Лютнист (картина Караваджо). Картина лютнист


Картина «Лютнист» — Artrue

Автор: Микеланджело да Караваджо.Год создания: Около 1595.Тип: холст, масло.Габариты: 94*119 см.

Лютнист. Караваджо. Эрмитаж.Лютнист. Караваджо. Эрмитаж.

Лютнист

Работа «Лютнист» так же известна под названием «Юноша с лютней», и принадлежит кисти отца барокко — Караваджо.

При кажущейся реалистичности, жанровости изображение юного музыканта с миловидным, почти девичьим лицом, отличается сложным, скрытым от непосвященных содержанием, наполнен символикой, доступной понимания лишь немногим, хотя тема музыки была очень популярна среди венецианских художников и пользовалась спросом у покупателей и зрителей.

Версии картины

Стоит отметить, что в России «Лютнист» — единственная работа руки Караваджо. Увидеть её можно в Эрмитаже. Так же есть две идентичные версии (Музей Метрополитен (США) и Бадминтон-хаус (Англия)). Три версии имеют отличия, наподобие разных текстов в тетради и габаритов самой картины.

Юноша с лютней. Английская версия.Юноша с лютней. Английская версия.Произведение в Бадминтон-хаус

Трактовки работы

Юноша с лютней (Эрмитаж). Фрагмент.Юноша с лютней (Эрмитаж). Фрагмент.Трактовке сюжета картины посвящены целые научные исследования; наиболее распространенным является мнение о том, что идея произведения связана с темой «суеты сует» — темой неизбежности гибели всего живого. Все реальные, будто написанные с натуры, детали картины полны скрытых намеков. Цветущая юность красавца-лютниста преходящая: об этом напоминает порванная струна лютни, цветы, которые вскоре увянут, фрукты, которые сморщатся и высохнут (типичные элементы «ванитас»). Другая интерпретация картины связана с символическим изображением пяти чувств: цветы — обоняние, плоды — вкус, ноты — зрение, музыка — слух, а особая весомость, подчеркнутая трехмерность изображенных предметов намекает на возможность их осязания. Ноты в тетради, лежащей рядом со скрипкой перед музыкантом, художник выписал с такой точностью, что удалось расшифровать мелодию модного в то время мадригала.

Юноша с лютней. США.Юноша с лютней. США.Работа из Нью-Йорка

Художественные приемы, которые применяет Караваджо в этой работе, — контраст освещенной ярким ровным боковым светом фигуры на переднем плане и темного нейтрального фона, подчеркнутая объемность формы, интерес к реальным деталям, отсутствие идеализации — получили большую популярность не только среди художников — соотечественников Караваджо, но и у многих его европейских последователей. «Караваджизм» стал одним из ведущих направлений в живописи XVII века. Работа создавалась для покровителя художника, которым на тот момент являлся кардинал Дель Монте.

artrue.ru

Микеланджело да Караваджо. "Лютнист "

«Лютнист» — картина Караваджо. Существует в трёх версиях, ныне хранящихся: в Эрмитаже, Санкт-Петербург, Музее Метрополитен, Нью-Йорк (собрание Вильденстайна) и в усадьбе Бадминтон-хаус, Глостершир, Великобритания. Из них до недавнего времени общепризнанным было авторство только эрмитажного полотна; сейчас первой авторской версией сюжета считается полотно в Нью-Йорке. Английское полотно — копия с эрмитажного. Сам художник считал «Лютниста» «наиболее удавшимся ему фрагментом живописи»

Michelangelo Merisi da Caravaggio.ок. 1595Музей Метрополитен, Нью-Йорк

Картина была создана около 1595 года по заказу высокопоставленного покровителя Караваджо кардинала Франческо Марии Борбоне дель Монте (1549—1627), в доме которого (на вилле Мадама в Риме) художник прожил несколько лет. Считается парной к «Концерту» («Музицирующие мальчики») Караваджо (Метрополитен, Нью-Йорк). Вероятно, это первая картина, где художник использовал контрастную свето-теневую моделировку.

Michelangelo Merisi da Caravaggio.Концерт.«Музицирующие мальчики».1595-1596Концерт — раннее произведение художника Караваджо. Хранится в Метрополитен-музее, Нью-Йорк.ОписаниеЧетыре юноши в условно-театральных костюмах сидят и готовятся к репетиции. Один внимательно вглядывается в ноты, второй подтягивает струны лютни, третий проголодался и срывает виноград. Когда всё было нарисовано, Караваджо добавил к картине еще ​​и свой ​​автопортрет.

Название картины условное, но многозначительное. Ее называли и «Музыка», и «Музыканты», и «Концерт». Хотя лучше полотну подходит название Репетиция. Театральный наряд юношей отрывал полотно от обыденности, а простенький мотив репетиции становился немного праздничным. Красоты картине добавляли и гармоничные краски и композиция. В паре с «Концертом» Караваджо написал еще и «Юношу с лютней». Последняя казалась интереснее зрителям, и художник сделал еще две авторские копии.Первую версию «Лютниста» купил у дель Монте его друг, банкир и коллекционер Винченцо Джустиниани. В 1808 году в Париже собрание Джустиниани было выставлено на продажу. Ещё до начала аукциона Доминик Виван Денон, директор Лувра, приобрёл эту картину для Эрмитажа. Первый биограф Караваджо Беллори утверждал, что на полотне изображена девушка. Возможно, Беллори был введён в заблуждение чересчур женственным видом юноши. В Эрмитаже картина долгое время экспонировалась под названием «Лютнистка». Существует также версия, что это портрет испанского кастрата Педро Монтойи из придворного хора дель Монте, который нередко приглашался для выступления в Сикстинскую капеллу. Биограф же Караваджо Питер Робб считает, что художник изобразил своего спутника Марио Миннити, позировавшего также для ряда других картин этого периода в том числе «Игроков» и одного из двух вариантов «Гадалки». Есть также версия, что «Юноша с лютней» — портретное изображение Галлуса, миланского музыканта, чьё имя начертано на второй тетради, лежащей на столе. Для дель Монте Караваджо написал вторую версию (100х126,5), внеся в неё некоторые изменения. Он убрал сосуд с цветами, добавил к скрипке на столе флейту и спинет, на заднем плане появилась клетка со щеглом. Музыкальные инструменты представляют собой ценные экземпляры, и, вероятно, они происходят из личной коллекции Дель Монте.Версия, происходящая из собрания Вильденстайна была продана наследниками дель Монте кардиналу Антонио Барберини в 1628 году вместе с некоторыми другими полотнами. Каталог выставки 1990 года отмечает значительные отличия в световых эффектов этой версии, утверждая, что это «знаменует собой значительный шаг в сторону более резко освещённых, композиций, на которые позднее стали характерными для стиля Караваджо.» Повышенние контраста между тенями и светом художник использует, например в «Мученичестве святого Матфея». Тем не менее, критик Джейсон Кауфман считает, что портрет в версии Вильденстайна слабее эрмитажного, а Дэвид Ван Эдвардс, отметив, что инструмент в руках музыканта представляет собой не типичную итальянскую лютню того времени, заключил, что картина написана не Караваджо .

Картина, хранящаяся в Бадминтон-хаус впервые появилась на аукционе Сотбис (Нью-Йорк, 25 января, 2001 года, лот 179). Изначально покрытая толстым слоем жёлтого лака, она во всех деталях соответствует сделанному Бальоне описанию картины из дворца кардинала дель Монте. Согласно Бальоне, цветы покрыты каплями росы, а в графине с водой отражается окно и иные детали интерьера. Все это, а также множество так называемых pentimenti (следов на холсте, от рукоятки кисточки, оставлять которые было в привычках Караваджо), — все это резко отличает картину из Бадминтон-хаус от полотна, хранящегося в Эрмитаже. Она также чуть больше по размеру, чем эрмитажная версия, в которой край слегка обрезает цветы слева, а завиток на грифе инструмента написан более густыми мазками.

Michelangelo Merisi da Caravaggio.Лютнист.1596 Эрмитаж, Санкт-Петербург

Сюжет

На всех трёх версиях картины изображён очень молодой человек, почти мальчик, с мягкими чертами лица и густыми каштановыми волосами, аккомпанирующий себе на лютне.

На эрмитажном варианте и картине из Бадминтон-хаус на раскрытой странице партитуры легко читаются ноты басовой партии мадригала Якоба Аркадельта Voi sapete ch’io vi amo («Вы знаете, что я люблю вас»). На другой тетради начертано Gallus — имя одного из друзей Караваджо, миланского музыканта. На картине из собрания Вильденстайна (хранится в Музее Метрополитен), тетрадь раскрыта на нотах мадригалов итальянского композитора Франческо де Лайоля на слова Петрарки: Laisse le voile и Pourquoi ne vous donnez-vous pas? Яхета де Берхема. Выбор в основном музыки французских и фламандских композиторов считается символичным — Франческо дель Монте представлял при папском дворе Тосканское герцогство, союзника Франции и противника Испании.

Караваджо.Лютнист, ок. 1596Бадминтон-хаус, Глостершир

Тона картины приглушены, переходы светотени деликатны. Единственный косой луч (позднее такой же появится в «Призвании апостола Матфея» освещает юношу. Караваджо точно передал эффект взаимного влияния освещенных предметов: на щёку лютниста падает отблеск его белой рубашки, а на тыльную сторону лютни — рефлекс от страниц нотной тетради. По словам современника и биографа Караваджо Манчини и немецкого художника Иоахима фон Зандрата, жившего несколько позднее, мастер выбирал тёмный подвал или помещение с совершенно чёрными стенами, в которое падал одинокий световой луч, чтобы достичь совершенного изображения естественного рельефа при помощи «оказывавшего сопротивление» сумрака. Блики света на сосуде с цветами (варианты Эрмитажа и Бадминтон-хауса) отображены в точном соответствии с законами оптики. Возможно, это результат общения художника с учёными из круга дель Монте , среди которых были Галилео Галилей и Джованни делла Порта. Последний является автором работ «О рефракции», где рассматривались проблемы оптики, и «Естественная магия, или О чудесах естественных вещей», в которой приводилось описание камеры-обскуры. Сэм Сигал обратил внимание на то, что букет составлен из цветов (ирис, ромашка, жасмин, шиповник, дамасская роза), которые цветут примерно в одно время — весной. Многие же фламандские художники: Ян Брейгель, Амброзиус Босхарт, Ван дер Альст создавали роскошнейшие композиции из растений, цветущих в разное время. Брейгель, например, ждал несколько месяцев, чтобы добавить очередной цветок в свой натюрморт. Дель Монте, среди прочего, увлекался изучением растений и их использованием в медицинских препаратах, и его окружение разделяло эти интересы. Фрукты же не соответствуют весеннему сезону. Первоначально Караваджо изобразил их помещёнными в корзину или миску, но позже просто разместил на столе.

тут

kolybanov.livejournal.com

ЛЮТНИСТ Караваджо. 100 великих картин

ЛЮТНИСТ

Караваджо

Микеланджело Меризи был прозван Караваджо по месту своего рождения в местечке Караваджио близ Милана. Будучи простым каменщиком, из-за страстной любви к искусству он пришел в Рим, чтобы заняться там живописью. Первоначальным приемам этого искусства он научился, растирая краски у плохих рисовальщиков фресок. Но вскоре терпение и труд поставили его в ряд с величайшими художниками своего времени. Не имея учителей, Караваджо создал свой собственный стиль, в картинах своих отличался необузданной энергией, впрочем, как и в жизни (он несколько раз дрался на дуэлях, за что потом сидел в тюрьмах)

Талант Караваджо был смелый, пламенный, полный силы, хотя художника часто упрекали, что он ищет истину далеко от идеала. Одаренному неудержимым воображением и в высшей степени владеющему живописной техникой, ему пророчили великое будущее, если бы он вникал в правила (до него уже открытые), если бы не обращался к безусловному копированию природы, если бы не впадал в тривиальность и частые анахронизмы, если бы он изучал произведения древних. 

Этот художник не знал успокоенности ни в жизни, ни в творчестве. Караваджо осмелился отказаться от того, что было создано до него, и обратил внимание и взоры художников к самому великому учителю — Природе. Он ввел в свои картины простых, обыкновенных людей, порой грубоватых, но прекрасных новой красотой — правдой жизни. Его упрекали за то, что в рисовании он «следует своему собственному гению, не питая никакого уважения к превосходнейшим античным мраморам». Один из первых биографов художника писал: «Когда ему показывали знаменитейшие статуи Фидия и Гликона, чтобы он воспользовался ими для изучения, он, протянув руку и указав на толпу, ответил только, что для мастеров достаточно натуры. И, чтобы придать убедительность своим словам, он позвал цыганку, которая случайно проходила по дороге, привел ее в мастерскую и изобразил предсказывающей судьбу» (картина «Гадалка»)

Бунтарь-Караваджо совершил переворот в живописи. Ему было 27 лет, когда его «Матфей» был отвергнут заказчиками за потрясение традиций и благопристойности, ибо апостола художник написал в облике простого рыбака. Порой его картины закрывали темно-зеленым сукном, чтобы зрители могли осмотреть остальные картины выставки, настолько его полотна ярко выделялись и поражали.

Это был гений великий, гений самостоятельный, хотя современников Караваджо поражали, а многим казались вульгарными сюжеты и модели его картин. Но к тому времени, когда была создана «Гадалка», Караваджо уже имел нескольких богатых и влиятельных покровителей. Оригинальность картин Караваджо и их несомненные художественные достоинства привлекали к нему наиболее образованных и понимающих толк в искусстве римских меценатов. Среди них был кардинал дель Монте, для которого художник и написал своего знаменитого «Лютниста» (другое название картины «Девушка с лютней»).

В основе этого полотна тоже лежит наблюдение с натуры, зритель даже может узнать лицо, переходящее из картины в картину. В нескольких полотнах Караваджо встречается образ лютниста — круглолицего, густобрового юноши, почти мальчика. Но, передавая натуру, Караваджо отбрасывает все случайное, повседневное и заботится только о выражении своей основной идеи.

На этом полотне художник воплотил свой излюбленный тип из народа: у лютниста полное лицо, большие черные глаза под широкими бровями, полные губы... Черные, непокорно вьющиеся волосы украшены широкой лентой, небольшие, красивые руки перебирают струны лютни... На столе лежат скрипка, открытые ноты, фрукты, цветы в стеклянном сосуде... Юноша настраивает лютню и весь поглощен льющимися звуками, о чем говорит и наклон его головы, и полуоткрытый рот, и выражение глаз, рассеянно смотрящих мимо зрителя. Все это написано так тонко, так виртуозно, что кажется, будто зритель и сам слышит звучание инструмента.

Изображенный на картине лютнист — явно не аристократ; в его круглолицем здоровом лице присутствует даже некоторая грубоватость, но она смягчена тем, что нежная кожа, по-девичьи убранная голова, изящные удлиненные пальцы придают всему облику юноши чарующую женственность.

Как и в других своих ранних полотнах, Караваджо не передает здесь глубины пространства, только ничем не покрытый деревянный стол отделяет юношу от зрителя. Фигура лютниста и натюрморт почти вплотную придвинуты к нему и располагаются на первом плане, но на нейтральном фоне затемненной стены фигура юноши видится особенно отчетливо. Пышные складки белой рубашки подчеркивают ширину груди и плеч, столь же объемно воспроизводит Караваджо и черты смугло-румяного лица — крепкие щеки, толстый нос, яркие губы, крепкий подбородок с ямочкой. Разглядывая картину, зритель поражается, насколько точно подметил художник блики на влажных белках юношеских глаз, блеск каштановых волос, будто просвечивающие кончики тонких пальцев и темные полосы на кожуре груш. Располагая на столе скрипку, ноты, груши, вазу с цветами, Караваджо строго отграничивает один предмет от другого, показывая причудливые изгибы светло-коричневого дерева инструмента, твердость тонкого желтоватого листа бумаги, круглость светло-зеленого плода, прозрачное стекло сосуда и яркость цветов.

В те времена в итальянской живописи очень часто варьировалась тема «суеты сует», «напоминания о смерти». Молодость, преходящая красота, увядающие листья, улетающий звук музыки — все это были приметы тщетности земной суеты, все говорило о бренности мира. Возможно, что в замысле картины есть некоторая доля, близкая к кругу таких представлений, оттого некоторые исследователи находят в ней оттенок двойственности (может быть, даже двусмысленности) в смешении девичьих и юношеских черт лютниста. Караваджо подает это просто и спокойно, как еще один реальный факт, с которым зрителю надо считаться. Одни исследователи видят в этом художественный прием, с помощью которого художник хочет усложнить образ. Другие полагают, что Караваджо хотел передать физическое воплощение того настроения, которым охвачен музицирующий лютнист. Томно склоненная голова лютниста, глаза с мечтательной поволокой, изящные движения рук — все передает красоту эмоций, вызванных музыкой. Правда, некоторые искусствоведы считают, что чувство, переданное через систему их внешних обозначений, лишается подвижности и застывает. Однако именно эта продолжительность мимолетного чувства, остановленного и закрепленного художником, чарует навеки.

«Лютнист» была одной из первых картин Караваджо с развитым эффектом света во тьме, вся она залита ровным, рассеянным, чуть золотистым светом. Ярко озарив юношу и предметы на переднем плане, в дальнейшем свет теряется в глубине, оставляя только косой след на стене и делая тем самым ее почти ощутимой для зрителя.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

culture.wikireading.ru

Лютнист (картина Караваджо) Википедия

«Лютнист» — одна из ранних картин Караваджо, для которых нередко позировал его любимец Марио Миннити. В работах этого цикла любовное чувство символически передаётся через образы плодов (как бы приглашающих зрителя насладиться их вкусом) и музыкальных инструментов (музыка как символ мимолётного чувственного наслаждения)[1]. Сам художник считал «Лютниста» наиболее удавшимся ему произведением[2].

Картина существует в трёх версиях, ныне хранящихся в Эрмитаже, музее Метрополитен и в английской усадьбе Бадминтон-хаус. Из них до недавнего времени общепризнанным было авторство только эрмитажного полотна; сейчас первой авторской версией сюжета считается полотно в Нью-Йорке. Английское полотно — копия с эрмитажного.

История создания

Картина была создана около 1595 года по заказу высокопоставленного покровителя Караваджо кардинала Франческо Марии Борбоне дель Монте (1549—1627), в доме которого (на вилле Мадама в Риме) художник прожил несколько лет. Считается парной к «Концерту» («Музицирующие мальчики») Караваджо (Метрополитен, Нью-Йорк). Вероятно, это первая картина, где художник использовал контрастную свето-теневую моделировку.

Первую версию «Лютниста» купил у дель Монте его друг, банкир и коллекционер Винченцо Джустиниани. В 1808 году в Париже собрание Джустиниани было выставлено на продажу. Ещё до начала аукциона Доминик Виван Денон, директор Лувра, по просьбе Александра I приобрёл эту картину для Эрмитажа. Первый биограф Караваджо Беллори утверждал, что на полотне изображена девушка. Возможно, Беллори был введён в заблуждение чересчур женственным видом юноши. В Эрмитаже картина долгое время экспонировалась под названием «Лютнистка».

Существует также версия, что это портрет испанского кастрата Педро Монтойи из придворного хора дель Монте[3], который нередко приглашался для выступления в Сикстинскую капеллу. Биограф же Караваджо Питер Робб считает, что художник изобразил своего спутника Марио Миннити, позировавшего также для ряда других картин этого периода в том числе «Игроков» и одного из двух вариантов «Гадалок».

Есть также версия, что «Юноша с лютней» — портретное изображение Галлуса, миланского музыканта, чьё имя начертано на второй тетради, лежащей на столе. Для дель Монте Караваджо написал вторую версию (100х126,5), внеся в неё некоторые изменения. Он убрал сосуд с цветами, добавил к скрипке на столе флейту и спинет, на заднем плане появилась клетка со щеглом. Музыкальные инструменты представляют собой ценные экземпляры, и, вероятно, они происходят из личной коллекции Дель Монте.

Версия, происходящая из собрания Вильденстайна, была продана наследниками дель Монте кардиналу Антонио Барберини в 1628 году вместе с некоторыми другими полотнами. Каталог выставки 1990 года отмечает значительные отличия в световых эффектах этой версии, утверждая, что это «знаменует собой значительный шаг в сторону более резко освещённых композиций, которые позднее стали характерными для стиля Караваджо». Повышение контраста между тенями и светом художник использует, например, в «Мученичестве святого Матфея». Тем не менее, критик Джейсон Кауфман считает, что портрет в версии Вильденстайна слабее эрмитажного, а Дэвид Ван Эдвардс, отметив, что инструмент в руках музыканта представляет собой не типичную итальянскую лютню того времени, заключил, что картина написана не Караваджо[4].

Картина, хранящаяся в Бадминтон-хаус, впервые появилась на аукционе Сотбис (Нью-Йорк, 25 января, 2001 года, лот 179). Изначально покрытая толстым слоем жёлтого лака, она во всех деталях соответствует сделанному Бальоне описанию картины из дворца кардинала дель Монте. Согласно Бальоне, цветы покрыты каплями росы, а в графине с водой отражается окно и иные детали интерьера. Всё это, а также множество так называемых pentimenti (следов на холсте от рукоятки кисточки, оставлять которые было в привычках Караваджо), — всё это резко отличает картину из Бадминтон-хаус от полотна, хранящегося в Эрмитаже. Она также чуть больше по размеру, чем эрмитажная версия, в которой край слегка обрезает цветы слева, а завиток на грифе инструмента написан более густыми мазками.

Сюжет

На всех трёх версиях картины изображён очень молодой человек, почти мальчик, с мягкими чертами лица и густыми каштановыми волосами, аккомпанирующий себе на лютне.

На эрмитажном варианте и картине из Бадминтон-хаус на раскрытой странице партитуры легко читаются ноты басовой партии[5] мадригала Якоба Аркадельта Voi sapete ch’io vi amo («Вы знаете, что я люблю вас»). На другой тетради начертано Gallus — имя одного из друзей Караваджо, миланского музыканта[6]. На картине из собрания Вильденстайна (хранится в Музее Метрополитен), тетрадь раскрыта на нотах мадригалов итальянского композитора Франческо де Лайоля на слова Петрарки: Laisse le voile и Pourquoi ne vous donnez-vous pas? Яхета де Берхема. Выбор в основном музыки французских и фламандских композиторов считается символичным — Франческо дель Монте представлял при папском дворе Тосканское герцогство, союзника Франции и противника Испании.

Тона картины приглушены, переходы светотени деликатны. Единственный косой луч (позднее такой же появится в «Призвании апостола Матфея») освещает юношу. Караваджо точно передал эффект взаимного влияния освещённых предметов: на щёку лютниста падает отблеск его белой рубашки, а на тыльную сторону лютни — рефлекс от страниц нотной тетради. По словам современника и биографа Караваджо Манчини и немецкого художника Иоахима фон Зандрата, жившего несколько позднее, мастер выбирал тёмный подвал или помещение с совершенно чёрными стенами, в которое падал одинокий световой луч, чтобы достичь совершенного изображения естественного рельефа при помощи «оказывавшего сопротивление» сумрака. Блики света на сосуде с цветами (варианты Эрмитажа и Бадминтон-хауса) отображены в точном соответствии с законами оптики. Возможно, это результат общения художника с учёными из круга дель Монте[7], среди которых были Галилео Галилей и Джованни делла Порта. Последний является автором работ «О рефракции», где рассматривались проблемы оптики, и «Естественная магия, или О чудесах естественных вещей», в которой приводилось описание камеры-обскуры[8]. Сэм Сигал обратил внимание на то, что букет составлен из цветов (ирис, ромашка, жасмин, шиповник, дамасская роза[9]), которые цветут примерно в одно время — весной. Многие же фламандские художники: Ян Брейгель, Амброзиус Босхарт, Ван дер Альст создавали роскошнейшие композиции из растений, цветущих в разное время. Брейгель, например, ждал несколько месяцев, чтобы добавить очередной цветок в свой натюрморт[10]. Дель Монте, среди прочего, увлекался изучением растений и их использованием в медицинских препаратах, и его окружение разделяло эти интересы. Фрукты же не соответствуют весеннему сезону. Первоначально Караваджо изобразил их помещёнными в корзину или миску, но позже просто разместил на столе.

Примечания

  1. ↑ Genevieve Warwick. Caravaggio: Realism, Rebellion, Reception. University of Delaware Press, 2006. Page 85.
  2. ↑ Giovanni Baglione, Le Vite de’ Pittori, scultori et archtietti, Roma, 1642, p.136
  3. ↑ Spezzaferro L. La cultura del cardinale Del Monte e il primo tempo di Caravaggio // Storia deii’arte, 9-10, 1971.
  4. ↑ D. Van Edwards «Caravaggio re-discovered» Lute News, n. 50, June 1999 pp. 5-7
  5. ↑ http://www.maykapar.ru/articles/karav02.shtml Интервью с А. Майкапаром. «Как „Лютнистка“ Караваджо оказалась „Лютнистом“»
  6. ↑ С. Всеволожская, И. Линник, Караваджо и караваджисты.
  7. ↑ Старший брат кардинала, Гвидобальдо дель Монте, был физиком и математиком.
  8. ↑ Известно, что Караваджо владел складной моделью камеры-обскуры, изготовленной из кипариса по его рисунку краснодеревщиком с римской улицы Маргутта. См. Camilleri A. Il colore del sole. Milano, 2007
  9. ↑ Журнал «Weekend» № 204 (3288) от 28.10.2005 «Запах картины»
  10. ↑ С. Дзуффи. Большой атлас живописи. — М.: Олма-Пресс, 2002. — С. 154. — 431 с. — ISBN 5-224-03922-3.

Литература

  • Ионина Н. А. Сто великих картин, Вече, 2002
  • Махов А. Караваджо. — М.: Молодая гвардия, 2009. — (Жизнь замечательных людей). — ISBN 978-5-235-03196-8.
  • V. Giustiniani, Discorsi sullearti e sui mestieri. ca.1620 & ca. 1628 [1981], edited by A. Banti, Milan;
  • G. Mancini, Considerazioni sulla pittura, 1620 [1956], 2 vols. Edited by A. Marucchi, Rome p. 108;
  • G. B. Baglione, Le vite de’ pittori scultori et architetti, dal Pontificato di Gregorio XIII del 1572; in fino a’ tempi di Papa Urbano Ottavo nel 1642. (Manuscript written c.1625, cf. Marini 1987), Edited by V. Marini. Rome p. 136;
  • C. C. Malvasia, Felsina pittrice: Vite de’ pittori Bolognesi, Bologna 1678, 2 vols.;
  • O. Sitwell, «The Red Folder. Parts I & II», The Burlington Magazine, vol. LXXX, May 1942, pp. 85—90, 115—118;
  • R. Longhi, Il Caravaggio, Milan 1952.;
  • L. Salerno, «The picture gallery of Vincenzo Giustiniani.», The Burlington Magazine 102, pp. 21—27, 93—104, 135—48.
  • C. L. Frommel, «Caravaggios Fruhwerk und der Kardinal Francesco Maria del Monte», Storia dell’arte 9-12, 1971;
  • W. Chandler Kirwin, «Addendum to Cardinal Francesco Maria del Monte’s Inventory: the Date of the sale of Various notable Paintings», Storia dell’arte 9-12, 1971;
  • L. Spezzaferro, «Lacultura del cardinal Del Monte e il primo tempo del Caravaggio», Storia dell’arte 9-12, 1971;
  • M. Lavin, Seventeenth Century Barberini Documents and Inventories of Art, New York;
  • A. Moir, Caravaggio and his Copyists, New York 1976, under appendix I, p.85, no. 8g, illus. Fig. 20;

wikiredia.ru

Лютнист (картина Караваджо) — Википедия

К:Картины 1595 года

«Лютнист» — одна из ранних картин Караваджо, для которых нередко позировал его любимец Марио Миннити. В работах этого цикла любовное чувство символически передаётся через образы плодов (как бы приглашающих зрителя насладиться их вкусом) и музыкальных инструментов (музыка как символ мимолётного чувственного наслаждения)[1]. Сам художник считал «Лютниста» наиболее удавшимся ему фрагментом живописи[2].

Картина существует в трёх версиях, ныне хранящихся в Эрмитаже, музее Метрополитен и в английской усадьбе Бадминтон-хаус. Из них до недавнего времени общепризнанным было авторство только эрмитажного полотна; сейчас первой авторской версией сюжета считается полотно в Нью-Йорке. Английское полотно — копия с эрмитажного.

История создания

Картина была создана около 1595 года по заказу высокопоставленного покровителя Караваджо кардинала Франческо Марии Борбоне дель Монте (1549—1627), в доме которого (на вилле Мадама в Риме) художник прожил несколько лет. Считается парной к «Концерту» («Музицирующие мальчики») Караваджо (Метрополитен, Нью-Йорк). Вероятно, это первая картина, где художник использовал контрастную свето-теневую моделировку.

Первую версию «Лютниста» купил у дель Монте его друг, банкир и коллекционер Винченцо Джустиниани. В 1808 году в Париже собрание Джустиниани было выставлено на продажу. Ещё до начала аукциона Доминик Виван Денон, директор Лувра, по просьбе Александра I приобрёл эту картину для Эрмитажа. Первый биограф Караваджо Беллори утверждал, что на полотне изображена девушка. Возможно, Беллори был введён в заблуждение чересчур женственным видом юноши. В Эрмитаже картина долгое время экспонировалась под названием «Лютнистка».

Существует также версия, что это портрет испанского кастрата Педро Монтойи из придворного хора дель Монте[3], который нередко приглашался для выступления в Сикстинскую капеллу. Биограф же Караваджо Питер Робб считает, что художник изобразил своего спутника Марио Миннити, позировавшего также для ряда других картин этого периода в том числе «Игроков» и одного из двух вариантов «Гадалок».

Есть также версия, что «Юноша с лютней» — портретное изображение Галлуса, миланского музыканта, чьё имя начертано на второй тетради, лежащей на столе. Для дель Монте Караваджо написал вторую версию (100х126,5), внеся в неё некоторые изменения. Он убрал сосуд с цветами, добавил к скрипке на столе флейту и спинет, на заднем плане появилась клетка со щеглом. Музыкальные инструменты представляют собой ценные экземпляры, и, вероятно, они происходят из личной коллекции Дель Монте.

Версия, происходящая из собрания Вильденстайна, была продана наследниками дель Монте кардиналу Антонио Барберини в 1628 году вместе с некоторыми другими полотнами. Каталог выставки 1990 года отмечает значительные отличия в световых эффектах этой версии, утверждая, что это «знаменует собой значительный шаг в сторону более резко освещённых композиций, которые позднее стали характерными для стиля Караваджо». Повышение контраста между тенями и светом художник использует, например, в «Мученичестве святого Матфея». Тем не менее, критик Джейсон Кауфман считает, что портрет в версии Вильденстайна слабее эрмитажного, а Дэвид Ван Эдвардс, отметив, что инструмент в руках музыканта представляет собой не типичную итальянскую лютню того времени, заключил, что картина написана не Караваджо [4].

Картина, хранящаяся в Бадминтон-хаус впервые появилась на аукционе Сотбис (Нью-Йорк, 25 января, 2001 года, лот 179). Изначально покрытая толстым слоем жёлтого лака, она во всех деталях соответствует сделанному Бальоне описанию картины из дворца кардинала дель Монте. Согласно Бальоне, цветы покрыты каплями росы, а в графине с водой отражается окно и иные детали интерьера. Все это, а также множество так называемых pentimenti (следов на холсте, от рукоятки кисточки, оставлять которые было в привычках Караваджо), — все это резко отличает картину из Бадминтон-хаус от полотна, хранящегося в Эрмитаже. Она также чуть больше по размеру, чем эрмитажная версия, в которой край слегка обрезает цветы слева, а завиток на грифе инструмента написан более густыми мазками.

Видео по теме

Сюжет

На всех трёх версиях картины изображён очень молодой человек, почти мальчик, с мягкими чертами лица и густыми каштановыми волосами, аккомпанирующий себе на лютне.

На эрмитажном варианте и картине из Бадминтон-хаус на раскрытой странице партитуры легко читаются ноты басовой партии[5] мадригала Якоба Аркадельта Voi sapete ch’io vi amo («Вы знаете, что я люблю вас»). На другой тетради начертано Gallus — имя одного из друзей Караваджо, миланского музыканта[6]. На картине из собрания Вильденстайна (хранится в Музее Метрополитен), тетрадь раскрыта на нотах мадригалов итальянского композитора Франческо де Лайоля на слова Петрарки: Laisse le voile и Pourquoi ne vous donnez-vous pas? Яхета де Берхема. Выбор в основном музыки французских и фламандских композиторов считается символичным — Франческо дель Монте представлял при папском дворе Тосканское герцогство, союзника Франции и противника Испании.

К:Картины 1596 года

Тона картины приглушены, переходы светотени деликатны. Единственный косой луч (позднее такой же появится в «Призвании апостола Матфея») освещает юношу. Караваджо точно передал эффект взаимного влияния освещенных предметов: на щёку лютниста падает отблеск его белой рубашки, а на тыльную сторону лютни — рефлекс от страниц нотной тетради. По словам современника и биографа Караваджо Манчини и немецкого художника Иоахима фон Зандрата, жившего несколько позднее, мастер выбирал тёмный подвал или помещение с совершенно чёрными стенами, в которое падал одинокий световой луч, чтобы достичь совершенного изображения естественного рельефа при помощи «оказывавшего сопротивление» сумрака. Блики света на сосуде с цветами (варианты Эрмитажа и Бадминтон-хауса) отображены в точном соответствии с законами оптики. Возможно, это результат общения художника с учёными из круга дель Монте [7], среди которых были Галилео Галилей и Джованни делла Порта. Последний является автором работ «О рефракции», где рассматривались проблемы оптики, и «Естественная магия, или О чудесах естественных вещей», в которой приводилось описание камеры-обскуры[8]. Сэм Сигал обратил внимание на то, что букет составлен из цветов (ирис, ромашка, жасмин, шиповник, дамасская роза[9]), которые цветут примерно в одно время — весной. Многие же фламандские художники: Ян Брейгель, Амброзиус Босхарт, Ван дер Альст создавали роскошнейшие композиции из растений, цветущих в разное время. Брейгель, например, ждал несколько месяцев, чтобы добавить очередной цветок в свой натюрморт[10]. Дель Монте, среди прочего, увлекался изучением растений и их использованием в медицинских препаратах, и его окружение разделяло эти интересы. Фрукты же не соответствуют весеннему сезону. Первоначально Караваджо изобразил их помещёнными в корзину или миску, но позже просто разместил на столе.

Примечания

  1. ↑ Genevieve Warwick. Caravaggio: Realism, Rebellion, Reception. University of Delaware Press, 2006. Page 85.
  2. ↑ Giovanni Baglione, Le Vite de’ Pittori, scultori et archtietti, Roma, 1642, p.136
  3. ↑ Spezzaferro L. La cultura del cardinale Del Monte e il primo tempo di Caravaggio // Storia deii’arte, 9-10, 1971.
  4. ↑ D. Van Edwards «Caravaggio re-discovered» Lute News, n. 50, June 1999 pp. 5-7
  5. ↑ http://www.maykapar.ru/articles/karav02.shtml Интервью с А. Майкапаром. «Как „Лютнистка“ Караваджо оказалась „Лютнистом“»
  6. ↑ С. Всеволожская, И. Линник, Караваджо и караваджисты.
  7. ↑ Старший брат кардинала, Гвидобальдо дель Монте, был физиком и математиком.
  8. ↑ Известно, что Караваджо владел складной моделью камеры-обскуры, изготовленной из кипариса по его рисунку краснодеревщиком с римской улицы Маргутта. См. Camilleri A. Il colore del sole. Milano, 2007
  9. ↑ Журнал «Weekend» № 204 (3288) от 28.10.2005 «Запах картины»
  10. ↑ С. Дзуффи. Большой атлас живописи. — М.: Олма-Пресс, 2002. — С. 154. — 431 с. — ISBN 5-224-03922-3.

Литература

  • Ионина Н. А. Сто великих картин, Вече, 2002
  • Махов А. Караваджо. — М.: Молодая гвардия, 2009. — (Жизнь замечательных людей). — ISBN 978-5-235-03196-8.
  • V. Giustiniani, Discorsi sullearti e sui mestieri. ca.1620 & ca. 1628 [1981], edited by A. Banti, Milan;
  • G. Mancini, Considerazioni sulla pittura, 1620 [1956], 2 vols. Edited by A. Marucchi, Rome p. 108;
  • G. B. Baglione, Le vite de’ pittori scultori et architetti, dal Pontificato di Gregorio XIII del 1572; in fino a’ tempi di Papa Urbano Ottavo nel 1642. (Manuscript written c.1625, cf. Marini 1987), Edited by V. Marini. Rome p. 136;
  • C. C. Malvasia, Felsina pittrice: Vite de’ pittori Bolognesi, Bologna 1678, 2 vols.;
  • O. Sitwell, «The Red Folder. Parts I & II», The Burlington Magazine, vol. LXXX, May 1942, pp. 85—90, 115—118;
  • R. Longhi, Il Caravaggio, Milan 1952.;
  • L. Salerno, «The picture gallery of Vincenzo Giustiniani.», The Burlington Magazine 102, pp. 21—27, 93—104, 135—48.
  • C. L. Frommel, «Caravaggios Fruhwerk und der Kardinal Francesco Maria del Monte», Storia dell’arte 9-12, 1971;
  • W. Chandler Kirwin, «Addendum to Cardinal Francesco Maria del Monte’s Inventory: the Date of the sale of Various notable Paintings», Storia dell’arte 9-12, 1971;
  • L. Spezzaferro, «Lacultura del cardinal Del Monte e il primo tempo del Caravaggio», Storia dell’arte 9-12, 1971;
  • M. Lavin, Seventeenth Century Barberini Documents and Inventories of Art, New York;
  • A. Moir, Caravaggio and his Copyists, New York 1976, under appendix I, p.85, no. 8g, illus. Fig. 20;

wikipedia.green

Лютнист (Караваджо) - это... Что такое Лютнист (Караваджо)?

«Лютнист» — одна из ранних картин Караваджо, для которых позировал его любимец Марио Миннити. В работах этого цикла любовное чувство символически передаётся через образы плодов (как бы приглашающих зрителя насладиться их вкусом) и музыкальных инструментов (музыка как символ мимолётного чувственного наслаждения)[1]. Сам художник считал «Лютниста» наиболее удавшимся ему фрагментом живописи[2].

Картина существует в трёх версиях, ныне хранящихся в Эрмитаже, музее Метрополитен и в английской усадьбе Бадминтон-хаус.

Из них до недавнего времени общепризнанным было авторство только эрмитажного полотна; сейчас первой авторской версией сюжета считается полотно в Нью-Йорке. Английское полотно — копия с эрмитажного.

История создания

Картина была создана около 1595 года по заказу высокопоставленного покровителя Караваджо кардинала Франческо Марии Борбоне дель Монте (1549—1627), в доме которого (на вилле Мадама в Риме) художник прожил несколько лет. Считается парной к «Концерту» («Музицирующие мальчики») Караваджо (Метрополитен, Нью-Йорк). Вероятно, это первая картина, где художник использовал контрастную свето-теневую моделировку.

Первую версию «Лютниста» купил у дель Монте его друг, банкир и коллекционер Винченцо Джустиниани. В 1808 году в Париже собрание Джустиниани было выставлено на продажу. Ещё до начала аукциона Доминик Виван Денон, директор Лувра, по просьбе Александра I приобрёл эту картину для Эрмитажа. Первый биограф Караваджо Беллори утверждал, что на полотне изображена девушка. Возможно, Беллори был введён в заблуждение чересчур женственным видом юноши. В Эрмитаже картина долгое время экспонировалась под названием «Лютнистка».

Существует также версия, что это портрет испанского кастрата Педро Монтойи из придворного хора дель Монте[3], который нередко приглашался для выступления в Сикстинскую капеллу. Биограф же Караваджо Питер Робб считает, что художник изобразил своего спутника Марио Миннити, позировавшего также для ряда других картин этого периода в том числе «Игроков» и одного из двух вариантов «Гадалки».

Есть также версия, что «Юноша с лютней» — портретное изображение Галлуса, миланского музыканта, чьё имя начертано на второй тетради, лежащей на столе. Для дель Монте Караваджо написал вторую версию (100х126,5), внеся в неё некоторые изменения. Он убрал сосуд с цветами, добавил к скрипке на столе флейту и спинет, на заднем плане появилась клетка со щеглом. Музыкальные инструменты представляют собой ценные экземпляры, и, вероятно, они происходят из личной коллекции Дель Монте.

Версия, происходящая из собрания Вильденстайна была продана наследниками дель Монте кардиналу Антонио Барберини в 1628 году вместе с некоторыми другими полотнами. Каталог выставки 1990 года отмечает значительные отличия в световых эффектов этой версии, утверждая, что это «знаменует собой значительный шаг в сторону более резко освещённых, композиций, на которые позднее стали характерными для стиля Караваджо.» Повышенние контраста между тенями и светом художник использует, например в «Мученичестве святого Матфея». Тем не менее, критик Джейсон Кауфман считает, что портрет в версии Вильденстайна слабее эрмитажного, а Дэвид Ван Эдвардс, отметив, что инструмент в руках музыканта представляет собой не типичную итальянскую лютню того времени, заключил, что картина написана не Караваджо [4].

Картина, хранящаяся в Бадминтон-хаус впервые появилась на аукционе Сотбис (Нью-Йорк, 25 января, 2001 года, лот 179). Изначально покрытая толстым слоем жёлтого лака, она во всех деталях соответствует сделанному Бальоне описанию картины из дворца кардинала дель Монте. Согласно Бальоне, цветы покрыты каплями росы, а в графине с водой отражается окно и иные детали интерьера. Все это, а также множество так называемых pentimenti (следов на холсте, от рукоятки кисточки, оставлять которые было в привычках Караваджо), — все это резко отличает картину из Бадминтон-хаус от полотна, хранящегося в Эрмитаже. Она также чуть больше по размеру, чем эрмитажная версия, в которой край слегка обрезает цветы слева, а завиток на грифе инструмента написан более густыми мазками.

Сюжет

На всех трёх версиях картины изображён очень молодой человек, почти мальчик, с мягкими чертами лица и густыми каштановыми волосами, аккомпанирующий себе на лютне.

На эрмитажном варианте и картине из Бадминтон-хаус на раскрытой странице партитуры легко читаются ноты басовой партии[5] мадригала Якоба Аркадельта Voi sapete ch’io vi amo («Вы знаете, что я люблю вас»). На другой тетради начертано Gallus — имя одного из друзей Караваджо, миланского музыканта[6]. На картине из собрания Вильденстайна (хранится в Музее Метрополитен), тетрадь раскрыта на нотах мадригалов итальянского композитора Франческо де Лайоля на слова Петрарки: Laisse le voile и Pourquoi ne vous donnez-vous pas? Яхета де Берхема. Выбор в основном музыки французских и фламандских композиторов считается символичным — Франческо дель Монте представлял при папском дворе Тосканское герцогство, союзника Франции и противника Испании.

Тона картины приглушены, переходы светотени деликатны. Единственный косой луч (позднее такой же появится в «Призвании апостола Матфея» освещает юношу. Караваджо точно передал эффект взаимного влияния освещенных предметов: на щёку лютниста падает отблеск его белой рубашки, а на тыльную сторону лютни — рефлекс от страниц нотной тетради. По словам современника и биографа Караваджо Манчини и немецкого художника Иоахима фон Зандрата, жившего несколько позднее, мастер выбирал тёмный подвал или помещение с совершенно чёрными стенами, в которое падал одинокий световой луч, чтобы достичь совершенного изображения естественного рельефа при помощи «оказывавшего сопротивление» сумрака. Блики света на сосуде с цветами (варианты Эрмитажа и Бадминтон-хауса) отображены в точном соответствии с законами оптики. Возможно, это результат общения художника с учёными из круга дель Монте [7], среди которых были Галилео Галилей и Джованни делла Порта. Последний является автором работ «О рефракции», где рассматривались проблемы оптики, и «Естественная магия, или О чудесах естественных вещей», в которой приводилось описание камеры-обскуры[8]. Сэм Сигал обратил внимание на то, что букет составлен из цветов (ирис, ромашка, жасмин, шиповник, дамасская роза[9]), которые цветут примерно в одно время — весной. Многие же фламандские художники: Ян Брейгель, Амброзиус Босхарт, Ван дер Альст создавали роскошнейшие композиции из растений, цветущих в разное время. Брейгель, например, ждал несколько месяцев, чтобы добавить очередной цветок в свой натюрморт[10]. Дель Монте, среди прочего, увлекался изучением растений и их использованием в медицинских препаратах, и его окружение разделяло эти интересы. Фрукты же не соответствуют весеннему сезону. Первоначально Караваджо изобразил их помещёнными в корзину или миску, но позже просто разместил на столе.

Примечания

  1. ↑ Genevieve Warwick. Caravaggio: Realism, Rebellion, Reception. University of Delaware Press, 2006. Page 85.
  2. ↑ Giovanni Baglione, Le Vite de’ Pittori, scultori et archtietti, Roma, 1642, p.136
  3. ↑ Spezzaferro L. La cultura del cardinale Del Monte e il primo tempo di Caravaggio // Storia deii’arte, 9-10, 1971.
  4. ↑ D. Van Edwards «Caravaggio re-discovered» Lute News, n. 50, June 1999 pp. 5-7
  5. ↑ http://www.maykapar.ru/articles/karav02.shtml Интервью с А. Майкапаром. «Как „Лютнистка“ Караваджо оказалась „Лютнистом“»
  6. ↑ С. Всеволожская, И. Линник, Караваджо и караваджисты.
  7. ↑ Старший брат кардинала, Гвидобальдо дель Монте, был физиком и математиком.
  8. ↑ Известно, что Караваджо владел складной моделью камеры-обскуры, изготовленной из кипариса по его рисунку краснодеревщиком с римской улицы Маргутта. См. Camilleri A. Il colore del sole. Milano, 2007
  9. ↑ Журнал «Weekend» № 204 (3288) от 28.10.2005 «Запах картины»
  10. ↑ С. Дзуффи Большой атлас живописи. — М.: Олма-Пресс, 2002. — С. 154. — 431 с. — ISBN 5-224-03922-3

Литература

  • Ионина Н. А. Сто великих картин, Вече, 2002
  • Махов А. Караваджо. — М.: Молодая гвардия, 2009. — (Жизнь замечательных людей). — ISBN 978-5-235-03196-8
  • V. Giustiniani, Discorsi sullearti e sui mestieri. ca.1620 & ca. 1628 [1981], edited by A. Banti, Milan;
  • G. Mancini, Considerazioni sulla pittura, 1620 [1956], 2 vols. Edited by A. Marucchi, Rome p. 108;
  • G. B. Baglione, Le vite de’ pittori scultori et architetti, dal Pontificato di Gregorio XIII del 1572; in fino a’ tempi di Papa Urbano Ottavo nel 1642. (Manuscript written c.1625, cf. Marini 1987), Edited by V. Marini. Rome p. 136;
  • C. C. Malvasia, Felsina pittrice: Vite de’ pittori Bolognesi, Bologna 1678, 2 vols.;
  • O. Sitwell, «The Red Folder. Parts I & II», The Burlington Magazine, vol. LXXX, May 1942, pp. 85—90, 115—118;
  • R. Longhi, Il Caravaggio, Milan 1952.;
  • L. Salerno, «The picture gallery of Vincenzo Giustiniani.», The Burlington Magazine 102, pp. 21—27, 93—104, 135—48.
  • C. L. Frommel, «Caravaggios Fruhwerk und der Kardinal Francesco Maria del Monte», Storia dell’arte 9-12, 1971;
  • W. Chandler Kirwin, «Addendum to Cardinal Francesco Maria del Monte’s Inventory: the Date of the sale of Various notable Paintings», Storia dell’arte 9-12, 1971;
  • L. Spezzaferro, «Lacultura del cardinal Del Monte e il primo tempo del Caravaggio», Storia dell’arte 9-12, 1971;
  • M. Lavin, Seventeenth Century Barberini Documents and Inventories of Art, New York;
  • A. Moir, Caravaggio and his Copyists, New York 1976, under appendix I, p.85, no. 8g, illus. Fig. 20;

dic.academic.ru

Лютнист (картина Караваджо) — википедия фото

Картина была создана около 1595 года по заказу высокопоставленного покровителя Караваджо кардинала Франческо Марии Борбоне дель Монте (1549—1627), в доме которого (на вилле Мадама в Риме) художник прожил несколько лет. Считается парной к «Концерту» («Музицирующие мальчики») Караваджо (Метрополитен, Нью-Йорк). Вероятно, это первая картина, где художник использовал контрастную свето-теневую моделировку.

Первую версию «Лютниста» купил у дель Монте его друг, банкир и коллекционер Винченцо Джустиниани. В 1808 году в Париже собрание Джустиниани было выставлено на продажу. Ещё до начала аукциона Доминик Виван Денон, директор Лувра, по просьбе Александра I приобрёл эту картину для Эрмитажа. Первый биограф Караваджо Беллори утверждал, что на полотне изображена девушка. Возможно, Беллори был введён в заблуждение чересчур женственным видом юноши. В Эрмитаже картина долгое время экспонировалась под названием «Лютнистка».

Существует также версия, что это портрет испанского кастрата Педро Монтойи из придворного хора дель Монте[3], который нередко приглашался для выступления в Сикстинскую капеллу. Биограф же Караваджо Питер Робб считает, что художник изобразил своего спутника Марио Миннити, позировавшего также для ряда других картин этого периода в том числе «Игроков» и одного из двух вариантов «Гадалок».

Есть также версия, что «Юноша с лютней» — портретное изображение Галлуса, миланского музыканта, чьё имя начертано на второй тетради, лежащей на столе. Для дель Монте Караваджо написал вторую версию (100х126,5), внеся в неё некоторые изменения. Он убрал сосуд с цветами, добавил к скрипке на столе флейту и спинет, на заднем плане появилась клетка со щеглом. Музыкальные инструменты представляют собой ценные экземпляры, и, вероятно, они происходят из личной коллекции Дель Монте.

Версия, происходящая из собрания Вильденстайна, была продана наследниками дель Монте кардиналу Антонио Барберини в 1628 году вместе с некоторыми другими полотнами. Каталог выставки 1990 года отмечает значительные отличия в световых эффектах этой версии, утверждая, что это «знаменует собой значительный шаг в сторону более резко освещённых композиций, которые позднее стали характерными для стиля Караваджо». Повышение контраста между тенями и светом художник использует, например, в «Мученичестве святого Матфея». Тем не менее, критик Джейсон Кауфман считает, что портрет в версии Вильденстайна слабее эрмитажного, а Дэвид Ван Эдвардс, отметив, что инструмент в руках музыканта представляет собой не типичную итальянскую лютню того времени, заключил, что картина написана не Караваджо [4].

Картина, хранящаяся в Бадминтон-хаус впервые появилась на аукционе Сотбис (Нью-Йорк, 25 января, 2001 года, лот 179). Изначально покрытая толстым слоем жёлтого лака, она во всех деталях соответствует сделанному Бальоне описанию картины из дворца кардинала дель Монте. Согласно Бальоне, цветы покрыты каплями росы, а в графине с водой отражается окно и иные детали интерьера. Все это, а также множество так называемых pentimenti (следов на холсте, от рукоятки кисточки, оставлять которые было в привычках Караваджо), — все это резко отличает картину из Бадминтон-хаус от полотна, хранящегося в Эрмитаже. Она также чуть больше по размеру, чем эрмитажная версия, в которой край слегка обрезает цветы слева, а завиток на грифе инструмента написан более густыми мазками.

На всех трёх версиях картины изображён очень молодой человек, почти мальчик, с мягкими чертами лица и густыми каштановыми волосами, аккомпанирующий себе на лютне.

На эрмитажном варианте и картине из Бадминтон-хаус на раскрытой странице партитуры легко читаются ноты басовой партии[5] мадригала Якоба Аркадельта Voi sapete ch’io vi amo («Вы знаете, что я люблю вас»). На другой тетради начертано Gallus — имя одного из друзей Караваджо, миланского музыканта[6]. На картине из собрания Вильденстайна (хранится в Музее Метрополитен), тетрадь раскрыта на нотах мадригалов итальянского композитора Франческо де Лайоля на слова Петрарки: Laisse le voile и Pourquoi ne vous donnez-vous pas? Яхета де Берхема. Выбор в основном музыки французских и фламандских композиторов считается символичным — Франческо дель Монте представлял при папском дворе Тосканское герцогство, союзника Франции и противника Испании.

Тона картины приглушены, переходы светотени деликатны. Единственный косой луч (позднее такой же появится в «Призвании апостола Матфея») освещает юношу. Караваджо точно передал эффект взаимного влияния освещенных предметов: на щёку лютниста падает отблеск его белой рубашки, а на тыльную сторону лютни — рефлекс от страниц нотной тетради. По словам современника и биографа Караваджо Манчини и немецкого художника Иоахима фон Зандрата, жившего несколько позднее, мастер выбирал тёмный подвал или помещение с совершенно чёрными стенами, в которое падал одинокий световой луч, чтобы достичь совершенного изображения естественного рельефа при помощи «оказывавшего сопротивление» сумрака. Блики света на сосуде с цветами (варианты Эрмитажа и Бадминтон-хауса) отображены в точном соответствии с законами оптики. Возможно, это результат общения художника с учёными из круга дель Монте [7], среди которых были Галилео Галилей и Джованни делла Порта. Последний является автором работ «О рефракции», где рассматривались проблемы оптики, и «Естественная магия, или О чудесах естественных вещей», в которой приводилось описание камеры-обскуры[8]. Сэм Сигал обратил внимание на то, что букет составлен из цветов (ирис, ромашка, жасмин, шиповник, дамасская роза[9]), которые цветут примерно в одно время — весной. Многие же фламандские художники: Ян Брейгель, Амброзиус Босхарт, Ван дер Альст создавали роскошнейшие композиции из растений, цветущих в разное время. Брейгель, например, ждал несколько месяцев, чтобы добавить очередной цветок в свой натюрморт[10]. Дель Монте, среди прочего, увлекался изучением растений и их использованием в медицинских препаратах, и его окружение разделяло эти интересы. Фрукты же не соответствуют весеннему сезону. Первоначально Караваджо изобразил их помещёнными в корзину или миску, но позже просто разместил на столе.

org-wikipediya.ru


Смотрите также