Диана и Каллисто (картина Тициана). Картина диана


Диана и Каллисто (картина Тициана) Википедия

«Диана и Каллисто» (итал. Diana e Callisto) — картина венецианского художника Тициана, написанная в 1556—1559 годах. Картина на мифологическую тему изображает эпизод мифа о Каллисто, когда Диана обнаруживает, что её нимфа забеременела от Юпитера. Картина входила в Орлеанскую коллекцию Филиппа II, герцога Орлеанского, бывшую в своё время крупнейшей частной коллекцией живописи. В настоящее время полотно находится в Национальной галерее Шотландии в Эдинбурге в аренде. Более поздний вариант картины (ок. 1566 года) находится в Музее истории искусств в Вене.

История

Полотно «Диана и Каллисто» является одним из 7 знаменитых картин Тициана, изображающих мифологические сцены из Метаморфоз Овидия, которые были написаны художником для Филиппа II Испанского. Картина оставалась в Испании до 1704 года, когда король Испании Филипп V подарил её французскому послу. Вскоре она оказалась в знаменитой коллекции Филиппа II, герцога Орлеанского, племянника Людовика XIV и регента Франции во время царствования малолетнего короля Людовика XV. После Французской революции коллекция была продана брюссельскому банкиру Филиппом, герцогом Орлеанским в 1791 году за 2 года до его казни. Коллекция была перевезена в Лондон для продажи и куплена синдикатом трёх аристократов, лидером которых был Фрэнсис Эгертон, 3-й герцог Бриджуотер, купившим большое количество полотен для себя, включая «Диана и Каллисто» и «Диана и Актеон» Тициана (из серии 7 картин по Овидию), 8 полотен Пуссена, 3 картины Рафаэля и «Автопортрет в возрасте 51 год» Рембрандта[1]. Через 5 лет по смерти графа коллекция перешла к его племяннику Говеру, 1-му герцогу Сазерленд, который выставил её на всеобщее обозрение в своём лондонском доме в Вестминстере. С тех пор коллекция постоянно стала доступна для публики. В сентябре 1939 года с началом Второй мировой войны коллекция была перевезена из Лондона в Шотландию. С 1945 года эта коллекция из 26 картин (16 из них — из Орлеанской коллекции), получившая название «Сазерлендский заём», находится в аренде в Национальной галерее Шотландии в Эдинбурге. Картины Тициана «Диана и Каллисто» и «Диана и Актеон» вдохновляли многих художников, включая Уильяма Тёрнера[2] и Люсьена Фрейда, причём последний описал эту пару полотен как «просто красивейшие картины в мире»[3].

Современное положение

Коллекция перешла по наследству к Френсису Эгертону, 7-му герцогу Сазерленд и представляет главную часть его богатства. В 2003 году он продал картину Тициана «Венера Анадиомена» Национальной галерее Шотландии, а в 2007 году объявил, что хочет продать часть коллекции, чтобы диверсифицировать капитал. Он предложил пару «Диана и Каллисто» и «Диана и Актеон» Британским национальным галереям за 100 миллионов фунтов стерлингов (треть от оценочной рыночной цены картин), если к концу 2008 года они покажут, что способны собрать такую сумму — иначе предполагал выставить их на аукцион. Национальная галерея Шотландии и Лондонская Национальная галерея заявили о сборе фонда в 50 млн фунтов стерлингов для выкупа сначала картины «Диана и Актеон» в течение 3 лет, а затем подобным же образом собрать деньги и для «Диана и Каллисто» с выплатой с 2013 года[4][5][6].

Несмотря на многочисленные трудности со сбором средств и критику акции, осуществляемую в период экономического кризиса, 2 февраля 2009 года было объявлено, что было собрано достаточно фондов для выкупа первой картины[7]. Считалось, что сбор средств для покупки второй картины «Диана и Каллисто» будет сопряжён с ещё большими трудностями[8]. Герцог Сазерленд согласился сделать скидку в размере 5 млн фунтов стерлингов от первоначально запрашиваемой цены в 50 млн фунтов и к началу марта 2012 года было собрано 45 млн фунтов стерлингов ($71,7 млн). Большая часть суммы была выделена из фондов обеих галерей. Картина была выкуплена и будет попеременно выставляться в галереях Эдинбурга и Лондона. [9][10]

См. также

Примечания

  1. ↑ Rembrandt, «Self-Portrait, aged 51» — NGS catalogue entry Архивировано 19 февраля 2012 года.
  2. ↑ Paul Hills, «Titian’s Fire: Pyrotechnics and Representations in Sixteenth-Century Venice», Oxford Art Journal 2007 30(2), pages 185—204
  3. ↑ Freud, Lucian. Artists on art: Freud on Titian, The Telegraph (22 December 2001). Проверено 30 августа 2008.
  4. ↑ Bates, Stephen. Art auction: National galleries scramble to keep Titians as duke cashes in, The Guardian (28 August 2008). Проверено 28 августа 2008.
  5. ↑ Editorial: In praise of... the Bridgewater loan, The Guardian (28 August 2008). Проверено 28 августа 2008.
  6. ↑ National Galleries of Scotland press release Архивировано 19 февраля 2012 года.
  7. ↑ Funds secured for Titian painting, BBC News (2 February 2009).
  8. ↑ Carrell, Severin. Titian appeal secures funds to help buy second work, The Guardian (3 February 2009).
  9. ↑ BBC - Британцы выкупили шедевр Тициана из частной коллекции
  10. ↑ Великобритания на пожертвования в $71,7 млн купила в госсобственность картину Тициана "Диана и Каллисто"

Литература

  • Brigstocke, Hugh; Italian and Spanish Paintings in the National Gallery of Scotland, 2nd Edn, 1993, National Galleries of Scotland, ISBN 0903598221

Ссылки

wikiredia.ru

Диана и Каллисто (картина Тициана) — Википедия (с комментариями)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

К:Картины 1556 года

«Диана и Каллисто» (итал. Diana e Callisto) — картина венецианского художника Тициана, написанная в 1556—1559 годах. Картина на мифологическую тему изображает эпизод мифа о Каллисто, когда Диана обнаруживает, что её нимфа забеременела от Юпитера. Картина входила в Орлеанскую коллекцию Филиппа II, герцога Орлеанского, бывшую в своё время крупнейшей частной коллекцией живописи. В настоящее время полотно находится в Национальной галерее Шотландии в Эдинбурге в аренде. Более поздний вариант картины (ок. 1566 года) находится в Музее истории искусств в Вене.

История

Полотно «Диана и Каллисто» является одним из 7 знаменитых картин Тициана, изображающих мифологические сцены из Метаморфоз Овидия, которые были написаны художником для Филиппа II Испанского. Картина оставалась в Испании до 1704 года, когда король Испании Филипп V подарил её французскому послу. Вскоре она оказалась в знаменитой коллекции Филиппа II, герцога Орлеанского, племянника Людовика XIV и регента Франции во время царствования малолетнего короля Людовика XV. После Французской революции коллекция была продана брюссельскому банкиру Филиппом, герцогом Орлеанским в 1791 году за 2 года до его казни. Коллекция была перевезена в Лондон для продажи и куплена синдикатом трёх аристократов, лидером которых был Фрэнсис Эгертон, 3-й герцог Бриджуотер, купившим большое количество полотен для себя, включая «Диана и Каллисто» и «Диана и Актеон» Тициана (из серии 7 картин по Овидию), 8 полотен Пуссена, 3 картины Рафаэля и «Автопортрет в возрасте 51 год» Рембрандта[1]. Через 5 лет по смерти графа коллекция перешла к его племяннику Говеру, 1-му герцогу Сазерленд, который выставил её на всеобщее обозрение в своём лондонском доме в Вестминстере. С тех пор коллекция постоянно стала доступна для публики. В сентябре 1939 года с началом Второй мировой войны коллекция была перевезена из Лондона в Шотландию. С 1945 года эта коллекция из 26 картин (16 из них — из Орлеанской коллекции), получившая название «Сазерлендский заём», находится в аренде в Национальной галерее Шотландии в Эдинбурге. Картины Тициана «Диана и Каллисто» и «Диана и Актеон» вдохновляли многих художников, включая Уильяма Тёрнера[2] и Люсьена Фрейда, причём последний описал эту пару полотен как «просто красивейшие картины в мире»[3].

Современное положение

Коллекция перешла по наследству к Френсису Эгертону, 7-му герцогу Сазерленд и представляет главную часть его богатства. В 2003 году он продал картину Тициана «Венера Анадиомена» Национальной галерее Шотландии, а в 2007 году объявил, что хочет продать часть коллекции, чтобы диверсифицировать капитал. Он предложил пару «Диана и Каллисто» и «Диана и Актеон» Британским национальным галереям за 100 миллионов фунтов стерлингов (треть от оценочной рыночной цены картин), если к концу 2008 года они покажут, что способны собрать такую сумму — иначе предполагал выставить их на аукцион. Национальная галерея Шотландии и Лондонская Национальная галерея заявили о сборе фонда в 50 млн фунтов стерлингов для выкупа сначала картины «Диана и Актеон» в течение 3 лет, а затем подобным же образом собрать деньги и для «Диана и Каллисто» с выплатой с 2013 года[4][5][6].

Несмотря на многочисленные трудности со сбором средств и критику акции, осуществляемую в период экономического кризиса, 2 февраля 2009 года было объявлено, что было собрано достаточно фондов для выкупа первой картины[7]. Считалось, что сбор средств для покупки второй картины «Диана и Каллисто» будет сопряжён с ещё большими трудностями[8]. Герцог Сазерленд согласился сделать скидку в размере 5 млн фунтов стерлингов от первоначально запрашиваемой цены в 50 млн фунтов и к началу марта 2012 года было собрано 45 млн фунтов стерлингов ($71,7 млн). Большая часть суммы была выделена из фондов обеих галерей. Картина была выкуплена и будет попеременно выставляться в галереях Эдинбурга и Лондона. [9][10]

См. также

Напишите отзыв о статье "Диана и Каллисто (картина Тициана)"

Примечания

  1. ↑ [www.nationalgalleries.org/index.php/collection/online_az/4:322/results/0/8677/ Rembrandt, «Self-Portrait, aged 51» — NGS catalogue entry]
  2. ↑ Paul Hills, «Titian’s Fire: Pyrotechnics and Representations in Sixteenth-Century Venice», Oxford Art Journal 2007 30(2), pages 185—204
  3. ↑ Freud, Lucian. [www.telegraph.co.uk/arts/main.jhtml?xml=/arts/2001/12/22/bafreud22.xml Artists on art: Freud on Titian], The Telegraph (22 December 2001). Проверено 30 августа 2008.
  4. ↑ Bates, Stephen. [www.guardian.co.uk/artanddesign/2008/aug/28/art Art auction: National galleries scramble to keep Titians as duke cashes in], The Guardian (28 August 2008). Проверено 28 августа 2008.
  5. ↑ [www.guardian.co.uk/commentisfree/2008/aug/28/art Editorial: In praise of... the Bridgewater loan], The Guardian (28 August 2008). Проверено 28 августа 2008.
  6. ↑ [www.nationalgalleries.org/aboutus/news/1:171/5879 National Galleries of Scotland press release]
  7. ↑ [news.bbc.co.uk/1/hi/scotland/edinburgh_and_east/7863635.stm Funds secured for Titian painting], BBC News (2 February 2009).
  8. ↑ Carrell, Severin. [www.guardian.co.uk/artanddesign/2009/feb/03/titian-national-gallery Titian appeal secures funds to help buy second work], The Guardian (3 February 2009).
  9. ↑ [www.bbc.co.uk/russian/uk/2012/03/120301_titian_masterpiece_britain.shtml BBC - Британцы выкупили шедевр Тициана из частной коллекции]
  10. ↑ [newsru.com/cinema/02mar2012/titian.html Великобритания на пожертвования в $71,7 млн купила в госсобственность картину Тициана "Диана и Каллисто"]

Литература

  • Brigstocke, Hugh; Italian and Spanish Paintings in the National Gallery of Scotland, 2nd Edn, 1993, National Galleries of Scotland, ISBN 0903598221

Ссылки

  • [www.nationalgalleries.org/collection/online_search/4:324/result/0/8686 National Galleries of Scotland catalogue entry for «Diana and Callisto»]
  • [news.google.com/news/story?ie=UTF-8&oe=UTF-8&sourceid=navclient&gfns=1&tab=wn&ncl=1240470533&hl=en Other press reactions to the NGS/NG appeal]

Отрывок, характеризующий Диана и Каллисто (картина Тициана)

– Нет, душа моя, мне самой страшно, – отвечала мать. – Иди. – Все равно я не буду спать. Что за глупости спать? Maмаша, мамаша, такого со мной никогда не бывало! – говорила она с удивлением и испугом перед тем чувством, которое она сознавала в себе. – И могли ли мы думать!… Наташе казалось, что еще когда она в первый раз увидала князя Андрея в Отрадном, она влюбилась в него. Ее как будто пугало это странное, неожиданное счастье, что тот, кого она выбрала еще тогда (она твердо была уверена в этом), что тот самый теперь опять встретился ей, и, как кажется, неравнодушен к ней. «И надо было ему нарочно теперь, когда мы здесь, приехать в Петербург. И надо было нам встретиться на этом бале. Всё это судьба. Ясно, что это судьба, что всё это велось к этому. Еще тогда, как только я увидала его, я почувствовала что то особенное». – Что ж он тебе еще говорил? Какие стихи то эти? Прочти… – задумчиво сказала мать, спрашивая про стихи, которые князь Андрей написал в альбом Наташе. – Мама, это не стыдно, что он вдовец? – Полно, Наташа. Молись Богу. Les Marieiages se font dans les cieux. [Браки заключаются в небесах.] – Голубушка, мамаша, как я вас люблю, как мне хорошо! – крикнула Наташа, плача слезами счастья и волнения и обнимая мать. В это же самое время князь Андрей сидел у Пьера и говорил ему о своей любви к Наташе и о твердо взятом намерении жениться на ней.

В этот день у графини Елены Васильевны был раут, был французский посланник, был принц, сделавшийся с недавнего времени частым посетителем дома графини, и много блестящих дам и мужчин. Пьер был внизу, прошелся по залам, и поразил всех гостей своим сосредоточенно рассеянным и мрачным видом. Пьер со времени бала чувствовал в себе приближение припадков ипохондрии и с отчаянным усилием старался бороться против них. Со времени сближения принца с его женою, Пьер неожиданно был пожалован в камергеры, и с этого времени он стал чувствовать тяжесть и стыд в большом обществе, и чаще ему стали приходить прежние мрачные мысли о тщете всего человеческого. В это же время замеченное им чувство между покровительствуемой им Наташей и князем Андреем, своей противуположностью между его положением и положением его друга, еще усиливало это мрачное настроение. Он одинаково старался избегать мыслей о своей жене и о Наташе и князе Андрее. Опять всё ему казалось ничтожно в сравнении с вечностью, опять представлялся вопрос: «к чему?». И он дни и ночи заставлял себя трудиться над масонскими работами, надеясь отогнать приближение злого духа. Пьер в 12 м часу, выйдя из покоев графини, сидел у себя наверху в накуренной, низкой комнате, в затасканном халате перед столом и переписывал подлинные шотландские акты, когда кто то вошел к нему в комнату. Это был князь Андрей. – А, это вы, – сказал Пьер с рассеянным и недовольным видом. – А я вот работаю, – сказал он, указывая на тетрадь с тем видом спасения от невзгод жизни, с которым смотрят несчастливые люди на свою работу. Князь Андрей с сияющим, восторженным и обновленным к жизни лицом остановился перед Пьером и, не замечая его печального лица, с эгоизмом счастия улыбнулся ему. – Ну, душа моя, – сказал он, – я вчера хотел сказать тебе и нынче за этим приехал к тебе. Никогда не испытывал ничего подобного. Я влюблен, мой друг. Пьер вдруг тяжело вздохнул и повалился своим тяжелым телом на диван, подле князя Андрея. – В Наташу Ростову, да? – сказал он. – Да, да, в кого же? Никогда не поверил бы, но это чувство сильнее меня. Вчера я мучился, страдал, но и мученья этого я не отдам ни за что в мире. Я не жил прежде. Теперь только я живу, но я не могу жить без нее. Но может ли она любить меня?… Я стар для нее… Что ты не говоришь?… – Я? Я? Что я говорил вам, – вдруг сказал Пьер, вставая и начиная ходить по комнате. – Я всегда это думал… Эта девушка такое сокровище, такое… Это редкая девушка… Милый друг, я вас прошу, вы не умствуйте, не сомневайтесь, женитесь, женитесь и женитесь… И я уверен, что счастливее вас не будет человека. – Но она! – Она любит вас. – Не говори вздору… – сказал князь Андрей, улыбаясь и глядя в глаза Пьеру. – Любит, я знаю, – сердито закричал Пьер. – Нет, слушай, – сказал князь Андрей, останавливая его за руку. – Ты знаешь ли, в каком я положении? Мне нужно сказать все кому нибудь. – Ну, ну, говорите, я очень рад, – говорил Пьер, и действительно лицо его изменилось, морщина разгладилась, и он радостно слушал князя Андрея. Князь Андрей казался и был совсем другим, новым человеком. Где была его тоска, его презрение к жизни, его разочарованность? Пьер был единственный человек, перед которым он решался высказаться; но зато он ему высказывал всё, что у него было на душе. То он легко и смело делал планы на продолжительное будущее, говорил о том, как он не может пожертвовать своим счастьем для каприза своего отца, как он заставит отца согласиться на этот брак и полюбить ее или обойдется без его согласия, то он удивлялся, как на что то странное, чуждое, от него независящее, на то чувство, которое владело им. – Я бы не поверил тому, кто бы мне сказал, что я могу так любить, – говорил князь Андрей. – Это совсем не то чувство, которое было у меня прежде. Весь мир разделен для меня на две половины: одна – она и там всё счастье надежды, свет; другая половина – всё, где ее нет, там всё уныние и темнота… – Темнота и мрак, – повторил Пьер, – да, да, я понимаю это. – Я не могу не любить света, я не виноват в этом. И я очень счастлив. Ты понимаешь меня? Я знаю, что ты рад за меня. – Да, да, – подтверждал Пьер, умиленными и грустными глазами глядя на своего друга. Чем светлее представлялась ему судьба князя Андрея, тем мрачнее представлялась своя собственная.

Для женитьбы нужно было согласие отца, и для этого на другой день князь Андрей уехал к отцу. Отец с наружным спокойствием, но внутренней злобой принял сообщение сына. Он не мог понять того, чтобы кто нибудь хотел изменять жизнь, вносить в нее что нибудь новое, когда жизнь для него уже кончалась. – «Дали бы только дожить так, как я хочу, а потом бы делали, что хотели», говорил себе старик. С сыном однако он употребил ту дипломацию, которую он употреблял в важных случаях. Приняв спокойный тон, он обсудил всё дело.

wiki-org.ru

Диана и Актеон (картина Тициана) — Википедия (с комментариями)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

К:Картины 1556 года

«Диана и Актеон» (итал. Diana e Atteone) — картина венецианского художника Тициана, написанная в 1556—1559 годах. Картина входит в серию из 7 полотен, написанных Тицианом на мифологические темы по заказу Филиппа II Испанского в 16 веке. В то время они считались настолько откровенными, что их завешивали гардиной в присутствии дамК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 2098 дней].

Входила в коллекцию Бриджуотера. На картине запечатлён момент мифа, когда Актеон неожиданно застаёт обнажённую Диану, вызвав гнев богини. Одна из величайших картин Тициана[1].

В 2008—2009 годах в результате общенациональной кампании в Великобритании картина была выкуплена национальными галереями в Эдинбурге и Лондоне и будет попеременно находиться в этих галереях в течение пятилетнего периода.

История

Полотно «Диана и Актеон» является одним из 7 знаменитых картин Тициана, изображающих мифологические сцены из Метаморфоз Овидия, которые были написаны художником для Филиппа II Испанского. Картина оставалась в Испании до 1704 года, когда король Испании Филипп V подарил её французскому послу. Вскоре она оказалась в знаменитой коллекции Филиппа II, герцога Орлеанского, племянника Людовика XIV и регента Франции во время царствования малолетнего короля Людовика XV. После Французской революции коллекция была продана брюссельскому банкиру Филиппом, герцогом Орлеанским в 1791 году за 2 года до его казни. Коллекция была перевезена в Лондон для продажи и куплена синдикатом трёх аристократов, лидером которых был Фрэнсис Эгертон, 3-й герцог Бриджуотер, купившим большое количество полотен для себя, включая «Диана и Каллисто» и «Диана и Актеон» Тициана (из серии 7 картин по Овидию), 8 полотен Пуссена, 3 картины Рафаэля и «Автопортрет в возрасте 51 год» Рембрандта[2]. Через 5 лет по смерти графа коллекция перешла к его племяннику Говеру, 1-му герцогу Сазерленд, который выставил её на всеобщее обозрение в своём лондонском доме в Вестминстере. С тех пор коллекция постоянно стала доступна для публики. В сентябре 1939 года с началом Второй мировой войны коллекция была перевезена из Лондона в Шотландию. С 1945 года эта коллекция из 26 картин (16 из них — из Орлеанской коллекции), получившая название «Сазерлендский заём», находится в аренде в Национальной галерее Шотландии в Эдинбурге. Картины Тициана «Диана и Каллисто» и «Диана и Актеон» вдохновляли многих художников, включая Уильяма Тёрнера[3] и Люсьена Фрейда, причём последний описал эту пару полотен как «просто красивейшие картины в мире»[1].

Национальная кампания 2008—2009 годов

В 2000 году «Сазерлендская коллекция» перешла по наследству к Френсису Эгертону, 7-му герцогу Сазерленд и представляла собой главную часть его богатства. В 2003 году он продал картину Тициана «Венера Анадиомена» Национальной галерее Шотландии, а в 2007 году объявил, что хочет продать часть коллекции, чтобы диверсифицировать капитал. Он предложил пару «Диана и Каллисто» и «Диана и Актеон» Британским национальным галереям за 100 миллионов фунтов стерлингов (треть от оценочной рыночной цены картин), если к концу 2008 года они покажут, что способны собрать такую сумму — иначе предполагал выставить их на аукцион. Национальная галерея Шотландии и Лондонская Национальная галерея заявили о сборе фонда в 50 млн фунтов стерлингов для выкупа сначала картины «Диана и Актеон» в течение 3 лет, а затем подобным же образом собрать деньги и для «Диана и Каллисто» с выплатой с 2013 года[4][5][6].

Несмотря на многочисленные трудности со сбором средств и критику акции, осуществляемую в период экономического кризиса, 2 февраля 2009 года было объявлено, что было собрано достаточно фондов для выкупа картины[7]. Картина будет попеременно демонстрироваться в течение пятилетних периодов в национальных галереях в Эдинбурге и Лондоне.

См. также

Напишите отзыв о статье "Диана и Актеон (картина Тициана)"

Примечания

  1. ↑ 1 2 Freud, Lucian. [www.telegraph.co.uk/arts/main.jhtml?xml=/arts/2001/12/22/bafreud22.xml Artists on art: Freud on Titian], The Telegraph (22 December 2001). Проверено 30 августа 2008.
  2. ↑ [www.nationalgalleries.org/index.php/collection/online_az/4:322/results/0/8677/ Rembrandt, «Self-Portrait, aged 51» — NGS catalogue entry]
  3. ↑ Paul Hills, «Titian’s Fire: Pyrotechnics and Representations in Sixteenth-Century Venice», Oxford Art Journal 2007 30(2), pages 185—204
  4. ↑ Bates, Stephen. [www.guardian.co.uk/artanddesign/2008/aug/28/art Art auction: National galleries scramble to keep Titians as duke cashes in], The Guardian (28 August 2008). Проверено 28 августа 2008.
  5. ↑ [www.guardian.co.uk/commentisfree/2008/aug/28/art Editorial: In praise of... the Bridgewater loan], The Guardian (28 August 2008). Проверено 28 августа 2008.
  6. ↑ [www.nationalgalleries.org/aboutus/news/1:171/5879 National Galleries of Scotland press release]
  7. ↑ [news.bbc.co.uk/1/hi/scotland/edinburgh_and_east/7863635.stm Funds secured for Titian painting], BBC News (2 February 2009).

Литература

  • Brigstocke, Hugh. Italian and Spanish Paintings in the National Gallery of Scotland. — 2nd Edn. — National Galleries of Scotland, 1993. — ISBN 0903598221.

Ссылки

  • [www.nationalgalleries.org/collection/online_search/4:324/result/0/8685 «Диана и Актеон». Картина на сайте Национальной галереи Шотландии]

 (англ.)

Отрывок, характеризующий Диана и Актеон (картина Тициана)

– Что ж, мы никакой обиды не делали. Мы только, значит, по глупости. Только вздор наделали… Я же сказывал, что непорядки, – послышались голоса, упрекавшие друг друга. – Вот я же вам говорил, – сказал Алпатыч, вступая в свои права. – Нехорошо, ребята! – Глупость наша, Яков Алпатыч, – отвечали голоса, и толпа тотчас же стала расходиться и рассыпаться по деревне. Связанных двух мужиков повели на барский двор. Два пьяные мужика шли за ними. – Эх, посмотрю я на тебя! – говорил один из них, обращаясь к Карпу. – Разве можно так с господами говорить? Ты думал что? – Дурак, – подтверждал другой, – право, дурак! Через два часа подводы стояли на дворе богучаровского дома. Мужики оживленно выносили и укладывали на подводы господские вещи, и Дрон, по желанию княжны Марьи выпущенный из рундука, куда его заперли, стоя на дворе, распоряжался мужиками. – Ты ее так дурно не клади, – говорил один из мужиков, высокий человек с круглым улыбающимся лицом, принимая из рук горничной шкатулку. – Она ведь тоже денег стоит. Что же ты ее так то вот бросишь или пол веревку – а она потрется. Я так не люблю. А чтоб все честно, по закону было. Вот так то под рогожку, да сенцом прикрой, вот и важно. Любо! – Ишь книг то, книг, – сказал другой мужик, выносивший библиотечные шкафы князя Андрея. – Ты не цепляй! А грузно, ребята, книги здоровые! – Да, писали, не гуляли! – значительно подмигнув, сказал высокий круглолицый мужик, указывая на толстые лексиконы, лежавшие сверху.

Ростов, не желая навязывать свое знакомство княжне, не пошел к ней, а остался в деревне, ожидая ее выезда. Дождавшись выезда экипажей княжны Марьи из дома, Ростов сел верхом и до пути, занятого нашими войсками, в двенадцати верстах от Богучарова, верхом провожал ее. В Янкове, на постоялом дворе, он простился с нею почтительно, в первый раз позволив себе поцеловать ее руку. – Как вам не совестно, – краснея, отвечал он княжне Марье на выражение благодарности за ее спасенье (как она называла его поступок), – каждый становой сделал бы то же. Если бы нам только приходилось воевать с мужиками, мы бы не допустили так далеко неприятеля, – говорил он, стыдясь чего то и стараясь переменить разговор. – Я счастлив только, что имел случай познакомиться с вами. Прощайте, княжна, желаю вам счастия и утешения и желаю встретиться с вами при более счастливых условиях. Ежели вы не хотите заставить краснеть меня, пожалуйста, не благодарите. Но княжна, если не благодарила более словами, благодарила его всем выражением своего сиявшего благодарностью и нежностью лица. Она не могла верить ему, что ей не за что благодарить его. Напротив, для нее несомненно было то, что ежели бы его не было, то она, наверное, должна была бы погибнуть и от бунтовщиков и от французов; что он, для того чтобы спасти ее, подвергал себя самым очевидным и страшным опасностям; и еще несомненнее было то, что он был человек с высокой и благородной душой, который умел понять ее положение и горе. Его добрые и честные глаза с выступившими на них слезами, в то время как она сама, заплакав, говорила с ним о своей потере, не выходили из ее воображения. Когда она простилась с ним и осталась одна, княжна Марья вдруг почувствовала в глазах слезы, и тут уж не в первый раз ей представился странный вопрос, любит ли она его? По дороге дальше к Москве, несмотря на то, что положение княжны было не радостно, Дуняша, ехавшая с ней в карете, не раз замечала, что княжна, высунувшись в окно кареты, чему то радостно и грустно улыбалась. «Ну что же, ежели бы я и полюбила его? – думала княжна Марья. Как ни стыдно ей было признаться себе, что она первая полюбила человека, который, может быть, никогда не полюбит ее, она утешала себя мыслью, что никто никогда не узнает этого и что она не будет виновата, ежели будет до конца жизни, никому не говоря о том, любить того, которого она любила в первый и в последний раз. Иногда она вспоминала его взгляды, его участие, его слова, и ей казалось счастье не невозможным. И тогда то Дуняша замечала, что она, улыбаясь, глядела в окно кареты. «И надо было ему приехать в Богучарово, и в эту самую минуту! – думала княжна Марья. – И надо было его сестре отказать князю Андрею! – И во всем этом княжна Марья видела волю провиденья. Впечатление, произведенное на Ростова княжной Марьей, было очень приятное. Когда ои вспоминал про нее, ему становилось весело, и когда товарищи, узнав о бывшем с ним приключении в Богучарове, шутили ему, что он, поехав за сеном, подцепил одну из самых богатых невест в России, Ростов сердился. Он сердился именно потому, что мысль о женитьбе на приятной для него, кроткой княжне Марье с огромным состоянием не раз против его воли приходила ему в голову. Для себя лично Николай не мог желать жены лучше княжны Марьи: женитьба на ней сделала бы счастье графини – его матери, и поправила бы дела его отца; и даже – Николай чувствовал это – сделала бы счастье княжны Марьи. Но Соня? И данное слово? И от этого то Ростов сердился, когда ему шутили о княжне Болконской.

Приняв командование над армиями, Кутузов вспомнил о князе Андрее и послал ему приказание прибыть в главную квартиру. Князь Андрей приехал в Царево Займище в тот самый день и в то самое время дня, когда Кутузов делал первый смотр войскам. Князь Андрей остановился в деревне у дома священника, у которого стоял экипаж главнокомандующего, и сел на лавочке у ворот, ожидая светлейшего, как все называли теперь Кутузова. На поле за деревней слышны были то звуки полковой музыки, то рев огромного количества голосов, кричавших «ура!новому главнокомандующему. Тут же у ворот, шагах в десяти от князя Андрея, пользуясь отсутствием князя и прекрасной погодой, стояли два денщика, курьер и дворецкий. Черноватый, обросший усами и бакенбардами, маленький гусарский подполковник подъехал к воротам и, взглянув на князя Андрея, спросил: здесь ли стоит светлейший и скоро ли он будет?

wiki-org.ru


Смотрите также