Шахтёр (картина Труфанова). Картина шахтер


Картинки ко Дню шахтера (30 фото)

Поделиться на Facebook

Поделиться в ВК

Поделиться в ОК

Поделиться в Twitter

День шахтера празднуется 26 августа в последнее воскресенье этого месяца. Добыча угля — ключевая составляющая экономики России. От количества и качества этого сырья зависит многое, в том числе и наше с вами, обычных граждан, топливо. Отвечают за поставку ископаемого люди, называющие себя горняки. В честь их трудной, требующей много сил и мужества профессии отмечается этот праздник.

День шахтера.

 

Славный день, отмечать его не лень…

Судьба у шахтера крутая…

Дорогие горняки, от всей души поздравляем….

Руки шахтера держат уголь.

 

С днем шахтера!

Слава шахтерам Кузбасса!

С днем шахтера!

 

zabavnik.club

Шахтёр (картина Труфанова) — википедия фото

Картина Шахтёр продолжила серию произведений М. П. Труфанова, начатую «Горновым». Так же, как и там, а позднее в «Доменщиках» (1957), художник рассказывает о труде, не изображая непосредственно трудового процесса. Как и «Горновой», «Шахтёр» — однофигурная композиция. Но задача художника в новой картине усложняется — здесь нет пейзажа, который своим состоянием поддерживал бы и досказывал настроение героя. Шахтёр написан на фоне белой стены, по выражению Л. В. Мочалова, «ему ничто не „подпевает“»[1].

На первый взгляд кажется, замечает Л. В. Мочалов, что о картине вообще ничего нельзя рассказать. Перед нами шахтёр, только что вышедший из забоя. Запрокинув голову, он жадно пьёт воду. Но всё дело в том, как пьёт воду герой М. П. Труфанова, каким жестом он взял и поднёс к губам кружку[3]. Шахтёр, по замечанию Л. В. Мочалова, «пьёт так самозабвенно и торжественно, полузакрыв глаза, как будто не вода, а сама жизненная энергия вливается в него, проникая во все уголки его могучего тела. Его фигура кажется вырубленной из пласта горной породы. Что-то символическое есть в этом «глыбистом», скульптурно лаконичном образе человека, утоляющего жажду и черпающего силы для новой работы»[3].

По мнению Н. Г. Ефимовой, в галерее психологически выразительных, жизненно правдивых образов М. П. Труфанова «Шахтёр» безусловно занимает особое место. В полотне искусно сочетается широкая динамичная манера письма с передачей столь же сильного характера героя. Можно сказать, что в данном случае М. П. Труфанов синтезирует некоторые типичные признаки русского характера — цельность и прямоту натуры, внутреннее достоинство, присущее простому рабочему человеку[4].

Впервые показанная на ежегодной выставке произведений ленинградских художников 1960 года в Русском музее, картина М. П. Труфанова «Горновой» неоднократно экспонировалась на крупнейших художественных выставках и воспроизводилась в литературе[5][2].

Анализируя картину, и Л. В. Мочалов и Н. Г. Ефимова связывают её с традициями русского искусства, зародившимися ещё в середине XIX века и получившими яркое воплощение в творчестве А. Е. Архипова, Н. А. Касаткина, Н. А. Ярошенко, обратившихся к теме труда. По мнению Н. Г. Ефимовой, непосредственным предшественником М. П. Труфанова можно считать художника Н. А. Касаткина, героями полотен которого были донецкие горняки, люди, сильные духом и волевые.[6] «С холстов Н. А. Касаткина,— замечает Л. В. Мочалов, — грозно посверкивая глазами, смотрят на нас измождённые, порой доведённые до полуживотного состояния шахтёры. Может быть, это отцы и деды труфановского героя? Но как непохож он на тружеников, изображённых Н. А. Касаткиным! Изменилась жизнь. Расправили плечи люди. Изменилось их отношение к труду»[7].

По мнению Л. В. Мочалова, картина «при всей своей изобразительной простоте построена на контрастах, на сопоставлении и борьбе противоположных начал. Усталость — и приток новых сил, чернота фигуры шахтёра — и белизна стены, тёпло-жёлтый огонёк лампы — и «острый» холодно-синий цвет кружки наполняют образ богатством ассоциаций, доносящих дыхание жизни»[8].

org-wikipediya.ru

Шахтёр (картина Труфанова)

«Шахтёр» — картина Заслуженного художника РСФСР Михаила Павловича Труфанова 1921—1988, написанная в 1959 году, в которой живописный талант художника, по выражению Л В Мочалова, заговорил «свободно, полным голосом»1 Находится в собрании Государственного Русского музея2

Содержание

  • 1 Описание
  • 2 Критика
  • 3 Примечания
  • 4 См также
  • 5 Источники
  • 6 Ссылки

Описаниеправить

Картина Шахтёр продолжила серию произведений М П Труфанова, начатую «Горновым» Так же, как и там, а позднее в «Доменщиках» 1957, художник рассказывает о труде, не изображая непосредственно трудового процесса Как и «Горновой», «Шахтёр» — однофигурная композиция Но задача художника в новой картине усложняется — здесь нет пейзажа, который своим состоянием поддерживал бы и досказывал настроение героя Шахтёр написан на фоне белой стены, по выражению Л В Мочалова, «ему ничто не „подпевает“»1

На первый взгляд кажется, замечает Л В Мочалов, что о картине вообще ничего нельзя рассказать Перед нами шахтёр, только что вышедший из забоя Запрокинув голову, он жадно пьёт воду Но всё дело в том, как пьёт воду герой М П Труфанова, каким жестом он взял и поднёс к губам кружку3 Шахтёр, по замечанию Л В Мочалова, «пьёт так самозабвенно и торжественно, полузакрыв глаза, как будто не вода, а сама жизненная энергия вливается в него, проникая во все уголки его могучего тела Его фигура кажется вырубленной из пласта горной породы Что-то символическое есть в этом «глыбистом», скульптурно лаконичном образе человека, утоляющего жажду и черпающего силы для новой работы»3

Критикаправить

По мнению Н Г Ефимовой, в галерее психологически выразительных, жизненно правдивых образов М П Труфанова «Шахтёр» безусловно занимает особое место В полотне искусно сочетается широкая динамичная манера письма с передачей столь же сильного характера героя Можно сказать, что в данном случае М П Труфанов синтезирует некоторые типичные признаки русского характера — цельность и прямоту натуры, внутреннее достоинство, присущее простому рабочему человеку4

Впервые показанная на ежегодной выставке произведений ленинградских художников 1960 года в Русском музее, картина М П Труфанова «Горновой» неоднократно экспонировалась на крупнейших художественных выставках и воспроизводилась в литературе52

Анализируя картину, и Л В Мочалов и Н Г Ефимова связывают её с традициями русского искусства, зародившимися ещё в середине XIX века и получившими яркое воплощение в творчестве А Е Архипова, Н А Касаткина, Н А Ярошенко, обратившихся к теме труда По мнению Н Г Ефимовой, непосредственным предшественником М П Труфанова можно считать художника Н А Касаткина, героями полотен которого были донецкие горняки, люди, сильные духом и волевые6 «С холстов Н А Касаткина,— замечает Л В Мочалов, — грозно посверкивая глазами, смотрят на нас измождённые, порой доведённые до полуживотного состояния шахтёры Может быть, это отцы и деды труфановского героя Но как непохож он на тружеников, изображённых Н А Касаткиным! Изменилась жизнь Расправили плечи люди Изменилось их отношение к труду»7

По мнению Л В Мочалова, картина «при всей своей изобразительной простоте построена на контрастах, на сопоставлении и борьбе противоположных начал Усталость — и приток новых сил, чернота фигуры шахтёра — и белизна стены, тёпло-жёлтый огонёк лампы — и «острый» холодно-синий цвет кружки наполняют образ богатством ассоциаций, доносящих дыхание жизни»8

Примечанияправить

  1. ↑ 1 2 Мочалов, Л В Михаил Павлович Труфанов Л: Художник РСФСР, 1965 С 22
  2. ↑ 1 2 Изобразительное искусство Ленинграда Каталог выставки Л: Художник РСФСР, 1976 С 32
  3. ↑ 1 2 Там же, С 23
  4. ↑ Михаил Павлович Труфанов Каталог выставки Автор вступ статьи Н Г Ефимова М: Изобразительное искусство, 1985 С 9
  5. ↑ Выставка произведений ленинградских художников 1960 года Каталог Л, Художник РСФСР, 1961 С43
  6. ↑ Михаил Павлович Труфанов Каталог выставки Автор вступ статьи Н Г Ефимова М: Изобразительное искусство, 1985
  7. ↑ Мочалов, Л В Михаил Павлович Труфанов Л: Художник РСФСР, 1965 С 24
  8. ↑ Там же, С 24

См такжеправить

  • Изобразительное искусство Ленинграда
  • Портретная живопись в изобразительном искусстве Ленинграда

Источникиправить

  • Выставка произведений ленинградских художников 1960 года Каталог Л, Художник РСФСР, 1961 С43
  • Республиканская художественная выставка «Советская Россия» Каталог М: Советский художник, 1960 С 83
  • Мочалов, Л В Михаил Павлович Труфанов Л: Художник РСФСР, 1965
  • Изобразительное искусство Ленинграда Каталог выставки Л: Художник РСФСР, 1976
  • Михаил Павлович Труфанов Каталог выставки Автор вступ статьи Н Г Ефимова М: Изобразительное искусство, 1985

Ссылкиправить

Шахтёр (картина Труфанова) Информацию О

Шахтёр (картина Труфанова) Комментарии

Шахтёр (картина Труфанова)Шахтёр (картина Труфанова) Шахтёр (картина Труфанова) Вы просматриваете субъект

Шахтёр (картина Труфанова) что, Шахтёр (картина Труфанова) кто, Шахтёр (картина Труфанова) описание

There are excerpts from wikipedia on this article and video

www.turkaramamotoru.com

Шахтёр (картина Труфанова) — Википедия РУ

Картина Шахтёр продолжила серию произведений М. П. Труфанова, начатую «Горновым». Так же, как и там, а позднее в «Доменщиках» (1957), художник рассказывает о труде, не изображая непосредственно трудового процесса. Как и «Горновой», «Шахтёр» — однофигурная композиция. Но задача художника в новой картине усложняется — здесь нет пейзажа, который своим состоянием поддерживал бы и досказывал настроение героя. Шахтёр написан на фоне белой стены, по выражению Л. В. Мочалова, «ему ничто не „подпевает“»[1].

На первый взгляд кажется, замечает Л. В. Мочалов, что о картине вообще ничего нельзя рассказать. Перед нами шахтёр, только что вышедший из забоя. Запрокинув голову, он жадно пьёт воду. Но всё дело в том, как пьёт воду герой М. П. Труфанова, каким жестом он взял и поднёс к губам кружку[3]. Шахтёр, по замечанию Л. В. Мочалова, «пьёт так самозабвенно и торжественно, полузакрыв глаза, как будто не вода, а сама жизненная энергия вливается в него, проникая во все уголки его могучего тела. Его фигура кажется вырубленной из пласта горной породы. Что-то символическое есть в этом «глыбистом», скульптурно лаконичном образе человека, утоляющего жажду и черпающего силы для новой работы»[3].

По мнению Н. Г. Ефимовой, в галерее психологически выразительных, жизненно правдивых образов М. П. Труфанова «Шахтёр» безусловно занимает особое место. В полотне искусно сочетается широкая динамичная манера письма с передачей столь же сильного характера героя. Можно сказать, что в данном случае М. П. Труфанов синтезирует некоторые типичные признаки русского характера — цельность и прямоту натуры, внутреннее достоинство, присущее простому рабочему человеку[4].

Впервые показанная на ежегодной выставке произведений ленинградских художников 1960 года в Русском музее, картина М. П. Труфанова «Горновой» неоднократно экспонировалась на крупнейших художественных выставках и воспроизводилась в литературе[5][2].

Анализируя картину, и Л. В. Мочалов и Н. Г. Ефимова связывают её с традициями русского искусства, зародившимися ещё в середине XIX века и получившими яркое воплощение в творчестве А. Е. Архипова, Н. А. Касаткина, Н. А. Ярошенко, обратившихся к теме труда. По мнению Н. Г. Ефимовой, непосредственным предшественником М. П. Труфанова можно считать художника Н. А. Касаткина, героями полотен которого были донецкие горняки, люди, сильные духом и волевые.[6] «С холстов Н. А. Касаткина,— замечает Л. В. Мочалов, — грозно посверкивая глазами, смотрят на нас измождённые, порой доведённые до полуживотного состояния шахтёры. Может быть, это отцы и деды труфановского героя? Но как непохож он на тружеников, изображённых Н. А. Касаткиным! Изменилась жизнь. Расправили плечи люди. Изменилось их отношение к труду»[7].

По мнению Л. В. Мочалова, картина «при всей своей изобразительной простоте построена на контрастах, на сопоставлении и борьбе противоположных начал. Усталость — и приток новых сил, чернота фигуры шахтёра — и белизна стены, тёпло-жёлтый огонёк лампы — и «острый» холодно-синий цвет кружки наполняют образ богатством ассоциаций, доносящих дыхание жизни»[8].

http-wikipediya.ru

Шахтёр (картина Труфанова) - Вики

Картина Шахтёр продолжила серию произведений М. П. Труфанова, начатую «Горновым». Так же, как и там, а позднее в «Доменщиках» (1957), художник рассказывает о труде, не изображая непосредственно трудового процесса. Как и «Горновой», «Шахтёр» — однофигурная композиция. Но задача художника в новой картине усложняется — здесь нет пейзажа, который своим состоянием поддерживал бы и досказывал настроение героя. Шахтёр написан на фоне белой стены, по выражению Л. В. Мочалова, «ему ничто не „подпевает“»[1].

На первый взгляд кажется, замечает Л. В. Мочалов, что о картине вообще ничего нельзя рассказать. Перед нами шахтёр, только что вышедший из забоя. Запрокинув голову, он жадно пьёт воду. Но всё дело в том, как пьёт воду герой М. П. Труфанова, каким жестом он взял и поднёс к губам кружку[3]. Шахтёр, по замечанию Л. В. Мочалова, «пьёт так самозабвенно и торжественно, полузакрыв глаза, как будто не вода, а сама жизненная энергия вливается в него, проникая во все уголки его могучего тела. Его фигура кажется вырубленной из пласта горной породы. Что-то символическое есть в этом «глыбистом», скульптурно лаконичном образе человека, утоляющего жажду и черпающего силы для новой работы»[3].

По мнению Н. Г. Ефимовой, в галерее психологически выразительных, жизненно правдивых образов М. П. Труфанова «Шахтёр» безусловно занимает особое место. В полотне искусно сочетается широкая динамичная манера письма с передачей столь же сильного характера героя. Можно сказать, что в данном случае М. П. Труфанов синтезирует некоторые типичные признаки русского характера — цельность и прямоту натуры, внутреннее достоинство, присущее простому рабочему человеку[4].

Впервые показанная на ежегодной выставке произведений ленинградских художников 1960 года в Русском музее, картина М. П. Труфанова «Горновой» неоднократно экспонировалась на крупнейших художественных выставках и воспроизводилась в литературе[5][2].

Анализируя картину, и Л. В. Мочалов и Н. Г. Ефимова связывают её с традициями русского искусства, зародившимися ещё в середине XIX века и получившими яркое воплощение в творчестве А. Е. Архипова, Н. А. Касаткина, Н. А. Ярошенко, обратившихся к теме труда. По мнению Н. Г. Ефимовой, непосредственным предшественником М. П. Труфанова можно считать художника Н. А. Касаткина, героями полотен которого были донецкие горняки, люди, сильные духом и волевые.[6] «С холстов Н. А. Касаткина,— замечает Л. В. Мочалов, — грозно посверкивая глазами, смотрят на нас измождённые, порой доведённые до полуживотного состояния шахтёры. Может быть, это отцы и деды труфановского героя? Но как непохож он на тружеников, изображённых Н. А. Касаткиным! Изменилась жизнь. Расправили плечи люди. Изменилось их отношение к труду»[7].

По мнению Л. В. Мочалова, картина «при всей своей изобразительной простоте построена на контрастах, на сопоставлении и борьбе противоположных начал. Усталость — и приток новых сил, чернота фигуры шахтёра — и белизна стены, тёпло-жёлтый огонёк лампы — и «острый» холодно-синий цвет кружки наполняют образ богатством ассоциаций, доносящих дыхание жизни»[8].

ru.wikiredia.com

Шахтёр (картина Труфанова) — WiKi

Картина Шахтёр продолжила серию произведений М. П. Труфанова, начатую «Горновым». Так же, как и там, а позднее в «Доменщиках» (1957), художник рассказывает о труде, не изображая непосредственно трудового процесса. Как и «Горновой», «Шахтёр» — однофигурная композиция. Но задача художника в новой картине усложняется — здесь нет пейзажа, который своим состоянием поддерживал бы и досказывал настроение героя. Шахтёр написан на фоне белой стены, по выражению Л. В. Мочалова, «ему ничто не „подпевает“»[1].

На первый взгляд кажется, замечает Л. В. Мочалов, что о картине вообще ничего нельзя рассказать. Перед нами шахтёр, только что вышедший из забоя. Запрокинув голову, он жадно пьёт воду. Но всё дело в том, как пьёт воду герой М. П. Труфанова, каким жестом он взял и поднёс к губам кружку[3]. Шахтёр, по замечанию Л. В. Мочалова, «пьёт так самозабвенно и торжественно, полузакрыв глаза, как будто не вода, а сама жизненная энергия вливается в него, проникая во все уголки его могучего тела. Его фигура кажется вырубленной из пласта горной породы. Что-то символическое есть в этом «глыбистом», скульптурно лаконичном образе человека, утоляющего жажду и черпающего силы для новой работы»[3].

По мнению Н. Г. Ефимовой, в галерее психологически выразительных, жизненно правдивых образов М. П. Труфанова «Шахтёр» безусловно занимает особое место. В полотне искусно сочетается широкая динамичная манера письма с передачей столь же сильного характера героя. Можно сказать, что в данном случае М. П. Труфанов синтезирует некоторые типичные признаки русского характера — цельность и прямоту натуры, внутреннее достоинство, присущее простому рабочему человеку[4].

Впервые показанная на ежегодной выставке произведений ленинградских художников 1960 года в Русском музее, картина М. П. Труфанова «Горновой» неоднократно экспонировалась на крупнейших художественных выставках и воспроизводилась в литературе[5][2].

Анализируя картину, и Л. В. Мочалов и Н. Г. Ефимова связывают её с традициями русского искусства, зародившимися ещё в середине XIX века и получившими яркое воплощение в творчестве А. Е. Архипова, Н. А. Касаткина, Н. А. Ярошенко, обратившихся к теме труда. По мнению Н. Г. Ефимовой, непосредственным предшественником М. П. Труфанова можно считать художника Н. А. Касаткина, героями полотен которого были донецкие горняки, люди, сильные духом и волевые.[6] «С холстов Н. А. Касаткина,— замечает Л. В. Мочалов, — грозно посверкивая глазами, смотрят на нас измождённые, порой доведённые до полуживотного состояния шахтёры. Может быть, это отцы и деды труфановского героя? Но как непохож он на тружеников, изображённых Н. А. Касаткиным! Изменилась жизнь. Расправили плечи люди. Изменилось их отношение к труду»[7].

По мнению Л. В. Мочалова, картина «при всей своей изобразительной простоте построена на контрастах, на сопоставлении и борьбе противоположных начал. Усталость — и приток новых сил, чернота фигуры шахтёра — и белизна стены, тёпло-жёлтый огонёк лампы — и «острый» холодно-синий цвет кружки наполняют образ богатством ассоциаций, доносящих дыхание жизни»[8].

ru-wiki.org

Шахтёр (картина Труфанова) — ВиКи

Картина Шахтёр продолжила серию произведений М. П. Труфанова, начатую «Горновым». Так же, как и там, а позднее в «Доменщиках» (1957), художник рассказывает о труде, не изображая непосредственно трудового процесса. Как и «Горновой», «Шахтёр» — однофигурная композиция. Но задача художника в новой картине усложняется — здесь нет пейзажа, который своим состоянием поддерживал бы и досказывал настроение героя. Шахтёр написан на фоне белой стены, по выражению Л. В. Мочалова, «ему ничто не „подпевает“»[1].

На первый взгляд кажется, замечает Л. В. Мочалов, что о картине вообще ничего нельзя рассказать. Перед нами шахтёр, только что вышедший из забоя. Запрокинув голову, он жадно пьёт воду. Но всё дело в том, как пьёт воду герой М. П. Труфанова, каким жестом он взял и поднёс к губам кружку[3]. Шахтёр, по замечанию Л. В. Мочалова, «пьёт так самозабвенно и торжественно, полузакрыв глаза, как будто не вода, а сама жизненная энергия вливается в него, проникая во все уголки его могучего тела. Его фигура кажется вырубленной из пласта горной породы. Что-то символическое есть в этом «глыбистом», скульптурно лаконичном образе человека, утоляющего жажду и черпающего силы для новой работы»[3].

По мнению Н. Г. Ефимовой, в галерее психологически выразительных, жизненно правдивых образов М. П. Труфанова «Шахтёр» безусловно занимает особое место. В полотне искусно сочетается широкая динамичная манера письма с передачей столь же сильного характера героя. Можно сказать, что в данном случае М. П. Труфанов синтезирует некоторые типичные признаки русского характера — цельность и прямоту натуры, внутреннее достоинство, присущее простому рабочему человеку[4].

Впервые показанная на ежегодной выставке произведений ленинградских художников 1960 года в Русском музее, картина М. П. Труфанова «Горновой» неоднократно экспонировалась на крупнейших художественных выставках и воспроизводилась в литературе[5][2].

Анализируя картину, и Л. В. Мочалов и Н. Г. Ефимова связывают её с традициями русского искусства, зародившимися ещё в середине XIX века и получившими яркое воплощение в творчестве А. Е. Архипова, Н. А. Касаткина, Н. А. Ярошенко, обратившихся к теме труда. По мнению Н. Г. Ефимовой, непосредственным предшественником М. П. Труфанова можно считать художника Н. А. Касаткина, героями полотен которого были донецкие горняки, люди, сильные духом и волевые.[6] «С холстов Н. А. Касаткина,— замечает Л. В. Мочалов, — грозно посверкивая глазами, смотрят на нас измождённые, порой доведённые до полуживотного состояния шахтёры. Может быть, это отцы и деды труфановского героя? Но как непохож он на тружеников, изображённых Н. А. Касаткиным! Изменилась жизнь. Расправили плечи люди. Изменилось их отношение к труду»[7].

По мнению Л. В. Мочалова, картина «при всей своей изобразительной простоте построена на контрастах, на сопоставлении и борьбе противоположных начал. Усталость — и приток новых сил, чернота фигуры шахтёра — и белизна стены, тёпло-жёлтый огонёк лампы — и «острый» холодно-синий цвет кружки наполняют образ богатством ассоциаций, доносящих дыхание жизни»[8].

xn--b1aeclack5b4j.xn--j1aef.xn--p1ai