Шокирующее грудное вскармливание - в классической живописи. Картина милосердие


Римское милосердие Картина Рубенса

Живопись эпохи барокко Картина фламандского живописца Питера Пауля Рубенса «Римское милосердие». Размер картины 155 x 190 см, дерево, масло. Картина под условным названием «Римское милосердие» - это история о добродетельной дочери Перо, которая тайно кормила грудью своего отца Кимона, заключенного в тюрьму и приговоренного к смерти голоданием. Поступок Перо стал известен тюремщикам, но акт ее самоотверженного дочернего сострадания произвел на надзирателей должное впечатление и в конечном итоге ее отец был оправдан. Этот эпизод изложен древнеримским историком Валерием Максимусом в труде «Девять книг незабываемых канонов и высказываний древних римлян» (Factorum et dictorum memorabilium libri IX), в котором был представлен как достойный акт дочерней любви и римского благочестия. В семнадцатом и восемнадцатом столетиях многие известные европейские художники в своих картинах изображали эту сцену. Питер Пауль Рубенс написал несколько версий, художник Караваджо также коснулся истории римского милосердия в свое картине «Семь деяний милосердия». В известном полотне Яна Вермеера «Урок Музыки» на втором плане картины также заметна на стене живопись на тему римского милосердия. Несмотря на свою кипучую свою деятельность в качестве живописца, Рубенс находил время заниматься и другими делами; так, например, художник вел переписку с инфантой Изабеллой, Амвросием Спинолой и сэром Дудлеем-Карлтоном, увлекался коллекционированием резных камней, причем для сочинения Пейреска о камеях рисовал иллюстрации, присутствовал при первых опытах с микроскопом, производившихся в Париже, интересовался книгопечатанием и изготовил для типографии Плантена ряд заглавных листов, обрамлений, девизов, заставок и виньеток. Смерть застигла великого мастера еще в полной силе его таланта; Рубенс умер в Антверпене 30 мая 1640 года.

История искусства периода барокко. Далее →

Уильям Голд William Gold

smallbay.ru

Сострадание в живописи | Милосердие.ru

Колонка Дмитрия Петрова. Может ли изобразительное искусство выполнять роль социальной рекламы и вернуть нам полузабытые, но важные слова

Может ли изобразительное искусство выполнять роль социальной рекламы и вернуть нам полузабытые, но важные слова.

В Москве запустили интересный рекламный проект. На остановках и биллбордах в городе размещена социальная реклама, построенная по принципу «вопрос-ответ». Например: «Честность. Что это? Расскажите вашим детям». Идея данной кампании видимо состоит в том, что мы забыли многие слова, на которых должно строится нравственное отношение к жизни. И их надо специально напоминать.

Одно из таких слов, как я думаю, — «Сострадание». Или его синоним — «Сочувствие».

Нет – теоретически многие помнят, что есть такие слова. Но в обыденном словоупотреблении они встречаются все реже. Иначе зачем многие используют вместо них научно-психологический термин «эмпатия».

Отсутствие понимания слова сопутствует отсутствию самого сострадания как такового. И это проявляет себя в самых разных областях. Не только в том, что недостаточно развивается благотворительность, одним из основных движущих стимулов которой является ощущение чужой беды как своей. Но и в том озлоблении, с котором ведутся общественные дискуссии. Неумение поставить себя на место оппонента способствует разобщению.

В прошлом, когда социальная реклама еще не получила такого развития, нравоучительную функцию старались выполнять художники-живописцы. Либо это у них получалось само собой.

Как например у Василия Григорьевича Перова (1833—1882) — русского живописца, одного из членов-учредителей Товарищества передвижных художественных выставок.Художник, сам повидавший жизнь, и в своих картинах показывал ее без прикрас.Принято считать, что Перов обличает действительность. Но мне в его картинах видится большое сострадание к своим героям, которое может передатся и зрителю.

Одна из ранних работ Перова «Приезд станового на следствие», 1857 год, за которую он получил серебрянную медаль Императорской Академии художеств.Центральная фигура – юноши-крестьянин в бедной, рваной одежде, срубившего дерево в барском лесу вызывает у зрителя живое сочувствие. Особенно на фоне взяточника — станового, и подхалима — писаря.

Другая картина художника, ставшая хрестоматийной – «»Тройка». Ученики мастеровые везут воду», 1866 г.

Другая картина – другая беда. «Старики-родители на могиле сына.» Была написана В. Перовым на сюжет из романа И.С.Тургенева «Отцы и дети». На могиле нигилиста Базарова – только маленький венок на пробивающемся кустарнике.

В. Перов. «Приезд институтки к слепому отцу.» 1870 год.Очень трогательный сюжет. Девушка, давно не бывшая дома, искренне расплакалась в объятиях любящего отца. К сожалению картина осталась незаконченной.

Картина другого, менее известного «передвижника» — Кириака Константивича Костанди.«У больного товарища», 1884 год. Беседа с другом-художником помогает лучше любых лекарств.

«Знание и милосердие», Пабло Пикассо, 1897Огромное полотно было выполнено Пикассо в традиционной академической консервативно-реалистической манере — под влиянием отца, непрерывно работавшего над мастерством сына. Картина напоминает публицистический плакат.

Французская картина про участливых детей парализованного многодетного отца из восемнадцатого века. Жан-Батист Грёз «Паралитик или Сыновнее благочестие» 1763 г.

Другой художник подобно Перову хорошо знающий народную жизнь — Леонид Иванович Соломаткин. Этот замечательный автор работал в реалистической манере, отчасти наивной. К сожалению, он известен меньше, чем его современники Перов или Федотов.

Родился в бедной семье. Осиротел в юном возрасте и был вынужден много работать. Был чумаком благодаря чему посетил множество российских городов и деревень.

Соломаткин начал рисовать и делать наброски еще будучи чумаком. В 1855 году поступил в Московское училище живописи, ваяния и зодчества.

Несмотря на получение художественного образования, Леонид Соломаткин вплоть до самой кончины вел бедное существование, и даже не всегда имел постоянное место для ночлега. Умер художник в больнице для бедных в 1883 году.

Вот несколько его работ.

«Нужда скачет, нужда плачет…» 1870.

«Славильщицы». 1868.

www.miloserdie.ru

Картина «Семь деяний Милосердия» — Artrue

Исполнитель: Караваджо.Дата создания: 1607 год.Тип: Масло, холст.Размеры: 390*260см.

Семь деяний Милосердия

Картина «Семь деяний милосердия» также известна под названием «7 актов милосердия». Около 1607 года она была изображена маслом Караваджо, итальянским реалистом и влиятельным художником стиля барокко.

История семи деяний восходит Евангелии от Матфея. В католической вере они воплощаются в виде набора неких сострадательных актов, направленных на материальную помощь нуждающемся.

Жертвоприношение Авраама

Картина создавалась для церкви Про Монте (Неаполь), где находится по сей день. Изначально работа должна была представлять собой семь отдельных панелей (как это было принято раньше) вокруг церкви. Однако, своенравный Караваджо, вопреки сформировавшимся устоям, объединил все семь актов милосердия в одну композицию.

Семь деяний Милосердия

На основе 25 главы Евангелии сформировались следующие деяния:

  • Похоронить мертвых.На заднем фоне (справа) двое мужчин несут мертвеца (видны только ноги тела).
  • Посетить заключенных, накормить голодных.Караваджо совмещает два деяния в одном сюжете. Справа женщина навещает человека в тюрьме и кормит его грудью.
  • Приютить бездомных.Паломник (третья фигура слева, он одет в широкую шляпу) просит у трактирщика (крайний слева) укрытия.
  • Одеть нищих.Санкт Мартин (четвертый слева) разорвал свою мантию пополам и отдал её обнаженному нищему на переднем плане. Это отсылает нас на популярную легенду с этим святым.
  • Посетить больных.Этот акт представлен встречей калеки-нищего и Сен-Мартена.
  • Утолить жажду.Самсон (второй слева) пьет воду из ослиной челюсти. Американский историк искусства Джон Спайк отмечает, что ангел в центре вдохновляет человечество быть милосердным.Выбор Самсона в качестве персонажа, отражающего утоление жажды, настолько своеобразный, что вызывает некоторое потрясение. Согласно одному из сюжетов ветхого завета, Самсон, используя найденную ослиную челюсть, отнял жизни тысячи филистимлян. Затем, когда Самсону грозила опасность умереть от жажды, Бог послал ему воду. Учитывая это, сложно представить такого персонажа в картине о милосердии.

artrue.ru

Римское милосердие. Шокирующие картины грудного вскармливания. - Это интересно - Шняги.Нет

Валерий Максим (Valerius Maximus I в. н. э.),римский писатель времен императора Тиберия,

в сочинении,названном "De pietate in parentes" (лат. - "О почтении к родителям"), рассказывает о некоем Цимоне - старике, ожидавшем казни в тюремной камере и по этой причине его не кормили. Тюремщик разрешил дочери Цимона,Перо, навестить отца. Тюремщики обыскивали посетительницу,чтобы не дать ей пронести еду. Для поддержания отца дочь дала ему молоко из своей груди. Власти были так поражены проявлением сильной дочерней любви, что выпустили заключенного из тюрьмы.

Перин дель Вага. Ок. 1530

1Римское милосердие. Шокирующие картины грудного вскармливания. Картина, классика, гв, грудное вскармливание, шок"Римское милосердие". Рембрандт Пил, 18112Римское милосердие. Шокирующие картины грудного вскармливания. Картина, классика, гв, грудное вскармливание, шокНеизвестный художник. Римское милосердие. 17 век

Загрузка...

3Римское милосердие. Шокирующие картины грудного вскармливания. Картина, классика, гв, грудное вскармливание, шокНеизвестный художник. Римское милосердие. 17 век4Римское милосердие. Шокирующие картины грудного вскармливания. Картина, классика, гв, грудное вскармливание, шокЯнуарий Цик. Римское милосердие. 17975Римское милосердие. Шокирующие картины грудного вскармливания. Картина, классика, гв, грудное вскармливание, шокБарбара Крафт. Портрет графа фон Хартига с супругой в образе Кимона и Перо. 17976Римское милосердие. Шокирующие картины грудного вскармливания. Картина, классика, гв, грудное вскармливание, шокДжоакино Серангелли. Ок. 18107Римское милосердие. Шокирующие картины грудного вскармливания. Картина, классика, гв, грудное вскармливание, шокФреска из Помпей

shnyagi.net

Шокирующее грудное вскармливание - в классической живописи: shakko_kitsune

Художникам прошлого, вероятно, надоедало воспевать безмятежное материнство, рисуя просветленных Мадонн, кормящих грудью Иисуса. В музеях полно картин, которые выглядят пародией на этот сюжет: женщина кормит грудью бородатого безобразного старика. Вдобавок еще и связанного иногда. Это писали Рубенс, Караваджо, Грёз и многие другие.

Однако это отнюдь не пародия, а классический сюжет, ведущий свою историю со времен античности.Изучим его с помощью традиционной рубрики по средам "омерзительное искусствоведение".

Данная тема называется по-латыни Caritas Romana -- то есть "римское милосердие".

Байка эта относится к первому веку нашей эры, примерно к 30-31 году после РХ.

Вернее, записали ее именно тогда, а рассказывали, возможно, и раньше.

Картина Рубенса. Ок. 1612

Опубликовал ее знаменитый по тому времени писатель по имени Валерий Максим (хорошо было римлянам, собственно такие имена и поизобретавшим -- попробуй сейчас кто с таким ФИО прославиться, сгинет же в выдаче яндекса).

Пропечатал ее шрифтом Times New Roman в книге «Девять книг примечательных поступков и изречений», как пример чрезвычайного почтения к родителям и образец древнеримской чести. Позже слух подхватили Плиний Старший, Гай Юлий Солин, Фест Грамматик и проч.

Мол, жили когда-то у нас в Риме человек по имени Кимон (Cimon) и дочь его Перо (Pero),(Имена будто из бульварного романа конца 19 века про Хитровку, ну да ладно).

"Римское милосердие". Рембрандт Пил, 1811

Этот Кимон был уже стариком, когда его бросили в тюрьму, где он стал умирать от голода.А что -- экономно, чистенько, удобно. Тело потом выносить легко.

Впрочем, пишут, что его приговорили к смертной казни таким способом, но что-то у меня вообще не гуглится такая норма римского права. Знатоки есть по этому вопросу?

Что было дальше, вы наверно уже догадались по картинкам.

"Римское милосердие". Георг Пенц. 1538

Недавно родившая дочь Кимона, звавшаяся Перо, пришла навестить отца.Увидела его умирающим от голода, и дала ему своего грудного молока.(По официальной версии от жалости к отцу, но на самом деле давно уже было пора сцеживаться, грудь разрывалась, а это был самый легкий путь, потому что электроотсос Перо забыла дома)

Перин дель Вага. Ок. 1530

За этим физиологическим процессом с интересом наблюдали скучающие тюремщики.Чем им еще-то было заняться? Телевизор в караулке был запрещен.А тут вообще обнаженка!

Рубенс. "Римское милосердие".  1630

Грудное кормление, ежели оно происходит на глазах у посторонних, невероятно людей шокирует (как мы знаем из интернет-срачей). И это в случае, когда кормят младенца.Представьте же, как оно потрясло хрупкие нежные души тюремщиков в данной ситуации, когда обнаженную грудь красавицы терзал бородатый лысый старикашка.Могла бы прикрыться, бесстыдница! Хотя бы слингом! Чтобы людей не эпатировать!

Неизвестный художник. Римское милосердие. 17 век

Неизвестно, помогла ли порция дочернего материнского молока старику в физическом выживании -- вряд ли надолго. Но этот поступок помог в другом: вуайеристы-тюремщики растрепали о данном шокирующем зрелище на каждом углу.

Януарий Цик. Римское милосердие. 1797

Информация дошла до официальных лиц.Они были потрясены.Самоотверженным, благородным поступком дочери!(Сразу видно, они никогда не мучались от отсутствия возможности сцедиться, да).

Барбара Крафт. Портрет графа фон Хартига с супругой в образе Кимона и Перо. 1797(жесть, а не портрет. Как им вообще в голову пришло так портретироваться?)

Старика Кимона помиловали.Молодую Перо стали восхваливать как пример дочерней почтительности и самоотверженности.

Джоакино Серангелли. Ок. 1810

Со временем изображения этой сцены даже появились в римских храмах. Сохранились фрески (правда не храмовые).

Фреска из Помпей

Особенную любовь у художников сюжет приобрел в 17 веке, однако встречаются картины и других эпох.

Неизвестный художник. Римское милосердие. 17 век

Ну а вот вам для сравнения нормальное изображение кормящей матери.Для послевкусия.

За предложенную тему спасибо istraelasmusПредлагайте свои темы!

Еще интересное:

***Предыдущие выпуски читайте по тэгу "омерзительное искусствоведение".Трансляция рубрики вконтактеМой канал в телеграмме

Пожертвовать автору на пироженку можно тут.

shakko-kitsune.livejournal.com

15 невероятных фото о милосердии

Я — оптимист по жизни и для меня, эти фото, очередное подтверждение того, что мир прекрасен. Я редко огорчаюсь и обижаюсь на людей, практически никогда, потому что считаю, что человек мог поступить плохо от незнания, от того, что его не любили и не научили милосердию. Если вижу несправедливость, по-моему, мнению, то обязательно в мягкой форме даю понять, что лучше сделать по- другому. Считаю, что таких фото должно быть много, как и людей на Земле. Что про добро нужно кричать во всеуслышание, но, к сожалению СМИ чаще смакуют негативную информацию. Хотя я думаю, что у каждого в жизни была какая-нибудь подобная ситуация, как на фото!

1. Офицер уговаривает мужчину отказаться от самоубийства. Восемь лет спустя этот мужчина вручает этому офицеру награду Американской Ассоциации против самоубийств.

2. Мужчина покупает черепах в супермаркетах и отпускает их в Черное море.

3. Мальчик рискует своей жизнью, чтобы спасти тонущего маленького олененка из паводковых вод в Бангладеш.

4. Эти парни помогают косить газоны тем, кто этого сделать не может.

5. Мужчина отдает свои шлепанцы бездомной девочке в Рио-де-Жанейро.

6. Каждый вечер этот мужчина приносит своего пса к озеру, так это помогает больной собаке переносить боль.

7. Этот пакистанский официант кормит нищего, который не может двигать руками.

8. Во время акции протеста в Бразилии один офицер сказал протестующим, что у него сегодня День рождения. Вскоре после этого группа протестующих поздравила его с праздником.

9. Сотрудник компании вынес пожилому мужчине зонтик с летней площадки, чтобы проводить его до машины.

10. Турецкие жених и невеста провели день свадьбы, кормя 4000 беженцев.

11. Водитель вышел из переполненного автобуса, что успокоить плачущую девочку.

12. Офицер держит члена его семьи.

13. Люди работают вместе, чтобы помочь человеку, застрявшему между платформой и поездом.

14. Эльфы приносят бездомным рождественские подарки.

15. Японские полицейские помогают утиному семейству перейти дорогу.

published on caprizulka.ru according to the materials timeallnews.ru

Понравился наш сайт? Присоединяйтесь или подпишитесь (на почту будут приходить уведомления о новых темах) на наш канал в МирТесен!

kaprizylka.ru

Caritas Romana («милосердие по-римски») Сюжет и картины великих

Существует история о Перо и Цимоне (или Тимоне), рассказанная Валериусом Максимусом в его Caritas Romana [c лат. «Милосердие по-римски»], которую изображали на своих полотнах многие из художников эпохи Возрождения: Караваджо, Рубес, Ример, Мурильо и др. Умирающий бородатый старик лежит в камере, а его руки и ноги скованы цепью. Молодая матрона, его дочь, кормит его своим молоком. Хотя подобная непристойная сцена и содержит определенный моральный аспект, отображая дочернее отцелюбие и христианскую доброту (кормленее голодных и навещание заключенных), но также она отображает и психологическую глубину мифического.Другое изображение, являющееся частью «Восходящей Авроры» (алхимического трактата), показывает нам двух стариков, преклонивших колени перед mater sapientia (лат. богоматерь) и пьющих из ее грудей. Изображение озаглавлено как de processu naturali с описанием, утверждающим что молоко является prima materia, «началом, серединой и концом». Старик, связанный по рукам и ногам, неспособный двигаться, неспособный ни на что — это сенекс Сатурн в своей двойственной природе, отрезанный от жизни, связанный своими обязательствами и запертый в конструктах своей же системы, лежащий на полу в истощении и жажде. От власти к беспомощности. Также как и Боэций, министр Короля, преданый, но лишенный власти и брошенный в тюрьму, где ему в отчании пришлось ожидать смерти. Но эта потеря власти стала для него путем к мудрости, потому что его также навещала утоляющая голод женская сущность, которая напоминала ему о том, что он был вскормлен ее молоком, которая удовлетворила его потребности трудом «Утешение Философией», которое начинается с песни.Молоко, как «начало, середина и конец», объединяет противоположности сенекса и пуэра. Они оба нуждаются в молоке. Как начало, молоко — есть prima materia, с которой мы знакомимся у груди. Как конец, молоко является также и sapientia (мудростью), которая оживляет старика с помощью груди. Начало и конец процесса соединяются в молоке, которое растворяет слабости физиологически старого человека и сгущают мудрость духовно нового человека. Мир начинается с вспаханного молочного моря, или, как утверждает другая алхимическая работа, молоко первичнее даже крови и воды, первейшее из первых. Потому человек припадает к груди в начале, в середине, и в конце: младенец, возлюбленный и старик. У груди сестры следуют найти все фрукты «новые и старые», как говорится в «Песни Песней». Когда мужчина является одновременно и пуэром, и сенексом, тогда женщина — одновременно и дочь, и жена, и сестра, и кормилица — все они сливаются в одну «богоматерь-хранительницу», которая учит своей грудью. Чему можно научиться у груди? Чему может обучить молоко?Но перед тем, как отвечать на эти вопросы, нам необходимо разобраться с несколькими условиями. Для того, чтобы молоко появилось, необходим голод и тоска, депривация Сатурна как «слабого и утомленного» Сатурна гримуара «Пикатрикс». Сначала голод, потом удовлетворение. Идеальные и сильные сидящие на тронах не нуждаются в молоке, мудрости и песне. Вначале желание и нужда в молоке — и лишь потом «подойди ко мне, молодой Давид, и сыграй на арфе», как говорил старый сумасшедший Король Саул. Самодостаточность самоограниченна и для пуэра, и для сенекса. Они оба отрицают свою нужду, и отстаивают свои границы. Но безпомощность и голод, как повторяющаяся необходимость — это то жадное условие, которое естественным образом вызывает молоко, чем и указывает на то, что условием обновления является принятие зависимости и нужды. Юнг обсуждал эти условия обновления в «Нераскрытой Самости», он писал: «Человеческие отношения строятся не на дифференциации и совершенстве, поскольку они только подчеркивают различия или приводят к прямо противоположному результату; нет, в их основе лежат несовершенство, слабость, беспомощность и потребность в поддержке, то есть те компоненты, из которых состоит основа зависимости. Совершенство ни в ком не нуждается, в отличие от слабости…»И далее: «Его окружение не может вручить ему, как дар, то, что он может получить только благодаря своим собственным усилиям и страданиям.»Юнг, описывая свои замечания по поводу глубинного значения феномена переноса, утверждал: «Чего действительно недостает нашему миру, это психической связи; и никакие клики, политические партии или общность интересов, или Государство, никогда не будут в состоянии заменить ее.»Нужда, страдание и тоска, указывающая на ту форму существования, по которой тоскуют. Голод указывает на то, что способно его удовлетворить. Первичная еда превращает нечто в изначальное условие, вскормленное изначальным знанием, задолго до истории и разделения единого. Дао — ребенок и слабость. Молоко восстанавливает психическую связь с другими и с собой благодаря напитыванию первичных уровней души. На этих молочных уровнях все связано и возрастные различия расстворяются в психической безвозрастности. Старик — это младенец, а младенец — это старик с матерью.Взаимообоюдность пуэра и сенекса, их недостача психической связи, их дифференциация и независимость, их напряжение, которое поддерживает эго в его активном поиске, их упорядоченность и защиты — все это пропадает. Само время и история внутри него имеют окончание. И тогда вопросы «Кто Я? Кем Мне быть?» неважны и дело закрыто. Но, признанние своей слабости и нужды, приводит к раскрытию души, ведь именно эта нужда и делает каждого из нас человеческим созданием, зависимым в своей плотскости от творения. Или, говоря по-другому, Дао — это «слабость», и потому путь к Дао лежит через наши потребности, наше постоянное состояние зависимости. И мы не может встретиться с этими потребностями самостоятельно и скрытно. Покинутые дитя и старик, нуждающиеся во вскармливающем милосердии и утешении философией, обнаруживают, что любовь, по которой они тоскуют когда контролируют, а также знание отложены на будущее.Когда наполнение достигается благодаря питанию или напитыванию, тогда оно значит нечто отличное от расстворения. Я принимаю молоко в свое тело, а не оно принимает мое тело в себя и расстворяет меня в океаническом блаженстве матери. Питание не регрессивно, потому что Я остаётся, и я изменяюсь из-вне, из внутренней наружности. Молоко мудрости поступает в меня, в мой рот и бежит по моему горлу в живот. Так что познаваемое у груди является непосредственным физическим знанием, конкретным знанием, которое смягчает конструкции, абстракции и знаковые системы, в которых заточен Сатурн. Молоко — это знание «имеющее вкус», и его вкус (sapor) составляет sabrosa (вкус с итал.) настоящей sapientia (мудрости). И так, первая нужда нам понятна — это необходимость в вещественной еде, которая утоляет кишечный голод по знанию непосредственной реальности вещей, ее настоящего вкуса, который является первейшим из первых.Если молоко является изначальной sapientia (мудростью), а не расстворением в материнском, тогда и грудь не является лишь «матерью». Её слишком часто воспринимали в этой фрейдистском ракурсе pars pro toto (c лат. часть вместо целого) как вымя Великой Мировой Коровы. Но этого символ не стоит интепретировать только одним способом. Грудь — это символ, ритуальный объект украшения и утаивания, стремления и удовольствия. Грудь — это откровение нежности, и она является caritas (милосердием) человеческого чувства. Она принадлежит не только матерям, но и сестрам, и любимым, а также кормилицам и дочерям. Когда мы дети её молока — тогда она мать; когда мы возлюбленные ее молока — она относится к сестре-любовнице; а в случае Старого Короля, слабого и утомленного, молоко исходит от дочери, как та жизнь в той, которую он породил, но с которой связан лишь тончайшей психической связью.Искупление через молоко дочери предлагает иное обновленное отношение к душе. Дочь-Анима восстанавливает «старого» мужчину с помощью возвращение к нему истощенному других качеств и соображений, которые исчезли из его жизни вместе с кормилицей-матерью и сестрой-возлюбленной. С дочерью, взаимозависимостью и взаимностью, эротической интимностью — со всем этим у анимы появляется futurity (будущее). Дочь отображает независимость души от эго, ее молоко отображает зависимость жизни эго от души.Глаза Святого Старого Короля, мистического образа Бога в «Зохаре», о котором в Эраносе нам рассказывал професор Шолем, умываются молоком: «Когда могущество простирается, и глаза пылают краснотой, Древний святой светит своей белизной, возгораясь в Матери и наполняется молоком, питая все, и все глаза умываются постоянно истекающим молоком Матери».Истекающее молоко может быть слезами его заботы, а умывающиеся молоком глаза могут быть collyrium philosophorum, который смывает все что человек видел, все взволновавшие его события истории, восстанавливая видение в схожих детским истоках архетипического воспоминания.Каждый глоток из сосуда с молоком осуществляется Пророком при помощи ангела, и Пророк объясняет это таким образом, словно это происходило во сне. Молоко знания, sapientia (мудрость) или connaissance du soi (самопознание) приходят в состоянии схожем со сном. Возможно каждый глоток молока — это сновидение, а сосуд молока — это сосуд сновидений. Таким образом, знание которое мы получаем у груди есть знание нас самих по существу: приходящих в мир и покидающих его, «беззубых», беззащитных, неких «воображающих животных» с постоянно открытыми ртами жаждущими изначальных сновидений словно необходимой сути нашей жизни. Мы — нестареющие дети Вечного. «Мы сделаны из вещества того же, Что наши сны.И сном окружена Вся наша маленькая жизнь.» (Шекспир,»Буря»). Из этого сна мы приходим в жизнь и в конце возвращаемся в него, памятуя о прошедшем лишь отрывочно. Еще до того как мы являемся homo faber, homo ludes и homo sapiens, пуэром или сенексом, мы — первые сновидцы в психической реальности, имажинёры, живущие в психической связи с вечным молоком космоса воображения: молочных образов детства, экстатических образов любви и пророческих образов старости.Разве эти потоки вещественного знания не есть то, что в алхимии называют «лунной влагой» или омоложением «белого древа»? Эти сновидения утешают, охлаждают и освежают. И не являются ли эти сны на одном из уровней тем молоком, которое Авиценна прописывал престарелым как увлажняющую пищу, потому что она восстанавливала их к психической связи? Эта психическая связь, так необходимая согласно Юнгу и возможно единственная что-то значащая вещь, — что это такое? Мы знаем, что это не просто некое родство между людьми, старыми и молодыми. Психическая связь зависит от психического фактора, который спонтанно происходит из архетипического взгляда на вещи. То есть это связь через изначальный безвозрастный мир, который стирает различия между возрастом и молодостью таким образом, что все «видят» одним и тем же образом фантазийную сущность вещей. В таком случае, молоко — это также и путь к психической Anschuung (интуиции). Этот путь молока непосредственен как вкус на языке: мгновенный, физический, не абстрагированный в системы определений сенекса или пуэра. Он объединяет всех нас людей, как первая пища всего человечества, потому что он соединяет нас с основой человеческой природы — с душой. Молоко открывает врата психической реальности, или того Царства, о котором говорил пророк Иоиль и позже повторял апостол Петр, в котором не зависимо от возраста будут все: «и будут пророчествовать сыны ваши и дочери ваши; и юноши ваши будут видеть видения, и старцы ваши сновидениями вразумляемы будут».Наконец, молоко «отображает» подлинную связь с и постоянную тоску по миру, который мы стремимся «вспомнить». Через вспоминание подлинного память освобождается от истории. История может быть освобождена благодаря психической связи с изначальным, таким образом позволяя Клио, дочери архетипического воспоминания, переписать историю как торжество психологической многозначности. В таком стремлении к этому царству мы уже не пуэры и не сенексы, но нечто предваряющее этому разделению, мы — те, кто «сосет грудь Дао». Там мы познаем, что изначальные образы идентичны непосредственной сущности, что воображаемое значение является также вкусом и ощущением физической реальности, что caritas (милосердие) и sapientia (мудрость) есть одно, и что любое знание и любой акт познания происходит из «ага!» опыта внеисторического осознания. Такое понимание молока избавляет нас от материнского комплекса и является секретом пророков, поэтов, мистиков, мессий, королей, детей, культуры, героев, священников и мудрецов — образов архетипических форм жизни, двойственных и не разделенных на противоположности, для которых согласно сравнительной религии предполагаемой пищей является молоко.Как путь молока спускает нас вниз обратно к простой интимной близости с нашей природой, излечивая наше разделение и одновременно освобождая нас от него в космическом Млечном пути, также нас ведет и путь обезьяны. И мы снова начнем наш процесс амплификации мифического образа с картины.Джеймс Хиллман

Фотографии имеют большой размер. Дождитесь их загрузки

 

www.areacreativ.com