Кукрыниксы. Картина «Конец»..docx. Картина кукрыниксы


биография, плакаты и рисунки художника

Кукрыниксы (псевдоним по первым слогам фамилий), творческий коллектив советских графиков и живописцев: Куприянов Михаил Васильевич [р. 8(21).10.1903, Тетюши, ныне Татарской АССР], Крылов Порфирий Никитич [р. 9(22).8.1902, деревня Щелкуново, ныне Тульской области], Соколов Николай Александрович [р. 8(21).7.1903, Москва]. Учились в московском Вхутемасе-Вхутеине (между 1921 и 1929). Действительные члены АХ СССР (1947), народные художники СССР (1958).

Как художники-сатирики Кукрыниксы заняли ведущее место в советском искусстве и получили всемирную известность. Совместно работая с 1924, Кукрыниксы первоначально исполняли преимущественно карикатуры на темы из литературной жизни. Огромные возможности сатирического таланта Кукрыниксов оценил М.Горький, который при встрече с ними (1931) посоветовал шире охватывать жизнь, черпать темы как внутри страны, так и за её пределами. Выступая с 1925 в газетах и журналах ("Правда", "Крокодил" и др.), Кукрыниксы выработали в тесном сотрудничестве с журналистами новый тип карикатуры, отмеченный острой злободневностью, уничтожающе-язвительным решением темы, шаржированной характерностью типов (серии: "Транспорт", тушь, 1933-34; "О дряни", тушь, гуашь и др., 1959-60).

Большую роль в патриотическом воспитании советских людей сыграли карикатуры, плакаты и "Окна ТАСС", созданные Кукрыниксами в годы Великой Отечественной войны 1941-45, сочетающие в символически-обобщённых образах убийственный сарказм и героику ("Беспощадно разгромим и уничтожим врага!", 1941). Значительной политической силой обладает и послевоенная сатира Кукрыниксов, бичующая поджигателей войны, врагов мира и социализма ("Поджидатели войны", тушь, 1953-57). За политические карикатуры и плакаты Кукрыниксов удостоены Государственной премии СССР (1942) и Ленинской премии (1965). С начала содружества Кукрыниксы также много работают над шаржем.

С 20-х гг. Кукрыниксы выступают и как иллюстраторы, обращаясь к произведениям литературы с глубоким пониманием особенностей изображаемой эпохи и языка писателя. Диапазон их творчества в этой области весьма широк - от острого графического гротеска до лирически-живописных образов. Среди иллюстрированных ими произведений: "12 стульев" (тушь, 1933 и 1967) и "Золотой телёнок" (тушь, цветная акварель, 1971) Ильфа и Петрова, "Господа Головлёвы" и др. произведения Салтыкова-Щедрина (тушь, 1939), "Дама с собачкой" и др. произведения Чехова (1940-46; Государственная премия СССР, 1947), "Жизнь Клима Самгина" (1933), "Фома Гордеев" (1948-49; Государственная премия СССР, 1950) и "Мать" (1950; Государственная премия СССР, 1951) М. Горького, "Дон Кихот" Сервантеса (1949-52) - все чёрная акварель.

В станковой живописи Кукрыниксы также ставят перед собой задачи большого политического звучания, творчески развивая традиции русского реалистического искусства и используя иногда отдельные приёмы своей сатирической графики. Они обращаются к историческим сюжетам (серия "Старые хозяева", 1936-37, Третьяковская галерея), обличают фашизм ["Бегство фашистов из Новгорода", 1944-46, Русский музей, Ленинград; "Конец", 1947-48, Государственная премия СССР, 1949; "Обвинение (Военные преступники и их защитники на Нюрнбергском процессе)", 1967; обе - в Третьяковской галерее], значительное место отводя и теме героизма советских людей во время Великой Отечественной войны ("Таня", 1942-47, Третьяковская галерея). Уникален рабочий метод Кукрыниксов: мастера добиваются единого, "кукрыниксовского" почерка, объединяя личные дарования в коллективном творческом процессе. Индивидуально работают как портретисты и пейзажисты. Награждены орденами Ленина, Отечественной войны 1-й степени и медалями. В 1972 П.Н.Крылову, а в 1973 Н.А.Соколову присвоено звание Героя Социалистического Труда.

Плакаты и рисунки художника:

Другие интересные плакаты и темы:

www.davno.ru

Знак четырех. Трое в лодке, не считая Кукрыниксы

Творческие альянсы хрупки и недолговечны. Таков стереотип, который, впрочем, базируется на определенных закономерностях. Изучая угловатые, ломаные линии жизни гениев, можно заметить, что работать в содружестве с кем-то эти самые гении не могли. Гений – почти всегда индивидуалист. Почти!  

Из каждого правила есть исключения. Вековой художественный союз трех бесспорно талантливых людей – Кукрыниксы — исключение в кубе. Таким количеством творцов внутри псевдонима мог похвастаться лишь некто Гривадий Горпожакс, написавший всего-то один роман! Кстати сами художники говорили, что работают они не втроем, а вчетвером – четвертым в компании Куприянова, Крылова и Соколова был вымышленный и очень покладистый персонаж Кукрыникса.

Вы когда-нибудь пробовали приготовить что-нибудь вдвоем? А втроем? Тогда вы понимаете, как трудно прийти к соглашению даже по такой ерунде, как щепотка соли. А теперь представьте себе процесс создания картины. И вас трое! Как же художникам удавалось не только не откусить друг палец по локоть, но и создавать цельные, композиционно сбалансированные картины, пульсирующие бешеной энергетикой?!

Как все начиналось

Kukryniksy-Foto-Dmitrij-BaltermantsФото: Дмитрий Бальтерманц

В 1925 году поэт Александр Жаров, известный, в том числе и стихотворением «Взвейтесь кострами…», работал редактором молодежного журнала «Комсомолия». В один из дней на заседание редакции зашли трое студентов и предложили стать иллюстраторами журнала. «Все трое?! — изумился Жаров, — что можете?». Ребята присели к столу и стали что-то быстро рисовать, по очереди перекидывая лист друг другу. Раз-два-три, и перед застывшими от удивления литераторами появились уморительные и необидные шаржи. Разумеется, трудоустройство состоялось.

Именно эта манера работы и стала впоследствии привычной для коллектива художников. Каждый вносил в рисунок свое видение и передавал его по кругу. Правило же было одно – не увлекаться деталями. Если деталь не помогает раскрыть послание, ее надо выбрасывать. Каждая точка, каждый штрих на рисунках Кукрыниксов неслучайны.

Сам псевдоним Кукрыниксы появился впервые в сатирической газете «Арапотдел», когда к дуэту Кукры, состоящему из Михаила Куприянова и Порфирия Крылова, присоединился Николай Соколов.

Отцы изопародии

На старте творческой мысли, находясь в поиске формы, содержания, а главное – допустимого потолка сарказма, Кукрыниксы любовались политическими карикатурами Оноре Домье – сухими, грубоватыми и необыкновенно едкими.  Дерзкая изопародия молодых наблюдательных художников быстро завоевала и народную любовь, и благосклонность небожителей.   

Почему? Ведь желающих художественно пошутить в юном государстве с четко обозначенными врагами было предостаточно. Кукрыниксы шутили снайперски. Используя портретное сходство, они подмечали и гиперполизировали все нелепое и смешное во внешности персонажей.  Художники применяли непривычное сочетание техник – рисунок тушью, автолитографию, фотомонтаж, возводя карикатуру в ранг искусства.  В соавторстве с коллективом нередко выступали и виртуозы слова уровня Маршака.

Смелость, меткость и злободневность поэтов нового времени придавала шаржам и пародийным иллюстрациям Кукрыниксов живость, емкость и остроту. Художники не скрывали своей оценки, в пародиях присутствовала авторская позиция. Социальная смелость подачи всегда  подкупает аудиторию. Так произошло и с Кукрыниксами. Они стали всенародно популярны.

NeryahaИллюстрация «Посудомойка» (Неряха), Кукрыниксы

Ударим карикатурой по бездорожью и разгильдяйству

Художник пишет душой, карикатурист – сердцем. Карикатура – явление художественно-социальное. А в социальном плане в 30-е годы в стране было над чем поработать. Кукрыниксы метали отточенные линии-молнии в самые больные места молодого еще государства. Коммунальный быт, бюрократия, житейская неустроенность, безответственность чиновников – все это нашло остроумное отражение в по-зощенковски милых, но обличительных циклах «Старая Москва» и «Транспорт».  

Художников часто печатали в газетах и журналах, а пародии Кукрыниксов по-прежнему сопровождались лаконичными строчками Маршака, Жарова, Архангельского. Кукрыниксам покровительствовал Горький. Именно он подсказал творческой группе заняться международной политической сатирой – направлением, которое впоследствии – но совсем не в миг, принесло Кукрыниксам мировую известность.

Есть любопытный факт – Горький хлопотал о поездке Кукрыниксов на Капри, но даже у самого издаваемого в СССР писателя не вышло вывезти полит-карикатуристов – а значит, потенциально опасных граждан, за границу. О том, что такая попытка была, Кукрыниксы узнали только через 50 лет, когда была опубликована архивная переписка Горького.

Maksim-Gorkij-na-vystavke-rabot-hudozhnikov-KukryniksyМаксим Горький на выставке работ художников Кукрыниксы. Москва. Апрель 1932. Слева направо: поэт А.Г.Архангельский, П.Н.Крылов, Максим Горький, М.В.Куприянов, Н.А.Соколов

Бойцы пера на дорогах войны

Приближение Второй мировой войны  изменило творческое мировоззрение соратников по перу. Из смешливых мальчиков, художники превратились в разгневанных обличителей. Злой, яростный сарказм появился в работах 40-х годов.  

Демоны политической истории, попав на кончик пера художников, становились отчаянно смешными, превращались в псов, гиен, индюков. Гротеск политической карикатуры  Кукрыниксов заключался в гипертрофированных, но при этом целостных образах людей-монстров, в кристальной точности мысли, в выплескивающейся из рисунков непримиримости.

Новая форма и энергетика политической карикатуры Кукрыниксов заставила весь мир вздрогнуть от нашей концентрированной ненависти и отчаянной решимости. Агитки, плакаты, рисунки перепечатывались в зарубежной прессе.  

В отличие от других известных карикатуристов, скажем, Виктора Дени или Херлуфа Бидструпа, подчеркивающих анекдотичность фюрера, каждая работа Кукрыниксов побуждала к борьбе, к действиям. 

Вместе с Советской армией Кукрыниксы, как корреспонденты газеты «Правда», прошли по обугленным деревням и разрушенным городам войны. Итогом этого похода стали несколько картин-событий, радикально отличающихся от всех предыдущих работ художников.

«Бегство фашистов из Новгорода» и «Таня» — две работы, переосмысливающие взгляд карикатуристов на войну. В этих картинах вторжению противостоит сама русская история, русский характер.

Begstvo-fashistov-iz-Novgoroda.-1944-1946Бегство фашистов из Новгорода. 1944-1946, Государственный Русский музей, С.-ПетербургTanya.-1942-1947Таня. 1942-1947, Государственная Третьяковская галерея, Москва

После войны Кукрыниксы отправились в Нюрнберг. В результате появилась серия графических работ под общим названием «Обвинение». Внимательно рассматривая лица нацистских преступников, художники подмечали черты нравственного вырождения – мир увидел Кальтенбруннера, похожего на хищную птицу, питающуюся падалью; Геринга, свернувшегося удавом; Розенберга – получерта-полусвинью; жабообразного Штрейхера. У всех в глазах тупость и страх. Или это ужас перед осознанием содеянного?

Kukryniksy-NyurbergКуКрыНиксы — Нюрнбергский процесс

О точности образов говорит такой факт: английский карикатурист Дэвид Лоу, прибывший на Нюренбергский процесс сразу опознал всех фашистских преступников, хотя был знаком с ними только по портретам Кукрыниксов.

В завершение военного цикла надо добавить еще одну важную заслугу Кукрыниксов – картина «Конец», которая хранится в Государственной Третьяковской галерее, открыла дорогу в большое искусство произведениям, которые раньше не могли об этом и помышлять. Кукрыниксы доказали, что гротеск возможен в большой живописи. В картине есть и ужас войны, и позорный крах режима, и близость советских войск, и издевательская демонстрация трусливой беспомощности нацистских лидеров.

Konets.-1947-1948Конец 1947-1948, Государственная Третьяковская галерея, Москва

Мирные Кукрыниксы

После войны, оставшись верными социальной волне, Кукрыниксы создали несколько интересных циклов. Например, «О Дряни». Эти карикатуры более зрелые и менее колючие. Художники стали старше, да и острота проблем не могла сравниться с предыдущими десятилетиями. К счастью.

Kukryniksy

Во времена оттепели, художники, привыкшие творить с надрывом, оставили общественное поле битвы и перешли к мирному созиданию – именно в этот период было создано огромное количество замечательных иллюстраций к произведениям классиков. Впрочем, для не классиков тоже.

Сейчас, когда ведется нескончаемый спор о том, какова будет дальнейшая судьба бумажной литературы, самое время вспомнить книжки, которые были в каждом доме — издания с рисунками Куприянова, Крылова, Соколова и конечно же их верного спутника Кукрыниксы.

KUpriyanov-KRYlov-i-NIKolaj-SokolovКУприянов, КРЫлов и НИКолай Соколов

Рекомендуем также:

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите левый Ctrl+Enter.

moiarussia.ru

Кукрыниксы (художники) Википедия

Кукрыниксы — творческий коллектив советских художников-графиков и живописцев, в который входили действительные члены АХ СССР (1947), народные художники СССР (1958), Герои Социалистического Труда Михаил Куприянов (1903—1991), Порфирий Крылов (1902—1990) и Николай Соколов (1903—2000).

Биография коллектива

Псевдоним «Кукрыниксы» составлен из первых слогов фамилий КУприянова и КРЫлова, а также первых трёх букв имени и первой буквы фамилии НИКолая Соколова. Подобным примером составления псевдонима является псевдоним творческого коллектива советских писателей «Гривадий Горпожакс».

Три художника работали методом коллективного творчества (каждый также работал и индивидуально — над портретами и пейзажами). Наибольшую известность им принесли многочисленные мастерски исполненные карикатуры и шаржи, а также книжные иллюстрации, созданные в характерном карикатурном стиле.

Совместное творчество Кукрыниксов началось ещё в студенческие годы в Высших художественно-технических мастерских. В Московский ВХУТЕМАС художники съехались из разных концов Советского Союза. Куприянов из Казани, Крылов из Тулы, Соколов из Рыбинска. В 1922 году Куприянов и Крылов познакомились и стали работать вдвоём в стенгазете ВХУТЕМАСа как Кукры и Крыкуп. В это время Соколов, ещё живя в Рыбинске, ставил на своих рисунках подпись Никс. В 1924 году он присоединился к Куприянову и Крылову, и в стенгазете они работали уже втроём как Кукрыниксы[1])

Кукрыниксы на фронте, 1942 год

В группе происходил поиск нового единого стиля, использовавшего мастерство каждого из авторов. Первыми под перо карикатуристов попали герои литературных произведений. Позже, когда Кукрыниксы стали постоянными сотрудниками газеты «Правда» и журнала «Крокодил», они занялись преимущественно политической карикатурой. По воспоминаниям художника журнала «Крокодил» Германа Огородникова, с середины 1960-х годов Кукрыниксы практически не посещали журнал:

Кукрыниксы, — те практически ни разу не были в «Крокодиле». Ни разу не были! Я не помню случая. Только был один раз Соколов, а Крылова я не видел, Куприянова тоже никогда не видел. Но я работал с 1965 года, поэтому может до меня и были, но на нашем этаже я никогда их не видел.

— Герман Огородников на Boo!Фест 13 марта 2011

Этапными работами для Кукрыниксов были гротескные злободневные карикатуры на темы внутренней и международной жизни (серии «Транспорт», 1933—1934, «Поджигатели войны», 1953—1957), агитационные, в том числе антифашистские, плакаты («Беспощадно разгромим и уничтожим врага!», 1941), иллюстрации к произведениям Николая Гоголя, Михаила Салтыкова-Щедрина (1939), Антона Чехова (1940—1946), Максима Горького («Жизнь Клима Самгина», «Фома Гордеев», «Мать», 1933, 1948—1949), Ильи Ильфа и Евгения Петрова («Золотой Телёнок»), Мигеля Сервантеса («Дон Кихот»).

Значимым моментом в творчестве стал военный плакат «Беспощадно разгромим и уничтожим врага!». Он появился на июньских улицах Москвы одним из первых — сразу же после нападения гитлеровской Германии на СССР.Кукрыниксы прошли всю войну: их листовки сопровождали советских солдат всю военную дорогу до Берлина. Кроме того, был очень популярен цикл плакатов «Окна ТАСС».

Они стали классиками советской политической карикатуры, которую понимали как орудие борьбы с политическим врагом, и совершенно не признавали иных веяний в искусстве и в карикатуре, проявившихся в полной мере в первую очередь в новом формате «Литературной газеты» (отдел юмора «Клуб 12 стульев»[2]). Их политические карикатуры, часто публикуемые в газете «Правда», принадлежат к лучшим образцам этого жанра («Клещи в клещи», «Потеряла я колечко…», «Под Орлом аукнулось, в Риме откликнулось», «Уолл-стрижка», «Львиная доля», серия рисунков «Поджигатели войны» и др.). Коллективу принадлежат многочисленные политические плакаты («Превращение фрицев», «Народы предупреждают» и др.). Кукрыниксы известны также и как живописцы и мастера станкового рисунка. Они — авторы картин «Утро», «Таня», «Бегство немцев из Новгорода», «Конец» (1947—1948), «Старые хозяева» (1936—1937). Ими выполнены рисунки пастелью — «И. В. Сталин и В. М. Молотов», «И. В. Сталин в Курейке», «Баррикады на Пресне в 1905 г.», «Чкалов на острове Удд» и других.

Члены коллектива работали также и порознь — в области портрета и пейзажа.

Работы и выставки

Обширная коллекция художественных работ, принадлежащих перу Кукрыниксов, собрана в частной коллекции семьи Мамонтовых.[3]

Музей-заповедник «Царицыно» с 30 апреля 2008 года выставлял посмертную выставку, посвящённую Дню Победы «История глазами Кукрыниксов. 1928—1945. Военный плакат. Карикатура. Живопись. Графика»[3]

Цитаты

Наш коллектив, по правде говоря, состоит из четырёх художников: Куприянова, Крылова, Соколова и Кукрыниксы. К последнему мы все трое относимся с большой бережностью и заботой. То, что создано коллективом, не смог бы осилить любой из нас в отдельности.

… Творческие споры бывают в отдельных случаях, но они не нарушают единодушия в работе. Зато радостно видеть, как обогащается какая-нибудь наша общая работа внесением в неё всего лучшего, что имеет каждый из нас. А вносит каждый, не жалея и не приберегая для себя лично. В такой работе не должно быть болезненного самолюбия, равнодушного отношения.

— Кеменов В. С. Статьи об искусстве. — М., 1965. — С. 104—105.

Кукрыниксы в искусстве

  • Картина «Кукрыниксы» (Портрет народных художников СССР М. В. Куприянова, П. Н. Крылова, Н. А. Соколова) (1957) П. Д. Корина.

См. также

Примечания

Литература

Ссылки

wikiredia.ru

Кукрыниксы

С работами лауреатов Ленинской премии Кукрыниксов мы встречаемся почти ежедневно, просматривая свежую газету или очередной номер «Крокодила». И наверное, многие знают, как расшифровать загадочный некогда псевдоним «Кукрыниксы»: «Ку – Куприянов, Кры – Крылов, Никс – Николай Соколов.

Родилось это необычное содружество более 40 лет назад. В 1924 г. в студенческой стенной газете Вхутемаса (Высшие государственные художественно-технические мастерские) впервые появились шаржи и карикатуры, подписанные странной фамилией Кукрыниксы. В то время студентам графического факультета Вхутемаса Михаилу Васильевичу Куприянову и Николаю Александровичу Соколову было по 21 году, а студенту живописного факультета Порфирию Никитичу Крылову – 22 года. Молодые художники учились не только у своих непосредственных учителей, но и у «Окон РОСТА», тогда уже ставших историей, и у великого художника-сатирика парижанина Оноре Домье.

Кукрыниксы начали с шаржей и изопародий. Рисовали известных художников, артистов, писателей (М. Горького, В. Маяковского, Вс. Мейерхольда). Со временем от безобидных шаржей Кукрыниксы перешли к политическим карикатурам. Они создали серию сатирических портретов «героев» контрреволюции – Колчака, Деникина и других.

Кукрыниксы много ездили по стране. Это были годы первых пятилеток, когда вся страна стала огромной стройкой. Художники обличали недостатки в строительстве. Их рисунки тех лет (они печатались в «Правде») – своего рода изофельетоны.

Когда началась Великая Отечественная война, Кукрыниксы в числе первых пришли работать в «Окна ТАСС». «Окна ТАСС» – небольшие плакаты, рассказывавшие в рисунках о положении дел на фронте. Они вывешивались в витринах, распространялись как листовки. Многие из «Окон ТАСС» и плакатов, нарисованных Кукрыниксами, стали очень популярны. В них художники использовали приемы народного лубка, поговорки и песни. Их плакаты и карикатуры всегда ожидались с нетерпением. Художники очень зло и остроумно высмеивали незадачливых завоевателей. Вот как, например, Кукрыниксы откликнулись на Сталинградскую битву. Они нарисовали фюрера в черной шали старухи-гадалки, горюющего у карты России. У Волги замкнулось кольцо окружения. Под рисунком едкая подпись: «Потеряла я колечко... (а в колечке 22 дивизии )».

Эта агитационная работа продолжается и по сей день. Кукрыниксы нарисовали множество карикатур, обличающих агрессоров и маньяков, мечтающих о новой мировой войне, и «злодеев местного масштаба» – бюрократов, склочников, пьяниц.

Вместе Кукрыниксы работают не только в области карикатуры и плаката. Вы, наверное, видели книги, оформленные Кукрыниксами: их иллюстрации к «Жизни Клима Самгина» М. Горького (1933), который внимательно относился к работе художников, и к «Даме с собачкой» А. П. Чехова (1945–1946). Оформляли они и книги классиков сатиры Н. В. Гоголя, М. Е. Салтыкова-Щедрина.

В музеях можно увидеть их живописные полотна «Утро офицера царской армии» (1938, Центральный музей Советской Армии, Москва), «Бегство немецко-фашистских захватчиков из Новгорода» (1944–1946, Русский музей, Ленинград), «Конец» (1948, Третьяковская галерея, Москва). При всем их различии это очень занимательные живописные исторические сцены, всегда остроумные по режиссуре. Художники умеют точно и увлекательно передать то или иное событие.

Однажды Кукрыниксы выступили в качестве театральных художников. Было это в 1929 г. Замечательный советский режиссер Вс. Мейерхольд ставил в своем театре феерическую комедию «Клоп» В. В. Маяковского. Декорации, или, как тогда говорили, «вещное оформление», сделал художник А. Родченко, которого сам поэт очень любил. Эскизы костюмов, веселые и злые, многое рассказывающие о характере и привычках их хозяев, нарисовали Кукрыниксы.

Кукрыниксы работают не только вместе, но и в отдельности. Каждый из них самобытный художник, и иногда они показывают свои работы, картины, этюды и порознь. Но прежде всего это – талантливый коллектив сатириков.

hallenna.narod.ru

Кукрыниксы. Картина «Конец»..docx - Курс лекций. История картин. Кукрыниксы. ...

порог приемной. Появление фюрера не производит теперь ни малейшего впечатления на его единомышленников. Никому из них на этот раз не пришло в голову вскочить и, выбросив привычным жестом руку, выкрикнуть: «Хайль Гитлер».В окончательном варианте Гитлер изображен в тот момент, когда, гонимый страхом, онпоявляется, как привидение, на пороге убежища. Даже в карикатурах он не был столь страшен и жалок. В картине это фигура трагикомическая, Гитлер судорожно хватаетсяза стену, чтобы не упасть, за ворот мундира, чтобы не задохнуться. Он при последнем издыхании. За ним маячит чуть видно голова Геббельса. Главари фашизма сцеплены друг с другом, как хоровод мертвецов в пляске смерти, хотя никто из действующих лиц не смотрит друг на друга. Где­то вверху, куда обращен безумный взгляд Гитлера (важный мимический и сюжетный штрих!), громыхает советская артиллерия. Надвигается заслуженное возмездие – полное торжество победителей, освобождающих мир от фашизма. Кукрыниксы рассказывают: «Нам хотелось дать почувствовать, что в нашей картине незримо существует положительное начало, хотя оно и не изображено».Вырвавшись из тьмы, Гитлер попадает в резкую полосу зеленоватого, мертвенного света. Его страшная фигура отбрасывает тень на толстую дверь бомбоубежища; Гитлери тень, повторяющая его судорожный жест, привносят в картину резкую ноту беспокойства и призрачности. Смесь комического и зловещего—в этой внезапности появления, в резкой светотени, в зеленовато­фиолетовом холодном колорите, в беспорядке, который царит в бомбоубежище и выдает полную растерянность его обитателей.Кукрыниксы рассказывали, как они впервые столкнулись с главарями фашистов в Нюрнберге: «Мы рассматриваем пока еще пустой зал суда, как вдруг из выдвижной двери боковой стены внезапно появляется знакомая фигура. И зачесанные назад с залысинами волосы, и бабье, с кусками румянца обрюзгшее лицо, и тонкий, широкий лягушечий рот, без нижней губы. Даже бегающие оловянные глазки – все до мелочей знакомо нам. Это он – Геринг». Затем так же внезапно «на пороге двери показалось нечто еще более страшное... сочетание страшного и выдуманного было в этой фигуре, оказавшейся Гессом». Надо полагать, что эта внезапность появления военных преступников одного за другим на пороге зала суда отложилась в сознании художникови подсказала найденное в «Конце» внезапное появление Гитлера.В Нюрнберге на суде демонстрировались фильмы, в которых действовал Гитлер и его подручные. Кукрыниксы запомнили, как «фюрер, задыхаясь в бесконечных речах, рвется к власти, как, захватив ее, неистово торжествует, лихорадочно строит планы разгрома мира... потирает руки и притопывает ногами». Затем появлялся Гитлер после разгрома его армий в районе Волги. «... Перед зрителем на фоне бронепоезда – окруженная усиленной охраной, согбенная фигура Гитлера в длинном черном плаще, из­под которого робко высовывается левая рука для рукопожатий, правая после покушения не действует». Эти фильмы помогли художникам так убедительно изобразить Гитлера с его резкой жестикуляцией, с его искаженной страхом физиономией. Множество впечатлений сгустились в один крайне выразительный образ.Удачно найти сюжет – половина дела для мастера жанровой или исторической картины. Политическая зрелость мышления Кукрыниксов, партийное понимание классовой борьбы сказались и в выборе ими сюжета. Художники нашли такую сюжетную ситуацию, которая позволила им показать фашистскую клику в каменном

znanio.ru

Кукрыниксы — Look At Me

Кукрыниксы — творческий коллектив советских художников — графиков и живописцев, в который входили действительные члены АХ СССР, народные художники СССР (1958), Герои Социалистического Труда Михаил Куприянов (1903—1991), Порфирий Крылов (1902—1990) и Николай Соколов (1903—2000).

Псевдоним Кукрыниксы составлен из первых слогов фамилий Куприянова и Крылова, а также первого слога имени и первой буквы фамилии Николая Соколова. Трое художников работали методом коллективного творчества (каждый также работал и индивидуально — над портретами и пейзажами). Наибольшую известность ей принесли многочисленные мастерски исполненные карикатуры и шаржи, а также книжные иллюстрации, созданные в характерном карикатурном стиле.

Творческая группа сложилась в 1929 году в период совместной учёбы художников в Высших художественно-технических мастерских (Вхутемас). В группе происходил поиск нового единого стиля, используя мастерство каждого из авторов. Первыми под перо карикатуристов попали герои литературных произведений. Позже, когда Кукрыниксы стали постоянными сотрудниками газеты «Правда» и журнала «Крокодил», они занялись политической карикатурой.

Кукрыниксы. Изображение № 1.

Кукрыниксы. Изображение № 2.

Кукрыниксы. Изображение № 3.

Кукрыниксы. Изображение № 4.

Кукрыниксы. Изображение № 5.

Кукрыниксы. Изображение № 6.

Кукрыниксы. Изображение № 7.

Кукрыниксы. Изображение № 8.

Кукрыниксы. Изображение № 9.

Кукрыниксы. Изображение № 10.

Кукрыниксы. Изображение № 11.

Кукрыниксы. Изображение № 12.

Кукрыниксы. Изображение № 13.

Кукрыниксы. Изображение № 14.

Кукрыниксы. Изображение № 15.

Кукрыниксы. Изображение № 17.

Кукрыниксы. Изображение № 18.

www.lookatme.ru

Война глазами кукрынистов - Живопись о войне - Искусство

Кукрыниксы — творческий коллектив советских художников-графиков и живописцев, в который входили художники Михаил Куприянов (1903-1991), Порфирий Крылов (1902-1990) и Николай Соколов (1903-1990).

Псевдоним «Кукрыниксы» составлен из первых слогов фамилий Куприянова и Крылова, а также первых трёх букв имени и первой буквы фамилии Николая Соколова. Три художника работали методом коллективного творчества (каждый также работал и индивидуально — над портретами и пейзажами). Всемирную известность им принесли многочисленные мастерски исполненные карикатуры и шаржи.

Карикатуры, плакаты и "Окна ТАСС", созданные Кукрыниксами в годы Великой Отечественной войны 1941-45, сочетают в символически-обобщённых образах убийственный сарказм и героику.

Военный плакат «Беспощадно разгромим и уничтожим врага!» появился на улицах Москвы в июне 1941 года. 

Кукрыниксы прошли всю войну: их листовки сопровождали советских солдат всю военную дорогу до Берлина. Кроме того, был очень популярен цикл плакатов «Окна ТАСС». Их политические карикатуры принадлежат к лучшим образцам этого жанра. Они понимались как орудие борьбы с политическим врагом. 

Коллективу принадлежат многочисленные политические плакаты: «Клещи в клещи», «Потеряла я колечко…», «Под Орлом аукнулось, в Риме откликнулось», «Уолл-стрижка», «Львиная доля», «Превращение фрицев», «Народы предупреждают» и др.

 

 

Уникален рабочий метод Кукрыниксов: мастера добиваются единого, "кукрыниксовского" почерка, объединяя личные дарования в коллективном творческом процессе. 

Кукрынисты обличают фашизм.

"Бегство фашистов из Новгорода", 1944-46, Русский музей, Ленинград; "Конец", 1947-48, Государственная премия СССР, 1949.

Значительное место отводится теме героизма советских людей во время Великой Отечественной войны. В картине "Таня" (1942-1947) запечатлен подвиг Зои Космодемьянской. Сейчас картина находится в Третьяковской галерее. 

Вот что "говорят" о своей работе сами авторы (опубликовано в газете "Смена" №485, 1947г.):

Недавно мы закончили работу над новым вариантом картины «Таня» (Зоя Космодемьянская). Желание запечатлеть образ зверски замученной немцами советской девушки возникло у нас ещё в начале 1942 года, сразу же после того, как в «Правде» была опубликована корреспонденция П. Лидова «Таня».

Через три недели после её появления стало известно, что юная героиня-партизанка была московская школьница-комсомолка Зоя Космодемьянская. В ЦК ВЛКСМ нам предоставили возможность познакомиться с документами расследования, показаниями свидетелей и предложили совершить поездку в Петрищево.

Шёл апрель 1942 года. Машина с трудом продвигалась по изрытому Можайскому шоссе. Деревня Петрищево сохранилась, видимо, потому, что она в стороне от шоссе. Когда мы подъезжали к ней, стоял мутный, серый, почтя декабрьский день. Именно в такой день, по свидетельству очевидцев, была повешена Зоя.

Окна избы, в которой мы остановились, выходили на площадь, где была казнена Зоя. В центре площади из-под снега торчал кусок виселицы. Немцы, отступая, спилили её, а труп девушки с доской и куском верёвки на шее наскоро зарыли неподалёку у берёзы.

Трудно было сразу взяться за карандаш. Всё, что мы увидели и услышали от живых свидетелей, глубоко потрясло нас. Шаг за шагом прошли мы по следам Зои весь её путь. Мы были в избе, где немцы обыскивали и избивали Зою, шли по той дороге, по которой часовые вели в зимнюю стужу полуголую и босую девушку. В избе Василия Кулика нам рассказали жуткую повесть о том, как глумились немецкие солдаты над Зоей и как потом её, полуживую, они вновь и вновь гнали на мороз. Муки Зои становились для нас ощутимыми, и мы ясно представили себе, как шла она обмороженными ногами к виселице с поднятой головой, как говорила, прощаясь, на эшафоте: «Мне не страшно умереть, товарищи. Это счастье - умереть за свой народ!»

В Петрищеве мы сделали несколько этюдов, зарисовок маслом и карандашом.

В Москве мы познакомились с матерью Зои - Любовью Тимофеевной Космодемьянской. Она показала нам те немногие фотографии дочери, которые имела. Мы тщетно искали девушку, похожую на Зою. Нам долго не везло, почти вою картину пришлось делать без натурщицы. Но однажды случайно в вагоне дачного поезда мы увидели девушку, внешность которой напоминала Зою. Мы просили её помочь нам, и она согласилась.

Картина «Таня» была закончена и выставлена. Год спустя у пленных немцев были обнаружены фотографии, сделанные во время казни. Эти, сами по себе чрезвычайно выразительные документы, естественно, дополняли обстановку казни.

Подвиг Зои сделал её одной из популярнейших народных героинь. Мы почувствовали неудовлетворённость первоначальной трактовкой темы. Картина не давала полного представление об отважной комсомолке-партизанке, главную тему заглушала другая - зверство немцев. Всё чаще мы возвращались к этой мысли и, наконец, полностью творчески переосмыслив свой первоначальный замысел, решили переработать картину.

С 1942 года по 1947 год «Таня» выставлялась во многих городах Советского Союза. В свою мастерскую мы получили это полотно после возвращения его из Тбилиси. Нам предстояло значительно переработать картину. Мы заново написали Зою, внесли поправки в композицию толпы и немцев, изменили тон неба, на горизонте изобразили зарево пожара, подчёркивающее близость фронта. Убрали дома, заслонявшие горизонт, и дописали русский пейзаж.

Нам хотелось, чтобы вся вещь в целом выглядела строже. В новой трактовке мы старались изобразить Зою такой, какой она живёт в сердцах миллионов советских людей.

 

Картина «Конец» — вершина в живописи Кукрыниксов. Это плод художественного вымысла, и вместе с тем — это правда, правда искусства, основанная на глубоком знании жизни.

Кукрыниксы рассказывают, что мысль написать картину о крахе фашизма родилась у них в день победы. Нет сомнения, что победоносное завершение войны было сильным толчком, определившим тему произведения, которое отразило разгром злобной социальной силы, залившей кровью полмира и понесшей заслуженную кару. И все же истоки картины «Конец» коренятся в тех трудных и славных годах борьбы с фашизмом, когда так много было пережито и передумано каждым советским патриотом. Картина стала итогом многих наблюдений, раздумий и предварительных поисков Кукрыниксов в области карикатуры и живописи. Сколько раз Гитлер в карикатурах Кукрыниксов командовал скелетами и сам превращался в скелет! Сколько раз предрекали советские карикатуристы конец кровавой авантюре, сколько раз отмечали «разваливание» рейха! Фюрер с тупостью маньяка вел страну и ее сателлитов к пропасти, карикатуристы с великолепнейшим мастерством и прозорливостью фиксировали каждый шаг этого позорного пути. И все же от карикатур до большого, монументального полотна дистанция огромного размера.Исключительно важную роль в истории этой картины сыграли поездки художников в Берлин и на Нюрнбергский процесс. Международный трибунал в Нюрнберге провозгласил: «Развязывание агрессивной войны является не просто преступлением международного характера. Оно является тягчайшим международным преступлением, которое отличается от других военных преступлений только тем, что оно содержит в себе в сконцентрированном виде зло, содержащееся в каждом из остальных». Кукрыниксы задумали показать это зло «в сконцентрированном виде» и обрушить на него громы негодования. 

Для Кукрыниксов всегда чрезвычайно важна натура, те сильные и острые жизненные впечатления, которые вдохновляют их. И вот они спускаются в подземелье рейхсканцелярии, идут ее мрачными коридорами, видят своими глазами воронки от снарядов, выбивавших зверя из логова. Они зарисовывают живых гитлеровцев, делают этюды, размышляют, обмениваются мыслями друг с другом, с бойцами и офицерами — героями боев, пишут портреты советских генералов, присутствовавших на церемонии капитуляции. Все это питало воображение художников, а мысль работала в определенном направлении.

Вернувшись в Москву, по живым следам своих наблюдений Кукрыниксы воссоздают в своей мастерской подобие гитлеровской приемной, которая должна была стать местом действия будущей картины. Появлявшиеся в печати статьи, дневники, воспоминания участников боев за Берлин направляли мысль, будоражили воображение художников. Новые материалы углубляли собственные наблюдения, рождались первые наброски, черновые эскизы картины. Место действия — подземная приемная Гитлера — определилось в сущности сразу, как и главное действующее лицо. Им должен был быть сам фюрер, в котором фашизм нашел наиболее отвратительное и комическое выражение. Проблема комизма, сатирического разоблачения имела для Кукрыниксов очень существенное значение. Явная или скрытая, сатира должна была присутствовать в произведении, в котором подводились итоги последним дням Гитлера и гитлеризма.

Первые эскизы носили бытовой характер, как будто картина посвящалась определенному эпизоду, происшедшему в бомбоубежище. Художники повторяли одну и ту же ошибку: выдвигали Гитлера в центр и на первый план, приковывали внимание к нему, похожему то на помешанного, то на призрак с того света. Гитлер с блуждающим, диким взором «вызывал на себя» взгляды других персонажей картины.

Затем произошло существенное изменение в композиции, которое и решило судьбу картины. Гитлер убирается с авансцены, отодвигается несколько влево, во мрак, на порог приемной. Появление фюрера не производит теперь ни малейшего впечатления на его единомышленников. Никому из них на этот раз не пришло в голову вскочить и, выбросив привычным жестом руку, выкрикнуть: «Хайль Гитлер».

В окончательном варианте Гитлер изображен в тот момент, когда, гонимый страхом, он появляется, как привидение, на пороге убежища. Даже в карикатурах он не был столь страшен и жалок. В картине это фигура трагикомическая, Гитлер судорожно хватается за стену, чтобы не упасть, за ворот мундира, чтобы не задохнуться. Он при последнем издыхании. За ним маячит чуть видно голова Геббельса. Главари фашизма сцеплены друг с другом, как хоровод мертвецов в пляске смерти, хотя никто из действующих лиц не смотрит друг на друга. Где-то вверху, куда обращен безумный взгляд Гитлера (важный мимический и сюжетный штрих!), громыхает советская артиллерия. Надвигается заслуженное возмездие — полное торжество победителей, освобождающих мир от фашизма. Кукрыниксы рассказывают: «Нам хотелось дать почувствовать, что в нашей картине незримо существует положительное начало, хотя оно и не изображено».

Вырвавшись из тьмы, Гитлер попадает в резкую полосу зеленоватого, мертвенного света. Его страшная фигура отбрасывает тень на толстую дверь бомбоубежища; Гитлер и тень, повторяющая его судорожный жест, привносят в картину резкую ноту беспокойства и призрачности. Смесь комического и зловещего—в этой внезапности появления, в резкой светотени, в зеленовато-фиолетовом холодном колорите, в беспорядке, который царит в бомбоубежище и выдает полную растерянность его обитателей.

Кукрыниксы рассказывали, как они впервые столкнулись с главарями фашистов в Нюрнберге: «Мы рассматриваем пока еще пустой зал суда, как вдруг из выдвижной двери боковой стены внезапно появляется знакомая фигура. И зачесанные назад с залысинами волосы, и бабье, с кусками румянца обрюзгшее лицо, и тонкий, широкий лягушечий рот, без нижней губы. Даже бегающие оловянные глазки — все до мелочей знакомо нам. Это он — Геринг». Затем так же внезапно «на пороге двери показалось нечто еще более страшное... сочетание страшного и выдуманного было в этой фигуре, оказавшейся Гессом». Надо полагать, что эта внезапность появления военных преступников одного за другим на пороге зала суда отложилась в сознании художников и подсказала найденное в «Конце» внезапное появление Гитлера.

В Нюрнберге на суде демонстрировались фильмы, в которых действовал Гитлер и его подручные. Кукрыниксы запомнили, как «фюрер, задыхаясь в бесконечных речах, рвется к власти, как, захватив ее, неистово торжествует, лихорадочно строит планы разгрома мира... потирает руки и притопывает ногами». Затем появлялся Гитлер после разгрома его армий в районе Волги. «... Перед зрителем на фоне бронепоезда — окруженная усиленной охраной, согбенная фигура Гитлера в длинном черном плаще, из-под которого робко высовывается левая рука для рукопожатий, правая после покушения не действует». Эти фильмы помогли художникам так убедительно изобразить Гитлера с его резкой жестикуляцией, с его искаженной страхом физиономией. Множество впечатлений сгустились в один крайне выразительный образ.

Удачно найти сюжет — половина дела для мастера жанровой или исторической картины. Политическая зрелость мышления Кукрыниксов, партийное понимание классовой борьбы сказались и в выборе ими сюжета. Художники нашли такую сюжетную ситуацию, которая позволила им показать фашистскую клику в каменном мешке изолированной от немецкого народа. Фашизм рушится на глазах — таково основное ощущение зрителя. Все в этой картине находится в состоянии неустойчивости. Еле держится на ногах фюрер, качаются на стене сдвинутые с места картины, болтается бездействующая телефонная трубка, вверх ножками торчит опрокинутый стул. Генерал на первом плане парализован страхом. Около него чемодан, приготовленный загодя, когда еще можо было думать о бегстве. Час возмездия близок, бои идут на улицах Берлина, бежать некуда. Кукрыниксы обрисовали каждое действующее лицо, так или иначе помраченное животным страхом. Выспренные речи гитлеровских заправил о чести, о великой Германии развеяны в прах, их никто теперь не вспоминает.

Тупо и бессмысленно уставился генерал в пространство, уцепившись руками за стол и за спинку кресла. В выпученных глазах старика отчаяние преступника перед неминуемой гибелью. Молодой питомец Гитлера опустошил бутылку и погрузился в спасительный сон. Голова его запрокинута, мундир расстегнут, рука повисла в бездействии — этот тоже отвоевался. Перед третьим фашистом — фигурой зловещей и готовой к реваншу — недопитый бокал вина; он что-то замышляет и машинально барабанит по столу отвратительными, хищными пальцами. Никто не встал, даже не обернулся, когда Гитлер появился в дверях. Все идет прахом. Позы, жесты, мимика, кисти рук характеризуют состояние персонажей. Однако не психологические портреты сами по себе интересуют художников. Характеристики действующих лиц, чрезвычайно яркие и исчерпывающие, подчинены основной идее картины.

Кукрыниксы нашли очень точный прицел, чтобы показать не сатирические портреты главарей и не один из заключительных эпизодов войны, а позорный крах преступного режима. Ужас, охвативший всю компанию, находит в фюрере самое откровенное и комичное выражение. Характеристика маньяка подчеркнуто экспрессивна и окрашена острым комизмом. Комизм положения фюрера, как, впрочем, и всех остальных фашистов, заключается прежде всего в том, что все эти «сверхчеловеки» с их бредовыми планами господства над миром трусливо забрались в толстостенное убежище и умирают от страха, в то время как там, наверху, идет последнее, решающее сражение.

Типичные представители военной гитлеровской машины во главе с фюрером поставлены художниками в обстоятельства, при которых банкротство фашизма выступает в убийственно комическом виде. В этом скрытом комизме — существенная особенность картины.Момент вынужденного ухода с исторической арены немецких фашистов раскрыт Кукрыниксами в полном соответствии с исторической правдой — трагикомически. Известно, что главари фашизма, приговоренные к смертной казни международным трибуналом, не сумели встретить приговор с достоинством. Они кричали, плакали, упирались, симулировали сумасшествие. Даже Геринг просил о помиловании.

Картина «Конец» — свод жизненных наблюдений ее авторов, в котором отлились характерные черты их творчества, определился высокий уровень достигнутого ими мастерства. Картина сохраняет непосредственность живых ощущений художников, свежесть и красоту живописи. Вместе с тем она так удачно оркестрована, что зритель сразу схватывает самое существенное. Красноречивые детали соподчинены друг другу и главной теме. Живопись пастозна, материальна, красива. Ее мрачный колорит богат. Резкость светотени, нарочитая мертвенность общего тона соответствуют мрачности темы, содержанию характеристик.

Прекрасно взаимодействуют и поддерживают друг друга чуть приглушенные краски вишневого ковра, блестящая фактура полированного коричневого стола, старое золото рам, коричневато-зеленый, прорезанный тенями фон. Световые удары (лица, руки) дают возможность зрителю быстро схватить существенное в психологическом рисунке образов, не упуская при этом основного узла композиции.

Театральная «жилка», уменье придумать и развить литературный сценарий произведения и его подтекст (что так характерно для Кукрыниксов-иллюстраторов) в полной мере проявились в работе над картиной «Конец». Куприянов, Крылов и Соколов с увлечением рассказывают, как они входили в роль действующих лиц, как одевались в мундиры и сообща искали выразительные позы и жесты. Художники прибегали даже к гриму, чтобы лучше войти в роль; они вылепили фигурки из пластилина и пользовались ими в поисках наиболее выразительного решения светотени в композиции.

 В 1967 году было написано полотно "Обвинение (Военные преступники и их защитники на Нюрнбергском процессе)".

Источник: http://www.la-fa.ru/master110.html

pamyat1945.ucoz.ru