Читать онлайн «Картина». Картина коляда


Коляда, автор Шишкин Андрей. Артклуб Gallerix

КОММЕНТАРИИ: 128   (Скрыто: 98)

Превосходно!!! (как всегда!!! )

БРАВО!!! КАК ВСЕГДА-СУПЕР!!!

Спасибо большое!

Уже солидная коллекция образов набирается! Можно печатать календари!

Восхитительно! Будто раскрывается в Ваших картинах другая жизнь--яркая, самобытная, глубокая и веселая! И это наши корни...спасибо за это!

Слов нет. Всё на высшем уровне!

Здравствуйте, Андрей! Великолепно!

Благодарю! Согласен. Начинаешь и современность иначе оценивать и будущее видится по другому.

С календарями идея в разработке, спасибо!

А я бы приобрёл календарик такой! Причём не важно за какой год!

Спасибо! Хорошо, дам знать, когда они выйдут в тираж.

Pабота как всегда изумительная!!!

Андрей, опять - шедевр! Я тоже на календарик записываюсь! ))

Звонко, очень нравится!

Красочно и поучительно, спасибо.

Благодарю!

Хорошо, Виталий, понял..

Потрясающе, как всегда!!!!

Красивая, добрая, радостная работа!!

Отличная работа! Жизнерадостная! Прекрасный образ! Гармонично по цвету. Одним словом, здорово!

Каков персонаж,исполнение!!! Браво!!!

Класс ..!!! Славянские календари - было-бы здорово ..!!!

Какой прекрасный образ!!!!!

Супер!!!

Боже мой! Какой архетипический мажор! Потрясная вещь! Снегири великолепны!

Как поздравление с Новым Годом! Спасибо!!

Да, славянский календарь это интересно. Главное всё согласно с природой. Я проверял лично.

Андрей, здравствуйте! Превосходный образ! Великолепная живопись!

Шедевр!! Браво!!

великолепно, как всегда!!! столько энергии, радости в работе!!! )))

Большое спасибо! Это хорошо, когда работы доставляют радость .

Как всегда, отлично!!!!

Класс!

Благодарю, коллеги!

Задорно и Живо! Браво!

Таю, как снег под лучами весеннего солнца!!! ))) Как и все Ваши работы - шикарно!!!

Гипноз прямо какой-то! ....

Спасибо!!

По Вашим работам я узнал о язычестве больше, чем за всю жизнь!!!! Спасибо огромное, нравятся все работы!!!

сыпятся боги.. как из рога изобилия

Вот такая у меня производительность...Благодарю!

Оптимистично!!!

.......КОЛЯДА РЯЖЕНЫЙ, СВЁКЛОЙ НАПОМАЖЕННЫЙ.....

ОЧЕНЬ!!!!! ЗДоРОВО!!!

У Вас всегда такие шикарные работы! Поражают красотой, мастерством! И каждая настолько интересна! Ощущение, что попадаешь в музей! И эта работа очень нравится! Вызывает море положительных эмоций! СУПЕР!

Красавец! Позитивная работа.

Жизнерадостная работа!!! Посмотришь и понимаешь как жить то хорошо!!!

Яркий, запоминающийся образ....

Браво!!! Голосую!

Прекрасный образ!!! Отличная серия!!!

Спасибо!

Хорошо! Свежо! Весело!

Прекрасно переданы и красота русской зимы, и сила, жизнерадостность славян! Прекрасно! Спасибо вам!

Андрей, замечательно!!!

Андрей! Вы удивляете меня своей работоспособностью. Не успеваю следить за Вашими экспозициями. Молодец!!!

Андрей, поздравляю Вас и Коляду!!!

Позитивно!!!

Андрей, классно, но не как всегда, а еще больше!!! удачи

Спасибо большое!

Замечательно! Плюс к тому снегири живые и дети на санках!

Точно, есть там они! Спасибо!

Приветствую! Как всегда отличная работа. Браво!

Вот она наша широкая Русская Душа! Как всегда здорово!

Прекрасный образ! Даже в глазах улыбка!

Слова тут не нужны, все и та видно!

Очень! :)) Заряд энергии и радости исходит от картины!

Замечательная, позитивная работаЛишних слов не говорите, Говорите о любви, О спасителе души. Веселитесь и гуляйте, Песни дружно напевайте, Коляда пришла не зря, Разомкнулись небеса.

Классная работа!!!

Добряк такой! Очень русский тип.

Благодарю!

Очень жизнерадостно и красиво!!!

Сильный, молодой, красивый ...

Великолепная работа!

Спасибо!

Замечательно!

Прекрасно написано!!!!!

Благодарю!

БЕСПОДОБНО! ЖИЗНЕУТВЕРЖДАЮЩЕ!

Как всегда-волшебно!!!

Живой и правдивый образ.Прекрасная работа!!!

Благодарю!

Классно!!! Сюжет, исполнение... Всё на высоте!!!

Как всегда на высшем уровне, Андрей! ЗдОрово ..

Уважаемый Андрей,я очень вам благодарна,что вы посетили мою страницу и оставили весьма доброжелательный отзыв .Я выставила,более менее законченный портрет,написанный впервые за много лет не с фотки, но с натуры и услышать от вас замечания было бы большой честью для меня, именно от вас,большого признанного мастера живописи.,я серьезно,это не грубая лесть.Доброго вечера вам и пусть удача никогда не покидает вас.

Спасибо, удачи Вам!!

мастерски!!!

Очень сочно, впечатляюще! Прекрасные у Вас работы!

Обалденная работа, такая свежая,зимняя! Молодец Андрей!!!

ОТЛИЧНО!!!

Бравый парень!

Радость, весна, открывай ворота, наполняй короба, Коляда пришла!

Возвращение к нашим корням - это актуально. Это вдохновляет. Высокая живопись - правильный курс!

Почитание своих предков и истории всегда должно быть актуально. Моё мнение.... Благодарю.

Сильная работа! по энергетике,по сюжету!

Радостная работа, очень красивая!

Андрей, с наступающими праздниками Вас! Добра, радости, благополучия, успеха и удачи!

Спасибо, Елена! Работа и правда более чем праздничная!

Радостный, настроение поднимается!

Так и должно быть))

Под стать Ветруле! ...

Очень может быть..

weles.in.gallerix.ru

Читать онлайн "Картина" автора Коляда Николай Владимирович - RuLit

Николай Коляда

КАРТИНА

Пьеса в одном действии

Действующие лица

СТАРИК

БАБЁНКА

ДЕВОЧКА, её дочка

ВЬЕТНАМЕЦ

Пельменная на улица Бажова, 37, ночь.

Я шёл по улице, там, где подвальчик, на углу Бажова и Куйбышева, (ну, там, где пельменная, знаете эту пристройку в торце пятиэтажки на Бажова, та, которую санэпидемстанция четыре раза закрывала из-за крыс и тараканов), так вот, тот подвальчик, в котором я когда-то стоял в очередях и сдавал пустые бутылки, а потом покупал на вырученные деньги «Беломор» и хлеб. Так вот, я там у пельменной и подвальчика шел, и солнце было. Я всё время хожу и думаю о чём-то. Так вот. Так вот. И вот у подвальчика у этого подумал вдруг что-то страшное и странное. Потому что вдруг толкнуло в бок, нет, в грудь, или в животе застучало ногами что-то или кто-то. Мне стало страшно, я пошел быстрее, чтобы не думать то, что подумал, не думать, не думать, забыть. Другое помнить: в этой пельменной я когда-то сторожем работал, много-много лет назад. Только это и помнить, а всё остальное — забыть. У меня полный карман денег, я в «коже», разодет, раздухарен, а когда-то я мыл подъезды, сторожил пельменную, был вахтером, и не думал такого странного и страшного о том, что внутри меня кто-то живёт. Потому что бред это. Молчать. Дальше.

Так вот. В пельменной на Бажова,37 дело и происходит: немытый пол, пыльные батареи центрального отопления, шесть шатающихся, покрытых жирным слоем грязи, столов, на окнах зелёные в пятнах шторы. На столах солонки, тарелки с горчицей, уксус в бутылках из-под нерусского и русского вина.

В центре зала, отделяя кухню и едальню, стоит сваренная из железных прутьев в виде лепестков вокруг серпа и молота железная изгородь, по которой движется очередь за пельменями к кассе, которая тоже вся со всех сторон в решётках, только дырочка, чтоб руку с деньгами сунуть к кассирше, пока она в зеркальце смотрится. На изгороди несколько горшков с цветами хилыми, висят, уют создают. За изгородью этой стоит стол из алюминия, на котором весы синие со стрелкой, а за столом этим проём, дверь, вход на кухню, где стоит большая плита и два стола для делания пельменей. На плите большие алюминиевые кастрюли с надписями «Хлорка» и «Для полов», в которых кипит вода, а пар от кастрюль выходит в вентиляционную трубу, что над плитой изогнулась, пылью и паутиной заросла.

На стене — огромная, нарисованная маслом, картина: Дева Мария держит младенца Иисуса Христа, Иосиф-плотник напротив, одну руку к ней тянет, а в другой руке у Иосифа поднос с яблоками, апельсинами и бананами. Там за ними — бараны пасутся, там горы, солнце встаёт.

Все стены в пельменной, столы, пол, касса, стулья в белых крестах — травили тараканов карандашом специальным, белые кресты чертили.

Ну, вспомнили теперь эту пельменную? Да, да, возле подвальчика, та рыгаловка, тошниловка. Она самая.

Ночь. Горит верхний свет — люминесцентные лампы. За столом сидят Старик, Бабёнка, её Дочка и Вьетнамец. Сидят, на картину смотрят.

БАБЁНКА. (Молчит, улыбается.) А что — там?

СТАРИК. Где?

БАБЁНКА. Ну, там, дальше, за ними? Там горы, река, там солнце. Да?

ДЕВОЧКА. Вьетнам.

БАБЁНКА. (Молчит, улыбается, смотрит на картину.) А может, и Вьетнам. Наверное, Вьетнам. Конечно, Вьетнам. Да? И река там — Ганг называется, да? Вьетнамцы там в реке рыбу ловят, сети сушат, в воде бельё стирают, бананы кушают, живут себе. Так?

МОЛЧАНИЕ.

СТАРИК. Да тут один закройся и спи. А мы три! Кто приказал?! Да с кем меня, главное, смешали?! С Хабибулиным сторожить — ещё не сторожил!

БАБЁНКА. Он вьетнамец, не Хабибулин, он же ясно вам сказал.

СТАРИК. Да он ни слова еще не сказал, только ты, сорока, балаболишь без передыху. Ты документы у него видела? Может он — вор?

БАБЁНКА. (Вяжет.) Позвонили же, сказали: «Шлём вам на усиление вьетнамца». Я ему двери открываю, а он, как солнышко, стоит на пороге, говорит: «Я — вьетнамец, здрасьте…»

СТАРИК. Даунклуб, блин. Солнышко! Так, может, это воры, сообщники позвонили, вьетнамцы же такие вот как вот и он вот, а?!

Вьетнамец что-то пишет на бумажке.

ДЕВОЧКА. (Читает надпись на бутылке с уксусом.) Аг-д-ам… Конь-я-к…

СТАРИК. Я тебя спрашиваю — кто прислал, ну?! Старший по смене?! Троих?! Ну ты — ладно, ты — с ней, понятно, но этот, этот, видала?! Зырит и зырит, чума японская. Он по-русски хоть бум-бум? Чуркестан, угрёбище, шнобель пипкой, глазки — пуговки, помесь негра с мотоциклом, квазиморда, говоришь по-русскому, нет, ну?!!!

БАБЁНКА. Он вьетнамец, прекратите. Надо дружить с народами всех стран.

ДЕВОЧКА. (Раскладывает вилки на столе.) Это — мами, это — папи, это — снова мами, это — снова папи. (Старику.) А тебе — нет.

СТАРИК. Идите домой, сказал! Я сам досторожу. Зачем он нам нужен? Зачем нам его прислали? Ружье бы лучше дали, чем его. Даунклуб, блин. (Вдруг закивал головой, захрапел и уснул на стуле.)

БАБЁНКА. (Крутит ручку маленького радио, которое на столе напротив него стоит.) Какой пьяный, нафлоконился своей червивки уже… Уже и на массу давит, старый… Прям укатайка с ним. Портит вот впечатление о русском народе перед иностранными гостями, как не стыдно, ай-яй-яй. Вы на него — ноль. Не все русские одинаковы. (Пауза.) Ой, стучит кто?

Прижалась к Вьетнамцу. Молчат. Смотрит Вьетнамцу в глаза, улыбается.

Нет, показалось… Какой вы худенький… Как у вас сердце бьется. Прям как у моего котенка, когда его носом совать в наделанное надо. Худенький вы, так бы и накормила. (Пауза, смотрит Вьетнамцу в глаза, улыбается.) А у вас девушка есть там? Нету? А почему вы на русской не женитесь? Русские девушки, да и женщины тоже, очень ценятся в мире, я слыхала, за красоту и покладистый характер и норов. Нет? (Вьетнамец трясёт головой.) Ну вот, видите, и вы тоже слыхали это, а он говорит — вы не понимаете по-нашему. Я вот думаю, что русский язык все народы мира понимают, он простой и понятный, и его быстро все начинают понимать. Так? А вы нам не могли бы приглашение туда сделать? Я из-за дочки, чтобы мир ей показать, в общем-то, хотелось. Как вас зовут? Наверное, как-нибудь так вот: Тянь? Да? У всех вьетнамцев такие вот имена? Тянь, да?

ДЕВОЧКА. (Раскладывает вилки на столе вьетнамцу и старику.) Это — тебе, это- ему, это — папи, это — снова тебе, это снова ему, это — снова папи. (Матери.) А тебе — нет.

БАБЁНКА. Тихо ты, дрянь чертова.

ДЕВОЧКА. Тянь-дрянь, тянь-дрянь.

БАБЁНКА. Заткнись, сказала. (Вьетнамцу.) Это доча моя. Доча, не балуй, сейчас шишига, бабайка придёт, ну, как ты себя ведёшь? У нас международный разговор, прием, можно сказать, мы про дружбу между народами, а ты? Поняла? Значит, Тянь? Ой, как хорошо. Надо же, до чего хорошо. Тянь, да? Тянь…

Старик проснулся, вскочил, бегает по пельменной, машет руками.

СТАРИК. Уходите отсюдова, я один досторожу! Забирай её, его и иди с ним спать.

БАБЁНКА. Да что вы меня со всеми всю ночь ложите. Спите ложитесь, давайте, сами! Спал ведь уже, нет — вскочил!

СТАРИК. Да я же вижу, что он тебе понравился — ну и иди с ним, я один буду!

БАБЁНКА. Ну, понравился. А вам-то? Он худой, жалко его. По-русскому не говорит, но понимает. Я бы его пожалела, погладила. Покормила бы.

ДЕВОЧКА. Кто тут сидит, того люблю, кладите в парту по рублю. Ну, клади? (Толкает Старика в бок.) Понял, нет, клади?!

www.rulit.me

Картина читать онлайн, Коляда Николай Владимирович

Действующие лица

СТАРИК

БАБЁНКА

ДЕВОЧКА, её дочка

ВЬЕТНАМЕЦ

Пельменная на улица Бажова, 37, ночь.

Я шёл по улице, там, где подвальчик, на углу Бажова и Куйбышева, (ну, там, где пельменная, знаете эту пристройку в торце пятиэтажки на Бажова, та, которую санэпидемстанция четыре раза закрывала из-за крыс и тараканов), так вот, тот подвальчик, в котором я когда-то стоял в очередях и сдавал пустые бутылки, а потом покупал на вырученные деньги «Беломор» и хлеб. Так вот, я там у пельменной и подвальчика шел, и солнце было. Я всё время хожу и думаю о чём-то. Так вот. Так вот. И вот у подвальчика у этого подумал вдруг что-то страшное и странное. Потому что вдруг толкнуло в бок, нет, в грудь, или в животе застучало ногами что-то или кто-то. Мне стало страшно, я пошел быстрее, чтобы не думать то, что подумал, не думать, не думать, забыть. Другое помнить: в этой пельменной я когда-то сторожем работал, много-много лет назад. Только это и помнить, а всё остальное — забыть. У меня полный карман денег, я в «коже», разодет, раздухарен, а когда-то я мыл подъезды, сторожил пельменную, был вахтером, и не думал такого странного и страшного о том, что внутри меня кто-то живёт. Потому что бред это. Молчать. Дальше.

Так вот. В пельменной на Бажова,37 дело и происходит: немытый пол, пыльные батареи центрального отопления, шесть шатающихся, покрытых жирным слоем грязи, столов, на окнах зелёные в пятнах шторы. На столах солонки, тарелки с горчицей, уксус в бутылках из-под нерусского и русского вина.

В центре зала, отделяя кухню и едальню, стоит сваренная из железных прутьев в виде лепестков вокруг серпа и молота железная изгородь, по которой движется очередь за пельменями к кассе, которая тоже вся со всех сторон в решётках, только дырочка, чтоб руку с деньгами сунуть к кассирше, пока она в зеркальце смотрится. На изгороди несколько горшков с цветами хилыми, висят, уют создают. За изгородью этой стоит стол из алюминия, на котором весы синие со стрелкой, а за столом этим проём, дверь, вход на кухню, где стоит большая плита и два стола для делания пельменей. На плите большие алюминиевые кастрюли с надписями «Хлорка» и «Для полов», в которых кипит вода, а пар от кастрюль выходит в вентиляционную трубу, что над плитой изогнулась, пылью и паутиной заросла.

На стене — огромная, нарисованная маслом, картина: Дева Мария держит младенца Иисуса Христа, Иосиф-плотник напротив, одну руку к ней тянет, а в другой руке у Иосифа поднос с яблоками, апельсинами и бананами. Там за ними — бараны пасутся, там горы, солнце встаёт.

Все стены в пельменной, столы, пол, касса, стулья в белых крестах — травили тараканов карандашом специальным, белые кресты чертили.

Ну, вспомнили теперь эту пельменную? Да, да, возле подвальчика, та рыгаловка, тошниловка. Она самая.

Ночь. Горит верхний свет — люминесцентные лампы. За столом сидят Старик, Бабёнка, её Дочка и Вьетнамец. Сидят, на картину смотрят.

БАБЁНКА. (Молчит, улыбается.) А что — там?

СТАРИК. Где?

БАБЁНКА. Ну, там, дальше, за ними? Там горы, река, там солнце. Да?

ДЕВОЧКА. Вьетнам.

БАБЁНКА. (Молчит, улыбается, смотрит на картину.) А может, и Вьетнам. Наверное, Вьетнам. Конечно, Вьетнам. Да? И река там — Ганг называется, да? Вьетнамцы там в реке рыбу ловят, сети сушат, в воде бельё стирают, бананы кушают, живут себе. Так?

МОЛЧАНИЕ.

СТАРИК. Да тут один закройся и спи. А мы три! Кто приказал?! Да с кем меня, главное, смешали?! С Хабибулиным сторожить — ещё не сторожил!

БАБЁНКА. Он вьетнамец, не Хабибулин, он же ясно вам сказал.

СТАРИК. Да он ни слова еще не сказал, только ты, сорока, балаболишь без передыху. Ты документы у него видела? Может он — вор?

БАБЁНКА. (Вяжет.) Позвонили же, сказали: «Шлём вам на усиление вьетнамца». Я ему двери открываю, а он, как солнышко, стоит на пороге, говорит: «Я — вьетнамец, здрасьте…»

СТАРИК. Даунклуб, блин. Солнышко! Так, может, это воры, сообщники позвонили, вьетнамцы же такие вот как вот и он вот, а?!

Вьетнамец что-то пишет на бумажке.

ДЕВОЧКА. (Читает надпись на бутылке с уксусом.) Аг-д-ам… Конь-я-к…

СТАРИК. Я тебя спрашиваю — кто прислал, ну?! Старший по смене?! Троих?! Ну ты — ладно, ты — с ней, понятно, но этот, этот, видала?! Зырит и зырит, чума японская. Он по-русски хоть бум-бум? Чуркестан, угрёбище, шнобель пипкой, глазки — пуговки, помесь негра с мотоциклом, квазиморда, говоришь по-русскому, нет, ну?!!!

БАБЁНКА. Он вьетнамец, прекратите. Надо дружить с народами всех стран.

ДЕВОЧКА. (Раскладывает вилки на столе.) Это — мами, это — папи, это — снова мами, это — снова папи. (Старику.) А тебе — нет.

СТАРИК. Идите домой, сказал! Я сам досторожу. Зачем он нам нужен? Зачем нам его прислали? Ружье бы лучше дали, чем его. Даунклуб, блин. (Вдруг закивал головой, захрапел и уснул на стуле.)

БАБЁНКА. (Крутит ручку маленького радио, которое на столе напротив него стоит.) Какой пьяный, нафлоконился своей червивки уже… Уже и на массу давит, старый… Прям укатайка с ним. Портит вот впечатление о русском народе перед иностранными гостями, как не стыдно, ай-яй-яй. Вы на него — ноль. Не все русские одинаковы. (Пауза.) Ой, стучит кто?

Прижалась к Вьетнамцу. Молчат. Смотрит Вьетнамцу в глаза, улыбается.

Нет, показалось… Какой вы худенький… Как у вас сердце бьется. Прям как у моего котенка, когда его носом совать в наделанное надо. Худенький вы, так бы и накормила. (Пауза, смотрит Вьетнамцу в глаза, улыбается.) А у вас девушка есть там? Нету? А почему вы на русской не женитесь? Русские девушки, да и женщины тоже, очень ценятся в мире, я слыхала, за красоту и покладистый характер и норов. Нет? (Вьетнамец трясёт головой.) Ну вот, видите, и вы тоже слыхали это, а он говорит — вы не понимаете по-нашему. Я вот думаю, что русский язык все народы мира понимают, он простой и понятный, и его быстро все начинают понимать. Так? А вы нам не могли бы приглашение туда сделать? Я из-за дочки, чтобы мир ей показать, в общем-то, хотелось. Как вас зовут? Наверное, как-нибудь так вот: Тянь? Да? У всех вьетнамцев такие вот имена? Тянь, да?

ДЕВОЧКА. (Раскладывает вилки на столе вьетнамцу и старику.) Это — тебе, это- ему, это — папи, это — снова тебе, это снова ему, это — снова папи. (Матери.) А тебе — нет.

БАБЁНКА. Тихо ты, дрянь чертова.

ДЕВОЧКА. Тянь-дрянь, тянь-дрянь.

БАБЁНКА. Заткнись, сказала. (Вьетнамцу.) Это доча моя. Доча, не балуй, сейчас шишига, бабайка придёт, ну, как ты себя ведёшь? У нас международный разговор, прием, можно сказать, мы про дружбу между народами, а ты? Поняла? Значит, Тянь? Ой, как хорошо. Надо же, до чего хорошо. Тянь, да? Тянь…

Старик проснулся, вскочил, бегает по пельменной, машет руками.

СТАРИК. Уходите отсюдова, я один досторожу! Забирай её, его и иди с ним спать.

БАБЁНКА. Да что вы меня со всеми всю ночь ложите. Спите ложитесь, давайте, сами! Спал ведь уже, нет — вскочил!

СТАРИК. Да я же вижу, что он тебе понравился — ну и иди с ним, я один буду!

БАБЁНКА. Ну, понравился. А вам-то? Он худой, жалко его. По-русскому не говорит, но понимает. Я бы его пожалела, погладила. Покормила бы.

ДЕВОЧКА. Кто тут сидит, того люблю, кладите в парту по рублю. Ну, клади? (Толкает Старика в бок.) Понял, нет, клади?!

СТАРИК. (Сел, оглядывается.)Какие дуры все бабы, ну, дуры. Сразу спать с кем ни попадя. Да ты коленку-то не сразу открывай, томи мужика-то, томи, тогда он будет к тебе прилипчивей, слышишь? А тебе надо сразу чтоб сношаться как потные грызуны.

БАБЁНКА. Да хватит вам, бессовестный, такие вещи перед иностранцами про меня, не слушайте его, Тянь.

ДЕВОЧКА. (Машет руками перед носом Старика.) Оса, оса — хвать тебя за волоса!..

СТАРИК. (Тычет пальцем во Вьетнамца.) Смотри на него, смотри. Зырит и зырит. Глаза фарцуют, аж дырки во мне делает. Ненавидит меня. Это что такое?

ДЕВОЧКА. (Машет руками перед носом Старика.) Муха, муха — хвать тебя за ухо!..

СТАРИК. Да я тут уже вон сколько сторожу, слышишь? И всегда был порядок. Свет выключу, на стол лягу и всё, спи до утра, а теперь что?! Сегодня — вот такое вот. Я спать не могу, будто кто в бок толкает. Он на меня смотрит всё время, будто зажарить хочет, картина эта вот, её повесили ещё, смотрит на меня, зырит. Ты слышишь, нет?

Повернули головы, смотрят все четверо на картину. Молчат. Кипит вода в баке.

БАБЁНКА. Нет. Душевная картина. Ребёночек маленький, маленький, вокруг головы — ареал, и у мамы — ареал, и старичок этот с ареалом тоже. Прям как про нас. Я, вы, детка моя. (Хихикнула.) А там дальше горы, тихо-тихо, спокойно и просто люди живут, маленькие такие деревеньки, в домиках маленьких таких огонь горит на полу, они рыбу варят или кашу. И у всех такие лица хорошие-хорошие, простые, чистые, добрые. А?

МОЛЧАНИЕ.

СТАРИК. Ты чего завыдумляла? Ты чего попосбирываешь?

...

knigogid.ru