океанский лайнер Andrea Doria. В 1950-х они вместе создали коллекцию мебели Architectura. Страсть к декораторству захватила молодого художника – он считал, что любой предмет должен и может быть украшен без нарушения его функциональности. Форназетти стал известным благодаря своеобразно украшенным предметам повседневной обстановки, где он пытался передать «радость от ощущения жизни». На тарелках воспроизводились куски газетных страниц, лица, рыбы или другие «странности», а подмигивающие лица на блюдах и чашках воспринимались как провокация. В 1947 г. он впервые участвовал в миланском триеннале самостоятельно. «Газетные» тарелки, которые он выставлял, создавали иллюзию обернутой в бумагу посуды. Эта почти политическая шалость вызвала волну негодования в городе, но нашла отклик у иностранных гостей выставки. На Пьеро посыпались заказы.

hec4

Неподготовленный к бизнесу дизайнер обошел все местные фабрики. Когда все производители, к которым он обратился, отказались выполнить заказ (не помогло и покрови тельство Понти), Форназетти решил сам заняться производством собственных произведений. Он открыл маленькое ателье на Via Bazzini в Милане (кстати, оно находится там же и сегодня), но ограничился декорированием и отделкой, которые проводились полностью вручную несколькими опытными мастерами. Он углубился в изучение различных техник печати изображений на разных материалах и поверхностях — лакированном дереве, ткани, керамике, камне. Шляпы, жилеты, пепельницы, стулья, посуда, кабинеты, фортепьяно, магазины, автомобили, океанские лайнеры – все было преобразовано появлением неожиданных рисунков. «Он заставляет объекты говорить», – сказал как-то о Пьеро Форназетти его друг Джо Понти. Форназетти вновь и вновь прорабатывал одни и те же сюжеты, привнося в них все новые аллюзии.

hec5

Он черпал вдохновение во всем, что попадалось ему на глаза, создал тысячи различных дизайнерских вещей. Книжный шкаф, в котором настоящие книги неотличимы от нарисованных, трюмо, воспроизводящее фрагмент здания древнеримской эпохи, шкаф со скрывающейся в густой листве зеброй, солнце и луна на тканях и на одной из его самых знаменитых ширм, Soli e Lune. Дизайнер не стремился разнообразить формы, на которых оттисками воспроизводились его фантазии – трюмо с одним и тем же силуэтом, ставших наиболее известными среди его мебельных шедевров, он декорировал многие десятки.

hec6

Художник воспринимал их скорее как фон для своих оптическо-интеллектуальных экспериментов. Он не придумывал мебель, он ее иллюстрировал. «Мой секрет в силе воображения» – любил повторять дизайнер. Параллельно он постоянно совершенствовал технику – способ перенесения рисунка на ту или иную поверхность. Форназетти настаивал на ручном исполнении каждого объекта – традиции лимитированного производства соблюдаются в созданной им фирме по сей день. Ручная работа поневоле стала его коньком. Правда, коммерческого успеха миланец так и не дождался: в то время все были увлечены массовым производством, а далекие от идеальных фабричных форм тарелки Форназетти казались слишком грубыми и кустарными. После смерти дизайнера в 1988 г. его единственный сын Барнаба унаследовал целую дизайнерскую империю и продолжил выпускать мебель и предметы интерьера, декорированные оригинальными рисунками Пьеро Форназетти. Он с трепетом относится ко всему, что связано с именем его отца. Используя его оригинальные рисунки, а также свои собственные работы, выполненные все в том же стиле, Барнаба Форназетти выпускает предметы интерьера, которые и через много лет не выйдут из моды. Все те же узнаваемые сюжеты не покидают светильники, мебель, часы, ткани, керамическую плитку и, конечно же, посуду. «Ателье Форназетти» строго следует традициям и все предметы изготавливает только вручную по оригинальной технологии, которую разработал мастер. Пожалуй, единственное, что изменилось, так это способ печати: теперь это уже не литография (метод, при котором краска под давлением переносится с плоской печатной формы на другую поверхность), как было при жизни основателя, а сериграфия (способ, при котором слои красок многократно наносятся методом трафаретной печати). Каждому предмету присваивается уникальный номер, даже одинаковые, казалось бы, изделия никогда не будут абсолютно идентичными.Многие коллекции предметов строго лимитируются.

hec7

А дом, где жил и творил дизайнер, в настоящее время является музеем, оставаясь при этом жилищем его семьи. Форназетти был непостижимо плодовит – всего им было разработано более 11 000 эскизов и сюжетов. Его работы выдержали все перипетии, связанные с переосмыслением сущности и задач дизайна. Сегодня дизайнеры и коллекционеры воспевают его тонкие аллюзии, приковывающие взгляд графические изображения и поразительную способность комбинировать, казалось бы, несовместимые вещи, помогавшую мастеру в создании уникальных, причудливых предметов. Шедевры Форназетти шокируют, восхищают, дарят наслаждение и вдохновляют, бьют рекорды по сборам от продаж на аукционах (еще 1983 году одна из его работ была продана за 15 000 долларов – рекордную сумму для произведения живущего автора). А его слава стала явлением поистине уникальным: многие не знают и никогда не узнают его имени, но безошибочно «идентифицируют» его работы. Ведь знакомство с созданным Форназетти миром иллюзий всегда поражает и удивляет. А узнав о его существовании однажды, в него хочется возвращаться вновь и вновь.

В случае копирования и размещения материалов ссылка на журнал и сайт www.designdeluxe.am должна быть активной и является обязательной.

designdeluxegroup.com