Картины художников. Головин А.Я (1863—1930). Часть 2. Головин картины


Художник Александр Головин картины

Александр Яковлевич Головин (1863-1930) — знаменитый русский художник. В детстве будущий художник серьезно занимался музыкой. Многие считают, что именно данный фактор послужил в дальнейшем для создания великолепных полотен, которые до сих пор называют «музыкой для глаз». Живописью Александр Головин стал увлекаться довольно поздно — в старших классах гимназии, однако и здесь он добился потрясающих результатов, так как смог проявить весь свой незаурядный талант и способности. Картины Головина отличаются от работ других художников тем, что он смело использует свои собственные идеи и активно внедряет в искусство свой особенный почерк.

Александр Головин проходил обучение в Поливановской гимназии, Московском училище живописи, ваяния и зодчества, Академии Коларосси в Париже, студии Витти в Париже. Помимо свободной живописи занимался оформлением театров, писал декорации к спектаклям, а также сам был известным актёром и даже заслужил почётное звание народного артиста РСФСР. Как художник, он стал очень известен на всю страну и далеко за её пределами. Состоял в художественном объединении «Мир искусства», и был членом Академии художеств.

Стилистика работ художника довольно разнообразна, но всё же здесь можно выделить портретное искусство, которому он уделял особое внимание, картинам в жанре модерн и импрессионизм. По большей части, знаменитый живописец работал темперой и пастелью. Умер 17 апреля 1930 года в Детском Селе (город Пушкин), похоронен на Новодевичьем кладбище Санкт-Петербурга.

Автопортрет с полосатой тканью

 

Женщина в шляпе

 

Испанка в черной шали

 

Испанка

 

Купавки

 

Н.К. Рерих

 

Натюрморт с флоксами

 

Натюрморт. Цветы и фарфор

 

Нескучный сад

 

Портрет Лидии Яковлевны Рыбаковой с дочерью Олей

 

Портрет М.В.Воейковой

 

Портрет Марии Константиновны Головиной, жены художника

 

Портрет певицы Валентины Ивановны Кузы

 

Портрет Федора Ивановича Шаляпина в роли Бориса Годунова в одноименной опере М.П.Мусоргского

 

Улица в Севилье

 

Умбрийская долина

 

Финская девушка

 

Знаете ли вы, что записные книжки могут быть не только полезными, но и очень красивыми? Блокноты ручной работы на сайте Art Взгляд перевернут все ваши представления. Большой выбор красивых блокнотов на любой вкус.

art-assorty.ru

Александр Головин. Фантазии Серебряного века

Автопортрет с полосатой тканью. 1927 г

.

В творчестве Александра Головина сфокусированы основные иконографические и стилистические особенности искусства символизма и стиля модерн в России. Работал Головин в станковой живописи, в области монументального и декоративного искусства. Но главным в его деятельности был театр, в котором художник выступил реформатором сценического оформления. Особый, «головинский стиль», присущий его театральным работам, театрализованным портретам, пейзажам и натюрмортам, отличает изощренная и прихотливая декоративность, изысканная фантазия и живописный темперамент.

Портрет певицы Валентины Ивановны Кузы (?). 1900-е гг. Государственная Третьяковская галерея

Родился Александр Яковлевич Головин 17 февраля (1 марта по старому стилю) 1863 года в семье священника в Москве, на Плющихе. Спустя три года мальчик вместе с семьей переехал в Петровское-Разумовское. Переезд состоялся после того, как отца будущего художника, Якова Даниловича Головина, назначили профессором богословия в только что основанную Петровскую земледельческую и лесную академию (ныне всем известная «Тимирязевка»).

В семье Головиных очень любили театр, музыку, литературу. В раннем детстве у юного Александра обнаружился абсолютный музыкальный слух, он серьёзно занимался игрой на рояле и пением. Увлечение изобразительным искусством проявилось позже, лишь в старших классах гимназии. В дальнейшем музыкальность и музыкальная образованность самым серьёзным образом отразятся в художественных работах Головина, живописные работы которого современники очень чётко охарактеризовали как «музыку для глаз».

На островах. Костромской государственный объединенный художественный музей

Пейзаж с голубым павильоном. 1910 г.

Цветы в вазе

Березы ночью. 1908-1910 гг.

Как вспоминал сам Головин, художественные наклонности в нем первым заметил организатор и первый директор академии Н.И. Железнов – известный русский ботаник и агроном. Не без помощи академических профессоров мальчика удалось определить в самые престижные учебные заведения Москвы. Сначала он учился в Катковском лицее.

Цветы. 1912 г.

После смерти отца, случившейся в 1878 году, Александр перевёлся в не менее знаменитую Поливановскую гимназию, из стен которой, к слову, вышли поэты Валерий Брюсов, Андрей Белый, Максимилиан Волошин, чемпион мира по шахматам Александр Алехин.

В 1881 году Головин поступил на архитектурное отделение Московского училища живописи, ваяния и зодчества. Однако, вскоре понял, что ошибся со «специализацией», и перевелся на живописное отделение. В свою бытность в училище Головин познакомился с такими художниками, как Левитан, Коровин, Архипов, Остроухов, Нестеров. Коровин свёл его с Врубелем. Особенно важной для Головина стала возникшая дружба с Еленой Дмитриевной Поленовой, сестрой учителя, которая сыграла огромную роль в его судьбе. По сути она открыла и развила в нём грани его дарования, обусловившие то место, которое и занял Головин в российской культуре начала ХХ века.

Девочка и фарфор (Фрося). 1916 г. Холст, темпера. Государственная Третьяковская галерея

После смерти матери, последовавшей в 1884 году, молодой человек остался без средств к существованию. Первые годы после окончания училища ему приходилось работать подмастерьем у декоратора А. Томашки; занимался росписью цветов на атласе под заказ. Художник, не стеснялся никакой работы.

В 1889 году он вместе со всей поленовской компанией художников съездил в Париж на Всемирную выставку. Новейшая французская живопись поразила его. Некоторое время Головин занимался в парижской мастерской Колларосси, где понял, что «в своих прежних работах делал не то, что следовало делать». Вернувшись в Россию, он попытался делать именно «то». И – первая удача: его пастель приобрел Павел Михайлович Третьяков. В эти годы Головин испытал влияние стиля «модерн». В 1890-е гг. он участвовал в деятельности Абрамцевского кружка, где работал в майолике и дереве.

В сентябре 1897 года Головин женился на Марии Константиновне Котовой. Она родила художнику троих прекрасных детей (двух дочерей и сына), но сам брак не был долгим. Головин по-настоящему страдал. Страдания усугублялись потерей ближайшего друга и советчика – в ноябре 1898 года умерла Елена Дмитриевна Поленова. Выйти из такого состояния ему помогло сильнейшее увлечение искусством. Он много и упорно трудился. Художника фактически спас театр.

Портрет Марии Константиновны Головиной, жены художника. 1898 г. Картон, пастель. Государственная Третьяковская галерея

Ранние театральные работы Головина отмечены влиянием красочного живописного стиля К.А. Коровина. В 1898 году Головин назначают художником-декоратором Императорских театров. Он оформлял спектакли Большого театра в Москве, в частности, оперы А.Н. Корещенко «Ледяной дом», Н.А. Римского-Корсакова «Псковитянка». С 1899 года Головин был постоянным и активным участником выставок «Мира искусства, а с 1902-го – членом объединения и одним из сотрудников журнала «Мир искусства».

В 1903 году вступил в Союз русских художников. Совместно с К.А. Коровиным (с которым они были очень дружны) принимал участие в оформлении российского павильона на Всемирной выставке в Париже 1900 года и гостиницы «Метрополь» в Москве (майоликовый фриз) в 1900-1903 годах.

Курица. Конец 1890-х гг. Майолика. Государственная Третьяковская галерея

Клеопатра. Эскиз декоративного майоликового панно для гостиницы Метрополь в Москве. 1898 г. Бумага, акварель

Вече в псковском кремле. Эскиз декорации к опере Н.А. Римского -Корсакова "Псковитянка". 1901 г. Картон, акварель, гуашь. Государственная Третьяковская галерея

Светлица. Утро (Пролог). Эскиз декорации к опере Н.А. Римского-Корсакова "Псковитянка". 1901 г. Картон, гуашь. Государственная Третьяковская галерея

Терема. Эскиз декорации к балету А.Н. Корещенко "Волшебное зеркало". 1903 г. Государственная Третьяковская галерея

Портрет Федора Ивановича Шаляпина в роли Мефистофеля в опере Ш. Гуно "Фауст". 1905 г.

Возглавивший Московскую контору Императорских театров В. Теляковский принялся энергично реформировать всю систему подготовки спектаклей на казённой сцене. Первым делом Теляковский пригласил работать в Большой театр в качестве оформителей художников Коровина и Головина. Головин сильно сомневался в своих силах, но первый опыт оказался на редкость удачным, и дело пошло. В мае 1901 года Теляковский стал директором Императорских театров. В Санкт-Петербург вместе с ним переехал и Головин. С тех пор и до 1917 года бывший полковник и поповский сын работали рука об руку.

В 1902 году Головин становится главным декоратором Императорских театров и консультантом дирекции по художественным вопросам. Свои работы он создавал для Александринского и Мариинского театров. Он придумывает эскизы костюмов и декораций к операм «Орфей и Эвридика» К. Глюка; «Каменный гость» А.С. Даргомыжского; спектаклям «У врат царства», К. Гамсуна; «Гроза» А.Н. Островского, «Маскарад» М.Ю. Лермонтова и многим другим.

Деревня на берегу моря. Эскиз декорации к комедии Ж.-Б. Мольера "Дон Жуан". 1910 г. Государственный Русский музей

Эскиз декорации для постановки оперы К. Глюка «Орфей и Эвридика». 1911 г.

Храм Эроса. Эскиз декорации к опере К.В. Глюка "Орфей и Эвридика". 1911 г. Государственный центральный театральный музей им А.А. Бахрушина

Развалины церкви. Эскизы декораций к драме А.Н. Островского "Гроза". 1916 г. Государственный центральный театральный музей им. А.А. Бахрушина

Берег Волги. Эскиз декорации к драме А.Н. Островского "Гроза". 1916 г. Картон, темпера. Государственный центральный театральный музей им. А.А. Бахрушина

Эскиз костюма Катерины из "Грозы" Островского. 1916 г.

Кабанова. Эскизы костюмов к драме А.Н. Островского "Гроза". 1916 г. Государственный центральный театральный музей им. А.А. Бахрушина

У стен Мадрида. Эскиз декорации к опере А.С. Даргомыжского "Каменный гость". 1917 г. Государственный Русский музей

У баронессы Штраль. Эскиз декорации к драме М.Ю. Лермонтова "Маскарад". 1917 г. Государственный центральный театральный музей им. А.А. Бахрушина

В период с 1906 по 1907 год художник создает цикл декораций к опере Ж. Бизе «Кармен». Один из эскизов – к первому акту спектакля – дает полное представление о том, какой художник представлял себе Испанию. К опере художник также создал цикл портретов испанок, ставшим скорее отдельным циклом работ художника, чем просто вариантами типажей и костюмов к конкретной театральной постановке. Его театральные пейзажи настолько реалистичны, что невольно становишься участником театрального представления.

Улица в Севилье. Эскиз декорации к опере Ж. Бизе "Кармен". 1908 г. Саратовский государственный художественный музей им. А.Н. Радищева

Эскиз костюма контрабандиста к опере Бизе "Кармен". 1908 г.

Эскамильо. Эскизы костюмов к опере Ж. Бизе "Кармен". 1908 г. Государственный музей театрального и музыкального искусства

Испанка в красной шали. 1906 г.

Испанка в белом. 1906–1907 гг.

Испанка в зеленом. 1906–1907 гг. Картон, темпера. Государственный Русский музей

Испанка с букетом желтых цветов. 1907 г.

Испанка в черной шали. 1908 г. Картон, темпера, пастель, уголь. Государственная Третьяковская галерея

Испанка на балконе. 1911 г. Холст, темпера, пастель. Государственный Русский музей

Портрет Марии Николаевны Кузнецовой-Бенуа в роли Кармен. 1908 г. Государственный центральный театральный музей им А.А. Бахрушина

.

Необходимо отметить, что окончательно стиль Головина сложился в 1910-е гг. Добиваясь целостного художественного решения спектакля, художник тщательно исполнял эскизы не только декораций, но и костюмов, бутафории, решая их во взаимосвязи с общим постановочным замыслом. Работы Головина приобретают декоративную пышность: фронтально строгие и симметрично уравновешенные, его декорации графично отточены в каждой детали, плоские пятна тонко нюансированных оттенков цвета ложатся друг подле друга подобно мозаике.

Головин также оформлял оформлял постановки антрепризы С.П. Дягилева «Русские сезоны» в Париже. Совместно с Н.К. Рерихом и Д.С. Стеллецким создал костюмы и декорации к операм «Борис Годунов» М.П. Мусоргского, а также декорации к балету «Жар-птица» И.Ф. Стравинского.

Кремлевская площадь. Эскиз декорации для первого акта оперы М. Мусоргского "Борис Годунов". 1911 г.

Портрет Федора Ивановича Шаляпина в роли Бориса Годунова в одноименной опере М.П. Мусоргского. 1912 г. Холст, темпера, гуашь, клеевая краска, золото, серебряная фольга. Государственный Русский музей

Душное Кащеево царство. Эскиз декорации к балету И.Ф. Стравинского "Жар птица". 1910 г.

Витязь. 1910 г. Эскизы костюмов к балету И.Ф. Стравинского "Жар-Птица". Государственный музей театрального и музыкального искусства

Кащей. 1921 г. Эскизы костюмов к балету И.Ф. Стравинского "Жар-Птица". Частное собрание

.

Портрет художника Николая Константиновича Рериха. 1907 г. Холст, темпера, пастель. Государственная Третьяковская галерея

Автопортрет 1912 г. Бумага, темпера. Государственная Третьяковская галерея

Финская девушка. 1908 г. Картон, клеевая краска, пастель. Государственный художественный музей искусств Узбекистана

Портрет графа В.И. Канкрина, служащего петербургской конторы Императорских театров. 1909 г. Государственный Русский Музей

Портрет певца Д.А. Смирнова в роли кавалера де-Грие в опере Ж. Массие "Манон". 1909 г.

Умбрийская долина. 1910 г. Холст, пастель, темпера. Государственная Третьяковская галерея

Портрет М.В. Воейковой. 1905 г.

Портрет Марины Эрастовны Маковской. 1912 г. Холст, темпера, пастель. Государственный Русский Музей

Целую эпоху петербургского бытия Головина составила его совместная работа с Всеволодом Мейерхольдом. К тому времени тот уже успел поиграть в Художественном театре, пытался реализовать свои новаторские идеи в театре Веры Комиссаржевской. Но во взглядах на режиссуру они не сошлись, и Мейерхольд в 1907 году оказался «на улице». Вот тут-то ему и помог Головин, энергично рекомендовавший режиссёра Теляковскому. И тот взял его на работу.

На протяжении последующих десяти лет Головин и Мейерхольд творили вместе, став близкими друзьями и в частной жизни. «Орфей и Эвридика» К. Глюка и «Маскарад» М.Ю. Лермонтова – самые успешные и резонансные плоды этого сотрудничества.

Портрет Всеволода Эмильевича Мейерхольда. 1917 г. Дерево, темпера. Государственный центральный музей музыкальной культуры им. М.И. Глинки

Головин, работая обычно темперой и пастелью, писал также репрезентативные, театрализованные портреты деятелей российской культуры, создал колоритные пейзажи и натюрморты. Часть из них можно назвать художественными документами, в других присутствует и «модерн», и начало импрессионизма.

Серебристые ветлы. 1909 г. Холст, масло. Ярославский художественный музей

Пруд в чаще. 1909 г. Холст, темпера. Государственная Третьяковская галерея

Нескучный сад. 1910-е. Холст, масло. Саратовский государственный художественный музей им. А.Н. Радищева

Розы и фарфор. 1910 г. Саратовский государственный художественный музей им. А.Н. Радищева

Натюрморт. Цветы, 1910-е гг. Картон, акварель, гуашь. Национальный художественный музей Республики Беларусь

Пейзаж. Павловск. 1910. Государственная Третьяковская галерея

Натюрморт. Флоксы, 1911 г.

В старом парке, 1911 г. Холст, темпера. Государственная Третьяковская галерея

Натюрморт. Фарфор и цветы. 1915 г.

Натюрморт с флоксами

Цветы и фарфор, 1915 г. Государственная Третьяковская галерея.

Купавки. 1920 г.

Детскосельский пейзаж. 1920-е гг. Холст, темпера. Государственный Русский Музей

Осень. 1920-е гг. Холст, темпера. Государственный Русский музей

.

Свадьба. Эскиз декорации к балету "Сольвейг". 1922 г.

Улица перед домом доктора Бартоло. Эскиз декорации к опере Д. Россини "Севильский цирюльник". 1924 г.

Сад (2-й ракурс). Эскиз декорации XI картины комедии «Безумный день, или женитьба Фигаро" П.-О. де Бомарше 1927 г.

Комната графа. Эскиз декорации к комедии П. Бомарше "Безумный день, или Женитьба Фигаро". 1927 г. Фанера, темпера. Музей Московского Художественного академического театра

Спальня графини. Эскиз декорации к комедии П. Бомарше "Безумный день, или Женитьба Фигаро". 1927 г. Фанера, темпера. Музей Московского Художественного академического театра

Сенат. Эскиз декорации III картины I действия трагедии «Отелло» У. Шекспира. 1930 г.

Автопортрет. 1927 г. Холст, масло. Частное собрание

В советское время Головин оформил ряд спектаклей в театрах Ленинграда и Москвы («Женитьба Фигаро» Бомарше, 1927 г., «Отелло» Шекспира, 1930 г., – оба во МХАТе).

В 1912 году Головина избирают действительным членом Санкт-Петербургской Академии художеств, В это же время у него обнаружились первые признаки серьёзной сердечной болезни, и врачи посоветовали художнику покинуть столицу.

С 1913 года и до самой своей кончины художник (он ушёл из жизни 17 апреля 1930 года) жил в Царском Селе (в 1918 году пушкинскую духовную родину переименовали в Детское Село, а в 1937-м оно, в свою очередь, превратилось в город Пушкин). Отлученный от активной творческой жизни (ему всё время снились декорации), мастер чувствовал себя забытым и мучился этим.

В 1928 году Александр Яковлевич Головин был удостоен звания «Народный артист РСФСР».

.

Источник

art.mirtesen.ru

Головин Александр Яковлевич — русский художник

Русский художник Головин Александр Яковлевич . Автор картин: Автопортет на фоне золотистого платка; Автопортрет на фоне красного платка. 1919; Автопортрет. 1912; Автопортрет. 1917; Берег Волги. Эскиз декорации к драме А.Н.Островского «Гроза».; и многих других.

Головин Александр Яковлевич (1863-1930)

Родился 17 февраля 1863 года в семье священника. Произошло это важное для русской культуры событие в Москве, на Плющихе. Спустя три года мальчик вместе с семьей переехал в Петровское-оРазумовское. Переезд состоялся после того, как отца будущего художника, Якова Даниловича Головина, назначили профессором богословия в только что основанную Петровскую земледельческую и лесную академию (ныне всем известная "Тимирязевка").

Как вспоминал сам Головин, художественные наклонности в нем первым заметил организатор и первый директор академии Н.И. Железнов, выдающийся русский ботаник и агроном. Не без помощи академических профессоров мальчика удалось определить в самые престижные учебные заведения Москвы.

Сначала он учился в Катковском лицее. После смерти отца , случившейся в 1878 году, Александр перевелся в не менее знаменитую Поливановскую гимназию, из стен которой, к слову, вышли поэты В.Брюсов, Андрей Белый, М. Волошин, шахматист А. Алехин. В 1881 году Головин поступил на архитектурное отделение Московского училища живописи, ваяния и зодчества. Вскоре он понял, что ошибся со "специализацией", и перевелся на живописное отделение. В свою бытность в училище Головин познакомился с Левитаном, Коровиным, Архиповым, Остроуховым, Нестеровым. Коровин свел его с Врубелем. Особенно важной для Головина стала возникшая дружба с Е.Д. Поленовой, сестрой учителя, которая сыграла громадную роль в судьбе нашего героя. По сути она открыла и развила в нем грани его дарования, обусловившие то место, что занял Головин в русской культуре начала ХХ века.

После смерти матери, последовавшей в 1884 году, молодой человек остался без средств к существованию. Первые годы после окончания Училища ему приходилось работать подмастерьем у декоратора А. Томашки; расписывал он, кроме этого, на заказ цветы на атласе для ширмовых панно и вообще не чурался никакой "грязной" работы.

В 1889 году он вместе со всей поленовской "когортой" съездил в Париж на Всемирную выставку. Новейшая французская живопись поразила его. Некоторое время Головин занимался в парижской мастерской Колларосси, где понял , что "в своих прежних работах делал не то, что следовало делать". Вернувшись в Россию, он попытался делать "то". Вскоре первую Гловинскую пастель приобрел П.М. Третьяков.

В сентябре 1897 года Головин женился на Марии Константиновне Котовой. Она родила художнику троих прекрасных детей, но сам брак не был долгим - он, в конце концов, распался. Головин по-настоящему страдал. Страдания усугублялись потерей ближайшего друга и советчика - в ноябре 1898 года умерла Е.Д. Поленова. Спасла художника театральная работа в которую он с головой окунулся. В 1787 году Московскую контору Императорских театров возглавил В. Теляковский. Он принялся энергично реформировать всю систему подготовки спектаклей на казенной сцене. Первым делом Теляковский пригласил работать в Большой театр  в качестве оформителей "настоящих" художников Коровина и Головина. Головин сильно сомневался в своих силах, но первый опыт оказался удачен, и дело пошло. В мае 1901 года Теляковский стал директором Императорских театров. В Петербург вместе с ним переехал и Головин. С тех пор и до 1917 года вывший полковник и поповский сын работали рука об руку.

Целую эпоху петербургского бытия Головина составила его совместная работа с Мейерхольдом. Мейерхольд, к тому времени уже успевший поиграть в Художественном театре, пытался реализовать свои новаторские идеи в театре Веры Комиссаржевской. Но во взглядах на режиссуру они не сошлись, и Мейерхольд в 1907 году оказался "на улице". Вот тут-то ему и помог Головин, энергично рекомендовавший режиссера Теляковскому. Тот взял его на работу. На протяжении следующих десяти лет Головин и Мейерхольд творили вместе, став близкими друзьями и в частной жизни. "Орфей и Эвридика" Глюка и "Маскарад" Лермонтова - самые громкие плоды этого сотрудничества.

В 1912 году Головин стал действительным членом Академии художеств. В это же время у него обнаружились первые признаки серьезной сердечной болезни, и врачи посоветовали художнику покинуть столицу.

С 1913 года и до самой смерти Головин жил в Царском Селе (в 1918 году пушкинскую духовную родину переименовали в Детское Село - в 1937 году оно, в свою очередь, превратилось в город Пушкин). В последние три года жизни мастеру, отлученному от активной жизни, все время снились декорации. Он чувствовал себя забытым и мучился этим. 17 апреля 1930 года Александр Головин скончался в Детском Селе.

Картины художника

wearts.ru

Александр Головин. Фантазии Серебряного века. Биография. Работы

Головин Александр Яковлевич (1863-1930) - русский театральный художник, живописец. Режиссеры, которым приходилось работать с Александром Головиным, знали, что он никогда не сделает эскизы декораций и костюмов в срок. Однако они вновь и вновь обращались к нему с просьбой оформить спектакль. В начале XX века, пожалуй, не было в России более популярного театрального художника, чем Головин. Он как бы аккумулировал в своем творчестве лучшее из опыта передвижников и новейшие искания представителей самых разных художественных течений, стал подлинным реформатором театрально-декорационного искусства. Многие его работы имели просто ошеломляющий эффект. Например, один из его современников вспоминал, что в 1916 году во время премьеры спектакля "Гроза" по пьесе А. Островского в Александрийском театре (его поставил Вс. Мейерхольд, а оформил А. Головин), когда открылся занавес перед картиной оврага, "зала сразу застонала от рукоплесканий, декорации аплодировали дружно, положительно весь театр, такое сильное впечатление произвела эта декорация".

А в начале 1917 года, когда состоялась премьера "Маскарада" М. Лермонтова, над оформлением которого А. Головин работал более пяти лет, юный Сергей Эйзенштейн, один из величайших кинорежиссеров XX века, назвал декорации Головина непревзойденными. Многие увидели тогда в них "пышные похороны императорской России".

Александр Головин был открыт для творческого сотрудничества с самыми разными людьми, ему посчастливилось работать с такими почти полярными по театральной эстетике режиссерами, как Вс. Мейерхольд и К. Станиславский, он никогда ничего не декларировал, но всегда оставался верен самому себе. Внутреннее художественное чутье никогда ему не изменяло.

Родился Александр Яковлевич Головин 17 февраля 1863 года в Москве. Сотканные из дивного переплетения ветвей, листвы и света сады и парки московских окраин навсегда остались в его памяти как образ гармоничного, таинственного, непознанного мира. Александр Головин учился сначала в Московском лицее, потом в Поливанове кой гимназии, где и заметили его талант к рисованию. В 1881 году он поступил на архитектурное отделение Московского училища живописи, ваяния и зодчества, но через некоторое время перевелся на живописное, где уже учились в то время И. Левитан, К. Коровин, М. Нестеров. Их кумиром и духовным отцом стал профессор пейзажного и натюрмортного класса Василий Поленов. Он поддерживал талантливую молодежь (Серова, Головина и Коровина вообще называл своими "художественными детьми") и в то же самое время сам ставил перед собою и решал в своем творчестве все новые и новые живописные задачи, был знаком с Саввой Мамонтовым, Константином Станиславским. Для Александра Головина, который с детства увлекался театром, знал А. Островского, М. Ермолову, А. Ленского и даже исполнял бессловесные роли в гимназических спектаклях, эта среда была очень родной и близкой.

Особое влияние на молодого А. Головина оказала младшая сестра В. Поленова художница Елена Поленова. Она тактично, умело руководила его духовным развитием. Вместе с молодыми художниками ездила на этюды, ходила на концерты и, как признавались позже друзья Головина, "талантливо, без уроков, наводила на новые мысли". Именно она увлекла его изучением и переосмысливанием народных орнаментов, керамикой и резьбой по дереву. Вместе с Поленовыми в 1889 году Александр Головин выехал на Всемирную выставку в Париж и был покорен пленэрными и колористическими находками импрессионистов. Он даже успел поучиться в парижской академии Коларосси, а в 1897 году продолжил свое парижское образование в мастерской Витти.

Импрессионизм стал для Александра Головина, как и для его друзей, своеобразным катализатором выработки своего индивидуального художественного стиля. Головин начал больше внимания придавать декоративности, овладел пастелью и писал чаще не маслом, а клеевыми красками и темперой.

Неповторимое приложение нашел талант Александра Головина в декоративно-прикладном искусстве. Вместе с К. Коровиным он оформил русский павильон на Всемирной парижской выставке 1900 года, создал вместе с Е. Поленовой и М. Якунчиковой внутреннее убранство кустарно-прикладного отдела, а вместе с Врубелем выполнил майоликовые фризы для фасада московской гостиницы "Метрополь".

Удивительны написанные Головиным в 90-е годы портреты - его первой жены, А. Карзинкина и др.

В 1900 году Александр Головин начал создавать декорации для театральных постановок. Его, как и чуть раньше К. Коровина, пригласил в Большой театр новый управляющий Московской конторой Императорских театров В. Теляковский. Головин и Коровин, которые, как утверждают некоторые современники, в свое время участвовали в оформлении спектаклей Частной оперы Мамонтова, где ценились богатство и эмоциональность живописных решений, практически сломали консерватизм привычных, стандартных композиций "раскрашенных" декораций. Предложенные ими живописные декорации были непосредственно связаны с музыкой и не уступали ей по силе эмоционального воздействия. Первой самостоятельной работой Головина стали костюмы и декорации к опере "Ледяной дом" А. Корещенко. Эта работа, как и выполненное Головиным совместно с Коровиным оформление балетов "Дон Кихот" Л. Минкуса и "Лебединое озеро" П. Чайковского не были поняты современниками. Пресса считала декорации "недоделанными", художников обвинили в том, что они не умеют рисовать так, как прежние декораторы-классики.

Критики признали А. Головина только после того, как он оформил оперу Н. Римского-Корсакова "Псковитянка", где декорации создавали лаконичный, подлинно драматический пластический фон для действия. Именно после этой постановки Головин сблизился с С. Дягилевым и "Миром искусства", членом которого стал в 1902 году.

Однако в личной жизни как раз в конце XIX века Головин пережил сразу несколько драматических событий. Ему пришлось уйти от жены и детей. В 1898 году скончалась его ближайший друг в искусстве Елена Поленова.

В 1901 году А. Головин переехал из Москвы в Петербург, куда его пригласил Теляковский, ставший директором Императорских театров России. Будучи консультантом по художественным вопросам, А. Головин преобразовал постановочную часть петербургских театров и начал сам участвовать в создании драматических и музыкальных спектаклей.

В одних его работах, например, в оформлении "Русалки" А. Даргомыжского и "Волшебного зеркала" А. Корещенко, на первый план выходит декоративное начало, в других, например, в эскизах декораций к поставленным в 1905 и 1907 годах пьесам Ибсена, чувствуется воздействие стиля модерн. Реальное и декоративное начала выступают как равноправные образные системы.

Декоративная разработка плоскости фона есть и в некоторых портретах А. Головина, что дает основание сравнивать его творчество с творчеством известного мастера венского "Сецессиона" Густава Климта. Но у Головина, в отличие от Климта, никогда не деформируются ни фигуры, ни даже жесты. А такой известный искусствовед, как Асафьев, увидел в узорчатости головинских фонов "нежное плетение молодой зелени".

Многих деятелей искусства того времени мы знаем именно благодаря портретам А. Головина. Это поэт, композитор М. Кузьмин, балерина Е. Смирнова и многие другие.

Подлинным триумфом стало для А. Головина оформление в 1908 году оперы Ж.Бизе "Кармен". Художник не только создал неповторимые, новые для каждого действия костюмы главных персонажей, но и очень тщательно разработал цветовое решение одежды всех участников спектакля. Это была настоящая симфония цвета. "Стихотворениями в тряпках" назвали их современники. Именно в это время, вдохновленный работой над оперой "Кармен", Головин создал целую серию "Испанок" и необыкновенно жизненный, полный таинственного света портрет М. Кузнецовой-Бенуа в роли Кармен.

Удивительный дар воплощать образ артиста в неразрывной связи с героем, роль которого он исполняет на сцене, особенно ярко проявился в серии портретов Федора Шаляпина, которого Головин рисовал в ролях Фарлафа, Олоферна, Мефистофеля и Бориса Годунова.

Специально для знаменитых дягилевских балетных сезонов А. Головин создал необыкновенно узорчатые декорации к "Жар-птице" И. Стравинского. В 1910 году французский журналист писал: "Когда пролетает Птица, кажется, что ее несет музыка. Стравинский, Фокин, Головин - я вижу в них одного автора".

Приблизительно в это же время А. Головин начал сотрудничать с Вс. Мейерхольдом, который в 1908 году стал режиссером Императорских театров. К этому времени Мейерхольд уже не стремился полностью подчинить постановочное решение законам условного театра или поэтике символизма. Идеальным для него представлялось соединить современные идеи с проверенными временем театральными традициями, и поэтому он хотел, чтобы живописно-пластическое решение подчинялось законам сцены.

А. Головин был соавтором Вс. Мейерхольда. Он стремился максимально приблизить действие к зрителю, ввел просцениум, иногда даже убирал занавес. Поэтому каждый оформленный им спектакль воспринимался как целостное единство.

Зрителей приводила в восторг и полная утонченного великолепия атмосфера эпохи французского барокко в "Дон Жуане" Ж.-Б. Мольера, и как бы сотканная из аромата глюковских гавотов и менуэтов древнегреческая мифическая реальность в "Орфее и Эвридике" К.-В. Глюка, и, по словам В. Шкловского, "прекрасные как Петербург" декорации к "Маскараду" М. Лермонтова.

Почти все дни, а иногда и ночи А. Головин проводил в своей мастерской в Мариинском театре. Именно по ночам писал он портреты Ф. Шаляпина. Среди друзей А. Головина были режиссеры, художники, поэты, актеры, которым он разрешал наблюдать, как работает. Однако мало кто знал, что кроме спектаклей на "казенной сцене" А. Головин с интересом принимает участие в самых смелых экспериментах Мейерхольда, бывает в его студии на Бородинской, оформляет его постановки в небольших театрах и даже кабаре, помогает издавать журнал "Любовь к трем апельсинам".

Октябрьская революция изменила положение дел в театре. А. Головин, который был еще не очень стар, но страдал болезнью сердца, пытался творить свой мир и в новых условиях, но появлялись новые режиссеры, новые художники, Мейерхольд переехал в Москву. Головин с живым интересом следил за его творческими исканиями в области театрального конструктивизма, за тем, как идет его сотрудничество со смелым экспериментатором Татлиным. Однако ему самому с Мейерхольдом работать больше не довелось.

В 20-х годах А. Головин написал с помощью биографа Э. Голлербаха автобиографическую книгу "Встречи и впечатления", создал серию портретов близких в это время к нему людей - дирижера Э. Купера, актера Ю. Юрьева, семьи адвоката И. Рыбакова.

И хотя в театре вошли в моду декорации-конструкции, спектакли, оформленные А. Головиным еще до революции, по-прежнему имели большой успех. Зрители любили их, а критики клеймили, обвиняя в "эстетстве" не только станковые произведения участников группы "Мир искусства", но и все работы А. Головина в театре, в частности, его, по их мнению, излишне нарядные декорации к "Севильскому цирюльнику".

Не все современники приняли и спектакль "Ледяная дева", поставленный в 1927 году Лопуховым в сотрудничестве с Асафьевым и Головиным по произведениям Г. Ибсена. Зато сегодня исследователи, по достоинству оценивая полные музыкальных ритмов декорации А. Головина, называют "Ледяную деву" "лучшим сказочным балетом, созданным в советском театре".

Ровно через день после премьеры "Ледяной девы" на сцене Московского Художественного театра зрители впервые увидели "Безумный день, или Женитьбу Фигаро" П. О. Бомарше. Это была первая совместная работа А. Головина с выдающимся режиссером К. Станиславским. Современники находили, что они даже внешне были очень похожи друг на друга. И их совместная работа в театре имела огромный успех. Однако сам А. Головин не мог приехать в Москву и узнал о судьбе своей работы только из телеграмм. Он был счастлив, что у живописи в театре есть будущее, что его уже не статичные, а пришедшие в движение декорации задают неповторимую атмосферу действия. Он мог только представлять, как в финале спектакля круг начинал двигаться и перед зрителями открывались сотканные из чарующего переплетения ветвей уголки ночного парка, беседки, фонтаны, начинала звучать музыка, слышались песни, зажигалась иллюминация.

Александр Головин скончался 17 апреля 1930 года в Детском Селе, оставив потомкам столько раз оживавший на сцене, а теперь застывший в эскизах удивительный, сказочный мир своих живописных фантазий. Сегодня Головина называют отцом современного театрально-декорационного искусства.

Бoгдaнoв П.С., Бoгдaнoвa Г.Б.

 

 

 

 

28 марта — 24 августа

Министерство культуры Российской Федерации | Государственная Третьяковская галерея

 

Крымский Вал, залы 60–61

СХЕМА ПРОЕЗДА, РЕЖИМ РАБОТЫ

 

Третьяковская галерея продолжает знакомить публику с выдающимися художниками, определявшими развитие русского искусства конца XIX – начала XX века. Новый масштабный выставочный проект посвящен творчеству Александра Яковлевича Головина (1863–1930), крупнейшего представителя эпохи Серебряного века. Впервые художественное наследие живописца, графика, театрального оформителя, мастера декоративного искусства представлено во всем многообразии.

 

Автопортрет Александра Головина. © / Фото предоставлено пресс-службой Третьяковской галереи / Евгений Алексеев / -

В Третьяковской галерее открылась масштабная выставка Александра Головина — художника, сценографа, дизайнера мебели и интерьеров, а также автора майоликового фриза на гостинице «Метрополь».

Когда Сергей Дягилев готовился поставить в Париже свой первый «Русский сезон» — тогда ещё не балетный, а оперный, он обратился за помощью к художнику Александру Головину: «Сделайте так, чтобы Париж рехнулся!». И Головин «сделал». Первый же спектакль, который он оформил— «Борис Годунов», «прогремел» на всю французскую столицу.

Выставка работ Александра Головина. Фото предоставлено пресс-службой Третьяковской галереи / Евгений Алексеев

Хороший повод собраться вместе

 

Статья по теме

Выставку Александра Головина в Третьяковке решили приурочить к 150-летнему юбилею со дня рождения художника— это событие праздновалось в прошлом году. Специально ради выставки в одном пространстве собрали около 300 работ Головина из 23 различных музеев и частных коллекций. Художник работал в сложной технике, и многие его экспонаты было очень сложно транспортировать: как признался куратор выставки, некоторые работы ради проекта покинули свое «хранилище» в первый и, скорее всего, в последний раз.

 

Путешествие в Серебряный век начинается в Третьяковке неожиданно — с фотографий отеля «Метрополь». Несколько майоликовых панно, которые украшают фасады гостиницы, были сделаны по эскизам Головина. Вообще, майолика (разновидность керамики) — это отдельный этап в творчестве художника, а на Всемирной выставке в Париже 1900 года за свои майоликовые работы он получил серебряную медаль. Головин экспериментировал и с деревом — например, создавал рамы для зеркал в народном стиле, проектировал мебель, посуду и целые интерьеры. Но в первую очередь современники знали художника всё же как выдающегося живописца и сценографа.

Выставка работ Александра Головина. Фото предоставлено пресс-службой Третьяковской галереи / Евгений Алексеев

Как Головин помог Стравинскому с «Жар-птицей»

 

Статья по теме

— Если говорить о работах Головина вне театра — о его «Теремке», майоликовых фризах «Метрополя», галерее прекрасных портретов, — то их уже достаточно, чтобы обеспечить художнику достойное место в истории русской культуры. Но театр вознёс его на недостижимую для всех остальных высоту! Мне кажется, Головин рассматривал художественную жизнь Санкт-Петербурга из своей мастерской, как какой-то небожитель,— рассказывает Ирина Шуманова, куратор выставки.

 

Сценографии художника посвящена значительная часть выставки: здесь и эскизы  роскошных декораций, и наброски костюмов с карандашными пометками Головина. Вот темноволосая девушка с украшениями в волосах, а рядом, чуть крупнее, изображена лента с розами из её прически. Торопливая подпись автора: «Кармен. На голову — 2 штуки». Сами костюмы здесь же — например, причудливые головные уборы для «Жар-птицы» всех форм— «в ассортименте», или воздушное шёлково-тюлевое платье с фольгой, созданное для Блаженной души в опереКристофа Глюка «Орфей и Эвридика».

Александр Головин. Выставка работ. Фото предоставлено пресс-службой Третьяковской галереи / Евгений Алексеев

Одним из первых зрителей встречает в экспозиции раздел, посвящённый балету «Жар-птица» (1910) Игоря Стравинского. Этот сказочный спектакль по фольклорным мотивам был написан специально для «Русских сезонов» — причём декорации к «Жар-птице» были готовы даже раньше, чем написана музыка. Дело в том, что изначально балет заказали композитору Анатолию Лядову, но тот работал слишком медленно. Тогда написать музыку поручили 28-летнему Игорю Стравинскому. К тому моменту Головин уже закончил свои эскизы костюмов и декораций, и композитор-«новичок», посмотрев на них, сразу сориентировался, в каком направлении ему нужно работать.

— Когда Стравинский писал музыку, он уже видел тот образ Жар-птицы, который создал Головин. Получается, что художник как бы предвосхитил ту «переливчатую», фантастическую музыкальную ткань шедевра Стравинского. Кстати, после премьеры критики писали о спектакле, что три гения — Фокин, Стравинский и Головин— выступили как это одно целое, — говорит Шуманова.

Картины Александра Головина. Фото предоставлено пресс-службой Третьяковской галереи / Евгений Алексеев

Последний «Маскарад»

Центральная и, возможно, самая эффектная часть выставки посвящена лермонтовской драме «Маскарад» в постановке Всеволода Мейерхольда. Здесь посетителей ожидает сюрприз: в Третьяковке впервые демонстрируют костюмы и декорации к спектаклю, которые долгое время считались утерянными, но чудом были обнаружены «в недрах» Александринского театра. Благодаря энтузиазму сотрудников, шедевры Головина отреставрировали и привезли в Москву— кстати, больше ни в каких проектах экспонаты участвовать не будут и Александринку вряд ли ещё когда-нибудь покинут.

Александр Головин. Портрет Всеволода Мейерхольда.Фото предоставлено пресс-службой Третьяковской галереи / Евгений Алексеев

«Мало находится таких произведений, судьба которых мистическим образом накладывается на судьбу страны,— размышляет куратор выставки.— Современники восприняли «Маскарад» как последний маскарад империи. Когда этот спектакль шёл, на улице уже были слышны выстрелы русской революции (премьера состоялась 25 февраля 1917 года— прим.ред.). Мейерхольд и Головин хотели подвести своим «Маскарадом» итоги всего Серебряного века, а в итоге подвели итоги и всей русской культуры Петербургского периода. Это был прекрасный конец прекрасной эпохи».

Александр Головин. Выставка работ. Фото предоставлено пресс-службой Третьяковской галереи / Евгений Алексеев

 

 

Автопортрет. 1912

Наряду с Третьяковской галереей в выставке участвуют 23 музея и частные коллекции из России и стран ближнего зарубежья: Государственный Русский музей, Государственный центральный театральный музей им. А.А.Бахрушина, Санкт-Петербургский государственный музей театрального и музыкального искусства, Музей МХАТ и другие. Экспозиция включает около 300 экспонатов: живописные и графические работы, эскизы костюмов и декораций, подлинные сценические костюмы, изготовленные к различным спектаклям по рисункам художника, произведения декоративного искусства.

Впервые в Москве демонстрируются долгое время считавшиеся утраченными костюмы к спектаклю "Маскарад" М.Ю.Лермонтова в постановке В.Э.Мейерхольда (1917) из собрания Александринского театра. В отличие от предшествующих монографических выставок Головина в нынешней экспозиции впервые широко представлены работы декоративно-прикладного искусства, характеризующие значительный вклад художника в развитие стиля модерн в России.

Начав свой путь с живописных произведений, исполненных в традициях передвижничества, под влиянием Абрамцевского художественного кружка Головин стал работать в области декоративно-прикладного искусства. В конце 1890-х годов по заказу С.И.Мамонтова он создал майоликовые панно для фасадов гостиницы "Метрополь" в Москве. Для Всемирной выставки в Париже 1900 года Головин оформил в "национальном духе" интерьер Кустарного отдела ("Русская деревня"). На выставке он удостоился золотой медали по отделу декоративно-прикладного искусства и серебряной – за майолики.

С 1899 года по приглашению В.А.Теляковского, управляющего Московской конторой Дирекции Императорских театров, Головин начал оформлять постановки в Большом театре. В 1902 году мастер переехал в Петербург, где вскоре стал главным художником-консультантом при Дирекции Императорских театров. С тех пор творчество Головина было неразрывно связано с историей театра, а сам он приобрел славу одного из главных реформаторов сцены.

Натюрморт. Фарфор и цветы. 1915

Выставка призвана погрузить зрителя в атмосферу Серебряного века, в мир образов Головина, в которых сфокусированы иконографические и стилистические особенности эпохи символизма и стиля модерн. Знаковой работой выставки стала "Умбрийская долина", в центре которой – розы, один из ключевых мотивов в искусстве и поэзии этого времени. Розу можно встретить в работах В.Э.Борисова-Мусатова, М.А.Врубеля, Н.Н.Сапунова, в стихах К.Д.Бальмонта, А.А.Блока, И.Северянина. Нежный цветок с острыми шипами напоминал об эфемерности красоты, быстротечности жизни, где хрупкость нуждается в защите, где неразлучны любовь и страдание. Нераскрытый бутон отсылал к тайне, которую невозможно разгадать. Розовая роза связана с культом Афродиты, темой Элизиума, близкими творчеству Головина. Этот цветок возникает лейтмотивом в станковых и театральных работах то как часть букета или пейзажа, то как деталь костюма или прически.

Структура выставки позволяет проследить эволюцию художника в каждом из видов искусств, к которым он обращался, и их взаимодействие. Синтетичность творчества Головина и "театральность" его мышления подчеркиваются организацией экспозиции, в которой предметы из дерева и керамики соседствуют с произведениями станковой живописи, театральными эскизами и сценическими костюмами. Все они объединены особым "головинским стилем", который отличают прихотливая декоративность, фантазия и яркий живописный темперамент.

Братина "Курица"

Открывают выставку произведения декоративно-прикладного искусства: блюдо "Жар-птица" и братина "Курица", расписанная художником балалайка "Дракон" и другие. Созданные под влиянием Е.Д.Поленовой и М.А.Врубеля с использованием навыков, полученных в Керамико-художественной гончарной мастерской "Абрамцево" С.И.Мамонтова в Москве, эти предметы демонстрируют, как формировался стиль мастера: декоративность стала важнейшей составляющей образного строя его произведений, а орнаменты – любимым пластическим мотивом. Работы, исполненные национального своеобразия, одновременно несут черты европейского стиля ар нуво.

Основное пространство экспозиции отведено живописным, графическим и театральным произведениям, в которых читается проницаемость границ между различными видами его деятельности. При сопоставлении станковых "узорно-лиственных" пейзажей, панно, отличающихся эфемерностью и музыкальностью изображения ("Ветлы (Серебристые ветлы)", "Нескучный сад"), с его пейзажными декорациями для театральных постановок можно видеть использование одних и тех же пластических приемов и изобразительных мотивов. Работая над оформлением оперы К.В.Глюка "Орфей и Эвридика" (1911), в декорации "Царство Эроса" Головин повторяет мотив картины "Пейзаж. Павловск".

Портрет Ф.И. Шаляпина в роли Олоферна (опера А.Н.Серова "Юдифь"). 1908

В натюрмортах фарфоровые вазы в окружении пышных букетов и причудливых узоров тканей составляют настоящие мизансцены. В портретах художника Н.К.Рериха, поэта М.А.Кузмина, серии портретов Ф.И.Шаляпина, цикле портретов "Испанки", многие из которых были написаны в декорационной мастерской Головина, располагавшейся над сценой Мариинского театра, фрагменты декораций становятся не только фонами, но частью образной характеристики моделей.

Обращение Головина к театру стало попыткой воплощения господствовавшей тогда идеи синтеза искусств. Театр дал возможность наиболее полно раскрыть декоративный дар мастера. Головин начал работу в Императорских театрах с реорганизации постановочной̆ части: изменил порядок, при котором декорации к спектаклю выполнялись несколькими художниками поактно, а костюмы и бутафория подбирались из ранее созданных для других спектаклей. Головин внедрил практику оформления постановки целиком одним художником для достижения образного и стилевого единства. Он не только создавал эскизы, но по большей части сам расписывал декорационные холсты, ткани для костюмов, лепил бутафорию. По решению Головина костюмы стали шить не из дорогих тканей, а из холста, за счет ручной росписи и аппликаций добиваясь имитации ценных материалов. Для выполнения этих работ Головин организовал при Мариинском театре костюмерную и красильную мастерские (работницы которых становились моделями для его "испанок").

Кощеево царство. 1909

Особое место на выставке занимают эскизы декораций и костюмов, а также костюмы к спектаклям, созданным в творческом сотрудничестве с В.Э.Мейерхольдом для Александринского театра: "Дон-Жуан" Ж.-Б.Мольера (1910), "Орфей и Эвридика" К.В.Глюка (1911), "Маскарад" М.Ю.Лермонтова (февраль 1917). "Маскарад" стал шедевром их совместного творчества. В сценографии спектакля через ритмическое строение цветового и светового решения было передано ощущение надвигающейся катастрофы. В послереволюционный период значительным событием в театральной жизни Москвы стало оформление Головиным по приглашению К.С.Станиславского спектакля "Безумный день, или Женитьба Фигаро" П.-О.Бомарше (1927) во МХАТе.

 

 

К выставке подготовлено издание, которое включает статьи об основных аспектах творчества Головина и фундаментальный каталог его произведений. В альбом вошли ранее не публиковавшиеся письма А.Я.Головина к Е.Д.Поленовой, а также уникальные фотоматериалы. На выставке будет демонстрироваться анимационный ролик, главным героем которого выступает любимый мотив художника – роза.

Проект сопровождает культурно-образовательная программа, включающая лекции, авторские экскурсии, встречи со специалистами.

s30556663155.mirtesen.ru

Головин Александр Яковлевич :: Артпоиск

Головин Александр Яковлевич

Русский художник. Живописец, график и театральный художник. Учился в Московском училище живописи, ваяния и зодчества (1881-1890) у В.Е. Маковского Маковский Владимир Егорович Маковский Владимир Егорович [1846—1920] Русский художник. Сын Е.И. Маковского и брат художника . От Академии Художеств получил медали: в 1864 году — 2 серебряную медаль; в 1865 году — 2 серебряную медаль за картину "Мастерская художника"; в..., В.Д. Поленова Поленов Василий Дмитриевич Поленов Василий Дмитриевич [1844—1927] Русский исторический живописец, пейзажист, театральный художник, композитор. Учился у П.П. Чистякова, затем в петербургской Академии художеств (1863–1871) и параллельно – на юридическом факультете Петербургского университета. Участвовал в..., И.М. Прянишникова Прянишников Илларион Михайлович Прянишников Илларион Михайлович [1840—1894] Русский живописец. Родился в селе Тимашово (Боровский уезд, Калужская губерния) 20 марта (1 апреля) 1840 в купеческой семье. Учился в Московском училище живописи, ваяния и зодчества (1856–1866). Его наставником был С.К. Зарянко. Испытал глубокое..., в Академии Ф. Коларосси (Париж) у Ж.-Э. Бланше (1889), в мастерской Витти у Р. Коллена и О. Мерсона (1892). В 1890 получил звание художника, с 1912 — академик, действительный член Академии художеств (СПб). С 1897 работает в театре. С 1901 — главный декоратор Императорских театров (СПб). Член объединения "Мир искусства" (с 1902), член Союза русских художников (с 1903), участник выставок Московского товарищества художников (с 1893), Товарищества передвижников (1893, 1895), Московского общества любителей художеств (1894-1898), "Мир искусства" (с 1899), "36 художников" (1902), Союз русских художников (1903-1910, 1916), Нового общества художников (1907, 1908) и других. Народный артист РСФСР с 1928.

artpoisk.info

Картины художников. Головин А.Я (1863—1930). Часть 2 — Журнал по дизайну и культуре

ИСПАНСКАЯ ТЕМА

Испанка. Головин А.Я.

Испанка. Головин А.Я.

Совершенные Головиным в 1890-е годы путешествия в Испанию, на протяжении многих лет вдохновляли его на создание самобытных женских образов, составивших серию «Испанки» (1900—1910-е гг.). Различные по композиции и колористическому решению, картины художника навеяны ностальгическим чувством и преклонением перед красотой и силой духа испанского народа. В безымянных «испанках» угадываются швеи театральной костюмерной мастерской, служившие моделями художнику.

Триумф постановки оперы Ж. Визе «Кармен» на сцене Мариинского театра в 1908 году был обязан увлечению мастера культурой этой страны. «Нас ослепили светом южного солнца, согрели горячим дыханием южного воздуха, поместив в самую сердцевину колоритной испанской жизни. В своей гармоничной красоте они уже не только пленяют глаз, они поют, сочетаются в могучий хор, создают своими красочными аккордами глубокое настроение. И сколько во всем утонченного вкуса и деликатности» — писала критика после премьеры.

«МАСКАРАД»

Подготовка эскизов декораций к драме М. Ю. Лермонтова «Маскарад». Головин А.Я.

Подготовка эскизов декораций к драме М. Ю. Лермонтова «Маскарад». Головин А.Я.

Работа над подготовкой постановки драмы М. Ю. Лермонтова «Маскарад» стала вершиной многолетнего сотрудничества А. Я. Головина и В.Э. Мейерхольда. За время пятилетней подготовки спектакля, они во всех деталях изучили особенности эпохи 1830-х годов, совместно разработали сложный режиссерский план и оригинальное художественное оформление. Сцена продолжала зрительный зал, повторяя в своем оформлении декор и архитектуру здания Александрийского театра, построенного К. И. Росси. На лепном портале были помещены зеркала, в которых отражались огни и публика в зале. Застланный красным ковром просцениум отделялся от сцены пятью разного цвета занавесами — своего рода «эмоциональными камертонами», настраивающими зрителя на развитие драматического сюжета в следующем акте. Все было подчинено идее колористического воздействия, усиливающегося с каждой картиной спектакля. Премьера представления, поставленного 25 февраля 1917 года стала последним спектаклем императорской России.

РУССКАЯ ТЕМА

Эскизы декораций к балетам «Волшебное зеркало» и «Лебединое озеро», операм «Русалка», «Псковитянка», «Борис Годунов», а также живописные портреты Ф. И. Шаляпина в ролях Бориса Годунова, Фарлафа («Руслан и Людмила») представляют отдельную тему творчества Головина. Они выявляют глубокое знание им русского быта и любовь к истокам национальной культуры.

Приступив в 1900 году к декорационному оформлению оперы А. С. Даргомыжского «Русалка» для Большого театра, Головин обратился в разработке сценического пространства к композиционному решению и стилистическим приемам, использованным им в интерьере Кустарного отдела для Всемирной выставки в Париже. Тот же принцип «превращения» (но уже обратного — «с подмостков») в выставочное пространство — будет применен художником в 1903 году в интерьере «Теремок», специально сочиненном для выставки «Современное искусство» в Санкт-Петербурге.

«ОРФЕЙ И ЭВРИДИКА»

Храм Эроса. Эскиз подготовки декорации к постановке оперы К.В.Глюка “Орфей и Эвридика”. Головин А.Я. Мариинский театр. 1911 г.

Храм Эроса. Эскиз подготовки декорации к постановке оперы К.В.Глюка “Орфей и Эвридика”. Головин А.Я. Мариинский театр. 1911 г.

Живописные произведения Головина часто перекликаются с его театральными работами во многих мотивах и деталях. В этом, сказалось «театральное» мышление мастера, нивелировавшее границы реального и вымышленного, станкового и сценического. Так, создавая художественное оформление оперы К. В. Глюка «Орфей и Эвридика», в декорации «Царство Эроса» он повторил образ, найденный им в картине «Пейзаж. Павловск».

Пейзажное творчество Головина пронизано чувством поэтической ностальгии и возвышенного переживания утраты «идеального былого». Художник обращался к этому жанру с конца 1900-х—1910-е годов, словно выражая в нем накопившуюся тоску по прошлому и щемящую боль от ускользающей красоты минувших эпох, умирающей усадебной культуры и опустевших дворянских гнезд. Неслучайно, в своем обширном театральном наследии Головин выделял постановку «Орфей и Эвридика» как самую любимую, где все было подчинено красоте пейзажных фонов.

Читайте также:

www.5arts.info

Картины художников. Головин А.Я (1863—1930). Часть 1 — Журнал по дизайну и культуре

Среди русских художников конца XIX — начала XX века вряд ли найдется более романтичный и утонченный мастер, чем Александр Яковлевич Головин (1863—1930 гг.). Мир, представленный на картинах художника и в театральных декорациях, подобно волшебной грезе, манит зрителя в удивительное царство Красоты и Гармонии, о котором он так мечтал.

Искусство Головина вобрало в себя почти все разнообразие художественных исканий мастеров Серебряного века. Его станковые полотна привлекают совершенством техники и дарованием колориста. Оформленные художником театральные представления снискали славу в Европе еще при жизни мастера, являя истинную реформу театрально-декорационного искусства. Его работы в сфере декоративно-прикладного искусства представляют еще одну, ранее мало известную, грань творчества художника.

ЖИВОПИСЬ

"Фарфор и цветы". Головин А.Я. 1915 г.

«Фарфор и цветы». Головин А.Я. 1915 г.

Художественное наследие Головина, представляющее почти все жанры (портрет, пейзаж, натюрморт), сосуществует с эскизами декораций и сценических костюмов. Оно наглядно демонстрирует его «театральное мышление», преображающее реальность в соответствии с прихотливой игрой фантазии художника.

Натурные виды природы, изображенные в картинах художника, свободно превращаются в пейзажные фоны театральных декораций (которые, после этого, служили задниками портретов, представленных на сцене или в художественной мастерской Мариинского театра). Нередко, мастер живописал свои любимые предметы, вошедшие в его художественную «лабораторию». Так, неизменным атрибутом его картин была роза, украшающая и театральные костюмы и платья героинь художественных произведений. Важным изобразительным средством для Головина также был ритм разноцветных полос, представленный на драпировках и фонах. Традиционным аксессуаром его многочисленных портретов и натюрмортов была рокайльная ваза.

ТЕАТР

Головин умело формировал художественный облик театрального спектакля, мастерски передавая атмосферу различных эпох, стилей и образов (от мифов Древней Греции – до драматургии Г. Ибсена). Самобытность режиссерского замысла и успех его сценического воплощения, в значительной степени, были заслугой Головина. Художник внимательно (делая пометки) знакомился с содержанием пьесы или либретто, а также другими произведениями автора, вникая во все тонкости режиссерского замысла. Он перечитывал много книг, просматривал репродукции, изучал экспонаты музеев, копировал рисунки из зарубежных журналов мод и т.д. Собранные им образы, волшебным образом перерабатывались в сознании мастера и неизменно приводили в восторг зрителей красочными импровизациями, богатством и тонкостью проработки деталей.

ДЕКОРАТИВНО-ПРИКЛАДНОЕ ИСКУССТВО

На исходе 1890-х годов Головин трудился в гончарной мастерской «Абрамцево» С. И. Мамонтова у Бутырской заставы в Москве. По его эскизам были созданы поливные блюда и кувшины, по использованию орнаментов, похожие на образцы кустарной керамики. Используя приемы стилизации народного искусства, керамика Головина не теряла дух народного творчества, его яркость, праздничность и изысканную орнаментальность. В те же года, Головин занимался оформлением фасадов гостиницы «Метрополь». По заказу С. И. Мамонтова, он выполнил на фасаде гостиницы несколько керамических панно на античные и мифологические сюжеты. В 1897 году, совместно с Е. Д. Поленовой, художник принимал участие в проектировании интерьера столовой для загородного дома М.Ф. Якунчиковой в Наре. В 1900 году, его дизайнерские способности нашли отражение в оформлении интерьера Кустарного отдела («Русская деревня») на Всемирной выставке в Париже, где он был удостоен золотой и серебряной медалей.

Читайте также:

www.5arts.info