Описание картины Ван Гога «Подсолнухи». Картина подсолнухи


Картина «Подсолнухи» Ван Гога. Описание картины

Общеизвестно, что шизофреники неравнодушны к желтому цвету. Точно также общеизвестно, что Ван Гог был неравнодушен к цветам, в частности, к подсолнухам. Он считал его «своим» и, напрочь не обращая внимания на диагностированную шизофрению, считал, что этот солнечный цветок символизирует благодарность, признательность и олицетворяет надежду. Возможно, последнее как раз было тем, что было так необходимо бывшему дилеру-голландцу, слегка повернутому на религии.

У Ван Гога картин с подсолнухами целых два цикла – парижский и арльский. Он писал эти желтые цветы с таким же упоением и старанием, «с каким марселец уплетает свою буйабесс», работая с ними рано поутру, поскольку вяли они очень быстро. В Париже художник создал две картины с лежащими цветами, а в Арле работ стало уже четыре, только срезанные цветы стояли в вазах.

Самыми известными стали «Подсолнухи» 1888 года, написанные в Арле – они вызывают множество дискуссий, считаясь одновременно из самых прекрасных произведений живописи, ставших для художника своего рода брендом. Проведите небольшой эксперимент: скажите «Подсолнухи» – вспомните Ван Гога, скажите «Ван Гог» – вспомните «Подсолнухи». Картина настолько знаковая для него, насколько Джоконда знаковая для Да Винчи, Венера – для Боттичелли и Мадонна – для Рафаэля.

Работая над «Подсолнухами», которые должны были украшать дом Поля Гогена в Арле, Ван Гог применил свою любимую технику импасто. Он владел ей лучше, чем остальные живописцы. Используя кисть и нож-мастихин, художник создал потрясающе объемный эффект, такой, что цветы кажутся живыми, выступающими из самой картины. Шероховатая поверхность и рельефный рисунок «Подсолнухов» появились благодаря нанесению густого слоя краски ножом для изображения темных цветов и необработанных кистью цветов снизу. Оттенков желтого Ван Гог добивался, смешивая сырую сиену с желтым кадмием. Вот почему картина «пылает желтым цветом» и одновременно дышит жизнью. Вот почему так явственно проступают признаки расстройств психики художника.

Тем не менее, идея картины с подсолнухами в вазе на столе заключалась в том, чтобы добиться игры различных оттенков желтого. А цвет, как известно, Ван Гог чувствовал по-особенному. Любой оттенок краски ассоциировался у него с целой цепочкой визуальных образов, переживаний и раздумий, каждым мазком он начинал говорить. Он повествовал о своем желании попасть на юг, в «желтый домик», где можно получить от солнца не только тепло и энергию, а и радостные добрые эмоции.

Лето в Арле ознаменовалось для художника «желтой нотой»: он писал и закат, и огни города, и снопы соломы, но подсолнухи вобрали в себя все те оттенки желтого, которых так не хватало душевнобольному человеку. Их сочные стебли, охристо-рыжевато-оранжево-солнечные цветы словно издают свечение, правда, очень тусклое, но все же свечение.

Что интересно, Ван Гог отрицал, будто бы «Подсолнухи» он писал с натуры. Напротив, художник говорил, что бесы шепчут ему на ухо свои признания, заставляют его что-либо делать. Он же им вовсе не противиться, поступая так, как они хотят и изображая то, чего они просят. Например, цветы, которые не похожи на растения, а больше напоминают многоглавых змей. Это не зритель смотрит на подсолнухи, а подсолнухи глядят на него, манят в свою фантастичную и хаотичную вселенную, заставляя протянуть руку и немного поправить их в вазе. Хотя потрескавшийся глиняный кувшин вазой назвать весьма сложно.

Картина «Подсолнухи» удивительным образом сочетает в себе докучливую простоту, хандру и однообразие, а с другой стороны, заключает в себе столько бурлящих эмоций, что ярко-желтый цвет невольно овладевает сознанием человека. Тем более, что Ван Гог хочет и умеет правильно расставлять цветовые акценты. В частности, к ним можно отнести красное пятно – серединка головки одного из подсолнухов, которая несколько странно смотрится на полотне без резких переходов. Этот дисгармоничный штрих – не что иное, как реальность, сумевшая вырваться из царства бесов, и желающая воцариться в сознании художника.

В «Подсолнухах» визуально нарушены пропорции: кувшин, в котором они стоят, не соответствует размеру цветов, он даже кажется легче. Подсолнухам, напротив, тесно не только в вазе, а и на холсте. Их листья и соцветия словно пытаются упереться в край картины и, оттолкнувшись от рамы, вырваться наружу. Выдавленными прямо из тюбиков красками Ван Гог создает рельефную шероховатую картину, словно олицетворяющую его неистовые чувства и порывы творчества.

«Подсолнухи» Ван Гога – это живые цветы с их энергией, изображенной вибрирующими мазками кисти: их соцветия, полные сил, сгибаются от собственной тяжести, стебли поражают своей гибкостью, движением, пульсацией и энергией. Растения словно проживают миллионы жизней: от только начавшего распускаться цветка до увядающего осенью подсолнуха.

Это вполне закономерно для Ван Гога, который не видел принципиальных различий между живыми и неживыми материями. Он умел чувствовать в природе душу, улавливать ее настроение и испытывать такие же эмоции. Художник считал, что «душа» подсолнуха созвучна его мировоззрению: она живет в гармонии с ритмами космоса, поворачивал свой стебель за солнцем и воплощал связь человеческого земного и космического духовного начал.

Удивляться тут, в принципе, нечему. «Подсолнухи» Ван Гога – это языческие солярные мотивы, цикличность природы, за которой наблюдает небесное светило. Его цветы имеют разнообразные оттенки, он играет с фоном и подбирает различные образы для передачи насыщенного желтого цвета. В письмах брату художник говорит о том, что хочет написать подсолнухи в виде витража готического храма.

Эту идею Ван Гог не воплотил, но картина «Подсолнухи» сегодня известна как квинтэссенция человеческого существования. Его цветы распускаются, цветут и умирают, подобно людям, они сияют, подобно звездам и отражают неустанный и вечный круговорот Вселенной, который будет длиться тысячелетиями.

В. Ван Гог «Подсолнухи»

Общеизвестно, что шизофреники неравнодушны к желтому цвету. Точно также общеизвестно, что Ван Гог был неравнодушен к цветам, в частности, к подсолнухам. Он считал его «своим» и, напрочь не обращая внимания на диагностированную шизофрению, считал, что этот солнечный цветок символизирует благодарность, признательность и олицетворяет надежду. Возможно, последнее как раз было тем, что было так необходимо бывшему дилеру-голландцу, слегка повернутому на религии.

У Ван Гога картин с подсолнухами целых два цикла – парижский и арльский. Он писал эти желтые цветы с таким же упоением и старанием, «с каким марселец уплетает свою буйабесс», работая с ними рано поутру, поскольку вяли они очень быстро. В Париже художник создал две картины с лежащими цветами, а в Арле работ стало уже четыре, только срезанные цветы стояли в вазах.

Самыми известными стали «Подсолнухи» 1888 года, написанные в Арле – они вызывают множество дискуссий, считаясь одновременно из самых прекрасных произведений живописи, ставших для художника своего рода брендом. Проведите небольшой эксперимент: скажите «Подсолнухи» – вспомните Ван Гога, скажите «Ван Гог» – вспомните «Подсолнухи». Картина настолько знаковая для него, насколько Джоконда знаковая для Да Винчи, Венера – для Боттичелли и Мадонна – для Рафаэля.

Работая над «Подсолнухами», которые должны были украшать дом Поля Гогена в Арле, Ван Гог применил свою любимую технику импасто. Он владел ей лучше, чем остальные живописцы. Используя кисть и нож-мастихин, художник создал потрясающе объемный эффект, такой, что цветы кажутся живыми, выступающими из самой картины. Шероховатая поверхность и рельефный рисунок «Подсолнухов» появились благодаря нанесению густого слоя краски ножом для изображения темных цветов и необработанных кистью цветов снизу. Оттенков желтого Ван Гог добивался, смешивая сырую сиену с желтым кадмием. Вот почему картина «пылает желтым цветом» и одновременно дышит жизнью. Вот почему так явственно проступают признаки расстройств психики художника.

Тем не менее, идея картины с подсолнухами в вазе на столе заключалась в том, чтобы добиться игры различных оттенков желтого. А цвет, как известно, Ван Гог чувствовал по-особенному. Любой оттенок краски ассоциировался у него с целой цепочкой визуальных образов, переживаний и раздумий, каждым мазком он начинал говорить. Он повествовал о своем желании попасть на юг, в «желтый домик», где можно получить от солнца не только тепло и энергию, а и радостные добрые эмоции.

Лето в Арле ознаменовалось для художника «желтой нотой»: он писал и закат, и огни города, и снопы соломы, но подсолнухи вобрали в себя все те оттенки желтого, которых так не хватало душевнобольному человеку. Их сочные стебли, охристо-рыжевато-оранжево-солнечные цветы словно издают свечение, правда, очень тусклое, но все же свечение.

Что интересно, Ван Гог отрицал, будто бы «Подсолнухи» он писал с натуры. Напротив, художник говорил, что бесы шепчут ему на ухо свои признания, заставляют его что-либо делать. Он же им вовсе не противиться, поступая так, как они хотят и изображая то, чего они просят. Например, цветы, которые не похожи на растения, а больше напоминают многоглавых змей. Это не зритель смотрит на подсолнухи, а подсолнухи глядят на него, манят в свою фантастичную и хаотичную вселенную, заставляя протянуть руку и немного поправить их в вазе. Хотя потрескавшийся глиняный кувшин вазой назвать весьма сложно.

Картина «Подсолнухи» удивительным образом сочетает в себе докучливую простоту, хандру и однообразие, а с другой стороны, заключает в себе столько бурлящих эмоций, что ярко-желтый цвет невольно овладевает сознанием человека. Тем более, что Ван Гог хочет и умеет правильно расставлять цветовые акценты. В частности, к ним можно отнести красное пятно – серединка головки одного из подсолнухов, которая несколько странно смотрится на полотне без резких переходов. Этот дисгармоничный штрих – не что иное, как реальность, сумевшая вырваться из царства бесов, и желающая воцариться в сознании художника.

В «Подсолнухах» визуально нарушены пропорции: кувшин, в котором они стоят, не соответствует размеру цветов, он даже кажется легче. Подсолнухам, напротив, тесно не только в вазе, а и на холсте. Их листья и соцветия словно пытаются упереться в край картины и, оттолкнувшись от рамы, вырваться наружу. Выдавленными прямо из тюбиков красками Ван Гог создает рельефную шероховатую картину, словно олицетворяющую его неистовые чувства и порывы творчества.

«Подсолнухи» Ван Гога – это живые цветы с их энергией, изображенной вибрирующими мазками кисти: их соцветия, полные сил, сгибаются от собственной тяжести, стебли поражают своей гибкостью, движением, пульсацией и энергией. Растения словно проживают миллионы жизней: от только начавшего распускаться цветка до увядающего осенью подсолнуха.

Это вполне закономерно для Ван Гога, который не видел принципиальных различий между живыми и неживыми материями. Он умел чувствовать в природе душу, улавливать ее настроение и испытывать такие же эмоции. Художник считал, что «душа» подсолнуха созвучна его мировоззрению: она живет в гармонии с ритмами космоса, поворачивал свой стебель за солнцем и воплощал связь человеческого земного и космического духовного начал.

Удивляться тут, в принципе, нечему. «Подсолнухи» Ван Гога – это языческие солярные мотивы, цикличность природы, за которой наблюдает небесное светило. Его цветы имеют разнообразные оттенки, он играет с фоном и подбирает различные образы для передачи насыщенного желтого цвета. В письмах брату художник говорит о том, что хочет написать подсолнухи в виде витража готического храма.

Эту идею Ван Гог не воплотил, но картина «Подсолнухи» сегодня известна как квинтэссенция человеческого существования. Его цветы распускаются, цветут и умирают, подобно людям, они сияют, подобно звездам и отражают неустанный и вечный круговорот Вселенной, который будет длиться тысячелетиями.

5sec.info

Картина «Ваза с подсолнухами» Ван Гога. Описание картины

Картина «Подсолнухи» является визитной карточкой творчества Винсента Ван Гога - выдающегося голландского живописца эпохи постимпрессионизма. Художник боготворил этот цветок, считал его символом признательности и благодарности. Сам жёлтый цвет ассоциировался у него с дружбой и надеждой.

Краткая история создания

Известно, что Ван-Гог писал подсолнухи одиннадцать раз. Из всей серии картин с их изображением наиболее известными считаются полотна, написанные в период с августа по сентябрь 1888 года. Этот цикл картин создавался в Арле и должен был украсить жёлтый домик - помещение, арендованное художником для совместной работы с другом Полем Гогеном.

Описание и анализ

Несколько грубая на вид крестьянская ваза, в которой стоят подсолнухи, производит впечатление несоразмерно маленькой и хрупкой в сравнении с огромными цветами. Самим же подсолнухам мала не только ваза – им не хватает пространства всего холста. Соцветия и листья подсолнухов упираются в края картины, как будто недовольно «отшатываясь» от рамы. Художник наносит краски очень густым слоем (техника «импасто»), выдавливая их непосредственно из тюбика на холст. На полотне явственно видны следы прикосновения кисти и специального ножа. Рельефная шероховатая поверхность картины являет собой как будто бы слепок неистовых чувств, овладевших художником в момент творчества. Написанные энергичными подвижными мазками подсолнухи производят впечатление живых – тяжёлые, наполненные внутренней силой соцветия и упругие гибкие стебли находятся в постоянном движении, пульсируют, набухают, растут, созревают и увядают на глазах у зрителя.

Для Ван Гога не существовало принципиального различия между одушевлённой и неодушевлённой материей. Он писал, что вся окружающая природа является для него одушевлённой. А «душа» подсолнуха была особенно созвучна художнику. Цветок, живущий в согласии с космическими ритмами, поворачивающий свой венчик вслед за движением солнца, являлся для художника воплощением взаимосвязи всего сущего –великого и малого, космоса и земли. Да и сам внешний вид подсолнуха подобен небесному светилу в ореоле золотистых лучей-лепестков.

Натюрморты с подсолнухами сияют всеми оттенками жёлтого цвета – цвета солнца. Художник представлял себе эту серию картин как «симфонию цвета». Именно о цвете он чаще всего говорил, делясь деталями свого творческого замысла с друзьями и братом. В одном из своих писем Ван Гог писал, что в «Подсолнухах» он видит жёлтый цвет, пламенеющим на меняющемся фоне – голубом, бледном малахитово-зелёном, ярко-синем. Ещё в одном письме художник упоминает, что планирует достичь в картине эффекта, производимого витражами в готической церкви. Идея художника ясна: добиться эффекта солнечного сияния, свечения жёлтого цвета.

Ван Гогу была дарована способность с необычайной остротой чувствовать цвет. Каждый цветовой оттенок ассоциировался у него с целой совокупностью образов и понятий, мыслей и чувств. Каждый мазок на холсте имел силу произнесённого слова. Любимый Ван Гогом жёлтый цвет был воплощением радости, доброты, благожелательности, энергии, плодородия земли и животворного солнечного тепла. Вот почему художник так радовался переезду на юг – в царство щедрого солнца, в тёплый и светлый «жёлтый домик».

Сам художник признавался, что «высокая жёлтая нота» буквально проняла его в то лето. Полотна, написанные им в Арле, затоплены всеми оттенками жёлтого цвета. Самого себя живописец изображает в ярко-жёлтой соломенной шляпе, он часто выбирает для фона портретов жёлтый цвет, изображая позолоченные солнцем луга и поля зрелого хлеба, стога сена, снопы соломы, охристо-жёлтые стволы, огни вечерних городов, окрашенное закатом небо. И ярче самого солнца сияют на полотне подсолнухи, словно впитавшие в себя свет его горячих лучей и излучающие его в окружающее пространство.

В последние годы своей недолгой и наполненной страданиями жизни художник стремился создавать «нечто миротворное и утешительное». Но только ли радость и утешение исходят из его поздних полотен? Чем неистовее горят краски, тем более напряжёнными, наэлектризованными становятся картины. Как в сложном музыкальном аккорде – ликующий возглас слит воедино с криком отчаяния. Многие усматривают в картине с подсолнухами отражение душевного расстройства, которым, как известно, страдал художник. С полотна подсолнухи смотрят на зрителя, буквально затягивая его в свой магический мир, в котором царит хаос и смятение. Не случайно возникает желание поправить их положение в вазе, чтобы внести какую-нибудь упорядоченность. Простое по замыслу изображение из-за обилия яркого жёлтого цвета буквально въедается в сознание, поражая своей зашкаливающей эмоциональностью…

Одна и та же творческая сила, несущая миру обновление, заставляющая вращаться светила и созревать растения, становится источником распада и разрушения. Под солнечными лучами растёт и зреет всё живое, но за любым созреванием, как известно, естественно и неминуемо приходит увядание. Эти простые истины Ван Гог понимал всем своим существом. Ощущение единства связанных между собой противоположностей – света и тьмы, расцвета и увядания, жизни и смерти – было для художника не отвлечённым философским понятием, а сильным, мучительным, порою невыносимым переживанием. Этим объясняется, по мнению автора книги «Ван Гог. Человек и художник» Н.А.Дмитриевой, «редкостное слияние драматизма и праздничности» в творчестве художника, его проникнутость «страдальческим восторгом перед красотой мира».

«Подсолнухи» Винсента Ван Гога являются символом нашего прекрасного и одновременно трагического бытия, его квинтэссенцией. Цветы, которые распускаются и увядают; живые существа, которые рождаются, зреют и стареют; звёзды, которые загораются, пылают и гаснут; – все это образ Вселенной, пребывающей в состоянии неустанного круговорота.

В. Ван Гог «Ваза с двенадцатью подсолнухами»

Картина «Подсолнухи» является визитной карточкой творчества Винсента Ван Гога - выдающегося голландского живописца эпохи постимпрессионизма. Художник боготворил этот цветок, считал его символом признательности и благодарности. Сам жёлтый цвет ассоциировался у него с дружбой и надеждой.

Краткая история создания

Известно, что Ван-Гог писал подсолнухи одиннадцать раз. Из всей серии картин с их изображением наиболее известными считаются полотна, написанные в период с августа по сентябрь 1888 года. Этот цикл картин создавался в Арле и должен был украсить жёлтый домик - помещение, арендованное художником для совместной работы с другом Полем Гогеном.

Описание и анализ

Несколько грубая на вид крестьянская ваза, в которой стоят подсолнухи, производит впечатление несоразмерно маленькой и хрупкой в сравнении с огромными цветами. Самим же подсолнухам мала не только ваза – им не хватает пространства всего холста. Соцветия и листья подсолнухов упираются в края картины, как будто недовольно «отшатываясь» от рамы. Художник наносит краски очень густым слоем (техника «импасто»), выдавливая их непосредственно из тюбика на холст. На полотне явственно видны следы прикосновения кисти и специального ножа. Рельефная шероховатая поверхность картины являет собой как будто бы слепок неистовых чувств, овладевших художником в момент творчества. Написанные энергичными подвижными мазками подсолнухи производят впечатление живых – тяжёлые, наполненные внутренней силой соцветия и упругие гибкие стебли находятся в постоянном движении, пульсируют, набухают, растут, созревают и увядают на глазах у зрителя.

Для Ван Гога не существовало принципиального различия между одушевлённой и неодушевлённой материей. Он писал, что вся окружающая природа является для него одушевлённой. А «душа» подсолнуха была особенно созвучна художнику. Цветок, живущий в согласии с космическими ритмами, поворачивающий свой венчик вслед за движением солнца, являлся для художника воплощением взаимосвязи всего сущего –великого и малого, космоса и земли. Да и сам внешний вид подсолнуха подобен небесному светилу в ореоле золотистых лучей-лепестков.

Натюрморты с подсолнухами сияют всеми оттенками жёлтого цвета – цвета солнца. Художник представлял себе эту серию картин как «симфонию цвета». Именно о цвете он чаще всего говорил, делясь деталями свого творческого замысла с друзьями и братом. В одном из своих писем Ван Гог писал, что в «Подсолнухах» он видит жёлтый цвет, пламенеющим на меняющемся фоне – голубом, бледном малахитово-зелёном, ярко-синем. Ещё в одном письме художник упоминает, что планирует достичь в картине эффекта, производимого витражами в готической церкви. Идея художника ясна: добиться эффекта солнечного сияния, свечения жёлтого цвета.

Ван Гогу была дарована способность с необычайной остротой чувствовать цвет. Каждый цветовой оттенок ассоциировался у него с целой совокупностью образов и понятий, мыслей и чувств. Каждый мазок на холсте имел силу произнесённого слова. Любимый Ван Гогом жёлтый цвет был воплощением радости, доброты, благожелательности, энергии, плодородия земли и животворного солнечного тепла. Вот почему художник так радовался переезду на юг – в царство щедрого солнца, в тёплый и светлый «жёлтый домик».

Сам художник признавался, что «высокая жёлтая нота» буквально проняла его в то лето. Полотна, написанные им в Арле, затоплены всеми оттенками жёлтого цвета. Самого себя живописец изображает в ярко-жёлтой соломенной шляпе, он часто выбирает для фона портретов жёлтый цвет, изображая позолоченные солнцем луга и поля зрелого хлеба, стога сена, снопы соломы, охристо-жёлтые стволы, огни вечерних городов, окрашенное закатом небо. И ярче самого солнца сияют на полотне подсолнухи, словно впитавшие в себя свет его горячих лучей и излучающие его в окружающее пространство.

В последние годы своей недолгой и наполненной страданиями жизни художник стремился создавать «нечто миротворное и утешительное». Но только ли радость и утешение исходят из его поздних полотен? Чем неистовее горят краски, тем более напряжёнными, наэлектризованными становятся картины. Как в сложном музыкальном аккорде – ликующий возглас слит воедино с криком отчаяния. Многие усматривают в картине с подсолнухами отражение душевного расстройства, которым, как известно, страдал художник. С полотна подсолнухи смотрят на зрителя, буквально затягивая его в свой магический мир, в котором царит хаос и смятение. Не случайно возникает желание поправить их положение в вазе, чтобы внести какую-нибудь упорядоченность. Простое по замыслу изображение из-за обилия яркого жёлтого цвета буквально въедается в сознание, поражая своей зашкаливающей эмоциональностью…

Одна и та же творческая сила, несущая миру обновление, заставляющая вращаться светила и созревать растения, становится источником распада и разрушения. Под солнечными лучами растёт и зреет всё живое, но за любым созреванием, как известно, естественно и неминуемо приходит увядание. Эти простые истины Ван Гог понимал всем своим существом. Ощущение единства связанных между собой противоположностей – света и тьмы, расцвета и увядания, жизни и смерти – было для художника не отвлечённым философским понятием, а сильным, мучительным, порою невыносимым переживанием. Этим объясняется, по мнению автора книги «Ван Гог. Человек и художник» Н.А.Дмитриевой, «редкостное слияние драматизма и праздничности» в творчестве художника, его проникнутость «страдальческим восторгом перед красотой мира».

«Подсолнухи» Винсента Ван Гога являются символом нашего прекрасного и одновременно трагического бытия, его квинтэссенцией. Цветы, которые распускаются и увядают; живые существа, которые рождаются, зреют и стареют; звёзды, которые загораются, пылают и гаснут; – все это образ Вселенной, пребывающей в состоянии неустанного круговорота.

5sec.info

Подсолнухи в живописи.

Mary Jane Q Cross.

Принеси мне подсолнух, навеянный далью, Посажу его в почву, сожженную солью, Чтобы он к небесам, голубому зеркалью, Жёлтый лик обращал - свою жажду и волю.

Всё неясное к ясности смутно стремится, Тают абрисы тел в акварельных размывах, Краски - в нотах. Итак, раствориться - Это самый счастливый удел из счастливых.

Принеси мне частицу палящего лета, Где прозрачны белесые очерки мира И где жизнь испарилась до капли эфира, - Принеси мне подсолнух, безумный от света

Эудженио Монтале (Перевод Евгения Солоновича)

У подсолнуха история древняя. Семена и фрагменты этих цветов были найдены на раскопках в Северной Америке и цвели еще за три тысячи лет до рождества Христова. Американские индейцы считали, что подсолнух – священное растение и они использовали его для разных собственных нужд. В Перу подсолнух является эмблемой бога солнца.

Именно из  Перу  подсолнух был привезен в Европу возвращавшимися из экспедиции в Новую Мексику испанцами и высеяны в 1510 году в Мадридском ботаническом саду. Его тут же оценил Людовик XIV, или как его называли современники – Король-Солнце.

В некоторых изданиях ошибочно утверждается, что в греческой мифологии подсолнух - это эмблема   Клитии ( океанида, дочь Океана и Тефиды ) , которая была отвергнута Аполлоном и превращена в подсолнух. А на самом деле  миф повествует о том . как Клития , влюбившись в Гелиоса, но не добившись взаимности, впала в безумие, отказывалась от воды и пищи и не могла оторвать взора от возлюбленного, поворачивая голову вслед за двигавшимся по небосклону солнцем. Она приросла к земле и превратилась в гелиотроп - цветок, который постоянно поворачивает венчик вслед за солнцем.

Но ошибка прижилась и художники писали Клитию с подсолнухами .Цветок и в самом деле прекрасный и почти магический.

Антонис ван Дейк (1599–1641) __Автопортрет с подсолнухом._1633

Нехитрый символизм подсолнечника в этом торжествующем автопортрете, исполненном на пике успеха художника, практически не вызывает споров.   В 1633 году придворный художник Карла I получает от патрона золотую цепь с медальоном и на радостях пишет этот автопортрет, указывая на подсолнечник-солнце, принятую эмблему преданности придворного монарху. Я -- как этот цветок, словно говорят его жесты: как этот подсолнух следит за солнцем, так и я смотрю на своего сиятельного заказчика (а вы, зрители, посмотрите, какую роскошную цепь он мне подарил!). Алый атлас слепит глаза, темная рыжина волос перекликается с цветом одеяния и цветком, а цветок... похоже, смотрит, на художника? Вот это да. Существует интересная версия , что лукавый художник поставил подсолнух и себя в относительно равные позиции. Он указывает на подсолнух, а подсолнух-то смотрит на него. Король, конечно, велик, но не художник ли сделал его таковым? По крайней мере, внешне

И тут нам никуда не уйти от второго вандейковского портрета с подсолнухом, выполненного двумя годами позже. На нем сэр Кенелм Дигби, ученый и друг художника:

Sir Kenelm Digby by Anthony Van Dyck, c.1635

Цветок здесь совсем другой, землистый и мрачный. Да и сэр Кенелм, прямо скажем, не светится, как золотая цепь на Ван Дейке с первого портрета. Дигби на тот момент с головой ушел в католицизм, и не без причин. На момент портретирования сэр Кенелм потерял обожаемую жену и сублимировал свои чувства к ней в религиозное рвение.    Ван Дейк писал обоих супругов неоднократно, а покойную тридцатитрехлетнюю Венецию, жену сэра Кенелма, изобразил и на смертном ложе, и посмертно, аллегорически, создав самый сложный и насыщенный портрет в своей карьере

-  Винсент Ван Гог - " певец подсолнухов",  которые он начал писать в 1886-1888 годах..

Still Life with Roses and Sunflowers_1886__Vincent van Gogh (1853-1890)

Still Life with Four Sunflowers, 1887__Vincent van Gogh (1853-1890)

Первые, парижские вангоговские подсолнухи лежат на земле, и только позже, в Арле, удостаиваются вазы

Vincent Willem van Gogh__Подсолнухи_1888

Поль Гоген, как мы помним, тоже любил рыжину с желтизной и старался не отставать от друга:

Поль Гоген__«Портрет Винсента ван Гога, рисующего подсолнухи»_1888

Гоген, Поль - Подсолнухи (1901)

В 1888-м между Гогеном и Ван Гогом случилась неприятная подсолнечная разборка. Ван Гог ждал Гогена в Арле и специально написал для его комнаты в Желтом доме кучу подсолнухов. Гоген долго в гостях не продержался, уехал, а потом жаждал завладеть какими-то очередными подсолнухами Ван Гога, а Ван Гог уверял, что у Гогена уже есть все, что ему положено. Казус с отрезанным ухом произошел 23 декабря 1888-го, то есть, в самый разгар подсолнуховой эпопеи. Однако благодаря упорству, с которым Ван Гог рисовал эти победительные цветы и боролся за обладание их изображениями, они превратились не просто в символ художника ("в него и его"), но, по словам Гогена, в нечто большее, чем он сам, -- в The flower.

С Ван Гогом мы не закончили)) -- любят художники и его , и его подсолнухи :

Israels Isaac __Woman in front of van Goghs sunflowers_1917

Eve Riser-Roberts__ Van Gogh's Cat   Cat art parody of a bad cat chewing van Gogh's sunflowers

J.K. Potter__ Vincent - an usual take on Van Gogh's style

...А все-таки Клод Моне был с этой темой первее:

Bouquet of Sunflowers, 1880 __ Claude Monet(1840 1926)

Portrait of Suzanne Hoschede with Sunflowers, 1890__ Claude Monet(1840 1926)

Gustave Caillebotte (1848-1894) __Sunflowers Garden At Petit Gennevilliers

Sunflowers on the Banks of the Seine 1886 by Gustave Caillebotte (1848-1894)

Картины с подсолнухами мастеров  прошлого столетия :

A Girl Seated Outside A House_1867__Jacob Maris

М.Анкер __ Девушка с подсолнухами _1889

Tissot __Behold He Standeth Behind Our Wall.-1894

Henri Matisse (1869 -1954)__Vase of Sunflowers_1898

the-sunflower-girl__ John George Brown (1831-1913)

Girls With Sunflowers __ F.A.Kaulbach

Louis Welden Hawkins (1849–1910)

Niels, Niklaus Fristrup (1837-1909)__SUNFLOWERS

Sophia Becker-Leber(1869-1952)

Gustav KLIMT (1862-1918)__ 1906_ Farm Garden with Sunflowers

Шиле (Schiele) Эгон (1890-1918)

Emil Nolde__Sonnenblumen (ca. 1930) Carl Larsson (Swedish, 1853 – 1919) __Suzanne

Charles E. Burchfield __Moon through Young Sunflowers 1916

Федот Васильевич Сычков (1887-1958) __Среди подсолнухов. Молодуха _1928

Николай Иванович Фешин (1881-1955)__Таосская девочка с подсолнухами_1930

Николай Иванович Фешин (1881-1955)__Подсолнухи_1934

Бурлюк Давид Давидович (1882-1967) __ Букет с подсолнухами на фоне пейзажа

the-sunflowers-1943  by Georges Braque.

Diego Rivera__Muchacha con Girasoles (Girl with Sunflowers)

СПАСИБО

obiskusstve.com

Винсент Ван Гог. «Подсолнухи» - СТРАНЫ - ГОРОДА

Я чувствую потребность стать другим, начать все зановои извиниться за то, что мои картины несут в себепочти крик отчаяния, хотя мои сельские подсолнухи, возможно, и звучат благодарностью.

Винсент Ван Гог

Ван Гог часто писал цветы: ветви цветущих яблонь, каштанов, акаций, миндальных деревьев, розы,   олеандры, ирисы, циннии, анемоны, мальвы, гвоздики, маргаритки, маки, васильки, чертополох… Цветок представлялся художнику "идеей, символизирующей признательность и благодарность". Подсолнух был любимым цветком Ван Гога. В одном из его писем к брату Тео мы читаем: «Подсолнух, в некотором смысле, - мой».

Подсолнухи. Август-сентябрь 1887 г. 

Художник писал подсолнухи одиннадцать раз. Первые четыре картины были созданы в Париже в августе - сентябре 1887 г. Крупные срезанные цветы лежат, подобные каким-то диковинным, умирающим на наших глазах существам. Примятые, теряющие упругость лепестки похожи на взъерошенную шерсть или на языки гаснущего пламени, черные сердцевины – на огромные скорбные глаза, стебли – на судорожно изогнувшиеся руки. От этих цветов веет печалью, но в них еще дремлет жизненная сила, сопротивляющаяся увяданию.

Желтый дом. 1888 г.

Ровно через год, в счастливую и самую плодотворную пору своей жизни, художник снова возвращается к подсолнухам. Ван Гог живет на юге Франции, в Арле, где все приводит его в восторг: неистовое солнце, яркие краски, новое жилище, которое художник называет «желтым домиком» и о котором пишет Тео: «Снаружи дом выкрашен в желтый цвет, внутри выбелен, много солнца». Винсент настойчиво зовет к себе собратьев-художников, мечтает создать под крышей «желтого домика» своего рода коммуну, которую он называет «южной мастерской». На его зов откликается Поль Гоген, и Винсент радостно готовит свой дом к приему гостя. В середине августа он сообщает брату: «Рисую и пишу с таким же рвением, с каким марселец уплетает свой буябес (марсельский рыбный суп bouillabaisse – М.А), что, разумеется, тебя не удивит, — я пишу большие подсолнухи. Последняя картина — светлое на светлом — будет, надеюсь, самой удачной. Но я, вероятно, на этом не остановлюсь. В надежде, что у нас с Гогеном будет общая мастерская, я хочу ее украсить. Одни большие подсолнухи — ничего больше... Итак, если мой план удастся, у меня будет с дюжину панно — целая симфония желтого и синего». Ван Гог торопится: «Я работаю по утрам с самого рассвета, потому что цветы быстро вянут, и приходится заканчивать вещь в один прием». Но несмотря на все старания, художнику не удается в полной мере реализовать задуманное: к концу лета готовы всего четыре картины, и Винсент решает повесить их не в мастерской, а в гостевой комнате, которая предназначалась Гогену.

Ваза с двенадцатью подсолнухами. Август 1888 г. Новая  Пинакотека, Мюнхен

Из четырех холстов, написанных в августе 1888-го г., уцелело три: картина с пятью подсолнухами на синем фоне погибла в Японии в годы Второй мировой войны. «Ваза с тремя подсолнухами» находится в частной коллекции в США, и наконец, самые знаменитые полотна хранятся в Лондоне (пятнадцать цветов на бледном желто-зеленом фоне) и Мюнхене (двенадцать цветов на светло-голубом фоне).

Через полгода, в январе 1889-го, Ван Гог опять пишет подсолнухи: более светлую вариацию «мюнхенской» картины (Музей искусств, Филадельфия) и   две вариации «лондонской» (Музей Ван Гога, Амстердам;  Музей современных искусств «Ясуда Касай», Токио. Подлинность одной из этих картин, купленной японской страховой компанией «Ясуда» в 1987 г. на аукционе «Кристис» за 39,5 млн. долларов, оспаривается до сих пор). Между августовскими и январскими картинами – пропасть: тяжелые ссоры с Гогеном, приступ безумия, больница, одиночество, безденежье. Винсент, переживший крушение всех надежд, словно оглядывается на недолгую пору счастья, но уже без былого воодушевления. Художнику нечем платить за аренду, и ему придется выехать из «желтого домика», который он так мечтал украсить своими «Подсолнухами». Великолепный замысел - серия панно с подсолнухами - не осуществился до конца, но его лучшие фрагменты, «лондонский» и «мюнхенский» натюрморты, принадлежат к наиболее известным и любимым публикой творениям Ван Гога.

Ваза с пятнадцатью подсолнухами. Август 1888 г.Национальная галерея, Лондон

Сюжет этих картин исключительно прост: цветы в керамической вазе – и больше ничего. Поверхность, на которой стоит букет, не проработана, ее фактура никак не выражена. Что это: стол, полка или подоконник, дерево или ткань скатерти – не важно. То же можно сказать и о фоне: это не драпировка, не стена, не воздушная среда, а просто некая закрашенная плоскость. Объемность вазы не подчеркнута, лишь цветы свободно живут в трехмерном пространстве – одни лепестки энергично тянутся вперед, к зрителю, другие устремляются в глубь холста. Грубоватая крестьянская ваза кажется несоразмерно маленькой и легкой по сравнению с огромными цветами. Подсолнухам же мала не только ваза - им тесен весь холст. Соцветия и листья упираются в края картины, недовольно «отшатываются» от   рамы.

Ван Гог наносит краски очень густо (техника «импасто»), выдавливая их прямо из тюбиков на холст. Следы прикосновения кисти и ножика-мастихина явственно видны на полотне; шероховатая рельефная фактура картины – словно слепок неистовых чувств, владевших художником в миг творчества. Написанные энергичными вибрирующими мазками подсолнухи кажутся живыми: тяжелые, полные внутренней силы соцветия и гибкие стебли   движутся, пульсируют и изменяются у нас на глазах -   растут, набухают, созревают, увядают.

Ваза в пятью подсолнухами. Август 1888 г.Картина погибла в годы Второй мировой войны

Для Ван Гога действительно не существовало различий между одушевленной и неодушевленной материей. “Я вижу во всей природе, например, в деревьях, выражение и, так сказать, душу”, - писал художник. «Душа» подсолнуха была ему особенно созвучна. Цветок, который живет в согласии с космическими ритмами, поворачивая свой венчик вслед за солнцем, был для него воплощением взаимосвязи   всего сущего - малого и великого, земли и космоса. Да и сам подсолнух подобен небесному светилу в ореоле золотых лучей-лепестков.

Всеми оттенками желтого - цвета солнца – сияют натюрморты с подсолнухами. Вспомним, что художник видел эту серию как «симфонию цвета», именно о цвете он чаще всего упоминал, делясь деталями замысла с братом и друзьями. В одном из писем он говорит, что в «Подсолнухах» желтый цвет должен пламенеть на меняющемся фоне - голубом, бледном малахитово-зеленом, ярко-синем; в другом письме упоминает, что хотел бы достичь «чего-то вроде эффекта витражей в готической церкви». Идея ясна: добиться сияния, солнечного свечения желтого цвета.

Ван Гог с необычайной остротой чувствовал цвет. Каждый оттенок краски был для него сопряжен с целым комплексом понятий и образов, чувств и мыслей, а мазок на холсте был равнозначен произнесенному слову. Любимый художником желтый цвет воплощал радость, доброту, благожелательность, энергию, плодородие земли и животворное солнечное тепло. Потому так и радовал Ван Гога переезд на юг, в царство щедрого солнца, в светлый «желтый домик». Сам художник писал, что «высокая желтая нота» проняла его в то лето. Картины, написанные в Арле, затопляют все оттенки желтого цвета: себя Ван Гог изображает в ярко-желтой соломенной шляпе, он часто выбирает желтый фон для портретов, пишет позолоченные солнцем луга, поля зрелых хлебов, стога, снопы соломы, охристо-желтые стволы, огни вечернего города, окрашенное закатом небо, солнечный диск, огромные, окутанные светящейся дымкой звезды… Да что звезды – даже простой деревянный стул в мастерской художника так и блещет праздничной желтизной! И ярче солнца сверкают подсолнухи, словно впитавшие свет горячих лучей и испускающие его в пространство.

Жнец. 1889 г.

Создавать «нечто миротворное и утешительное» стремился художник в последние годы своей короткой многострадальной жизни. Но только ли радость и утешение несут его поздние полотна? Чем неистовей сияют краски, тем более наэлектризованными, напряженными становятся картины. Как в сложном аккорде, ликующий возглас и крик отчаяния слиты в них воедино. Та же творческая сила, что несет миру обновление, заставляя светила вращаться, а растения – созревать, становится источником разрушения и распада. Под солнцем растет и зреет все живое, но за созреванием естественно и неминуемо следует увядание. Эти простые первозданные истины художник воспринимал всем своим существом. Так о картине «Жнец» он писал: «человечество - колос, который должен быть сжат... Но в этой смерти нет ничего печального, она происходит при полном свете, с солнцем, которое освещает все золотым светом».

Звездная ночь. 1889 г. 

Ван Гог глубоко чувствовал вечную изменчивость мироздания. Ощущение единства взаимосвязанных противоположностей – света и тьмы, расцвета и увядания, жизни и смерти - было для него не отвлеченной философской категорией, а сильным, мучительным, почти невыносимым переживанием. Поэтому, как отмечает автор замечательной книги «Ван Гог. Человек и художник» Н.А. Дмитриева, зрелое творчество художника отмечено «редкостным слиянием драматизма и праздничности, проникнуто страдальческим восторгом перед красотой мира».

«Подсолнухи» Ван Гога - символ нашего прекрасного и трагического бытия, его формула, его квинтэссенция. Это распускающиеся и увядающие цветы; это   юные, зрелые и стареющие живые существа; это зарождающиеся, жарко пылающие и холодеющие звезды; это, в конечном счете, образ Вселенной в ее неустанном круговороте.

Автор: Марина АграновскаяИсточник: www.maranat.de

marinagra.livejournal.com


Смотрите также