Поднятое колено (Сидящая одалиска). Картина одалиска


Картина Матисса «Одалиска, лежащая под магнолиями» выставлена на торги: philologist

Аукционный дом Christie’s готовится провести «распродажу века» весной следующего года. С молотка уйдут шедевры Анри Матисса, Пабло Пикассо, Клода Моне и других выдающихся художников, принадлежавшие Пегги и Дэвиду Рокфеллерам. Предложенная на аукцион «Одалиска, лежащая под магнолиями» Матисса с предварительной оценкой в 50 млн долларов может стать самой дорогой картиной у этого художника, - сообщает обозреватель сайта об искусстве "Артхив" Влад Маслов.

Анри Матисс. Одалиска, лежащая под магнолиями. 1923, 60.5×81.1 см

Американский банкир и государственный деятель Дэвид Рокфеллер-старший, который возглавлял знаменитую на весь мир семью последние 13 лет, скончался восемь месяцев назад в возрасте 101 года. В соответствии с завещанием, значительная часть его состояния должна быть направлена на благотворительность, культурные, образовательные, медицинские и экологические проекты, которые финансист долгое время поддерживал вместе со своей женой Маргарет (Пегги). Таким образом, предстоящая распродажа в нью-йоркском Рокфеллер-Центре станет важнейшим филантропическим аукционом в истории. В коллекцию супружеской пары входили работы Жоржа Сёра, Поля Синьяка, Эдуара Мане, Поля Гогена, Жана-Батиста-Камиля Коро, Джорджии О’Киф и Эдварда Хоппера.

Наиболее высокий эстимейт среди всех лотов на данный момент получил шедевр «розового периода» Пабло Пикассо «Девочка с цветочной корзиной», написанный в 1905 году. Эта изумительная по мастерству и атмосфере редкая работа воплощает всю чувственность богемной жизни Парижа на рубеже XX века. За неё планируется выручить не менее 70 млн долларов.

Пабло Пикассо. Девочка с цветочной корзиной. 1905, 155×66 см

У картины богатый провенанс: первоначально её приобрели в 1905 году брат и сестра Лео и Гертруда Штайн. После смерти последней в 1946 году полотно перешло к её многолетней возлюбленной — американской писательнице Алисе Бабетт Токлас, у которой оставалось ещё 21 год. В 1968 году Дэвид Рокфеллер собрал группу коллекционеров с целью приобретения знаменитого собрания Гертруды Штайн. Чтобы определить очерёдность выбора произведений, они тянули пронумерованные листки бумаги из шляпы, и банкиру достался первый номер. Они с Пегги приобрели «Девочку с цветочной корзиной», которую разместили в библиотеке своего дома на 65-й улице в Нью-Йорке.

«Одалиска, лежащая под магнолиями» Анри Матисса, написанная в Ницце в 1923 году, станет важнейшей работой художника, которая появится на аукционе за последние десятилетия. Её эстимейт в 50 млн долларов превосходит рекордную цену в 41,1 млн долларов, заплаченную за натюрморт «Первоцветы, синяя скатерть и роза» (1911) на торгах в 2009 году.

Тема одалисок, томно раскинувшихся женщин, имела особое значение для Матисса, поскольку была своеобразным мерилом его мастерства в сравнении с живописцами прошлого. «Одалиска, лежащая под магнолиями», которую называют симфонией узора и формы, долгое время считалась одной из величайших картин Матисса в частных руках. Эта роскошная работа висела в гостиной дома четы Рокфеллеров в Хадсон-Пайнс.

Клод Моне. Водяные лилии в цвету. 1917, 160.9×180.8 см

Третьей «изюминкой» торгов станет пейзаж «Водяные лилии в цвету» Клода Моне из обширной серии, вдохновлённой прудом в любимом саду художника в Живерни. Картина входит в число самых крупных, ярких и энергичных полотен, выполненных импрессионистом. Эта работа принадлежит к группе произведений, написанных в период между 1914 и 1917 годами, в разгар Первой мировой войны. Её эстимейт составляет сейчас около 35 млн долларов.

Пегги и Дэвид Рокфеллеры приобрели эту картину в 1956 году у парижского дилера Кати Гранофф, которую посетили по рекомендации первого директора Музея современного искусства Альфреда Барра. «Она почти наверняка была написана в конце дня, когда вода становится темно-фиолетовой, а лилии выделяются на её фоне ярким белым цветом. Её мы купили сразу», — вспоминал в своих «Мемуарах» Дэвид Рокфеллер.

Вы также можете подписаться на мои страницы:- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

philologist.livejournal.com

Большая одалиска — Википедия (с комментариями)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

К:Картины 1814 года

«Большая одалиска» (фр. La grande odalisque) — картина французского художника Жана Энгра.

Энгр написал «Большую одалиску» в Риме для сестры Наполеона Каролины Мюрат. Картина была выставлена в Париже в Салоне в 1819 году. Следуя примеру художников Возрождения, Энгр не колеблясь идеализировал либо утрировал некоторые черты своих моделей, чтобы достичь идеальности либо подчеркнуть выразительность формы. В этом полотне он прибавил одалиске три лишних позвонка, что было немедленно замечено критиками.

Как обычно у Энгра, анатомическое правдоподобие подчинено художественным задачам: правая рука одалиски неправдоподобно длинна, а левая нога вывернута под невозможным с точки зрения анатомии углом. Вместе с тем картина производит впечатление гармонии: создаваемый левым коленом острый угол необходим художнику, чтобы уравновесить построенную на треугольниках композицию.

Восточная атрибутика на картине (курительные принадлежности, веер, головной убор) подчёркивает отстранённость модели от зрителя и холодноватое совершенство обнажённого женского тела.

Картина так и не была принята заказчицей. Около 1819 года Энгр продал «Большую одалиску» за 800 франков графу Пурталесу, а в 1899 году она была куплена Лувром. В настоящее время «Большая одалиска» находится в 75-м зале на 1-м этаже галереи Дару в Лувре. Код: R.F. 1158.

Интересные факты

  • Голова одалиски с незначительными изменениями повторяет голову женщины из картины «Рафаэль и Форнарина», написанной Энгром годом ранее по картине Рафаэля, изображающей его возлюбленную Форнарину.
  • Поза одалиски послужила основой одной из картин Амедео Модильяни. К теме одалисок вслед за Энгром обращались высоко ценившие его Матисс и Пикассо.
  • Jean auguste dominique ingres raphael and the fornarina.jpg

    «Рафаэль и Форнарина», Жан Энгр, 1813

  • Ingres Odalisque in Grisaille.jpg

    «Одалиска в гризайли», Жан Энгр, 1824-1834

Напишите отзыв о статье "Большая одалиска"

Литература

  • Cirlot L. Museo del Louvre I, Col. «Museos del Mundo». — Espasa, 2007. — Т. 3. — С. 174—175. — ISBN 978-84-674-3806-2.

Ссылки

  • [cartelen.louvre.fr/cartelen/visite?srv=car_not_frame&idNotice=22520 «Большая одалиска»] в базе данных Лувра (фр.)

Отрывок, характеризующий Большая одалиска

«Боже мой! Как бы я счастлив был, если бы он велел мне сейчас броситься в огонь», подумал Ростов. Когда смотр кончился, офицеры, вновь пришедшие и Кутузовские, стали сходиться группами и начали разговоры о наградах, об австрийцах и их мундирах, об их фронте, о Бонапарте и о том, как ему плохо придется теперь, особенно когда подойдет еще корпус Эссена, и Пруссия примет нашу сторону. Но более всего во всех кружках говорили о государе Александре, передавали каждое его слово, движение и восторгались им. Все только одного желали: под предводительством государя скорее итти против неприятеля. Под командою самого государя нельзя было не победить кого бы то ни было, так думали после смотра Ростов и большинство офицеров. Все после смотра были уверены в победе больше, чем бы могли быть после двух выигранных сражений.

На другой день после смотра Борис, одевшись в лучший мундир и напутствуемый пожеланиями успеха от своего товарища Берга, поехал в Ольмюц к Болконскому, желая воспользоваться его лаской и устроить себе наилучшее положение, в особенности положение адъютанта при важном лице, казавшееся ему особенно заманчивым в армии. «Хорошо Ростову, которому отец присылает по 10 ти тысяч, рассуждать о том, как он никому не хочет кланяться и ни к кому не пойдет в лакеи; но мне, ничего не имеющему, кроме своей головы, надо сделать свою карьеру и не упускать случаев, а пользоваться ими». В Ольмюце он не застал в этот день князя Андрея. Но вид Ольмюца, где стояла главная квартира, дипломатический корпус и жили оба императора с своими свитами – придворных, приближенных, только больше усилил его желание принадлежать к этому верховному миру. Он никого не знал, и, несмотря на его щегольской гвардейский мундир, все эти высшие люди, сновавшие по улицам, в щегольских экипажах, плюмажах, лентах и орденах, придворные и военные, казалось, стояли так неизмеримо выше его, гвардейского офицерика, что не только не хотели, но и не могли признать его существование. В помещении главнокомандующего Кутузова, где он спросил Болконского, все эти адъютанты и даже денщики смотрели на него так, как будто желали внушить ему, что таких, как он, офицеров очень много сюда шляется и что они все уже очень надоели. Несмотря на это, или скорее вследствие этого, на другой день, 15 числа, он после обеда опять поехал в Ольмюц и, войдя в дом, занимаемый Кутузовым, спросил Болконского. Князь Андрей был дома, и Бориса провели в большую залу, в которой, вероятно, прежде танцовали, а теперь стояли пять кроватей, разнородная мебель: стол, стулья и клавикорды. Один адъютант, ближе к двери, в персидском халате, сидел за столом и писал. Другой, красный, толстый Несвицкий, лежал на постели, подложив руки под голову, и смеялся с присевшим к нему офицером. Третий играл на клавикордах венский вальс, четвертый лежал на этих клавикордах и подпевал ему. Болконского не было. Никто из этих господ, заметив Бориса, не изменил своего положения. Тот, который писал, и к которому обратился Борис, досадливо обернулся и сказал ему, что Болконский дежурный, и чтобы он шел налево в дверь, в приемную, коли ему нужно видеть его. Борис поблагодарил и пошел в приемную. В приемной было человек десять офицеров и генералов.

wiki-org.ru

Великая одалиска | Наполеон Бонапарт

Великая одалискаВеликая одалиска

Кликните по изображению, чтобы просмотреть более крупную версию изображения "Великая одалиска".

Название: Великая одалиска Автор: Жан-Доминик Энгр (1780-1867) Нарисована в 1814 г. Масло на холсте - В: 0.91 м; Д: 1.62 м Лувр, Париж © RMN

Этой картине предшествовало большое количество рисунков, предварительных исследований, множество зарисовок на ту же тему. "Великая одалиска " - определенно, работа вдохновения, тщательно обдуманная и прекрасно выполненная для достижения исключительного совершенства каждой линии.

По Энгр у в картине значимым объектом является линия (знаменитый спор с Делакруа, который отстаивал цвет). "Великая одалиска " - совершенная иллюстрация этого положения. Изображение женщины, лежащей ниц - возможность выразить контуры и полные, круглые формы: тело прекрасно выделяется на фоне окружения.

Плоть и шелковая простыня не смешиваются: чистота контура (особенно заметного в нижней части спины и на правой икре) контрастирует со скомканным материалом. Размышления художника о линиях, таким образом, кажется, лежат в основе произведения; это настоящее исследование, которое может объяснить многочисленные зарисовки. Только занавесь с правой стороны отражает, хотя и немного отличается от тела, совершенную форму женской плоти. Более того, одалиска удерживает в правой руке три складки, протягивающиеся далее налево, как будто желая показать, что они удлиняют тело: они продолжают кривую, начатую слева со спины молодой женщины. На картине Энгр изображает три стадии охватывающей линии: предельная чистота мазка (формы тела), начало разрыва в линии (занавесь справа), и, наконец, смятая простынь (шелковая простынь, на которой лежит одалиска). Такой контраст усиливает совершенный мазок: линии женского тела.

Картина создает странное впечатление, что цвета подчиняются рисунку, что художник заполнит формы позже. Боделяр насмехался над таким подчинением цвета линии: "Месье Энгр обожает цвет точно так же, как продавец одежды". Действительно, нет тонов или нюансов: каждый цвет занимает совершенно определенно место. Цвет не переходит и не смешивается с другим. Он идет за линией. Этот недостаток перехода между цветами и формой, фактически, не одобрялся: в отчете перед "Conservateur littщraire" Гюго описал картину как "нарисованную в китайском стиле, без теней или рельефа".

Выбор сюжета, таким образом, кажется продиктован утверждением мастера: женщина, лежа ничком, говорит: я - женщина художника. Без сомнения, сюжет здесь - показать работу над мазками и изоляцией. Некоторым образом, "Великая одалиска" - эстетический манифест.

Ориентальный контекст обозначает намерение художника: картина - исследование чистой воды. Постановка - турецкий дворец. Богатые материалы и головной убор одалиски здесь для того, чтобы показать это. Постель - сатиновая, простыни - из шелка. Смятый материал немедленно дает зрителю ощущение мягкости соединения тела и материала. Растущая чувствительность. Материал, каким-то образом, несет отпечаток тела. Он приветствует его совершенство.

Браслет рабыни на правом запястье одалиски также не определен. Эта деталь говорит нам больше о постановке: мы - в гареме. Опахало из павлиньих перьев, которое держит одалиска, увеличивает томность атмосферы. На этой картине нет действия; только небрежность вялого тела, единственное движение которого, возможно, лишь - отгонять мух. Жара и влажность предполагаются, вдобавок к общей интоксикации: здесь - опиумная трубка, справа. А сжигатель благовоний также вносит свой вклад. Фактически, "Великая одалиска" может быть аллегорией пяти чувств: все они преувеличены.

Картина разделена на две части, которые можно разделить линией, идущей с левого верхнего угла, в нижний правый угол. Не происходит ли наше очарование картиной исключительно от того, что мы наблюдаем диалог между прямой линией, осью композиции, и кривыми тела одалиски? Как будто картина отказывается следовать линии, чтобы еще больше выделить магию мазков. Энгр сам сказал: "Прекрасные формы - это прямые линии с кривыми". Здесь именно голова одалиски ломает эту линию (которая могла идти от шеи до левого колена, к левой ступне и концу правой ступни). Смутно вопрошающий лик, привлекающий наше внимание, таким образом подчеркивается.

Картина также поделена на две вертикальных половины: левое колено одалиски - точный центр композиции.

Но художник, который возвеличивает кривые, не может ограничить себя центрированием работы по прямым линиям. Именно кривые руководят композицией.

Картина пересечена тремя вогнутыми линиями, которые следуют за изгибами тела одалиски, затем за занавесью с правой стороны: - первая вогнутая линия идет от головы (более точно, от середины уха и следует за изгибом шеи), по правой руке, правой ладони и в конце концов, уходит за занавесь. - вторая вогнутая линия начинается в правой половине спины (в мягкой складке на левой руке), точно следует изгибу спины (там, где тело касается простыни), уходит на конец опахала и вверх к концу левой ступни. - третья вогнутая линия начинается на локте (который касается постели), следует складкам материала и достигает конца правой ступни одалиски.

Таким образом, композиция основывается на четырех действующих точках: тюрбан, левый локоть, ягодицы и правая ступня.

Современники Энгр а насмехались над картиной, называя его бедным анатомистом. Они не переставали думать, что деформация, шокировавшая их, возможно, сделана умышленно. Действительно, детальный анализ спины одалиски показывает по крайней мере два лишних позвонка. Совершенно ненормально для искусства!

Но искусство Энгр а - специфично. Он не колеблется деформировать реальность, чтобы показать сублимированную версию красоты. У одалиски красивая спина? Почему бы не сделать ее длиннее, чтобы сделать сублимированной? Здесь еще раз определяется эстетический манифест художника. Растягивание очищает линию до совершенства. Точность не является объектом такого искусства! Кривая линия, таким образом, становится созидательной силой новой, но совершенной анатомии. Это деформированное тело усиливает красоту.

Более тщательный взгляд откроет ту же логику в исключительно длинных пальцах и правой ладони. Здесь мы одновременно видим нереальное и идеал. Цель - осквернить тело, исказить его, если понадобится, чтобы выразить его сверхъестественную красоту. Современные художники, Пикассо, Матисс и другие, почерпнут бесценные уроки из "Одалиски" Энгр а. Можно сказать, что Энгр уже двигался к абстрактному искусству, изображая невозможное, необычное. "Одалиска" - чистая, интеллектуальная конструкция, усиливающая естественную красоту. Гарем, в который мы приглашены, - еще одно измерение, которое уводит нас от мира, в котором мы живем, бросает нас во вселенную, которая потеряла понятие размера, опорных точек, пропорций. Эта абстракция предназначена для выхода из природы ради достижения грации. Это то, что Боделяр называл "образцом сознательного изменения", создавшим "эту армию пальцев, слишком ровно удлиненных и утонченных". Все это имеет налет легкой чудовищности, которая делает картину поистине очаровательной. Умный критик гадал, задаваясь вопросом о "Великой одалиске": "А если бы пропорции были точны, оставалась бы она столь же притягательной?" Ответ очевиден.

Легкая монстрообразность сублимированной красоты - то, что дает рождение чувству эксцентричного желания, которое возникает при взгляде на картину Энгр а. Тело привлекает своей красотой и гиперболизированной чистотой. Но также отталкивает: взгляд одалиски - невероятно пустой и эта пустота удерживает нас. Тонкая смесь притяжения и отталкивания захватывает нас. Желание, вызванное красотой тела, внезапно исчезает, уносимое прочь потерей точек опоры, создаваемой монстрообразностью. Дистанция, отделяющая нас от объекта желания, становится непреодолимой. Одалиска - холодная, интеллектуальная красота: более статуя, чем чувственная женщина. Скромная, она видна со спины и прячет половину своей красоты. Едва ли можно увидеть ее грудь... Пустой взгляд одалиски насмехается над нашим беспокойным голодом, вызванным сотворенной дистанцией. Предполагая невозможное овладение этой красотой, Энгр снова подчеркивает, как будто это было необходимо, ее сублимированность. Более, чем когда-либо, мы остаемся в абстракции. Наше очарование также несколько монстрообразно.

"Великая одалиска" была одной из самых не понимаемых работ своего времени: выставленная на Салоне 1819 г., она была принята очень плохо. Современные критики просто смеялись над диспропорциями, не пытаясь понять намерение, их вызвавшее. В поиске идеала красоты через деформацию, Энгр , тем не менее, всего лишь воплотил один из основных принципов древней, в частности, греческой, скульптуры.

Энгр GRANDE ODALISQUEЭнгр : Великая одалиска

bonapartnapoleon.ru

Анри Матисс Поднятое колено (Сидящая одалиска): Описание произведения

«Поднятое колено» – одна из множества одалисок, написанных Матиссом. Матисс уже приобрел известность, его выставки проходят по всему миру. Он остается верен своему манифесту: живопись должна быть понятна любому, независимо от его проникновения в теоретические глубины. Задача искусства – не смущать и тревожить, а подарить блаженство, внутреннее равновесие и наслаждение.

Значительное влияние на творчество Матисса оказал Делакруа. Путешествия на Восток придали обоим художникам вдохновения, а ответом Матисса на «Алжирских женщин» знаменитого предшественника стали многочисленные одалиски, один из символов живописи Матисса (1, 2, 3).

Все как на подбор – стройные, с женственными, мягкими изгибами, высокой грудью, округлыми бедрами, плавными линиями тела, самим своим существованием утверждающие, что рай на земле достижим. Эти цветы могли вырасти исключительно в атмосфере «роскоши, спокойствия и наслаждения».

В изображении одалисок Матисс обрел глубину, отказавшись от резких контрастов фовистического периода, от склонности к примитивистическим методам. Уход от крайностей позволил ему найти свою собственную меру. «Искусство держится не на крайностях. Это штука «умеренная, - настаивал он. - Умеряемая чем? Да рассудком, черт побери! Но рассудком рассуждающим».

Колористика одалисок – утонченная, изящная, не взрывающая зрительные рецепторы мгновенным буйством красок, но вовлекающая, завлекающая зрителя – и более не отпускающая. Сам Матисс говорил, что и женщина, и ваза, и цветок для него равноценны. Одалиски кажутся роскошными украшениями, прекрасными вещами, услаждающими взор (нет-нет, ни дидактичности, ни упреков в «бездуховности» у Матисса и в помине нет, речь о том, что предназначение одалиски, равно как и распускающихся цветов – услаждать взор, свидетельствовать о красоте, быть этой красотой). И независимо от того, изображены ли они обнаженными, полуобнаженными или одетыми, укутаны ли в тончайшую вуаль или тяжелые шелка – они свою задачу выполняют.

Одалиски стали той соломинкой, которая переломила последнее сопротивление критиков. Художественный критик, кубист Андре Лот после выставки 1923 года в галерее Бернхейма в Париже сдался и признал: «Матисс — волшебник… При первом взгляде на эти легкие ткани, как бы хранящие мимолетное или рассеянное прикосновение руки, забываются возражения, которыми вы хотели от него отгородиться. Вы сдаетесь, вы побеждены».

Эта обнаженная, в легчайшей газовой юбке "Сидящая одалиска" изображена на фоне ориентальныхх узоров – узнаваема отсылка к поразившим художника во время его путешествий на Восток мавританским орнаментам. Сама атмосфера картины – восточная, Западу с его постоянной гонкой за достижениями здесь нет места. Одалиски Матисса знают, что суть жизни – в наслаждении ею. При этом сексуальность одалисок истинно восточная, это ни в коем случае не агрессивное утверждение – цветку нет нужны доказывать, что он цветок.

Одалиски Матисса, безусловно, перекликаются с одалисками Энгра. Ключевое отличие между раскрытием этой темы у двух мастеров изящно описал Клод Роже-Маркс. Об одалисках Энгра: «Разве не возникает при виде его одалисок чувство, что он пронзен желанием и сами его деформации полны неги?» (1, 2). Об одалисках Матисса: «Он властвует над этими живыми существами, задуманными почти как предметы, в них его привлекают не они сами, а живописные возможности и то удовольствие, которое они должны доставить зрителю».

Одна из одалисок Матисса, «Одалиска в красных шароварах», поучаствовала в детективной истории. В 2002 году из Музея современного искусства в Каракасе картина была похищена. Пропажу обнаружили не сразу, поскольку злоумышленники заменили подлинник копией. К поискам было привлечено ФБР, и только через 10 лет удалось обнаружить, что оригинал находится на Майами. Еще два года потребовалось на то, чтобы вернуть картину. Летом 2014 года она наконец была выставлена в Венесуэле. Матисс оставил нам много одалисок - но мы не согласны разлучиться ни с одной из них.

Автор: Алена Эсаулова

artchive.ru

История одного подарка. Но прежде, чем предъявить почтенной публике…: m_k

История одного подарка. Но прежде, чем предъявить почтенной публике этот самый подарок, придется объяснить, по какому он получен поводу. Это раз. А два - длинная история, имеющая, конечно, отношение к Иерусалиму, а как же иначе :))Но начнем с причины получения подарка. Вот она:

5 июля обмыли серебряную медаль сосуществования. И обменялись взаимоценными подарками - с прицелом, чтобы они обоюдную радость и пользу приносили. А шоб вы имели представление, что с нами сделало время за это время (то есть в плане, какие мы стали требовательные к дарам), то вот:

Понятно, что тут уж бриллиантовой заколкой в галстук не отделаешься. Ну, все ж не зря четверь века друг друга радовали - отточивали воображение. И вот результат: два концептуальнейших и прекраснейших подарка. Речь пойдет сейчас о первом, преподнесенном супругой.400 лет пребывал город Иерусалим под беспрерывном почти правлении османских турок. И, понятное дело, призраки долмабахчинского дворца Царьграда не могли не посетить уездный город И. Да! И у нас рассказывали прекрасные легенды о гаремах и евнухах. И у нас носили фески и курили кальян. И мы тоже можем помянуть кудрявым словом-слогом Сулеймана Великолепного и его любимую жену Роксолану (в девичестве - Анастасия Гавриловна Лисовская), благодаря желанию которой и воздвиг султан нынешние стены вокруг города И. То, что девица Лисовская, до того, как поимела статус официальной жены, нам тоже известно. То есть, наложницей была. А возможно, начала свою карьеру и с более низкого поста, с места одалиски. Вот оно слово чудесное - "одалиска", из одного щербетного ряда с кальяном, феской, гаремом и долмабахчей. Происходит от турецкого слова odaliq — «горничная, рабыня, служанка», и изначально одалиски выполняли функции прислужниц жён султана. Набирались они, по возможности, из девственниц и подносились в дар султанам. Начиная с конца XVIII века одалиски завладели воображением европейских художников. Своей красотой, танцами, ориентальными кундштюками и восточной оранжировкой они стали больше очаровывать не султанов, а любителей салонной живописи. Не менее ста шедевров посвящено одалискам. Обратим внимание к некотором из них. Самая ранняя из известных живописных одалисок работа кисти Франка Бюхера (1703–1770). "Одалиска". Около 1749. Масло, холст. 53.5 × 64.5 см. Лувр.

А теперь одна из самых знаменитых - "Большая одалиска", написанная, между прочим, для сестры Наполеона Каролины Мюрат. Автор - Жан Огюст Доменик Энгр (1780-1867). Однако заказчица работу не приняла. Она, наверное, как и критики, посчитала количество позвонков у одалиски и выяснило, что их на три больше, чем полагается. Итак,Большая одалиска, 1814. Холст, масло. 91×162 см. Лувр.

У Жан Энгра есть еще «Одалиска в гризайли» (1824-1834). Масло, холст. 83.2 × 109.2 см. Metropolitan Museum, Нью-Йорк.

Вот Антуан Геберт (1817-1908) - "Две одалиски, созерцающие Босфор". 1843.

Мариано Фортуни (1838—1874), один из лидеров романтического ориентализма. Одалиска. 1862

Фредерик Лейтон (1830-1896), представитель викторианского академизма, близок к прерафаэлитам. Одалиска. 1862, масло, холст, 90.8 × 45.7 см. Частная коллекция.

Жюль Жозеф Лефевр (1836-1911). Одалиска. 1874, масло, холст, 40.31 x 79.02, Art Institute, Chicago, IL. USA.

Льюис Куртат (1840-1909). Одалиска.

Мауриций Готтлиб (1856-1879). Одалиска. 1877.

Жан Жозеф Беньямин Констант (1845-1902). Одалиска. Масло, холст, 109 x 211 cм. 1882. National Gallery of Art, Washington DC, USA

Герман Феннер-Бехмер (1866–1913). Лежащие одалиски. Масло, дерево. 20.3 × 28 см. Частное собрание.

Пьер Огюст Ренуар (1841—1919). Спящая одалиска (одалиска в тапочках).

Henri Matisse (1869-1954). Одалиска. Гармония в красном. 1927.

Десятки всяких одалисок можно найти здесь - http://anillustratorsinspiration.blogspot.com/2011/04/odalisque.html

Одалисок Делакруа и других можно посмотреть тут - http://b-a-n-s-h-e-e.livejournal.com/124630.html

Но особый интерес для нас будут представлять одалиски с наргилой, сиречь кальяном.Опять Жан Огюст Доменик Энгр (1780-1867). Одалиска и раб. 1842, масло, холст, Walters Art Museum Baltimore.

Franz Lefler (1831-1898). Одалиска. 1880.

Jacques François Fernand Lematte (1850–1929). Одалиска, играющая с обезьянкой.

Мариано Фортуни. Одалиска. 1861

Фредерик Артур Бридгман (1847 – 1928). Одалиска.

А кальян вот тут при чем: в 1998 г., будучи увлечен темой приобретения в Старом городе всяких нестандартных штючек-дрючек у еще не окончательно испортившихся старьевщиков, нашел я весьма забавную наргилку с латунной банкой и деревянным, чуть ли не метровым, резным телом. Купил шекелей за сто и припер в подарок к эстетке Надьке Устиновой, замечательной иерусалимской художнице. Курить, впрочем, кальян было невозможно. Но Надька быстро нашла ему другое применение - вписала в картину. А картина получилась просто чудо! Тринадцать лет я ходил, облизываясь и кося нехороший глаз. Но, Маркус, бывший надькин муж, большой ценитель искусства, караулил картину с берданкой. Расстаться с шедевром он соглашался не менее, чем за пять тыщ бакинских зеленых комиссаров.И вот! Моя красавица жена приобрела эту картину. В качестве подарка на серебряную свадьбу. Думаю, что уже и так ясно, кто изображен акриловыми красками на деревянной доске 95 х 71 см. Встречайте современную Одалиску, впитавшую себя все лучшее от своих предшественниц! Вот:

Про второй подарок расскажу позже.

m-k.livejournal.com


Смотрите также