Гоголь и живопись. Картина гоголя


Гоголь и живопись

Разделы: Литература

Гоголь не пишет, а рисует, его изображения дышат живыми красками действительности. Видишь и слышишь их. Каждое слово, каждая фраза резко, определённо, рельефно выражает у него мысль… В.Г. Белинский

Задачи урока:

  • помочь учащимся разобраться в вопросе о назначении искусства;
  • расширить познания об искусстве;
  • воспитать уважение к произведениям мировой художественной культуры и её представителям;
  • развить эстетический вкус учащихся;
  • помочь в формировании важнейших ценностных установок;
  • сформировать представления об эстетических идеалах писателя;
  • способствовать развитию мышления на основе выполнения проблемных и частично-поисковых заданий;
  • отработать умения анализа художественного текста как способа освоения творчества писателя;
  • показать мастерство Гоголя-художника;
  • вспомнить художественные средства языка, найти их в тексте;
  • научить слышать слово, показать богатство и красоту русского языка;
  • развивать устную речь, обогащать словарный запас детей;
  • способствовать овладению коммуникативной компетентностью.

Ход урока

I. Вступительное слово учителя:

Сегодня на уроке мы поговорим об отношении Н.В. Гоголя к живописи, посмотрим, как он в своей статье анализирует картину К. Брюллова "Гибель Помпеи", сравним его словесный анализ с наглядным изображением трагического события. Мне хотелось бы, чтобы вы по-новому взглянули на творчество этого замечательного писателя, увидели и почувствовали, как мастерски владеет Гоголь словом, как он живописует людей, изображенных на картине К.Брюллова, как умеет подобрать те или иные слова для выражения их психологического состояния. Знакомство с данной особенностью гоголевского мастерства поможет нам в дальнейшем обратить внимание на яркость, красочность картин народной жизни и природы в повести "Ночь перед Рождеством", на различное описание фантастического и реального пространств, т.е. углубить и сделать более полным восприятие произведений Гоголя.

Давайте обратимся к словам В.Г. Белинского, которые мы взяли в качестве эпиграфа к нашему уроку. В чем Белинский видит главную особенность творчества Гоголя?

И мы с вами сегодня постараемся в этом убедиться.

II. Наряду с сочинительством и интересом к театру с юных лет Гоголь был увлечён живописью.

Об этом говорят его гимназические письма родителям. В гимназии Гоголь пробует себя как живописец, книжный график и театральный декоратор. Уже после окончания гимназии, в Петербурге Гоголь продолжает занятия живописью в вечерних классах Академии художеств. Он сам признавался в статье "Несколько слов о Пушкине": "Я всегда чувствовал маленькую страсть к живописи". И эта страсть осталась с ним навсегда и отразилась в его творчестве.

Гоголь, по словам друзей, неплохо рисовал. Его основная тема – архитектурный пейзаж, вернее, просто архитектура. В гоголевских записных книжках, письмах, черновиках скрыт разнообразный мир зодчества: готические соборы и итальянские дворцы, русские церкви и античные руины; целые здания и архитектурные детали – арки, колонны, купола, башенки, иногда едва очерченные, иногда прорисованные тщательно и со знанием дела. Здесь и реальные постройки, и какие-то воображаемые сооружения, архитектурные фантазии. Сохранились иллюстрации Гоголя к его произведениям. До нас дошла лишь небольшая и, по-видимому, не самая лучшая часть его графики, и совсем не известна его живопись. Но тем не менее, остались письменные свидетельства о его понимании живописи. Он любил все необычное, сильное и ценил эти же качества в живописи.

Художник был для Гоголя человеком необыкновенным, обладателем особого, высокого дара, творцом. В произведениях искусства Гоголь чувствует огромные силы, в них заключенные, силы правды или лжи, добра или зла. Правдивость - это свойство, присущее подлинному художнику. Правда – это цель искусства. Когда художник окончил свою работу, произведение искусства вступает в жизнь, несет в мир заключенное внутри него содержание. Вот почему так велики обязательства художника перед народом, так велика ответственность за все то, что он вносит своими творениями в жизнь.

Увлечение Гоголя живописью с особой силой проявилось в то время, когда он жил в Риме. Именно там он увлечённо предаётся изучению памятников архитектуры и скульптуры, живописи старых мастеров. Более всех из художников Гоголь ценил Рафаэля. В 1837 году в Риме Гоголь познакомился с русскими художниками, пансионерами Императорской Академии Художеств. С Александром Ивановым писателя свяжет многолетняя дружба.На знаменитой картине Александра Иванова «Явление Мессии» (или «Явление Христа народу») – в облике одного из персонажей изображен Гоголь, который участвовал в создании концепции картины, принимал участие в качестве натурщика. Среди тех, кто с надеждой устремил взгляды на приближающегося Христа, есть человек, стоящий вполоборота к Мессии, в алом одеянии, он выделяется из толпы своим пророческим горящим взглядом. Портретное сходство с Гоголем очевидно.

Писатель отличался большой чуткостью к явлениям живописи. В 1834 году в залах Академии художеств была выставлена картина К. Брюллова "Последний день Помпеи", которая произвела на Гоголя огромное впечатление. И в этом же году Гоголь написал свою знаменитую статью по этому поводу. Она написана горячо, исполнена восхищения перед живописью гениального, по словам Гоголя, художника.

III. Давайте познакомимся с этой картиной и с К. Брюлловым.

(Сообщение ученика) Ни один из европейских художников не удостоился в XIX веке такого грандиозного триумфа, какой выпал на долю молодого русского живописца Карла Павловича Брюллова, когда в середине 1833 года он открыл для зрителей двери своей римской мастерской с только что оконченной картиной "Последний день Помпеи". Подобно Байрону, он имел право сказать о себе, что в одно прекрасное утро проснулся знаменитым. Картина вызвала у зрителей взрыв восторга и преклонения перед русским художником, открывшим, казалось, новую страницу в истории мирового искусства. Осенью 1833 года картина появилась на выставке в Милане. Здесь триумф русского мастера достиг своей высшей точки. Все хотели видеть произведение, "о котором говорит весь Рим". В итальянских газетах и журналах печатались восторженные отзывы о "Последнем дне Помпеи" и его авторе. Как некогда чествовали великих мастеров Возрождения, так теперь принялись чествовать Брюллова. Он сделался самым известным человеком в Италии. В 1834 году "Последний день Помпеи" был выставлен в парижском Салоне. Французская Академия искусств присудила Брюллову золотую медаль. Никогда слава русского искусства не разносилась так широко по всей Европе. Еще большее торжество ожидало Брюллова на родине. Привезенная в Петербург в июле 1834 года и выставленная сперва в Эрмитаже, а затем в Академии художеств, картина "Последний день Помпеи" сразу оказалась в центре внимания русского общества и стала предметом патриотической гордости. Лучшие представители русской культуры восторженно приветствовали картину. Пушкин писал:

Везувий зев открыл – дым хлынул клубом, пламя Широко развилось, как боевое знамя. Земля волнуется – с шатнувшихся колонн Кумиры падают! Народ, гонимый страхом, Под каменным дождем, под воспаленным прахом, Толпами, стар и млад, бежит из града вон.

Историческая живопись, издавна занимавшая ведущее место в академическом искусстве, обращалась, по преимуществу, к сюжетам, взятым из Библии и Евангелия или из античной мифологии. В поисках жизненной правды Брюллов, первым среди русских художников, поставил себе целью воссоздать в картине реальное событие прошлого, опираясь на изучение исторических источников и археологических данных.Сюжет, который выбрал художник, был неслыханным в практике классицистической исторической живописи. На полотне не образ героя, в окружении восхищенных зрителей совершающего героический поступок, но картина бедствия, обрушившегося на головы многих людей.

24 августа 79 года нашей эры был страшным днем для жителей древних Помпей: началось извержение Везувия. «Ужасающая черная туча, раздираемая огненными вихрями, изрыгает из зияющих недр своих целые потоки пламени, подобные громадным молниям... Воцарилась тьма. Слышался вой женщин, плач детей, крики мужчин; иные молились о смерти от страха смерти» - так писал очевидец гибели города. Под развалинами, засыпанные пеплом, были погребены тысячи людей.

Прошли века. Город частично откопали. «Нельзя пройти сии развалины, не почувствовав в себе какого-то совершенно нового чувства, заставляющего все забыть, кроме ужасного происшествия с сим городом» - писал Брюллов после посещения Помпей. Талант, воображение, труд художника воскресили прошлое. Перед глазами людей XIX века предстали древние Помпеи.

Окраина города. Узкая улица, сжатая справа и слева зданиями. В страхе мятущаяся толпа. Каждый пытается спасти ближнего: дети – старика отца, родители – детей, сын – мать, жених – невесту. Здесь нет одного главного действующего лица. Несчастье уравняло всех; душевное благородство сделало всех героями. Так впервые в русскую историческую живопись вошел народ. И хотя он был показан довольно идеализированно, без какой бы то ни было социальной характеристики, как некий народ вообще, значение сделанного Брюлловым нельзя не оценить, до него в русской исторической живописи слышался только голос солиста, Брюллов заставил звучать хор.

IV. Узнаем впечатления детей о картине с помощью следующих вопросов:

  1. Какой момент изображен на картине Брюллова? Почему таким ужасом охвачены ее герои? Что в картине произвело на вас самые сильные впечатления?
  2. Какие краски использовал художник?
  3. Какие группы людей в картине вы выделите? О чем говорит выражение их глаз, поз? Какие детали показались вам особенно трагичными?

V. Обратимся теперь к статье Н.В. Гоголя об этой картине.

1) Статья Гоголя о Брюллове известна достаточно широко, особенно тем, кто любит русскую литературу и знает творчество Гоголя. Она написана горячо, стремительно, исполнена восхищения перед живописью гениального, по словам Гоголя, художника. И картина Брюллова, и статья Гоголя созданы вдохновенно. Стилистически соответствуют друг другу настолько, что кажутся неразрывными. В 1843 году Белинский признал, что в «Арабесках» есть три «превосходных критических статьи». Среди них статья о Брюллове.

Статья была создана Гоголем буквально на одном дыхании. Но, готовя ее в «Арабески», он тщательно отредактировал, а некоторые места написал заново. Гоголь всегда относился к критике очень ответственно, будь то литературная или художественная. Еще в юности он написал в классном сочинении «О том, что требуется от критики»: «Первая, главная принадлежность, без которой критика не может существовать, это - беспристрастие, но нужно, чтоб оно проявилось умом зорким, истинно просвещенным, могущим вполне отделить прекрасное от неизящного. <...> Она должна быть благопристойна, чтоб ни одно выражение оскорбительное не вкралось. <...> Нужно, чтоб пером рецензента или критика правило истинное желание добра и пользы».

2) Дома вы должны были познакомиться со статьей Гоголя «Помпеи последний день (картина Брюллова)» и составить ее план. (Работа с планом)

– Какое же место занимает эта картина среди других произведений искусства, по мнению Гоголя?

– Какова главная мысль картины?

Красоту можно погубить, но ее нельзя уничтожить. В самые часы гибели герои Брюллова поражают и восхищают зрителя. Фигуры прекрасны во всем ужасе своего положения. Красота бессмертна даже в трагедии – такова, по мысли Гоголя, идея картины. Мысль о красоте, торжествующей над гибелью, с особенной ясностью выражена в группе фигур, столпившихся на ступенях гробницы в левой части картины. Брюллов намеренно соединил здесь образы цветущей силы и юности. Ни страдание, ни ужас не искажают их идеально прекрасных черт; на лицах можно прочесть лишь выражение удивления и встревоженного ожидания.

– В чем новаторство Брюллова?

– Что Гоголь писал о расстановке фигур? (Используя текст Гоголя, учащиеся ищут на картине данные фигуры)

Необходимо подчеркнуть также, что в толпе помпеевцев, на ступенях храма, уносящим из гибнущего города ящик с кистями и красками художник изобразил себя.

– Какие достоинства и отличительные черты картины выделяет Гоголь?

– Помогла ли вам статья Н.В. Гоголя лучше понять картину К. Брюллова?

Хочу напомнить, что в настоящее время картина К.П. Брюллова «Последний день Помпеи» находится в Государственном Русском музее.

VI. Гоголь умеет живописать словом то, что изображено на картине.

В своей статье он обнаружил необыкновенное умение находить словесное выражение сложнейшим живописным впечатлениям. Гоголь нашел слова, которые воссоздают зрительный образ картины, передают краски, свет и пластическую красоту человека в творении Брюллова. Этот необыкновенный талант Гоголя проявляется и в его художественных произведениях. Слово Гоголя живописно само по себе, оно рисует яркую картину мира. Особенно ярки, удивительно точны и красивы его описания пейзажа.

Вспомним, что обозначает слово пейзаж (пейзаж – от французского страна, местность, картина природы в художественном произведении). В художественном произведении под пером мастера слова пейзаж оживает, начинает переливаться множеством красок и звуков и поражает нас, читателей, своей необыкновенной красотой. Сегодня на уроке мы постараемся в этом убедиться.

Работа с отрывком из произведения Гоголя, подтверждающим его мастерское владение словом.

"Майская ночь, или Утопленница"

"Знаете ли вы украинскую ночь? О, вы не знаете украинской ночи! Всмотритесь в нее. С середины неба глядит месяц. Необъятный небесный свод раздался, раздвинулся еще необъятнее. Горит и дышит он. Земля вся в серебряном свете; и чудный воздух и прохладно-душен, и полон неги, и движет океан благоуханий. Божественная ночь! Очаровательная ночь! Недвижно, вдохновенно стали леса, полные мрака, и кинули огромную тень о себя. Тихи и покойны эти пруды; холод и мрак этих вод их угрюмо заключен в темно-зеленые стены садов. Девственные чащи черемух и черешен пугливо протянули свои корни в ключевой холод и изредка лепечут листьями, будто сердясь и негодуя, когда прекрасный ветреник - ночной ветер, подкравшись мгновенно, целует их. Весь ландшафт спит. А сверху все дышит, все дивно, все торжественно. А на душе и необъятно, и чудно, и толпы серебряных видений стройно возникают в ее глубине. Божественная ночь! Очаровательная ночь!"

Давайте попробуем найти в описании майской ночи слова, передающие цвета, звуки, запахи, и оформим таблицу.

Краски (цвет) Звуки Запахи
     

– Какой цвет в пейзаже доминирующий, главный? Посмотрите на картину А.И. Куинджи “Лунная ночь на Днепре”. Она подскажет вам ответ на этот вопрос. (Серебряный цвет) То есть какой? (Блестяще белый, с блеском)

– Вы встречали такой цвет в природе? Когда? Где?

– А какую обстановку создаёт серебряный цвет? Каков он по настроению? (Загадочный, таинственный, сказочный.)

– А какие звуки? Посмотрите на их диапазон, то есть интервал между самым низким и самым высоким звуками мелодии, голоса. (От “величественного грома соловья” до “тишины”. В основном звуки тихие, громких почти нет.)

– А запахи? (Множество запахов, причем приятных.)

– Какую роль выполняют эти краски, звуки, запахи? (Помогают точнее представить украинскую ночь.)

– Какое чувство они помогают передать писателю? (Восхищение природой, её красоту, чувство любви к родной земле, природе.)

– Что такое эпитет? (Слово, поясняющее, характеризующее качество предмета или явления.) Сравнение? (Определение одного предмета или явления при помощи сопоставления с другим.) Олицетворение? (Уподобление неживого предмета живому существу.)

– Какими изобразительно-выразительными средствами пользуется Гоголь, описывая ночь на Украине?

Эпитеты Сравнения Олицетворения
     

– Какова роль данных художественных средств в повести?

Поистине красив и богат наш русский язык! В нём так много слов, с помощью которых Гоголь передаёт не только цвета, но и звуки, даже запахи украинской ночи. Пейзаж – это не только описание природы, фон, на котором происходят события, но и средство выражения настроения автора, его состояния души (“А на душе и необъятно, и чудно…”) Складывается такое впечатление, что человек и природа – нечто целое, единое, неразрывно связанное. И, конечно же, прав В.Г. Белинский, сказав, что “Гоголь не пишет, а рисует, его изображения дышат живыми красками действительности. Видишь и слышишь их”. Можно добавить еще: “и чувствуешь”. Н.В. Гоголь – великий художник! Художник слова!

VII. Домашнее задание.

  1. Проанализировать отрывок из повести Н.В. Гоголя "Сорочинская ярмарка": «Как упоителен, как раскошен летний день в Малороссии!...»
  2. Ответить на вопросы:
  • Почему Гоголь начинает повесть «Ночь перед Рождеством» с описания природы?
  • Какие изобразительные приемы использует автор?
  • Какую роль играет это описание в дальнейшем развитии действия?
  • Что реально, а что фантастично в описании рождественской ночи.

Презентация.

xn--i1abbnckbmcl9fb.xn--p1ai

Образ города в творчестве Гоголя

Николай Васильевич Гоголь – писатель, с именем которого связано зарождение в русской литературе жанра сатиры. Безусловно, сатира существовала и до Гоголя, но в его творчестве она обрела неповторимое звучание. Соединяясь с реалистическим изображением действительности, сатира Гоголя высмеивала пошлость и глупость, невежество и чванство. Причем творческая манера писателя, сформировавшаяся уже в повести “Как поссорились Иван Иванович с Иваном Никифоровичем”, отличалась яркостью и оригинальностью. Автор-рассказчик кажется простаком, восхищающимся тем или иным явлением, за которым читателю открывается истинное значение изображаемого. В этой повести писатель дает жалкую картину провинциального города, чрезмерно превознося те его “красоты”, которые бы следовало искоренить, как мешающие нормальной жизни горожан. Главной достопримечательностью Миргорода является лужа: “Если будете подходить к площади, то, верно, на время остановитесь полюбоваться видом: на ней находится лужа, удивительная лужа! Дома и домики, которые издали можно принять за копны сена, обступивши вокруг, дивятся красоте ее”. В повести “Невский проспект” Николай Васильевич так же восторженно отзывается об этом примечательном месте Петербурга, своеобразном лице города. И здесь сатира автора постепенно доходит до сарказма. Утром Невский – лишь транспортная

артерия, соединяющая один район города с другим. По нему проходит рабочий люд, спешащий по делам. Но пролетит немного времени, и улица наводняется праздногуляющими, сначала детьми с гувернантками и гувернерами, а позже – щеголями и ветреными кокетками, пришедшими похвастаться своими шляпками, бакенбардами или жилетами, локонами или глазками. Это своеобразная “ярмарка тщеславия”, где ценятся не естественные человеческие чувства, красота, ум, а выставляются напоказ отдельные “достопримечательности”. “…Бакенбарды единственные, пропущенные с необыкновенным и изумительным искусством под галстук, бакенбарды бархатные, атласные, черные, как соболь или уголь… усы, которым посвящена лучшая половина жизни… талии, какие даже вам не снились никогда: тоненькие, узенькие… А какие встретите вы дамские рукава на Невском проспекте! Они несколько похожи на два воздухоплавательные шара…” Здесь нет людей, а только их выдающиеся детали, нет чувств, а есть их видимость, причем очень обманчивая, когда красавица, неземное создание, оказывается продажной девкой, а полненькая немочка – добропорядочной матерью семейства, хранимая мужем, умеющим постоять за честь жены. Восхищаясь, ужасаясь, описывая город – место крушения мечтаний и иллюзий, Николай Васильевич гениально заканчивает свою повесть. Здесь уже нет и тени иронии, а летящее перо художника предостерегает молодых простаков от слишком непосредственного любования окружающим. “Он лжет во всякое время, этот Невский проспект, но более всего тогда, когда ночь сгущенною массою наляжет на него и отделит белые и палевые стены домов, когда весь город превратится в гром и блеск… чтобы показать все не в настоящем виде.” Но Петербург – это не только парадные улицы и дворцы, много в нем и дворов-колодцев, подъездов с грязными и темными лестницами, крошечных квартирок, в которых обитают бедняки, ведущие жалкое существование. В повести “Шинель” Гоголь показывает Петербург бедняков. “Скоро потянулись перед ним те пустынные улицы, которые даже и днем не так веселы, а тем более вечером… фонари стали мелькать реже… сверкал только один снег по улицам, да печально чернели с закрытыми ставнями заснувшие низенькие лачужки…” Это уже другой Петербург. Здесь царит бедность, запустение и как следствие этого – разбой. Гоголь не идеализирует парадную столицу. Город многолик. В нем живут не одни только преуспевающие чиновники, но и бесправные бедняки, существование которых никому не интересно, не волнует власти, заботящиеся только о собственном благополучии. Такую традицию изображения города бездушного созерцателя людских несчастий – продолжил в своем творчестве Федор Михайлович Достоевский.

rus-lit.com

Гоголь и фото. - ДЛЯ ВСЕХ И ОБО ВСЕМ

Александр Сергеевич Пушкин всего два года не дожил до появления первой фотографии сделанной Ньепсом в 1826 году "Вид из окна". Поэтому о его внешности поэта мы можем догадываться только по портретам да посмертной маске.

http://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/thumb/d/d3/NikolayGogol_left.gif/250px-NikolayGogol_left.gif

Зато до нас дошла единственная фотография Гоголя, которого в 1845 году подловил в Риме выдающийся русский фотограф С.Л. Львов-Левицкий. Таким образом, увлечение классика итальянским туризмом, дает нам возможность не доверяться портретам, а положиться на результаты технического прогресса.

Вместе с Гоголем сфоткались набежавшие везунчики в лице скульпторов, художников и прочих архитекторов, а также сам фотограф. Но и тут не обошлось без фотошопа.  В 1902-м году Гоголь был любовно выкадрирован из этой теплой компании, а еще, как минимум, повернут против часовой стрелки вокруг вертикальной оси.  Вот оригинальный дагерротип:

http://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/thumb/d/dd/1845._%D0%9D._%D0%92._%D0%93%D0%BE%D0%B3%D0%BE%D0%BB%D1%8C_%D0%B2_%D0%B3%D1%80%D1%83%D0%BF%D0%BF%D0%B5_%D1%80%D1%83%D1%81%D1%81%D0%BA%D0%B8%D1%85_%D1%85%D1%83%D0%B4%D0%BE%D0%B6%D0%BD%D0%B8%D0%BA%D0%BE%D0%B2_%D0%B2_%D0%A0%D0%B8%D0%BC%D0%B5.jpg/300px-1845._%D0%9D._%D0%92._%D0%93%D0%BE%D0%B3%D0%BE%D0%BB%D1%8C_%D0%B2_%D0%B3%D1%80%D1%83%D0%BF%D0%BF%D0%B5_%D1%80%D1%83%D1%81%D1%81%D0%BA%D0%B8%D1%85_%D1%85%D1%83%D0%B4%D0%BE%D0%B6%D0%BD%D0%B8%D0%BA%D0%BE%D0%B2_%D0%B2_%D0%A0%D0%B8%D0%BC%D0%B5.jpg

Глядя же на фотографию, можно сказать, что на ней изображен щеголевато одетый господин, который придает много значения своей внешности (тут превосходным контрастом - его соседи по снимку) с бледным, нервным лицом. В народных одеяниях представить его решительно невозможно. Еще я бы сказал, что этот человек очень серьезно к себе относится, вполне знает себе цену и трагически озабочен сознанием своей великой миссии. Конечно, глупо делать столько выводов по одной фотографии, но раз других нет...

_____________Стало некуда складывать свои вещи? Изготовление шкафов купе на заказ - это не только наилучший способ навести в доме порядок, но и возможность украсить комнату эксклюзивным предметом интерьера.

p-i-f.livejournal.com

Иллюстрации Кукрыниксов к повести Гоголя "Портрет"

     "Портрет" в иллюстрациях Кукрыниксов – истинно петербургская повесть. Великий город – участник трагедии Андрея Петровича Чарткова, ставшего модным живописцем с "бойкой" кистью. Холодная и гордая красота Петербурга отталкивает мелочные расчеты спекулятора, как эта же красота принимала и ласкала душу еще юного, бедного, мечтавшего о подлинном творчестве художника.     Когда-то создавая "Белые ночи" в замечательной технике граттографии ("процарапывания" белого по черному и контраста силуэтов), Мстислав Добужинский впервые в книжной графике сделал Петербург тем действующим лицом иллюстраций, которым он был в повести Достоевского.      Кукрыниксы дали иной, чем у Добужинского, Петербург. Менее жесткий и более фантастический, чем у Достоевского, Петербург Гоголя, Петербург теней и расплывающихся в тумане силуэтов, пустынных площадей и гулких набережных, продутых сквозняками перекрестков и тяжелых толчков густой воды в реках и каналах. Это был тот город Гоголя, который каждый из нас ищет в ленинградском пейзаже, вслушиваясь в хлопающие двери тяжелых подъездов доходных домов на Староневском и словно бы различая голоса толпы, описанной в "Петербургских повестях" бедным малороссийским юношей, недавним нежинским гимназистом, чиновником 14-го класса и посетителем занятий живописи в Академии художеств.

       Иллюстраторы применили здесь прием, что был использован в трехтомнике тридцатых годов. Они словно бы присутствовали при происходящем и вводили в книгу читателя участником событий. Иногда и им, и читателю была видна лишь доля происходящего – угол картинной лавочки, где стоит около портрета Чартков, часть фигуры беседующего с ним ростовщика. Иногда они всматривались в задумчивое, еще не искаженное цинизмом лицо юного и бедного Чарткова, в его фигуру, походку, в его плащ с пелериной и шляпу. Так одет был великий Александр Иванов, когда Гоголь встречал его в Риме в те суровые годы отшельничества, нищеты и высокого творчества, что принесли русскому искусству "Явление Христа народу". Чартков, медленно бредущий вдоль Екатерининского канала лицом к зрителю, гамлетовски трагичен. Он делает выбор, и зритель вместе с иллюстраторами словно бы в состоянии остановить его, вмешаться в его решение. Чартков, встречающий у Летнего сада своего профессора, когда-то предупреждавшего юношу, что у него "начинают слишком бойко кричать краски", – движется спиной к зрителю. Он не услышит, если его и окликнуть. Он глух к голосу совести, к призывам служения искусству. Сцена овеяна резким невским ветром, освещена бескомпромиссным весенним светом. Налегке, усиленно прямясь, играя тростью и сдвинув на затылок сверкающий цилиндр, в модном длиннополом сюртуке и белых панталонах денди, вышагивает мимо профессора бывший Чартков. Обернувшемуся ему вслед профессору Кукрыниксы придали черты Василия Андреевича Тропинина: он преподавал в Академии художеств, посещаемой вольнослушателем Гоголем, но вскоре был отставлен от должности за пробуждение совести в ее учениках – такой вот седой, низенький, толстый... Не знаю, существовали ли для иллюстраторов эти аналогии с гоголевским окружением, или они давали сходство интуитивно, ведомые лишь стремлением к подлинности и точности. Однако их листы вызывают множество ассоциативных рядов, множество имен для заманчивого установления прототипов.

Из книги: Пистунова А.М. Единосущная троица. – М.: Советская Россия, 1978 . *Кукрыниксы (псевдоним по первым слогам фамилий), творческий коллектив русских графиков и живописцев: Куприянов Михаил Васильевич (1903–1991), Крылов Порфирий Никитич (1902–1990), Соколов Николай Александрович (1903–2000). Учились в московском Вхутемасе-Вхутеине (между 1921 и 1929). Действительные члены АХ СССР (1947), народные художники России (1958). Наибольшую известность им принесли многочисленные мастерски исполненные карикатуры и шаржи, а также книжные иллюстрации, созданные в характерном карикатурном стиле.

в начало страницы

literatura5.narod.ru

Картина Федотова "Свежий кавалер" и персонажи Гоголя

Картина П.А. Федотова* "Свежий кавалер" (1846) и персонажи Н.В. Гоголя

Не надо быть большим знатоком искусства, чтобы, сопоставив картины Федотова и произведения Гоголя, увидеть в них много общего.

 
      Не надо быть большим знатоком искусства, чтобы, сопоставив картины Федотова и произведения Гоголя, увидеть в них много общего не только в идейной тематике, но и сатирической обрисовке образов, художественных приемах создания характеров, использовании художественной детали. Поэт Т.Г.Шевченко писал в дневнике: "Мне кажется, что для нашего времени... необходима сатира, только сатира умная, благородная. Такая, например, как "Жених" Федотова (так для краткости Ш. называет поэму Федотова "Поправка обстоятельств"), или "Свои люди – сочтемся" Островского и "Ревизор" Гоголя".*2          Творчество Николая Васильевича Гоголя явилось победой "натуральной школы", критического реализма в русской литературе. Творчество Павла Андреевича Федотова свидетельствовало о торжестве критического реализма в живописи. Его лучшие картины – "Свежий кавалер", "Завтрак аристократа", "Сватовство майора", "Анкор, еще анкор!" – были полностью направлены на обличение бюрократов-чиновников, на разоблачение небокоптителей и мертвых душ. В произведениях писателя и полотнах художника те же сатирические, иногда доведенные до гротеска образы, та же прямолинейность и подчеркнутая односторонность в их обрисовке, та же прозрачность и простота сюжета, тот же повышенный интерес к бытовой обстановке, к потрясающей тине мелочей, опутавших жизнь. Создается впечатление, будто писатель и художник смотрели на жизнь одними глазами. Современники утверждали, что Федотов обладал редким даром слова. Писатель и литературный критик А.В.Дружинин вспоминал: "Когда я бывал с ним, мне казалось, что у меня во лбу лишних два глаза и что лишняя голова сидит у меня на плечах. Рассказы этого человека, видевшего на своем веку только Петербург и Москву, были живее, интереснее, неистощимее, чем рассказы многих людей, объехавших полсвета".*3
 
 

        Но, отмечая общность гоголевских и федотовских типов, нельзя забывать о специфике литературы и живописи. Аристократ из картины "Завтрак аристократа" или чиновник из картины "Свежий кавалер" – это не переложение на язык живописи гоголевских небокоптителей. Герои Федотова – не ноздревы, не хлестаковы, не чичиковы. Но они – тоже мертвые души.         Пожалуй, трудно себе представить так ярко и зримо типичного николаевского чиновника без картины Федотова "Свежий кавалер". Чванливый чиновник, хвастаясь перед кухаркой полученным крестиком, хочет показать ей свое превосходство. Горделиво напыщенная поза барина нелепа, как и он сам. Его кичливость выглядит смешно и жалко, а кухарка с нескрываемой издевкой показывает ему стоптанные сапоги. Глядя на картину, мы понимаем, что "свежий кавалер" Федотова, как и гоголевский Хлестаков, мелкий чиновник, которому хочется "сыграть роль хоть одним вершком выше той, которая ему назначена".         Автор картины как бы случайно заглянул в комнату, где все брошено без малейшего внимания к простой порядочности и элементарной благопристойности. Во всем видны следы вчерашней попойки: в обрюзгшем лице чиновника, в разбросанных пустых бутылках, в гитаре с оборванными струнами, небрежно брошенной на стул одежде, болтающихся подтяжках... Нагромождение предметов в «Свежем кавалере», их необычайно тесное расположение (отмеченное как отрицательное качество еще Брюлловым) обусловлено тем, что каждый предмет должен был дополнить рассказ о жизни героя. Отсюда их предельная конкретность – даже книга, валяющаяся на полу, не просто книга, а весьма низкопробный роман Фаддея Булгарина «Иван Выжигин» (имя автора старательно выписано на первой странице), награда – не просто орден, а орден Станислава.          Желая быть точным, художник одновременно дает емкую характеристику небогатого духовного мира героя. Подавая свои «реплики», эти вещи отнюдь не перебивают друг друга, а собранные вместе: посуда, остатки пиршества, гитара, потягивающаяся кошка, – выполняют очень важную роль. Художник изображает их с такой предметной выразительностью, что они прекрасны сами по себе, вне зависимости от того, что именно они должны рассказать о беспорядочной жизни «свежего кавалера».          Что касается "программы" произведения, то автор ее излагал так: "Утро после пирования по случаю полученного ордена. Новый кавалер не вытерпел: чем свет нацепил на халат свою обновку и горделиво напоминает свою значительность кухарке, но она насмешливо показывает ему единственные и продырявленные сапоги, которые она несла чистить".          После знакомства с картиной трудно вообразить себе более достойного собрата Хлестакова. И там и здесь полная моральная пустота, с одной стороны, и чванливая претенциозность – с другой. У Гоголя она выражена в художественном слове, а у Федотова изображена языком живописи.

Источник иллюстрации: Шер Н.С. Рассказы о русских художниках. – М.: Детская литература, 1966, с. 32–33.

Примечания:

*1. Павел Андреевич Федотов (1815, Москва –1852, Санкт-Петербург) – русский живописец и график.*2.  Архангельская А.И. П.А.Федотов. – М., 1952,с.33 *3. Дружинин А.В. Воспоминания о русском художнике Павле Андреевиче Федотове. – М.,1918,с.23

(вернуться в начало страницы)

literatura5.narod.ru

Иллюстрации Н.В.Кузьмина к повести Гоголя "Записки сумасшедшего"

     Тема помешательства была в русской литературе не новой, но помешанный герой появляется обычно в эпилоге. У Пушкина – Германн в "Пиковой даме", Евгений в "Медном всаднике", Мария в "Полтаве", Мельник в "Русалке"; у Лермонтова – Арбенин в "Маскараде".    Кроме помешательства клинического, существовало еще в эту эпоху сумасшествие, к которому "приговаривали" по высочайшему повелению.      Так, в 1826 году в московском сумасшедшем доме встретились: разжалованный штабс-капитан 48-го егерского полка Д.Брандт, посаженный сюда "за объявление о неудовлетворении ротным командиром нижних чинов провиантом", и портупей-юнкер Иркутского гусарского полка В.Зубов. Он был прислан по распоряжению Николая Первого "впредь до повеления" за написанные "в духе злобы" против правительства стихи.    Поэтому надо думать, что не все "бритые гранды" из "Записок сумасшедшего" бросились доставать луну по зову Поприщина: иные из них были здоровешеньки и только числились в сумасшедших.

  Николай Первый на "Философическое письмо" П.Я.Чаадаева, напечатанное в "Телескопе", отозвался резолюцией: "Прочитав статью, нахожу, что содержание оной – смесь дерзостной бессмыслицы, достойной умалишенного". Автор был вызван к обер-полицмейстеру для объявления ему царского приказа о признании его умалишенным. После этого каждую субботу к Чаадаеву приезжали доктор и полицмейстер, свидетельствовали его и составляли донесение для представления по начальству.     Так, подобно карающему Юпитеру, отнимающему разум, Николай Первый лишал рассудка строптивых подданных: "Захочет наказать – отнимет разум".     Я и изобразил его в рисунке наверху страницы и суперобложки – небожителем в облаках с мечущим молнии взором, а в колесницу, то есть в царские сани, впряжен фальконетовский конь его пращура, продолжающий топтать змею крамолы. Был в ту пору некий достойный внимания старожил московского сумасшедшего дома – этот даже прославился и получил особые привилегии: имел собственную келью и постоянного опекуна-смотрителя. Е.Я.Дорош в одной своей статье вспомнил о нем, усмотрев в образе моего Поприщина сходство с этим московским юродом – Иваном Яковлевичем Корейшей, "студентом холодных вод", тех вод, которыми врачевали в то время душевные болезни.    Иван Яковлевич на фоне гоголевской Москвы – явление знаменательное. Его прорицаниям верили не только замоскворецкие купчихи. Его бессмысленному бормотанию внимали приезжавшие к нему чиновники, известные ученые и государственные лица и находили в этой бессмыслице пифийскую многозначительность.    И самое поразительное – перед своим трагическим концом, в предсмертном томлении Гоголь ездил к И.Я.Корейше в сумасшедший дом. Впрочем, возможно, что посещение не состоялось. Но ведь Гоголь-то, по некоторым свидетельствам, думал об Иване Яковлевиче – какая невообразимая ситуация!    На некоторых рисунках мой Поприщин затянут в смирительную рубаху. Фасон ее я нашел на страшном рисунке А.Бейдемана и Л.Жемчужникова, изображающем посещение ими Федотова в сумасшедшем доме. В таком одеянии был и несчастный художник: с бритою головой, босой, в темноте подвала, который едва освещает фонарь посетителей... Еще один сумасшедший николаевской эпохи!     Нет, недаром Гоголю пришла в голову эта тема.    Конечно, конечно, – это тема маленького человека с его "мечтою в щелку". Так же, как и в "Шинели", повесть заканчивается крушением этой мечты. Действительно, Акакий Акакиевич Башмачкин и Аксентий Иванович Поприщин - родные братья. Но в "Записках сумасшедшего" на фоне петербургских улиц вдруг мелькнул грозным призраком сам государь-император. Аксентий Иванович даже не почувствовал верноподданического трепета: "Ведь он и сам король испанский, только не объявленный, – да это вольномыслие, это бунт, милостивый государь!"    А этот вопль из застенка: "Боже! Что они делают со мной!.. Спасите меня! возьмите меня! дайте мне тройку быстрых, как вихорь, коней!" Нет, у "Записок" совсем иной музыкальный ключ, чем у "Шинели".    Довольно часто иллюстратору приходится противоборствовать традиционному литературному штампу, который иногда приобретает литературное произведение в актерской интерпретации. Я с детства наслушался этих "монологов сумасшедшего" в исполнении профессионалов и в любительском исполнении. Упор делался на патологию, рычание, завывание, закатывание глаз – надо было прежде всего совсем забыть об этом привычном смолоду образе Поприщина.    В "Записках сумасшедшего" нет той осязательно-живописной лепки портретов, как в "Мертвых душах". Пропущенные сквозь призму патологического восприятия Поприщина персонажи "Записок" – Софи, папа, камер-юнкер, начальник отделения – живут эфемерной жизнью марионеток и лишены объемности Собакевичей, Плюшкиных, Коробочек.    Поэтому для этого произведения я избрал линейный стиль с легкой, прозрачной штриховкой, памятуя, что для самого Гоголя и его современников очерковая манера была самой привычной. Таковы, например, рисунки Дмитриева-Мамонова, которому приписывают теперь известные рисунки к "Ревизору", раньше считавшиеся рисунками Гоголя.

*Из книги: Кузьмин Н. В. Художник и книга. – М.: "Детская литература", 1985. Кузьмин Николай Васильевич (1890 – 1987) – российский график, художник-иллюстратор, участник и организатор художественного объединения "Тринадцать".

Гоголь Н.В. Записки сумасшедшего

Ресурсы интернета:Чуковский К.И. о Кузьмине Н.В.

literatura5.narod.ru


Смотрите также