Помпеи – город погребенный заживо. Картина помпеи


Картина «Последний день Помпеи» К.Брюллова, 1833г

Российского художника пушкинской эпохи знают как портретиста и последнего романтика живописи, причем не влюбленного в жизнь и красоту, а скорее, как переживающего трагический конфликт. Примечательно, что небольшие по размеру акварели К. Брюллова в период его жизни в Неаполе привозились аристократами из поездок как декоративный и развлекательный сувенир.

Сильное влияние на творчество мастера оказала жизнь в Италии, и путешествие по городам Греции, а так же дружба с А. С. Пушкиным. Последняя кардинальным образом сказалась на видении мира выпускника Академии художеств – на первое место в его работах выходит судьба всего человечества.

Как нельзя ярче эту идею отражает картина «Последний день Помпеи», имеющая в своей основе реальные исторические факты.

Город неподалеку от современного Неаполя погиб при извержении вулкана Везувия. Об этом говорят еще манускрипты древних историков, в частности, Плиния младшего. Он рассказывает, что Помпея славилась на всю Италию мягким климатом, лечебным воздухом и божественной природой. Патриции стоили тут виллы, императоры и полководцы приезжали на отдых, превращая город в древний вариант Рублевки. Достоверно известны, что тут был театр, водопровод и римские бани.

24 августа 79 года н. э. люди услышали оглушительный грохот и увидели, как из недр Везувия начали вырываться столпы огня, пепла и камней. Катастрофе днем ранее предшествовало землетрясение, так что большинство из людей успело покинуть город. Оставшиеся же не спаслись от пепла, достигшего Египта и вулканической лавы. Страшная трагедия наступила за считанные секунды – дома рушились на голову жителей, а метровые слои вулканических осадков покрывали всех без исключения. В Помпее началась паника, да вот бежать было некуда.

Именно такой момент изображен на холсте К. Брюллова, который вживую увидел улицы древнего города, даже под слоем окаменевшего пепла оставшимися такими, какими они были до извержения. Художник долгое время собирал материалы, несколько раз бывал в Помпее, осматривал дома, ходил по улицам, делал эскизы отпечатков тел людей, погибших под слоем горячего пепла. Многие фигуры изображены на картине в тех самых позах – мать с детьми, женщина, упавшая с колесницы и молодая пара.

Писалось произведение 3 года – с 1830 по 1833. Мастер настолько проникся трагедией человеческой цивилизации, что его несколько раз в полуобморочном состоянии выносили из мастерской.

Что интересно, в картине связаны темы разрушения и человеческого самопожертвования. Первый момент вы увидите в огне, охватившем город, падающих статуях, взбесившейся лошади и убитой женщине, которая упала с колесницы. Контраст достигается бегущими горожанами, которым до нее нет дела.

Примечательно, что мастер изобразил не толпу в привычном понимании этого слова, а людей, каждый из которых рассказывает свою историю.

Матери, прижимающие своих детей, которые не совсем понимают что происходит, хотят укрыть их от этой катастрофы. Сыновья, выносящие на руках своего отца, безумно смотрящего в небо и закрывающего рукой глаза от пепла, стараются спасти его ценой своей жизни. Юноша, держащий на руках свою погибшую невесту, будто не верит, что ее уже нет в живых. Обезумевший конь, который пытается скинуть своего всадника, словно передает, что природа не пощадила никого. Христианский пастырь в красных одеждах, не выпускающий из рук кадила, бесстрашно и ужасающе спокойно смотрит на падающие статуи языческих богов, словно видит в этом Божью кару. Поражает образ жреца, который, прихватив из храма золотую чашу и артефакты, покидает город, трусливо оглядываясь по сторонам. Лица людей в большинстве красивы и отражают не ужас, а спокойствие.

Один из них на заднем плане – автопортрет самого Брюллова. Он прижимает к себе наиценнейшее – ящик с красками. Обратите внимание на его взгляд, в нем нет страха смерти, есть лишь восхищение открывшимся зрелищем. Мастер будто остановился и запоминает смертельно прекрасный момент.

Что примечательно, на полотне нет главного героя, есть лишь мир, разделенный стихией на две части. Действующие лица расходятся на авансцене, открывая двери вулканическому аду, а молодая женщина в золотом платье, лежащая на земле – символ гибели утонченной культуры Помпеи.

Брюллов умел работать светотенью, моделируя объемные и живые образы. Важную роль здесь играют одежда и драпировки. Одеяния изображены насыщенными цветами – красным, оранжевым, зеленым, цвета охры, голубым и синим. Контрастирует с ними мертвенно-бледная кожа, которую освещают зарева молний.

Продолжает идею разделения картины свет. Он уже не способ передачи происходящего, а становится живым героем «Последнего дня Помпеи». Молнии вспыхивают желтым, даже лимонным, холодным цветом, превращая горожан в живые мраморные статуи, а кроваво-красная лава потоком накрывает мирный рай. Зарево вулкана оттеняет панораму умирающего города на заднем плане картины. Черные облака пыли, из которых льется не спасительный дождь, а губительный пепел, будто говорят, что спастись не сможет никто. Доминирующий цвет на картине – красный. Причем это не тот жизнерадостный цвет, который призван дарить жизнь. Брюлловский красный – кровавый, словно отражающий библейский Армагеддон. Одежда героев, задний план картины словно сливаются с заревом вулкана. Вспышки молний освещают лишь передний план.

«Последний день Помпеи» страшна и прекрасна. Она показывает, насколько человек бессилен перед разъяренной природой. Поражает талант художника, сумевшего передать всю хрупкость человеческой жизни. Картина беззвучно кричит о том, что нет в мире ничего важнее человеческой трагедии. Тридцатиметровый монументальный холст открывает каждому те страницы истории, повторения которых не желает никто.

… Из 20 тысяч жителей Помпеи в тот день на улицах города погибло 2000 человек. Сколько их осталось захороненными под обломками домов – неизвестно и по сегодняшний день.

К. Брюллов «Последний день Помпеи»

Российского художника пушкинской эпохи знают как портретиста и последнего романтика живописи, причем не влюбленного в жизнь и красоту, а скорее, как переживающего трагический конфликт. Примечательно, что небольшие по размеру акварели К. Брюллова в период его жизни в Неаполе привозились аристократами из поездок как декоративный и развлекательный сувенир.

Сильное влияние на творчество мастера оказала жизнь в Италии, и путешествие по городам Греции, а так же дружба с А. С. Пушкиным. Последняя кардинальным образом сказалась на видении мира выпускника Академии художеств – на первое место в его работах выходит судьба всего человечества.

Как нельзя ярче эту идею отражает картина «Последний день Помпеи», имеющая в своей основе реальные исторические факты.

Город неподалеку от современного Неаполя погиб при извержении вулкана Везувия. Об этом говорят еще манускрипты древних историков, в частности, Плиния младшего. Он рассказывает, что Помпея славилась на всю Италию мягким климатом, лечебным воздухом и божественной природой. Патриции стоили тут виллы, императоры и полководцы приезжали на отдых, превращая город в древний вариант Рублевки. Достоверно известны, что тут был театр, водопровод и римские бани.

24 августа 79 года н. э. люди услышали оглушительный грохот и увидели, как из недр Везувия начали вырываться столпы огня, пепла и камней. Катастрофе днем ранее предшествовало землетрясение, так что большинство из людей успело покинуть город. Оставшиеся же не спаслись от пепла, достигшего Египта и вулканической лавы. Страшная трагедия наступила за считанные секунды – дома рушились на голову жителей, а метровые слои вулканических осадков покрывали всех без исключения. В Помпее началась паника, да вот бежать было некуда.

Именно такой момент изображен на холсте К. Брюллова, который вживую увидел улицы древнего города, даже под слоем окаменевшего пепла оставшимися такими, какими они были до извержения. Художник долгое время собирал материалы, несколько раз бывал в Помпее, осматривал дома, ходил по улицам, делал эскизы отпечатков тел людей, погибших под слоем горячего пепла. Многие фигуры изображены на картине в тех самых позах – мать с детьми, женщина, упавшая с колесницы и молодая пара.

Писалось произведение 3 года – с 1830 по 1833. Мастер настолько проникся трагедией человеческой цивилизации, что его несколько раз в полуобморочном состоянии выносили из мастерской.

Что интересно, в картине связаны темы разрушения и человеческого самопожертвования. Первый момент вы увидите в огне, охватившем город, падающих статуях, взбесившейся лошади и убитой женщине, которая упала с колесницы. Контраст достигается бегущими горожанами, которым до нее нет дела.

Примечательно, что мастер изобразил не толпу в привычном понимании этого слова, а людей, каждый из которых рассказывает свою историю.

Матери, прижимающие своих детей, которые не совсем понимают что происходит, хотят укрыть их от этой катастрофы. Сыновья, выносящие на руках своего отца, безумно смотрящего в небо и закрывающего рукой глаза от пепла, стараются спасти его ценой своей жизни. Юноша, держащий на руках свою погибшую невесту, будто не верит, что ее уже нет в живых. Обезумевший конь, который пытается скинуть своего всадника, словно передает, что природа не пощадила никого. Христианский пастырь в красных одеждах, не выпускающий из рук кадила, бесстрашно и ужасающе спокойно смотрит на падающие статуи языческих богов, словно видит в этом Божью кару. Поражает образ жреца, который, прихватив из храма золотую чашу и артефакты, покидает город, трусливо оглядываясь по сторонам. Лица людей в большинстве красивы и отражают не ужас, а спокойствие.

Один из них на заднем плане – автопортрет самого Брюллова. Он прижимает к себе наиценнейшее – ящик с красками. Обратите внимание на его взгляд, в нем нет страха смерти, есть лишь восхищение открывшимся зрелищем. Мастер будто остановился и запоминает смертельно прекрасный момент.

Что примечательно, на полотне нет главного героя, есть лишь мир, разделенный стихией на две части. Действующие лица расходятся на авансцене, открывая двери вулканическому аду, а молодая женщина в золотом платье, лежащая на земле – символ гибели утонченной культуры Помпеи.

Брюллов умел работать светотенью, моделируя объемные и живые образы. Важную роль здесь играют одежда и драпировки. Одеяния изображены насыщенными цветами – красным, оранжевым, зеленым, цвета охры, голубым и синим. Контрастирует с ними мертвенно-бледная кожа, которую освещают зарева молний.

Продолжает идею разделения картины свет. Он уже не способ передачи происходящего, а становится живым героем «Последнего дня Помпеи». Молнии вспыхивают желтым, даже лимонным, холодным цветом, превращая горожан в живые мраморные статуи, а кроваво-красная лава потоком накрывает мирный рай. Зарево вулкана оттеняет панораму умирающего города на заднем плане картины. Черные облака пыли, из которых льется не спасительный дождь, а губительный пепел, будто говорят, что спастись не сможет никто. Доминирующий цвет на картине – красный. Причем это не тот жизнерадостный цвет, который призван дарить жизнь. Брюлловский красный – кровавый, словно отражающий библейский Армагеддон. Одежда героев, задний план картины словно сливаются с заревом вулкана. Вспышки молний освещают лишь передний план.

«Последний день Помпеи» страшна и прекрасна. Она показывает, насколько человек бессилен перед разъяренной природой. Поражает талант художника, сумевшего передать всю хрупкость человеческой жизни. Картина беззвучно кричит о том, что нет в мире ничего важнее человеческой трагедии. Тридцатиметровый монументальный холст открывает каждому те страницы истории, повторения которых не желает никто.

… Из 20 тысяч жителей Помпеи в тот день на улицах города погибло 2000 человек. Сколько их осталось захороненными под обломками домов – неизвестно и по сегодняшний день.

5sec.info

"Последний день Помпеи" (история картины).

"Последний день Помпеи" (история картины). Перепост от 25 Января 2012

НАКАНУНЕ   ТРАГЕДИИ.

Талантливая кисть Брюллова  раскрыла перед нами одну из картин ужасной трагедии Древнего мира.  За два роковых дня, 24 и 25 августа 79 года н.э., прекратили свое существование сразу несколько римских городов — Помпей, Геркуланума, Стабии и Октавианума.  И виною этого стало пробуждение вулкана Везувий, у подножья которого расположились эти поселения.

Люди давно и по достоинству оценили высокую, ни с чем несравнимую плодородность вулканических почв и начали возделывать их с незапамятных времен. В распоряжении ученых имеются письменные источники о том, что еще более двух тысяч лет назад, вокруг Везувия и на его склонах собирались богатые урожаи.

В начале I в. Везувий был покрыт густым лесом с диким виноградом. На его вершине располагалось заросшее чашевидное углубление — следы древнего кратера, сохранившегося после 300-летнего периода покоя вулкана. В этом кратере в 72 г. скрывался Спартак с восставшими рабами. На его поиск были брошены 3000 солдат во главе с претором Клодиусом Пулькером. Однако Спартак ускользнул от них и вырвался на равнину, окружающую вулкан с севера.

Вулканические пеплы и туфы, плащом покрывавшие пологие склоны Везувия и его окрестности, делали земли вокруг него необычайно плодородными. Особенно хорошо росли кукуруза, ячмень, орехи, пшеница, виноград. Недаром эта область славилась отличными винами

А в начале новой эры область вблизи Неаполитанского залива была еще и излюбленным местом жительства богатых римлян. На севере располагался город Геркуланум, южнее находились Помпеи и Стабия — три своего рода дачных предместья Неаполя. Патрициев привлекал сюда мягкий и теплый климат. А потому эта часть берега  залива близ Неаполя была застроена богатыми виллами.

Первые признаки беспокойства Везувия были замечены еще в середине августа 79 года. Но тогда это мало кого озадачило.  Подобные сюрпризы  замечалось за вулканом и раньше.  Последний раз он основательно «побеспокоил» Помпеи 5 февраля 62 года н.э.  Мощное землетрясение порядком разрушило город, но это не послужило уроком его жителям.  Они не спешили покидать обжитые места.  И это не случайно!

Итак,  последующие 15 лет Помпей строился - жители города восстанавливали разрушенные землетрясением дома и строили новые здания.

Как это ни странно, горожане, несмотря на жестокий урок судьбы, не принимали Везувий в серьез и дальнейших неприятностей от него не ждали.

Подземные толчки не очень беспокоили горожан. Они каждый раз заделывали трещины в домах, попутно обновляя интерьер и добавляя новые украшения. Никакой паники.

2 (537x700, 179Kb)

ДЕНЬ   ГНЕВА   БОГОВ.В

Везувий зев открыл — дым хлынул клубом — пламяшироко развилось, как боевое знамя.Земля волнуется — с шатнувшихся колоннКумиры падают! Народ, гонимый страхом,Под каменным дождём, под воспалённым прахом,Толпами, стар и млад, бежит из града вон.

А.С. Пушкин.

24 августа начинался как самый обычный день в жизни Помпеи.  С утра ни что не предвещало о надвигающейся трагедии. Яркое солнце заливало улицы города. Народ неспешно занимался своими делами, обсуждая последние новости. Работали лавки, в храмах курились благовония, а в городском театре готовились к представлению – в этот день должны были состояться очередные бои гладиаторов.   Эти красавцы - воины гордо прогуливались по улицам Помпеи, со смехом, читая надписи на стенах домов, которые им оставляли многочисленные поклонницы.

Теперь, спустя почти 2000 лет мы знаем буквально по минутам, что происходило в те трагические дни. И это благодаря двум потрясающим письмам Плиния Младшего – очевидца трагедии.

24 августа, около 2 часов пополудни над Везувием начало быстро подниматься гигантское облако белого цвета с бурыми пятнами. Оно росло и на высоте растекалось в стороны, напоминая крону средиземноморской сосны — пинии. Вблизи вулкана слышался страшный грохот, и происходили непрерывные подземные толчки, ощущавшиеся и в Мизено( примерно в 30 км от Помпеи), где находилась семья Плиния. Строки его письма гласят, что тряска была настолько сильной, что повозки кидало из стороны в сторону, с домов обваливалась черепица и рушились статуи и обелиски.

Небо внезапно сделалось грозным, облако становилось все темнее и темнее…

За обильным пеплопадом полностью скрылось солнце, и наступила кромешная тьма. Это еще больше усилило тревогу и замешательство людей. В это же время на западных склонах вулкана шли сильные ливни, которые во время извержений случаются часто. Рыхлые пепловые и пемзовые толщи на склонах, „насытившись“ водой, ринулись вниз мощными грязевыми, по-видимому, горячими потоками — лахарами. Три таких потока, следовавших один за другим, накрыли город Геркуланум, располагавшийся на берегу моря, в мгновение ока уничтожив всё живое.

Геркаланум погиб первым, поскольку располагался почти у подножия Везувия. Его жители города, пытавшиеся спастись бегством, погибли под лавой и пеплом.

Судьба Помпей сложилась по-иному. Здесь не было потока грязи, единственным спасением от которого было, по-видимому, бегство; здесь все началось с вулканического пепла, который можно было легко стряхнуть. Однако вскоре стали падать лапилли, потом - куски пемзы, по нескольку килограммов каждый.

Вся опасность становилась ясной лишь постепенно. И когда наконец люди поняли, что им угрожает, было уже слишком поздно. На город опустились серные пары; они заползали во все щели, проникали под повязки и платки, которыми люди прикрывали лица, - дышать становилось все труднее... Пытаясь вырваться на волю, глотнуть свежего воздуха, горожане выбегали на улицу - здесь они попадали под град лапилли и в ужасе возвращались назад, но едва переступали порог дома, как на них обваливался потолок, погребая их под своими обломками. . На улицу нельзя было выйти, не прикрыв голову подушкой, так как вместе с пеплом на голову падали тяжелые камни. Некоторым удавалось отсрочить свою гибель: они забивались под лестничные клетки и в галереи, проводя там в предсмертном страхе последние полчаса своей жизни. Однако позднее  и туда проникали серные пары.

К тому времени, когда пришедшие в ужас жители осознали всю серьезность и опасность своего положения, улицы были уже погребены под толстым слоем пепла, а он все падал и падал с неба. Мягкий пепел на земле, низвергающийся пепел с неба, сернистые пары в воздухе…

Люди, обезумевшие от страха и ужаса, бежали, оступались и падали, погибая прямо на улицах, и их мгновенно засыпал пепел. Некоторые из них решили оставаться в домах, где пепла не было, но дома быстро заполнялись ядовитыми парами, и сотни людей погибали от удушья. Многие нашли свою гибель под развалинами собственных домов, были раздавлены крышами, которые обрушивались под тяжестью пепла.

Последним ударом Везувия по несчастным городам стала огненная стена лавы, навсегда похоронившая некогда цветущие поселения.

Сорок восемь часов спустя вновь засияло солнце, однако и Помпеи и Геркуланум к тому времени уже перестали существовать.. На месте маслин и зеленых виноградников, на мраморных виллах и на всем городе лежали пепел и волнообразная лава. В радиусе восемнадцати километров все было разрушено. Причем пепел занесло даже в Сирию и Египет.

Теперь же над Везувием был виден только тонкий столб дыма, и снова голубело небо…

Однако, не смотря на размах трагедии, из двадцати тысяч жителей Помпеи погибла только две тысячи. Многие жители вовремя поняли, чем им может грозить начавшееся извержение, и постарались побыстрее уйти в безопасное место.

3 (510x700, 154Kb)

ОТГОЛОСКИ  ДРЕВНЕГО  АРМАГЕДОНА.

Прошло почти семнадцать столетий. В середине XVIIIвека, люди другой культуры, других обычаев взялись за заступы и откопали то, что так долго покоилось под землей.

До того как начались раскопки, был известен только сам факт гибели двух городов во время извержения Везувия. Теперь это трагическое происшествие постепенно вырисовывалось все яснее и сообщения о нем античных писателей облекались в плоть и кровь. Все более зримым становился ужасающий размах этой катастрофы и ее внезапность: будничная жизнь была прервана настолько стремительно, что поросята остались в духовках, а хлеб в печах. Какую историю могли, например, поведать останки двух скелетов, на ногах которых еще сохранились рабские цепи? Что пережили эти люди - закованные, беспомощные, в те часы, когда кругом все гибло? Какие муки должна была испытать эта собака, прежде чем околела? Ее нашли под потолком одной из комнат: прикованная цепью, она поднималась вместе с растущим слоем лапилли, проникавших в комнату сквозь окна и двери, до тех пор, пока, наконец, не наткнулась на непреодолимую преграду - потолок, тявкнула в последний раз и задохнулась.

Под ударами заступа открывались картины гибели семей, ужасающие людские драмы. . Некоторых матерей нашли с детьми на руках; пытаясь спасти детей, они укрывали их последним куском ткани, но так и погибли вместе. Некоторые мужчины и женщины успели схватить свои сокровища и добежать до ворот, однако здесь их настиг град лапилли, и они погибли, зажав в руках свои драгоценности и деньги.

"Cave Canem" - "Остерегайся собаки" гласит надпись из мозаики перед дверью одного дома. На пороге этого дома погибли две девушки: они медлили с бегством, пытаясь собрать свои вещи, а потом бежать было уже поздно. У Геркулесовых ворот тела погибших лежали чуть ли не вповалку; груз домашнего скарба, который они тащили, оказался для них непосильным. В одной из комнат были найдены скелеты женщины и собаки. Внимательное исследование позволило восстановить разыгравшуюся здесь трагедию. В самом деле, почему скелет собаки сохранился полностью, а останки женщины были раскиданы по всей комнате? Кто мог их раскидать? Может быть, их растащила собака, в которой под влиянием голода проснулась волчья природа? Возможно, она отсрочила день своей гибели, напав на собственную хозяйку и разодрав ее на куски. Неподалеку, в другом доме, события рокового дня прервали поминки. Участники тризны возлежали вокруг стола; так их нашли семнадцать столетий спустя - они оказались участниками собственных похорон.

В одном месте смерть настигла семерых детей, игравших, ничего не подозревая, в комнате. В другом - тридцать четырех человек и с ними козу, которая, очевидно, пыталась, отчаянно звеня своим колокольчиком, найти спасение в мнимой прочности людского жилища. Тому, кто слишком медлил с бегством, не могли помочь ни мужество, ни осмотрительность, ни сила. Был найден скелет человека поистине геркулесовского сложения; он также оказался не в силах защитить жену и четырнадцатилетнюю дочь, которые бежали впереди него: все трое так и остались лежать на дороге. Правда, в последнем усилии мужчина, очевидно, сделал еще одну попытку подняться, но, одурманенный ядовитыми парами, медленно опустился на землю, перевернулся на спину и застыл. Засыпавший его пепел как бы снял слепок с его тела; ученые залили в эту форму гипс и получили скульптурное изображение погибшего помпеянина.

Можно себе представить, какой шум, какой грохот раздавался в засыпанном доме, когда оставленный в нем или отставший от других человек вдруг обнаруживал, что через окна и двери выйти уже нельзя; он пытался прорубить топором проход в стене; не найдя здесь пути к спасению, он принимался за вторую стену, когда же и из этой стены ему навстречу устремлялся поток, он, обессилев, опускался на пол.

Дома, храм Изиды, амфитеатр - все сохранилось в неприкосновенном виде. В канцеляриях лежали восковые таблички, в библиотеках - свитки папируса, в мастерских - инструменты, в банях - стригилы (скребки). На столах в тавернах еще стояла посуда и лежали деньги, брошенные в спешке последними посетителями. На стенах харчевен сохранились любовные стишки и прекрасные фрески.

4 (529x700, 128Kb)

«И  СТАЛ  ПОСЛЕДНИЙ  ДЕНЬ  ПОМПЕИ  ДЛЯ  РУССКОЙ  КИСТИ  ПЕРВЫМ  ДНЕМ…»

Впервые Карл Брюллов посетил раскопки Помпеи летом 1827 года. История трагической катастрофы, постигшей древний город, целиком захватила все помыслы живописца. Скорее всего, именно тогда у него и родился замысел создать монументальную историческую картину.

Художник стал собирать необходимые материалы, прежде чем приступить к написанию картины. Важным источником сведений послужили для него письма очевидца катастрофы Плиния Младшего к римскому историку Тациту, содержавшие подробности катастрофы.

Брюллов изучал обычаи древней Италии, несколько раз бывал в Неаполе, исследовал разрушенную Помпею, ходил по ее улицам, подробно осматривал дома, сохранившиеся под вулканическим пеплом со всей обстановкой и утварью. Посещал Неаполитанский музей, где находились поразительно живые отпечатки тел людей, засыпанных горячим пеплом. Он делает ряд эскизов: пейзажа, руин, окаменелых фигур.

Художник несколько раз посещал оперу Пачини «Последний день Помпеи» и одевал своих натурщиков в костюмы героев этого спектакля. По материалам археологических раскопок Брюллов пишет не только все предметы быта. Некоторые фигуры он изобразит в тех самых позах, которые сохранили пустоты, образовавшиеся в застывшей лаве на месте испепеленных тел, - мать с дочерьми, упавшая с колесницы женщина, группа молодых супругов. Образ юноши с матерью художник взял у Плиния.

В 1830 г. художник начал работу на большом холсте. Он писал на таком пределе духовного напряжения, что, случалось, его буквально на руках выносили из мастерской. Однако, даже пошатнувшиеся здоровье не прекращает его работы.

И вот  родилась окончательная композиция картины.

Толпа в картине разбивается на отдельные группы, по которым зритель постепенно считывает литературный замысел художника – изобразить чувства и поведение людей перед лицом гибели.

Каждая группа имеет свое содержание, вытекающее из общего содержания картины. Мать стремится укрыть детей. Сыновья спасают старика отца, несут его на плечах. Жених уносит бесчувственную невесту. Немощная мать – убеждает сына не обременять себя, а отец семейства последним в жизни движением пытается укрыть своих близких. Но вот всадник, у которого спастись шансов куда больше, чем у других, мчит во весь опор, не желая никому помочь. И жрец, которого привыкли слушать и которому верили, трусливо покидает гибнущий город, надеясь остаться незамеченным.

В одной из групп заднего плана художник изобразил самого себя. В его глазах не столько ужас перед смертью, сколько пристальное внимание художника, обостренное ужасным зрелищем. Он несет на голове самое дорогое – ящик с красками и другими живописными принадлежностями. Кажется, он замедлил шаги и старается запомнить развернувшуюся перед ним картину.

И вот полотно было закончено. Подготовка к работе шедевром заняли шесть лет жизни мастера.(1827-1833гг.) Но и ее успех был грандиозным.

Еще задолго до окончания в Риме начали говорить о дивной работе русского художника. Когда же двери его мастерской на улице Святого Клавдия широко распахнулись для публики, и когда потом картина была выставлена в Милане, итальянцы пришли в неописуемый восторг. Имя Карла Брюллова сразу стало известным на всем италийском полуострове - с одного его конца до другого. При встречах на улицах, всякий снимал перед ним шляпу; при его появлении в театрах все вставали; у дверей дома, где он жил, или ресторации, где он обедал, всегда собиралось много народу, чтобы приветствовать его.

Настоящий же триумф ожидал К. Брюллова на родине. Картину привезли в Россию в июле 1834 года, и она сразу же стала Предметом патриотической гордости, оказалась в центре внимания русского общества. Многочисленные гравированные и литографические воспроизведения "Последнего дня Помпеи" разнесли славу К. Брюллова далеко за пределы столицы. Лучшие представители русской культуры восторженно приветствовали прославленное полотно: А.С. Пушкин переложил его сюжет в стихи, Н.В. Гоголь называл картину "всемирным созданием", в котором все "так мощно, так смело, так гармонично сведено в одно, как только это могло возникнуть в голове гения всеобщего". Но даже и эти собственные восхваления казались писателю недостаточными, и он назвал картину "светлым воскресением живописи. Он (К. Брюллов) силится схватить природу исполинскими объятиями".

Е.А. Боратынский, сочинил по этому случаю хвалебную оду. Слова из которой -"Последний день Помпеи стал для русской кисти первым днем!" – стали в последствии знаменитым афоризмом.

Владелец картины Анатолий Демидов подарил картину Николаю I, который выставил картину в Академии художеств как руководство для начинающих живописцев. После открытия Русского музея в 1895 году, полотно выставили там, и к нему получила доступ широкая публика.

5 (240x240, 8Kb)

Примечание.

Примерно так выглядел живописец Карл Павлович Брюллов во время работы над своей картиной. Это автопортрет художника, датированный "около 1833г.". Ему было всего-то 28 лет, когда он приступил к этой работе, и 34, когда закончил картину.

Таким он и изобразил себя на полотне (помните, с ящиком на голове...), лучше всего его можно рассмотреть на первом сверху фрагменте картины.

hist-etnol.livejournal.com

ПОСЛЕДНИЙ ДЕНЬ ПОМПЕИ

20 ноября 2016 | Автор: Юлия КОСТИНА

ПОСЛЕДНИЙ ДЕНЬ ПОМПЕИ

Средневековые христиане считали Везувий кратчайшей дорогой в ад. И недаром: от его извержений не раз гибли люди и города. Но самое известное извержение Везувия случилось 24 августа 79 года нашей эры. И стало последним днем древнеримского города Помпеи.

 

Мы знаем о нем со слов римского политического деятеля и писателя Гая Плиния Цецилия Секунда, более известного в истории, как Плиний Младший. В письмах к историку Публию Корнелию Тациту он описывал извержение: 

Облако по своей форме походило на пинию: вверх поднимался как бы ствол, и от него во все стороны расходились как бы ветви. Местами оно было яркого белого цвета, местами в грязных пятнах, словно от земли и пепла, поднятых кверху.

Но мало кто в мире читает "Письма к Тациту". И все же об извержении Везувия в 79 году знает всякий, кто учился в школе. Помогло… искусство.

 

Земля волнуется – с шатнувшихся колонн

Кумиры падают! Народ, гонимый страхом,

Под каменным дождём, под воспалённым прахом,

Толпами, стар и млад, бежит из града вон...

Карл Брюллов. Последний день Помпеи

Последний день Помпеи. Карл Брюллов, 1830-1833 г.г. Холст, масло. 4.65х6.51 м.

Картину, описанную  Пушкиным, видел каждый и не однажды – в Государственном Русском музее или на репродукциях. Это, по словам Гоголя, "светлое воскресение живописи" – "Последний день Помпеи". Александр Брюллов побывал на раскопках засыпанного пеплом города и с разрешения неаполитанского короля сделал зарисовки и обмеры. И подсказал брату Карлу сюжет.

А другие рассказывают, что величественную панораму Везувия Карл Павлович Брюллов увидел с полуострова Сорренто. И загорелся идеей написать его извержение. Русский художник и историк искусства Александр Бенуа считал иначе: замысел картины родился у Брюллова под влиянием одноименной оперы итальянского композитора Джованни Пачини. Не забудем и о заказчике, тем более, что это прославленный князь Сан-Донато из русского рода Демидовых – меценат, исследователь и благотворитель.

 

Но как бы то ни было, благодаря Карлу Брюллову с поддержкой Анатолия Демидова, мы воочию видим трагедию Помпеи – небольшого, но богатого южного курорта с двумя театрами и тридцатью пятью борделями. Трагедию беспечности танцующих на вулкане: в 62 году сильные подземные толчки предупредили Помпеи о скорой катастрофе. Но горожане остались глухи, и восстановили разрушенный город.

 

Природа бездумия не простила. 24 августа 79 года  в обычный летний солнечный день Везувий заговорил. И говорил почти сутки, покрыв многометровой толщей пепла улицы, дома со всей обстановкой и две тысячи человек из двадцатитысячного населения города. Остальные спаслись бегством: этот бег от смерти и изобразил Брюллов.

 

Слом судеб обнажает характеры. Заботливые сыновья выносят из ада немощного отца. Мать закрывает собой детей. Отчаявшийся юноша,  собравшись с последними силами, не выпускает из рук драгоценный груз – невесту. А красавец на белом коне спешит прочь в одиночестве: скорее, скорее спасти себя, любимого. Везувий беспощадно демонстрирует людям не только свое нутро, но и их собственное. Тридцатилетний Карл Брюллов это отлично понял. И показал нам.

 

"И был "Последний день Помпеи" для русской кисти первый день", – ликовал поэт Евгений Баратынский. Воистину так: картину триумфально встретили в Риме, где он ее писал, и затем в России, а сэр Вальтер Скотт несколько высокопарно назвал картину "необычной, эпической".

 

И был успех. И картины, и мастера. А осенью 1833 года картина появилась на выставке в Милане и триумф Карла Брюллова достиг своей высшей точки. Имя русского мастера сразу стало известным на всем италийском полуострове — с одного его конца до другого. В итальянских газетах и журналах печатались восторженные отзывы о "Последнем дне Помпеи" и его авторе. Брюллова приветствовали аплодисментами на улице, устраивали овации в театре. Поэты посвящали ему стихи. Во время переездов на границах итальянских княжеств от него не требовали предъявления паспорта — считалось, что каждый итальянец обязан знать его в лицо.

 

Картина Карла Брюллова

Картина Карла Брюллова "Последний день Помпеи" в Государственном Русском музее. Санкт-Петербург

 

В 1834 году Анатолий Демидов принес необычное эпическое полотно в дар царствующему монарху – им в ту пору был Николай I. Самодержец распорядился выставить картину в Академии художеств – в назидание студиозусам. К концу века открыли Русский музей, и  "светлое воскресение живописи" явилось народу. 24 августа 79 года от извержения Везувия погибли еще два городка у подножия вулкана – Стабии и Геркуланум. Но на холст они не попали, и оттого о них почти никто не знает.

Автор: Юлия Костина

Фото: Википедия, Сурен Блейкертц, fotopropiter.ru, Сергей Бухаров

 

 

Читайте также:

gorets-media.ru

Карл Брюллов. «Последний день Помпеи» - СТРАНЫ - ГОРОДА

1833 г. Холст, масло. 456,5 х 651смГосударственный Русский музей, Санкт-Петербург

Картина Брюллова может называться полным, всемирнымсозданием.В ней все заключилось.Николай Гоголь.

В ночь с 24 на 25 августа 79 г. н. э.  извержением Везувия были разрушены города Помпеи, Геркуланум и Стабия. В 1833 г. Карл Брюллов написал свою знаменитую картину «Последний день Помпеи».

Трудно назвать картину, которая пользовалась бы у современников таким же успехом, как «Последний день Помпеи». Едва полотно было завершено, римская мастерская Карла Брюллова подверглась настоящей осаде. «Весь Рим стекался смотреть мою картину», - писал художник. Выставленная в 1833 г. в Милане «Помпея» буквально потрясла публику. Хвалебными рецензиями были полны газеты и журналы, Брюллова называли ожившим Тицианом, вторым Микеланджело, новым Рафаэлем…

В честь русского художника устраивались обеды и приемы, ему посвящались стихи. Стоило  Брюллову появиться в театре – зал взрывался овациями. Живописца узнавали на улицах, закидывали цветами, и порой чествования заканчивались тем, что поклонники с песнями носили его на руках.

В 1834 г. картина, по желанию заказчика, промышленника А. Н. Демидова, была выставлена в Парижском Салоне. Реакция публики была здесь не столь горячей, как в Италии (завидуют! - объясняли русские), однако «Помпея» удостоилась золотой медали французской Академии изящных искусств.

Энтузиазм и патриотический подъем, с которыми картину встретили в Петербурге, трудно вообразить: благодаря Брюллову русская живопись перестала быть старательной ученицей великих итальянцев и создала произведение, восхитившее Европу! Картина была подарена Демидовым Николаю I, который ненадолго поместил её в императорский Эрмитаж, а затем подарил Академии художеств.

По воспоминаниям современника, «толпы посетителей, можно сказать, врывались в залы Академии, чтобы взглянуть на "Помпею"». О шедевре беседовали в салонах, делились мнениями в частной переписке, делали заметки в дневниках. Почетное прозвище «Карл Великий» утвердилось за Брюлловым.

Под впечатлением от картины Пушкин написал шестистишие: «Везувий зев открыл — дым хлынул клубом — пламяШироко развилось, как боевое знамя.Земля волнуется — с шатнувшихся колоннКумиры падают! Народ, гонимый страхом,Под каменным дождём, под воспалённым прахом,Толпами, стар и млад, бежит из града вон».

Гоголь посвятил «Последнему дню Помпеи» замечательно глубокую статью, а поэт Евгений Баратынский выразил всеобщее ликование в известном экспромте:

«Принес ты мирные трофеи С собой в отеческую сень, И стал „Последний день Помпеи“Для русской кисти первый день!»

Неумеренные восторги давно улеглись, но и сегодня картина Брюллова производит сильнейшее впечатление, выходящее за пределы тех ощущений, которые обычно вызывает в нас живопись, даже очень хорошая. В чем тут дело?

«Улица гробниц». В глубине – Геркуланские ворота.Фотография второй пол.19 в.

С тех пор, как в середине 18-го столетия в Помпеях начались раскопки, интерес к этому городу, погибшему при извержении Везувия в 79 г. н. э., не угасал. Европейцы стекались в Помпеи, чтобы побродить по руинам, освобожденным от слоя окаменевшего вулканического пепла, полюбоваться фресками, скульптурами, мозаиками, подивиться неожиданным находкам археологов. Раскопки притягивали художников и архитекторов, офорты с видами Помпей были в большой моде.

Брюллов, впервые посетивший раскопки в 1827 г., очень точно передал ощущение сопереживания событиям двухтысячелетней давности, которое охватывает всякого, кто приезжает в Помпеи: «Вид сих развалин невольно заставил меня перенестись в то время, когда эти стены были еще обитаемы /…/. Нельзя пройти сии развалины, не почувствовав в себе какого-то совершенно нового чувства, заставляющего все забыть, кроме ужасного происшествия с сим городом».

Выразить это «новое чувство», создать новый образ античности – не отвлеченно-музейный, а целостный и полнокровный, стремился художник в своей картине. Он вживался в эпоху с дотошностью и бережностью археолога: из пяти с лишним лет на создание самого полотна площадью 30 квадратных метров ушло всего 11 месяцев, остальное время заняла подготовительная работа.

«Декорацию сию я взял всю с натуры, не отступая нисколько и не прибавляя, стоя к городским воротам спиною, чтобы видеть часть Везувия как главную причину», - делился Брюллов в одном из писем. В Помпеях было восемь ворот, но далее художник упомянул «лестницу, ведущую в Sepolcri Scauro» - монументальную гробницу именитого горожанина Скавра, и это дает нам возможность точно установить выбранное Брюлловым место действия. Речь идет о Геркуланских воротах Помпей (Porto di Ercolano), за которыми, уже вне пределов города, начиналась «Улица гробниц» (Via dei Sepolcri) - кладбище с пышными усыпальницами и храмами. Эта часть Помпей была в 1820-е гг. уже хорошо расчищена, что позволяло живописцу с максимальной точностью реконструировать на полотне архитектуру.

Гробница Скавра. Реконструкция 19 в.

Воссоздавая картину извержения, Брюллов следовал знаменитым посланиям Плиния Младшего к Тациту. Юный Плиний пережил извержение в морском порту Мизено к северу от Помпей и подробно описал увиденное: дома, которые, казалось, сдвинулись со своих мест, широко разлившееся по конусу вулкана пламя, падающие с неба горячие куски пемзы, тяжелый дождь из пепла, черный непроглядный мрак, огненные зигзаги, подобные гигантским молниям… И все это Брюллов перенес на холст.

Сейсмологи поражаются тому, с какой убедительностью изобразил он землетрясение: глядя на разрушающиеся дома, можно определить направление и силу подземного толчка (8 баллов). Вулканологи отмечают, что извержение Везувия написано со всей возможной для того времени точностью. Историки утверждают, что по картине Брюллова можно изучать древнеримскую культуру.

Чтобы достоверно запечатлеть уничтоженный катастрофой мир древних Помпей, Брюллов брал за образцы найденные в ходе раскопок предметы и  останки тел, делал бесчисленные зарисовки в археологическом музее Неаполя. Способ восстанавливать предсмертные позы погибших, заливая в образовавшиеся от тел пустоты известь, был изобретен только в 1870 г., но и во время создания картины обнаруженные в окаменевшем пепле скелеты свидетельствовали о последних судорогах и жестах жертв. Мать, обнявшая двоих дочерей; молодая женщина, насмерть разбившаяся при падении с колесницы, наскочившей на булыжник, вывернутый землетрясением из мостовой; люди на ступенях гробницы Скавра, защищающие головы от камнепада табуретами и посудой, - все это не плод фантазии живописца, а художественно воссозданная реальность.

На холсте мы видим персонажей, наделенных портретными чертами самого автора и его возлюбленной, графини Юлии Самойловой. Себя Брюллов изобразил художником, несущим на голове ящик с кистями и красками. Прекрасные черты Юлии узнаются в картине четырежды: девушка с сосудом на голове, мать, обнимающая дочерей, женщина, прижимающая к груди малыша, знатная помпеянка, упавшая с разбитой колесницы. Автопортрет и портреты подруги – лучшее доказательство того, что в своем проникновении в прошлое Брюллов действительно сроднился с событием, создавая и для зрителя «эффект присутствия», делая его как бы участником происходящего.

Фрагмент картины:автопортрет Брюллова и портрет Юлии Самойловой. Фрагмент картины:композиционный «треугольник» - мать, обнимающая дочерей.

Картина Брюллова угодила всем – и строгим академикам, ревнителям эстетики классицизма, и тем, кто ценил в искусстве новизну и для кого «Помпея» стала, по словам Гоголя, «светлым воскресением живописи». Эту новизну принес в Европу свежий ветер романтизма. Достоинство картины Брюллова обычно видят в том, что блестящий воспитанник петербургской Академии художеств был открыт новым веяниям. При этом классицистический пласт картины часто трактуется как пережиток, неизбежная дань художника рутинному прошлому. Но думается, что возможен и другой поворот темы: сплав двух «измов» оказался плодотворным для картины.

Неравная, роковая борьба человека со стихиями - таков романтический пафос картины. Она построена на резких контрастах тьмы и гибельного света извержения, нечеловеческой мощи бездушной природы и высокого накала человеческих чувств.

Но в картине ощущается и еще нечто, противостоящее хаосу катастрофы: непоколебимый стержень в сотрясающемся до основ мире. Стержень этот – классическая уравновешенность сложнейшей композиции, которая спасает картину от трагического чувства безнадежности. Выстроенная по «рецептам» академиков композиция – осмеянные последующими поколениями живописцев «треугольники», в которые вписываются группы людей, равновесные массы справа и слева - читается в живом напряженном контексте картины совсем по-другому, чем в сухих и мертвенных академических полотнах.

Фрагмент картины: молодая семья.На переднем плане - поврежденная подземным толчком мостовая.Фрагмент картины: погибшая помпеянка.

«Мир все же гармоничен в своих основах» - это ощущение возникает у зрителя подсознательно, отчасти вопреки тому, что он видит на холсте. Обнадеживающее послание художника читается не на уровне сюжета картины, а на уровне ее пластического решения. Буйную романтическую стихию усмиряет классически совершенная форма, и в этом единстве противоположностей кроется еще один секрет притягательности брюлловского полотна.

В картине рассказано множество захватывающих и трогательных историй. Вот юноша в отчаянии всматривается в лицо девушки в свадебном венце, лишившейся чувств или погибшей. Вот молодой человек в чем-то убеждает сидящую без сил старуху. Эту пару называют «Плиний с матерью» (хотя, как мы помним, Плиний Младший находился не в Помпеях, а в Мизено): в письме к Тациту Плиний передает свой спор с матерью, которая убеждала сына оставить ее и, не мешкая, бежать, а он не соглашался покинуть немощную женщину. Воин в шлеме и мальчик несут больного старика; младенец, чудом уцелевший при падении с колесницы, обнимает погибшую мать; молодой мужчина вскинул руку, словно отводя удар стихии от своей семьи, малыш на руках у его жены с детским любопытством тянется к мертвой птичке. Люди пытаются унести с собой самое дорогое: языческий жрец – треножник, христианин – кадило, художник – кисти. Погибшая женщина везла драгоценности, которые, никому не нужные, валяются теперь на мостовой.

Фрагмент картины: Плиний с матерью. Фрагмент картины: землетрясение - «кумиры падают».

Такая мощная сюжетная нагрузка на картину может быть опасна для живописи, делая полотно «рассказом в картинках», но у Брюллова литературность и обилие деталей не разрушают художественной целостности картины. Почему? Ответ находим все в той же статье Гоголя, который сравнивает картину Брюллова «по обширности и соединению в себе всего прекрасного с оперой, если только опера есть действительно соединение тройственного мира искусств: живописи, поэзии, музыки» (под поэзией Гоголь, очевидно, подразумевал литературу вообще).

Эту особенность «Помпеи» можно обозначить одним словом – синтетичность: картина органично соединяет драматический сюжет, яркую зрелищность и тематическое многоголосье, подобное музыке. (Кстати, у театральной основы картины был реальный прототип - опера Джованни Паччини «Последний день Помпеи», которая в годы работы художника над полотном ставилась в неаполитанском театре Сан Карло. Брюллов был хорошо знаком с композитором, несколько раз слушал оперу и одалживал костюмы для своих натурщиков.)

Уильям Тернер. Извержение Везувия. 1817 г.

Итак, картина напоминает заключительную сцену монументального оперного спектакля: для финала припасены самые выразительные декорации, все сюжетные линии соединяются, а музыкальные темы сплетаются в сложное полифоническое целое. Эта картина-спектакль подобна античным трагедиям, в которых созерцание благородства и мужества героев перед лицом неумолимого рока приводит зрителя к катарсису – духовному и нравственному просветлению. Чувство сопереживания, охватывающее нас перед картиной, сродни тому, что мы испытываем в театре, когда происходящее на подмостках трогает нас до слез, и слезы эти отрадны сердцу.

Гэвин Гамильтон. Неаполитанцы наблюдают за извержением Везувия.Вторая пол. 18 в.

Картина Брюллова захватывающе красива: огромный размер – четыре с половиной на шесть с половиной метров, потрясающие «спецэффекты», божественно сложенные люди, подобные ожившим античным статуям. «Его фигуры прекрасны при всем ужасе своего положения. Они заглушают его своей красотой», – писал Гоголь, чутко улавливая еще одну особенность картины – эстетизацию катастрофы. Трагедия гибели Помпей и, шире, всей античной цивилизации представлена нам как невероятно красивое зрелище. Чего стоят эти контрасты давящей на город черной тучи, сияющего пламени на склонах вулкана и безжалостно ярких вспышек молний, эти запечатленные в самый момент падения статуи и рушащиеся, словно картонные, здания…

Восприятие извержений Везувия как грандиозных спектаклей, поставленных самой природой, появилось уже в 18-м столетии - создавались даже специальные машины, имитирующие извержение. Эту «моду на вулкан» ввел британский посланник в Неаполитанском королевстве лорд Уильям Гамильтон (супруг легендарной Эммы, подруги адмирала Нельсона). Страстный вулканолог, он был буквально влюблен в Везувий и даже построил на склоне вулкана виллу, чтобы с комфортом любоваться извержениями. Наблюдения за вулканом, когда он проявлял активность (в 18-19 вв. произошло несколько извержений), словесные описания и зарисовки его изменчивых красот, восхождения к кратеру – таковы были развлечения неаполитанской элиты и приезжих.

Следить с замиранием сердца за гибельными и прекрасными играми природы, даже если для этого приходиться балансировать у жерла действующего вулкана, свойственно человеку. Это то самое «упоение в бою и бездны мрачной на краю», о котором писал Пушкин в «Маленьких трагедиях», и которое передал Брюллов в своем полотне, вот уж почти два века заставляющем нас восхищаться и ужасаться.

Современные Помпеи

Автор: Марина Аграновская Источник:www.maranat.de

marinagra.livejournal.com

Помпеи. История живописи. Том 1

Что, как не искание иллюзии, выразилось так же в тех бесчисленных помпейских фресках, который покрывают своими архитектоническими фантазиями целые комнаты и залы? Из Витрувия мы узнаем, что фантастический характер этой расписанной архитектуры был явлением, вошедшим в моду лишь в его время (при Августе). Теоретик-архитектор относился к нему бесчувственно, опять-таки именно с точки зрения поклонника реализма.

Что, как не искание иллюзии, выразилось так же в тех бесчисленных помпейских фресках, который покрывают своими архитектоническими фантазиями целые комнаты и залы? Из Витрувия мы узнаем, что фантастический характер этой расписанной архитектуры был явлением, вошедшим в моду лишь в его время (при Августе). Теоретик-архитектор относился к нему бесчувственно, опять-таки именно с точки зрения поклонника реализма.

"Тем, - пишет он, - что прежде художники брали из действительности (ex veris rebus), тем ныне пренебрегают благодаря дурному вкусу (iniquis moribus). Ибо теперь изображают на стенах вместо действительных, существующих предметов, уродства (monstra): на место настоящих колонн - тростниковые стебли, вместо карнизов - вычурные узоры или спирали сплетающихся растений" (не вполне разобранное место текста).

Фруктовый сад. Роспись в доме фруктовых деревьев в Помпеях.

"Одиссеевы пейзажи", "Сад" виллы ad Gallinas Albas, о которых мы говорили выше и которые расписаны несколько раньше, чем порицаемые Витрувием архитектурные фантазии ("II и III помпейских стилей"), согласно современной терминологии подтверждают его слова[15]. Пилястры, разделяющие "Одиссеевы пейзажи", сами пейзажи и изображение сада носят довольно определенный характер правдивости. Но его уже нет ни во фресках (и скульптурных пейзажах) римского дома, открытого на вилле Фарнезине[16], ни в стенописи так называемого дома Ливии на Палатине, ни, как ни странно, и в поздней помпейской росписи.

Следы иллюзорности имеются и в этом фантастическом декоре, несмотря на полное игнорирование архитектонических законов. И даже особую прелесть придает этим измышлениям именно та игра, которую они как бы ведут со зрителем. Этим расписанным постройкам и веришь, и не веришь. Иное передано с таким реализмом, с таким совершенным знанием светотени (часто тень расположена в зависимости от источника света (окно, отверстие в потолке, дверь), который освещает комнату), что лишь ощупью убеждаешься в оптическом обмане. Но стоит только проследить взаимоотношение разных частей этой расписанной архитектуры, чтобы понять ее полную неосуществимость в действительности[17].

Фреска на центральной стене экседры дома Веттиев в Помпеях.

Мозаика из Помпей.

Не говоря уже об ошибках перспективы или ее непоследовательностях[18], все в этих расписанных постройках до такой степени вздорно и немыслимо, что воспроизвести их в действительности нет возможности. Сложные и миниатюрные, словно для пигмеев[19] построенные, галереи из жердочек-колонок прорезают плоскости, не имеющие никакой видимой толщины; местами протянуты ни к чему велумы и драпировки; все "корпусное" в здании изрыто нишами, прорезами, проспектами в какие-то диковинные дали. Пуританин Витрувий видел в этих "шалостях" декораторов измену хорошему вкусу, но, на наш взгляд, именно в этом позднем цветке греческой культуры в архитектурно-декоративной живописи еще раз со всей яркостью выражается подлинный вкус Эллады, ее милая грациозная улыбка, ее ласка и даже ее специфическая философия, ибо что, как не отразившиеся в наглядных формах ирония и скепсис, вся эта остроумная игра с законами тяжести и равновесия?

Наряду с этими иллюзорными приемами стенописи, призванными придать тесным и закрытым помещениям впечатление большого простора и воздуха, мы встречаем в дошедших до нас осколках античной живописи и только пейзажные картины или пейзажные фоны на картинах с мифологическими и другими сюжетами.

Стенопись иллюзорно-архитектурного характера в Боскореале близ Помпей.

Натуральные пейзажи, встречающиеся в виде отдельных картинок, включенных в большие декоративные целостности, изображают, в большинстве случаев, порты и виллы со сложными сооружениями, выходящими далеко за берега, или же - храмы, дворцы с садами и затейливыми павильонами, мосты, перекинутые через ручьи и пруды, священные деревья, гробницы и "часовни"[20]. В палатинских фресках мы, кроме того, видим улицы и переулки Рима, с его многоэтажными домами, с балконами и террасами на них. Часто среди кампанских фресок встречаются и пейзажи африканского характера с пальмами, пирамидами, сфинксами, что и служит одним из доказательств египетского происхождения всего этого рода живописи.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

design.wikireading.ru

раскопки, фрески, что посмотреть, картина Брюллова

Помпеи – древнеримский город на юге Италии недалеко от Неаполя. Как известно Помпеи был погребен под многометровым слоем пепла во время извержения Везувия в 79 году. В наши дни город представляет собой огромнейший музей под открытым небом, с 1997 года внесенный в Список Всемирного наследия Юнеско.

История

Город был основан осками в VI веке. Название города происходит от оскского pumpe – пять, так как город был образован слиянием пятью меньших поселений. В римское время сохранилось деление на пять избирательных округов. Другая версия происхождения названия – греческая, от слова pompe – триумфальное шествие.

Город Помпеи руины вид на вулкан Везувий

Город Помпеи руины вид на вулкан Везувий

По этой легенде город основал Геракл, который после победы над Герионом торжественно шел по этим местам. В разное время городом владели греки, этруски и самниты. В 310 году до н.э. Помпеи стали союзником Римской республики на правах автономного самоуправляемого города.

В 90-88 году до н.э. город участвует в восстании против Рима.

В 89 году до н.э. консул Сула взял город, ограничил его автономию и сделал колонией Рима.Город занимал важное место на торговом пути между Древним Римом и Южной Италией. Многие знатные римляне имели виллы на территории Помпей. Громким событием стало побоище между жителями Помпей и Нуцерии в 59 году во время гладиаторских игр. Обычная драка между болельщиками превратилась в кровавую бойню. В результате этого в Помпеях 3 года игры были под запретом.

В 62 году произошло землетрясение, нанесшее городу значительный ущерб. 24 августа 79 года пробудился Везувий. Вулкан выбросил из своих недр тысячи тонн пепла и лавовой массы. Были уничтожены Помпеи, Стабии и Геркуланум. Погибло приблизительно 16 тысяч человек.

Раскопки

В 1748 году начались раскопки Помпей. Руководителей раскопок интересовали только находки, которые представляли художественную ценность.

Найденные объекты сортировались, ценные находки отправлялись в Неаполь в королевский музей, не ценные – уничтожались.

НАЙТИ ОТЕЛЬ В НЕАПОЛЕ

Тогда были уверены, что раскапываемый город – Стабии. В 1763 году была обнаружена надпись на пьедестале, и город был идентифицирован как Помпеи. В 1870 году было обнаружено, что в месте, где находились тела погибших людей, образовывались пустоты. Пустоты заливали гипсом и воссоздавали предсмертные позы жертв катастрофы. Начиная с 1960 года, на раскопанной территории ведутся только реставрационные работы.

Картина «Последний день Помпеи» Брюллова

В 1828 году Помпеи посетил русский художник Карл Брюллов. Во время посещения он сделал множество набросков для своей будущей картины «Последний день Помпеи». Работу над картиной художник завершил в 1833 году.

Картина Последний День Помпеи русского художника Брюллова

Картина Последний День Помпеи русского художника Брюллова

Картина была выставлена в Риме и получила восторженные отзывы зарубежных критиков. Затем полотно было переправлено в Парижский Лувр. В 1834 году картина вернулась в Россию. Поэты А. С. Пушкин и Е. А. Бартынский сочинили стихотворения, посвященные шедевру Брюллова. В 1895 году в Санкт-Петербурге был открыт Русский музей, и картина переехала туда. С этого времени доступ к полотну имеет любой посетитель Государственного Русского музея в Санкт-Петербурге. Сегодня Помпеи всемирно известный туристический бренд.

Как добраться

Добраться в Помпеи можно на поезде из Неаполя, сойдя на остановке Pompeii-Scavi-Villa dei Mister.

Также к археологическому комплексу регулярно ходят автобусы из Неаполя и Рима. Можно конечно приехать и на личном транспорте, но парковка возле археологической зоны обойдется приблизительно в 5 евро за час. Входной билет  стоит 11 евро.

Что посмотреть

Вот достопримечательности Помпеи, которые рекомендуется посетить во время экскурсии :

  • Храм Аполлона  — один из самых старых храмов древнего города  посвящен греческому  богу Аполлону.   Первые упоминания о святыне датированы восьмым веком до нашей эры, что впрочем подтверждают и археологические раскопки. Сейчас мы можем только воображать и строить догадки но скорее всего на месте нынешних руин сперва находился алтарь, а уж спустя сто-двести лет (раньше строить не спешили) было  построено главное здание. На сегодняшний день из величественной колоннады содержащей 28 колонн сохранились всего две. Также спустя два тысячелетия  во внутренних нишах храма мы можем наблюдать фрески со сценами из троянской войны.
  • Сад Беженцев
  • Большая Палестра
  • Храм Юпитера
  • Амфитеатр
  • Улица Изобилия
  • Термы
  • Дом Венеры в раковине
  • Термополии
  • Большой и Малый театр
  • Казарма гладиаторов Треугольный форум
  • Лупанарий
  • Форум
  • Здание Евмахии
  • Храм Веспасиана
  • Рынок
  • Дом Фавна
  • Дом Малого Фонтана
  • Базилика

Посещение архитектурных памятников позволит на время погрузиться в античный мир и прикоснуться к его тайнам.

Facebook

Вконтакте

Одноклассники

italy4.me

Город, застывший во времени. Помпеи. Живопись. часть II

Сегодня я хочу продолжить экскурсию по Помпеям, и посвящу эту главу живописи. Помпеи без живописи имели бы иное настроение; ощущение цвета, сюжеты росписей, все это дает ощущение того, что стены еще теплые и хранят звуки, настроения горожан. Заглядывая в каждый сохранившийся дом ощущаешь себя гостем и есть неловкое ощущение, что ты пришел через открытие двери, а хозяев почему-то нет...

"За городом, на улице гробниц, есть одна гробница, построенная в виде полукруглой мраморной скамьи по прекрасному замыслу покоящейся там помпеянки Мамии. Немало путников, проходивших по большой дороге, отдыхало на этой скамье, ведя тихие беседы, поминая добрым словом умершую. Тень Мамии присутствовала тогда среди них, занимая одно из мест полукруглой скамьи, слушая их речи. Таких воздушных теней полны Помпеи, и сердце не раз обращает к ним благодарность, не раз грустит вместе с ними в их опустелом доме..." Павел Муратов

Если идти по дороге от Геркуланских ворот, то слева взгляд привлечет гробница, имеющая форму полукруглой скамьи-экседры, спинка которой закончена по краям двумя волютами. На ее задней стороне вырезано имя жрицы: Мамия. Похороненная на земле, принадлежавшей муниципалитету, она удостоилась редкой чести. Такой почет объясняет сохранившаяся фрагментарно надпись на карнизе храма Веспасиана, которая гласит, что его построили на средства жрицы Мамии. Через много веков перед ее скамьей остановится великий Гете, который одним из первых посетит раскопки Помпей.1.

"Помпеянин не медлил на улице, его жизнь вне дома протекала на обширных форумах, в термах, в театрах. И важнее этой жизни, так определенно общественной, была для него замкнутая стенами домашняя жизнь. Любовь к дому строила Помпеи. Никогда после того человек не располагал так заботы и радости существования по клеточкам своего жилища. План помпейского дома поражает стремлением разделить как можно мельче пространство и как можно теснее связать между собой все деления. Нас удивляют маленькие размеры помпейских комнат, но не более ли удивительно, что в иных домах число комнат доходило до шестидесяти. Среди этих бесчисленных спален и столовых, различие между которыми мог понять только взор домолюбивого хозяина, тянулись внутренние дворы - полуоткрытый атриум и совсем открытый перистиль. С изумительной правильностью они повторяются во всех помпейских домах, так же как повторяются на улицах города совершенно одинаковые водоемы, одинаковые углы, прилавки. Правильность и порядок, таким образом, царили на улицах и внутри жилищ. Добрая воля античного человека ввела их в жизнь семьи. Дела этой жизни текли несомненно с правильностью религиозного обряда. Законы божественные, казалось, управляли ею, священны были простейшие ее явления, и ее дом, - каждый помпейский дом, был храмом лар и пенатов." Павел Муратов23

"Запоминается чаще всего ее фон, - красный, черный или желтый, - обнаруживающий необычайную силу и чистоту цвета. Волшебными кажутся маленькие летящие фигурки на таком черном фоне в доме Веттиев. Здесь почти слышишь тонкое жужжание полета этих крошечных гениев помпейского воздуха." Павел Муратов4

"Какой же секрет знали эти древние живописцы, достигавшие такой светозарности и прочности красок? Техника кампанской живописи нам полностью не известна, но некоторые сведения о ней мы можем почерпнуть в трудах Плиния Старшего и Витрувия. Вероятно, художники комбинировали известные в те времена живописные техники - энкаустику и темперу, то есть краски, разведенные на воске и на яйце. С необыкновенной тщательностью подготавливали поверхность стены. На нее наносили несколько слоев штукатурки. В последний слой добавляли толченый мрамор или алебастр, придавая ей этим и блеск и прочность. Палитра кампанских живописцев гораздо богаче греческих. В росписи виллы Мистерий мы видим различные оттенки зеленого - от ярко-изумрудного до тускло-оливкового и лилового цвета. После окончания росписи поверхность стены полировали, придавая ей блеск эмали, покрывали защитным слоем прозрачного воска, который предохранял краски от выцветания. Применявшийся для этого пунический воск расплавляли вместе с растительным маслом и наносили шелковой кистью. Затем к стенам подносили раскаленные угли из орехового дерева (чернильного ореха). После этого их снова разглаживали и полировали чистым полотном." Виктория Ильинична Кривченко - Помпеи. Геркуланум. Стабии567

Поражает толщина штукатурки. И отшлифованная до зеркала поверхность89101112

В одном из домов есть комната со стенами цвета оникса, с изображениями амуров и портретами членов семьи. Какими были художники, расписывающие эти стены, люди, жившие в этом доме? Я думаю, что мы об этом никогда не узнаем, но мы можем видеть и чувствовать нечто ценное. Возможно, в какое-то помпейское утро, жена вот так смотрела на мужа, или дочь на отца, и свет на ее лице был точно таким же, ощущения цвета, настроения, атмосферы человека в пространстве комнаты — он тот же самый, как и тогда! Это невероятно ценные впечатления, думаю, меня поймут художники, режиссеры, все те, кому пришлось бы изобразить помпейскую жизнь в кино, в картине...

13

1415

Помпейские обои))1617

Не совсем смогла понять , какого времени этот процарапанный рисунок, но судя по тому , что он под стеклом-не современный.1819202122232425

Город , застывший во времени. Помпеи. Камень. Часть-I(картинка кликабельна)

vostrezova-art.livejournal.com


Смотрите также