6 главных картин Караваджо. Картина шулеры


Споры вокруг картины Караваджо «Шулеры» продолжаются

ЛОНДОН. Споры вокруг картины Караваджо, которая принадлежала покойному коллекционеру и ученому Денису Махону (Denis Mahon) и должна была быть передана в апреле в Музей ордена Святого Иоанна в Лондоне, продолжаются. Хотя остальные из 58 картин итальянского барокко, завещанных Маоном государственным музеям Великобритании, уже переданы в соотвествующие организации, будущее «The Cardsharps» (Шулеры) остается неопределенным.

Картина была выставлена на аукцион Sotheby’s в Лондоне, в 2006 году, как работа одного из учеников Караваджо, поэтому цена продажи составила всего 42 000 тысячи фунтов стерлингов. Позже выяснилось, что картина принадлежит кисти самого великого итальянца. Продавец, Ланселот Уильям Туэйтс (Lancelot William Thwaytes) в настоящее время подал в суд на Sotheby's за неправильную оценку полотна. Размер иска не разглашается.

До недавнего времени картина выставлялась в Италии. В частности, она находилась в Пинакотеке ди Ченто (Pinacoteca di Cento) в мае прошлого года, когда произошло разрушительное землятресение и галерея была значительно повреждена. Для экспорта и целей страхования, полотно было оценено в 10 миллионов фунтов стерлингов. Срок временной лицензии на экспорт истек в июле 2012 года, но из-за проблем с получением необходимых документов на вывоз картины, она вернулась в Великобританию только в октябре 2012 года.

«Шулеры» находились в совместной собтсвенности Маона и его близкого друга, Ориетты Беносси Адам (Orietta Benocci Adam). Сейчас она является единственным владельцем, после смерти Маона в 2011 году в возрасте 100 лет. Согласно завещанию Маона, картина должна быть выставлена на всеобщее обозрение.

Вопрос об авторстве полотна до сих пор не закрыт. Однако, несколько ключевых итальянских учёных, в том числе Антонио Паолуччи, директор музеев Ватикана, и Мина Грегори, флорентийский специалист, уверены в его подлинности. Другие учёные продолжают придерживаться мнения, что это копия аутентичной версии (около 1595 года), которая находится в художественном музее Кимбелл в Форт-Уэрте

Анна Сидорова © Gallerix.ru

gallerix.ru

Шулера (картина) — WiKi

«Шулера́» — картина итальянского художника Микеланджело Меризи да Караваджо, написанная около 1594 года. Оригинал с 1987 года хранится в Художественном музее Кимбелла (Форт-Уэрт, Техас, США), хотя художник мог написать и другие версии картины.

История

Работа является важной вехой в творческой биографии Караваджо[2]. Он написал её в начале своей независимой карьеры, вскоре после ухода из мастерской Джузеппе Чезари в январе 1594 года, где занимался рисованием «цветов и фруктов», оформляя детали картин, массово выпускавшихся мастерской. Караваджо начал продавать свои работы через торговца Константино при содействии Просперо Орси — известного художника, создававшего гротески в стиле маньеризма, который ввёл Караваджо в свою обширную сеть коллекционеров и покровителей.

Композиция

На картине изображён наивный юноша в дорогих одеждах, играющий в карты с шулером, у которого видны спрятанные за поясом дополнительные карты. Зловещий ассистент шулера подглядывает в карты игрока и посылает сообщнику соответствующие сигналы. Кинжал на поясе шулера намекает, что игра навряд ли кончится для жертвы благополучным исходом.

Это вторая жанровая картина Караваджо, написанная им после «Гадалки», значительно расширившая репутацию художника, в то время небольшую. Реалистичные сюжеты «Гадалки» и «Шулеров» из уличной жизни внесли свежую струю в тогдашний мир живописи и привлекли внимание к высокому мастерству начинающего художника, проявившемуся в изображении мелких деталей, таких как перчатки с отверстиями для пальцев у пожилого шулера и напряжённый взгляд юного. Картина наполнена чрезвычайным психологизмом, связывающим трёх персонажей в единое целое, хотя каждый из них исполняет свою роль в разыгрывающейся драме.

«Шулера» Караваджо, явившие собой смесь жестокого реализма и венецианской изящности, имели большой успех, чему немало поспособствовал Орси, провозгласивший появление нового стиля и всячески поднимавший репутацию Караваджо. Сохранилось свыше 50 копий и вариантов картины, сделанных другими художниками, включая Жоржа де Латура, выполнившего собственную обработку темы.

Провенанс

Караваджо продал свою картину известному коллекционеру кардиналу Франческо Дель Монте, ставшему первым покровителем молодого художника и предоставившего ему жильё в своём палаццо Мадама[3]. От Дель Монте картина перешла в коллекцию кардинала Антонио Барберини, племянника Папы Урбана VIII (чей портрет Караваджо напишет в 1598 году). Следующими владельцами «Шулеров» стало семейство Колонна-Шарра. К концу XIX века следы картины теряются, пока её не обнаруживают в собрании одной из частных коллекций в Цюрихе в 1987 году[4]. Картина была приобретена Художественным музеем Кимбелла, расположенным в городе Форт-Уэрт, штат Техас, США, где и хранится по сей день.

В 2006 году британский искусствовед Денис Махон приобрёл на аукционе «Сотбис» копию «Шулеров». Она была выставлена на продажу как копия оригинала, выполненная неизвестным художником, однако Махон объявил, что реплика принадлежит кисти самого Караваджо. Его аргументация основывалась на наличии пентименто в детали лица одного из шулеров, частично закрытого шляпой, что навряд ли могло быть выполнено копиистом[5]. Сам Караваджо неоднократно писал по две копии своих картин, как это известно в случае с «Мальчиком, укушенным ящерицей», «Гадалкой» и «Лютнистом». Атрибуция картины за Караваджо была общепризнана, однако с 2014 года вновь становится предметом дискуссий и судебного разбирательства[6]. Сэр Денис Махон умер в 2011 году, и картина временно была выставлена в лондонском музее Ордена Святого Иоанна, будучи застрахованной на 10 миллионов фунтов стерлингов[7]. 16 января 2015 года Высокий суд Лондона вынес решение в пользу «Сотбис», объявив, что согласно экспертной оценке картина скорее всего принадлежит кисти другого художника, вследствие чего истец выплатил «Сотбис» 1,8 миллиона фунтов стерлингов за судебные издержки.

Примечания

ru-wiki.org

6 главных картин Караваджо - Вечерняя Москва

Его называют реформатором европейского изобразительного искусства XVII века, внесшим много нового в господствовавший до этого стиль. Если ранее образы на господствовавших в то время религиозных полотнах идеализировались, то с появлением Караваджо в их изображении стал использоваться максимальный натурализм. Он одним из первых применил новый метод письма «кьяроскуро» — резкое противопоставление света и тени. Реалистичность прописанных образов делала античных богов, христианских святых и мучеников ближе к миру живых людей, в них ярко читались индивидуальность и характер, что снижало их пафос, делало искусство более «демократичным». Все детали, даже второстепенные, прорисовывались крайне тщательно, что создавало эффект реальности, «осязаемости». Караваджо внес значительный вклад в развитие новых для искусства того времени направлений – бытового жанра и натюрморта, ранее относившимся к «низким» жанрам.

Примечательно, что, создавая свои сложные композиции, художник не использовал эскизы и зарисовки, сразу реализовывая замысел на холст.

Помимо уникального таланта художник был неординарной личностью со сложным характером. Сама история его жизни – живописное полотно, полное контрастов: творческие взлеты и успехи соседствуют с дуэлями, драками и дебоширством, а за посвящением в рыцари следуют тюремные заключения, побег из Рима из-за убийства, скитания по разным городам Италии и смерти в возрасте 37 лет от малярии в одиночестве и печали.

Начиная свой творческий путь с бедствования в Риме: случайных заработков и дописывания картин признанных мастеров, Караваджо достиг престижного положения и добился однозначного одобрения своих работ при жизни, с чем не всегда везло многим талантливым мастерам. Ему давали множество заказов.

Стоит заметить, что не всегда заказчики понимали новаторство художника: некоторые работы из-за неотступного следования правде жизни и изображения тела во всей естественности считались неприличными, однако это не мешало продавать отвергнутые работы просвещенной публике, высоко ценившей талант живописца.

«Вечерка» вспоминает 6 наиболее значимых картин великого художника, выполненных в различных жанровых направлениях.

1. Религиозная живопись: "Положение во гроб" (1602-1604).

Нажмите на изображение для перехода в режим просмотра

Одно из наиболее монументальных произведений художника. Картина предназначалась для алтаря римской церкви Кьеза Нуова. Долгое время она считалась самым главным шедевром художника. В 1797 году французы увезли ее в Париж в музей Наполеона. В 1815 году полотно было возвращено и с 1820 года оно находится в Пинакотеке в Ватикане.

К библейским сюжетам Караваджо пришел в своем более зрелом творчестве. В них художник находил драму современного бытия. Преднамеренно довольно обыденно трактуя высокие образы, отходя от возвышенной красоты и героизма, он пытается поднять суровую действительность до уровня легенды, мифа. И наоборот, спустить высокопарность религиозных героев к драме народной жизни, а оплакивание Христа – к событию, понятному всем.

В лицах, позах и жестах персонажей нет ни малейшего намека на патетику и возвышенные чувства. Герои Караваджо ведут себя естественно, как обыкновенные, простые люди. В искреннем горе они склонили свои головы, как будто согнулись под тяжестью навалившегося на них несчастья. Благодаря углу зрения зритель как бы включен в картину. Контраст яркого потока света и темной части картины подчеркивает скорбную выразительность всего полотна.

Вот некоторые персонажи композиции. Тело Христа поддерживает молодой Иоанн Евангелист, которому перед смертью Иисус поручил заботу о своей матери. Ноги Спасителя придерживает Иосиф Аримафейский; этот человек добился разрешения снять тело Христово с креста и затем положил его в гроб, приготовленный им для себя. Из женщин крайняя слева — мать Иисуса, Дева Мария.

2. Мифологическая живопись: "Вакх" (1592-93)

Нажмите на изображение для перехода в режим просмотра

Данная картина также отлично отображает новаторский стиль Караваджо, его нестандартный подход к трактовке сюжетов: его Вакх никоим образом не напоминает недоступное пафосное божество. Наоборот он выглядит максимально приближенным к реальному молодому человеку: изнеженный и отчасти вульгарный юноша, полупьяный на вид, который повернул к зрителю свое пухлое женоподобное лицо и протягивает кубок с вином изящно изогнутыми пальцами, «украшенными» толстым слоем грязи под ногтями. Тщательно прописанные детали показывают всю натуралистичность образа. Фрукты и графин на картине привлекают чуть ли не больше внимания, чем сам Вакх. Среди плодов айва, виноград, гранат, яблоки со следами гусениц. Фрукты, большинство из которых представлено в испорченном, малосъедобном состоянии, как полагают критики, олицетворяют бренность мирской суеты.

Автор словно говорит, что это вовсе не Вакх, а некая совершенно ординарная личность, надевшая на себя атрибуты античного Бога и глядящая на зрителя томным и в то же время настороженным взглядом из-под полуопущенных ресниц. Однако чувственное обаяние картины настолько велико, что зритель не чувствует ни капли иронии или негатива.

Это полотно отлично отображает фирменную черту художника – отображение празднично – игрового начала и даже эротического подтекста в античных сюжетах.

Картина хранится в галерее Уффици во Флоренции.

3. Портретная живопись: "Лютнист" (1595)

Нажмите на изображение для перехода в режим просмотра

Эта картина визуально отлично знакома даже тем, кто не знаком с творчеством художника. «Юноша с лютней» (второе название картины) — раннее произведение художника, но уже в нем в полной мере проявились все особенности художественного языка мастера, его стремление передать материальность окружающего мира.

На картине изображен музыкант, играющий на лютне. Его фигура, одетая в белую рубашку, четко выделяется на темном фоне стены. Вдохновенное лицо музыканта, с полураскрытыми губами и влажным блеском в мечтательных глазах вносит в бытовую сцену поэтическое настроение и здоровый налет чувственности. Эффекты освещения еще больше подчеркивают праздничную и лиричную атмосферу музицирования.

Лежащая перед музыкантом скрипка со смычком словно приглашает зрителя присоединиться к исполнителю и сыграть дуэтом. Слева на столе лежат фрукты и овощи, чуть дальше в глубине видна ваза с цветами. Резкое боковое освещение, собственные и падающие тени придают предметам почти осязаемую объемность и весомость. Более того, предметы натюрморта также имеют свои индивидуальные характеристики: потрепанные ноты, лютня с трещиной, помятая груша.

Интересно, что споры о том, какого пола герой картины Караваджо, не прекращаются с XVII столетия. Однако, сам автор говорил, что для этой (и других) картины позировал его любимец Марио Миннити, с которым тот жил в молодости в Риме. В работах этого цикла любовное чувство символически передаётся через образы плодов (как бы приглашающих зрителя насладиться их вкусом) и музыкальных инструментов (музыка как символ мимолётного чувственного наслаждения)

Приятен факт, что картина хранится в Санкт-Петербурге, в Эрмитаже.

4. Автопортрет: «Больной Вакх» (1573—1610)

Нажмите на изображение для перехода в режим просмотра

Несмотря на повторное обращение к мифологической тематике, этот шедевр раннего периода творчества Караваджо, относится к автопортретам художника. В картине, написанной после его пребывания в больнице, проявились первые признаки драматизма, которым отмечена зрелая живопись мастера. Пробыв долгое время между жизнью и смертью, он потом нередко обращался к этому состоянию в своих полотнах.

Название возникло позже, когда в лице выздоравливающего от болезни юноши, изображённом на полотне, признали бога виноделия Вакха. Картина была написана в период жизни Караваджо в Риме. Не имея возможности заплатить натурщику, художник срисовал для картины своё зеркальное отражение. Это позволило потомкам создать представление о его внешности.

Тему бренности бытия молодой Караваджо обыгрывает очень искусно: в самом колорите с холодными, зеленовато-синими тонами почти физически ощущается состояние озноба, которым охвачен молодой человек. Греческий бог вина и веселья сидит в том самом наряде, в котором живописец изобразит его пару лет спустя на картине, о которой мы рассказывали выше, находящейся ныне в галерее Уффици: белая накидка схвачена темным поясом, завязанным бантом. Но если Вакх на полотне из Уффици изображен здоровым, цветущим и призывно играет концом своего кушака, то этот слаб и не думает никого дразнить или веселить. На голове у него - наполовину увядший венок, сплетенный вовсе не из виноградных листьев, как положено. И вообще это не Вакх, а смертный, нарядившийся им, словно бы говорит художник, спуская нас с небес на землю.

Сейчас произведение находится в собрании галереи Боргезе в Риме.

5. Бытовая живопись: «Шулеры» (около 1596г.)

Нажмите на изображение для перехода в режим просмотра

Как уже говорилось, Караваджо – один из основателей жанровой живописи. Карточная игра – довольно часто повторяющая тема в его творчестве (он и сам был страстным игроком, и в одной из игр и завязалась драка, повлекшая убийство, после чего художник вынужден был бежать).

За грубым деревянным столом идет карточная игра, одна из разновидностей старинного покера. Слева молодой и, судя по всему, неопытный игрок внимательно разглядывает свои карты. Через его плечо туда же смотрит средних лет мужчина, один из шулеров. При этом пальцами правой руки он подает тайный знак своему напарнику, который сидит напротив и прячет за спиной пятерку червей. Слева на переднем плане в коробке возвышается столбик, составленный из монет, — предмет вожделения нечистой парочки.

Картина полна внутреннего динамизма, характеры игроков тщательно прописаны и создают впечатление об их личности.

В 1627 году после смерти владельца полотна кардинала дель Монте картина «Шулеры» была инвентаризирована среди прочего его имущества, но затем была утеряна. Местоположение картины было неизвестно в течение долгих лет, она была случайно обнаружена в европейской частной коллекции лишь только в 1987 году. В настоящее время полотно находится в музее Кимбелл.

6. Натюрморт: «Корзина с фруктами» (ок. 1596 г.)

Нажмите на изображение для перехода в режим просмотра

Картина является знаковой, потому что до Караваджо, по сути, натюрмортов «в чистом виде» в европейской живописи не существовало. После Караваджо этот жанр приобрел большую популярность. Чтобы компенсировать «бедность сюжета», Караваджо прибегает к иллюзионистскому приему, помогающему придать большую монументальность самому предмету, изображенному на картине. Корзина находится на уровне глаз зрителя, и край стола отграничивает пространство изображения от внешнего пространства. Однако, изобразив корзину стоящей на столе лишь частью своего основания, художник добился впечатления, что корзина, частично «сойдя» с холста, вторглась в пространство зрителя. А в изображении фруктов художник достиг почти осязаемой объемности.

Картина хранится в Пинакотеке Амброзиана в Милане.

Интересные факты

Преданность Караваджо реализму иногда заходила очень далеко. Таким крайним случаем является история создания полотна «Воскрешение Лазаря». Ссылаясь на свидетельства очевидцев, литератор Сузинно рассказывает, как в отведённое под мастерскую просторное помещение при госпитале братства крестоносцев художник приказал принести выкопанное из могилы тело недавно убитого молодого человека и раздеть его, чтобы добиться большей достоверности при написании Лазаря. Двое нанятых натурщиков наотрез отказались позировать, держа в руках уже начавший разлагаться труп. Тогда, разозлившись, Караваджо выхватил кинжал и принудил их силой подчиниться его воле.

vm.ru

Шулера (картина) Википедия

«Шулера́» — картина итальянского художника Микеланджело Меризи да Караваджо, написанная около 1594 года. Оригинал с 1987 года хранится в Художественном музее Кимбелла (Форт-Уэрт, Техас, США), хотя художник мог написать и другие версии картины.

История[ | код]

Работа является важной вехой в творческой биографии Караваджо[2]. Он написал её в начале своей независимой карьеры, вскоре после ухода из мастерской Джузеппе Чезари в январе 1594 года, где занимался рисованием «цветов и фруктов», оформляя детали картин, массово выпускавшихся мастерской. Караваджо начал продавать свои работы через торговца Константино при содействии Просперо Орси — известного художника, создававшего гротески в стиле маньеризма, который ввёл Караваджо в свою обширную сеть коллекционеров и покровителей.

Композиция[ | код]

На картине изображён наивный юноша в дорогих одеждах, играющий в карты с шулером, у которого видны спрятанные за поясом дополнительные карты. Зловещий ассистент шулера подглядывает в карты игрока и посылает сообщнику соответствующие сигналы. Кинжал на поясе шулера намекает, что игра навряд ли кончится для жертвы благополучным исходом.

Это вторая жанровая картина Караваджо, написанная им после «Гадалки», значительно расширившая репутацию художника, в то время небольшую. Реалистичные сюжеты «Гадалки» и «Шулеров» из уличной жизни внесли свежую струю в тогдашний мир живописи и привлекли внимание к высокому мастерству начинающего художника, проявившемуся в изображении мелких деталей, таких как перчатки с отверстиями для пальцев у пожилого шулера и напряжённый взгляд юного. Картина наполнена чрезвычайным психологизмом, связывающим трёх персонажей в единое целое, хотя каждый из них исполняет свою роль в разыгрывающейся драме.

«Шулера» Караваджо, явившие собой смесь жестокого реализма и венецианской изящности, имели большой успех, чему немало поспособствовал Орси, провозгласивший появление нового стиля и всячески поднимавший репутацию Караваджо. Сохранилось свыше 50 копий и вариантов картины, сделанных другими художниками, включая Жоржа де Латура, выполнившего собственную обработку темы.

Провенанс[ | код]

Караваджо продал свою картину известному коллекционеру кардиналу Франческо Дель Монте, ставшему первым покровителем молодого художника и предоставившего ему жильё в своём палаццо Мадама[3]. От Дель Монте картина перешла в коллекцию кардинала Антонио Барберини, племянника Папы Урбана VIII (чей портрет Караваджо напишет в 1598 году). Следующими владельцами «Шулеров» стало семейство Колонна-Шарра. К концу XIX века следы картины теряются, пока её не обнаруживают в собрании одной из частных коллекций в Цюрихе в 1987 году[4]. Картина была приобретена Художественным музеем Кимбелла, расположенным в городе Форт-Уэрт, штат Техас, США, где и хранится по сей день.

В 2006 году британский искусствовед Денис Махон приобрёл на аукционе «Сотбис» копию «Шулеров». Она была выставлена на продажу как копия оригинала, выполненная неизвестным художником, однако Махон объявил, что реплика принадлежит кисти самого Караваджо. Его аргументация основывалась на наличии пентименто в детали лица одного из шулеров, частично закрытого шляпой, что навряд ли могло быть выполнено копиистом[5]. Сам Караваджо неоднократно писал по две копии своих картин, как это известно в случае с «Мальчиком, укушенным ящерицей», «Гадалкой» и «Лютнистом». Атрибуция картины за Караваджо была общепризнана, однако с 2014 года вновь становится предметом дискуссий и судебного разбирательства[6]. Сэр Денис Махон умер в 2011 году, и картина временно была выставлена в лондонском музее Ордена Святого Иоанна, будучи застрахованной на 10 миллионов фунтов стерлингов[7

ru-wiki.ru

Шулера (картина) — Википедия РУ

«Шулера́» — картина итальянского художника Микеланджело Меризи да Караваджо, написанная около 1594 года. Оригинал с 1987 года хранится в Художественном музее Кимбелла (Форт-Уэрт, Техас, США), хотя художник мог написать и другие версии картины.

История

Работа является важной вехой в творческой биографии Караваджо[2]. Он написал её в начале своей независимой карьеры, вскоре после ухода из мастерской Джузеппе Чезари в январе 1594 года, где занимался рисованием «цветов и фруктов», оформляя детали картин, массово выпускавшихся мастерской. Караваджо начал продавать свои работы через торговца Константино при содействии Просперо Орси — известного художника, создававшего гротески в стиле маньеризма, который ввёл Караваджо в свою обширную сеть коллекционеров и покровителей.

Композиция

На картине изображён наивный юноша в дорогих одеждах, играющий в карты с шулером, у которого видны спрятанные за поясом дополнительные карты. Зловещий ассистент шулера подглядывает в карты игрока и посылает сообщнику соответствующие сигналы. Кинжал на поясе шулера намекает, что игра навряд ли кончится для жертвы благополучным исходом.

Это вторая жанровая картина Караваджо, написанная им после «Гадалки», значительно расширившая репутацию художника, в то время небольшую. Реалистичные сюжеты «Гадалки» и «Шулеров» из уличной жизни внесли свежую струю в тогдашний мир живописи и привлекли внимание к высокому мастерству начинающего художника, проявившемуся в изображении мелких деталей, таких как перчатки с отверстиями для пальцев у пожилого шулера и напряжённый взгляд юного. Картина наполнена чрезвычайным психологизмом, связывающим трёх персонажей в единое целое, хотя каждый из них исполняет свою роль в разыгрывающейся драме.

«Шулера» Караваджо, явившие собой смесь жестокого реализма и венецианской изящности, имели большой успех, чему немало поспособствовал Орси, провозгласивший появление нового стиля и всячески поднимавший репутацию Караваджо. Сохранилось свыше 50 копий и вариантов картины, сделанных другими художниками, включая Жоржа де Латура, выполнившего собственную обработку темы.

Провенанс

Караваджо продал свою картину известному коллекционеру кардиналу Франческо Дель Монте, ставшему первым покровителем молодого художника и предоставившего ему жильё в своём палаццо Мадама[3]. От Дель Монте картина перешла в коллекцию кардинала Антонио Барберини, племянника Папы Урбана VIII (чей портрет Караваджо напишет в 1598 году). Следующими владельцами «Шулеров» стало семейство Колонна-Шарра. К концу XIX века следы картины теряются, пока её не обнаруживают в собрании одной из частных коллекций в Цюрихе в 1987 году[4]. Картина была приобретена Художественным музеем Кимбелла, расположенным в городе Форт-Уэрт, штат Техас, США, где и хранится по сей день.

В 2006 году британский искусствовед Денис Махон приобрёл на аукционе «Сотбис» копию «Шулеров». Она была выставлена на продажу как копия оригинала, выполненная неизвестным художником, однако Махон объявил, что реплика принадлежит кисти самого Караваджо. Его аргументация основывалась на наличии пентименто в детали лица одного из шулеров, частично закрытого шляпой, что навряд ли могло быть выполнено копиистом[5]. Сам Караваджо неоднократно писал по две копии своих картин, как это известно в случае с «Мальчиком, укушенным ящерицей», «Гадалкой» и «Лютнистом». Атрибуция картины за Караваджо была общепризнана, однако с 2014 года вновь становится предметом дискуссий и судебного разбирательства[6]. Сэр Денис Махон умер в 2011 году, и картина временно была выставлена в лондонском музее Ордена Святого Иоанна, будучи застрахованной на 10 миллионов фунтов стерлингов[7]. 16 января 2015 года Высокий суд Лондона вынес решение в пользу «Сотбис», объявив, что согласно экспертной оценке картина скорее всего принадлежит кисти другого художника, вследствие чего истец выплатил «Сотбис» 1,8 миллиона фунтов стерлингов за судебные издержки.

Примечания

http-wikipediya.ru

Шулера (картина) - Вики

«Шулера́» — картина итальянского художника Микеланджело Меризи да Караваджо, написанная около 1594 года. Оригинал с 1987 года хранится в Художественном музее Кимбелла (Форт-Уэрт, Техас, США), хотя художник мог написать и другие версии картины.

История

Работа является важной вехой в творческой биографии Караваджо[2]. Он написал её в начале своей независимой карьеры, вскоре после ухода из мастерской Джузеппе Чезари в январе 1594 года, где занимался рисованием «цветов и фруктов», оформляя детали картин, массово выпускавшихся мастерской. Караваджо начал продавать свои работы через торговца Константино при содействии Просперо Орси — известного художника, создававшего гротески в стиле маньеризма, который ввёл Караваджо в свою обширную сеть коллекционеров и покровителей.

Композиция

На картине изображён наивный юноша в дорогих одеждах, играющий в карты с шулером, у которого видны спрятанные за поясом дополнительные карты. Зловещий ассистент шулера подглядывает в карты игрока и посылает сообщнику соответствующие сигналы. Кинжал на поясе шулера намекает, что игра навряд ли кончится для жертвы благополучным исходом.

Это вторая жанровая картина Караваджо, написанная им после «Гадалки», значительно расширившая репутацию художника, в то время небольшую. Реалистичные сюжеты «Гадалки» и «Шулеров» из уличной жизни внесли свежую струю в тогдашний мир живописи и привлекли внимание к высокому мастерству начинающего художника, проявившемуся в изображении мелких деталей, таких как перчатки с отверстиями для пальцев у пожилого шулера и напряжённый взгляд юного. Картина наполнена чрезвычайным психологизмом, связывающим трёх персонажей в единое целое, хотя каждый из них исполняет свою роль в разыгрывающейся драме.

«Шулера» Караваджо, явившие собой смесь жестокого реализма и венецианской изящности, имели большой успех, чему немало поспособствовал Орси, провозгласивший появление нового стиля и всячески поднимавший репутацию Караваджо. Сохранилось свыше 50 копий и вариантов картины, сделанных другими художниками, включая Жоржа де Латура, выполнившего собственную обработку темы.

Провенанс

Караваджо продал свою картину известному коллекционеру кардиналу Франческо Дель Монте, ставшему первым покровителем молодого художника и предоставившего ему жильё в своём палаццо Мадама[3]. От Дель Монте картина перешла в коллекцию кардинала Антонио Барберини, племянника Папы Урбана VIII (чей портрет Караваджо напишет в 1598 году). Следующими владельцами «Шулеров» стало семейство Колонна-Шарра. К концу XIX века следы картины теряются, пока её не обнаруживают в собрании одной из частных коллекций в Цюрихе в 1987 году[4]. Картина была приобретена Художественным музеем Кимбелла, расположенным в городе Форт-Уэрт, штат Техас, США, где и хранится по сей день.

В 2006 году британский искусствовед Денис Махон приобрёл на аукционе «Сотбис» копию «Шулеров». Она была выставлена на продажу как копия оригинала, выполненная неизвестным художником, однако Махон объявил, что реплика принадлежит кисти самого Караваджо. Его аргументация основывалась на наличии пентименто в детали лица одного из шулеров, частично закрытого шляпой, что навряд ли могло быть выполнено копиистом[5]. Сам Караваджо неоднократно писал по две копии своих картин, как это известно в случае с «Мальчиком, укушенным ящерицей», «Гадалкой» и «Лютнистом». Атрибуция картины за Караваджо была общепризнана, однако с 2014 года вновь становится предметом дискуссий и судебного разбирательства[6]. Сэр Денис Махон умер в 2011 году, и картина временно была выставлена в лондонском музее Ордена Святого Иоанна, будучи застрахованной на 10 миллионов фунтов стерлингов[7]. 16 января 2015 года Высокий суд Лондона вынес решение в пользу «Сотбис», объявив, что согласно экспертной оценке картина скорее всего принадлежит кисти другого художника, вследствие чего истец выплатил «Сотбис» 1,8 миллиона фунтов стерлингов за судебные издержки.

Примечания

ru.wikiredia.com

Шулера (картина) Википедия

«Шулера́» — картина итальянского художника Микеланджело Меризи да Караваджо, написанная около 1594 года. Оригинал с 1987 года хранится в Художественном музее Кимбелла (Форт-Уэрт, Техас, США), хотя художник мог написать и другие версии картины.

История

Работа является важной вехой в творческой биографии Караваджо[2]. Он написал её в начале своей независимой карьеры, вскоре после ухода из мастерской Джузеппе Чезари в январе 1594 года, где занимался рисованием «цветов и фруктов», оформляя детали картин, массово выпускавшихся мастерской. Караваджо начал продавать свои работы через торговца Константино при содействии Просперо Орси — известного художника, создававшего гротески в стиле маньеризма, который ввёл Караваджо в свою обширную сеть коллекционеров и покровителей.

Композиция

На картине изображён наивный юноша в дорогих одеждах, играющий в карты с шулером, у которого видны спрятанные за поясом дополнительные карты. Зловещий ассистент шулера подглядывает в карты игрока и посылает сообщнику соответствующие сигналы. Кинжал на поясе шулера намекает, что игра навряд ли кончится для жертвы благополучным исходом.

Это вторая жанровая картина Караваджо, написанная им после «Гадалки», значительно расширившая репутацию художника, в то время небольшую. Реалистичные сюжеты «Гадалки» и «Шулеров» из уличной жизни внесли свежую струю в тогдашний мир живописи и привлекли внимание к высокому мастерству начинающего художника, проявившемуся в изображении мелких деталей, таких как перчатки с отверстиями для пальцев у пожилого шулера и напряжённый взгляд юного. Картина наполнена чрезвычайным психологизмом, связывающим трёх персонажей в единое целое, хотя каждый из них исполняет свою роль в разыгрывающейся драме.

«Шулера» Караваджо, явившие собой смесь жестокого реализма и венецианской изящности, имели большой успех, чему немало поспособствовал Орси, провозгласивший появление нового стиля и всячески поднимавший репутацию Караваджо. Сохранилось свыше 50 копий и вариантов картины, сделанных другими художниками, включая Жоржа де Латура, выполнившего собственную обработку темы.

Провенанс

Караваджо продал свою картину известному коллекционеру кардиналу Франческо Дель Монте, ставшему первым покровителем молодого художника и предоставившего ему жильё в своём палаццо Мадама[3]. От Дель Монте картина перешла в коллекцию кардинала Антонио Барберини, племянника Папы Урбана VIII (чей портрет Караваджо напишет в 1598 году). Следующими владельцами «Шулеров» стало семейство Колонна-Шарра. К концу XIX века следы картины теряются, пока её не обнаруживают в собрании одной из частных коллекций в Цюрихе в 1987 году[4]. Картина была приобретена Художественным музеем Кимбелла, расположенным в городе Форт-Уэрт, штат Техас, США, где и хранится по сей день.

В 2006 году британский искусствовед Денис Махон приобрёл на аукционе «Сотбис» копию «Шулеров». Она была выставлена на продажу как копия оригинала, выполненная неизвестным художником, однако Махон объявил, что реплика принадлежит кисти самого Караваджо. Его аргументация основывалась на наличии пентименто в детали лица одного из шулеров, частично закрытого шляпой, что навряд ли могло быть выполнено копиистом[5]. Сам Караваджо неоднократно писал по две копии своих картин, как это известно в случае с «Мальчиком, укушенным ящерицей», «Гадалкой» и «Лютнистом». Атрибуция картины за Караваджо была общепризнана, однако с 2014 года вновь становится предметом дискуссий и судебного разбирательства[6]. Сэр Денис Махон умер в 2011 году, и картина временно была выставлена в лондонском музее Ордена Святого Иоанна, будучи застрахованной на 10 миллионов фунтов стерлингов[7]. 16 января 2015 года Высокий суд Лондона вынес решение в пользу «Сотбис», объявив, что согласно экспертной оценке картина скорее всего принадлежит кисти другого художника, вследствие чего истец выплатил «Сотбис» 1,8 миллиона фунтов стерлингов за судебные издержки.

Примечания

ruwikiorg.ru