Грехопадение и научная картина мира в православном богословии и в богословии Тиллиха. Грехопадение картина


Описание фрески Микеланджело Буанарроти «Грехопадение и изгнание из Рая»

Описание фрески Микеланджело Буанарроти «Грехопадение и изгнание из Рая»

На создание фрески с изображением грехопадения человечества у художника Микеланджело ушло 3 недели. Даже в ночное время суток трудился он над своей работой, а для освящения Микеланджело прикреплял к своей шляпе зажженные свечи.

Изображение состоит из двух частей. В левой его части происходит совершение людьми первородного греха. На правой части фрески Адам и Ева, гонимые ангелом, покидают рай. Раскидистое дерево разделяет эти два эпизода.

В сцене искушения, изображенной слева, зрители видят первых людей, находящихся в тени густой листвы древа познания. Крону его обвивает искуситель в облике женщины со змеиным хвостом. Адам и Ева, первые люди, олицетворяющие идеальную и величественную человеческую красоту, поднимают свои руки к древу добра и зла. Микеланджело, с помощью игры светотени и естественных разворотов, сделал их движения грациозными и гармоничными. Хотя по библейской истории именно женщина уговорила мужчину ослушаться Бога, художник делает Адама главным действующим лицом фрески, а Ева просто сидит у его ног.

С левой стороны зритель может увидеть картину, где люди уже нарушили божье предостережение и совершили грех, за который понесли свое наказание. Ангел, держащий меч в своей руке, изгоняет первых людей и преграждает им обратный путь в рай. По лицу Адама скользит гримаса боли и страха, смешанные с раскаяньем. Ева, беспомощно заламывает руки. Она не смеет поднять своей головы перед ангелом, так как чувствует свою вину и боится возмездия. Теперь люди не кажутся прекрасными созданиями, унижение, страх и раскаяние исказили их лица.

До сегодняшнего дня фреска, изображающая человеческое грехопадение, красуется на сводах знаменитой Сикстинской капеллы. По причине того, что работа Микеланджело проходила под самым потолком собора, художник использовал в своих творениях лаконичные линии, избегая замысловатых завитков и маленьких деталей.

opisanie-kartin.com

Грехопадение и научная картина мира в православном богословии и в богословии Тиллиха : Портал Богослов.Ru

24 декабря 2013 г.

Возможно ли согласование христианского учения о грехопадении с современной научной картиной мира? В попытке найти ответ на этот вопрос А.Л. Чернявский осуществляет обзор рассматриваемой проблемы, обращаясь за ответами к православному богословию и богословию Пауля Тиллиха.

Контекст проблемы

Сегодня все признают, что в Европе секуляризация, т.е. ослабление позиций христианства, принимает угрожающие размеры. Этот процесс стал особенно интенсивным после «культурной революции» 1968 г. Многие интерпретируют его как приближение конца европейской цивилизации. «И если 100 лет назад Шпенглер предсказывал конец европейской цивилизации в 2200 году, то сегодня пессимисты считают, что она не доживет даже до 2100-го»[i]. Нечто похожее, пусть в несколько иных формах, происходит и у нас.

Одна из причин секуляризации (хотя, вероятно, и не главная) – широко распространенное мнение, что библейская (а значит и христианская) история сотворения мира и происхождения человека противоречит современной научной картине мира. Авторитет же науки столь высок, что в ситуации «или-или» большинство делает выбор в пользу науки.

С другой стороны, среди более образованных людей распространено – и тоже довольно широко – мнение, что ситуация «или-или» на самом деле не имеет места, что наука и религия существуют в «непересекающихся пространствах». Поэтому те, у кого нет потребности в вере, могут уважительно именовать себя «агностиками», а те, у кого она есть, спокойно верить.

На самом же деле в этом вопросе ближе к истине находится, как ни странно, массовое сознание. Если точно сформулировать сложившуюся на сегодня ситуацию, то она выглядит следующим образом:

Современная научная картина мира в двух своих фрагментах действительно вступает в прямое противоречие с христианской догматикой. А именно: современные представления о происхождении человека путем биологической эволюции противоречат христианскому учению о грехопадении; а вывод новозаветной библеистики о том, что Христос как человек не знал сроков своего второго пришествия и ожидал его в самом ближайшем будущем, противоречит христологическому догмату.

Первая из этих проблем в последние десятилетия довольно широко обсуждается в православном богословии. О второй в России до самого последнего времени не подозревали, но и она уже начинает обсуждаться[ii].

Как относиться к такого рода противоречиям? У христианских богословов есть три возможности:  1) игнорировать их; 2) оспорить научные выводы, предложив альтернативную интерпретацию фактов; 3) привести богословие в соответствие с научной картиной мира.

Дискуссии последних 100 лет показали, что первые два пути – игнорировать и спорить – тупиковые. Но и третий путь пока не привел к успеху. Решения, предлагаемые богословами разных конфессий (православными, католическими, протестантскими), выглядят либо искусственными и неубедительными, либо связаны с отказом от некоторых принципиальных моментов христианского учения о грехопадении, без которых христианство становится неполным и обедненным. Сложившаяся ситуация опасна. Ведь рано или поздно эти дискуссии выйдут за пределы узкого круга богословов. И если к тому времени удовлетворительные решения не будут найдены, может произойти «вымывание» из массы верующих ее самого ценного (с точки зрения дальнейших перспектив христианства) образованного слоя.

В этой ситуации многие приходят к мысли, что указанные проблемы требуют фундаментальных, «системных» решений, выходящих за рамки традиционного конфессионального богословия. Есть подозрение, что причины, породившие эти проблемы, связаны с радикальным отличием нашей современной культуры от эллинистической культуры эпохи вселенских соборов, и потому возможностей традиционного богословского языка для их решения уже недостаточно. Необходимо «перевести» христианское вероучение на язык современной культуры, т.е. переосмыслить на этом языке христианские представления о грехопадении, спасении и о Христе как Спасителе. И очень важно, что кроме общих пожеланий и разговоров на эту тему существует конкретный пример, показывающий, что эта грандиозная задача действительно разрешима, – богословская система Пауля Тиллиха.

О том, как в богословии Тиллиха решается проблема, связанная с новозаветной библеистикой, мне уже приходилось писать[iii]. К тому же это решение пока единственное, и его не с чем сравнивать. Напротив, предложенное Тиллихом решение проблемы грехопадения, во-первых, далеко не бесспорно, а во-вторых, предлагались и другие решения. В последующих разделах этой статьи мы рассмотрим некоторые православные решения этой проблемы и решение Тиллиха. Однако предварительно обсудим критерии, по которым мы эти решения будем оценивать.

Исходя из сути проблемы, понятно, что предлагаемые решения (далее мы будем называть их концепциями) следует оценивать по тому, насколько они согласуются, с одной стороны, с современной научной картиной мира, а с другой – с традиционным христианским вероучением. Первый критерий вопросов не вызывает, но на втором стоит остановиться подробнее.

Естественно желание в максимально возможной степени сохранить традицию. Однако, как мы увидим далее, сохранить ее в полном объеме не удается. А если так, то неизбежно приходится проводить различия между более и менее существенными отступлениями от традиции. Есть некие основные принципы, жертвовать которыми ни при каких условиях нельзя. С нашей точки зрения, одним из таких принципов является понимание грехопадения как глобальной катастрофы. Если грехопадение лишается своего катастрофического характера, то лишается величия и спасение, которое принес Христос.

Что же касается отступлений от буквального понимания текста Библии, то мы будем рассматривать их как менее существенные. В Европе проблема буквализма в понимании Библии широко обсуждалась в прошлом столетии в связи со знаменитой программой «демифологизации христианства» Рудольфа Бультмана. Бультман исходил из того, что современный образованный человек не может искренно верить, что мир был сотворен в готовом виде шесть с половиной тысяч лет назад. Он считал, что библейские мифы, в частности те, которые повествуют о событиях глубокой древности, на самом деле имеют не исторический, а религиозный смысл, который мы должны понять и выразить на современном языке. Поскольку в конце статьи речь пойдет о Тиллихе, здесь будет уместно сказать о его отношении к идеям Бультмана. Соглашаясь с этими идеями в принципе, Тиллих вносит в них существенную поправку. Мифы и символы – это образы из нашего видимого мира, с помощью которых высшая реальность, лежащая за пределами нашей видимости и нашего понимания, что-то открывает нам о себе и о нас на доступном нам языке. Поэтому говорить о Боге и о предельных вещах (например, о сотворении мира и о конце истории) религия может только на языке символов. Но о том, в каком отношении к этим предельным вещам находится наш мир, нужно говорить на языке, отражающем современные представления о мире. А поскольку эти представления весьма существенно отличаются от тех, которые были в древности, отход от буквального понимания Библии неизбежен. Таким образом, согласно Тиллиху, невозможно говорить о «демифологизации» Библии, но говорить о ее «дебуквализации» можно и нужно.

Далее, при сравнении разных богословских решений мы, в отличие от авторов большинства других статей на тему «грехопадение и эволюция», не будем приводить подтверждающие или опровергающие цитаты из святоотеческой литературы. Св. отцы об этой проблеме не подозревали, науки (в современном понимании) в то время еще не было. Неудивительно, что все авторы, в том числе и те, взгляды которых диаметрально противоположны, легко находят у св. отцов цитаты, якобы подтверждающие их правоту.

 

Христианский эволюционизм

Идея этой концепции состоит в том, что эволюция и, в частности, биологическая эволюция – это способ творения, который выбрал Бог. Первые главы книги Бытия отражают этот процесс творения лишь в самых общих чертах. Поскольку эволюция, согласно научным данным, происходила очень медленно, «“дни” Творения, о которых говорится в первой главе Книги Бытия, не являются астрономическими сутками, но должны интерпретироваться как интервалы времени неопределенной (и, возможно, различной) продолжительности»[iv].

Процесс эволюции, в целом медленный и постепенный, не исключает скачков. Именно такой скачок, который естественно интерпретировать как прямое божественное вмешательство, имел место при возникновении человека. Этот скачок описывается по-разному, но суть его в том, что «Бог взял некое антропоидное существо, тело этого творения пересоздал в тело человека, способное вместить человеческую душу, а затем исполнил “дыханием жизни”»[v]. Главное же, что созданные таким образом первые люди были бессмертными. «Это бессмертие было, таким образом, одним из аспектов, отличавших человека от всей остальной твари»4. Последствием грехопадения было то, что человек лишился бессмертия, которым первоначально обладал.

Концепция православного эволюционизма решает проблему согласования христианского учения о грехопадении с данными палеонтологии. Однако научные представления о человеке и его происхождении выходят далеко за рамки палеонтологии. Во-первых, идея «наполнения» духовным началом уже подготовленного для этого «тела» противоречит современному взгляду на человека как на целостное, неразложимое на отдельные «начала» существо. Этот взгляд сформировался постепенно. Сначала стала понятной невозможность сведения высших уровней жизни (духовного и психического) к низшему (физиологическому). Затем – невозможность научно объяснить воздействие высших уровней на низший (например, как мысль приводит в движение руку, чтобы себя записать). В результате сформировалось представление о человеке как о духовно-душевно-телесном единстве, которое разве что в педагогических целях можно рассматривать как «трехуровневую» систему. Чтобы обойти неразрешимую проблему взаимодействия уровней, Тиллих, например, предложил вообще отказаться от представления об уровнях и говорить о «многомерном единстве жизни», проявления которого в живых существах мы наблюдаем в разных «измерениях»: физическом, физиологическом, психическом и духовном.

Во-вторых, что более важно, еще Тейяр де Шарден отмечал, что человеческий род, согласно современной антропологии, не является простой совокупностью отдельных элементов. «Подобно всему живому, человек возник не только как индивид, но и как вид»[vi]. Измерение духа (отсутствующее у животных) проявляется у человека в культуре, религии и морали. Это значит, что оно могло возникнуть только в длительном процессе общения людей между собой.

Отступает ли христианский эволюционизм от традиции? Прежде всего нужно отметить, что согласно этой концепции смерть животных и растений существовала до появления человека. Значит, смерть и зло не были следствием грехопадения? Сторонники христианского эволюционизма отвечают на это так: смерть животных и растений – естественный феномен, «обуславливавший смену поколений и тем самым процесс развития». Ее нельзя рассматривать «как проявление несовершенства мира, сотворенного Богом»4, [vii].

Но зло ведь не только и не столько в том, что все родившееся должно умереть. Оно в том, что все живые существа хотят жить, но одни из них вынуждены убивать других, чтобы поддержать свою жизнь. Этот трагизм природной жизни глубоко чувствовал Николай Заболоцкий:

Жук ел траву, жука клевала птица,

Хорек пил мозг из птичьей головы.

И страхом перекошенные лица

Ночных существ смотрели из травы.

 

Это и есть зло в чистом виде. Получается, что христианский эволюционизм наносит серьезный урон христианскому учению о том, что зло в мире не от Бога, а от согрешившего человека.

Далее, согласно концепции христианского эволюционизма, катастрофа грехопадения – это катастрофа только человеческого мира: человек лишился своего первоначального бессмертия, все же остальное осталось как было. Однако представление обо всем нашем мире как падшем глубоко укоренено в христианстве. Чтобы опровергнуть это, А.В. Гоманьков утверждает, что апостол Павел, писавший «одним человеком грех вошел в мир, и грехом смерть» (Рим. 5:12), на самом деле (если принять во внимание контекст) имел в виду только мир людей4. Прекрасная иллюстрация метода доказательства с помощью цитат! Он «забывает» привести другую цитату: «Вся тварь совокупно стенает и мучается доныне» (Рим. 8:22).

Чтобы грехопадение, ограниченное только миром людей, тем не менее выглядело катастрофой, христианский эволюционизм вынужден ввести необъяснимое с точки зрения биологии представление о бессмертии первых людей. Но если бессмертие понимать как бесконечно продолжающуюся жизнь в смертном мире (а каких-либо дополнительных разъяснений на этот счет не приводится), то это то еще благо! Сразу же вспоминается «дурная бесконечность» Гегеля. В христианстве вечность понимается как преодоление времени и пространства, а не как бесконечная продолжительность во времени.  

Таким образом, христианский эволюционизм в его нынешнем виде, во-первых, плохо согласуется с научными представлениями о человеке. Во-вторых, он наносит значительный урон традиционным христианским представлениям о грехопадении как о глобальной катастрофе.

 

Эволюция как следствие грехопадения

Если идеи христианского эволюционизма возникли и разрабатывались не только в православии, но и в других христианских конфессиях, то круг идей, о которых пойдет речь ниже, присутствует только в православном богословии. Начало этому ходу мыслей положил епископ Василий (Родзянко)[viii]. Его идея состоит в том, что естественная история мира, на которой настаивает современная наука (Большой Взрыв с последующей эволюцией) начинается не с момента творения, а с момента грехопадения.

В наиболее ясной и логически безупречной форме эта идея разработана Т.А. Туровцевым[ix]. В основе богословской концепции грехопадения у Туровцева лежит представление Канта о том, что вещи, каковы они есть сами по себе, т.е. в своей сущности, недоступны человеческому разуму. Последний воспринимает лишь явления вещей, то, какими они представляются ему в опыте и, в частности, во времени и пространстве.  Сами же время и пространство не относятся к сути вещей, это лишь априорные формы, в которых человеческий разум воспринимает данные опыта.

В первозданном, сотворенном Богом мире не было времени и пространства, а первозданный человек видел все вещи такими, какими они были сами по себе, т.е. непосредственно усматривал сущность вещей. Грехопадение изменило эту ситуацию. Вследствие грехопадения человек утратил способность видеть вещи такими, как они есть, в результате чего и возникли время и пространство как априорные формы человеческого восприятия. Они стали реалиями души падшего человека.

Но вся современная научная картина мира есть результат человеческого восприятия мира во времени и пространстве. Таким образом, библейская история и естественная история мира совмещаются только в одной единственной точке – точке грехопадения. Однако, поскольку грехопадение произошло в первозданном мире, эта «точка» не является событием во времени и пространстве. Поэтому вопрос о том, как соотносится библейская история с научной картиной мира, попросту снимается. По сути дела, то же самое утверждали в свое время Е.Н. Трубецкой и Н.А. Бердяев. Но одно дело – общие слова, например, «грехопадение совершилось в глубине мистической стихии мира»[x], а совсем другое – конкретная богословская теория.

 Красивая теория. Но и у нее есть свои недостатки. Спору нет, кантовская теория познания гениальна. Но если сделать ее одной из главных опор христианского вероучения, то едва ли она выдержит эту нагрузку. Утверждение Канта о непознаваемости вещи в себе – из разряда тех, которые нельзя ни подтвердить, ни опровергнуть. Оно не было принято даже многими неокантианцами, провозгласившими во второй половине XIX века лозунг «назад к Канту». Да и неокантианство как философское направление уже в первые десятилетия прошлого века фактически сошло со сцены.

Второй недостаток концепции Т.А. Туровцева – неясно, как грехопадение человека привело к падению остального мира. Да и вообще неясно, претерпел ли он падение, и если да, то в чем оно состояло.

Наконец, результат грехопадения человека трактуется Туровцевым лишь в аспекте ослабления его познавательной способности. Нравственные последствия грехопадения не рассматриваются.

 

Первозданное и падшее время

Эта концепция предложена в работе Н.С. Серебрякова[xi]. Утверждение Туровцева о том, что в мире до грехопадения не было пространства и времени, Серебряков заменяет менее определенным утверждением, что грехопадение изменило качество мира: «И все виды твари, которые были созданы Богом, …остались теми же самыми после грехопадения (солнце осталось солнцем, земля – землею, а человек – человеком), но качественно они стали уже не такими». Поэтому наука, изучающая мир таким, каким он стал после грехопадения, ничего не может сказать о первоначально сотворенном мире, и у нас нет причин не верить библейскому рассказу о том, каким был мир до изгнания Адама и Евы из рая. В частности, тому, что в нем одновременно жили все виды животных, реконструированные учеными по палеонтологической летописи. Причем и человек, и эти животные были устроены так, что не поедали друг друга и не умирали.

Но как это одновременное существование нетленных существ превратилось в результате грехопадения в растянутую на миллионы лет историю сменяющих друг друга видов? Превращение произошло благодаря тому, что с грехопадением изменилось не только качество твари (она стала тленной), изменилось и само время. Миллионы лет «падшего» времени, в течение которых, согласно науке, происходила биологическая эволюция, «прошли в тот краткий момент первозданного времени, когда после проклятия земли первые люди …были изгнаны из рая». Тогда «возникновение (с научной точки зрения) каждого нового вида твари соответствует моменту перехода этого вида из нетленного состояния в тленное».

 У Серебрякова получается, что первозданное время текло в миллиарды раз быстрее падшего. У Туровцева же есть специальный параграф с философским обоснованием невозможности существования разных видов времени, падшего и первозданного[xii]. Кто из них прав? По мнению Серебрякова, столь быстрое течение времени в первозданном мире аналогично тому, что наблюдается в духовных феноменах мистического общения с Богом в нашем (падшем) мире. Но все же кажется, что эти феномены естественнее описывать как выход за пределы пространства-времени, чем как ускорение времени в миллиарды раз. Главное же, что описание перехода от первозданного мира к падшему в терминах резкого изменения хода времени не снимает вопроса о согласовании библейского повествования с данными палеонтологии. Если Бог проклял всю тварь одновременно, то почему разные виды твари появлялись в тленном состоянии последовательно? И каким образом эта последовательность совпала с естественной закономерностью эволюции?

Серебряков ставит своей целью минимизировать отступление от традиции, показав возможность буквального (или близкого к буквальному) понимания первых глав книги Бытия. Но результат получается неожиданный. В самом деле, если автор книги Бытия полагал, что творение и грехопадение происходили так, как это описывает Серебряков, то, по справедливому замечанию А.В. Гоманькова, текст первых двух глав книги Бытия – это грандиозный обман: автор скрыл от своих читателей, что «небо», «земля», «трава», «деревья», «птицы», о которых он здесь пишет, не имеют ничего общего (кроме названий) с теми небом, водой, травой и т.п., которые находятся у них перед глазами4. Выше, при обсуждении критериев, мы говорили, что не будем придавать большого значения отходу от буквального понимания Библии. Но в данном случае впору говорить чуть ли не о дискредитации Священного Писания (что, разумеется, не входило в намерения автора).

Таким образом, представление об изменении характера времени в результате грехопадения, с одной стороны, не решает проблему согласования с научной картиной мира, а с другой – не дает возможности сохранить буквальное понимание библейского текста[xiii].

 

Концепция Тиллиха: совпадение творения и грехопадения

В основу своего богословского языка Тиллих кладет существующее с древнейших времен представление о мире, в котором мы живем, как о недолжном, несовершенном и не окончательном. Недаром христианство считает этот мир падшим. Тиллих называет этот уровень реальности уровнем существования (или экзистенциальным уровнем). Но столь же древним является представление, что реальность этим уровнем не исчерпывается, что есть более высокий уровень бытия. Платон называл его миром идей. Тиллих называет его сущностным (или эссенциальным) уровнем и интерпретирует как уровень, определяющий потенциальные возможности всего существующего. Но в мире, в котором мы живем, эти возможности реализуются неполно и искаженно.

Человек на сущностном уровне – это сохраняющее связь с Богом и наделенное свободой, но конечное и еще не раскрывшее свои потенциальные возможности существо. Грехопадение – это ставший возможным благодаря свободе отказ человека от своей сущности ради реализации себя в существовании. В результате человек опускается на более низкий, экзистенциальный уровень бытия, на котором он оказывается отчужденным от Бога и от своей сущности[xiv].

Хотя грехопадение Тиллих традиционно объясняет свободой человека, он вводит важное уточнение. Свобода человека конечна, она ограничена судьбой. Как это понимать? В библейском рассказе о грехопадении преобладает этический элемент – вина Адама. Но на втором плане (миф о восстании ангелов и падении Сатаны) грехопадение выглядит как космическое событие, участия в котором человек не может избежать. Поэтому грехопадение носит не только этический, но и трагический характер, и Тиллих предпочитает называть его просто «падением».

Следующий момент, на который Тиллих обращает внимание, – невозможность полностью отделить «невинную» природу, не обладающую свободой, от свободного и, следовательно, виновного человека. С одной стороны, в силу плавности процесса эволюции невозможно сказать, в какой именно момент свобода стала преобладать над природной детерминированностью. Даже у современного человека природа в значительной мере ограничивает свободу (например, через бессознательные и подсознательные влечения). С другой стороны, в природе можно усмотреть аналоги человеческой свободы (спонтанность) и человеческого поведения, описываемого в терминах добра и зла. «Человек входит в природу так же, как природа входит в человека»[xv]. Поэтому понятие существования можно применить не только к человеку, но и к миру, в котором он живет.

Из всего сказанного следует вывод: «“Адам до падения” и “природа до проклятия” – это состояния потенциальности, но не реально осуществленные состояния». Реальное состояние – «это такое существование, в котором человек находится вместе со всей Вселенной, и нет такого времени, когда это было бы иначе»[xvi]. А это значит, что от буквальной интерпретации Эдема как начала истории необходимо отказаться. Творение и падение совпадают – не по времени, это события вне времени – а в том смысле, что нет такого момента во времени, когда человек и природа переменились и стали из благих злыми.

Но не означает ли это совпадение творения и падения, что грех оказывается онтологически необходимым? Нет, отвечает Тиллих, творение и падение хотя и совпадают в указанном выше смысле, но они не совпадают логически. Творение является благим в своем сущностном характере. Бог, предоставив твари возможность падения, одновременно дает ей потенциальную возможность спасения.

Понимание грехопадения как перехода от сущности к существованию позволяет Тиллиху интерпретировать грехопадение не как событие во времени, а как надисторическое качество всех событий во времени. Тем не менее само слово «падение» предполагает два состояния: до и после падения, т.е. наличие времени. Поэтому, согласно Тиллиху, полная «демифологизация» грехопадения невозможна, и оно остается тайной, не поддающейся рациональному объяснению.

Что можно сказать о концепции Тиллиха в целом? Поскольку грехопадение не является событием во времени и пространстве, здесь, как и в концепции Туровцева, снимается вопрос о согласовании с наукой. При этом, в отличие от концепций христианского эволюционизма и концепции Туровцева, делается попытка понять грехопадение как катастрофу не только человека, но и всего мира. Однако при этом Тиллих вынужден отойти от буквального понимания Библии существенно дальше, чем это делают православные богословы: полностью отказаться от исторической достоверности рассказа об Эдеме.

Я не собираюсь выступать здесь в качестве апологета Тиллиха, но все же не могу не отметить, что его концепция грехопадения – это не «надстройка» над традиционным богословием, специально сконструированная под некую проблему, а неотъемлемая часть его богословской системы.

Из приведенного выше краткого обзора можно сделать вывод, что согласование христианского учения о грехопадении с современной научной картиной мира едва ли возможно без некоторой корректировки традиционного богословия. Скорее всего, придется отказаться от представления о грехопадении как о событии, имевшем место в какой-то момент времени в отдаленном прошлом.

[i] Ю. Каграманов. Земли надежды // Новый мир, 2013, № 5, с. 136.

[iii] А.Л. Чернявский. «“Новая рациональность” в христианском богословии (по следам книги Ольги Седаковой “Апология разума”») // http://www. bogoslov.ru/text/2925582.html.

[vi] П. Тейяр де Шарден. Христос эволюции, или логическое развитие понятия искупления / Феномен человека: Сб. очерков и эссе. – М.: АСТ, 2002. С. 499.

[vii] А. Кураев. Может ли православный быть эволюционистом? / Той повеле, и создашася. Современные ученые о сотворении мира. Клин, 1999.

[viii] Епископ Василий (Родзянко). Теория распада вселенной и вера отцов. М., 1996.

[xi] Н.С. Серебряков. Проблема соотнесения библейского повествования о творении мира и человека с научным естествознанием // http://www. bogoslov.ru/text/ 2476686.html.

[xii] Туровцев, указ. соч., с. 139-146.

[xiii] Выше шла речь о мнимо-буквальном понимании первых глав книги Бытия. Помимо этого, сам Серебряков признает, что его концепция не решает вопрос согласования научных оценок возраста человечества с библейскими родословными (Серебряков, указ. соч., прим. 51).

[xiv] Пауль Тиллих. Систематическая теология. Том 1-2. М., 2000. С. 301-325. Новизна предложенного Тиллихом богословского языка не только в том, что он трактует сущность не как субстанцию, а как потенциальную возможность, но и в том, что оппозиция «сущность-существование» относится только к тварному миру. Бог выше этой оппозиции.

[xv] Там же, с. 325.

www.bogoslov.ru

Фрески Микеланджело «Грехопадение и изгнание из рая» и Т. Мазаччо «Изгнание Адама и Евы из рая» (описание) | Искусство. Реферат, доклад, сообщение, краткое содержание, лекция, шпаргалка, конспект, тест

Тема:

Адам и Ева

Микеланджело. Грехопадение и изгнание из рая. 1508—1512 гг. Сикстинская капелла, Ватикан

Художественным продолжением библейских собы­тий является прекрасное творение Микеланджело «Грехопадение и изгнание из рая». В одной фреске ав­тор изображает два разновременных эпизода. Центр композиции — древо познания — делит картину на две части. Между райским деревом и изгнанниками, слов­но бездна, зияет безбрежная пустота. Слева, в густой тени дерева, запечатлены Адам и Ева в последний миг безмятежного счастья в раю. Тихим покоем полны их прекрасные лица и тела. Особенно хороша Ева, образ которой считается одним из самых пленительных жен­ских образов в творчестве Микеланджело. Спокойно протягивает она руку, чтобы взять роковое яблоко. Адам же, сгорая от нетерпения, спешит поскорее со­рвать запретный плод. В центре картины — фигуры ангела и женщины-змеи, обвившейся вокруг ствола. Кажется, что они буквально вырастают из дерева.

Т. Мазаччо. Изгнание Адама и Евы из рая. 1424—1428 гг. Церковь Санта-Мария дель Кармине, Флоренция

В правой части фрески — изгоня­емые из рая Адам и Ева, уходящие в пустынный и неприветливый мир.

Что ждёт их там?.. Преждевременно состарившаяся и согбенная Ева ли­шена прежней красоты и очарова­ния. В отличие от неё, Адам прини­мает удары судьбы более стойко. Он преисполнен решимости защитить подругу от карающего меча ангела, указывающего скорбный путь из­гнания. Не боль унижения, а глубо­кий внутренний протест передал художник в фигуре Адама. Именно это было новым и необычным в трак­товке библейской сцены грехопаде­ния. Материал с сайта http://worldofschool.ru

Иначе были прочитаны эти стра­ницы Библии итальянским художни­ком Томмазо Мазаччо. Фреска «Из­гнание Адама и Евы из рая» полна драматизма. Адам и Ева, изгнанные из рая, идут, охваченные безысход­ным отчаянием. Ева не просто пла­чет, она рыдает, стыдливо стараясь скрыть наготу. Адам в исступлении закрывает лицо руками. Мир для них раскололся на­двое. Любовь, добро и свет — всё осталось в прошлом. Теперь их, покорных судьбе, преследуют ненависть, зло и тьма. Драматизм сцены усиливается фигурой па­рящего ангела с занесённым над их головами мечом — символом возмездия за грехи. В отличие от фрески Ми­келанджело, Адам и Ева покидают этот мир в страш­ном отчаянии, униженными и посрамлёнными. Врата в рай для них закрылись навсегда...

Ветхозаветная история о сотворении мира оживает и в произведениях мировой литературы. В поэме ан­глийского писателя Джона Мильтона «Потерянный рай» (1667) в поэтической форме воспроизведена библейская легенда о жизни первых людей, их грехо­падении и изгнании из рая. Автор рисует величествен­ную картину сотворения мира.

На этой странице материал по темам:
  • Грехопадение из рая произведения искусства

  • Грехопадение микеланджело описание

  • Описание картины микеланджело грехопадение и изгнания из рая

  • Грехопадение природа потерянный рай в картинах

  • Изгнание люцифера микеланджело

Вопросы по этому материалу:
  • Сравните фреску Микеланджело «Грехопадение и изгнание из рая» с фре­ской итальянского художника Т. Мазаччо «Изгнание Адама и Евы из рая». Серьёз­но или иронично относятся авторы к сво­им героям? Поясните свой ответ.

  • В каких художественных произведениях запечатлена жизнь пер­вых людей на Земле? Какие из них вам особенно запомнились? Почему?

worldofschool.ru

Картины, описание картин — Фрески плафона Сикстинской капеллы. История творения. Грехопадение и Изгнание из рая

Описани е фрески Микеланджело Буонарроти: Грехопадение и изгнание из Рая.На создание фрески с изображением грехопадения человечества у художника Микеланджело ушло 3 недели. Даже в ночное время суток трудился он над своей работой, а для освящения Микеланджело прикреплял к своей шляпе зажженные свечи.Изображение состоит из двух частей. В левой его части происходит совершение людьми первородного греха. На правой части фрески Адам и Ева, гонимые ангелом, покидают рай. Раскидистое дерево разделяет эти два эпизода.В сцене искушения, изображенной слева, зрители видят первых людей, находящихся в тени густой листвы древа познания. Крону его обвивает искуситель в облике женщины со змеиным хвостом. Адам и Ева, первые люди, олицетворяющие идеальную и величественную человеческую красоту, поднимают свои руки к древу добра и зла. Микеланджело, с помощью игры светотени и естественных разворотов, сделал их движения грациозными и гармоничными. Хотя по библейской истории именно женщина уговорила мужчину ослушаться Бога, художник делает Адама главным действующим лицом фрески, а Ева просто сидит у его ног.С левой стороны зритель может увидеть картину, где люди уже нарушили божье предостережение и совершили грех, за который понесли свое наказание. Ангел, держащий меч в своей руке, изгоняет первых людей и преграждает им обратный путь в рай. По лицу Адама скользит гримаса боли и страха, смешанные с раскаяньем. Ева, беспомощно заламывает руки. Она не смеет поднять своей головы перед ангелом, так как чувствует свою вину и боится возмездия. Теперь люди не кажутся прекрасными созданиями, унижение, страх и раскаяние исказили их лица.До сегодняшнего дня фреска, изображающая человеческое грехопадение, красуется на сводах знаменитой Сикстинской капеллы. По причине того, что работа Микеланджело проходила под самым потолком собора, художник использовал в своих творениях лаконичные линии, избегая замысловатых завитков и маленьких деталей.

www.art-drawing.ru

Христианский догмат о грехопадении и научная картина мира

Это вторая статья из серии публикаций, посвящённых христианскому пониманию теории эволюции, в моём, конечно, понимании. Мотивация планируемой серии статей состоит в закрытии уже мне порядком надоевшего "противоречия" между наукой и христианством. По профессии я физик, и мне доставляет дискомфорт некоторая, что-ли недосказанность, не позволяющая себе ясно сказать, что никакого противоречия и в самом деле нет.

В этой статье я обсуждаю, как совместить догмат о грехопадении Адама и Евы с научными данными об истории Вселенной и, самое главное, с историей возникновения и развития жизни на нашей планете. Первая статья называлась Эволюция: генезис человечества.

В итоге текст предназначается для широкой аудитории, поэтому я в том числе проговариваю, может быть, тут большинству известные истины. Но, вероятно, кто-то меня и в них поправит. Не говоря уже о самой концепции.

Как известно, научная картина мира предполагает, что развитие Вселенной продолжается на протяжении примерно 14 млрд. лет начиная от Большого взрыва. Планета Земля образовалась около 4.5 млдр. лет назад, незадолго до этого образовалось Солнце, а вскоре после Земли образовалась Луна. Около 550 млн. лет назад появились первые животные, а первые наземные растения появились на 60 млн. лет позже. История человечества длится значительно меньшее время: всего около 8 млн. лет назад произошло выделение того вида, который сейчас называется Homo Sapiens. Но и это время — гигантское по сравнению с историей человечества как такового, насчитывающей всего несколько десятков тысяч лет.

В представлении христианства, основанного на сведениях Библии, мир был создан из ничего Богом. За 6 подходов, которые условно называются днями, Бог сотворил материальный и духовный миры, а затем в материальном мире были сотворены Земля, Солнце, Луна, флора и фауна Земли. В 6-й день был сотворён человек как венец творения. Мир, сотворённый Богом, не содержал в себе недостатков. Однако он не предполагался быть статичным. Человеку Богом были даны заповеди для дальнейшего совершенствования самого человека и окружающего мира. Одна из заповедей состояла в воздержании от приёма в пищу плодов дерева “познания добра и зла”. Человек нарушил эту заповедь, тем самым совершив грехопадение, вследствие чего стал смертным. Собственно говоря, сейчас весь мир находится в состоянии после грехопадения, где смерть, болезни и вообще зло являются неизбежными для каждого.

Любители формального анализа книги Бытия полагают, что мир был сотворён Богом чуть более 7.5 тыс. лет назад. Эта цифра получена методом анализа данных о династии, основоположником которой является Адам и Ева, описанной в Библии до Иисуса Христа. В Библии даны возраст каждого представителя династии, когда тот родил своего наследника; в результате прямого сложения последовательности чисел получается возраст Вселенной. При этом время до создания Богом человека считается в буквальном смысле равным 6-ти земным суткам, согласно дословному прочтению переводов Библии на европейские языки. На сомнительность такого анализа указывает как то, что согласно Библии люди до потопа жили по несколько сот, вплоть до тысячи, лет, так и то, что время до сотворения человека берётся равным 6-ти суткам. Очевидно, что в буквальном смысле невозможно понимать эти библейские сведения.

Если возраст Вселенной для христианства не является принципиальным вопросом, то догмат о грехопадении является неотъемлемой частью христианского мировоззрения. Однако научная картина развития Вселенной не предполагает такого события, как грехопадение. Среди многочисленных научных фактов не существует тех, которые бы свидетельствовали о грехопадении. Наоборот, все собранные факты свидетельствуют о том, что физические законы природы оставались неизменными в течении большей части истории Вселенной, исключая первые моменты после её возникновения. Как далёкие предки человека имели ограниченный срок жизни, будучи частью животного мира, так и сейчас каждый человек проживает в среднем менее 100 лет.

Остановимся здесь более подробно на догмате о грехопадении, необходимом в христианстве.

Наблюдаемый мир, хоть и красив, но полон несовершенства. Самое главное несовершенство состоит в том, что вне зависимости от прожитой жизни, каждый человек умирает. Это противоречит пониманию человека как образа Божия, поскольку Сам Бог является Жизнью и не подвержен смерти. Христианство утверждает, что с человеком так было не всегда. Родоначальники человечества — Адам и Ева — не были исходно подвержены смерти. Тогда, будучи ещё только сотворёнными Богом, они были поселены Им в рай. Хотя уже сразу после сотворения человек был назван Богом обладателем и владыкой всей земли и всем, что её населяло, в раю предполагался дальнейший физический, интеллектуальный и духовный рост человека. Для того, чтобы достигнуть этого роста, Адаму и Еве надо было выполнять заповеди, данные им Богом. Они должны были возделывать землю в раю (физический труд), давать имена животным (интеллектуальный труд) и до поры до времени воздерживаться от употребления плодов с дерева, называемого деревом познания добра и зла (духовный труд). Кроме того, первые люди также должны были дать потомство, которое в дальнейшем должно было разрастись в целое человеческое сообщество. В этом состоянии Адаму и Еве, а также их потенциальным потомкам, смерть непосредственно не грозила.

Исполняя первые две заповеди, первая человеческая пара в какой-то момент решила не выполнять третью — плоды с дерева познания добра и зла были ими съедены. Мотив этого поступка состоял в том, что в результате съедения этих плодов человек получал новые духовные способности, ещё более возвышающие его над природой. Именно этот поступок и называется грехопадением, поскольку эти способности были получены человеком слишком рано. Они делали человека способным к полному саморазрушению с учётом его ещё не вполне окрепшего нравственного облика. В результате нормальное, т.е. запланированное Богом, развитие человека было нарушено, и в силу вступил Его запасной план.

Этот запасной план, о существования которого Адам и Ева знали ещё с момента получения заповедей от Бога, состоял в том, чтобы ограничить срок жизни, или, что может быть вернее, срок активной деятельности каждого человека. Это делалось для того, чтобы дать каждому человеку дополнительный стимул стремиться к добру и делать добро, а не зло — ведь на совершение добрых дел отведено теперь только ограниченное время. А в случае, если он выбирает всё-таки зло, ограничить его на этом пути. Теперь как целое человек оказался смертным, хотя его душа и остаётся неуничтожимой — однако существование души отдельно от разложившегося тела нельзя признать нормальным состоянием человека. Вместе с тем, изменился и весь материальный мир: апостол Павел говорит, что в результате грехопадения «... вся тварь совокупно стенает и мучится доныне; и не только [она], но и мы сами, имея начаток Духа, и мы в себе стенаем, ожидая усыновления, искупления тела нашего» (Рим.8:22-23). Изменение человека и всей Вселенной называют последствиями грехопадения. То, что теперь человек стал смертным, что он подвержен влиянию внешних материальных и душевных воздействий, обозначают словом тление, которое вроде гнили распространилось по всей природе человека.

Научная картина мира не усматривает никакой ненормальности в текущем состоянии Вселенной и человека в частности. Согласно этой картине, так, как сейчас, было всегда, начиная с Большого взрыва. Возникает справедливый вопрос: где же искать событие ‘грехопадение’?

Начнём с того, что сама концепция Большого взрыва не противоречит христианской идее создания мира Богом из ничего. Действительно, в физике понятие "до Большого взрыва" если и существует, то является на настоящий момент исключительно гипотетическим, поскольку никакими экспериментальными средствами заглянуть ‘до’ невозможно. Таким образом, не будет натяжкой сказать, что до Большого взрыва не было ничего, в том числе и времени. Более подробное сравнение научной картины мира и Библейского повествования можно найти, например, в (Лакирев).

Однако после такого сопоставления остаются вопросы, касающиеся непосредственно человека. Один из вопросов — где искать источник принципиального отличия человека от всего остального животного мира, делающего человека именно человеком — “образом Божиим”, я обсуждал в статье «Эволюция: генезис человечества». Другой, не менее важный вопрос, где в истории искать ‘грехопадение’, обсуждается здесь.

Если бы последовательность событий касающихся человеческой души, укладывалась исключительно на ось физического времени, то следовало бы считать человеческую душу частью материального мира. Но это не так, и свидетельства людей, испытавших клиническую смерть (см., например, (Милеант)), показывают, что в ходе клинической смерти с человеческой душой происходят события, которые зачастую не могут уложится в длительность этого состояния в физическом времени. Отсюда можно сделать общее заключение: попытки уложить событие ‘грехопадение’ в физическое время являются свидетельством гипертрофированного материалистического взгляда на человека.

До грехопадения весь мир был другим. Он был идеальным, от момента своего создания. Мы живём в ситуации ‘после грехопадения’, и мы знаем согласно научным исследованиям, что наблюдаемый мир был таким, каким мы его наблюдаем, от своего начала, то есть от Большого взрыва. Таким образом, после совершения грехопадения человеком изменилась вся предыстория Вселенной. Естественные науки не могут заглянуть во время ‘до грехопадения’, потому что теперь и Большой взрыв был ‘после’. Ниже на рисунке схематично представлено соответствие библейской истории человечества от создания Богом Адама и Евы и физического времени, наблюдаемого при естественно научных-исследованиях.

Необратимость истории по смыслу тесно завязана на ответственность, которую несёт только человек за свои действия, будучи существом нравственным. Для животных, и вообще для всего материального мира, понятия нравственной ответственности не существует. После грехопадения предыстория материального мира до Адама и Евы полностью строилась на законах природы, испорченных тлением. Поскольку тление в понятии христианства является исключительно недостатком, т.е. не вносит ничего принципиально нового от себя, а только портит, то по сути эта предыстория не изменилась, а лишь приобрела при нравственном рассмотрении некоторое неприятные черты.

В качестве обсуждения рассмотрим главную неприятную черту — смертность, в том и человека как части животного мира. Проявлениями смертности являются физическими недостатки отдельных особей и процессы, обобщённо называемыми процессами естественного отбора. В идеальном же мире без тления не нужна была бы смерть для того, чтобы образовался новый вид животных или растений.

В теории эволюции нет утверждения, что естественный отбор является единственным механизмом порождения новых видов. С другой стороны, естественный отбор всё же является неотъемлемой частью процессов эволюции. Противоречит ли это христианским представлениям, как утверждают многие защитники христианства.

Напомним себе, что в представлении христианства мы живём с условиях после грехопадения. В этих условиях физическая смерть каждого человека является необходимой, поскольку ограничивает распространения зла. Об этом, например, рассуждает Иоанн Златоуст (Иоанн Златоуст). Но ведь и естественный отбор ограничивает появление и распространение особей, не приспособленных к жизни в силу физических недостатков. А неприспособленность к жизни и есть зло в мире живой природы. Конечно, это не нравственное зло, но и смерть животного нельзя назвать трагедией на столько, на сколько является трагедией смерть каждого человека. Таким образом, концепция естественного отбора не противоречит базовым представлениям христианства.

Минимальной проверкой на корректность рассуждений в этой области должно быть, полагаю, выполнение следующего требования: доказать или опровергнуть существование Бога логическими рассуждениями невозможно. У креационистов само собой получается, что можно опровергнуть. В средневековье искали способы доказательства. Лучше всего, по моему убеждению, предлагать такие теории, которые бы оставляли полную свободу самоопределения для каждого человека, при этом не содержа в себе логических несостыковок и не противореча христианским догматам. Пока полагаю, что написанное здесь и в предыдущей статье удовлетворяет этим минимальным требованиям.

Литература:

christ-civ.livejournal.com

Оформление Собора. Живопись. В.М. Васнецов. Блаженство Рая и Грехопадение

История Адама и Евы до и после грехопадения изображена в трех моментах ее, на трех картинах. На первой картине - земной рай, написанный нежными и светлыми красками.

В центре картины древо жизни, под которым стоят первые люди, юные, невинные и прекрасные в своей целомудренной наготе; их помыслы безоблачны, как голубое небо этого райского утра; в их взорах святость детского неведения. Рядом с Адамом лев, птица и овца - сила, свобода и терпение, возле Евы серна, лань и кролик - покорность, грация и боязнь; тут же павлин - символ бессмертия.

Владимирский Собор в Киеве. В.М. Васнецов. Блаженство Рая

Вокруг улыбающийся пейзаж с полевыми цветами и светлою далью. Перед нами тот момент божественной идиллии первых людей, когда все сотворенное было еще «добро зело», ягненок пасся рядом со львом, и не было на земле греха, страдания и смерти.

Грехопадение

На второй картине Ева стоит возле древа познания добра и зла. Грехопадение еще не совершилось, но оно неминуемо должно совершиться.

Об этом говорит страшная сила соблазна, олицетворенная в змее, и выражение лица Евы, с каким она смотрит на запретный плод, и самый колорит райского пейзажа, где нет уже прежней ясности: краски печальны, мутны, деревья, кустарники, как и волосы Евы, разметаны ветром, и нагота ее уже лишена прежнего целомудрия.

Владимирский Собор в Киеве. В.М. Васгнецов, Грехопадение

Она прикрыта кустарниками и покрывалом развевающихся волос, но во всем теле ее сквозит стыдливость женщины, познавшей грех. Тяжелая борьба между долгом и влечением нарушить его - пришла к концу, рука протянута к яблоку и сорвет его.

История Адама и Евы до и после грехопадения изображена в трех моментах ее, на трех картинах. На первой картине - земной рай, написанный нежными и светлыми красками.

В центре картины древо жизни, под которым стоят первые люди, юные, невинные и прекрасные в своей целомудренной наготе; их помыслы безоблачны, как голубое небо этого райского утра; в их взорах святость детского неведения. Рядом с Адамом лев, птица и овца - сила, свобода и терпение, возле Евы серна, лань и кролик - покорность, грация и боязнь; тут же павлин - символ бессмертия.

Владимирский Собор в Киеве. В.М. Васнецов. Блаженство Рая

Вокруг улыбающийся пейзаж с полевыми цветами и светлою далью. Перед нами тот момент божественной идиллии первых людей, когда все сотворенное было еще «добро зело», ягненок пасся рядом со львом, и не было на земле греха, страдания и смерти.

Грехопадение

На второй картине Ева стоит возле древа познания добра и зла. Грехопадение еще не совершилось, но оно неминуемо должно совершиться.

Об этом говорит страшная сила соблазна, олицетворенная в змее, и выражение лица Евы, с каким она смотрит на запретный плод, и самый колорит райского пейзажа, где нет уже прежней ясности: краски печальны, мутны, деревья, кустарники, как и волосы Евы, разметаны ветром, и нагота ее уже лишена прежнего целомудрия.

Владимирский Собор в Киеве. В.М. Васгнецов, Грехопадение

Она прикрыта кустарниками и покрывалом развевающихся волос, но во всем теле ее сквозит стыдливость женщины, познавшей грех. Тяжелая борьба между долгом и влечением нарушить его - пришла к концу, рука протянута к яблоку и сорвет его.

profidom.com.ua

Хуго ван дер Гус

Идея состоит в том чтобы заполнить социальные сети произведениями искусства в противовес селфи и ругани. Каждый, кто напишет коммент, получит имя художника, произведение которого он должен разместить на своей странице с этим текстом. Мне досталась картина (любая на выбор) Хуго ван дер Гуса

Рассмотрим картину нидерландского живописца XV века Хуго ван дер Гуса «Адам и Ева у древа познания», являющуюся левой створкой диптиха «Адам и Ева. Оплакивание». Здесь прекрасно видно, как разительно искусство Италии и Нидерландов отличаются в подходе к изображению обнаженного тела. Для итальянских мастеров, продолжавших традиции античности, обнаженное тело — высшее выражение красоты и величия. Для художников Северного Возрождения нагота соединялась с мыслью о грехе. Они пишут тело естественным, но отнюдь не прекрасным. В их понимании высшая красота — в одухотворенности человека.

Изображая грехопадение, художники следовали определённым правилам-канонам. Парадоксально, но эти каноны не совсем точно отражали библейский текст. Например, в Библии не уточняется, какие именно плоды росли на древе познания, но в средние века прочно утвердилась традиция изображать на райском древе яблоки (в самых ранних произведениях — гранаты). Другой пример: на иврите слово «змей» — мужского рода, но змей-искуситель традиционно изображался в образе женщины со змеиным телом.

Ван дер Гус также изображает змея с головой женщины. Художник рисует змея стоящим, а не обвивающимся вокруг дерева. Змей на картине имеет четыре ноги со стопами как у ящерицы. Это соответствует библейскому тексту (лишь позднее Бог проклянет змея: «Ты будешь ходить на чреве твоем», а пока змей еще четвероногий).

Грехопадение — один из самых распространённых ветхозаветных сюжетов в европейском искусстве Средневековья и Возрождения. Это объясняется тем, что в сознании христиан грехопадение теснейшим образом связано с Христом, с его искупительной миссией на земле. Ведь своей жертвой Христос вырвал человека из состояния греха, оторванности от Бога, и даровал человеку возможность опять вернуться в состояние райского блаженства, то есть возможность восстановления таких отношений между человеком и Богом, какими они были во время пребывания человека в раю.

Хуго ван дер Гус

Картина Хуго ван дер Гуса “Грехопадение”.

Полуящерица, получеловек, змий в этом изображении грехопадения Адама и Евы с беспокойством следит, как Ева, стыдливо прикрытая продуманно посаженным ирисом, протягивает руку к Древу Познания за вторым яблоком, отведав кусочек первого. Тщательность, с какой выписан каждый лист, былинка, завиток волос, поразительна. (Обращает на себя внимание необычная коса на затылке у змия.) Данная сцена образует левую створку диптиха (алтаря, составленного из двух досок, скрепленных петлями). Чистые, светоносные краски и откровенность в изображении этих фигур типичны для нидерландской живописи 15 века. Слава художника распространилась вплоть до Италии, где один из его алтарей произвел сенсацию во Флоренции. Согласно преданию, по дороге в Кельн в 1481 году художник потерял рассудок; он умер в следующем году так и не обретя его.

2.

Алтарь Монфорте, 1470

Картинная галерея, Берлин

www.baby.ru