Портрет мадам Рекамье (картина Давида, 1800). Картина давида


Сабинянки, останавливающие битву Картина Давида Жака Луи

Живопись эпохи классицизма Картина французского художника Жака Луи Давида «Сабинянки, останавливающие битву». Размер картины 385 x 522 см, холст, масло. Это полотно имеет полное название как «Сабинянки, останавливающие битву между сабинянами и римлянами», и также известно, как «Похищение сабинянок». Сабинская война, известная в истории больше под названием «Битва за похищенных сабинянок» — относится к легендарному периоду римской истории.

По рассказам римских историков, Рим был заселен одними только мужчинами; соседние племена не хотели выдавать своих дочерей замуж за бедное население Рима. Тогда Ромул устроил праздник Консуалий и пригласил соседей. Те явились со своими семействами. Во время праздника римляне неожиданно бросились на безоружных и похитили у них девушек. Возмущенные соседи начали войну. Римляне разбили латинян, напавших на Рим. Гораздо труднее была война с сабинянами, которые особенно много потеряли женщин. При помощи дочери начальника капитолийской крепости, Тарпеи, сабиняне завладели Капитолием.

Борьба продолжалась очень долго. Сабиняне под начальством царя Тита Тация наконец одолели римлян и обратили их в бегство. Ромул взывал к богам и обещал построить храм Юпитеру Статору (Останавливателю), если он остановит бегущих. В эту решительную минуту сабинские женщины, уже привязавшиеся к своим мужьям, с распущенными волосами и в разорванных одеждах бросились между сражавшимися и умоляли их прекратить битву. Также сабинянки в надежде прекратить сражение принесли на поле битвы своих малолетних детей.

Центральный женский персонаж картины Жака Луи Давида — сабинянка Герсилия, жена Ромула, ранее им похищенная. Герсилия встала между своим отцом (изображенным с мечом в левой части картины) и мужем Ромулом, который уже занёс копье, стремясь поразить врага. Сабиняне согласились с мольбами похищенных сабинянок, ставших женами римлян, и тогда был заключен вечный мир, по которому два народа соединялись в одно государство под верховным главенством Тита Тация и Ромула; римляне должны были носить, кроме своего имени, еще сабинское название квириты; религия становилась общая. Таким образом женщины спасли Рим; в воспоминание об этом Ромул учредил праздник Матурналий и дал женщинам много почетных прав.

История искусства периода классицизма. Далее →

smallbay.ru

Портрет мадам Рекамье (картина Давида, 1800)

«Портрет мадам Рекамье» — картина французского художника Жака Луи Давида, написанная им в 1800 году.

Хозяйка блестящего парижского салона Жюли Рекамье заказала Давиду свой портрет. Он принялся за работу, однако постоянно не был удовлетворён условиями, в которых приходилось писать. По его словам, то комната была слишком тёмной, то свет исходил из слишком высокой точки. Работа шла настолько медленно, что мадам Рекамье не выдержала и предложила Франсуа Жерару окончить портрет. Рассерженный Давид советовал Жерару принять предложение, а когда Жюли Рекамье в следующий раз пришла в Лувр, чтобы позировать Давиду, он сообщил ей: «У женщин есть свои капризы, а у художников свои.

Позвольте мне удовлетворить мой каприз: я оставлю ваш портрет в его теперешнем состоянии». Давид сожалел об этом всю оставшуюся жизнь. Несмотря на эту внезапную остановку, а, возможно, и благодаря ей, «Портрет мадам Рекамье» в своей мягкой жёлто-голубой гамме является прекрасным примером мастерства Давида.

«Портрет мадам Рекамье» замечателен простотой композиции, которую Давид так ценил в греческом искусстве. Мадам Рекамье изображена босиком в скромном белом платье, полы которого спадают на пол. Её волосы обвязаны лентой, из-за которой несколько локонов спадают на лоб. Давид изобразил мадам Рекамье в позе сладострастной одалиски, но, несмотря на это, она сохраняет девственную чистоту весталки. Контрапункт горизонтальных и вертикальных линий создаёт извилистую «арабеску» её тела на вибрирующем фоне, подобном фону картины «Смерть Марата». В законченной версии картины, возможно, присутствовали бы модные вещи того времени, однако из-за внезапной остановки работы над картиной в ней присутствуют только канделябр, выполненный Энгром (фр. Ingres), скамейка для ног и кушетка (фр. sofa), на которой покоится мадам Рекамье. Этот аскетизм делает её внешний вид ещё более волнующим. Жюли Рекамье было 23 года, когда работа над картиной была прекращена.

Портрет был приобретён из мастерской Давида в 1826 году и в настоящее время находится в 75-м зале на 1-м этаже галереи Денон в Лувре. Код: INV. 3708.

Интересные факты

  • Тип кушетки, на которой лежит мадам Рекамье, после написания картины стал называться её именем.

Ссылки

  Жак-Луи Давид Картины
Велизарий (1780) · Портрет князя Станислава Потоцкого (1780) · Андромаха у тела Гектора (1783) · Клятва Горациев (1784) · Смерть Сократа (1787) · Портрет Антуана Лорана Лавуазье и его жены (1788) · Любовь Париса и Елены (1788) · Ликторы приносят Бруту тела его сыновей (1789) · Портрет маркизы де Сорси де Теллюсон (1790) · Смерть Марата (1793) · Голландский посланник в Париже Якобус Блаув (1795) · Портрет мадам Эмили Серизиат и её сын (1795) · Портрет мадам де Вернинак (1799) · Сабинянки, останавливающие битву между римлянами и сабинянами (1799) · Портрет мадам Рекамье (1800) · Наполеон на перевале Сен-Бернар (1800) · Портрет папы Пия VII (1805) · Коронация Наполеона (1806) · Император Наполеон в своем кабинете в Тюильри (1812) · Маргарита-Шарлотта Давид (1813) · Леонид в Фермопилах (1814) · Этьенн-Морис Жерар (1816) · Контесса Вилейн XIIII с дочерью (1816) · Купидон и Психея (1817) · Венера и грации обманывают Марса (1824) · Гнев Ахилла (1825)

dic.academic.ru

Клятва Горациев Картина Жака Луи Давида

Живопись эпохи классицизма Картина французского живописца Жака Луи Давида «Клятва Горациев». Размер картины 330 x 425 см, холст, масло. Картина «Клятва Горациев» ярче всего воплощает принципы революционного классицизма. Она раскрывает непримиримые и трагические противоречия между гражданским долгом и личными чувствами людей. Сюжет картины заимствован из древнеримской легенды. В период борьбы Рима с Альба-Лонгою трем римлянам, братьям из рода Горациев, предстояло пойти на смертельный поединок, чтобы решить исход распри между враждовавшими городами. Противники Горациев — друзья их детства. Один из них помолвлен с сестрой Горациев. Отправляясь на смертельный бой, братья дают клятву отцу защитить отечество. Непоколебимы и решительны они в своем благородном порыве, подчеркнутом единством широких энергичных жестов. Отец благословляет их на подвиг.

Герои Давида свободны от противоречий и сомнений. Их страсти подчинены воле и разуму. Они идут на бой, веря в торжество справедливости. На втором плане справа — группа плачущих женщин; они лишь оттеняют и дополняют лейтмотив — все личное должно быть принесено в жертву гражданскому долгу. Идея произведения выражена с предельной наглядностью и лаконизмом. Трехчастное деление архитектурного фона с тосканскими колоннами подчеркивает смысловое разделение композиции. Сжатое пространство, барельефное построение, спокойно-размеренный ритм способствуют выявлению сурового героического характера. Главные средства художественной выразительности при создании образов: ясный и лаконичный жест, строгий подчеркнуто-энергичный рисунок, четкая светотеневая моделировка, цвет, дополняющий характеристики, сообщают удивительную цельность общему решению.

«Клятва Горациев» — картина странная и замечательная: странная из-за некоей неопределенности того, о чем она все-таки нам повествует. Ее место в истории огромно — она предугадала поднимавшиеся в обществе настроения, ясно сформулировав их суть. Давид говорил, что взял сюжет у Корнеля, а форму у Пуссена. Побывав на представлении трагедии Пьера Корнеля «Гораций», рассказывавшей о конфликте между любовью и долгом, Давид сначала выбрал эпизод, где Горация, осужденного за убийство сестры Камиллы (проклявшей его за смерть своего жениха, убитого им в бою), защищают отец и римский народ. Друзья отговаривали Давида от этого сюжета, не отражавшего, по их мнению, никакого особенного настроения времени. Давид заявил, что выберет момент, предшествующий битве, когда старый Гораций принимает у сына клятву победить или умереть — момент, который художник мог только предполагать, поскольку описаний его не было.

Для героической сцены принесения клятвы необходима была соответствующая композиция, и подходящий исторический пример был найден — Брут, приносящий клятву мести над обесчещенным телом своей сестры Лукреции. Автором композиции был родоначальник шотландского неоклассицизма Гейвин Хамильтон. Позже появится еще одно французское заимствование данной темы, которая питала патриотические настроения. Размышляя над своей картиной, Давид увидел пуссеновское полотно «Похищение сабинянок», и его поразил один из образов — крайняя фигура слева, которая станет основой его новой композиции. Три дополнительные фигуры — один из братьев с копьем, старая женщина и страдающая Камилла — были взяты Давидом из других работ.

Давид усилил воздействие сюжета, объединив фигуры в их стройном и мощном троезвучии. В эмоциональном плане эта тема значила для него очень много, но он привнес в нее иные нюансы по сравнению с трактовкой конфликта долга и любви у Корнеля. Смысловые аспекты созданной Давидом картины «Клятва Горациев» были сложнее, чем в сцене с Брутом, изгнавшим порочного правителя Тарквиния. По меньшей мере, напрашивающаяся аналогия с другим, более известным Брутом, поклявшимся убить Цезаря и создать республику, тоже прочитывается у Давида. Благодаря емким ассоциациям и убедительной передаче царящего в картине настроения Давиду, с его огромным (не меньшим, чем его талант) честолюбием, удалось создать образ-символ — олицетворение безграничного гражданского мужества. Клятва Горациев — история-миф о клятве, которую никогда не приносили или о которой мы ничего не знаем. Это образ идеальный и, в сущности, абстрактный — образ решимости и, в конечном счете, образ революции, единственный пример того, как работа художественного воображения становится в один ряд с факторами, определявшими ход истории.

История искусства периода классицизма. Далее →

smallbay.ru

Картина «Давид с головой Голиафа». 1610 год.

Эта история известна, как Давид и Голиаф. Началась она с того, что Бог приказал Самуилу помазать нового царя - одного из семерых сыновей некоего Иессея Вифлиемлянина. Самуил взял рог с елеем и отправился в город Вифлием. Увидев старшего сына Иессея, Самуил решил, что это и есть избранник Божий, но Бог сказал: "Не смотри на вид его и на высоту роста его; Я отринул его; Я смотрю не так, как смотрит человек; ибо человек смотрит на лицо, а Господь смотрит на сердце". Так же были отвергнуты еще пятеро сыновей Иессея, и лишь когда привели самого младшего, Давида, Господь сказал: "Встань, помажь его, ибо это он".

Помазание нового царя некоторое время сохранялось в тайне, и над Израилем по-прежнему царствовал Саул. Лишившись поддержки Самуила, чувствуя, что отвергнут Богом, Саул впал в жестокую меланхолию, "возмущал его злой дух".

В то время верили в целительную силу музыки, и царедворцы Саула стали искать искусного музыканта. Случилось так, что их выбор пал на Давида, славившегося своим умением играть на арфе. Давида доставили в царский дворец, и с тех пор, когда Саула начинала терзать тоска, "Давид, взяв гусли, играл, - и отраднее и лучше становилось Саулу, и злой дух отступал от него".

В это время возобновилась война с филистимлянами. Саул во главе войска отправился сражаться, а Давид, будучи еще слишком юным, чтобы воевать, вернулся к своему отцу. "И стали филистимляне на горе с одной стороны, а израильтяне на горе с другой стороны, а между ними была долина".

Из рядов филистимлян выступил могучий боец, великан Голиаф, и крикнул израильтянам: "Выберите у себя человека, и пусть сойдет ко мне. Если он может сразиться со мною и убьет меня, то мы будем вашими рабами; если же я одолею его и убью его, то вы будете нашими рабами и будете служить нам!"

Услышав вызов великана, израильтяне "очень испугались и ужаснулись". Царь Саул пообещал богатую награду и свою дочь в жены тому, кто сразится с Голиафом, но никто не решился вступить в единоборство. Никто не мог тогда предположить, что в поединке должны сойтись два неравных противника - Давид и Голиаф, молодой пастух и опытный воин трехметрового роста.

В израильском войске находились старшие братья Давида. Однажды отец сказал ему: "Возьми для братьев своих ефу (мера сыпучих тел - около 52 литров) сушеных фруктов и десять этих хлебов и отнеси поскорее в стан к твоим братьям". Давид взял ношу и отправился в расположение израильских войск. Он повидался с братьями, передал им отцовские гостинцы, а братья рассказали ему о вызове Голиафа. Давид пошел к Саулу и сказал: "Раб твой пойдет и сразится с этим филистимлянином". Саул стал отговаривать Давида от безрассудного намерения, но юноша сказал, что когда он пас стада своего отца, то не раз защищал овец от львов и медведей, и что Господь, помогавший ему побеждать хищных зверей, поможет победить и Голиафа.

Давиду принесли оружие и доспехи, но они оказались слишком тяжелыми для него. Давид сказал: "Я не могу ходить в этом; я не привык". Он взял пастушеский посох, пращу и пять гладких камней, которые подобрал на дне ручья, и вышел на бой с ужасным великаном.

Когда Давид и Голиаф оказались друг против друга, филистимлянин встретил юношу пренебрежительной фразой: "Что ты идешь на меня с палкой и с камнями? Разве я собака?"

Давид же отвечал: "Ты идешь против меня с мечом, копьем и щитом, а я иду против тебя во имя Господа". Он вложил в пращу камень - и метнул прямо в лоб великану. Оглушенный молниеносным ударом великан упал, а Давид быстро подбежал к нему и его же мечом отсек Голиафу голову. Видя поражение своего силача, филистимляне обратились в бегство.

Победа над Голиафом прославила Давида на всю страну. Саул, несмотря на молодость Давида, назначил его военачальником и выдал за него замуж свою дочь Мелхолу. Давид одержал много военных побед, и вскоре его слава затмила славу самого Саула. В народе говорили: "Саул победил тысячи, а Давид - десятки тысяч".

Давид и Саул

Саул начал завидовать Давиду и постепенно возненавидел его. Кроме того, до Саула стали доходить слухи, что пророк Самуил тайно помазал Давида на царство. Оскорбленная гордость, страх и подозрения довели Саула почти до безумия. "Напал злой дух от Бога на Саула, и он бесновался в доме своем".

Однажды Давид, как в прежние времена, пришел к Саулу, чтобы поиграть ему на арфе, но Саул метнул в Давида копье, от которого тот едва успел увернуться. Вскоре Саул отправил Давида в опасный поход против филистимлян, надеясь, что тот погибнет. Но Давид вернулся с победой, еще больше упрочившей его славу. Тогда Саул решил подослать к Давиду убийц. Об этом стало известно сыну Саула, Ионафану. Рискуя навлечь на себя гнев отца, он предупредил о грозящей опасности свою сестру Мелхолу, жену Давида.

Мелхола сказала Давиду: "Если ты не спасешь души твоей в эту ночь, то завтра будешь убит". Давид бежал через окно, а Мелхола уложила в постель куклу, прикрыв ее одеждой Давида.

Когда утром слуги Саула пришли за Давидом, Мелхола сказала, что ее муж болен и не может встать с постели. Слуги доложили об этом Саулу, и тот приказал: "Принесите его ко мне на постели, чтобы убить его". Обман раскрылся, и Мелхола едва избегла наказания, заверив отца, что Давид угрозами вынудил ее помочь ему.

Ионафан попытался поговорить с отцом, взывая к чувству справедливости: "Да не грешит царь против раба своего Давида, ибо он ничем не согрешил против тебя, и дела его весьма полезны для тебя". Но Саул не желал слушать разумных доводов и лишь разгневался на Ионафана: "Сын негодный и непокорный! Разве я не знаю, что ты подружился с сыном Иесеевым на срам себе?" - и приказал снарядить погоню за Давидом.

Давид ожидал Ионафана в условленном месте. Ионафан, опередив погоню, посоветовал Давиду бежать подальше от Саула и найти себе надежное убежище. Друзья обнялись со слезами, "и встал Давид и пошел, а Ионафан возвратился в город".

Давид поселился в горах. Вскоре "собрались к нему все притесненные и все должники, и все огорченные душою, и сделался он начальником над ними; и было с ним около четырехсот человек". Узнав об этом, Саул начал с Давидом настоящую войну. Он "взял три тысячи отборных мужей из всего Израиля, и пошел искать Давида и людей его по горам, где живут серны". Но Давид был неуловим.

Однажды Саул зашел "для нужды" в темную пещеру. Как раз в этой пещере скрывался Давид со своими людьми. Разбойники хотели убить царя, но Давид удержал их, сказав: "Да не попустит мне Господь сделать это господину моему, помазаннику Господню". При этом он незаметно отрезал край плаща Саула.

Когда Саул покинул пещеру, Давид закричал ему вслед: "Господин мой, царь! Посмотри на край одежды твоей в руке моей; я отрезал край одежды твоей, а тебя не убил. Узнай и убедись, что нет в руке моей зла, ни коварства, и я не согрешил против тебя, а ты ищешь души моей, чтобы отнять ее". Саул оценил великодушие Давида и сказал: "Ты правее меня, ибо ты воздал мне добром, а я воздавал тебе злом". Но преследований не прекратил.http://objective-news.ru/2010-02-24-14-56-52/

alindomik.livejournal.com

Статуя Давида Микеланджело: история, особенности, как посмотреть

У каждого города, претендующего на звание культурной столицы в какой-либо номинации, есть свой всемирно узнаваемый символ. У Парижа – Эйфелева башня, у Нью-Йорка – статуя Свободы, у Санкт-Петербурга – Медный всадник. У «столицы» Итальянского Возрождения Флоренции таким символом стала статуя Давида Микеланджело. Впрочем, Статуя прекрасно известна и сама по себе, без привязки к городу, эпохе, стране и даже скульптору. Как и почему она вдруг обрела такую популярность, а также о том, как увидеть Давида, будучи во Флоренции, BlogoItaliano и расскажет в этой статье.

Брошенный «Гигант»

В первой половине XV в. едва ли не все культурные и финансовые силы Флоренции были брошены на завершение строительства и создание интерьеров собора Санта-Мария-дель-Фьоре. Генеральным «спонсором» и заказчиком внутреннего убранства грандиозного храма была гильдия торговцев шерстью (Arte della Lana).

Учитывая, что именно «продвинутые» флорентийские методы отделки шерсти стали базой для неимоверного богатства города, нетрудно догадаться, что над собором работали лучшие мастера того времени, которых только можно было найти за деньги.

Кафедральный собор Санта-Мария-дель-Фьоре во Флоренции

По окончании основных работ по строительству и созданию интерьеров храма в гильдии решили, что несравненная красота собора станет еще неотразимей, если украсить его 12-ю огромными скульптурами ветхозаветных пророков.

Однако этот скульптурный ансамбль так и остался в планах. Как осталась под открытым небом во дворе собора и огромная глыба каррарского мрамора, прозванная горожанами «Гигантом» и изначально предназначенная для статуи Давида.

С 1464 по 1501 гг. неоднократно предпринимались попытки создания статуи, и каждый раз безуспешно. В мышлении скульпторов еще не произошел ренессансный поворот, и подражание античным образцам еще не стало «трендом» эпохи.

Объединить реализм изображения фигуры Давида с античными традициями (и учтя при этом эскизы и работу предшественников, из-за чего мраморная глыба стала почти «неликвидом») удалось только Микеланджело.

Флорентийская каторга мастера

16 августа 1501 года Микеланджело подписал контракт стоимостью 200 флоринов со старшинами собора: статуя Давида во Флоренции должна была появиться через 2 года.

Чтобы скрыть процесс создания статуи от взглядов любопытствующих – и особенно от Леонардо, который довольно ревниво относился к успехам 26-летнего скульптора, пусть уже и создавшего изумительную Пьету – Микеланджело обнес место работы высоким забором.

Глыба имела массу повреждений, и разметка статуи должна была быть максимально точной: что-либо переделать было бы невозможно. Именно поэтому работа началась с создания левой руки Давида, согнутой в локте – сделать по-другому не позволила бы большая выбоина в глыбе.

Стоя на высоких шатких лесах, Микеланджело пришлось изрядно потрудиться над теми частями глыбы, к которым нельзя было прикасаться резцом, чтобы не нарушить пропорции будущего Давида. Эти части можно было обработать только полировкой.

Ничего более совершенного современникам Микеланджело видеть еще не приходилось

Он трудился над Давидом в одиночку, без подмастерьев, и днем и ночью, и под палящими лучами летнего солнца, и в пронизывающий до костей зимний холод (работа шла под открытым небом).

Инструменты Микеланджело выковывал себе сам, но резцы быстро затуплялись от интенсивной работы – и он снова раздувал кузнечный горн. Это был каторжный труд, но и своеобразный экзамен для молодого мастера. Что там Рим – Микеланджело было важно, чтобы его признала Флоренция!

Работа заняла 2 года, как и было указано в контракте. Но еще в течение 4-х месяцев Микеланджело полировал статую, придавая ей завершенный и совершенный вид.

По одной из легенд, закончив работу, он водрузил на голову Давида лавровый венок из начищенной меди. Это было не просто украшение – таким образом, Микеланджело подчеркнул духовную связь своей статуи с античными традициями скульптуры, согласно которым лавровый венок, позолота и даже разукрашивание статуй было в порядке вещей.

Совершенная красота на службе у республики

25 января 1504 года у Собора Санта-Мария-дель-Фьоре собрались лучшие из лучших мастеров Флоренции: художники Леонардо, Боттичелли, Перуджино, Филиппино Липпи, архитекторы Антонио и Джулиано Сангалло, скульпторы Андреа делла Роббиа и Андреа Сансовино.

Им предстояло принять важное решение: достойно ли справился Микеланджело со своей задачей – создать чуть ли не из бросовой глыбы мрамора более-менее приличную статую прославленного иудейского царя.

Давид Микеланджело - символ победы разума над силой

Давид сразил всех. Не было больше места ни ревности, ни соперничеству – статуя была превосходна. Обычно произведение искусства требует времени для его осмысления и признания. Но впечатление, которое произвела статуя Давида во Флоренции, едва разобрали окружавший ее забор, было подобно удару молнии.

Ничего более совершенного современникам Микеланджело видеть еще не приходилось. Полвека спустя Вазари писал, что, когда видишь эту статую, бессмысленно искать что-то более совершенное – как в прошлом, так и в современности.

Незамедлительно Синьория приняла решение о том, что Давид Микеланджело, как символ победы разума над силой, должен стать и символом обновленной Флорентийской республики, избавившейся от тирании Медичи (как показало время, ненадолго).

Установить Давида решили на площади Синьории, перед главным входом в Палаццо Веккьо, вместо «Юдифи» Донателло, бывшей символом флорентийской свободы до момента появления шедевра Микеланджело. Перевозка статуи от собора до площади производилась с величайшей осторожностью и заняла 4 дня – 14-18 мая 1504 года.

500 лет истории Давида

В 1527 году, во время восстания во Флоренции, в результате которого Медичи в очередной раз вернулись к власти, защитники республики, укрывшись в Палаццо Веккьо, оборонялись от нападавших всем, что попадется под руку.

Одна из тяжелых лавок, пущенная из окна, угодила в статую Давида. Результат был плачевен: левая рука гиганта была разбита вдребезги. Собрать осколки удалось только спустя 3 дня, и собрал их тогда еще совсем юный Вазари вместе с другом, будущим известным художником Чеккино Сальвиати.

Но восстановить статую Вазари удалось только через 16 лет, в 1543 году, по распоряжению Козимо I Медичи, пожелавшего задобрить свободолюбивых флорентийцев милосердным жестом по отношению к символу ненавистной республики.

У входа в Палаццо Веккьо установлена отличная копия Давида

Дожди, зной, пыль веками изнуряли статую. В XIX веке было проведено 2 крайне неудачных реставрации: в результате первой статуя Давида Микеланджело была покрыта воском, во время второй – воск смыли вместе со старинной патиной, защищавшей мрамор от разрушения.

В 1873 году власти города приняли решение о ее переносе в Галерею Академии, несколько позже пристроив для нее и других шедевров Микеланджело специальное крыло – круглую Трибуну.

Вместо оригинала у входа в Палаццо Веккьо установили отличную копию. Во время Второй мировой войны из-за опасения, что во время бомбежек Флоренция утратит свой символ, над статуей надстроили дополнительный саркофаг. После войны он был разобран, и доступ к Давиду снова был открыт.

Как и где увидеть статую Давида

Статуя Давида Микеланджело по-прежнему находится в Галерее Академии, в самом центре Трибуны. Доступ к статуе свободный, несмотря на то, что в 1991 г. некто Пьеро Канната нанес по ней два удара молотком, отбив средний палец левой ноги Давида. Но теперь предприняты беспрецедентные меры безопасности, и статуе, так же как и посетителям Галереи, ничто и никто не угрожает.

Галерея Академии открыта ежедневно – со вторника по воскресенье – с 8:15 до 18:50. По понедельникам, а также 1 января, 1 мая и 25 декабря Галерея закрыта.

Билеты можно приобрести на месте, но нередко, и особенно в сезон школьных экскурсий, очередь в кассу может отнять от 1-го до 3-х драгоценных часов.

Статуя Давида в Галерее Академии

Чтобы сэкономить время и обойти очередь, билеты имеет смысл приобретать заранее через интернет. Сделать это можно на популярном туристическом портале WeekendinItaly, где, помимо билетов в Галерею Академии, можно забронировать вход без очереди и во многие другие популярные достопримечательности Италии.

Пропуск посетителей и продажа билетов заканчиваются за час до закрытия музея. Давид Микеланджело виден издалека, но чтобы без помех пробраться к нему по анфиладе, ведущей к Трибуне, лучше прийти пораньше, к открытию Галереи. Совершенная мужская красота в современной разноплановой подсветке стоит того, чтобы увидеть ее как можно ближе.

Другие полезные статьи о Флоренции

Photos by:  Karl Villanueva, Rich Jacques, Andy Hay, Marco Crupi, jellybeanz, PROC & N.

www.blogoitaliano.com