О чем тоскует Царевна-Лебедь Врубеля. Картина лебедь


О чем тоскует Царевна-Лебедь Врубеля

царевна лебедь врубеля

Михаил Врубель навсегда остался неразгаданной тайной в мировой культуре.

Так и бывает с гением: его называют странным, вокруг него бурлят эмоции, кипят страсти, ползут слухи, а настоящее признание приходит поздно. Современники по достоинству оценили удивительный дар Врубеля, лишь когда он был уже на смертном одре. Художника провозгласили символом эпохи. О «дивных красках» в творениях Врубеля и о «причудливых чертежах, похищенных у Вечности» говорил в прощальной речи на могиле живописца Александр Блок. Картина «Царевна-Лебедь» Врубеля висела в кабинете поэта в Шахматове.

Русский миф

Врубеля всегда влекла поэзия сказки, фольклорной мистификации, заложенной в образах таинственных волхвов и волшебников из народных произведений. Первым крупным художественным опытом в этой сфере стало монументальное панно «Микула Селянинович», которое мастер представил в 1896 году на Всероссийской выставке в Нижнем Новгороде. Произведение вызвало скандал, комиссия Петербуржской Академии художеств признала работу «нехудожественной». Это не могло не ранить сорокалетнего художника. Однако вскоре у Врубеля появилась муза, вдохновившая его творить в духе русского фольклора. Художник познакомился с певицей Надеждой Забелой, в которую влюбился, услыхав ее неповторимый голос – «ровный, легкий, нежно-свирельный, полный красок», как вспоминали современники. Это удивительным образом перекликалось в художественном сознании Врубеля с выразительнейшими переливами оттенков и полутонов его своеобразной живописи. Художник и певица обвенчались в том же году.картина царевна лебедь врубеля

История создания картины

На создание полотна «Царевна-Лебедь» Врубеля вдохновила постановка оперы Римского-Корсакова «Сказка о царе Салтане» по произведению А. С. Пушкина, где роль сказочной девы-птицы играла Надежда Забела-Врубель. Сначала это задумывалось как эскиз костюма к спектаклю, но затем выросло в нечто гораздо большее – в загадочный и манящий образ, гипнотизирующий тоской по нездешним мирам. Картина «Царевна-Лебедь» Врубеля стала своеобразным гимном женскому образу эпохи модернизма – иррациональному, почти бесплотному, ускользающему и предвещающему некие перемены.

Музыка цвета

царевна лебедь врубель описание

Погружение в мир музыки Римского-Корсакова стало благотворным поворотом в творческой судьбе Врубеля. Надежда Ивановна, жена художника, вспоминала, что, например, оперу «Садко» Михаил Александрович прослушал около ста раз. Он говорил, что может слушать оркестр бесконечно, особенно сцены моря, что всякий раз находит в нем новые фантастические тона. Их мастер воплощал и в своих изумительных работах. Такими оттенками и полутонами дышит и вдохновенная «Царевна-Лебедь» Врубеля, созданная в 1900 году.

На картинах Врубеля почти невозможно увидеть цвета солнечного дня. Он любил переходные состояния – закатный вечер, нарождающееся утро. Колорит концентрирует особое мироощущение художника, его склонность к иррациональному, страсть к тайне и ощущение тревоги, разлитой в мире. В цветовой палитре художника тающие переливы жемчужных тонов в лиловеющем сумраке подобны гармоничным созвучьям музыкального произведения. Такою же трепетной и ускользающей изобразил ту, чье имя Царевна-Лебедь, Врубель.

Описание полотна

В медленно спускающихся на землю сумерках с алой линией заката царевна уплывает прочь, она оглянулась, чтобы сделать последний многозначительный и предостерегающий жест Гвидону. В ее печальных очах застыла тревога и скорбь, одновременно взор этих прекрасных глаз странно холоден и равнодушен к земной суете. Царевна-Лебедь Врубеля печалится о чем-то невидимом за пеленой видимого мира. Еще мгновение - и она превратится в дивного белого лебедя. Эта птица в мировосприятии символизма олицетворяет вдохновение, способное прорвать рациональный мир и унестись мечтой в иные сферы.

Тихий трепет исходит от картины, на которой мерцают драгоценные каменья в дорогом кокошнике, горят тем же драгоценным сиянием на бледном лице глаза прекрасной девы, падают алые отсветы закатного солнца на морскую рябь, прозрачную воздушную вуаль и огромные белоснежные крылья.

Ничего общего со статными румяными и жизнерадостными красавицами-царевнами, какими их традиционно изображают иллюстраторы русских сказок, не имеет Царевна-Лебедь Врубеля. Ее хрустальный образ гораздо ближе не то к лику мифической Афродиты, не то к чарующему облику демоницы Лилит.врубель м царевна лебедь

Обещание счастья

Ангельское лицо царевны напоминает лицо другого ангела – падшего - с последних полотен Врубеля. Образ мятущегося Демона преследовал художника десятилетиями, он видел в нем дух не столько «злобный», сколько «страдающий и властный». Однако все же Царевну-Лебедь нельзя уподобить падшему ангелу. В ней есть стойкость, терпение и сила настоящей любви, и колдовские чары ее целиком на стороне добра, ради которого она кажется готовой пожертвовать самой жизнью. Потому-то таинственный облик и окутан такой нежной и величественной красотой, пленившей царевича Гвидона.

Человек во все времена мечтает о запредельной тайне и о сказке со счастливым концом. Об одной из них восхитительным языком красок и образов рассказал Врубель М. Царевна-Лебедь живет в каждом ищущем поэзии и волшебства сердце.

fb.ru

Царевна-Лебедь Врубель Картина

Живопись русских художников Картина Михаила Врубеля «Царевна-Лебедь». Холст, масло.

Силу богатырского эпоса Врубель чувствовал, но, вероятно, ему ближе были образы более хрупкие и лирические, «тающие и ускользающие», подобные тем, что создавала на сцене его жена. Большая вереница сказочных произведений венчается двумя знаменитыми картинами, которые непременно вспоминаются каждому, кто хоть сколько-нибудь знает живопись Врубеля: «Пан», написанная в 1899-м, и, наконец, в завершение —  «Царевна-Лебедь» в 1900 году. О достоинствах «Царевны-Лебедь» высказываются разные суждения — не все согласны считать ее шедевром. В ней нет той безмятежности, которая так трогательна в «Морской Царевне» — в сказочный мир вдруг вкрадывается тревога, вещие предчувствия. А. П. Иванов говорил об этой картине: «Не сама ли то Дева-Обида, что, по слову древней поэмы, «плещет лебедиными крылами на синем море» перед днями великих бедствий?»

Да, врубелевская Царевна-Лебедь скорее ведет свое происхождение от Девы-Обиды «Слова о полку Игореве», чем от героини пушкинской «Сказки о царе Салтане» или оперы Римского-Корсакова на этот сюжет. У Пушкина и Римского-Корсакова она дневная, светлая. Царевич Гвидон спас ее от злого коршуна, она становится женой Гвидона и все устраивает к общему счастью. На картине Врубеля загадочная птица с ликом девы едва ли станет женой человека, и благополучия не обещает ее томный прощальный взор, ее жест руки, предостерегающий, призывающий к молчанию. Настроение картины тревожное: сгущаются синие сумерки, видна багряная полоса заката и какие-то недобрые красные огни вдалеке — не такие, как в ясном городе Леденец. Царевна не приближается — она уплывает во тьму и только в последний раз обернулась, чтобы сделать свой странный знак предостережения.

Необыкновенно красиво ее лицо — действительно, «красота неописанная» сказочных царевен, и ее волшебно-мерцающее оперение, дымчатое, отливающее розовым, и воздушная фата, и жемчуга кокошника, и блистающие драгоценные перстни. Все даже «слишком красиво» — может быть, потому эта картина и не всем теперь нравится. Ее упрекают в театральности. Но, думается, она не более и не менее театральна, чем другие фантастические картины Врубеля: в его «волшебном театре» «Царевна-Лебедь», пожалуй, представляет кульминацию, увенчание и конец сказочной темы. Никаких прямых связей со сценической трактовкой «Царя Салтана» в картине нет, и сама царевна даже не похожа на Н. И. Забелу — совсем другое лицо, в отличие от «Морской Царевны», где портретное сходство несомненно. Н. А. Прахов находил в лице Царевны-Лебеди сходство с его сестрой, Е. А. Праховой. Вероятнее всего, Врубель придумал лик Царевны, в котором отдаленно отразились и слились черты и его жены, и дочери когда-то любимой им женщины, а может быть, и еще чьи-то.

Картину «Царевна-Лебедь» особенно любил Александр Блок. Фотография с нее всегда висела у него в кабинете в Шахматове. Ею навеяно большое стихотворение с подзаголовком «Врубелю». Каких-либо прямых «иллюстративных» перепевов врубелевских образов в нем нет — поэтические представления возникают ассоциативно, внушаются, будятся картиной, ее переливами и вспышками красок, ее атмосферой неясных пророчеств, прощания с былым, предчувствия нового...

Дали слепы, дни безгневны,Сомкнуты уста. В непробудном сне царевны,Синева пуста. Были дни — над теремамиПламенел закат. Нежно белыми словамиКликал брата брат...

Видится волшебный всадник:Белый конь, как цвет вишневый...Блещут стремена... На кафтан его парчовыйПролилась весна. Пролилась — он сгинет в тучах,Вспыхнет за холмом...

Предчувствуются смятения:Будут вёсны в вечной сменеИ падений гнет. Вихрь, исполненный видений,— Голубиный лет... Что мгновенные бессилья?Время — легкий дым... Мы опять расплещем крылья,Снова отлетим! И опять, в безумной сменеРассекая твердь, Встретим новый вихрь видений,Встретим жизнь и смерть!

Это писал еще юный Блок, автор «Стихов о Прекрасной Даме» и «Нечаянной радости»; писал, стоя на распутье, прощаясь с мистическими идиллиями своей молодости. «С Врубелем я связан жизненно», — скажет он позже. Врубель ничего об этом не знал — не знал ни Блока, ни вообще молодую русскую поэзию; он любил Римского-Корсакова, Тургенева, Чехова, Ибсена, у него был свой «вихрь, исполненный видений», и свои прощания. «Царевной-Лебедь» он прощался с «безгневностью», бестревожностью русского эпоса — прекрасная царевна уплывала, кончалась сказка, и снова настойчиво звал Демон, тот «монументальный Демон», который был отложен на будущее.Далее →

smallbay.ru

Лебедь (42 фото)

Лебедь по своей величине, силе, красоте и величественной осанке очень давно и справедливо назван царем всех водоплавающих птиц. Белый как снег, с блестящими, прозрачными небольшими глазками, с черным носом и черными лапами, с длинной, гибкой и красивой шеей, он очень прекрасен, когда спокойно плавает между зеленых камышей, по темно-синей гладкой поверхности воды. Ну и конечно нельзя не сказать о лебединой верности… Лебеди создают пару один раз и на всю жизнь…

 

Белый лебедь в чёрной водеБелый лебедь в чёрной воде

 

Три лебедяТри лебедя

 

Два белых лебедя в водеДва белых лебедя в воде

 

Белый лебедьБелый лебедь

 

Лебедь возле озераЛебедь возле озера

 

Лебедь со своими птенцамиЛебедь со своими птенцами

 

Лебедь и её птенцыЛебедь и её птенцы

 

Одинокий лебедь на водеОдинокий лебедь на воде

 

Парочка чёрных лебедейПарочка чёрных лебедей

 

Парочка белых лебедей в туманеПарочка белых лебедей в тумане

 

Два лебедяДва лебедя

 

Белый лебедь взлетаетБелый лебедь взлетает

 

Красивая пара лебедейКрасивая пара лебедей

 

Лебедь-кликунЛебедь-кликун

 

Белый лебедь в прозрачной водеБелый лебедь в прозрачной воде

 

ЛебедиЛебеди

 

Лебедь в голубой воде озераЛебедь в голубой воде озера

 

Семейство лебедей плывет по водеСемейство лебедей плывет по воде

 

Лебедь садится на водуЛебедь садится на воду

 

Два чёрных лебедяДва чёрных лебедя

 

Молодой лебедь в водеМолодой лебедь в воде

 

Черношейный лебедьЧерношейный лебедь

 

Лебеди в солнечных лучахЛебеди в солнечных лучах

 

Белый лебедь в капельках водыБелый лебедь в капельках воды

 

Лебедь и птенцы на берегу озераЛебедь и птенцы на берегу озера

 

Лебедь на озере на закатеЛебедь на озере на закате

 

Красивый чёрный лебедьКрасивый чёрный лебедь

 

Пара молодых лебедейПара молодых лебедей

 

Лебедь на берегу озераЛебедь на берегу озера

 

Лебедь плавает в водеЛебедь плавает в воде

 

Пара красивых лебедейПара красивых лебедей

 

Силуэт лебедя на озереСилуэт лебедя на озере

 

Парочка лебедейПарочка лебедей

 

Лебедь танцует в зелёной водеЛебедь танцует в зелёной воде

 

Лебедь танцует в водеЛебедь танцует в воде

 

Лебедь с белыми крыльямиЛебедь с белыми крыльями

 

Чёрный лебедь спрятал клювЧёрный лебедь спрятал клюв

 

Черный лебедь с птенцами на траве с сухой листвойЧерный лебедь с птенцами на траве с сухой листвой

 

Лебедь взлетаетЛебедь взлетает

 

Молодой лебедьМолодой лебедь

 

Черношейные лебедиЧерношейные лебеди

 

Лебеди на озереЛебеди на озере

 

Необыкновенная красота, романтика и изящество — всё это птицы лебеди. Серые, белые, черные — самые крупные водные птицы восхищают и удивляют человека многие годы. Эти крупные водоплавающие перелётные птицы с длинной, красиво изогнутой шеей, мощными крыльями и белым или чёрным оперением из отряда гусеобразных рода утиных делятся на семь различных видов.

Расскажите друзьям об этих величественных птицах!

classpic.ru

Картина «Царевна-Лебедь» М.Врубеля. Описание картины, история создания.

Мистичность М. Врубеля давно уже общепринятый факт, учитывая всех его демонов. Художника словно притягивали потусторонние силы. Не стали исключением и сказки, причем не народные, а литературные.

Он создавал их зыбкий, фантастический и не всякому понятный мир. Истоки этого – в образовании живописца. Он увлекался музыкой, театром и оперой. После знакомства с Надеждой Забелой он открыл для себя мир театральных декораций и эскизов сценических костюмов для жены. Они поражали публику и критиков настолько, что они ожидали не столько премьеры спектакля, сколько приходили воочию увидеть костюмы оперной певицы.

Супруга стала музой для портретов, а Врубель был влюблен в ее голос, в создаваемый женщиной образ, в то, что так услужливо подсказывало воображение. В 1900 году композитор Н. Римский-Корсаков презентовал московской публике оперу «Царевна-Лебедь». Врубель трудился над эскизами костюмов для актеров, а Надежда Забела исполнила партию Царевны. Сам художник, как известо, боготворил жену и жил для нее, посещал все репетиции, ночами сидел над декорациями и костюмами, и бесчисленное количество раз рисовал. Вдохновленный музыкой и красотой сказочной героини, мастер создал картину «Царевна-Лебедь», прообразом для которой и послужила супруга.

Картина поражает своей статичностью. Вы не увидите здесь живой игры светотеней, вы лишь ощутите неясную тревогу. Замершая вода и неживые огни дальнего города, огромные глаза бледнокожей девушки навеивают воспоминания о тех таинственных и роковых женщинах, из-за которых мужчины не спят ночами и бросают семьи.

Если проводить параллель между демонами и Царевной-Лебедью, многие с уверенностью скажут, что она – демоница. Согласно опере и сказке, эта девушка помогает Гвидону. Но перед знатоками культуры невольно встает вопрос: «Почему ее хотел убить коршун?». Она была волшебницей, чародейкой, то есть, имела прямую связь с потусторонним миром. А еще не зритель, не читатель не знает, откуда появилась эта незнакомка в кристально белых одеждах и роскошном кокошнике. Точно известно происхождение всех героев пушкинской сказки, а она лишь «… поверх текучих вод плывет».

Вторая ассоциация – Афродита, рожденная из вод и строчка из цветаевского «я – бренная пена морская». Царевна-Лебедь появилась из моря, в котором, согласно перечню мифов и легенд жили прекрасные девы с чарующим голосом и бездонными глазами, а чтобы выбраться из пучины, они превращались в прекрасных белых птиц.

Очи врубелевской героини – отдельный разговор. Они приковывают к себе и не отпускают, они похожи на взгляд существа из другой вселенной. Они страшны и одновременно загадочны, причем загадка эта настолько дикая и первозданная, что просто не подлежит объяснению.

Девушку, изображенную на картине, довольно сложно назвать красивой по стандартным канонам. Но в ее бледной коже, темных волосах и хрупких длинных пальцах определенно есть магия и притягательность для сильного пола. Князь Гвидон перед Лебедью не устоял.

Загадочная царевна занимает всю композицию картины. Ее наряд – белый с оттенками серебра, настолько легкими, что они почти незаметны. Причем цвет платья и крыльев не мягкий и жизнерадостный, а кристаллический с оттенками голубого – такой поразительно холодный и неживой, что вы невольно задумаетесь о Снежной Королеве.

На заднем плане полотна по левую сторону – огни чудо-острова. Волны бьются о его скалы, словно заманивая к себе. Невозможно разглядеть дома и княжеский замок, поскольку на картине лишь блики красного, оранжевого и желтого – единственные светлые пятна во всей композиции. Они символизируют жизнь, а еще – страсть, которую скрывает взгляд Царевны. Остров омывают воды глубокого синего моря, настолько темного, что кажется, будто оно вот-вот «закипит, поднимет вой», слившись с темно-синим, багровым и мрачным небом. Узенькая полоска света вдали словно говорит о том, что есть в облике Лебеди нечто человеческое – она смогла полюбить.

Весь задний план холста наполнен сгущающимися сумерками. Это прощание ночи и дня, самое таинственное время суток. Сумеречная темнота накрывает чудный остров, морскую гладь и саму Царевну. Начинается та самая загадка – превращение. Вы видите лебединые белоснежные крылья, которые через долю секунды станут морской пеной, а само превращение кажется бесконечным. Реальность картины Врубеля настолько искажена, что создается впечатление, будто некие демонические силы остановили время. В первую очередь, это проявляется в одежде Лебеди. Роскошный кокошник, украшенный замысловатыми узорами, белыми и голубыми камнями – все сияет, подобно языческим украшениям. Платье демонической красавицы – белое, цвета невинности и чистоты, а еще – бесконечности и холода, чем-то напоминает свадебный наряд. Возможно, художник передал тот миг, когда Царевна должна была явить себя Гвидону.

Поэтому мистическая девушка к зрителю не приближается, она уходит от него навстречу своему счастью, подобно блоковской незнакомке. Она смотрит на вас вполоборота, словно предупреждая, что демонов усмирить дано не каждому.

Картина выполнена в любимой технике живописца – все те же четкие черты лица, конечностей и деталей, игра теней, придающая им объем, а в остальном – грубые мазки мастихином, подчищенные ножом.

Говорят, Врубель сошел с ума, рисуя демонов. Уж не была ли Царевна-Лебедь одной из них? Критики, историки искусства, да и потомки самого художника ищут ответ на этот вопрос и не находят его и по сегодняшний день.

Говорят, что арт-терапия – изобретение Врубеля. Рисуя своих демонов и демониц, он мог контролировать свою шаткую психику. Психиатры, исследовавшие картины художника, пришли к выводу, что в его состоянии бывали улучшения, когда он рисовал и вспышки, когда он только задумывал картину.

Говорят, художник, верный жене, был соблазнен. И это правда. Его соблазнила та неведомая и ускользающая, мистическая и опасная сила искусства, которую он лишь на миг хотел остановить на картине «Царевна-Лебедь». Оказалось, остановил на вечность.

М. Врубель «Царевна-Лебедь»

Мистичность М. Врубеля давно уже общепринятый факт, учитывая всех его демонов. Художника словно притягивали потусторонние силы. Не стали исключением и сказки, причем не народные, а литературные.

Он создавал их зыбкий, фантастический и не всякому понятный мир. Истоки этого – в образовании живописца. Он увлекался музыкой, театром и оперой. После знакомства с Надеждой Забелой он открыл для себя мир театральных декораций и эскизов сценических костюмов для жены. Они поражали публику и критиков настолько, что они ожидали не столько премьеры спектакля, сколько приходили воочию увидеть костюмы оперной певицы.

Супруга стала музой для портретов, а Врубель был влюблен в ее голос, в создаваемый женщиной образ, в то, что так услужливо подсказывало воображение. В 1900 году композитор Н. Римский-Корсаков презентовал московской публике оперу «Царевна-Лебедь». Врубель трудился над эскизами костюмов для актеров, а Надежда Забела исполнила партию Царевны. Сам художник, как известо, боготворил жену и жил для нее, посещал все репетиции, ночами сидел над декорациями и костюмами, и бесчисленное количество раз рисовал. Вдохновленный музыкой и красотой сказочной героини, мастер создал картину «Царевна-Лебедь», прообразом для которой и послужила супруга.

Картина поражает своей статичностью. Вы не увидите здесь живой игры светотеней, вы лишь ощутите неясную тревогу. Замершая вода и неживые огни дальнего города, огромные глаза бледнокожей девушки навеивают воспоминания о тех таинственных и роковых женщинах, из-за которых мужчины не спят ночами и бросают семьи.

Если проводить параллель между демонами и Царевной-Лебедью, многие с уверенностью скажут, что она – демоница. Согласно опере и сказке, эта девушка помогает Гвидону. Но перед знатоками культуры невольно встает вопрос: «Почему ее хотел убить коршун?». Она была волшебницей, чародейкой, то есть, имела прямую связь с потусторонним миром. А еще не зритель, не читатель не знает, откуда появилась эта незнакомка в кристально белых одеждах и роскошном кокошнике. Точно известно происхождение всех героев пушкинской сказки, а она лишь «… поверх текучих вод плывет».

Вторая ассоциация – Афродита, рожденная из вод и строчка из цветаевского «я – бренная пена морская». Царевна-Лебедь появилась из моря, в котором, согласно перечню мифов и легенд жили прекрасные девы с чарующим голосом и бездонными глазами, а чтобы выбраться из пучины, они превращались в прекрасных белых птиц.

Очи врубелевской героини – отдельный разговор. Они приковывают к себе и не отпускают, они похожи на взгляд существа из другой вселенной. Они страшны и одновременно загадочны, причем загадка эта настолько дикая и первозданная, что просто не подлежит объяснению.

Девушку, изображенную на картине, довольно сложно назвать красивой по стандартным канонам. Но в ее бледной коже, темных волосах и хрупких длинных пальцах определенно есть магия и притягательность для сильного пола. Князь Гвидон перед Лебедью не устоял.

Загадочная царевна занимает всю композицию картины. Ее наряд – белый с оттенками серебра, настолько легкими, что они почти незаметны. Причем цвет платья и крыльев не мягкий и жизнерадостный, а кристаллический с оттенками голубого – такой поразительно холодный и неживой, что вы невольно задумаетесь о Снежной Королеве.

На заднем плане полотна по левую сторону – огни чудо-острова. Волны бьются о его скалы, словно заманивая к себе. Невозможно разглядеть дома и княжеский замок, поскольку на картине лишь блики красного, оранжевого и желтого – единственные светлые пятна во всей композиции. Они символизируют жизнь, а еще – страсть, которую скрывает взгляд Царевны. Остров омывают воды глубокого синего моря, настолько темного, что кажется, будто оно вот-вот «закипит, поднимет вой», слившись с темно-синим, багровым и мрачным небом. Узенькая полоска света вдали словно говорит о том, что есть в облике Лебеди нечто человеческое – она смогла полюбить.

Весь задний план холста наполнен сгущающимися сумерками. Это прощание ночи и дня, самое таинственное время суток. Сумеречная темнота накрывает чудный остров, морскую гладь и саму Царевну. Начинается та самая загадка – превращение. Вы видите лебединые белоснежные крылья, которые через долю секунды станут морской пеной, а само превращение кажется бесконечным. Реальность картины Врубеля настолько искажена, что создается впечатление, будто некие демонические силы остановили время. В первую очередь, это проявляется в одежде Лебеди. Роскошный кокошник, украшенный замысловатыми узорами, белыми и голубыми камнями – все сияет, подобно языческим украшениям. Платье демонической красавицы – белое, цвета невинности и чистоты, а еще – бесконечности и холода, чем-то напоминает свадебный наряд. Возможно, художник передал тот миг, когда Царевна должна была явить себя Гвидону.

Поэтому мистическая девушка к зрителю не приближается, она уходит от него навстречу своему счастью, подобно блоковской незнакомке. Она смотрит на вас вполоборота, словно предупреждая, что демонов усмирить дано не каждому.

Картина выполнена в любимой технике живописца – все те же четкие черты лица, конечностей и деталей, игра теней, придающая им объем, а в остальном – грубые мазки мастихином, подчищенные ножом.

Говорят, Врубель сошел с ума, рисуя демонов. Уж не была ли Царевна-Лебедь одной из них? Критики, историки искусства, да и потомки самого художника ищут ответ на этот вопрос и не находят его и по сегодняшний день.

Говорят, что арт-терапия – изобретение Врубеля. Рисуя своих демонов и демониц, он мог контролировать свою шаткую психику. Психиатры, исследовавшие картины художника, пришли к выводу, что в его состоянии бывали улучшения, когда он рисовал и вспышки, когда он только задумывал картину.

Говорят, художник, верный жене, был соблазнен. И это правда. Его соблазнила та неведомая и ускользающая, мистическая и опасная сила искусства, которую он лишь на миг хотел остановить на картине «Царевна-Лебедь». Оказалось, остановил на вечность.

5sec.info


Смотрите также