Беспредметность в супрематизме Казимира Малевича. Картина супрематизм


Супрематизм - это... Что такое Супрематизм?

К. Малевич. Атлеты (1932)

Супремати́зм (от лат. supremus — наивысший) — направление в авангардистском искусстве, основанное в 1-й половине 1910-х гг. К. С. Малевичем. Являясь разновидностью абстракционизма, супрематизм выражался в комбинациях разноцветных плоскостей простейших геометрических очертаний (в геометрических формах прямой линии, квадрата, круга и прямоугольника). Сочетание разноцветных и разновеликих геометрических фигур образует пронизанные внутренним движением уравновешенные асимметричные супрематические композиции.

На начальном этапе этот термин, восходивший к латинскому корню suprem, означал доминирование, превосходство цвета над всеми остальными свойствами живописи. В беспредметных полотнах краска, по мысли К. С. Малевича, была впервые освобождена от подсобной роли, от служения другим целям, — супрематические картины стали первым шагом «чистого творчества», то есть акта, уравнивавшего творческую силу человека и Природы (Бога).

Супрематизм стал одним из центральных явлений русского авангарда. Начиная с 1915 г., когда были выставлены первые абстрактные работы Малевича, в том числе «Чёрный квадрат», влияние супрематизма испытали такие художники как Ольга Розанова, Любовь Попова, Иван Клюн, Надежда Удальцова, Александра Экстер, Николай Суетин, Иван Пуни, Нина Генке, Александр Древин, Александр Родченко и многие другие. В 1919 г. Малевичем и его учениками была создана группа УНОВИС (Утвердители нового искусства), развивавшая идеи супрематизма.

В дальнейшем, даже в условиях гонений на авангардное искусство в СССР, эти идеи нашли свое воплощение в архитектуре, дизайне, сценографии.

Библиография

Книги

  • Шатских А. С. Витебск. Жизнь искусства. 1917—1922. — М.: Языки русской культуры, 2001. — 256 с. — 2000 экз. — ISBN 5-7859-0117-X
  • Хан-Магомедов С. О. Супрематизм и архитектура (проблемы формообразования). — М.: Архитектура-С, 2007. — 520 с. — ISBN 978-5-9647-0139-2
  • Шатских А. С. Казимир Малевич и общество Супремус. — М.: Три квадрата, 2009. — 464 с. — 700 экз. — ISBN 978-5-94607-120-8
  • Искусство супрематизма / Ред.-сост. Корнелия Ичин. — Белград: Издательство филологического факультета в Белграде, 2012. — 280 с. — 300 экз. — ISBN 978-86-6153-111-8

Статьи

  • Азизян И. А. Парадоксы 30-х гг.: идеи синтеза, бытие супрематизма // Вопросы искусствознания. — 1995. — № 1. — С. 142—170.
  • Азизян И. А. Тема единства в супрематической теории Малевича // Архитектура в истории русской культуры. Вып.3: Желаемое и действительное / Под ред. И. А. Бондаренко. — М. : УРСС, 2002. —328 с. — ISBN 5-8360-0043-3

См. также

dal.academic.ru

СУПРЕМАТИЗМ — информация на портале Энциклопедия Всемирная история

от лат. supremus - наивысший.

Направление в абстрактном искусстве, созданное Казимиром Малевичем в 1915-1919 годах. Высшая степень беспредметного и абстрактного искусства, выраженная в идеальных конструкциях из геометрических элементов, в абстрактных сочетаниях геометрических фигур, плоскостей, объемов.

Сюжет, рисунок, пространственная перспектива в традиционном их понимании в супрематизме отсутствуют, а определяющими факторами становятся геометрическая форма и открытый цвет. В супрематических работах пространство возникает за счет контрастов размеров, наклонов и поворотов перекрывающих друг друга форм. Композиционные контрасты придают картинам динамику за счет цветовых, пространственных и геометрических противопоставлений.

Супрематизм сформировался в рамках общего процесса перехода авангардного искусства в беспредметность. Его целью было полное освобождение творчества от изобразительности, доведение художественных приемов до предельного минимума. Малевич считал, что задачей художника нового типа - супрематиста - является выявление беспредметного в качестве сущности любого искусства. Отказавшись от изображения окружающей действительности и даже от любого символического или повествовательного компонента, супрематизм упрощал все до основных форм - квадрата, круга, треугольника, прямой. Фактически, супрематизм представлял собой новую глобальную философию жизни и  искусства, переустройство мира на основе геометрических элементов и плоскостей, окрашенных чистым цветом, свободно парящих в белом бесконечном пространстве.

По мнению Малевича, предметное искусство содержит только "образы ощущений". Супрематизм же, как вершина искусства беспредметного, передает "чистые ощущения", постигаемые без участия разума. Искусство, расставшись с миром образов, подошло к бездне, наполненной "волнами беспредметных ощущений" и попыталось в супрематических знаках запечатлеть ее. В 1927 году в немецкой Высшей школе изобразительного искусства Баухауз была опубликована книга Малевича "Мир как беспредметность", в которой он подробно излагал свое понимание концепции: "Под Супрематизмом я понимаю примат чистого ощущения в изобразительном искусстве. С точки зрения супрематиста, явления предметной природы как таковые не имеют значения; существенным является лишь чувство как таковое, совершенно независимо от окружения, в котором оно было вызвано". Философию и цель супрематизма он видел в "выводе искусства к самому себе, т.е. искусству как таковому, не рассматривающему мир, но ощущающему, не к осознанию и осязанию мира, но к чувствованию и ощущению".

Художественным манифестом и символом супрематизма стала картина "Черный квадрат" (1915). Малевич в черном квадрате на белом фоне видел некий нуль форм, первоэлемент мира и бытия, с помощью которого он получил возможность выражать самые разные ощущения: покоя, динамики, мистических переживаний. "Черный квадрат" был частью триптиха, куда также входили "Черный крест" и "Черный круг".

Целый цикл супрематических работ был впервые представлен публике в 1915 году на "Последней футуристической выставке картин "0,10" в Петрограде. Помимо Малевича в ней участвовали В. Татлин, Н. Пуни, Л. Попова, О. Розанова и др. Название выставки говорило о том, что импульс супрематизму был дан футуризмом и экспериментами художников в этом стиле. Самая идея "Черного квадрата" пришла к Малевичу во время работы над оформлением футуристической оперы М. Матюшина "Победа над солнцем" в 1913 году. Декорации, созданные Малевичем, уже содержали многие элементы супрематической формы.

Внешняя простота и примитивизм форм супрематизма требовали объяснения, теоретического обоснования метода, которым стали статьи Малевича "От кубизма и футуризма к супрематизму" (1915), "Супрематизм" (1919), "Супрематизм. 34 рисунка" (1920) и др. Первая редакция статьи "От кубизма и футуризма к супрематизму" вышла еще до выставки "О,10", заявляя, что "квадрат - первый шаг чистого творчества в искусстве. До него были наивные уродства и копии натуры", а "творчество лишь там, где в картинах является форма, не берущая ничего созданного уже в натуре".

В 1915 году Малевич и его соратники (А. Крученых, В. Хлебников, Л. Попова, О. Розанова, А. Экстер и др.) организовали общество "Супремус", целью которого было распространение идей супрематизма.

В статье "Супрематизм", Малевич, оглядываясь назад на несколько лет существования этого стиля в живописи, намечал в нем 3 этапа по числу квадратов:

- черный супрематизм - супрематизм знаков (квадрат, круг, крест)

- цветной супрематизм - свободно парящие раскрашенные плоскости

- белый супрематизм - распыление цвета и формы в безграничном белом пространстве

В 1918 году Малевич создал серию полотен "Белое на белом", полностью отказавшись от цвета, сводя все к полному "нулю" и абсолютной беспредметности. Этим он поставил точку в своих живописных и плоскостных экспериментах, перенеся их в трехмерное пространство.

В 1919 году в Витебске, на базе художественно-практического института, где тогда преподавал К. Малевич, возникло общество УНОВИС ("Утвердители нового искусства"), занимавшееся дальнейшей разработкой принципов супрематизма. В него входили Л. Лисицкий, Н. Суетин, И. Чашник, Л. Хидекель и др. Просуществовав только до 1922 года, оно во многом повлияло на дальнейшее творчество этих художников и выход супрематизма в предметно-пространственную среду. Ученики Малевича развивали его идеи, осуществляя их не только в живописи, но и дизайне, архитектуре, полиграфии, текстиле, фарфоре.

Начиная с 1923 года Малевич работал над созданием "архитектонов" и "планит" - супрематических архитектурных моделей, оказавших огромное влияние на современную архитектуру, в частности на творчество таких архитекторов как Лазарь Хидекель и Заха Хадид.

 

w.histrf.ru

Направления абстрактной живописи супрематизм

СУПРЕМАТИЗМ

Супрематизм (от лат. supremus — наивысший) — одно из направлений абстрактной живописи, созданное в середине 1910-х гг. К. Малевичем.Цель супрематизма — выражение реальности в простых формах (прямая, квадрат, треугольник, круг), которые лежат в основе всех других форм физического мира. В супрематических картинах остутствует представление о «верхе» и «низе», «левом» и «правом» — все направления равноправны, как в космическом пространстве. Пространство картины больше неподвластно земному тяготению (ориентация «верх — низ»), оно перестало быть геоцентричным, то есть «частным случаем» вселенной. Возникает самостоятельный мир, замкнутый в себе, и в то же время соотнесенный как равный с универсальной мировой гармонией.Изобразительным манифестом супрематизма стала знаменитая картина Малевича «Черный квадрат» (1915). Теоретическое обоснование метода Малевич изложил в работе «От кубизма и футуризма к супрематизму... Новый живописный реализм...» (1916).Последователи и ученики Малевича в 1916 г. объединились в группу «Супремус» . Супрематический метод они пытались распространить не только на живопись, но и на книжную графику, прикладное искусство, архитектуру.Выйдя за пределы России, супрематизм оказал заметное влияние на всю мировую художественную культуру.

Офисная мебель в Москве: офисная мебель . Итальянская мебель. . Ремонт ноутбуков, Замена матриц - ноутбуки asus . Купи/продай ноутбук Asus. . автономное газоснабжение в интернет каталоге .

Супрематизм (от лат. supremus — высший, высочайший; первейший; последний, крайний, видимо, через польское supremacja — превосходство, главенство) Направление авангардного искусства первой трети XX в., создателем, главным представителем и теоретиком которого был русский художник Казимир Малевич. Сам термин никак не отражает сущности супрематизма. Фактически, в понимании Малевича, это оценочная характеристика.

Супрематизм — высшая ступень развития искусства на пути освобождения от всего внехудожественного, на пути предельного выявления беспредметного, как сущности любого искусства. В этом смысле Малевич и первобытное орнаментальное искусство считал супрематическим (или "супремовидным").

К. С. Малевич. Супрематизм. 1915, Холст, масло, 35.5x44.5 см. Стеделик музеум (Городской музей), Амстердам

Впервые К. С. Малевич применил этот термин к большой группе своих картин (39 или больше) с изображением геометрических абстракций,включая знаменитый "Черный квадрат" на белом фоне, "Черный крест" и др., выставленных на петроградской футуристической выставке "ноль-десять" в 1915 г.

К. С. Малевич. Черный квадрат.

К. С. Малевич. Черный крест. Около 1923, Холст, масло, 106.5x106 см. Государственный Русский музей, Санкт-Петербург.

К. С. Малевич. Супрематизм (Supremus №56). 1916, Холст, масло, 71x80.5 см. Государственный Русский музей, Санкт-Петербург.

К. С. Малевич. Супрематизм (Supremus №57). 1916, Холст, масло, 80.3x80.2 см. Галерея Тейт, Лондон.

Являясь разновидностью абстрактного искусства, супрематизм воплощался в лишённых изобразительного начала сочетаниях простейших разноцветных и разновеликих геометрических фигур (прямоугольников, треугольников, полос и т. п.), образующих пронизанные внутренним движением уравновешенные асимметричные композиции.

К. С. Малевич. Супрематизм (Supremus №58, желтое и черное). 1916, Холст, масло, 70.5x79.5 см. Государственный Русский музей, Санкт-Петербург.

К. С. Малевич. Супрематизм. 1915. Холст, масло, 62x101.5 см. Стеделик музеум (Городской музей), Амстердам.

К. С. Малевич. Супрематизм. 1915. Холст, масло, 60x70 см. Музей Людвига, Кёльн.

Супрематизм, стиль положенный К. С. Малевичем в основу своих художественных экспериментов 1910-х гг., К. С. Малевич считал его высшей точкой развития искусства (отсюда название, производное от лат. supremus, "высший, последний"), которому свойственны геометрические абстракции из простейших фигур (квадрат, прямоугольник, круг, треугольник). Оказал большое влияние на конструктивизм, производственное искусство.

Именно за этими и подобными им геометрическими абстракциями и закрепилось название супрематизм, хотя сам Малевич относил к нему и многие свои работы 20-х гг., внешне содержавшие некоторые формы конкретных предметов, особенно — фигуры людей, но сохранявшие "супрематический дух". Да и собственно более поздние теоретические разработки Малевича не дают оснований сводить супрематизм (во всяком случае самого Малевича) только к геометрическим абстракциям, хотя они, конечно, составляют его ядро, сущность и даже (черно-белый и бело-белый супрематизм) подводят живопись к пределу ее бытия вообще как вида искусства, т. е. к живописному нулю, за которым уже нет собственно живописи. Этот путь во второй половине века и продолжили многочисленные направления в арт-деятельности, отказавшиеся от кистей, красок, холста.

К. С. Малевич. Супрематизм. 1928-1929 гг. Государственный Русский музей, Санкт-Петербург

Быстро пройдя в своем супрематическом творчестве три основных этапа с 1913 по 1918 г., он одновременно, и особенно, начиная с 1919 г., пытался осмыслить суть открытого им пути и направления. При этом наблюдается смена акцентов и тональности в понимании сути и задач супрематизма от экстремистски-эпатажного манифестирования в работах 1920-23 гг. к более глубоким и спокойным рассуждениям 1927 г.

В брошюре-альбоме 1920 г. "Супрематизм. 34 рисунка" Малевич определяет три периода развития супрематизма в соответствии с тремя квадратами — черным, красным и белым — как черный, цветной и белый. "Периоды были построены в чисто плоскостном развитии. Основанием их построения было главное экономическое начало одной плоскостью передать силу статики или видимого динамического покоя". Стремясь освободить искусство от внехудожественных элементов, Малевич своим черным и белым "периодами" фактически "освобождает" его и от собственно художественных, выводя "за нуль" формы и цвета в некое иное, практически внехудожественное и внеэстетическое измерение. "О живописи в супрематизме не может быть речи. Живопись давно изжита, и сам художник предрассудок прошлого", — эпатирует он публику и своих коллег-художников.

К. С. Малевич. Супрематизм. Конец 1910-х. Бумага, карандаш, 20.3x21.9 см. Частное собрание.

К. С. Малевич. Супрематизм. Около 1927 гг. Стеделик музеум (Городской музей), Амстердам

К. С. Малевич. Супрематизм. 1917 г. Краснодарский краевой художественный музей, Краснодар

"Построение супрематических форм цветного порядка ничуть не связано эстетической необходимостью как цвета, так формы или фигуры; тоже черный период и белый". Главными параметрами супрематизма на этом этапе ему представляются "экономическое начало", энергетика цвета и формы, своеобразный космизм. Отголоски многочисленных естественнонаучных (физических, в частности), экономических, психологических и философских теорий того времени сливаются здесь у Малевича в эклектическую (а сегодня мы сказали бы постмодернистскую, хотя и у главного авангардиста!) теорию искусства.

Как художник с тонким живописным чутьем, он ощущает различную энергетику (реальную энергетику) любого предмета, цвета, формы и стремится "работать" с ними, организовать их в плоскости холста на основе предельной "экономии" (эту тенденцию в наше уже время по-своему разовьет минимализм). "Экономия" выступает у Малевича при этом "пятой мерой", или пятым измерением искусства, выводящим его не только из плоскости холста, но и за пределы Земли, помогая преодолеть силу притяжения и, более того — вообще из нашего трех-четырехмерного пространства в особые космическо-психические измерения.

Супрематические знаковые конструкции, заменившие, как утверждал Малевич, символы традиционного искусства, превратились вдруг для него в самостоятельные "живые миры, готовые улететь в пространство" и занять там особое место наряду с другими космическими мирами. Увлеченный этими перспективами, Малевич начинает конструировать пространственные "супремусы" — архитектоны и планиты, как прообразы будущих космических станций, аппаратов, жилищ и т. п. Категорически отказавшись от одного, земного, утилитаризма, он под влиянием новейших физико-космических теорий приводит искусство к новому утилитаризму, уже космическому.

К. С. Малевич. Черный квадрат в белом квадрате и черный круг в белом квадрате ( обложка ). 1919 г. Государственный Русский музей, Санкт-Петербург

Главный элемент супрематических работ Малевича — квадрат. Затем будут комбинации квадратов, кресты, круги, прямоугольники, реже — треугольники, трапецоиды, эллипсоиды. Квадрат, однако, — основа геометрического супрематизма Малевича. Именно в квадрате усматривал он и некие сущностные знаки бытия человеческого (черный квадрат — "знак экономии"; красный — "сигнал революции"; белый — "чистое действие", "знак чистоты человеческой творческой жизни"), и какие-то глубинные прорывы в Ничто, как нечто неописуемое и невыговариваемое, но — ощущаемое. Черный квадрат — знак экономии, пятого измерения искусства, "последняя супрематическая плоскость на линии искусств, живописи, цвета, эстетики, вышедшая за их орбиту".

mirznanii.com

Топ-10 самых дорогих работ Казимира Малевича

Наследники Малевича, получившие пять картин художника из Музея Стеделейк в Амстердаме и по одной из Музея современного искусства в Нью-Йорке и Гарвардского университета в Бостоне, все (или почти все?) их так или иначе распродали (и, что понятно, именно они возглавляют топ-10 работ Малевича, проданных на аукционах). Теперь вероятность появления на открытых торгах живописных произведений художника близка к нулю. Или все же нет? «Артгид» предлагает проследить за судьбой самых дорогих работ автора «Черного квадрата».

1. Супрематическая композиция. 1916. Холст, масло. 88,5 х 71. Продана на аукционе Sotheby’s, Нью-Йорк, 3 ноября 2008 года за $60 млн

Выставлена на аукцион наследниками художника. Картина экспонировалась в 1927 году на берлинской выставке Große Berliner Kunstausstellung, проходившей с 7 мая по 30 сентября 1927 года. Малевич прибыл в Берлин 29 апреля, а его экспозиция в рамках выставки открылась 14 мая. Но уже 5 июня художник вынужден был вернуться в СССР (советские чиновники не продлили ему заграничную визу), оставив все размещенные на выставке работы (около семидесяти) на попечение немецкого архитектора Гуго Херинга и надеясь вернуться за ними в будущем году, однако за границу его так больше и не выпустили. Незадолго до смерти Херинг передал хранившиеся у него работы в Городской музей Амстердама (музей Стеделейк) с условием ежегодных выплат определенных сумм в течение 12 лет, но после смерти Херинга его наследники получили сразу всю сумму (хотя нет никаких подтверждающих это документов), и «Супрематическая композиция», в числе других работ Малевича, вошла в собрание Стеделейка.

С 1970-х годов наследники Малевича пытались добиться возвращения этих картин, но безуспешно, до тех пор пока в 2002 году 14 работ из коллекции Стеделейка не были вывезены на выставку Малевича «Казимир Малевич. Супрематизм» в Музей Гуггенхайма. Часть наследников, будучи гражданами США, возбудила на территории США иск против голландского музея, и Стеделейк предпочел внесудебное соглашение, вернув им пять из тридцати шести хранившихся в музее живописных работ (в том числе и «Супрематическую композицию») в обмен на отказ от дальнейших претензий. Это полотно до сих пор остается самой дорогой картиной русского художника, когда-либо проданной на аукционе.

 

2. Мистический супрематизм (Черный крест на красном овале). 1920–1922. Холст, масло. 100,2 х 59,2. Продан на аукционе Sotheby’s, Нью-Йорк, 5 ноября 2015 года за $37,77 млн

«Черный крест на красном овале» повторяет судьбу «Супрематической конструкции» — это одна из пяти картин, возвращенных наследникам из Стеделейка.

 

3. Супрематизм. 18-я конструкция. 1915. Холст, масло. 53,3 х 53,3. Продана на аукционе Sotheby’s, Лондон, 24 июня 2015 года за £21,43 млн ($33,76 млн)

Та же история, что в двух предыдущих случаях. Судьба оставшихся двух полотен, переданных наследникам из Стеделейка, такова: картина «Супрематизм: живописный реализм футболиста. Красочные массы в четвертом измерении» (1915) была продана в 2011 году в Институт искусств, Чикаго (сумма не разглашается), а «Письменный стол и комната» (1913) фигурировали на последней выставке Малевича в Тейт Модерн (16 июля — 26 октября 2014) как «предоставленные анонимно» (даже не традиционное «частное собрание» в случае тех коллекционеров, которые желают сохранить инкогнито). Что это значит — остается загадкой.

 

4. Супрематическая композиция. 1919–1920. Холст, масло. 80,5 х 80,5. Продана на аукционе Phillips 11 мая 2000 года за $17 млн

Как и предыдущие, эта картина экспонировалась на берлинской выставке Große Berliner Kunstausstellung в 1927 году и после отъезда художника в СССР осталась в Германии. В 1935 году тогдашний директор Музея современного искусства в Нью-Йорке Альфред Барр вывез «Супрематическую композицию» и еще двадцать работ в Нью-Йорк на выставку «Кубизм и абстрактное искусство». К тому моменту в Германии у власти уже были нацисты, и «дегенеративное искусство» Малевича приходилось прятать. Прятал его у себя в подвале в Ганновере директор Provinzialmuseum Александр Дорнер, который передал их Барру тайно. Барр также тайно их вывез, а потом попросту оставил в МоМА, где многие из них и находятся до сих пор. В 1999 году по соглашению с наследниками Малевича музей вернул им «Супрематическую композицию» и несколько графических работ.

 

5. Автопортрет. 1909–1910. Бумага, гуашь, акварель, карандаш. Диаметр 25,1. Продан на аукционе Sotheby’s, Лондон, 3 февраля 2015 года за £5,75 млн ($8,66 млн, рекорд для графики Малевича)

Это один из трех автопортретов, созданных Малевичем между 1908 и 1911 годами (два других хранятся в Третьяковской галерее и Русском музее). Он происходит из коллекции Георгия Костаки, продавшего его в 1962 году. 5 февраля 2004 года он уже продавался на аукционе Christie’s в Лондоне, и тогда цена его продажи составила £162 тыс., то есть за одиннадцать лет стоимость «Автопортрета» выросла более чем в 35 раз.

 

6. Голова крестьянина. Около 1911. Бумага на картоне, гуашь, уголь. 46 х 46. Продана на аукционе Sotheby’s, Лондон, 2 июня 2014 года за £2,1 млн ($3,5 млн)

Эта работа экспонировалась еще на организованной Михаилом Ларионовым и Наталией Гончаровой выставке «Ослиный хвост» в 1912 году, и также участвовала в берлинской выставке 1927 года, во время которой художник подарил ее Гуго Херингу. Затем она по наследству перешла к его жене и дочери. В 1975 году «Голова крестьянина» была продана через галерею Гмуржинска в Кельне отцу владельцев, которые и выставили ее на торги Sotheby’s.

 

7. Супрематическая фигура. 1931–1932. Холст, масло. 71 х 44,5. Продана на аукционе Bonhams, Лондон, 21 июня 2004 года за £780 тыс. ($1,43 млн)

Принадлежала семье художника, затем коллекционеру Соломону Шустеру, у которого была приобретена в 1960-х годах.

 

8. Пейзаж с двумя фигурами. 1931. Холст, масло. 48 х 58,5. Продан на аукционе Christie’s, Лондон, 30 июня 1999 года за £460 тыс. ($724 тыс.)

Принадлежал ученице Малевича Анне Лепорской, от которой перешел по наследству ее падчерице Нине Суетиной. Продан выставившему ее на аукцион владельцу через галерею Гмуржинска, Кельн.

 

9. Голова крестьянина. 1910. Картон, гуашь. 46 х 46. Продана на аукционе Sotheby’s, Лондон, 22 июня 1993 года за £230 тыс. ($342,2 тыс.)

Хотя эта «Голова крестьянина» не имеет такого внушительного провенанса, как в предыдущих случаях, она зато имеет богатую выставочную историю: она фигурировала на ретроспективе «Казимир Малевич. Его путь от импрессионизма к супрематизму», прошедшей в 1919–1920 годах в рамках XVI-й Государственной выставки в Москве, была на той же выставке 1927 года в Берлине, что и первые четыре самые дорогие работы художника, и поэтому долгое время держала аукционный рекорд для графических работ Малевича, который был побит лишь в прошлом году другой «Головой крестьянина» (№ 6 в нашем списке).

 

10. Супрематизм. 34 рисунка. Уновис, Витебск, 1920. Литографированное издание. 22 х 18. Продано на аукционе Sotheby’s, Лондон, 25 июня 1997 года за £91 тыс. ($151,6)

Полная книга с 34 литографиями, обложкой и четырьмя страницами факсимильного рукописного текста художника, ручная печать (при участии Эль Лисицкого) в литографской мастерской Уновиса (подробно все 34 рисунка можно увидеть, например, здесь). Сколько экземпляров книги было напечатано, точно неизвестно, — предположительно, около ста. 

Цены указаны с учетом премии покупателя, цена в долларах в скобках приводится на момент продажи работы. «Артгид» благодарит Маргариту Даньшину, специалиста Sotheby’s, за помощь в подготовке материала.

 

artguide.com

Беспредметность в супрематизме Казимира Малевича

Гений Казимира Малевича: интеллектуально-чувственное искусство или искусство пиара?

Однажды ученик спросил мастера дзэн: — Учитель, как войти в Дао? — Ты слышишь журчание ручья? — Да, и что? — Это путь, чтобы войти. Даосская притча

Черный квадрат. Супрематизм.

Однажды в начале 1914 года Казимир Малевич работал над очередным произведением, но, будучи недоволен результатом, в досаде закрасил весь этюд черной краской. Получился Черный квадрат. Сотворив его, Художник был устрашён и почти парализован: по собственному признанию, он несколько дней не мог прийти в себя, не ел и не спал. Но сила духа победила — Художник понял значение своего открытия и к концу 1915 года подготовил несколько десятков работ в новом стиле.

Впервые на выставке "0,10" картина "Черный квадрат" висела на самом видном месте

Впервые на выставке «0,10» картина «Черный квадрат» висела на самом видном месте, в так называемом красном углу, где в русских домах, согласно православным традициям, вешали иконы.

Картина была впервые представлена на футуристической выставке «0,10» в декабре 1915 года. Вместе с другими 39 работами Малевича. «Черный квадрат» висел на самом видном месте, в так называемом красном углу, где в русских домах, согласно православным традициям, вешали иконы.

Современники Малевича реагировали на увиденное чудо по-разному. Общество разделилось на два враждующих стана: поклонников Малевича и его врагов. Особенно страстные нападки достались на долю «Черного квадрата. Вот небольшая выборка из длинного списка эпитетов, которыми публика награждала эту картину.Гробовая плита мира искусства, Икона дьявола, Формула небытия, Черная дыра, Зловещее полотно, Ужас смерти, Люк в преисподнюю, Мрак, Вечная тьма и т.д.

В культуре множества древних народов квадрат был символом Земли как основы жизни человека и всех обитающих на ней существ. В этой фигуре интуитивно ощущаются положительные качества: устойчивость, прочность, симметрию, простоту.

«Черный квадрат» 1915 г. Холст, масло. 79,6 x 79,5 см Государственная Третьяковская галерея, Москва, Россия

«Черный квадрат» 1915 г. Холст, масло. 79,6 x 79,5 см Государственная Третьяковская галерея, Москва, Россия

Квадрат визуализирует число 4 — миростроительное число, которым измеряются стороны света, времена года, число конечностей животных и человека, число опор дома, храма, фазы элементарной частицы-волны электромагнитных колебаний… Число 4 изобилует в священных книгах и произведениях поэтов: 4 Евангелия, 4 великих пророка, 4 жены Иакова, основателя народа Израиля, 4 истины Будды…Отчего же эта почтенная фигура так испугала современников Малевича? Может быть, дело в цвете?Черный цвет — это цвет тьмы, бездны, смерти, скорби и всяческого зла, включая колдовство и ведовство. Однако черный, по представлениям древних индусов и эллинов, не противостоит белому, но является его инобытием, и в силу этого обстоятельства содержит не только негативные, но и позитивные смыслы. В древнейших индийских Упанишадах черное понимается как сверх-белое, то есть ослепительный свет, лишающий человека зрения. Та же мысль о сверхсветлом мраке встречается у Платона. Этот невидимый глазом свет, тождественный мраку, — не что иное, как Бог, непознаваемый в своей сущности.Тайный смысл, вложенный в «Черный квадрат» Малевич излагает в своем сочинении «Супрематизм. Мир как беспредметность, или Вечный покой»: «Нет ни одной иконы, где бы изображен был бы нуль. Сущность Бога — нуль благ, и в этом в то же время и благо» Другими словами Бог у Малевича — начало, которое само себя превращает в собственную противоположность, чтобы стать нулем, нулем покоя. Поэтому он и заговорил о черном квадрате, нулевой форме, как иконе своего времени.

«Супрематизм. Живописные объемы в движении» 1915 г. Холст, масло. 87,5 x 72 см. Государственный Русский музей, Санкт-Петербург, Россия

«Супрематизм. Живописные объемы в движении» 1915 г. Холст, масло. 87,5 x 72 см. Государственный Русский музей, Санкт-Петербург, Россия

После сведения формы к нулю, к беспредметности, Малевич исследует то, что за нулем: ничто, существование без цели, чистое познание. С измерением за нулем он связывает творчество, процесс творения, который является «чистым действием», в котором сосредоточено всеобщее возбуждение мира, возбуждение без цели, в котором нет предметного представления о времени и пространстве. В связи с этим Малевич, исходя из библейского креационизма, сотворения мира, формулирует главные принципы своего мировоззрения — движение и покой: «Бог — покой, покой — совершенство, достигнуто все, окончена постройка миров, установлено в вечности движение. Движется его творческая мысль, сам же он освободился от безумия, ибо больше не творит»; т.е. «Бог задумал построить мир, чтобы освободиться навсегда от него, стать свободным, принять в себя полное «ничто» или вечный покой как немыслящее больше существо, ибо не о чем больше мыслить, все совершенно».Такое состояние можно понять, как Ничто нирваны, Ничто вечного покоя. Покой — это совершенство, это Ничто, Нуль. Поскольку абсолютный Нуль предшествует всем вещам, поскольку это Ничто, его невозможно понять.Наконец, Абсолют, который Малевич обнаруживает в пространстве за нулем, можно истолковать в духе даосизма, как это читаем в «Дао Дэ Цзин»: «Дао пусто, но в применении неисчерпаемо», «Превращение в противоположность есть действие дао . В мире все вещи рождаются в бытии, а бытие рождается в небытии». В даосизме пустота определяет бытие.Таким образом, восстание Малевича против вещи, против феномена вещи, ее воображаемой видимости, которая заслоняет вещественность, то есть скрытое сущее вещи, таящееся зачастую в пустоте или невидимости, сближает мир художника с феноменологической философской системой.

«Под Супрематизмом я понимаю супрематию чистого ощущения в изобразительном искусстве. С точки зрения супрематиста, явления предметной природы как таковые не имеют значения; существенным является лишь чувство как таковое, совершенно независимо от окружения, в котором оно было вызвано.» (Казимир Малевич. Собрание сочинений в пяти томах». Т.2, 1998)

Василий Кандинский, известный абстракционист того времени, так пишет о способности зрителя воспринимать беспредметность в искусстве: «Выключение предметности из живописи ставит, естественно, очень большие требования – способности переживать чисто художественную форму. От зрителя требуется, стало быть, особое развитие в этом направлении, являющееся неизбежным.»

 

Творческий путь Малевича
Казимир Северинович Малевич родился 11 февраля 1878 года в Киеве.

Казимир Северинович Малевич родился 11 февраля 1878 года в Киеве.

1878 г.  Казимир Северинович Малевич родился 11 февраля 1878 года в Киеве. Его отец работал на свеклосахарных заводах, которые обычно строились в глуши. Детские годы Казимира прошли в украинском селе. До 12 лет в Моевке, затем в Пархомовке, Волчке, Белополье; далее до 17 лет он преимущественно оставался в Конотопе. В 1895-1896 г.г. посещал Киевскую рисовальную школу.

1896 г. (18 лет)  В 1896 году семья Малевичей переехала в Курск. Здесь Казимир работал чертёжником в Управлении Московско-Курской железной дороги, параллельно занимаясь живописью. Вместе с соратниками по духу Малевич сумел организовать в Курске художественный кружок. Малевич вынужден был вести как бы двойную жизнь — с одной стороны повседневные заботы провинциала, нелюбимая и тоскливая служба чертёжником на железной дороге, с другой же — жажда творчества. Он рисовал пейзажи и увлекался творчеством «передвижников» Шишкина и Репина, музыкой, которую помогал ему глубже понять композитор Николай Рославец.

1904 г. (26 лет)  В 1904 году Казимир Малевич начал посещать Московское училище живописи, ваяния и зодчества. Сначала он был увлечен импрессионистами, затем иконописью, которая, по его собственному признанию, помогла ему понять «эмоциональное искусство крестьян, которое любил раньше, но не уяснил всего того смысла, который открылся после изучения икон». Следует отметить, что Казимир Малевич уже тогда был достаточно тщеславен и самолюбив, желая быть во всем первым. Он пробовал все модные в то время стили и почерки, пока не нашел того, что до него никто не делал.

«Точильщик» К. Малевич (1912 г.)

«Точильщик» К. Малевич (1912 г.)

1913 — 1915 г. (35-37 лет) 1913 год в перспективе времени вырос в одну из великих дат всей отечественной истории XX века. Последний мирный год старой России, пик ее экономического и культурного расцвета, он обладал какой-то магнетической притягательностью — вокруг 1913 года постоянно кружила мысль Малевича, этот год он объявлял главной датой супрематизма, сделав его точкой отсчета в развитии своей художественно-философской системы.1914 — 1915-й годы были переполнены трагическими событиями — шла Первая империалистическая война. В России крайне обострилась классовая борьба — в городах, деревне, на идеологическом фронте. В мире воцарилась кровавая мгла. Сбылось пророчество Исайи: «Звёзды небесные и светила не дают от себя света; солнце меркнет при восходе своём, и луна не сияет светом своим». (Ис.13:10)Свою первую брошюру «От кубизма и футуризма к супрематизму» Малевич распространял на знаменитой выставке «0,10». По его просьбе выставка была названа последней футуристической. Это был его ответ на приезд в Москву вождя итальянских футуристов Филиппо Тамазо Маринетти. Футуризм возник в Италии в 1909 г. и претендовал в Европе на главенствующую роль в современном искусстве. По мнению итальянских футуристов, все, что было до изобретения самолета и паровоза уже не отражало динамику современной жизни. Вместо культа женщины они предлагали воспеть машину и скорость, а на холстах отразить машинный мир и передать принцип мелькания, то есть передать человека, летящего на самолете, несущегося на поезде или на автомобиле. Названия картин были соответствующие: «Мчащийся автомобиль», «Женщина, выбегающая на балкон», «Мчащийся поезд». Этого Малевичу показалось мало.

Вслед за французами Малевич испробует кубизм – разрезание предметов на части и произвольный синтез на холсте. Таким образом, чтобы изобразить не внешние очертания скрипки, а саму музыку. Если футуризм был реакцией на появление кинематографа, то кубизм сам дал кинематографу корни искусства монтажа. Но кубисты и футуристы разрушают старое искусство только деформируя предметы. Но полностью не отказались от него, не перешли последнюю черту, которая отделяла старое искусство от нового. Эту запретную черту переступил Малевич. Создав беспредметное искусство, он объявил, что живопись самоценна, что чистые формы и чистый цвет способны выразить духовные ощущения художника и создал новое направление в живописи – супрематизм. Супрематизм (от лат. supremus — превосходный) означает превосходство субъективного ощущения художника над впечатлениями от внешнего мира. По мысли Малевича Художник должен не копировать натуру, а создавать собственные художественные миры.

«Супрематическая композиция», К. Малевич (1916 г.)

«Супрематическая композиция», К. Малевич (1916 г.)

Супрематический мир Малевича имел четкие признаки:

  1. Три формы: квадрат, крест и круг. Из этих первых форм рождаются все остальные отношения в супрематической композиции.
  2. Три стадии: черно-белую, цветную и белую. Черный квадрат исследовал отношения форм, красный – цветов, белый – фактуру.
  3. Белый фон (для Малевича он означал духовное, чистое, бесконечное) и доминирование основных цветов: белый, черный, красный.
  4. Повторы простых форм создают ритмическое напряжение и контрасты пропорциональных отношений.
  5. Противопоставление форм – конфликт взаимодействия сил в картине.

После черного квадрата — уничтожения всего предметного в живописи — Малевич в 1915 — 1916 гг. переходит к динамическому супрематизму, где выявляет все возможности бесконечного в цвете. Живопись чистого цвета, цветописная плоскость динамизирована, в ней наблюдается вектор движения или она парит в космическом пространстве. Устремленность цветовых плоскостей на преодоление силы притяжения и их полет представляют не столько полет к иным мирам, сколько сдвиг в искусстве, смещение в суть «вне предметов, вне сознания, вне разума и вне понятия» [Малевич].

Над ним часто смеялись, его работы вышвыривались из выставочных залов, но он был невероятно упрям. И в конце концов утвердил себя в мировом искусстве простым черным квадратом на белом фоне. Потом цветными прямоугольниками на белом фоне, затем белым прямоугольникам на белом фоне. И, наконец, простой, загрунтованный белым, холст. Супрематическое зеркало! На холсте не было изображено ничего.«Квадрат в белом обрамлении уже был первой формой беспредметного ощущения. Белые поля – это не поля, обрамляющие чёрный квадрат, но только ощущение пустыни, ощущение небытия, в котором вид квадратообразной формы является первым беспредметным элементом ощущения. Это не конец Искусства, как полагают ещё до сих пор, а начало действительной сущности.» К. МалевичХудожник объявил конец живописи, сломал кисти, сжег палитру, краски раздал друзьям и уехал в провинцую.

1919 г. (41 год) В сентябре 1919 года начался новый этап в жизни и творчестве Малевича. Его пригласили преподавать в Витебскую народную художественную школу, которую в то время возглавлял Марк Шагал. Въезд Малевича в Витебск возмутил спокойствие провинциального городка. Местные газеты писали: «Приехал знаменитый художник-футурист, побивший рекорд в искусстве супрематизмом.» Вокруг Малевича объединилась жаждущая новых форм молодежь. Группу своих учеников он назвал УНОВИС – утвердители нового искусства. Малевич сменил кисть на перо и стал создавать теорию новейшего искусства. В то время Малевич настолько увлекся своим детищем, что даже свою родившуюся дочь называет Уной.

Участники группы Уновис. Витебск, 1922 год (Слева направо) стоят: Иван Червинко, Казимир Малевич, Ефим Рояк, Анна Каган, Николай Суетин, Лев Юдин, Евгения Магарил; сидят: Михаил Векслер, Вера Ермолаева, Илья Чашник, Лазарь Хидекель.

Участники группы Уновис. Витебск, 1922 год (Слева направо) стоят: Иван Червинко, Казимир Малевич, Ефим Рояк, Анна Каган, Николай Суетин, Лев Юдин, Евгения Магарил; сидят: Михаил Векслер, Вера Ермолаева, Илья Чашник, Лазарь Хидекель.

Малевич настолько погрузился в супрематизм, что буквально старался склонить к супрематизму все виды искусства. Появляется супрематический театр, нечто невообразимо условное. Позже он предлагает Даниилу Хармсу написать «Черный квадрат в прозе», сам же Малевич создает «Черный квадрат» в музыке: цель музыки — молчание. Малевич увлекается астрономией, его интересуют глубины Вселенной. Мысли о космосе не дают ему покоя. Малевич вводит в обиход понятие спутник Земли, пишет, что путешествия на другие планеты возможно только при создании на орбите обитаемых супрематических спутников. Мечты о покорении космоса прерывает арест. От заключения его спасает только то, что при обыске у него находят личную переписку с Луначарским.

Афиша на лекцию К.Малевича (1922)

Афиша на лекцию К.Малевича (1922)

1924 -1926 г.г. (46 лет)  В 1924 г. Малевич покидает Витебск и отправляется в Петроград. После года безработицы, нищеты и смерти жены Малевич становится директором Института Художественной Культуры. И здесь он начинает заниматься супрематической архитектурой. Создает из белого гипса модели архитектуры будущего, которые он называет архитектоны. Это были всё те же супрематические идеи, только в трех измерениях. Самое удивительное, что архитекторы приняли его идеи и можно совершенно точно говорить о том, что Малевич оказал значительное влияние на отечественный и мировой дизайн, архитектуру. Но и этого показалось Малевичу мало. У него наполеоновские планы по созданию супрематического ордена, чтобы ввести супрематизм во все сферы духовной и материальной жизни человечества.В Петрограде Малевич со своими соратниками в Институте Художественной культуры занимается созданием теории искусства и в частности исследует теорию добавочного элемента в живописи. Малевич считал, что изменения в живописи происходят не случайно, а благодаря прибавлению добавочного элемента, нового отношения прямой и кривой линии. И этот ген, этот добавочный элемент, первоформу Малевич с учениками искал в пяти направлениях искусства: импрессионизме, сезанизме, футуризме, кубизме и супрематизме.В середине 1926 г. выходит разгромная статья «Монастырь на гособеспечении» и как следствие — институт закрыли, сотрудников разогнали.

1927 г. (49 лет) Весной 1927 г. Малевич получил разрешение за свой счет выехать заграницу и визу в Польшу, Германию и Францию. Малевич взял с собой большинство картин, весь свой архив и 22 таблицы по теории прибавочного элемента. После успешного посещения Варшавы Малевич отправляется в Берлин, где его выставка имеет большой успех. Художника ждал ещё Париж, но в один из дней ему передали письмо из СССР, где ему предписывалось покинуть Германию в течении 24 часов и вернуться на родину. Малевич оставляет всё свое наследие в Берлине и пишет завещание, как поступить на случай его заключения или смерти. Сразу по возвращению в Ленинград Малевича арестовывают и только благодаря ходатайствам его многочисленных друзей художника отпускают на свободу и даже устраивают выставку.

1928-1932 г.г. (50-54 года) Но Малевич не был бы Малевичем, если бы не создал новое направление: постсупрематизм. Люди без лиц — это его новые современники, отшлифованные идеологическим наждаком.

«Девушки в поле», К. Малевич (1932)

«Девушки в поле», К. Малевич (1932)

Малевича арестовывают, пытают, требуют признания в шпионаже в пользу Германии. После выхода из тюрьмы на его полотнах появляются лица. Малевич создает ряд великолепных портретов, которые представляют собой синтез традиций супрематизма, русской иконы и эпохи возрождения.

«Девушка с гребнем в волосах» К. Малевич (1932—1933)

«Девушка с гребнем в волосах» К. Малевич (1932—1933)

1933-1935 г.г. (55-57 лет) В 1933 году стало известно, что Малевич болен раком предстательной железы.В 1935 году на «Первой выставке ленинградских художников» экспонировались его работы последних лет. В следующий раз его полотна будут выставлены нескоро — только в 1962 году.Болезнь быстро прогрессировала — последний год Казимир Северинович практически не вставал с постели. Он жил бедно и даже не получал пенсию от Союза художников. Чтобы окончательно утвердить супрематическую веру больной художник пишет завещание, где просит похоронить его в крестообразном гробу с широкораспростертыми руками по оригинальному супрематическому обряду под высоким дубом.

Казимир Малевич скончался 15 мая 1935 года в Ленинграде. Главное внимание уделялось художественной стороне похорон. На похоронах играли авангардную музыку в четыре руки, а Даниил Хармс читал свои заумные стихи.

Через 2 года в память о Казимире Малевиче Хармс написал «Черный квадрат» в прозе:

«Жил один рыжий человек, у которого не было глаз и ушей. У него не было и волос, так что рыжим его называли условно. Говорить он не мог, так как у него не было рта. Носа тоже у него не было. У него не было даже рук и ног. И живота у него не было, и спины у него не было, и хребта у него не было, и никаких внутренностей у него не было. Ничего не было! Так что непонятно, о ком идет речь. Уж лучше мы о нем не будем больше говорить.»

«Я развязал узлы мудрости и освободил сознание краски. Снимайте же скорее с себя огрубевшую кожу столетий, чтобы вам легче было догнать нас. Я преодолел невозможное и пропасти сделал своим дыханием. Вы в сетях горизонта, как рабы!Мы, супрематисты, бросаем вам дорогу. Спешите! Ибо завтра не узнаете нас». К.С. Малевич

Памятный Знак в районе захоронения праха К. Малевича, август 2013 года

Памятный Знак в районе захоронения праха К. Малевича, август 2013 года

Похожие статьи:

athena.by

Супрематизм — Традиция

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»

Супремати́зм (лат. supremus — наивысший) — направление в искусстве, основанное как метод выражения структуры мироздания в построении композиционной формы художественного произведения из комбинаций разноцветных плоскостей и простейших очертаний: прямой линии, квадрата, круга и прямоугольника, в наипростейших формах, которые лежат в основе всех других форм физического мира.

Термин, восходящий к латинскому корню «suprem», означает доминирование, превосходство цвета над всеми остальными свойствами живописи. В супрематических картинах отсутствует представление о верхе и низе, левом и правом. Все направления картины равноправны, как в космическом пространстве. Пространство картины больше неподвластно земному тяготению, ориентации верх-низ, оно перестало быть геоцентричным, то есть частным случаем Вселенной. Возникает самостоятельный мир, замкнутый в себе, и в то же время соотнесённый как равный с универсальной мировой гармонией.

Сочетание цветового мышления с разновеликими супрематическими фигурами образует пронизанные внутренним движением уравновешенные ассимметричные супрематические композиции, художественное произведение, прообраз архитектурно-скульптурных или пространственно-супрематических моделей архитектонов, в которых плоские элементы очертаний композиционного мотива художественного произведения предварительный набросок, фиксирующий замысел для построения объёмно-пространственных форм скульптурных и архитектурных сооружений.

Вертикальные и горизонтальные архитектонные макеты супрематических архитектурных моделей строятся на пространственной динамике, комбинаций объёмов из художественных плоскостных форм. В поиске четвёртого измерения и стремлении преодолеть земное притяжение архитектоны имеют различное применение в архитектуре и строительстве, дизайне интерьеров, в монументально-декоративных композициях, а также в качестве моделей объектов космически-динамической архитектуры. В литературе, музыке и кинематографе сюжетная беспредметность основа построения композиционного пространства произведения, направление беспредметного искусства.

Происхождение;[править]

Первая половина 1911 года для художника Казимира Малевича была богата на публичные смотры: помимо выставок в старой столице, он выступил вместе с группой москвичей на третьей выставке петербургского «Союза молодёжи». Сближение с петербуржцами послужило для него прологом будущих существенных событий. На следующей московской выставке, собранной неутомимым художником Ларионовым и получившей шокирующее название «Ослиный хвост» в 1912 году, Малевич экспонировал более двух десятков работ, большинство из них сохранились. И действительно, для «Аргентинской польки», «Провинции» и прочих работ вдохновлявшими образцами были произведения фольклорного искусства — вывески, лубки, росписи подносов.

Все картины были сюжетно-бытовыми: так, устремляется к воде неуклюжий «Купальщик» с ластоподобными конечностями, оплывший книзу «Садовник» окаменел, как памятник самому себе, а «Полотёры», напротив, лихо изогнуты в трудовом раже. Неимоверная сила цвета, его красочная интенсивность словно деформируют своим брутальным напором рисунок и композицию. Не только с точки зрения академических канонов, но и с точки зрения здравого смысла не может быть таких анатомических аномалий в человеческих фигурах, каковые наблюдаются у «Купальщика» или «Полотёров». Однако Малевич напряжённо и трудно нащупывал ту истину, которую впоследствии будет считать единственно верной: картина должна представлять собой самостоятельный организм, который развивается и строится по своим собственным законам, законы же эти диктуются чисто живописными средствами, прежде всего цветом. Путеводными ориентирами на этом пути ему служили также и французские фовисты, прозванные так за пронзительную мощь цвета.

Под «подражанием иконе» Малевич имел в виду, прежде всего «Эскизы фресковой живописи». Однако золотистые темперы были прямолинейной и не слишком убедительной стилизацией иконописи, а по существу её традиции оказали влияние на тот жанр Малевича который он определял словом «трудовой». Взгляд Малевича на происхождение иконы отличался оригинальностью. Он считал её высшей ступенью «крестьянского искусства». Вместе с тем, какая-то правда была в его отношении к иконописи как подлинно народному виду творчества: без святых образов был немыслим крестьянский быт. На полотнах первой крестьянской серии — «Жница», «Плотник», «Крестьянка с вёдрами и ребёнком», «Уборка ржи», все 1912 года, хорошо виден решительный перелом в искусстве Малевича.

Фигуры крестьян, занятых насущными заботами, распространены на всё поле картины, они примитивистски упрощены, преднамеренно укрупнены и деформированы во имя большей выразительности, иконописны по звучанию цвета и строго выдержанной плоскостности. Сельские жители, их труд и быт возвеличены и героизированы. Крестьяне Малевича, словно составленные из выгнутых листов жёсткого, с металлическим отливом материала, при всей своей схематичности первоначально обладали узнаваемыми формами реальных мужских и женских фигур. Грубо вырубленные головы и мощные тела чаще всего размещались в профиль. Персонажи, изображённые в фас, впечатляли монументальной застылостью черт. Крестьянские физиономии явно хранили воспоминания о сумрачных ликах церковных образов.

Вместе с тем, «иконописные» головы крестьянок, молящихся в храме, или лицо деревенского косаря, торжественно предстоявшего на пылающем красном фоне, удивительным образом сочетали каноническую большеглазость и обобщённость внеиндивидуальных черт с трёхгранными носами и экзотической окраской лиц. В замыкавших крестьянскую серию полотнах — «Женщина с вёдрами» и «Утро после вьюги в деревне» 1912 года, «Голова крестьянской девушки» 1913 года — цилиндры и конусы, ещё напоминая о породивших их человеческих фигурах и бытовых сюжетах, всё более и более обособлялись, начинали вести самочинную жизнь. Формировался новый художественный строй картины: она была призвана воздействовать на зрителя уже не фабулой, темой, а прежде всего выразительной игрой живописных элементов. Они подчинялись собственной пульсации, собственной логике в пространственном расположении, рифмуясь или контрастируя друг с другом.

Композиция тяготела к сложной пластической партитуре, насыщенной ритмическими повторами, неожиданными столкновениями или мягкими созвучиями красок, оттенков и линий. Картина «Точильщик», написанная Малевичем в 1912 году, в перспективе времени превратилась в классическое полотно русского кубофутуризма. Вспомогательное название лучше всего говорило о том, чего добивался автор. И, действительно, в радостном повторе бесчисленно дробящихся контуров и силуэтов, в стальном серо-голубом колорите, контрастно оттенённом «ржавыми» пятнами цвета, почти что физически ощущается «принцип мелькания» ритмично натачиваемого ножа, в неуловимую долю времени оказывающегося в разных точках пространства.

Кубофутуристические портреты Малевича — уже упомянутый портрет Клюна, портрет Михаила Матюшина, воссоздавали человеческий облик, сконструированный из разнообразных зрительных переживаний, из ассоциативных цепочек, в которые выстраивались предметные и фактурные комбинации. Человеческое «лицо» представало на этих портретах как проекция внутренних ощущений, как совокупность впечатлений, в которых художник стремился выразить суть личности. Основные события биографии Малевича в 1913 году развертывались в Петербурге, где он оказался в эпицентре «бури и натиска» русского авангарда. Этот год, последний мирный год старой России, начался для художника официальным вступлением в «Союз молодёжи». Третьего января Малевич был принят в члены содружества вместе с Алексеем Моргуновым, Владимиром Татлиным и другими москвичами. Среди дружеских привязанностей Малевича одно из главных мест принадлежало музыканту, живописцу, композитору, издателю, теоретику искусства, скульптору, педагогу Михаилу Васильевичу Матюшину. Их знакомство состоялось в 1912 году, а год 1913 принёс теснейшее сотрудничество и упрочение дружбы, продолжавшейся до конца жизни обоих.

В 1913 году в промежутках между наездами в Петербург Малевич обретался в Кунцево, неподалёку от Немчиновки, где вместе с семьёй снимал дачу, это было много дешевле, чем аренда квартиры в Москве. Нехватка денег была хронической. Иногда средств не хватало даже на холст, и тогда в ход шла мебель. Трём полкам обыкновенной этажерки суждено было обрести бессмертие, став тремя картинами Малевича. «Туалетная шкатулка», «Станция без остановки», «Корова и скрипка» имеют одни и те же размеры, а по углам их деревянных прямоугольников заметны заделанные круглые отверстия, через которые некогда проходили соединявшие их стойки. Две первых работы, имеющие нейтральные названия, были исполнены по всем кубофутуристическим канонам. В их вертикальных композициях, скомпонованных из фрагментов со строгими геометрическими очертаниями, явственно читались намёки на предлагаемые картиной образы-обстоятельства: в «Туалетной шкатулке» таковыми являются деревянная панель шкатулки, запиравший её крючочек и так далее.

В «Станции без остановки», в Кунцево поезда останавливались редко, пластическим камертоном служат клубы дыма, ассоциирующиеся с движением паровоза. Кардинальный сдвиг, скачок случился в третьей работе, родившейся из разломанной этажерки. По представлениям Малевича, основополагающим законом творчества был «закон контрастов», именуемый им также «момент борьбы». Кристаллизацию закона он относил к своему кубофутуристическому периоду. В столкновении контрастных изображений Малевич увидел инструментарий, с помощью которого можно взорвать, разрушить окостеневшие догмы старого искусства. Первой картиной, наглядно воплотившей парадоксальность открытого закона, и стала «Корова и скрипка». Примечательно, что автор счёл необходимым пояснить эпатажный смысл сюжета обстоятельной надписью на обороте: «Алогическое сопоставление двух форм — «корова и скрипка» — как момент борьбы с логизмом, естественностью, мещанским смыслом и предрассудками». Следует подчеркнуть, что в «Корове и скрипке» Малевич умышленно совместил две формы, две «цитаты» символизирующие различные сферы искусства. «Корова и скрипка» положила начало алогичным, заумным полотнам Малевича.

На выставке «Союза молодёжи», открывшейся в ноябре 1913 года в Петербурге, он объединил представленные работы в две группы: «Заумный реализм» и «Кубофутуристический реализм». Разделение было вполне условным: в первую группу попали не только полотна первой крестьянской серии «Крестьянка с вёдрами», «Утро после вьюги в деревне», но и хрестоматийно кубофутуристические «Точильщик», «Усовершенствованный портрет Ивана Васильевича Клюнкова» и другие. Во вторую — «Керосинка», «Стенные часы», «Лампа», «Портрет помещицы», «Самовар». Слово «реализм» в соединении с уточняющими прилагательными означало, что Малевич видел свою цель в прорыве к реальности, лежавшей за пределами предметной иллюзорности. С наступлением ХХ века в искусстве всё с большей интенсивностью вершились грандиозные процессы рождения новой эпохи, равной по значимости Ренессансу. Тогда произошло революционное открытие реальности. Идеи «соборного творчества», культивируемые символистами, специфически преломились в среде художников-реформаторов, отвергавших символизм.

Новая попытка широкого объединения левых живописцев была предпринята на «Первой футуристической выставке картин «Трамвай В»», открывшейся в марте 1915 года в Петрограде. На выставке «Трамвай В» Малевич представил шестнадцать работ: среди них кубофутуристические заумные холсты «Дама у афишного столба», «Дама в трамвае», «Швейная машина». В «Англичанине в Москве» и «Авиаторе» с их диковинными, загадочными изображениями, непонятными фразами, буквами, цифрами подспудно звучали отголоски декабрьских спектаклей, равно как и в «Портрете М.В. Матюшина», композитора оперы «Победа над Солнцем». Против же номеров 21-25, заканчивающих список работ Малевича в каталоге, было вызывающе проставлено: «Содержание картин автору неизвестно».

Быть может, среди них скрывалась картина современным названием «Композиция с Джокондой. Частичное затмение в Москве». Рождение супрематизма из алогичных полотен Малевича с наибольшей убедительностью проступило именно в ней. Здесь есть уже всё, что через секунду станет супрематизмом: белое пространство плоскость с непонятной глубиной, геометрические фигуры правильных очертаний и локальной окраски. Две ключевые фразы, подобно надписям-сигналам немого кино, выплывают в «Композиции с Моной Лизой» на первый план. Дважды выписано «Частичное затменiе», газетная вырезка с фрагментом «Передается квартира» дополнена коллажами с одним словом «въ Москвѣ» и зеркально перевёрнутым «Петроград».

«Полное затмение» произошло в его историческом «Чёрном квадрате» на белом фоне 1915 года, где и была осуществлена настоящая «победа над Солнцем»: оно, как явление природы, было замещено, вытеснено соприродным ему явлением, суверенным и природоестественным — квадратная плоскость целиком затмила, заслонила собой все изображения. Откровение настигло Малевича во время работы над вторым, так и не осуществлённым, изданием брошюры «Победа над Солнцем». Готовя рисунки в мае 1915 года, он сделал последний шаг на пути к беспредметности. Весомость этого самого радикального в своей жизни перелома он осознал тотчас и в полной мере. В письме к Матюшину, говоря об одном из эскизов, художник написал: «Рисунок этот будет иметь большое значение в живописи. То, что было сделано бессознательно, теперь даёт необычайные плоды». Новорожденное направление некоторое время оставалось без названия, но уже к концу лета имя появилось. «Супрематизм» стал самым известным среди них.

Малевич написал первую брошюру «Отъ кубизма и футуризма къ супрематизму. Новый живописный реализмъ». Это книжечка манифест, изданная верным другом Матюшиным, распространялась на вернисаже «Последней футуристической выставки картин «0,10»», открывшейся в декабре 1915 года в помещении «Художественного бюро Надежды Добычиной». Малевич не совсем напрасно волновался по поводу своего изобретения. Сотоварищи его круто воспротивились тому, чтобы объявить супрематизм наследником футуризма и объединиться под его знаменем. Своё неприятие они объясняли тем, что ещё не готовы безоговорочно принять новое направление. Малевичу не разрешили назвать свои картины «супрематизмом» ни в каталоге, ни в экспозиции, и ему пришлось буквально за час до вернисажа написать от руки плакаты с названием супрематизм живописи и явочным порядком развесить их рядом со своими работами.

В «красном углу» зала он водрузил «Чёрный квадрат», осенявший экспозицию из 39 картин. Те из них, что сохранились до наших дней, стали высокой классикой XX века. «Чёрный квадрат» словно вобрал в себя все формы и все краски мира, сведя их к пластической формуле, где доминируют полюсность чёрного, полное отсутствие цвета и света, и белого, одновременное присутствие всех цветов и света. Подчёркнуто простая геометрическая форма-знак, не увязанная ни ассоциативно, ни пластически, ни идейно ни с каким образом, предметом, понятием, уже существовавшими в мире до неё, свидетельствовала об абсолютной свободе её создателя. «Чёрный квадрат» знаменовал чистый акт творения, осуществленный художником-демиургом.

«Новым реализмом» называл Малевич своё искусство, которое считал ступенью в истории всемирного художественного творчества. Фоном супрематических композиций является всегда некая белая среда, её глубина, её ёмкость неуловимы, неопределимы, но явственны. Необычное пространство живописного супрематизма, как говорил о том и сам художник, и многие исследователи его творчества, ближайшим аналогом имеет мистическое пространство русских икон, неподвластное обыденным физическим законам. Но супрематические композиции, в отличие от икон, никого и ничего не представляют, они — порождение свободной творческой воли, свидетельствуют только о собственном чуде. Малевич писал: «Повешенная же плоскость живописного цвета на простыне белого холста даёт непосредственно нашему сознанию сильное ощущение пространства. Меня переносит в бездонную пустыню, где ощущаешь творчески пункты вселенной кругом себя».

Бестелесные геометрические элементы парят в бесцветном, безвесном космическом измерении, представляя собой чистое умозрение, явленное воочию. Белый фон супрематических картин, выразитель пространственной относительности, одновременно и плоскостей, и бездонен, причём в обе стороны, и к зрителю, и от зрителя. Обратная перспектива икон бесконечность раскрывала лишь в одном направлении. Изобретённому направлению — регулярным геометрическим фигурам, написанным чистыми локальными цветами и погружённым в некую трансцендентную «белую бездну», где господствуют законы динамики и статики, Малевич дал наименование «супрематизм». Сочинённый им термин восходил к латинскому корню «супрем», образовавшему в родном языке художника, слово «супрематия», что в переводе означало «превосходство», «главенство», «доминирование».

На первом этапе существования новой художественной системы Малевич этим словом стремился зафиксировать главенство, доминирование цвета надо всеми остальными компонентами живописи. В группу Малевича входили его единомышленники и ученики, однако общество «Супремус» так и не было создано, деятельность кружка Малевича, члены которого участвовали в различных выставках, оставалась на уровне течения. Представленные на выставке «0,10» полотна геометрического абстрактивизма носили сложные, развёрнутые названия, и не только потому, что Малевичу не разрешили назвать их «супрематизм». Часть из них: «Супрематизм. Живописный реализм футболиста. Красочные массы в четвёртом измерении», «Живописный реализм. Мальчик с ранцем. Красочные массы в четвёртом измерении», 1915 года. «Красный квадрат. Живописный реализм крестьянки в 2-х измерениях», так звучало первоначальное полное название «Красного квадрата», 1915 года. «Супрематизм. Автопортрет в 2-х измерениях», 1915 года. «Дама у афишного столба»», 1914 года. Настойчивые указания на пространственные измерения двух, четырёхмерные говорят о его пристальном интересе к идеям «четвёртого измерения».

Собственно супрематизм подразделялся на три этапа, три периода. Художник писал в книге «Супрематизм. 34 рисунка», изданной Уновисом в конце 1920 года в Витебске литографским способом: «Супрематизм делится на три стадии по числу квадратов — чёрного, красного и белого, чёрный период, цветной и белый». Чёрный период также начинается с трёх форм — квадрата, креста, круга. «Чёрный квадрат» Малевич определяет как «нуль форм», базисный элемент мира и бытия. «Чёрный квадрат» был первофигурой, первоначальным элементом нового «реалистического» творчества. Таким образом, «Чёрный квадрат», «Чёрный крест», «Чёрный круг» были «тремя китами», на которых зиждилась система супрематизма в живописи, присущий им метафизический смысл во многом превосходил их зримое материальное воплощение. В ряду супрематических работ чёрные первофигуры обладали программным значением, лёгшим в основу чётко выстроенной пластической системы. Эти три картины, возникшие не ранее 1915 года, Малевич всегда датировал 1913 годом постановки «Победы над Солнцем», который служил для него отправной точкой в возникновении супрематизма.

На пятой выставке «Бубнового валета», в ноябре 1916 года, в Москве художник показал шестьдесят супрематических картин, пронумерованных от первой до последней. Ныне восстановить последовательность всех шестидесяти работ довольно затруднительно и из-за утрат, и по техническим причинам, не всегда внимательному отношению в музеях к надписям на оборотах. Под номером первым экспонировался «Чёрный квадрат», затем «Чёрный крест», под третьим номером — «Чёрный круг». Все шестьдесят выставленных полотен принадлежали к первым двум этапам супрематизма. Цветной период начинался также с квадрата, его красный цвет служил, по мысли Малевича, знаком цветности вообще. Последние холсты цветной стадии отличались многофигурностью, прихотливой организацией, сложнейшими взаимоотношениями геометрических элементов, они словно скреплялись неведомым могучим притяжением. Своей последней стадии супрематизм достиг в 1917 году. Малевич был мужественным художником, идущим до конца по выбранной стезе: на третьей ступени супрематизма из него ушёл и цвет. В середине 1917 года появились полотно «Белое на белом», где в бездонной белизне словно таяли белые формы.

Направление в искусстве и со-течения;[править]

traditio.wiki

Стиль Супрематизм - Фото Дизайн интерьера

Сегодня мы хотим рассказать вам об одном очень интересном направлении в дизайне интерьера — супрематизм, которое в последнее время становится все более и более популярным. И для того, чтобы глубже понять этот стиль, давайте сделаем небольшой экскурс в историю искусства, ведь именно из живописи супрематизм перешел в новую плоскость — в дизайн интерьеров.

Супрематизм появился в начале ХХ века, его основоположникам является российский художник-авангардист Казимир Малевич. Суть супрематизма заключается в том, что в этом стиле цвет стоит во главе всего, но этот цвет передается посредством геометрических фигур, которые служат проводниками цвета в композиции. В супрематизме все предметы находятся в движении и имеют некоторые связующие, с помощью которых все предметы вступают в своеобразный «танец». В начале работы над новым направлением, Малевич использовал ограниченную гамму: красный, серый, белый. Было много черного цвета, горячо любимого Малевичем, подтверждением чему является знаменитый «Черный квадрат» — абсолют цвета и формы. Позднее он начал расширять и гамму, и сложность форм в своих работах.

Чтобы лучше понять о чем речь, посмотрите следующее фото. Здесь мы видим супрематизм в трех направлениях: живопись, мода и архитектура.

В чистом виде в дизайне интерьера супрематизм встречается редко, так как это был бы совершенно не приспособленный для жизни интерьер, который подойдет только для выставок в качестве инсталляций.

Известная поклонница супрематизма — популярный и успешный дизайнер интерьеров Заха Хадид. Несмотря на то, что она работает в основном в постмодернизме, ее кумиром является Казимир Малевич, именно поэтому она создала много интересных работ в этом направлении.

Характерные черты супрематизма в дизайне интерьера

Геометрия в стиле супрематизм

Понятная всем и никогда не стареющая геометрия — главный секрет супрематизма. Строгие геометрические формы никому никогда не смогут надоесть, ведь они просты и понятны любому вкусу и уму. В интерьере это проявляется в виде прямоугольных и квадратных шкафов, тумб, полок и композиций подвесных полок.

На фото ниже представлены варианты модульных настенных конструкций, с помощью которых сразу понятно намек на какой стиль сделал дизайнер. Именно намек, ведь весь остальной интерьер выдержан в минимализме и именно в таком небольшом количестве супрематизм смотрится очень уместно.

Обратите также внимание на интересную люстру на первом фото, она отлично вписалась в интерьер и во всю тематику в целом.

Белые поверхности в стиле супрематизм

Здесь все просто, достаточно вспомнить работы Казимира Малевича — основным фоном в его работах всегда был белый цвет. Ведь именно с белым хорошо сочетаются и не конфликтуют все цвета, а уже на белом фоне, как художник, вы можете «расставлять» свои яркие фигуры. Кроме того, белый цвет дает еще большее ощущение воздушности и полета, что так ярко отображено на полотнах художников.

Конечно, не обязательно все стены делать белыми, можно подумать и над другими цветами. Но это обязательно должны быть цвета из любимой палитры Малевича — серый, черный, красный, желтый.

Открытая планировка, минимальное количество стен в стиле супрематизм

Именно благодаря этой особенности супрематизм идеально подходит для интерьеров общественных зданий — офисов, кафе, ресторанов, артспэйсов. Концепция стиля — движение, поле. Особенно это видно в длинных и широких коридорах, когда есть возможность изобразить это движение на стенах, на полу и на потолке. Таких образом вы попадаете в единый вихрь, в котором не видно начала и конца.

Отделка стен и картины на них соединяются в едином полете, это очень сильный визуальный эффект. Поэтому в условиях квартиры, такой дизайн может быстро надоесть.

Стены и потолок в стиле супрематизм — это холст для рисования

Тем и хорош супрематизм, что произошел он из живописи и туда же стремится. Вам не нужно обладать особыми художественными склонностями, ведь все картины состоят из геометрических фигур, а значит их довольно просто перенести с полотен на стены самостоятельно.

Конечно же можно просто купить несколько репродукций Малевича, и на этом закончить все эксперименты. Но ведь это слишком просто и заурядно. А целая картина на всю стену — это гораздо интереснее.

В жилом помещении небольшой квадратуры лучше всего изобразить небольшую картину, которая станет ярким акцентом, а не основой интерьера.

А вот в коридоре офиса супрематические мотивы станут настоящим шедевром. Такая входная группа сразу создает нужное настроение.

Смотрите также 30 творческих идей для украшения стены.

Буйство цвета в стиле супрематизм

В современных интерьерах супрематизм получил большое количество других цветов, помимо основных, появилось еще большое количество ярких, неоновых цветов: розовый, оранжевый, салатовый, алый. Разноцветные квадраты соединенные в хаотичном порядке, в итоге образуют невероятной красоты цветовую гармонию.

В дизайне мебели супрематизм начал свое развитие много позже, чем в дизайне интерьеров. Так как здесь помимо цвета и формы, нужно думать и об утилитарности предмета мебели. Так, основными формами в мебели являются квадраты, прямоугольники, которые окрашены в яркие сочные цвета.

Супрематизм — это очень интересный и своеобразный стиль в дизайне. На первый взгляд, он понятен не всем, но при правильной трактовке, его можно трансформировать в уютное и яркое пространство.

Не пропустите интересные новости в фотографиях:

12millionov.com