Источник (картина). Источник картина


Источник (картина) — Википедия (с комментариями)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

К:Картины 1820 года

«Источник» (фр. La Source) — картина французского художника Жана Огюста Доминика Энгра. Работа над полотном была начата во Флоренции в 1820 и завершена в 1856 году в Париже[1]. Поза обнажённой девушки повторяет позу модели с другой картины Энгра — «Венера Анадиомена» (1848). Художник вдохновлялся знаменитыми античными изваяниями Афродиты Книдской и Венеры Стыдливой. Два ученика Энгра, Поль Бальз и Александр Дегофф, написали сосуд, из которого льётся вода, и фон картины.

Провенанс

Картина была задумана в общих чертах художником в 1820 году во Флоренции. В середине 1850-х годов Энгр стремился завершить давно начатые произведения, среди них был и «Источник», который он намеревался представить на Всемирной выставке 1855 года среди своих знаковых произведений. Однако к сроку полотно не было готово, о чём автор очень сожалел. «Источник» был выставлен в мастерской Энгра, его собирались приобрести, по словам художника, пятеро покупателей. Энгр даже подумывал предложить им бросить жребий. Через некоторое время картина была продана графу Шарлю-Мари Танги Дюшателю за 25 000 франков. Она оставалась в коллекции графа до 1878 года, затем была передана графиней Дюшатель, которая таким образом исполнила волю мужа, музею Лувра. В Лувре полотно хранилось до 1986 года. В настоящее время находится в музее Орсе (инв. № RF 219)[2][3].

Композиция

Обнажённая девушка с сосудом, из которого льётся вода — аллегорическое изображение источника жизни (см. «Фонтан молодости»). Устоявшемуся во французском изобразительном искусстве типу «нимфа источника» Энгр даёт новую трактовку[4]. Это второй вариант композиции, которая, видимо, была задумана в 1807 году — именно этим временем датируются два рисунка фигуры Венеры из музея Энгра в Монтобане. В 1808—1848 годах художник работал над картиной «Венера Анадиомена», поза девушки из «Источника» повторяет позу богини, но она уже не выжимает мокрые волосы, а держит терракотовый кувшин с льющейся из него водой. По мнению Кеннета Кларка, мотив поднятой правой руки Энгр заимствовал у нимфы работы Жана Гужона: в коллекции Гая Ноулеса (Лондон) хранится зарисовка художника, выполненная им с известного рельефа Фонтана невинных[5].

Женская фигура представлена фронтально. Она стоит, опираясь на левую ногу, слегка согнув правую, её торс наклонён влево. Грациозно поднятая над головой правая рука поддерживает дно сосуда. Черты лица девушки классические с «несколько меланхоличным выражением» (и, что впервые проявляется у художника, отличаются некоторой слащавостью), она напоминает «головки Грёза», которые в период Второй империи снова стали модными. Линии рисунка безупречно чисты, фигура девушки исполнена анатомически идеально. Моделируя формы с помощью тончайших светотеневых нюансов, Энгр почти стирает грань между условностью живописи и реальностью. Фигура чётко выделяется на неглубоком фоне, терракотовый сосуд и движущиеся блестящие струи воды ещё сильнее подчёркивают контраст тёплых розовато-золотистых оттенков кожи и серой скалы[4].

Критика

Картина была принята современниками с энтузиазмом. Теофиль Готье в статье об «Источнике»[6] писал: Никогда ещё целомудренная нагота не являлась зрителю такой мягкой, такой юной, такой проникнутой светом, такой полной жизни. Здесь идеал пришёл через иллюзию[7].

Оригинальный текст (фр.)  

Jamais chairs plus souples, plus fraîches, plus pénétrées de vies, plus imprégnées de lumière ne s'offrirent aux regard dans leur pudique nudité. L'idéal cette fois c'est fait trompe-l'oeil.

Художественный критик Шарль Блан назвал девушку из «Источника» «прекраснейшей из женских фигур»[8]. Позднее картину воспринимали более прохладно, считая «надуманной и сентиментальной» и ставили в один ряд с обычными салонными произведениями[9]. Кеннет Кларк, признавая прекрасным в «некоторых деталях» рисунок, отмечал «общую вялость и сухость композиции» и то, что ранние работы Энгра более выразительны[8].

Тем не менее «Источником» вдохновлялись такие художники, как Сёра, Ренуар, Майоль, Пикассо и Магритт[10][11]. В 1885 году Винсент Ван Гог в письме к брату отозвался об «Источнике» следующим образом: «…эта вещь была, есть и всегда будет чем-то поистине новым»[12].

В культуре

В 1996 году модельер Иссей Мияке в сотрудничестве с художником Ясумасой Моримурой создал плиссированное платье-тунику с напечатанной в полный рост репродукцией картины.

Напишите отзыв о статье "Источник (картина)"

Примечания

  1. ↑ Stoddart, David Michael. [books.google.com/books?id=NYBux6MdmbIC&pg=PA131 The scented ape: the biology and culture of human odour]. — Cambridge University Press, 1990. — P. 131. — ISBN 978-0-521-39561-8.
  2. ↑ [www.musee-orsay.fr/fr/collections/catalogue-des-oeuvres/notice.html?no_cache=1&nnumid=525 Jean Auguste Dominique Ingres. La Source en 1856] (фр.). Musée d'Orsay. Проверено 10 мая 2015.
  3. ↑ Березина, В. Н. Жан-Огюст-Доминик Энгр. — М.: Изобр. иск-во, 1977. — с. 223
  4. ↑ 1 2 Березина, В. Н. Жан-Огюст-Доминик Энгр. — М.: Изобр. иск-во, 1977. — с. 197
  5. ↑ Кларк К. Нагота в искусстве : исследование идеальной формы / Пер. с англ.: М. В. Куренной и др.. — СПб.: Азбука-классика, 2004. — С. 440.
  6. ↑ Th. Gauthier. La Source. «L’Artiste», 1857, vol. 2
  7. ↑ [www.musee-orsay.fr/fr/collections/oeuvres-commentees/recherche/commentaire/commentaire_id/la-source-461.html?no_cache=1&cHash=d88725a583 Œuvres commentées. Jean Auguste Dominique Ingres. La Source] (фр.). Musée d'Orsay. Проверено 10 мая 2015.
  8. ↑ 1 2 Кларк К. Нагота в искусстве : исследование идеальной формы / Пер. с англ.: М. В. Куренной и др.. — СПб.: Азбука-классика, 2004. — С. 182.
  9. ↑ Березина, В. Н. Жан-Огюст-Доминик Энгр. — М.: Изобр. иск-во, 1977. — с. 200.
  10. ↑ Caroline Mathieu: Musée d’Orsay, S. 39
  11. ↑ vgl. Muthmann, Friedrich: Mutter und Quelle : Studien zur Quellenverehrung im Altertum und im Mittelalter. Basel : Archäologischer Verl., 1975. (S. 441)
  12. ↑ Цит. по: Березина, В. Н. Жан-Огюст-Доминик Энгр. — М.: Изобр. иск-во, 1977. — с. 200.

Литература

  • Березина, В. Н. Жан-Огюст-Доминик Энгр. — М.: Изобр. иск-во, 1977. — с. 197, 200, 223

Ссылки

  • [www.musee-orsay.fr/fr/collections/oeuvres-commentees/recherche/commentaire/commentaire_id/la-source-461.html?no_cache=1&cHash=d88725a583 Œuvres commentées. Jean Auguste Dominique Ingres. La Source] (фр.). Musée d'Orsay. Проверено 10 мая 2015.

Отрывок, характеризующий Источник (картина)

Вот что доносили чины армии. «Грабежи продолжаются в городе, несмотря на повеление прекратить их. Порядок еще не восстановлен, и нет ни одного купца, отправляющего торговлю законным образом. Только маркитанты позволяют себе продавать, да и то награбленные вещи». «La partie de mon arrondissement continue a etre en proie au pillage des soldats du 3 corps, qui, non contents d'arracher aux malheureux refugies dans des souterrains le peu qui leur reste, ont meme la ferocite de les blesser a coups de sabre, comme j'en ai vu plusieurs exemples». «Rien de nouveau outre que les soldats se permettent de voler et de piller. Le 9 octobre». «Le vol et le pillage continuent. Il y a une bande de voleurs dans notre district qu'il faudra faire arreter par de fortes gardes. Le 11 octobre». [«Часть моего округа продолжает подвергаться грабежу солдат 3 го корпуса, которые не довольствуются тем, что отнимают скудное достояние несчастных жителей, попрятавшихся в подвалы, но еще и с жестокостию наносят им раны саблями, как я сам много раз видел». «Ничего нового, только что солдаты позволяют себе грабить и воровать. 9 октября». «Воровство и грабеж продолжаются. Существует шайка воров в нашем участке, которую надо будет остановить сильными мерами. 11 октября».] «Император чрезвычайно недоволен, что, несмотря на строгие повеления остановить грабеж, только и видны отряды гвардейских мародеров, возвращающиеся в Кремль. В старой гвардии беспорядки и грабеж сильнее, нежели когда либо, возобновились вчера, в последнюю ночь и сегодня. С соболезнованием видит император, что отборные солдаты, назначенные охранять его особу, долженствующие подавать пример подчиненности, до такой степени простирают ослушание, что разбивают погреба и магазины, заготовленные для армии. Другие унизились до того, что не слушали часовых и караульных офицеров, ругали их и били». «Le grand marechal du palais se plaint vivement, – писал губернатор, – que malgre les defenses reiterees, les soldats continuent a faire leurs besoins dans toutes les cours et meme jusque sous les fenetres de l'Empereur». [«Обер церемониймейстер дворца сильно жалуется на то, что, несмотря на все запрещения, солдаты продолжают ходить на час во всех дворах и даже под окнами императора».] Войско это, как распущенное стадо, топча под ногами тот корм, который мог бы спасти его от голодной смерти, распадалось и гибло с каждым днем лишнего пребывания в Москве. Но оно не двигалось. Оно побежало только тогда, когда его вдруг охватил панический страх, произведенный перехватами обозов по Смоленской дороге и Тарутинским сражением. Это же самое известие о Тарутинском сражении, неожиданно на смотру полученное Наполеоном, вызвало в нем желание наказать русских, как говорит Тьер, и он отдал приказание о выступлении, которого требовало все войско. Убегая из Москвы, люди этого войска захватили с собой все, что было награблено. Наполеон тоже увозил с собой свой собственный tresor [сокровище]. Увидав обоз, загромождавший армию. Наполеон ужаснулся (как говорит Тьер). Но он, с своей опытностью войны, не велел сжечь всо лишние повозки, как он это сделал с повозками маршала, подходя к Москве, но он посмотрел на эти коляски и кареты, в которых ехали солдаты, и сказал, что это очень хорошо, что экипажи эти употребятся для провианта, больных и раненых. Положение всего войска было подобно положению раненого животного, чувствующего свою погибель и не знающего, что оно делает. Изучать искусные маневры Наполеона и его войска и его цели со времени вступления в Москву и до уничтожения этого войска – все равно, что изучать значение предсмертных прыжков и судорог смертельно раненного животного. Очень часто раненое животное, заслышав шорох, бросается на выстрел на охотника, бежит вперед, назад и само ускоряет свой конец. То же самое делал Наполеон под давлением всего его войска. Шорох Тарутинского сражения спугнул зверя, и он бросился вперед на выстрел, добежал до охотника, вернулся назад, опять вперед, опять назад и, наконец, как всякий зверь, побежал назад, по самому невыгодному, опасному пути, но по знакомому, старому следу. Наполеон, представляющийся нам руководителем всего этого движения (как диким представлялась фигура, вырезанная на носу корабля, силою, руководящею корабль), Наполеон во все это время своей деятельности был подобен ребенку, который, держась за тесемочки, привязанные внутри кареты, воображает, что он правит.

6 го октября, рано утром, Пьер вышел из балагана и, вернувшись назад, остановился у двери, играя с длинной, на коротких кривых ножках, лиловой собачонкой, вертевшейся около него. Собачонка эта жила у них в балагане, ночуя с Каратаевым, но иногда ходила куда то в город и опять возвращалась. Она, вероятно, никогда никому не принадлежала, и теперь она была ничья и не имела никакого названия. Французы звали ее Азор, солдат сказочник звал ее Фемгалкой, Каратаев и другие звали ее Серый, иногда Вислый. Непринадлежание ее никому и отсутствие имени и даже породы, даже определенного цвета, казалось, нисколько не затрудняло лиловую собачонку. Пушной хвост панашем твердо и кругло стоял кверху, кривые ноги служили ей так хорошо, что часто она, как бы пренебрегая употреблением всех четырех ног, поднимала грациозно одну заднюю и очень ловко и скоро бежала на трех лапах. Все для нее было предметом удовольствия. То, взвизгивая от радости, она валялась на спине, то грелась на солнце с задумчивым и значительным видом, то резвилась, играя с щепкой или соломинкой. Одеяние Пьера теперь состояло из грязной продранной рубашки, единственном остатке его прежнего платья, солдатских порток, завязанных для тепла веревочками на щиколках по совету Каратаева, из кафтана и мужицкой шапки. Пьер очень изменился физически в это время. Он не казался уже толст, хотя и имел все тот же вид крупности и силы, наследственной в их породе. Борода и усы обросли нижнюю часть лица; отросшие, спутанные волосы на голове, наполненные вшами, курчавились теперь шапкою. Выражение глаз было твердое, спокойное и оживленно готовое, такое, какого никогда не имел прежде взгляд Пьера. Прежняя его распущенность, выражавшаяся и во взгляде, заменилась теперь энергической, готовой на деятельность и отпор – подобранностью. Ноги его были босые. Пьер смотрел то вниз по полю, по которому в нынешнее утро разъездились повозки и верховые, то вдаль за реку, то на собачонку, притворявшуюся, что она не на шутку хочет укусить его, то на свои босые ноги, которые он с удовольствием переставлял в различные положения, пошевеливая грязными, толстыми, большими пальцами. И всякий раз, как он взглядывал на свои босые ноги, на лице его пробегала улыбка оживления и самодовольства. Вид этих босых ног напоминал ему все то, что он пережил и понял за это время, и воспоминание это было ему приятно.

wiki-org.ru

Источник (картина) — Википедия (с комментариями)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

К:Картины 1820 года

«Источник» (фр. La Source) — картина французского художника Жана Огюста Доминика Энгра. Работа над полотном была начата во Флоренции в 1820 и завершена в 1856 году в Париже[1]. Поза обнажённой девушки повторяет позу модели с другой картины Энгра — «Венера Анадиомена» (1848). Художник вдохновлялся знаменитыми античными изваяниями Афродиты Книдской и Венеры Стыдливой. Два ученика Энгра, Поль Бальз и Александр Дегофф, написали сосуд, из которого льётся вода, и фон картины.

Провенанс

Картина была задумана в общих чертах художником в 1820 году во Флоренции. В середине 1850-х годов Энгр стремился завершить давно начатые произведения, среди них был и «Источник», который он намеревался представить на Всемирной выставке 1855 года среди своих знаковых произведений. Однако к сроку полотно не было готово, о чём автор очень сожалел. «Источник» был выставлен в мастерской Энгра, его собирались приобрести, по словам художника, пятеро покупателей. Энгр даже подумывал предложить им бросить жребий. Через некоторое время картина была продана графу Шарлю-Мари Танги Дюшателю за 25 000 франков. Она оставалась в коллекции графа до 1878 года, затем была передана графиней Дюшатель, которая таким образом исполнила волю мужа, музею Лувра. В Лувре полотно хранилось до 1986 года. В настоящее время находится в музее Орсе (инв. № RF 219)[2][3].

Композиция

Обнажённая девушка с сосудом, из которого льётся вода — аллегорическое изображение источника жизни (см. «Фонтан молодости»). Устоявшемуся во французском изобразительном искусстве типу «нимфа источника» Энгр даёт новую трактовку[4]. Это второй вариант композиции, которая, видимо, была задумана в 1807 году — именно этим временем датируются два рисунка фигуры Венеры из музея Энгра в Монтобане. В 1808—1848 годах художник работал над картиной «Венера Анадиомена», поза девушки из «Источника» повторяет позу богини, но она уже не выжимает мокрые волосы, а держит терракотовый кувшин с льющейся из него водой. По мнению Кеннета Кларка, мотив поднятой правой руки Энгр заимствовал у нимфы работы Жана Гужона: в коллекции Гая Ноулеса (Лондон) хранится зарисовка художника, выполненная им с известного рельефа Фонтана невинных[5].

Женская фигура представлена фронтально. Она стоит, опираясь на левую ногу, слегка согнув правую, её торс наклонён влево. Грациозно поднятая над головой правая рука поддерживает дно сосуда. Черты лица девушки классические с «несколько меланхоличным выражением» (и, что впервые проявляется у художника, отличаются некоторой слащавостью), она напоминает «головки Грёза», которые в период Второй империи снова стали модными. Линии рисунка безупречно чисты, фигура девушки исполнена анатомически идеально. Моделируя формы с помощью тончайших светотеневых нюансов, Энгр почти стирает грань между условностью живописи и реальностью. Фигура чётко выделяется на неглубоком фоне, терракотовый сосуд и движущиеся блестящие струи воды ещё сильнее подчёркивают контраст тёплых розовато-золотистых оттенков кожи и серой скалы[4].

Критика

Картина была принята современниками с энтузиазмом. Теофиль Готье в статье об «Источнике»[6] писал: Никогда ещё целомудренная нагота не являлась зрителю такой мягкой, такой юной, такой проникнутой светом, такой полной жизни. Здесь идеал пришёл через иллюзию[7].

Оригинальный текст (фр.)  

Jamais chairs plus souples, plus fraîches, plus pénétrées de vies, plus imprégnées de lumière ne s'offrirent aux regard dans leur pudique nudité. L'idéal cette fois c'est fait trompe-l'oeil.

Художественный критик Шарль Блан назвал девушку из «Источника» «прекраснейшей из женских фигур»[8]. Позднее картину воспринимали более прохладно, считая «надуманной и сентиментальной» и ставили в один ряд с обычными салонными произведениями[9]. Кеннет Кларк, признавая прекрасным в «некоторых деталях» рисунок, отмечал «общую вялость и сухость композиции» и то, что ранние работы Энгра более выразительны[8].

Тем не менее «Источником» вдохновлялись такие художники, как Сёра, Ренуар, Майоль, Пикассо и Магритт[10][11]. В 1885 году Винсент Ван Гог в письме к брату отозвался об «Источнике» следующим образом: «…эта вещь была, есть и всегда будет чем-то поистине новым»[12].

В культуре

В 1996 году модельер Иссей Мияке в сотрудничестве с художником Ясумасой Моримурой создал плиссированное платье-тунику с напечатанной в полный рост репродукцией картины.

Напишите отзыв о статье "Источник (картина)"

Примечания

  1. ↑ Stoddart, David Michael. [http://books.google.com/books?id=NYBux6MdmbIC&pg=PA131 The scented ape: the biology and culture of human odour]. — Cambridge University Press, 1990. — P. 131. — ISBN 978-0-521-39561-8.
  2. ↑ [http://www.musee-orsay.fr/fr/collections/catalogue-des-oeuvres/notice.html?no_cache=1&nnumid=525 Jean Auguste Dominique Ingres. La Source en 1856] (фр.). Musée d'Orsay. Проверено 10 мая 2015.
  3. ↑ Березина, В. Н. Жан-Огюст-Доминик Энгр. — М.: Изобр. иск-во, 1977. — с. 223
  4. ↑ 1 2 Березина, В. Н. Жан-Огюст-Доминик Энгр. — М.: Изобр. иск-во, 1977. — с. 197
  5. ↑ Кларк К. Нагота в искусстве : исследование идеальной формы / Пер. с англ.: М. В. Куренной и др.. — СПб.: Азбука-классика, 2004. — С. 440.
  6. ↑ Th. Gauthier. La Source. «L’Artiste», 1857, vol. 2
  7. ↑ [http://www.musee-orsay.fr/fr/collections/oeuvres-commentees/recherche/commentaire/commentaire_id/la-source-461.html?no_cache=1&cHash=d88725a583 Œuvres commentées. Jean Auguste Dominique Ingres. La Source] (фр.). Musée d'Orsay. Проверено 10 мая 2015.
  8. ↑ 1 2 Кларк К. Нагота в искусстве : исследование идеальной формы / Пер. с англ.: М. В. Куренной и др.. — СПб.: Азбука-классика, 2004. — С. 182.
  9. ↑ Березина, В. Н. Жан-Огюст-Доминик Энгр. — М.: Изобр. иск-во, 1977. — с. 200.
  10. ↑ Caroline Mathieu: Musée d’Orsay, S. 39
  11. ↑ vgl. Muthmann, Friedrich: Mutter und Quelle : Studien zur Quellenverehrung im Altertum und im Mittelalter. Basel : Archäologischer Verl., 1975. (S. 441)
  12. ↑ Цит. по: Березина, В. Н. Жан-Огюст-Доминик Энгр. — М.: Изобр. иск-во, 1977. — с. 200.

Литература

  • Березина, В. Н. Жан-Огюст-Доминик Энгр. — М.: Изобр. иск-во, 1977. — с. 197, 200, 223

Ссылки

  • [http://www.musee-orsay.fr/fr/collections/oeuvres-commentees/recherche/commentaire/commentaire_id/la-source-461.html?no_cache=1&cHash=d88725a583 Œuvres commentées. Jean Auguste Dominique Ingres. La Source] (фр.). Musée d'Orsay. Проверено 10 мая 2015.

Отрывок, характеризующий Источник (картина)

Немного поплутав в знакомых коридорах, я всё же довольно быстро нашла нужную дверь и, нажав на небольшой изящный рычажок, попала в ту же огромную, до потолка забитую книгами и рукописными свитками, комнату. Всё здесь выглядело совершенно как прежде – будто никто никогда не доставлял себе беспокойства, пользуясь столь дивным кладезем чужой мудрости… Хотя я точно знала, что Караффа тщательно изучал каждую, даже самую невзрачную книгу, каждую рукопись, попавшую в эту потрясающую книжную сокровищницу… Не надеясь быстро найти в этом хаосе интересующий меня материал, я настроилась своим любимым способом «слепого смотрения» (думаю, так когда-то называли сканирование) и сразу же увидела нужный уголок, в котором целыми стопками лежали рукописи… Толстые и однолистные, невзрачные и расшитые золотыми нитями, они лежали, как бы призывая заглянуть в них, окунуться в тот удивительный и незнакомый мне, мистический мир Катар, о котором я не знала почти ничего… но который безоговорочно притягивал меня даже сейчас, когда надо мной и Анной висела страшная беда, и не было малейшей надежды на спасение. Моё внимание привлекла невзрачная, зачитанная, перешитая грубыми нитками книжечка, выглядевшая выцветшей и одинокой среди множества толстенных книг и золочёных свитков… Заглянув на обложку, я с удивлением увидела незнакомые мне буквы, хотя читать могла на очень многих, известных в то время языках. Это меня ещё более заинтересовало. Осторожно взяв книжечку в руки и осмотревшись вокруг, я уселась на свободный от книг подоконник и, настроившись на незнакомый почерк, начала «смотреть»… Слова выстраивались непривычно, но от них шло такое удивительное тепло, будто книга по-настоящему со мною говорила… Я услышала мягкий, ласковый, очень уставший женский голос, который пытался поведать мне свою историю… Если я правильно понимала, это был чей-то коротенький дневник. – Меня зовут Эсклармонд де Пэрэйль… Я – дитя Света, «дочь» Магдалины… Я – Катар. Я верю в Добро и в Знание. Как и моя мать, мой муж, и мои друзья, – печально звучал рассказ незнакомки. – Сегодня я проживаю мой последний день на этой земле… Не верится!.. Слуги Сатаны дали нам две недели. Завтра, с рассветом, наше время заканчивается… У меня от волнения перехватило горло… Это было именно то, что я искала – настоящая повесть очевидца!!! Того, кто пережил весь ужас и боль уничтожения… Кто на себе прочувствовал гибель родных и друзей. Кто был истинным Катаром!.. Опять же, как и во всём остальном – католическая церковь бессовестно лгала. И это, как я теперь поняла, делал не только Караффа... Обливая грязью чужую, ненавистную для них веру, церковники (скорее всего, по приказу тогдашнего Папы) в тайне от всех собирали любую найденную об этой вере информацию – самую короткую рукопись, самую зачитанную книгу... Всё, что (убивая) легко было найти, чтобы после, тайком как можно глубже всё это изучить и, по возможности, воспользоваться любым, понятным для них, откровением. Для всех остальных же бессовестно объявлялось, что вся эта «ересь» сжигалась до самого последнего листка, так как несла в себе опаснейшее учение Дьявола…

Вот где находились истинные записи Катар!!! Вместе с остальным «еретическим» богатством их бессовестно прятали в логове «святейших» Пап, в то же время безжалостно уничтожая хозяев, когда-то их писавших. Моя ненависть к Папе росла и крепла с каждым днём, хотя, казалось, невозможно было ненавидеть сильнее... Именно сейчас, видя всю бессовестную ложь и холодное, расчётливое насилие, моё сердце и ум были возмущены до последнего человеческого предела!.. Я не могла спокойно думать. Хотя когда-то (казалось, это было очень давно!), только-только попав в руки кардинала Караффы, я обещала себе ни за что на свете не поддаваться чувствам... чтобы выжить. Правда, я ещё не знала тогда, как страшна и беспощадна будет моя судьба... Поэтому и сейчас, несмотря на растерянность и возмущение, я насильно постаралась как-то собраться и снова вернулась к повести печального дневника… Голос, назвавшей себя Эсклармонд, был очень тихим, мягким и бесконечно грустным! Но в то же время чувствовалась в нём невероятная решимость. Я не знала её, эту женщину (или девочку), но что-то сильно знакомое проскальзывало в её решимости, хрупкости, и обречённости. И я поняла – она напомнила мне мою дочь… мою милую, смелую Анну!.. И вдруг мне дико захотелось увидеть её! Эту сильную, грустную незнакомку. Я попыталась настроиться… Настоящая реальность привычно исчезла, уступая место невиданным образам, пришедшим ко мне сейчас из её далёкого прошлого… Прямо передо мной, в огромной, плохо освещённой старинной зале, на широкой деревянной кровати лежала совсем ещё юная, измученная беременная женщина. Почти девочка. Я поняла – это и была Эсклармонд. У высоких каменных стен залы толпились какие-то люди. Все они были очень худыми и измождёнными. Одни тихо о чём-то шептались, будто боясь громким разговором спугнуть счастливое разрешение. Другие нервно ходили из угла в угол, явно волнуясь то ли за ещё не родившегося ребёнка, то ли за саму юную роженицу… У изголовья огромной кровати стояли мужчина и женщина. Видимо, родители или близкая родня Эсклармонд, так как были сильно на неё похожи… Женщина была лет сорока пяти, она выглядела очень худой и бледной, но держалась независимо и гордо. Мужчина же показывал своё состояние более открыто – он был напуганным, растерянным и нервным. Без конца вытирая выступавшую на лице испарину (хотя в помещении было сыро и холодно!), он не скрывал мелкого дрожания рук, будто окружающее на данный момент не имело для него никакого значения. Рядом с кроватью, на каменном полу, стоял на коленях длинноволосый молодой мужчина, всё внимание которого было буквально пригвождено к юной роженице. Ничего вокруг не видя и не отрывая от неё глаз, он непрерывно что-то нашёптывал ей, безнадёжно стараясь успокоить. Я заинтересованно пыталась рассмотреть будущую мать, как вдруг по всему телу полоснуло острейшей болью!.. И я тут же, всем своим существом почувствовала, как жестоко страдала Эсклармонд!.. Видимо, её дитя, которое должно было вот-вот родиться на свет, доставляло ей море незнакомой боли, к которой она пока ещё не была готова. Судорожно схватив за руки молодого человека, Эсклармонд тихонько прошептала: – Обещай мне… Прошу, обещай мне… ты сумеешь его сберечь… Что бы ни случилось… обещай мне… Мужчина ничего не отвечал, только ласково гладил её худенькие руки, видимо никак не находя нужных в тот момент спасительных слов.

o-ili-v.ru

Источник (картина) — Википедия © ru.wikipedia.org

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

«Источник» (фр. La Source) — картина французского художника Жана Огюста Доминика Энгра. Работа над полотном была начата во Флоренции в 1820 и завершена в 1856 году в Париже[2]. Поза обнажённой девушки повторяет позу модели с другой картины Энгра — «Венера Анадиомена» (1848). Художник вдохновлялся знаменитыми античными изваяниями Афродиты Книдской и Венеры Стыдливой. Два ученика Энгра, Поль Бальз и Александр Дегофф, написали сосуд, из которого льётся вода, и фон картины.

Картина была задумана в общих чертах художником в 1820 году во Флоренции. В середине 1850-х годов Энгр стремился завершить давно начатые произведения, среди них был и «Источник», который он намеревался представить на Всемирной выставке 1855 года среди своих знаковых произведений. Однако к сроку полотно не было готово, о чём автор очень сожалел. «Источник» был выставлен в мастерской Энгра, его собирались приобрести, по словам художника, пятеро покупателей. Энгр даже подумывал предложить им бросить жребий. Через некоторое время картина была продана графу Шарлю-Мари Танги Дюшателю за 25 000 франков. Она оставалась в коллекции графа до 1878 года, затем была передана графиней Дюшатель, которая таким образом исполнила волю мужа, музею Лувра. В Лувре полотно хранилось до 1986 года. В настоящее время находится в музее Орсе (инв. № RF 219)[3][4].

Обнажённая, босая девушка с сосудом, из которого льётся вода — аллегорическое изображение источника жизни (см. «Фонтан молодости»). Устоявшемуся во французском изобразительном искусстве типу «нимфа источника» Энгр даёт новую трактовку[5]. Это второй вариант композиции, которая, видимо, была задумана в 1807 году — именно этим временем датируются два рисунка фигуры Венеры из музея Энгра в Монтобане. В 1808—1848 годах художник работал над картиной «Венера Анадиомена», поза девушки из «Источника» повторяет позу богини, но она уже не выжимает мокрые волосы, а держит терракотовый кувшин с льющейся из него водой. По мнению Кеннета Кларка, мотив поднятой правой руки Энгр заимствовал у нимфы работы Жана Гужона: в коллекции Гая Ноулеса (Лондон) хранится зарисовка художника, выполненная им с известного рельефа Фонтана невинных[6].

Женская фигура представлена фронтально. Она стоит, опираясь на левую ногу, слегка согнув правую, её торс наклонён влево. Грациозно поднятая над головой правая рука поддерживает дно сосуда. Черты лица девушки классические с «несколько меланхоличным выражением» (и, что впервые проявляется у художника, отличаются некоторой слащавостью), она напоминает «головки Грёза», которые в период Второй империи снова стали модными. Линии рисунка безупречно чисты, фигура девушки исполнена анатомически идеально. Моделируя формы с помощью тончайших светотеневых нюансов, Энгр почти стирает грань между условностью живописи и реальностью. Фигура чётко выделяется на неглубоком фоне, терракотовый сосуд и движущиеся блестящие струи воды ещё сильнее подчёркивают контраст тёплых розовато-золотистых оттенков кожи и серой скалы[5].

Картина была принята современниками с энтузиазмом. Теофиль Готье в статье об «Источнике»[7] писал:

Никогда ещё целомудренная нагота не являлась зрителю такой мягкой, такой юной, такой проникнутой светом, такой полной жизни. Здесь идеал пришёл через иллюзию[8].

Оригинальный текст (фр.)

Jamais chairs plus souples, plus fraîches, plus pénétrées de vies, plus imprégnées de lumière ne s'offrirent aux regard dans leur pudique nudité. L'idéal cette fois c'est fait trompe-l'oeil.

Художественный критик Шарль Блан назвал девушку из «Источника» «прекраснейшей из женских фигур»[9]. Позднее картину воспринимали более прохладно, считая «надуманной и сентиментальной» и ставили в один ряд с обычными салонными произведениями[10]. Кеннет Кларк, признавая прекрасным в «некоторых деталях» рисунок, отмечал «общую вялость и сухость композиции» и то, что ранние работы Энгра более выразительны[9].

Тем не менее «Источником» вдохновлялись такие художники, как Сёра, Ренуар, Майоль, Пикассо и Магритт[11][12]. В 1885 году Винсент Ван Гог в письме к брату отозвался об «Источнике» следующим образом: «…эта вещь была, есть и всегда будет чем-то поистине новым»[13].

В 1996 году модельер Иссей Мияке в сотрудничестве с художником Ясумасой Моримурой создал плиссированное платье-тунику с напечатанной в полный рост репродукцией картины.

  1. ↑ 1 2 Jean Auguste Dominique Ingres, La Sourceen, 1856
  2. ↑ Stoddart, David Michael. The scented ape: the biology and culture of human odour. — Cambridge University Press, 1990. — P. 131. — ISBN 978-0-521-39561-8.
  3. ↑ Jean Auguste Dominique Ingres. La Source en 1856 (фр.). Musée d'Orsay. Проверено 10 мая 2015.
  4. ↑ Березина, В. Н. Жан-Огюст-Доминик Энгр. — М.: Изобр. иск-во, 1977. — с. 223
  5. ↑ 1 2 Березина, В. Н. Жан-Огюст-Доминик Энгр. — М.: Изобр. иск-во, 1977. — с. 197
  6. ↑ Кларк К. Нагота в искусстве : исследование идеальной формы / Пер. с англ.: М. В. Куренной и др.. — СПб.: Азбука-классика, 2004. — С. 440.
  7. ↑ Th. Gauthier. La Source. «L’Artiste», 1857, vol. 2
  8. ↑ Œuvres commentées. Jean Auguste Dominique Ingres. La Source (фр.). Musée d'Orsay. Проверено 10 мая 2015.
  9. ↑ 1 2 Кларк К. Нагота в искусстве : исследование идеальной формы / Пер. с англ.: М. В. Куренной и др.. — СПб.: Азбука-классика, 2004. — С. 182.
  10. ↑ Березина, В. Н. Жан-Огюст-Доминик Энгр. — М.: Изобр. иск-во, 1977. — с. 200.
  11. ↑ Caroline Mathieu: Musée d’Orsay, S. 39
  12. ↑ vgl. Muthmann, Friedrich: Mutter und Quelle : Studien zur Quellenverehrung im Altertum und im Mittelalter. Basel : Archäologischer Verl., 1975. (S. 441)
  13. ↑ Цит. по: Березина, В. Н. Жан-Огюст-Доминик Энгр. — М.: Изобр. иск-во, 1977. — с. 200.
  • Березина, В. Н. Жан-Огюст-Доминик Энгр. — М.: Изобр. иск-во, 1977. — с. 197, 200, 223

ru.wikipedia.org.mevn.net

Источник (картина) Вики

«Источник» (фр. La Source) — картина французского художника Жана Огюста Доминика Энгра. Работа над полотном была начата во Флоренции в 1820 и завершена в 1856 году в Париже[2]. Поза обнажённой девушки повторяет позу модели с другой картины Энгра — «Венера Анадиомена» (1848). Художник вдохновлялся знаменитыми античными изваяниями Афродиты Книдской и Венеры Стыдливой. Два ученика Энгра, Поль Бальз и Александр Дегофф, написали сосуд, из которого льётся вода, и фон картины.

Провенанс[ | код]

Картина была задумана в общих чертах художником в 1820 году во Флоренции. В середине 1850-х годов Энгр стремился завершить давно начатые произведения, среди них был и «Источник», который он намеревался представить на Всемирной выставке 1855 года среди своих знаковых произведений. Однако к сроку полотно не было готово, о чём автор очень сожалел. «Источник» был выставлен в мастерской Энгра, его собирались приобрести, по словам художника, пятеро покупателей. Энгр даже подумывал предложить им бросить жребий. Через некоторое время картина была продана графу Шарлю-Мари Танги Дюшателю за 25 000 франков. Она оставалась в коллекции графа до 1878 года, затем была передана графиней Дюшатель, которая таким образом исполнила волю мужа, музею Лувра. В Лувре полотно хранилось до 1986 года. В настоящее время находится в музее Орсе (инв. № RF 219)[3][4].

Композиция[ | код]

Обнажённая, босая девушка с сосудом, из которого льётся вода — аллегорическое изображение источника жизни (см. «Фонтан молодости»). Устоявшемуся во французском изобразительном искусстве типу «нимфа источника» Энгр даёт новую трактовку[5]. Это второй вариант композиции, которая, видимо, была задумана в 1807 году — именно этим временем датируются два рисунка фигуры Венеры из музея Энгра в Монтобане. В 1808—1848 годах художник работал над картиной «Венера Анадиомена», поза девушки из «Источника» повторяет позу богини, но она уже не выжимает мокрые волосы, а держит терракотовый кувшин с льющейся из него водой. По мнению Кеннета Кларка, мотив поднятой правой руки Энгр заимствовал у нимфы работы Жана Гужона: в коллекции Гая Ноулеса (Лондон) хранится зарисовка художника, выполненная им с известного рельефа Фонтана невинных[6].

Женская фигура представлена фронтально. Она стоит, опираясь на левую ногу, слегка согнув правую, её торс наклонён влево. Грациозно поднятая над головой правая рука поддерживает дно сосуда. Черты лица девушки классические с «несколько меланхоличным выражением» (и, что впервые проявляется у художника, отличаются некоторой слащавостью), она напоминает «головки Грёза», которые в период Второй империи снова стали модными. Линии рисунка безупречно чисты, фигура девушки исполнена анатомически идеально. Моделируя формы с помощью тончайших светотеневых нюансов, Энгр почти стирает грань между условностью живописи и реальностью. Фигура чётко выделяется на неглубоком фоне, терракотовый сосуд и движущиеся блестящие струи воды ещё сильнее подчёркивают контраст тёплых розовато-золотистых оттенков кожи и серой скалы[5].

Критика[ | код]

Картина была принята современниками с энтузиазмом. Теофиль Готье в статье об «Источнике»[7] писал:

Никогда ещё целомудренная нагота не являлась зрителю такой мягкой, такой юной, такой проникнутой светом, такой полной жизни. Здесь идеал пришёл через иллюзию[8].

Оригинальный текст (фр.)

Jamais chairs plus souples, plus fraîches, plus pénétrées de vies, plus imprégnées de lumière ne s'offrirent aux regard dans leur pudique nudité. L'idéal cette fois c'est fait trompe-l'oeil.

Художественный критик Шарль Блан назвал девушку из «Источника» «прекраснейшей из женских фигур»[9]. Позднее картину воспринимали более прохладно, считая «надуманной и сентиментальной» и ставили в один ряд с обычными салонными произведениями[10]. Кеннет Кларк, признавая прекрасным в «некоторых деталях» рисунок, отмечал «общую вялость и сухость композиции» и то, что ранние работы Энгра более выразительны[9].

Тем не менее «Источником» вдохновлялись такие художники, как Сёра, Ренуар, Майоль, Пикассо и Магритт[11][12]. В 1885 году Винсент Ван Гог в письме к брату отозвался об «Источнике» следующим образом: «…эта вещь была, есть и всегда будет чем-то поистине новым»[13].

В культуре[ | код]

В 1996 году модельер Иссей Мияке в сотрудничестве с художником Ясумасой Моримурой создал плиссированное платье-тунику с напечатанной в полный рост репродукцией картины.

Примечания[ | код]

  1. ↑ 1 2 Jean Auguste Dominique Ingres, La Sourceen, 1856
  2. ↑ Stoddart, David Michael. The scented ape: the biology and culture of human odour. — Cambridge University Press, 1990. — P. 131. — ISBN 978-0-521-39561-8.
  3. ↑ Jean Auguste Dominique Ingres. La Source en 1856 (фр.). Musée d'Orsay. Проверено 10 мая 2015.
  4. ↑ Березина, В. Н. Жан-Огюст-Доминик Энгр. — М.: Изобр. иск-во, 1977. — с. 223
  5. ↑ 1 2 Березина, В. Н. Жан-Огюст-Доминик Энгр. — М.: Изобр. иск-во, 1977. — с. 197
  6. ↑ Кларк К. Нагота в искусстве : исследование идеальной формы / Пер. с англ.: М. В. Куренной и др.. — СПб.: Азбука-классика, 2004. — С. 440.
  7. ↑ Th. Gauthier. La Source. «L’Artiste», 1857, vol. 2
  8. ↑ Œuvres commentées. Jean Auguste Dominique Ingres. La Source (фр.). Musée d'Orsay. Проверено 10 мая 2015.
  9. ↑ 1 2 Кларк К. Нагота в искусстве : исследование идеальной формы / Пер. с англ.: М. В. Куренной и др.. — СПб.: Азбука-классика, 2004. — С. 182.
  10. ↑ Березина, В. Н. Жан-Огюст-Доминик Энгр. — М.: Изобр. иск-во, 1977. — с. 200.
  11. ↑ Caroline Mathieu: Musée d’Orsay, S. 39
  12. ↑ vgl. Muthmann, Friedrich: Mutter und Quelle : Studien zur Quellenverehrung im Altertum und im Mittelalter. Basel : Archäologischer Verl., 1975. (S. 441)
  13. ↑ Цит. по: Березина, В. Н. Жан-Огюст-Доминик Энгр. — М.: Изобр. иск-во, 1977. — с. 200.

Литература[ | код]

  • Березина, В. Н. Жан-Огюст-Доминик Энгр. — М.: Изобр. иск-во, 1977. — с. 197, 200, 223

Ссылки[ | код]

ru.wikibedia.ru

Источник (картина) — ВиКи

«Источник» (фр. La Source) — картина французского художника Жана Огюста Доминика Энгра. Работа над полотном была начата во Флоренции в 1820 и завершена в 1856 году в Париже[2]. Поза обнажённой девушки повторяет позу модели с другой картины Энгра — «Венера Анадиомена» (1848). Художник вдохновлялся знаменитыми античными изваяниями Афродиты Книдской и Венеры Стыдливой. Два ученика Энгра, Поль Бальз и Александр Дегофф, написали сосуд, из которого льётся вода, и фон картины.

Провенанс

Картина была задумана в общих чертах художником в 1820 году во Флоренции. В середине 1850-х годов Энгр стремился завершить давно начатые произведения, среди них был и «Источник», который он намеревался представить на Всемирной выставке 1855 года среди своих знаковых произведений. Однако к сроку полотно не было готово, о чём автор очень сожалел. «Источник» был выставлен в мастерской Энгра, его собирались приобрести, по словам художника, пятеро покупателей. Энгр даже подумывал предложить им бросить жребий. Через некоторое время картина была продана графу Шарлю-Мари Танги Дюшателю за 25 000 франков. Она оставалась в коллекции графа до 1878 года, затем была передана графиней Дюшатель, которая таким образом исполнила волю мужа, музею Лувра. В Лувре полотно хранилось до 1986 года. В настоящее время находится в музее Орсе (инв. № RF 219)[3][4].

Композиция

Обнажённая, босая девушка с сосудом, из которого льётся вода — аллегорическое изображение источника жизни (см. «Фонтан молодости»). Устоявшемуся во французском изобразительном искусстве типу «нимфа источника» Энгр даёт новую трактовку[5]. Это второй вариант композиции, которая, видимо, была задумана в 1807 году — именно этим временем датируются два рисунка фигуры Венеры из музея Энгра в Монтобане. В 1808—1848 годах художник работал над картиной «Венера Анадиомена», поза девушки из «Источника» повторяет позу богини, но она уже не выжимает мокрые волосы, а держит терракотовый кувшин с льющейся из него водой. По мнению Кеннета Кларка, мотив поднятой правой руки Энгр заимствовал у нимфы работы Жана Гужона: в коллекции Гая Ноулеса (Лондон) хранится зарисовка художника, выполненная им с известного рельефа Фонтана невинных[6].

Женская фигура представлена фронтально. Она стоит, опираясь на левую ногу, слегка согнув правую, её торс наклонён влево. Грациозно поднятая над головой правая рука поддерживает дно сосуда. Черты лица девушки классические с «несколько меланхоличным выражением» (и, что впервые проявляется у художника, отличаются некоторой слащавостью), она напоминает «головки Грёза», которые в период Второй империи снова стали модными. Линии рисунка безупречно чисты, фигура девушки исполнена анатомически идеально. Моделируя формы с помощью тончайших светотеневых нюансов, Энгр почти стирает грань между условностью живописи и реальностью. Фигура чётко выделяется на неглубоком фоне, терракотовый сосуд и движущиеся блестящие струи воды ещё сильнее подчёркивают контраст тёплых розовато-золотистых оттенков кожи и серой скалы[5].

Критика

Картина была принята современниками с энтузиазмом. Теофиль Готье в статье об «Источнике»[7] писал:

Никогда ещё целомудренная нагота не являлась зрителю такой мягкой, такой юной, такой проникнутой светом, такой полной жизни. Здесь идеал пришёл через иллюзию[8].

Оригинальный текст (фр.)

Jamais chairs plus souples, plus fraîches, plus pénétrées de vies, plus imprégnées de lumière ne s'offrirent aux regard dans leur pudique nudité. L'idéal cette fois c'est fait trompe-l'oeil.

Художественный критик Шарль Блан назвал девушку из «Источника» «прекраснейшей из женских фигур»[9]. Позднее картину воспринимали более прохладно, считая «надуманной и сентиментальной» и ставили в один ряд с обычными салонными произведениями[10]. Кеннет Кларк, признавая прекрасным в «некоторых деталях» рисунок, отмечал «общую вялость и сухость композиции» и то, что ранние работы Энгра более выразительны[9].

Тем не менее «Источником» вдохновлялись такие художники, как Сёра, Ренуар, Майоль, Пикассо и Магритт[11][12]. В 1885 году Винсент Ван Гог в письме к брату отозвался об «Источнике» следующим образом: «…эта вещь была, есть и всегда будет чем-то поистине новым»[13].

В культуре

В 1996 году модельер Иссей Мияке в сотрудничестве с художником Ясумасой Моримурой создал плиссированное платье-тунику с напечатанной в полный рост репродукцией картины.

Примечания

  1. ↑ 1 2 Jean Auguste Dominique Ingres, La Sourceen, 1856
  2. ↑ Stoddart, David Michael. The scented ape: the biology and culture of human odour. — Cambridge University Press, 1990. — P. 131. — ISBN 978-0-521-39561-8.
  3. ↑ Jean Auguste Dominique Ingres. La Source en 1856 (фр.). Musée d'Orsay. Проверено 10 мая 2015.
  4. ↑ Березина, В. Н. Жан-Огюст-Доминик Энгр. — М.: Изобр. иск-во, 1977. — с. 223
  5. ↑ 1 2 Березина, В. Н. Жан-Огюст-Доминик Энгр. — М.: Изобр. иск-во, 1977. — с. 197
  6. ↑ Кларк К. Нагота в искусстве : исследование идеальной формы / Пер. с англ.: М. В. Куренной и др.. — СПб.: Азбука-классика, 2004. — С. 440.
  7. ↑ Th. Gauthier. La Source. «L’Artiste», 1857, vol. 2
  8. ↑ Œuvres commentées. Jean Auguste Dominique Ingres. La Source (фр.). Musée d'Orsay. Проверено 10 мая 2015.
  9. ↑ 1 2 Кларк К. Нагота в искусстве : исследование идеальной формы / Пер. с англ.: М. В. Куренной и др.. — СПб.: Азбука-классика, 2004. — С. 182.
  10. ↑ Березина, В. Н. Жан-Огюст-Доминик Энгр. — М.: Изобр. иск-во, 1977. — с. 200.
  11. ↑ Caroline Mathieu: Musée d’Orsay, S. 39
  12. ↑ vgl. Muthmann, Friedrich: Mutter und Quelle : Studien zur Quellenverehrung im Altertum und im Mittelalter. Basel : Archäologischer Verl., 1975. (S. 441)
  13. ↑ Цит. по: Березина, В. Н. Жан-Огюст-Доминик Энгр. — М.: Изобр. иск-во, 1977. — с. 200.

Литература

  • Березина, В. Н. Жан-Огюст-Доминик Энгр. — М.: Изобр. иск-во, 1977. — с. 197, 200, 223

Ссылки

xn--b1aeclack5b4j.xn--j1aef.xn--p1ai

Источник (картина) - WikiVisually

1. Париж – Paris is the capital and most populous city of France. It has an area of 105 square kilometres and a population of 2,229,621 in 2013 within its administrative limits, the agglomeration has grown well beyond the citys administrative limits. By the 17th century, Paris was one of Europes major centres of finance, commerce, fashion, science, and the arts, and it retains that position still today. The aire urbaine de Paris, a measure of area, spans most of the Île-de-France region and has a population of 12,405,426. It is therefore the second largest metropolitan area in the European Union after London, the Metropole of Grand Paris was created in 2016, combining the commune and its nearest suburbs into a single area for economic and environmental co-operation. Grand Paris covers 814 square kilometres and has a population of 7 million persons, the Paris Region had a GDP of €624 billion in 2012, accounting for 30.0 percent of the GDP of France and ranking it as one of the wealthiest regions in Europe. The city is also a rail, highway, and air-transport hub served by two international airports, Paris-Charles de Gaulle and Paris-Orly. Opened in 1900, the subway system, the Paris Métro. It is the second busiest metro system in Europe after Moscow Metro, notably, Paris Gare du Nord is the busiest railway station in the world outside of Japan, with 262 millions passengers in 2015. In 2015, Paris received 22.2 million visitors, making it one of the top tourist destinations. The association football club Paris Saint-Germain and the rugby union club Stade Français are based in Paris, the 80, 000-seat Stade de France, built for the 1998 FIFA World Cup, is located just north of Paris in the neighbouring commune of Saint-Denis. Paris hosts the annual French Open Grand Slam tennis tournament on the red clay of Roland Garros, Paris hosted the 1900 and 1924 Summer Olympics and is bidding to host the 2024 Summer Olympics. The name Paris is derived from its inhabitants, the Celtic Parisii tribe. Thus, though written the same, the name is not related to the Paris of Greek mythology. In the 1860s, the boulevards and streets of Paris were illuminated by 56,000 gas lamps, since the late 19th century, Paris has also been known as Panam in French slang. Inhabitants are known in English as Parisians and in French as Parisiens and they are also pejoratively called Parigots. The Parisii, a sub-tribe of the Celtic Senones, inhabited the Paris area from around the middle of the 3rd century BC. One of the areas major north-south trade routes crossed the Seine on the île de la Cité, this place of land and water trade routes gradually became a town

2. Афродита Книдская – The Aphrodite of Knidos was one of the most famous works of the ancient Greek sculptor Praxiteles of Athens. It and its copies are referred to as the Venus Pudica type. Variants of the Venus Pudica are the Venus de Medici and the Capitoline Venus, the statue became famous for its beauty, meant to be appreciated from every angle, and for being the first life-size representation of the nude female form. It was especially shocking as it was commissioned as the statue for a temple. It depicted the goddess Aphrodite as she prepared for the bath that restored her purity, discarding her drapery with one hand. Her hands are placed in a motion that simultaneously shields her womanhood, Lucian said that she wore a slight smile that just revealed her teeth, although most later copies do not preserve this. According to an apocryphal account by Pliny, Praxiteles received a commission from the citizens of Kos for a statue of the goddess Aphrodite. Praxiteles then created two versions—one fully draped, and the other completely nude, the shocked citizens of Kos rejected the nude statue and purchased the draped version. The design and appearance of the version is today unknown as it didnt survive, nor did it appear to have merited attention. The rejected nude was purchased by some citizens of Knidos and set up in an open air temple that permitted viewing of the statue from all sides and it quickly became one of the most famous works by Praxiteles for the bold depiction of Aphrodite as proudly nude. Praxiteles was alleged to have used the courtesan Phryne as a model for the statue, the statue became so widely known and copied that in a humorous anecdote the goddess Aphrodite herself came to Knidos to see it. The statue became a tourist attraction in spite of being an image. Nicomedes I of Bithynia offered to pay off the debts of the city of Knidos in exchange for the statue. This story is recorded in the dialogue Erotes, traditionally misattributed to Lucian of Samosata, possibly the statue was removed to Constantinople and was lost in a fire during the Nika riots. For a time in 1969, the archaeologist Iris Love thought she had found the surviving fragments of the original statue. The prevailing opinion of archaeologists is that the fragment in question is not of the Knidia, probably the most faithful replica of the statue is the Colonna Venus conserved in the Museo Pio-Clementino, part of the collections of the Vatican Museums. The Kaufmann Head, found at Tralles, purchased from the C. M, Kaufmann collection, Berlin, and conserved in the Musée du Louvre, is thought to be a very faithful Roman reproduction of the head of the Knidian Aphrodite. The Venus Felix at the Vatican Museums, a variation of the type

3. Всемирная выставка (1855) – The Exposition Universelle of 1855 was an International Exhibition held on the Champs-Élysées in Paris from 15 May to 15 November 1855. Its full official title was the Exposition Universelle des produits de lAgriculture, today the expositions sole physical remnant is the Théâtre du Rond-Point des Champs-Élysées designed by architect Gabriel Davioud, which originally housed the Panorama National. The exposition was an event in France, then newly under the reign of Emperor Napoleon III. It followed Londons Great Exhibition of 1851 and attempted to surpass that fairs Crystal Palace with its own Palais de lIndustrie, the arts displayed were shown in a separate pavilion on Avenue Montaigne. There were works from artists from 29 countries, including French artists Francois Rude, Ingres, Delacroix and Henri Lehmann, and British artists William Holman Hunt and John Everett Millais. According to its report,5,162,330 visitors attended the exposition. Expenses amounted to upward of $5,000,000, while receipts were scarcely one-tenth of that amount, the exposition covered 16 hectares with 34 countries participating. For the exposition, Napoleon III requested a system for Frances best Bordeaux wines which were to be on display for visitors from around the world. Brokers from the wine industry ranked the wines according to a reputation and trading price. The result was the important Bordeaux Wine Official Classification of 1855, thurston, H. T. Colby, F. M. eds. article name needed

wikivisually.com

Источник молодости (картина) — WiKi

«Источник молодости» — картина немецкого художника Лукаса Кранаха Старшего, написанная в 1546 году. Находится в Берлинской картинной галерее, куда перешла из собрания прусских королевских дворцов.

На картине изображён фонтан, символизирующий легендарный источник вечной молодости. Слева в него входят старухи, омолаживаются в нём во время купания и выходят справа юными красавицами, предаваясь весёлому застолью и танцам. Кранах представляет этот сказочный образ с высокой степенью детализации, передающей подлинную средневековую культуру купания, её тесную связь с чувственными наслаждениями и верование в способность определённых источников приносить исцеление и омоложение, идущее из религиозных обрядов крещения. Внизу по центру изображён маленький крылатый змей в полёте (торговая марка мастерской Кранаха) и дата написания картины[1][2].

Фон представляет собой фантастический скалистый пейзаж с неправдоподобными перспективами и пропорциями. В центре его расположился средневековый город с каменным арочным мостом над рекой. В левом верхнем углу виден миниатюрный замок, словно свешивающийся с утёса. Чуть правее центра — величественный горный хребет, окружённый пышными полями и фруктовыми деревьями. Композиция фона определяется бесплодными скалами слева, символизирующими старость, и густым зелёным лесом справа — метафорой юности. Квадратный бассейн с ведущими к нему ступенями показан под высоким углом сверху. В середине него — колоннообразный фонтан, увенчанный фигурами Венеры и Амура, ассоциирующими купание с силой любви. Фонтаны были популярным мотивом в средневековом искусстве, позволяющим обыгрывать разнообразные жанровые сцены и использовать обнажённую натуру.

Неприглядность пожилых женщин, изображение которых крайне нетипично для живописи того времени, намеренно противопоставлена степенной благовидности стариков. Посещение бассейна исключительно женщинами отражает представление об естественном омоложении мужчин после их связи с юными девами, хотя в реальности к подобным «целебным» источникам стремились люди обоих полов. Примечательно, что воды фонтана даруют женщинам не только молодость, но и красоту, отвечающую идеалу той эпохи, — длинные золотистые волосы, слегка выпуклый живот и фигура, состоящая исключительно из плавных изгибов: углы скруглены настолько, что девы кажутся похожими на лишённых костей сирен[3].

Атрибуция картины не является общепризнанной. По разным версиям её автором называли как Лукаса Кранаха Старшего, так и его сына; к работе могли быть привлечены другие работники мастерской Кранаха. Считается, что картина была выполнена по заказу неизвестного клиента[4].

ru-wiki.org