Пересвет и Ослябя: тайна героев Куликовской битвы. Картина ослябя


Вехи истории. Павел Рыженко.

Рыженко Павел Викторович (1970, Калуга

, РСФСР — 16 июля 2014, Москва) — российский живописец, представитель «классического русского реализма», мастер исторической картины.Заслуженный художник Российской Федерации.

 

"Молитва"

 

1996 г. Холст, масло. 175 cм Х 375 cм.

События, изображенные на полотне, относятся к XIII веку, когда из-за раздробленности, непреклонной гордыни и тщеславия русских князей под предводительством Мстислава Удалого была разбита по частям русская рать, а оставленные в живых раненые воины были брошены азиатами-язычниками под настилы для пирующих. Изображен кульминационный момент, когда могучий спутанный паутиной веревок, словно страстями и грехами, христианский князь осознает свою ужасную ошибку и ее последствия. С надеждой на милость Божию вглядывается он в даль, словно видит грядущее — славное будущее нашей Родины.

 

2010 г. Холст, масло

Невская битва произошла 15 июля 1240 на реке Неве между Новгородским ополчением под командованием князя Новгородского Александра Ярославича и численно превосходящими шведскими завоевателями. Александр Ярославич за победу и личную храбрость в бою получил почётное имя «Невский». Одержав победу над шведами, русские войска остановили их продвижение на Ладогу и Новгород и тем самым 

 

2005 г. Холст, масло. 150 cм Х 230 cм.

Все знают, что была Куликовская битва. А тех, которые не знают или не верят, и убеждать не стоит. Все, или почти все, знают, что решил исход сечи удар Засадного полка, возглавляли который Владимир Серпуховской и воевода Боброк Волынский. Но все ли знают, что победа на любом поле брани — это принесение в жертву самого дорогого — даже не собственной жизни. В картине на переднем плане я поставляю отца и умирающего у него на руках сына-богатыря, в расцвете сил отходящего к Богу, с радостью исполненного долга. Что же делать на земле отцу, который в последний раз нянчит своего кровинушку? Вот тут и начинается для отца Поле Куликово длиною во всю оставшуюся жизнь. Битва за бессмертную душу сына и за душу свою собственную.

 

2005 г. Холст, масло. 150 cм Х 160 cм.

Тихое утро, пронизанное лучами теплого солнца, цветущие яблони, за спиной монаха виднеются ульи. Но главное в этой маленькой картине — то, что монаха зовут Ослябя. И готовится этот монах не белить стволы, а отдать свою жизнь — за Христа и за всех любимых им людей русских, в том числе и за нас с вами. Облокотился он тяжелой своей рукой о дерево и задумался. Вся жизнь прошла перед мысленным взором. Он, Ослябя, готов. Он — воин Христов — все же побелит свои яблони, а потом, взяв меч, устремится в самый ад Куликовской битвы, чтобы бить врагов Божиих и укладывать их трупы снопами, а потом самому быть изрубленным со своим великим собратом Пересветом. 

 

2005 г. Холст, масло. 170 cм Х 210 cм.

Пересвет победил Челубея. Но почему он победил лучшего поединщика во всей Азии, которому, как святому, до сих пор молятся в Тибете? На этот вопрос можно дать множество ответов, но самый правильный, по-моему, таков. Он, Пересвет, схимонах Александр, вживе еще в Лавре отпетый преподобным Сергием, ехал на поле Куликово мертвым для всего, кроме любви. Он любил, этот гигант-младенец. Он был послушен своему авве Сергию, который едва достигал плеча своего чада. Он не замечал трудностей месячного похода — он ждал. Ждал своего мига и дождался. Увидеть бы хоть издали этот миг торжества! Нет, не тот, что изображен на картине, а реальный. Духовный.Может быть, зритель увидит в моей картине то, что я не смог передать на холсте, и тогда цель труда моего будет достигнута.

 

2004г. Холст, масло. 180 cм Х 280 cм

Триптих «Царская Голгофа».Может ли человек, в ослеплении злобой убивший своего отца, быть счастлив, пребывая в мире и благоденствии? Весь народ наш, к которому я и себя причисляю, до сих пор в огромной своей массе причастен к греху отцеубийства. Но убит был не только отец народа — царь, убиты были и его невинные дети, и жена-императрица. Сейчас, когда открыта и доступна правда об истоках нашей сегодняшней беды — цареубийстве, нельзя отделаться неведением. Мы страдаем, но почему же не идем к покаянию, не просим прощения? Ведь за прощением следует исправление нашей жизни. Также страдал и апостол Петр, предавший Христа. Уже прощенный им, он не простил себя сам и при утреннем крике петуха безутешно рыдал над собой. Этот наш грех – как загнанная вглубь болезнь, его нельзя забыть, а нужно честно признать и постараться искупить с Христовой помощью.

 

2004 г. Холст, масло. 180 cм Х 280 cм.

 

2004 г. Холст, масло. 180 cм Х 280 cм.

 

2013 г. Холст, масло.

2004 г. Холст, масло. 70 cм Х 130 cм.

Одинок человек в мире. Не радует его никакая земная радость, никакая слава или власть. Но свободен и величествен он становится, когда подчиняет свои желания единой любви ко Единому Христу. И тогда, встретившись с Ним, человек все забывает и только плачет, и слезы его не душат, а омывают душу. Триптих «Покаяние» о судьбе большевика, который из простого солдата революции становится комдивом, а из комдива — через горе утрат и переосмысление своей жизни — иноком-старцем. Первый раз дрогнула его душа, когда он случайно задел веревку, тянущуюся к колоколу («Удар колокола»). Второй раз – перед крестом над могилкой жены, после кровавой победы над своими братьями в Гражданскую («Веночек»). И вот, наконец, итог: приостановился в тяжелых раздумьях, присел старец у муравейника. С грустью взглянул он на свою жизнь, тихо вздохнул, встал и, прощенный, пошел дальше.

 

 

„Муравейник”(№3 из Триптиха «Покаяние»)

 

 

2011 г. Холст, масло, предметный план.

 

2013 г. Холст, масло.

 

 

 

 

2013 г. Холст, масло.

 

Источник: Сайт Павла Рыженко http://xn----7sbgmbf3aevlbr7l.xn--p1ai/gallery/

 

«Художник Павел Рыженко называет сумасшествием все, что не относится в живописи к реализму. А в кризисе современного реализма винит самих художников. Жестко? Да. Несовременно? Возможно. Однако со многими его доводами сложно не согласиться.»  http://www.pravoslavie.ru/smi/45325.htm

Понравился наш сайт? Присоединяйтесь или подпишитесь (на почту будут приходить уведомления о новых темах) на наш канал в МирТесен!

art.mirtesen.ru

Пересвет и Ослябя: тайна героев Куликовской битвы

О поединке Пересвета и Челубея знают все, кто не пропустил школьные уроки о Куликовской битве. Найдутся и такие, кто вспомнит картинку, на которой в лихой схватке сошлись русский богатырь в шлеме и кольчуге и татарский воин в богатом шелковом одеянии.

Однако далеко не все знают, что на самом деле воина Пересвета звали Александром и у него был брат Андрей Ослябя, а легендарный поединок с Челубеем выглядел сильно иначе. Что нам известно о Пересвете и Ослябе?

Источники

Александр Пересвет и Андрей Ослябя были монахами Троице-Сергиевского монастыря. Именно этим и объясняются, по всей видимости, их двойные имена. Пересветом и Ослябей их звали до монашества, а при постриге им дали христианские имена. Поскольку оба они были прославлены в лике святых, одним из важнейших источников для нас являются церковные жития. Кроме того, о Пересвете и Ослябе упоминают «Краткая летописная повесть» и «Пространная летописная повесть» - главные источники о Куликовской битве - а так же такие произведения древнерусской литературы, как «Сказание о Мамаевом побоище» и «Задонщина».

В монастыре

Пересвет и Ослябя были братьями, происходили из старинного боярского рода на Брянщине и славились своим воинским мастерством. Впрочем, возможно, родными братьями они и не были, а зафиксированное в тексте «Сказания о Мамаевом побоище» обращение их друг к другу «брате!» объясняется тем, что они оба были монахами.

Все источники повествуют о том, что, незадолго до того как выступить в сторону Дона на битву с Мамаем, князь Дмитрий Иванович посетил известно подвижника преподобного Сергия Радонежского в Троицком монастыре. Игумен Сергий благословил князя на сражение и предрек ему победу. Прощаясь, Дмитрий Иванович попросил, чтобы преподобный Сергий отпустил с ним двух монахов – Пересвета и Ослябю. Тот немедленно позвал обоих и велел им ехать с князем Дмитрием. Далее в «Сказании о Мамаевом побоище» говорится, что «И дал он им вместо оружия тленного нетленное — крест Христов, нашитый на схимах, и повелел им вместо шлемов золоченых возлагать его на себя». Одни истолковывают это место так, что преподобный Сергий тут же и совершил над Переветом и Ослябей постриг в великую схиму, а другие говорят о том, что оба они уже были к тому моменту схимниками, а игумен лишь указал им на необходимость полагаться более на крест, чем на доспехи.

На поле Куликовом

Зачастую перед сражением по старинному обычаю из рядов противников выходили воины, которые должны были скрестить оружие первыми. Это был ритуальный поединок, победа в котором одного и поражение другого истолковывалась обеими сторонами как знамение.

Перед началом битвы на поле Куликовом из рядов татарского войска выехал богатырь Челубей, печенег по происхождению, как пишет «Сказание…» «перед всеми доблестью похваляясь, видом подобен древнему Голиафу: пяти сажен высота его и трех сажен ширина его». Вызов Челубея принял Пересвет, выступив из рядов, он сказал: «Этот человек ищет подобного себе, я хочу с ним переведаться!» И был на голове его шлем, как у архангела, вооружен же он схимою по велению игумена Сергия. И сказал: «Отцы и братья, простите меня, грешного! Брат мой, Андрей Ослябя, моли Бога за меня!». «Сказание…» повествует о том, что поединщики съехались посреди поля, вышибли друг друга копьями из седел и тут же на месте оба и скончались.

Однако церковное предание повествует об этом поединке совсем иначе. Пересвет увидел, что у Челубея копье очень тяжелое и длинное, длиннее обычного. Сходясь с ним, воины вылетали из седла, даже не сумев нанести Челубею ни одного удара. И тогда Пересвет отказался от воинского доспеха в расчете на то, что копье печенега пробьет его и тогда он окажется от Челубея на таком расстоянии, что сумеет нанести удар.

Так и случилось. Налетев на острие копья Челубея, Пересвет сумел ударить так, что его противник замертво рухнул на землю. А сам Пересвет, хоть и смертельно раненый, сумел вернуться к своему войску и там испустить дух на руках у товарищей. Погибли оба, но со стороны выглядело так, что Челубей был выбит из седла, а Пересвет победителем вернулся к своим.

Ослябя по одному из преданий тоже погиб в сражении. Однако есть и другая версия. Инок Андрей Ослябя первым ринулся в бой, увидев, что погиб брат его Пересвет. Это именно он отнес раненого в сражении Дмитрия Донского в сторону под березу, где и нашли князя после сражения. Наконец, ряд источников сообщает, что после сражения на Куликовом поле Андрей Ослябя какое-то время служил при митрополите Киприане и даже был в составе посольства в Константинополь в 1398 году.

После битвы

Александр Пересвет был погребен в Москве, рядом с храмом Рождества Пресвятой Богородицы в Старом Симонове (Симонова слобода). Там же был погребен и Андрей Ослябя. Оба воина-монаха были причислены Русской Православной Церковью к лику святых. День их памяти отмечается 7 (20) сентября.

Читайте также:

исправить оишбку

cyrillitsa.ru

Памяти русского живописца Павла Рыженко

Е.Холмогоров. Баталист Вечности. О творчестве Павла Рыженко.

Внезапная и преждевременная кончина 16 июля на 44 году жизни Павла Рыженко — тяжелейший удар для русской культуры. В самом расцвете творческих сил от нас ушел мастер сочетавший утонченность детального реалистического письма — почти утраченную современными художниками, мощный талант военного и исторического живописца, умение эмоционально захватывать зрителя пронзительными сюжетами и, что особенно удивительно, бескомпромиссный русский патриотизм.

В давишнем нашем споре патриотов с космополитами одним из постоянных аргументов последних была навязчивая тема, что патриотическому искусству не хватает утонченности и техничности, что всё это поп-арт для бедных, потакание «низким вкусам толпы», в то время как пародийный лай и публичные хулиганства да инсталяции постмодернистов — это передний край искусства и бездна благовкусия. Особенно доставалось во всевозможных «огоньках» учителю Павла Рыженко — Илье Глазунову, чья манера письма порой приближалась к лубку и плакату (не вижу в этом, впрочем, ничего дурного).

Рыженко взял у Глазунова любовь к историческим сюжетам, умение доводить идею до плакатной наглядности, но придал своему письму тщательность отсылающую даже не к Сурикову или Васнецову, а к прерафаэлитам и академистам.

Говоря по простому — Рыженко умел рисовать и умел класть краски. Поскольку большинству современных художников, особенно представителей «актуального искусства», это умение не присуще, фигура молодого баталиста, тесно связанного с последним бастионом русского реализма — студией военной живописи имени Грекова — уже по одному этому была почти скандалом.

Рыженко дебютировал в 1996 году полотном «Калка» — посвященным одному из страшнейших военных поражений в русской истории. Гордый победитель Субудай рассматривает связанного, истерзанного, но не покоренного русского князя, смиренно принимающего свой мученический крест в воздаяние за гордыню и княжеские раздоры. На заднем плане – выстроенная из тел русских пленников пирамида для пирующих завоевателей. Тщательно выстроена композиция, выписаны каждая деталь костюма и пейзажа. Картину можно разглядывать часами.

Русское средневековье и его битвы становится одним из важнейших в творчестве художника. Стала хрестоматийной, вошла во множество учебников истории и хрестоматий картина «Благословение Сергия» (2005) — изображающая благословение преподобного Сергия князю Димитрию перед Куликовской битвой.

Настоящий шедевр –  диптих, посвященный богатырю-монаху Пересвету, где после эпохи советской секуляризации, воссоздан подлинный образ богатыря — смиренного монаха по благословению преп. Сергия принимающего смертный бой не отвлекаясь от умной молитвы.

В «Молитве Пересвета» (2005) с глубокой лиричностью и строгостью монашеского молитвенного делания сочетается характерный для Рыженко мягкий юмор, влюбленность в природу и всё творение. Рядом с преклонившим колена перед битвой богатырем — ёжик. И битва Пересвета становится битвой и за дело Божие, и за Русь Святую и за этого ежика как частицу Руси.

«Победа Пересвета» (2005) На лице Пересвета сокрушившего врага нет ни ярости, ни ликования, только чувство исполненного послушания.

Напротив — полна напора, динамики и торжества атака засадного полка в «Поле Куликовом» (2005). Образ трудной победы. Удар дружины в момент полного изнеможения русской рати буквально разметал татар и генуэзцев, соединившихся в причудливом западно-восточном походе против Руси.

Особо следует отметить принадлежащие кисти Рыженко исторические портреты.

Вот напряженный злой взгляд человека, уставшего пытать, жестокого слуги во всем покорного воле самодержца, на этот раз отправляющего его на войну и верную смерть. Это Малюта Скуратов получил царский указ велящий ему ехать воевать в Ливонию («Царский указ. Малюта Скуратов» (2006)).

Вот кроткий царь Федор под насмешливым и высокомерным взглядом бояр в высоких шапках нагнулся, чтобы приласкать котейку. Чья правда правее? Высокомерие княжат или смирение царя, по кротости которого Россия получила мир, присоединила Сибирь, установила Патриаршество и даже взяла реванш за поражение в Ливонской войне. Не в этой ли кротости состоит «Тайна царева» (2006)?

А вот еще один сюжет на тему царь и кот. Можно даже сказать два кота. Ибо сам царь Алексей Михайлович («Тишайший» (2001)) здесь похож на кота — спокойного, сытого, тихого, задумчивого и может показаться — ленивого. Но ведь именно при Тишайшем Россия присоединила Восточную Сибирь и Дальний Восток, вернула Украина, гремели бунты и расколы.

Вот «Заточение» (2004) из триптиха «Царская Голгофа». Царь-Мученик, Царица Александра и больной наследник в Александровском дворце в Царском Селе. Они еще не знают, что обречены на расстрел, но уже всеми преданы и покинуты и остались наедине с мучительной думой о России и о больном сыне.

Это вторая узловая для Рыженко тема — революция, гражданская война, трагедия царской семьи и белого движения.

Самая душераздирающая работа этого огромного цикла «Зонтик» (2008). Маленькая девочка держит раскрашенный китайский зонтик над засыпаемым снегом трупом расстрелянной с другими «буржуями» матери. Рядом сидит революционный матрос-палач и до него начинает доходить весь ужас и бессмысленность содеянного. Умение передать идею через предмет — еще одна особенность манеры письма Рыженко, достаточно взглянуть на «Ипатьевский дом. Расстрел» (2004), где нет ни крови, ни смерти, только вещи.

Рыженко очень антиреволюционный и антивоенный художник — что может показаться парадоксом для баталиста. Для него война — это перерыв в тихой и молитвенной, наполненной простыми радостями и красивыми вещами мирной жизни. В этот мир и врывается зло и смута, чтобы убивать и мучить людей и ломать вещи. Подвиг нужен чтобы остановить зло. Война нужна для того, чтобы всех не убили.

А революция — это безумие, морок, от которого нужно пробуждение. Этому посвящен еще один триптих — «Покаяние» (2004).

Красный командир во время боя за монастырь слышит колокол, зазвеневший от удара снаряда («Удар колокола»), и происходит его пробуждение.

Он идет на могилу матери («Венчик»), и вот уже это монах-странник чем-то напоминающий Серафима Саровского, с умиротворением и любовью беседующий с муравейником («Муравейник»).

Красота монашества, продолжение и умиротворение в нем пути воина — еще одна сквозная для Рыженко тема.

Одна из самых любимых поклонниками творчества работ Рыженко — «Ослябя» (2005) — отложивший воинские доспехи инок в монастырском саду, на пасеке под яблонями совершает свой тихий труд, от которого отвлечется, чтобы вместе с Пересветом отправиться в битву.

Еще одна пронзительная картина — «Афон. (Есаул)». Русский беженец, сражавшийся за Белое Дело и проигравший пришел на Афон, чтобы стать монахом. Мы не видим ни знаменитых лавр, ни монахов, только уставшего человека в военной форме и ослепительное слияние неба и моря. И мы понимаем, что здесь, на Святой Горе, этот измученный путник будет с Богом.

Тема эмиграции с пронзительностью раскрыта Рыженко в триптихе «Русский век».

В левой его части «Царские погоны» (2007) офицер Русской Армии прощается со своей гордостью, средоточием своей чести, которое теперь не в чести ни у красных, ни даже у февралистов-белых. Он уходит воевать в Добровольческую Армию с простой трехцветной нашивкой, а погоны зарывает в землю

Одна из шедевральных работ — правая часть триптиха — «Пасха в Париже» (2007). В подсобке завода «Рено» небольшая группа русских эмигрантов справляет пасхальную службу в честь Воскресения Христова. Еще недавно — главный праздник Империи, огромные Крестные Ходы. И вот — ничего кроме этой подсобки и памяти о былом.

Настоящей публицистикой в красках стал «Страшный Суд» Рыженко (2007), написанный им для собора в Якутске и шокировавший многих на выставке художника в Манеже в 2008 году. Я помню свое собственное ощущение, как я стоял перед этой картиной и не мог поверить, что кому-то хватает смелости так писать. Мне всё казалось что это сейчас запретят и я буквально за руку притаскивал знакомых показать им эту картину «пока не закрыли». Об этой работе Рыженко я написал своё первое о нем эссе — «Художник на весах Вечности».

Политическая и идейная актуализация ада и суда Божия была нормой и в средневековой иконописи, и в поэзии (имени Данте, думаю, будет достаточно). Однако никто не ожидал, что современный русский православный художник возьмется за это оружие с такой решительностью и остротой. В картине много общего с глазуновскими коллажами, но есть и принципиальное отличие — строгий реализм письма в сочетании со следованием православному иконописному канону. На этом стыке — воспроизведение канонической композиции, но при этом актуальный политический релизм, происходит настоящий разрыв шаблона: Страшный Суд и воскресение переставали быть символической условностью, превращаясь в то, чему суждено быть в материальном мире и что идет уже сейчас.

Противопоставление телесного воскресения Святой Руси и суровой расправы Ангелов над натовскими военными, гомосексуалистами и защитниками абортов явно не вписывалось в стандарты современной политкорректности. Впрочем еще больше возмущало некоторых приравнивание византийского и русского воинства от первых князей и казаков до солдат Великой Отечественной и кавказских войн (сейчас Рыженко несомненно прибавил бы к ним ополченцев Донбасса) к воинству Царя Небесного. Русская рать как ангельский легион — своеобразный смысловой предел русской батальной живописи.

В преддверии юбилея Великой Войны Рыженко создал цикл посвященных ей полотен из которых самым пронзительным является «Стоход. Последний бой Лейб-Гвардии Преображенского полка» (2013) – героический и трагический эпизод Брусиловского прорыва. Трое гвардейцев стоят над полем смерти с изорванным полковым знаменем, поднимая в атаку остальных. Один из ни похож на донбасского главкома Игоря Стрелкова и это не случайно, он был консультантом картины по военной форме.

Просьба молиться за Стрелкова была последней на сайте Рыженко за два дня до кончины.

«Вот уже три месяца как ведет войну Новороссия – форпост Великой России. Как я понимаю, лучшие люди России, не на словах, а на деле исполненные мужества, доказывают всему миру, что чудо воскрешения Великой Святой Руси – это не миф. Вот хотел бы я рассказать историю, которая случилась со мною год назад.

Я начал работу над картиной «Стоход», шел сентябрь 2013 года. Столкнулся с множеством проблем, связанных с передачей тонкостей формы русской императорской гвардии. Я поделился этими проблемами со своим другом Анатолием.

«Дружище, я к тебе пришлю своего друга, который все знает о форме русской армии. Жди через пару дней!» – сказал Анатолий.

И вот пролетели как минута эти дни. В один из сентябрьских деньков в мою мастерскую заходит человек, представившийся просто – Игорь…

Я сдружился с Игорем. Мы вместе работали над картиной «Стоход». Я – как художник, он – как консультант по форме.

Прошло несколько месяцев, и он так же внезапно исчез, как и появился. И вот – Крым, затем Славянск… Замелькали портреты героев сопротивления. И вот, всматриваясь в один из них, я уловил знакомые черты. Тот же грустный и одновременно твердый взгляд, те же усики, та же худощавая округлость нижней части лица.

Игорь Иванович Стрелков, Вы позволили мне иметь счастье быть с Вами знакомым. Если Вы прикажете, я завтра же оставлю кисть и отправлюсь под Ваше командование в сражающийся Донбасс.

Прошу всех, кто любит Россию, помолитесь о великом человеке с печальным и твердым взглядом – Игоре Ивановиче Стрелкове».

Перечислить все наследие Рыженко оставленное им меньше чем за два десятилетия невозможно. Портреты русских царей и государственных деятелей (Ивана Грозного, Малюты Скуратова, Федора Иоанновича, Алексея Михайловича), пейзажи, батальные сцены и сцены из монастырской жизни. Это был один из самых плодовитых и при этом тщательно работавших мастеров за всю историю русской живописи, сочетавший иконичность, идеологичность и детальную проработку материала.

Назову только еще одну отчасти особняком стоящую работу — «Выбор веры. Святой великомученик Георгий Победоносец».  Можно было бы ограничиться противопоставлением святой воин — жестокий царь, сделать акцент на мучениях святого, как и поступали большинство живописцев. Однако  Рыженко пошел по другому пути — его Рим тщательно археологичен — перед нами тот самый город, тот самый Диоклетиан, узнаваемый по сохранившимся статуям. Город одержим декадансом, его языческие курения — это не столько почесть высшим силам, сколько прославление своей чувственности. Сила его легионов — не служение порядку, а потакание тирании. И те, кто как святой Георгий и царица Александра не хотят участвовать в этом бесновании, сохраняют верность Богу и облику человеческому — враги, возмутители спокойствия, которые должны быть вычеркнуты из жизни, должны не напоминать о другом, высшем порядке бытия.

Творчество мастера опровергало клевету, что служение искусства высокой идее и эстетическая утонченность несовместимы, что современный художник должен быть небрежным порнографом. Рыженко отсылал к той древней эстетической концепции в которой художник художник указывает на разрыв между реальным и идеальным миром и мобилизует человеческие силы на прорыв к идеальному. Не деморализует, не убаюкивает, не глушит громом доблести прошлых и грядущих веков, а склоняет душу к тихому подвигу.

Павлу Рыженко удалось синтезировать лучшие традиции русской живописи: эпический реализм Васнецова, жанровую и сюжетную конкретность, предметность передвижников, напор и живость грековцев, археологическую тщательность академизма, философичность Нестерова и монументальную плакатность Корина. Чужд он был только одному — разрушительству в отношении Бога, природы и человека.

Иногда утверждают, что в отличие от литературы, русское изобразительное искусство уступает европейскому периода его расцвета. Мол, мы самобытны либо в иконе, либо в авангарде. Может и так, не буду спорить, но сомнения нет — именно на русской почве классическое искусство долго продержалось и родило замечательные шедевры после того, как Запад от авангарда ушел к абстракции, а от абстракции к деградации. Павел Рыженко был мастером в творчестве которого в полной мере выразилось это сопротивление прекрасного.

При жизни Рыженко был не обделен признанием и вниманием. Он был любим народом – я знаю десятки людей у которых на компьютере хранилась папка с репродукциями его картин. Помню как гонялись за его альбомами и репродукциями на бумаге и холсте. Но из-за молодости художника казалось, что все награды и почет успеются. Что признание, слава, ореол классика — все впереди, для 60-70-80 летних юбилеев. И вдруг оказалось его уже с нами нет. Забвение было бы преступлением против русской культуры.

Созданный им образ русской истории, его иконический ряд, должен войти в учебники, альбомы, хрестоматии как часть культурного опыта, как часть идентичности нашего молодого поколения. Павел Рыженко несомненно заслуживает места рядом с величайшими русскими художниками 19 и 20 столетий, как первый русский классик 21 века.

Источник.

new-rus.livejournal.com

Павел Рыженко. В живописи я придерживаюсь стиля классического реализма, наиболее глубоко отражающего суть и сам дух исторических событий, интересующих меня как художника, посвятившего свое творчество истории России.

http://павел-рыженко.рф/gallery/

  • "Я предлагаю людям еще раз взглянуть на наше неоднозначное прошлое, полное трагических событий, в которых во всей полноте проявился великий дух нашего народа. Понять, что мы не серая масса, не так называемый "электорат", а народ с богатой историей и самосознанием. Мне хочется верить, что я предлагаю людям альтернативу массовой, "мишурной" культуре, которая заставляет нас забыть о главных вопросах бытия."
  • "То, что делает художник, должно быть еще одной дырой в этом смрадном холсте, который над нами натянут, чтобы люди через нее увидели настоящее небо. А не создавать какую-то очередную черную кляксу, чтобы все посмотрели, какие мы уроды. Да мы и так знаем, что мы – уроды. А как исправиться-то? Картины художника должны быть не только надеждой, но и подсказкой, как исправить самого себя."
  • "Развиваю то, что сделано. Есть мысли о том, чтобы написать 5–6 картин, начав с тем Ветхого Завета, мученичества Христа, гонений христиан в Риме, дойти до современности и соединить всё это с сегодняшним днем. И я знаю, как это сделать. Сегодняшнему дню будет посвящена только одна работа, но она будет тянуть по смыслу на все последние двадцать лет."

В живописи я придерживаюсь стиля классического реализма, наиболее глубоко отражающего суть и сам дух исторических событий, интересующих меня как художника, посвятившего свое творчество истории России.

КОММЕНТАРИЙ К КАРТИНЕ "НЕВСКАЯ БИТВА"
  • Невская битва произошла 15 июля 1240 на реке Неве между Новгородским ополчением под командованием князя Новгородского Александра Ярославича и численно превосходящими шведскими завоевателями. Александр Ярославич за победу и личную храбрость в бою получил почётное имя «Невский». Одержав победу над шведами, русские войска остановили их продвижение на Ладогу и Новгород и тем самым предупредили опасность скоординированных действий Швеции и Ливонского Ордена против Руси.
  • Невская битва - один из ключевых моментов русской истории. Пример мужества, доблести, и веры русских войнов и простого народа, примкнувшего к боевой дружине Александра Невского, в тот тяжелый момент, когда шведская армия значительно превосходила русскую по числу воинов и вооружению.
  • Князь Александр Невский Канонизирован (причислен к лику святых) Русской православной церковью в лике благоверных при митрополите Макарии на Московском Соборе 1547 года.               
КОММЕНТАРИЙ К КАРТИНЕ "КАЛКА"

События, изображенные на полотне, относятся к XIII веку, когда из-за раздробленности, непреклонной гордыни и тщеславия русских князей под предводительством Мстислава Удалого была разбита по частям русская рать, а оставленные в живых раненые воины были брошены азиатами-язычниками под настилы для пирующих. Изображен кульминационный момент, когда могучий спутанный паутиной веревок, словно страстями и грехами, христианский князь осознает свою ужасную ошибку и ее последствия. С надеждой на милость Божию вглядывается он в даль, словно видит грядущее — славное будущее нашей Родины.         

КОММЕНТАРИЙ К КАРТИНЕ "МОЛИТВА"

Старец, изображенный на полотне, не пытается примириться со своей совестью. Жизнь прожита, и все пути пройдены. Мысленно и в молитвах своих старец уже за пределами земного бытия. Но именно пребывающие с Богом старцы и могут понять и нежно, с любовью вывести страдающую и отягощенную грехами (или, как сейчас говорят, проблемами) душу к покаянию и исправлению.                               

КОММЕНТАРИЙ К КАРТИНЕ "ОСЛЯБЯ"

Тихое утро, пронизанное лучами теплого солнца, цветущие яблони, за спиной монаха виднеются ульи. Но главное в этой маленькой картине — то, что монаха зовут Ослябя. И готовится этот монах не белить стволы, а отдать свою жизнь — за Христа и за всех любимых им людей русских, в том числе и за нас с вами. Облокотился он тяжелой своей рукой о дерево и задумался. Вся жизнь прошла перед мысленным взором. Он, Ослябя, готов. Он — воин Христов — все же побелит свои яблони, а потом, взяв меч, устремится в самый ад Куликовской битвы, чтобы бить врагов Божиих и укладывать их трупы снопами, а потом самому быть изрубленным со своим великим собратом Пересветом.          

КОММЕНТАРИЙ К КАРТИНЕ "ПОБЕДА ПЕРЕСВЕТА"

Пересвет победил Челубея. Но почему он победил лучшего поединщика во всей Азии, которому, как святому, до сих пор молятся в Тибете? На этот вопрос можно дать множество ответов, но самый правильный, по-моему, таков. Он, Пересвет, схимонах Александр, вживе еще в Лавре отпетый преподобным Сергием, ехал на поле Куликово мертвым для всего, кроме любви. Он любил, этот гигант-младенец. Он был послушен своему авве Сергию, который едва достигал плеча своего чада. Он не замечал трудностей месячного похода — он ждал. Ждал своего мига и дождался. Увидеть бы хоть издали этот миг торжества! Нет, не тот, что изображен на картине, а реальный. Духовный.Может быть, зритель увидит в моей картине то, что я не смог передать на холсте, и тогда цель труда моего будет достигнута.          

КОММЕНТАРИЙ К КАРТИНЕ "АФОН"

В яркий полдень на святой горе Афон появляется русский человек. Закончилась Гражданская война. И вот, есаул войска Донского сделал свой выбор. Вчерашний побежденный – сегодняшний победитель, рядовой Войска Христова, нашедший в себе силы не впасть в уныние, не запить, не броситься в тяжкие и скучные преступления против таких же, как он собратьев по несчастью – против большевиков. На Афон ступил смиренный блудный сын, который все повидал, все пережил и, взвесив все пройденное, радостно всматривается в даль. Наверное, он уже видит то, что открывается Богом только тем душам, которые способны вместить в себя правду о мире и о себе самих.Отныне он будет служить Христу и России своей молитвой. Он уже снял бесполезную шашку, в левой руке – четки.Мне бы хотелось, дорогой зритель, чтобы эта картина не показалась Вам идеализацией Христианского пути, а навела бы Вас на раздумья о Вечности.        

КОММЕНТАРИЙ К КАРТИНЕ "АЛЕКСАНДРОВСКИЙ ДВОРЕЦ"

Триптих «Царская Голгофа».Может ли человек, в ослеплении злобой убивший своего отца, быть счастлив, пребывая в мире и благоденствии? Весь народ наш, к которому я и себя причисляю, до сих пор в огромной своей массе причастен к греху отцеубийства. Но убит был не только отец народа — царь, убиты были и его невинные дети, и жена- императрица. Сейчас, когда открыта и доступна правда об истоках нашей сегодняшней беды — цареубийстве, нельзя отделаться неведением. Мы страдаем, но почему же не идем к покаянию, не просим прощения? Ведь за прощением следует исправление нашей жизни. Также страдал и апостол Петр, предавший Христа. Уже прощенный им, он не простил себя сам и при утреннем крике петуха безутешно рыдал над собой. Этот наш грех – как загнанная вглубь болезнь, его нельзя забыть, а нужно честно признать и постараться искупить с Христовой помощью.            ОБЯЗАТЕЛЬНО ЗАЙДИТЕ НА ЕГО ОФИЦИАЛЬНЫЙ САЙТ:

http://павел-рыженко.рф/  

Понравился наш сайт? Присоединяйтесь или подпишитесь (на почту будут приходить уведомления о новых темах) на наш канал в МирТесен!

art.mirtesen.ru

Небылинные богатыри. Пересвет и Ослябя

Тема: «Небылинные богатыри. Пересвет и Ослябя». Работа ученика   7 А класса МБОУ СОШ № 14 Ермолаева Сергея Владимировича, руководитель: Леонтьева Мария Николаевна, учитель русского языка и литературы.

Введение.

 

На уроках литературы мы каждый год изучаем былины. Их герои – богатыри, защитники земли Русской, ее границ, государственности, культуры, чести и достоинства. Мы знаем, что былинный богатырь – это собирательный образ, включающий в себя все лучшие черты и качества мужчины: храбрость, силу, мужественность, доброту, веру в справедливость, способность наказать обидчика, защитить слабого, сберечь духовные и материальные ценности. Понятно, что обычному человеку трудно и даже практически невозможно сочетать в себе все эти качества. Или все-таки возможно?

Цель нашей работы – изучить жизнь русских воинов-монахов Александра Пересвета и Родиона (в монашестве Андрея) Осляби и на их примере доказать, что богатыри – не выдумка народа. Они существовали на самом деле. И подвиги, совершенные ими, возможны только благодаря высокой духовной силе, которой они обладали.

В нашем Отечестве есть великий сонм людей Божиих, служивших Христу на ниве богоугодной жизни, сынов света духовного. Здесь святители, святые и князи благоверные, блаженные юродивые и праведные миряне, преподобные воздержники и мученики безстрашные, и даже монахи-воины, соединившие в своем житии последние два подвига воедино, став преподобномучениками. Имена их светятся на скрижалях родной истории ярко, подобно двум неугасимым лампадам над их священными гробами: это Александр (Пересвет) и Андрей (Ослябя). Для них уже загорелся и невечереющий день в вечном царствии Христовом.

 

Биография Пересвета и Осляби.

 

Александр Пересвет и Андрей Ослябя происходили из знатного рода бояр Брянского княжества. О Пересвете говорится в самом древнем литературном памятнике — ”Задонщине” — вполне определенно, что он был ”бряньский боярин”. Об Ослябе мы узнаем только из ”Сказания о Мамаевом побоище” — о том, что он был Любутским боярином (г. Любутск территориально входил в Брянское княжество). Существует предположение, что он также был родом из Брянска; в одном месте даже сказано об обоих: ”брянские бояре”. Есть также версия, что Ослябя был двоюродным братом Пересвета.

С детских лет, трудясь и молясь, они проходили суровую школу мужества. Будущие избранники воспитывались в благочестии как воины Царя Небесного и воины царя земного, призванные защищать Родину и Веру отеческую.

Об их жизни известно очень мало.  В давние времена люди жили гораздо проще и чище и не думали, как сделать себе имя, оставив подробности своей жизни. Доподлинно же о святых монахах-воинах можно сказать с некоторыми подробностями и вкраплением редких фактов очень кратко: рождение — воспитание — служба — монашество — битва — смерть и венец всего: рождение в жизнь вечную — спасение души и ожидание воскресения во Царствии Любви, Света и Правды, чтобы вместе с Господем быть.

Пройдя положенное житейское поприще, обремененное ранами душевными и телесными, два брата решили спасать свои души, избрав путь иноческий.

Существует предание, согласно которому Александр (Пересвет) принял монашеский постриг в Ростовском Борисоглебском монастыре, что на реке Устье среди величавой красоты сосновых боров. Обитель была основана по благословению Сергия Радонежского в 1363 году.

Впоследствии эти два воина оказались во обители Живоначальной Троицы. Можно только догадываться, как Пересвет и Ослябя перешли в Троице-Сергиев монастырь. Ясно достоверно только то, что когда князь Дмитрий (будущий Донской) в 1380 г. приехал за благословением на битву к преподобному Сергию, они были уже его послушниками. И самое главное: это все было промыслительно и неслучайно.

 

Татаро-монгольское нашествие.

 

Великое испытание выпало на долю русского народа в тринадцатом-четырнадцатом веках. Грозной тучей надвинулись полки ордынские. Разбойников было несметное количество. Огромные страшные потери понесла земля родная под иноплеменным ярмом. На Руси же тогда царствовала междоусобица...

В те времена витал в воздухе миф о непобедимости ордынских воинов. Ходили слухи о том, что одолеть их в честном бою было невозможно, поскольку они будто бы владели некоей мистической силою. И чтобы превозмочь их коварство, одних физических данных было недостаточно. Нужна была великая сила духа, нужна была помощь Свыше. Поэтому усердный молитвенник пред Господом Сергий Радонежский, узнав волю Божию, решился послать на битву духоносных монахов. Нужно было воодушевить русское воинство.

 

Благословение Сергия Радонежского.

 

Согласно житию преподобного Сергия Радонежского, перед Куликовской битвой князь Димитрий в поисках духовной поддержки отправился к нему в монастырь за благословением. Татары в то время считались непобедимыми, а имя преподобного Сергия, как праведника и чудотворца, было прославлено по всей Руси. Благословение такого человека должно было вселить надежды во всех воинов.

Великий князь попросил: ”Дай мне из своего полка двух воинов, Александра Пересвета и брата его Андрея Ослебяту, и ты с нами вместе поборешься”.

Помолившись за Божественной Литургиею, преподобный старец окропил священною водою его со всем христианским воинством, благословил великого князя крестом святым и сказал ему: ”Иди, господин, помянув Бога; Господь Бог да будет тебе помощником и заступником”. А тайно предсказал ему: ”Погубишь супостатов своих, как должно твоему царству…... Только мужайся и крепись и призывай Бога на помощь”. Преподобный Сергий не только благословил князя, но и отправил с ним двух иноков княжеского рода, хорошо владеющих оружием. Этими иноками были Александр Пересвет и Андрей (имя в иноческом постриге) Ослябя, которых преподобный Сергий перед этим постриг в Великую Схиму (высший ангельский чин).

Они были весьма немолоды, но сильные, зрелые и умудренные духовно и в воинском искусстве. Известна была эта двоица как великие и знаменитые наездники в ратные времена: Андрей сотню гнал, а Александр двести гнал, когда сражались. Были они в миру известными витязями в сражениях.

Монахи сделали по слову игумена своего. И дал им Сергий ”вместо тленного оружие нетленное: Крест Христов нашит на схимах. И повелел им вместо шеломов возложить на себя”, и отдал их в помощь великому князю, промолвив: ”Вот тебе мои воины, а за тебя, государь, поборники”. Напоследок сказал им угодник Божий: ”Мир вам, братья мои, пострадайте как добрые воины Христовы!” И всему православному войску дает он Христово знамение, мир и благословение.

 

Молитва перед битвой.

 

По преданию, перед битвой Пересвет молился в келье отшельника при часовне святого воина великомученика IV века Димитрия Солунского, где впоследствии основан мужской Димитриевский Ряжский монастырь, что в 7 км от г. Скопина. Помолясь, Пересвет ушёл, оставив свой яблоневый посох. Этот посох после революции хранился в краеведческом музее г. Рязани.

 

Челубей.

 

Некоторые источники указывают, что Челубей был непобедимым воином-поединщиком, которого татарские войска наняли специально для подобных поединков. Он был любимым батыром Мамая. Сила его была подобна силе древнего гиганта-филистимлянина Голиафа; ”пять сажен высота его, а трех сажен ширина его”. Был Челубей не простым воином. По одной из версий, он входил в секту воинов; исповеданием ее являлось одно из древнейших буддийских верований, именуемое ”бон(г)-по”. Это верование — древнее поклонение космосу, и не просто планетам, стихиям и эфиру, но духам-богам, обитающим в них. Челубей был самой высокой степени посвящения в этой секте. По сказанию, он был непобедим: 300 боев, и во всех “враг” был повержен!

Поэтому с ним мог справиться не просто ратник, но воин Христов, облеченный духовною, Божией силою. В этом состоит сакральный мотив посыла именно монахов-воинов.

Поединок Пересвета с Челубеем.

 

По наиболее распространённой версии, перед началом битвы Пересвет участвовал в традиционном «поединке богатырей». Со стороны татар ему противостоял богатырь Челубей (по другим версиям — Темир-Мирза либо Таврул). Оба противника были на конях, вооружение составляли копья. После первого же столкновения копья обоих переломались, после чего оба поединщика рухнули на землю и скончались.

Существует также другая версия поединка, в соответствии с которой Пересвет и Челубей пронзили друг друга копьями. В соответствии с этой версией, копьё мастера конных поединков Челубея было на метр длиннее обычного. Вступая с ним в бой на копьях, противник не мог даже нанести удар, как уже оказывался побеждённым и выпадал из седла.

Александр Пересвет пошёл вопреки логике поединка — сняв с себя доспехи, он остался лишь в одной Великой Схиме (монашеская накидка с изображением креста, надевается поверх монашеской одежды). Сделал он это для того, чтобы копьё противника, пройдя сквозь мягкие ткани тела на большой скорости, не успело вышибить его из седла и тогда он смог бы нанести удар сам, что и произошло в бою. Получив смертельную рану, он продолжал оставаться в седле, смог сам доехать до строя и только там умер.

 

Подвиг Андрея Осляби.

Есть история, что в ходе битвы Дмитрий Донской получил ранение и упал с коня. Ослябя перенёс его в безопасное место, переоделся в его доспехи, и вновь повёл войско вперёд, таким образом, повлияв на ход битвы. По наиболее распространённой версии, Андрей Ослябя, как и Пересвет, погиб в Куликовской битве. Однако некоторые источники позволяют предположить, что не позднее 1398 года Ослябя ездил в Царьград в составе посольства московского Дмитрия Донского для оказания помощи Византии, пережившей опустошительные набеги турок.

Значение Куликовской битвы.

 

21 сентября отмечаются две знаменательные даты: первая - это духовный праздник - Рождество Богородицы, второй - годовщина Куликовской битвы. На Куликово поле во главе своих дружин отправились несколько русских князей, но вернулись они оттуда - единым русским народом.

На Куликовом поле была основана великая империя - московская Русь. Но не только величие русского народа проявилось в этой битве. Тогда в составе русских войск были и представители других народов, которые сложили свои головы в этом же сражении. Другие народы всегда приходили к нам на помощь и бились вместе с русскими. Каждый народ внёс свою лепту в строительство нашей великой Империи. И каждый этот взнос для нас очень дорог. Это праздник всех народов великой России - только вместе мы сила!

 Куликовская битва 1380 г. - важнейшее событие в истории средневековой Руси, во многом определившее дальнейшую судьбу Российского государства. Битва на Куликовом поле послужила началом освобождения Северо-Восточной Руси от ига Золотой Орды. Растущая мощь Московского княжества, усиление его авторитета среди русских княжеств, отказ Москвы платить дань стали основными причинами замысла правителя Золотой Орды Мамая по организации большого похода на Русь. На поле Куликовом сошлось более 300 тысяч воинов. Было нанесено сокрушительное поражение Золотой Орде. Куликовская битва стала коренным переломом в борьбе Руси против татаро-монгольского ига, оказала решающее влияние на создание единого русского государства, на утверждение русского национального самосознания. В Куликовской битве погибло с русской стороны 12 князей, 483 боярина и тысячи простых воинов. Князь Дмитрий Иванович получил тяжелое ранение.

Древний бытописатель горестно замечает: “Бысть брань крепкая и сеча зла зело, и лияшеся кровь, аки вода, и падоша мертвых множество безчисленно от обоих сил... И не можаху кони ступати по мертвым. Не токмо же оружием убивахуся, но сами себя биюще, и под конскими ногами умираху, от великия тесноты задыхахуся, яко немощно бе вместитися на поле Куликове, между Дону и Мечи, множества ради многих сил сошедшеся”.

После битвы князь Димитрий стал обходить Великое Поле, засеянное телесами его дорогих соратников и политое русскою кровию, на котором взошла Первая Великая Слава Руси. «Даже деревья от великия печали преклонилися». Увидев Пересвета монаха и тут же поблизости лежащего знаменитого богатыря Григория Капустина, великий князь обратился к ним и промолвил: “Видите, братья, своего зачинателя, ибо этот Александр Пересвет, пособник наш, благословлен был игуменом Сергием и победил великого, сильного, злого татарина, от которого многие люди испили бы смертную чашу”.

Русь одолела могущественных варваров и поверила бесповоротно в свои силы. Пусть знают и окончательно запомнят все интервенты-агрессоры: “Кто поднимет меч, тот мечем и падет” бесславно. Летописец восклицает: “Возвысил Бог род христианский, а поганых уничижил и посрамил их суровство”. Имена красных воинов земли Русския Небесный Воеводо в лепоту облекл еси; имена двух из них — Александра (Пересвета) и Андрея (Осляби) с того времени прославляются как имена местночтимых святых Радонежских.

Восемь дней “стояли на костях”; хоронили героев за Веру и Отечество живот (жизнь) свой положивших. Срубили церковку Рождества Богородицы над братской могилой у р. Непрядвы. А Пересвета и Ослябю схоронили не здесь, а в Старом Симоновом монастыре близ Москвы. Тут же, по преданию, упокоились до светлого Второго славного Пришествия Христова и 40 ближайших бояр князя Димитрия...

Ушли на битву москвичи, белозерцы, ростовчане, суздальцы, владимирцы, костромичи, дмитровцы..., а вернулись единым русским народом!

Димитрий Донской пробыл на Москве четыре дня и затем направил стопы свои к Живоначальной Троице, к отцу Сергию. Преподобный встретил его со крестами близ монастыря и изрек: “Радуйся, господин князь великий, и веселись твое христолюбивое войско!” И вопросил его о своих любимцах. Великий же князь отвечал ему: “Твоими, отче, любимцами, а моими служебниками победил своих врагов. Твой, отче, вооружитель, названный Пересвет, победил подобного себе. А если бы, отче, не твой вооружитель, то пришлось бы, отче, многим христианам от того пить горькую чашу!”

При захоронении воинов Великий князь со всем воинством громким голосом провозгласили “им вечную память с плачем и со слезами многими”. Склонив голову перед свежими могилами лучших сынов Отечества, Димитрий Иванович сказал вещие слова: “Да будет вечная память всем вам, братья и друзья, православные христиане, пострадавшие за православную веру и за все христианство между Доном и Мечей. Это место суждено вам Богом! Простите меня и благословите в этом веке и в будущем и помолитесь за нас, ибо вы увенчаны нетленными венцами от Христа Бога”.

Куликовская битва получила широкий международный отклик. В литературном произведении того времени “Задонщина” сказано, что слава Руси дошла до Италии, Германии и Византии. На Куликовом поле русские осознали силу политического единства. Авторитет Московского княжества неизмеримо возрос. Победа явилась важным шагом на пути к полному освобождению от ордынского ига. Вернувшись с войском 1 октября 1380 г. в Москву, Дмитрий сразу заложил церковь Всех Святых на Кулишках и вскоре начал строительство мужского Высокопетровского монастыря в память о битве, ведь победе на Куликовом поле предшествовала нравственная победа русского народа, противоставшего соблазнам и искушениям. Эта традиция духовного подвига в борьбе с духом времени остается актуальной и в современной России.

Благодарность и память потомков.

Александр Пересвет и Андрей Ослябя пречислены к лику святых как святые воины-монахи.

Героям Куликовской битвы, воинам Пересвету и Ослябе будет поставлен памятник в Москве.

В честь Андрея Осляби и Александра Пересвета были названы броненосецы Российского флота, погибшие в русско-японской войне. В настоящее время в боевом составе Тихоокеанского флота находится большой десантный корабль «Ослябя».

Имя и подвиг героя-монаха Пересвета знает любой школьник, потому что школьной программой по истории России предусмотрено изучение Куликовской битвы. Имя Родиона Осляби не знает почти никто. Меня на изучение его биографии натолкнула случайно увиденная картина Павла Рыженко «Ослябя». Заинтересовало необычное имя, а потом возник вопрос, почему этот герой незаслуженно забыт? Теперь, изучив биографию и выступив с докладом на конференции, я постарался отдать должное уважение памяти святого монаха.

 

Выводы.

Таким образом, Александр Пересвет и Андрей Ослябя – это настоящие русские богатыри (не случайно в слове «богатырь» корень – бог – ), воины-монахи, своим примером вдохновившие войско на победу.

 Как подтверждает история нашего государства, все великие победы русской армии одержаны, в первую очередь, благодаря духовному превосходству наших воинов.

Церковь всегда благословляла нелегкое воинское служение, молилась о даровании побед, в скорбные дни разделяла с народом боль утраты по погибшим на поле брани воинам.

Неслучайно на протяжении всей истории Государства Российского тесный союз между служителями Церкви и Отечества был видимым знаком духовной и державной силы России, символом доблести и чести воинства, его единения с русским народом, вокруг которого сплачивались все народы России.

 

Библиография

 

1. Аникин В. П. Ступенька к мудрости. М. Детская литература, 1988.

2. Демин В. Тайны русского народа. М. «Вече», 2006.

3. Митяев А. В. Героические страницы истории родины IX – XVIII вв., М. Просвещение, 1991.

4. Святые воины Пересвет и Ослябя. Героизм силой Христовой и Христа ради!!!

localhost/I:/Сер.%20чтения/Пересвет%20и%20Ослябя/Святые%20воины%20Пересвет%20и%20Ослябя.%20Героизм%20силой%20Христовой%20и%20Христа%20ради!!!%20_%20Знаки%20исполнения%20времён.mht

5. Памятник героям Пересвету и Ослябе как память и символ возрождения России. ocalhost/I:/Сер.%20чтения/Пересвет%20и%20Ослябя/Памятник%20героям%20Пересвету%20и%20Ослябе%20как%20память%20и%20символ%20возрождения%20России.mht

6. Александр Пересвет. ocalhost/I:/Сер.%20чтения/Пересвет%20и%20Ослябя/Александр%20Пересвет.%20Обсуждение%20на%20LiveInternet%20-%20Российский%20Сервис%20Онлайн-Дневников.mht

При использовании любых материалов ссылка (гиперссылка) на сайт Православный Саров обязательна

pravsarov.su

АНДРЕЙ ОСЛЯБЯ - Древо

Прпп. Александр-Пересвет и Андрей-Ослябя
Андрей Радонежский [1], в миру Ослябя (+ не ранее 1380), схимонах, преподобный

Память вместе с прп. Александром Пересветом 7 сентября, в Соборах Брянских, Московских, Радонежских и Тульских святых

Ослябя был любутским боярином, опытным ратником. Он принял монашеский постриг с именем Андрей [2].

18 августа 1380 года благоверный князь Московский Димитрий испросил у преподобного Сергия Радонежского благословение на Куликовскую битву и просил также дать ему в подкрепление 2 воинов - братьев [3] Александра-Пересвета и Андрея-Ослябю. Призвание монахов-бойцов имело в первую очередь духовное значение. Преподобный Сергий дал им "вместо тленного оружия нетленное - крест Христов, нашитый на схимах, и велел вместо золоченых шлемов возложить на себя". Передав воинов-схимников в распоряжение князя, преподобный Сергий сказал им: "Мир вам, братья мои, крепко сражайтесь с погаными татарами, как добрые воины, за веру Христову и за все православное христианство".

Воин-схимник Андрей принял участие исторической битве в день Рождества Пресвятой Богородицы. Возможно, что он пал в бою.

Однако, по другой версии, он остался в живых и служил Всероссийским митрополитам. В документах 1390-1393 годов встречаются упоминания "чернеца Андрея Ослябя" в числе бояр митрополита всея Руси святителя Киприана, "чернец Родион Ослябя" назван в числе послов от великого князя в Царьград в 1398 году, а его сын Акинф - в числе бояр у святителя Киевского Фотия в 1425 году [4]. Эти упоминания могут относиться к нему, а могут указывать на его родственников, традиционно нёсших службу у митрополитов.

Почитание

Тело преподобного Андрея Осляби было погребено близ церкви в честь Рождества Богородицы "на старом Симонове", рядом с телом преподобного Александра Пересвета.

Если подвиг Пересвета стали сразу стали прославлять в повествованиях о Куликовской битве, древнейшие известные рассказы о ней умалчивают об Ослябе. Его имя не вошло и в большинство летописных списков убиенных на Куликовом поле, не находится оно и в синодиках павших. Лишь "Задонщина", изображающая иноков-воинов как былинных богатырей, говорит о смерти в битве не только Александра Пересвета, но и Андрея Осляби, а также его сына Иакова. О смерти в битве Пересвета и Осляби также говорит "Повесть о Мамаевом побоище".

Время местной канонизации преподобных Александра и Андрея неизвестно. В XVII веке их имена были внесены в святцы. В Месяцеслове Симона (Азарьина) середины 1650-х годов сказано: "Преподобнии старцы Александр и Родион, нарицаемии Пересвет и Ослябя, иж на Мамаеве побоищи убиени быша" [5]. В конце того же века их имена как преподобномучеников Московских были включены в "Описание о российских святых" [6]. В 1896 году их имена были помещены также в "Троицком патерике" (в числе "учеников и сподвижников прп. Сергия, в месяцесловах не означенных").

Со временем над останками преподобных Александра и Андрея были устроены надгробия, оказавшиеся в "палатке каменной под колокольней". После разборки колокольни надгробия были уничтожены, в 1794 году вновь сооружены и в XIX веке обустроены приделом.

В 1928 году Богородице-Рождественский храм был закрыт и оказался на территории завода «Динамо». Надгробия были вновь уничтожены и снова восстановлены только после возрождения храма в 1989 году, по инициативе известного художника П. Д. Корина. Сейчас в храме устроена сень над двумя надгробиями, но сами останки во время восстановительных работ не нашли, так как это место было на много метров забетонировано.

В 1981 году имена святых монахов-воинов были включены в состав Собора Радонежских святых. Их память было определено отмечать накануне праздника Рождества Богородицы (дня Куликовской битвы) - 7 сентября.

Определением Архиерейского Собора Русской Православной Церкви 2-3 февраля 2016 года имена преподобных Александра Пересвета и Андрея Осляби были включены в месяцеслов Русской Православной Церкви для общецерковного почитания [7].

Иконопись

Изображения преподобных Александра и Андрея сохранились в Лицевом житии преподобного Сергия XVI века [8], в Лицевом летописном своде 2-й половины XVI века [8], на житийной иконе преподобного Сергия 1680 года [9], а также в ряде памятников искусства светского характера. Собственно икона святых Александра и Андрея (совместно с преподобным Сергием и благоверным князем Димитрием) была написана в 1980 году.

Молитвословия прпп. Александру и Андрею

Тропарь, глас 1

Во́ини Христолюби́вии, страда́льцы послуша́ния прехва́льнии,/ Алекса́ндре ди́вный Пересве́те и Андре́е Осля́бей имену́емый,/ Се́ргия игу́мена благода́тные насле́дницы,/ Кулико́вския бра́ни ра́тницы духо́внии,/ вы́ бо зми́я ага́рянскаго победи́сте./ Но и на́с свои́м заступле́нием не оста́висте,/ тела́ми в хра́ме Рождества́ Богоро́дицы почива́ете,/ душе́ю в превы́шнем селе́нии пребыва́ете./ Моли́те за ве́сь ро́д ру́сский правосла́вный,// преподо́бнии сро́дницы на́ши.

Кондак, глас 7

На по́ле Кулико́вом ага́рян победи́сте/ и венца́ми сла́вы увенча́стеся,/ преподобному́ченицы Алекса́ндре и Андре́е,/ моли́те Христа́ Бо́га и на́м врага́ ро́да челове́ческаго побежда́ти,/ Правосла́вие храни́ти// и душа́м на́шим ве́лию ми́лость.

Величание

Ублажа́ем ва́с,/ святи́и преподобному́ченицы Алекса́ндре и Андре́е,/ и чти́м святу́ю па́мять ва́шу,/ во́инов Христолюби́вых наста́вницы// и а́нгелов собесе́дницы.

Источники, литература

  • ПСРЛ, т. 4, ч. 1, вып. 1-2; 6; 15; 18.
  • Повести о Куликовской битве, М., 1959.
  • Повесть о Куликовской битве: Текст и миниатюры Лицевого свода XVI в., Л., 1984
  • Памятники Куликовского цикла, М., 1998.
  • Добролюбов, И., свящ., Историко-статистическое описание церквей и монастырей Рязанской епархии, Рязань, 1885, т. 2, 242.
  • Иероним (Алякринский), архим., Рязанские достопамятности, Рязань, 1889, 27, прим. 246.
  • Токмаков, И. Ф., Историческое и археологическое описание московского ставропигиального первоклассного Симонова монастыря, М., 1892, вып. 1, 48.
  • Димитрий (Самбикин), Месяцеслов, вып. 1: сент., 64-65.
  • Барсуков, Источники агиографии, стб. 430-431.
  • Троицкий патерик, Серг. П., 1896 (репринт 1992), 11-12.
  • Куликовская битва и подъем национального самосознания, Л., 1979 (ТОДРЛ, т. 34).
  • Куликовская битва в литературе и искусстве, М., 1980.
  • Моисеев, Н. [Феофилакт (Моисеев), архим.], "600 лет победы на Куликовом поле: Библиогр.," БТ, 1981, сб. 22, 178-237.
  • Куликовская битва в истории и культуре нашей Родины, М., 1983.
  • Минея (МП), июль, ч. 1, 339-360.
  • Дмитриев, Л. А., "Сказание о Мамаевом побоище," СККДР, вып. 2, ч. 2, 371-374.
  • Салмина, М. А., "Повесть о Куликовской битве летописная," СККДР, вып. 2, ч. 2, 244-246.
  • Шахматов, А. А., [Рец.], СбОРЯС, СПб., 1910, т. 81, № 7, "Отчет о 12-м присуждении Академией наук премий митрополита Макария в 1907 г.," 79-204.

Использованные материалы

  • Андроник (Трубачев), игум., "Александр Пересвет и Андрей (Ослябя) Радонежские" Православная энциклопедия, т. 1, стр. 532-533:
  • Страница блога свящ. Максима Плякина:

[1]  Версия имени - Родион

[2]  По иной версии - Родион

[3]  Неизвестно, в каком смысле использовано слово "братья" - родные по плоти, побратимы, братья во Христе.

[4]  Арсений, иером., Описание славянских рукописей библиотеки Свято-Троицкой Сергиевой Лавры, М., 1878, ч. 2, 30.

[5]  РГБ, МДА, № 201, 333, день памяти не указан.

[6]  Барсуков, Источники агиографии, IV.

[7]  Определение Освященного Архиерейского Собора Русской Православной Церкви об общецерковном прославлении ряда местночтимых святых, 3 февраля 2016, официальный сайт Русской Православной Церкви, http://www.patriarchia.ru/db/text/4367765.html

[8]  РГБ.

[9]  ЯХМ, № И-394.

drevo-info.ru

Журнал «Человек без границ» - Духовный воин. Образ Сергия у Нестерова и Рериха

Сергий РадонежскийПри имени преподобного Сергия народ вспоминает свое нравственное возрождение, сделавшее возможным и возрождение политическое. Творя память преподобного Сергия, мы проверяем самих себя, пересматриваем свой нравственный запас, завещанный нам великими строителями нашего нравственного порядка. В. О. Ключевский

 

1930-е годы — время начала устрашающего шествия по миру фашизма, время кровавых репрессий в России. Именно в этот момент два таких разных и замечательных живописца, как Михаил Нестеров и Николай Рерих, внешне независимо друг от друга, в разных частях света, пишут серии работ, посвященных Сергию Радонежскому. Это не первые их произведения, посвященные великому святому, но теперь это больше и сильнее, чем все их предыдущие полотна, связанные с Сергием. По сути, это послание русскому народу накануне Второй мировой войны. И удивительным образом это послание и сама трактовка образа Сергия очень похожи у обоих художников — в отличие от прежних их картин.

Два художникаНестеров и Рерих были знакомы между собой; более того, на стыке XIX–XX веков у них была общая художественная среда — творческое объединение «Союз русских художников», они очень уважали друг друга. Как живописец старшего поколения Нестеров оказал влияние и на творческое становление Рериха.Михаил НестеровХудожники были связаны не только общей средой, но и переживаниями эпохи. Время расцвета одного и становления второго — это рубеж веков, преддверие великой войны, а затем и революции; время поиска идеалов, обращения к неизменному и вечному в быстро меняющемся и разрушающемся мире. И оба живописца живо откликались на веяния времени, нужды своей эпохи и страны. Были они связаны и глубиной духовного восприятия бытия, религиозных истоков русского народа. Нестеров вырос в глубоко православной семье, в которой почитались церковные обряды и традиции. Вот что пишет С. Н. Дурылин в своей книге о художнике: «Нестеров в детские годы в родительском доме был религиозен... Нестеров еще в детстве нашел в этом кругу зерно народной русской красоты, сумел извлечь из этого обихода замечательный художественный материал для построения своего поэтического сказания о родине, о ее природе и человеке».Православная вера и традиция вошли в сознание и Николая Рериха с самого раннего детства. «Из давних детских воспоминаний встает посещение Троице-Сергиевой Лавры. Потом Иоанн Кронштадтский: «Не болей. Придется много для Родины потрудиться». Потом неисчетные храмы, монастыри во время наших паломничеств с Еленой Ивановной. Новгород! Наконец, Валаам со схимниками». Эти воспоминания Николай Константинович записал в 1945 году, за два года до ухода из жизни. Все это повлияло на формирование живописного видения художника. «От веры и от отцов моих не отрекусь», — напишет Рерих в 1930-е годы. Николай РерихНестеров и Рерих оказались не только единственными художниками в русском символизме, которые на протяжении всей жизни работали над созданием образа православной Руси, но и единственными в русском искусстве рубежа веков, создавшими циклы картин о преподобном Сергии и православных святых. И образ Сергия Радонежского как народного святого был близок обоим с детства.

Преподобный Жизнь и духовная деятельность Сергия Радонежского пришлись на то время, которое стало одним из самых тяжелых в истории Древней Руси. XIV век — это время после татаро-монгольского нашествия, лишившего народ не только материальной, но и духовной основы. Кроме того, это эпоха сильнейшей раздробленности Руси. Как пишет В. О. Ключевский, Сергий родился в то время, когда старики еще помнили древний, первобытный, животный страх; страх, мешавший объединиться, решиться противостоять врагу. И поколение Сергия — это поколение, которое совершило, по сути, русское возрождение — возрождение духа, позволившее в итоге изгнать ордынцев, объединить Русь, возродить духовную и материальную культуру. Именно благодаря духовному расцвету XIV века, у истоков которого стоял Сергий, стал возможен расцвет культуры XV века. Сергий Радонежский — сеятель духовности и начинатель монастырей, он оставил после себя множество учеников и последователей, распространивших его учение и волну духовного возрождения по Руси. Причем учил он не проповедями и поучениями, а самой своей жизнью. А жил он просто: много работал. Много молился. Никогда не сеял ненависть, злобу и зависть, а всегда хранил внутреннюю чистоту и любовь в сердце. Жертвовал своими личными желаниями и удобствами ради блага других. Делая выбор, всегда отдавал предпочтение общему перед частным. Любил каждого человека и видел в нем лучшее. Единство ставил выше различий.Именно в это время монастыри становятся очагами культурной жизни, а их число резко возрастает. При этом сам Сергий со своей обителью и своими учениками был примером в этом оживлении монастырской жизни, «начальником и учителем всем монастырям, иже в Руси». Образ Сергия в русской истории — это идеал, напоминание о внутренней силе русского народа, о его корнях. И неудивительно, что к его образу с новой силой обращаются деятели искусства в непростое время рубежа XIX–XX веков. Время самоидентификации, поиска духовных корней, духовной опоры и защиты. Именно тогда, в 1892 году, по случаю 500-летия кончины Сергия Радонежского, В. О. Ключевский произнес свою знаменитую речь о его значении, так тронувшую его современников (включая и Нестерова и Рериха).

Образ СергияНестеров писал в воспоминаниях: образ Сергия Радонежского «...пользовался у нас в семье особой любовью и почитанием». В детские годы этот святой «был нам близок, входил... в обиход нашей духовной жизни». За более чем 50 лет творческой работы Нестеров создал 15 больших произведений, посвященных ему. Первой в этой серии была картина «Видение отроку Варфоломею» (1889), далее следовали: «Юность Преподобного Сергия» (1892–97), триптих «Труды Преподобного Сергия» (1896–97), полотно «Преподобный Сергий» (1898), эскизы к большой картине «Прощание Преподобного Сергия с князем Дмитрием Донским» (1898–99). Был и второй цикл работ, созданный в 1920–30-е годы: «Пересвет и Ослябя» (точная дата создания неизвестна), «Три всадника. Легенда» (1932) о защите Троице-Сергиевой лавры под святым покровительством преподобного, «Дозор» (1932). Они значительно менее известны широкой публике.

М. Нестеров. Видение отроку Варфоломею

Как и у Нестерова, образ Сергия — один из центральных в творчестве Рериха. «Ты пишешь, — отмечает он в письме 1938 года к А. Бенуа, — что Твой патрон — Фома Неверный, а мой — Св. Преп. Сергий Радонежский. Помню, что, когда братия изгнала Преподобного из им же выстроенного монастыря, он нисколько не огорчился, но, взяв посох, пошел на новое строительство. В этом неутомимом строительстве заключено всепобеждающее творчество». Сергий высоко почитался в семье Николая и Елены Рерихов, которые видели в нем своего Учителя и всю жизнь строили по его заветам. Елена Ивановна Рерих под псевдонимом «Н. Яровская» написала прекрасный очерк «Преподобный Сергий Радонежский».Николай Константинович посвятил святому множество работ: «Сергий-Строитель» (1924 и 1940), «Сотрудники» (1940), «Сам вышел» (1922), «Мост Славы» (1923), «Ныне Силы Небесные с нами невидимо служат» (1934), «Часовня Сергия» (1931), «Сергиева Пустынь» (1933, 1936), «Святой Сергий Радонежский» (1932), «Русь Славянская» (1943). К той же тематике можно отнести и серию картин «Санкта» (Святая, Священная) созданную Н. К. Рерихом в США в 1922 году .

Н. Рерих. Сергий-строитель

Сравнивая работы художников более раннего периода: «Юность Преподобного Сергия», «Труды Преподобного Сергия» у Нестерова и «Сергий-строитель», «Сотрудники» у Рериха, — можно отметить близость выбранного сюжета (известный момент из жития Сергия, когда он разделял с приходившим к нему медведем и без того скудную пищу; сюжет с обработкой дерева) и даже живописные приемы (колорит, горизонт и т. д.), несмотря на разную живописную манеру художников . Однако трактовка образа Преподобного, как и послание в их работах, различна. Так, Нестеров концентрируется на идее внутреннего духовного развития и самосовершенствования Сергия; его внимание приковано к внутренней работе, к отшельничеству, к единению с природой и Богом. У Рериха же в образе Сергия отсутствует спокойствие. При взгляде на картину мы как будто слышим стук топора, ощущаем кипучую деятельность Сергия. Здесь преподобный не только трудится физически над строительством обители, но и трудится духовно над построением Руси. Для Нестерова Сергий это, прежде всего, «душа русского народа», а потом уже «игумен Земли русской», исторический деятель, защитник. А для Рериха Сергий, в первую очередь, строитель русской духовности. По-разному и они сами говорят об образе своего Сергия.

М. Нестеров. Труды Преподобного Сергия

Нестеров: «Я не хотел писать историю в красках. Я писал жизнь хорошего русского человека XIV века, чуткого к природе и ее красоте, по-своему любившего родину и по-своему стремившегося к правде. Передаю легенду, сложенную в давние годы родным моим народом о людях, которых он отметил любовью и памятью». Поэтому картины Нестерова так любимы русским народом, так понятны ему.

Н. Рерих. Сотрудники

Рерих: «Каждое упоминание этого священного имени повелительно зовет всех нас к непрестанному светлому труду, к самоотверженному созиданию и делает Святого Сергия поистине преподобным для всех веков и народов… Этими соангельскими трудами положил Преподобный Сергий краеугольный нестираемый камень русской духовной культуры, внеся его в сокровищницу мирового почитания... Пусть моя картина «Сергий Строитель» напоминает о нерушимом строительстве. Сергий — труженик, один из зачинателей русского культурного строительства».

Поверх различийНо вот наступают 1930-е годы, и эти различия отступают на задний план…Нестеров вновь возвращается к теме Сергия. Это три картины: «Пересвет и Ослябя», «Три всадника. Легенда», «Дозор». В двух первых картинах цикла Нестеров обратился к сказаниям, связанным с памятью Сергия Радонежского, и здесь преподобный присутствует опосредованно. В третьей картине Сергий представлен в образе дозорного на страже . В картине «Пересвет и Ослябя» витязи-иноки, ученики Преподобного показаны в исторический момент их пути к войску Дмитрия Донского, когда их приезд накануне сражения решил судьбу битвы . На картине родная природа, кажется, бодрым шумом напутствует всадников, устремившихся навстречу врагу.

М. Нестеров. Пересвет и Ослябя

Сюжет картины «Три всадника. Легенда» взят из другого знаменательного момента русской истории, когда при осаде Троице-Сергиевой лавры в 1608–1610 годах польскими войсками Лжедмитрия II в один из самых критических моментов осады осажденным, изнемогавшим от недостатка продовольствия и огнеприпасов, нужно было послать гонца в Москву. Как утверждает народное сказание, передаваемое келарем Авраамием Палицыным, это удалось сделать с помощью преподобного Сергия, который из-за гроба руководил обороной обители. Он явился к пономарю Иринарху и сказал: «Говори братии монастыря и всем ратным людям, зачем скорбят о том, что невозможно послать весть к Москве: сегодня в третьем часу ночи я послал от себя в Москву… трех моих учеников Михея, Варфоломея и Наума. Поляки и русские изменники видели их». Из сказания Авраамия Палицына: «…Напишу… о том, как во время осады Троицкой лавры в польском стане на утренней заре увидали паны-ляхи несущихся трех дивных старцев на белых конях и как эти старцы по утреннему туману промчались мимо них и скрылись во святых воротах». Эти три старца, «небесные защитники», и изображены на картине Нестерова: они несутся на своих чудесных конях, навевая ужас на врагов.

М. Нестеров. Три всадника. Легенда

Картина «Дозор» не основана ни на каком древнем литературном источнике или предании. Образ Сергия в картине — это обобщенный образ защитника, неустанно несущего дозор и продолжающего даже после смерти радеть за родную землю, заботиться о ней и ее народе. По сюжету картины, на заре Сергий верхом объезжает дремучий лес и с немым укором останавливается над юношей-послушником, крепко спящим на траве около туеска, в который собирал ягоды. Три картины Михаила Васильевича проникнуты общим духом защиты родины, духом борьбы, что принципиально отличает их от первого цикла. Тихая созерцательность, отрешенность от мира земного в более ранних работах Нестерова уступает место активному действию. Навевая ужас на врагов, проносятся на белоснежных конях в утреннем тумане трое дивных старцев; догоняя войско Дмитрия Донского, стремительно летят на своих конях витязи-иноки. И сам святой Сергий тоже садится на коня, чтобы нести незримый дозор. Появление новой, ранее не свойственной Нестерову героической трактовки образа Сергия, как и возникший у него мотив активного действия, можно объяснить тревогой художника за судьбу страны и мира в преддверии страшной войны. Второй цикл — это, по сути, героический эпос, и здесь Сергий уже не конкретный реалистичный образ монаха-схимника, вдохновителя народа, а образ святого воина, «который своей молитвой и бодрым бдением сторожит покой родной земли, на коне дозором объезжает дремучий лес с темным лесным озером». В том же 1932 году, когда М. В. Нестеров заканчивает этот цикл, завершает цикл работ на ту же тему и Н. К. Рерих. Он пишет картину «Святой Сергий Радонежский», как бы подытоживающую более раннюю серию «Санкта».

Н. Рерих. Святой Сергий Радонежский

Картина Рериха, как и большинство его произведений,  глубоко символична и по композиции, и по деталям, и по цвету. На фоне темного неба и горы Маковец с Троице-Сергиевым монастырем стоит преподобный Сергий. По замыслу, великий святой благословляет русское воинство на решающее сражение — Куликовскую битву. За Сергием видны шлемы русских полков, выходящих в поход во славу земли русской. Цвет их знамен — красный (цвет жизни, борьбы). Войско проходит между Сергием и стенами Троице-Сергиевой лавры, основанной преподобным. Синие, розовые, желтые, зеленые, голубые цвета вместе дают ощущение радости, чистоты и святости. Горы вдали — это символ восхождения духа к высшему началу, прообраз его на земле. Преподобный стоит на земле, которая объята пламенем, при этом возвышаясь и как бы заслоняя Русь от пожара и беды. Темно-сиреневый цвет его одежд говорит о высочайших качествах духа — смирении, мужестве, устремленности ввысь. Вокруг головы Сергия сияет золотой нимб — символ святости и чистоты, фигура его — олицетворение силы. Его облик сияющий, мощный, черты лица четкие, волевые. Весь образ Сергия говорит о его высоком внутреннем состоянии. В руках у него храм — символ будущей возрожденной Руси, это сердце Родины, нуждающейся в защите; он покоится на плате как символе женского начала со знаком триединства. Храм и знак триединства, ткань с кантом голубого, небесного цвета встречается на иконах XVII века, посвященных Сергию. Стоящая на земле икона с образом Христа-спасителя указывает на неразрывную связь Руси и христианства. При этом образ Христа на иконе — это Спас Нерукотворный, изображение которого, согласно летописи, было на главном знамени Дмитрия Донского, сопровождавшем его в поход на Куликово поле. Цвет стяга, согласно летописи, был черный, черный он и у Рериха. Важна и символика самого Спаса. По преданию, изначально лик Христа — это отпечаток его лица на плате, который был со временем утерян. Однако многочисленные копии с него использовались как хоругви, то есть знамена воинских дружин, и на полях грозных битв они воспринимались как помощь и защита. Изображения Спаса Нерукотворного часто помещали над входами в храмы, над воротами при въезде в город.«...Наверху изображено Всевидящее Око, — писал художник. — ...На древнейших фресках это изображение неоднократно могло быть найдено». Символ трех кругов в общем круге вечности и на одежде Сергия, и на плате говорит о том, что он спасает, охраняет и ведет Россию и в прошлом, и в настоящем, и в будущем. (Три круга на епитрахили преподобного изображены в триптихе Нестерова «Труды прп. Сергия».)Для Рериха иконописная идеограмма — символ Святой Троицы — явилась охранным знаком и была представлена как символ защиты Культуры, символ Знамени Мира. «Знамя Преподобного Сергия Радонежского» — так назовут Н. К. и Е. И. Рерихи сборник, увидевший свет в 1934 году. А в 1935 году Знамя Мира — Знамя Святого Сергия — было утверждено как знак международного договора, Пакта Культуры, призванного защищать духовное и материальное наследие народов от разрушений в случае вооруженного конфликта и в мирное время.Интересен тот факт, что Нестеров в России и Рерих в Индии пишут в 1932 году поздние картины, посвященные Сергию, внешне независимо друг от друга. Интересно и то, что эти работы художников, в отличие от более ранних, очень близки по представленному образу преподобного. Причиной, безусловно, стала надвигающаяся угроза мировой войны и обращение к Сергию как к неизменному заступнику всей Руси, в очередной раз спасающему Родину. На полотне Н. К. Рерих пишет вязью: «Дано Св. Преподобному Сергию трижды спасти землю русскую: первое при князе Дмитрии. Второе при Минине. Третье теперь». Заметим, что те же сюжеты для своего цикла выбрал и Михаил Васильевич в далекой России: «Пересвет и Ослябя» — покровительство Сергия накануне Куликовской битвы, «Небесные защитники» — заступничество «при Минине», «Дозор» — помощь «теперь».Сергий не земная фигура, не один из нас, а недосягаемый идеал, святой, воин-защитник. Эту же трансформацию образа святого мы прослеживаем и у Нестерова в его втором цикле. Здесь Сергий Радонежский предстает во всем блеске, славе и величии. Перед нами воин, вступающий в схватку с врагом на духовном поприще, силой своей молитвы способный спасти землю русскую. «Святой Сергий Радонежский», как и второй цикл картин Нестерова, посвященных этому образу, наполнены динамикой и жизненной силой, они завораживают, гипнотизируют и побуждают к действию одновременно. И образ этот продолжает напоминать: в тяжелые для народа и страны дни помочь может не просто обращение к имени великого святого, а возвращение к тому, чем жил он и что оставил для нас.

 

Дополнительно:

 «На этой неделе был в Петербурге и в Академии видел образа работы Нестерова. Прелесть, хорошо! Стилист какой!» — сообщает своему другу студент Николай Рерих. Нестеров, со своей стороны, также с интересом относился к творческим изысканиям Рериха и всегда высоко отзывался о его произведениях. В письме от 12 апреля 1903 года Нестеров пишет: «Многоуважаемый Николай Константинович! Сердечно благодарю Вас за прекрасные эскизы Ваши, полученные мною только что. Они пополнили и украсили мое собрание, которое надеюсь в свое время передать родному городу. В первый же приезд свой в Петербург привезу на выбор Вам что-либо из своих работ».

«Есть имена, которые носили исторические люди, жившие в известное время, делавшие исторически известное жизненное дело, но имена, которые уже утратили хронологическое значение, выступили из границ времени, когда жили их носители. Это потому, что дело, сделанное таким человеком, по своему значению так далеко выходило за пределы своего века, своим действием так глубоко захватило жизнь дальнейших поколений, что с лица, его сделавшего, в сознании этих поколений постепенно спадало все временное и местное, и оно из исторического деятеля превратилось в народную идею, а самое дело его из исторического факта стало практической заповедью, заветом, тем, что мы привыкли называть идеалом… Таково имя Преподобного Сергия: это не только назидательная, отрадная страница нашей истории, но и светлая черта нашего нравственного народного содержания… Преподобный Сергий своей жизнью, самой возможностью такой жизни дал почувствовать заскорбевшему народу, что в нем еще не все доброе погасло и замерло; своим появлением среди соотечественников, сидевших во тьме и сени смертной, он открыл им глаза на самих себя, помог им заглянуть в свой собственный внутренний мрак и разглядеть там еще тлевшие искры того же огня, которым горел озаривший их светоч» (из речи В. О. Ключевского о Сергии Радонежском в 1892 г.).

«Русская государственность не погибнет до тех пор, пока у Раки преподобного будет гореть лампада». Мы уже упомянули, как в самые страшные моменты русской истории заступничество преподобного спасало наш народ. Так и теперь, в эпоху разгула темных сил, первым этапом служения под знаменем преподобного будет ясное осознание в наших сердцах Его как Водителя и Заступника перед Престолом Всевышнего» (Н. К. Рерих. Из дневника 1934 г.).

«Имя Сергия Радонежского всегда останется тем прибежищем, на которое опирается душа народа. Будет ли это великое имя в соборе, будет ли оно в книгохранилище, оно неизбежно пребудет в душе народной. Далеко за пределами церковного подвига строительное просветительное имя Святого Сергия хранится в сердцах как драгоценный Ковчег Духа. Хранится оно как прибежище народного сознания в трудные минуты мировых перепутий. Не затемнится в сущности своей Имя Святого Сергия, не затемнится во множестве други имен - сокровище души народной, от древних и до многих современных. Тогда, когда нужно, народ опять обращается к выразителю своей сущности. Неприкосновенно и ярко донесло до нас время Великий Образ Святого Сергия» (Н. К. Рерих).

www.bez-granic.ru