4 самых известных воплощений Венеры в искусстве. Картина венера


Боттичелли.Рождение Венеры. | Волшебная сила искусства

 

    Неописуемое очарование испытывает каждый, кто смотрит "Рождение Венеры" Сандро Боттичелли. Некогда эта картина помещалась в одном из залов виллы Медичи, теперь она украшает собой флорентийскую Галерею Уффици. К "Рождению Венеры" нет другого отношения, кроме безусловного поклонения.

   Несколько слов об авторе этого шедевра.Настоящее его имя Алессандро Филипепи.Боттичелли-"бочёночек",такое прозвище было у него в детстве.Был он,что называется, не от мира сего.Мечтательно пуглив,фантастичен в суждениях.Верил в озарения и не заботился о богатстве.Не построил своего дома,не создал семьи.Русский философ Н,Бердяев назвал его самым прекрасным и волнующим,поэтическим художником Возрождения.

     Картина "Рождение Венеры"(1485г)была заказана ему для виллы Кастелло,которая принадлежала правящей во Флоренции (300лет) династии Медичи.

    Портреты женщин редко встречаются у Сандро Боттичелли, но он воспел и прославил Симонетту Веспуччи - женщину, знаменитую своей красотой и любовью. Она была возлюбленной другого человека - Джулиано Медичи. Она - сама Красота, царица всемогущего искусства. И оттого с такой болезненной страстью греет Боттичелли руки у чужого костра. И оттого говорит о Симонетте Веспуччи то, что "никогда еще не было сказано ни об одной женщине".

   По ней сходили с ума все знатные мужчины города, её благосклонности добивались братья Джулиано и Лоренцо Медичи.

     Её современник так описывает её как «простую и невинную даму, которая никогда не давала повода к ревности или скандалу», и говорит, что «среди других исключительных даров природы она обладала такой милой и привлекательной манерой общения, что все, кто сводил с ней близкое знакомство, или же те, к кому она проявляла хоть малейшее внимание, чувствовали себя объектом её привязанности.

    Не было ни единой женщины, завидовавшей ей, и все настолько хвалили её, что это казалось вещью необыкновенной: так много мужчин любили её без возбуждения и ревности, и так много дам восхваляли её без злобы."

 

    Картина изображает рождение Венеры из пены моря,или таинство явления в мир Красоты.Только что рождённая из морской пены,она подплывает к берегу.

    Вглядитесь в эту Венеру,в эту стыдливую девушку,в глазах которой блуждает какая-то светлая печаль,будто на мучения идёт она в земную жизнь.А лицо богини стало для многих символом боттичеллевского настроения.

   Глаза Венеры смотрят слегка удивленно, не останавливаясь ни на чем. Голова увенчана роскошным каскадом золотистых волос. Следуя древнеримским поэтам, Боттичелли изображает волосы, разделенные на пряди и колеблемые морским ветром. Это зрелище очаровывает.

   Чувственный облик прекрасной богини любви и красоты художник наделил чистотой и почти сакральной возвышенностью. Дождь роз, мерно ниспадающих в море, передан ясным языком линий и цвета.

  

  Слева неё дует Зефир,проносящийся над морским пространством в объятиях своей возлюбленной Ауры.От их дыхания сыплются розы и словно наполняют картину тонким благоуханием.Ритм их падения подобен ритму волн,образуемых движением раковины.

    Боттичелли выразительно передал стихию ветров, веющих над водами. Клубящиеся одеяния, линии, которыми написаны волосы и крылья — все это исполнено динамического порыва, олицетворяющего один из основных элементов вселенной.

    В отличие от ветров, чья стихия — воздух, пространство Оры — земля. В белом платье, расшитом васильками, украшенная гирляндами из миртов и роз, она, стоя на берегу, готова окутать Венеру плащом, красный цвет которого символизирует любовь. Два боковых крыла композиции — пролетающие ветры и Ора, чей объем зримо увеличивают платье, колеблемое ветром, дерево и плащ Венеры, — это нечто вроде завесы, которая, распахнувшись, представила миру таинство явления Красоты.

  В картине «Рождение Венеры» удивительно точно найдена каждая деталь, а композиция в целом оставляет впечатление совершенной гармонии.

  

   Каждая деталь этой композиции подобна музыке.Ритм  присутствует во всей картине- и в изгибе юного тела,и прядях волос,так красиво рвущихся к ветру,и в общей согласованности её рук,в отставленной ноге,в повороте головы и фигурах,которые её окружают.

   На картине Сандро Боттичелли царствует обнаженная женщина, сотканная из ритмов мягких линий и целомудренно прикрывающая грудь и лоно...

    На картине запечатлен тот момент, те часы полуночные, когда (по словам поэта В. Брюсова) еще "...не властен свет", но уже "расточилась тьма". Предрассветное утро, легкой рябью подернуто и еле-еле плещется пустынное море... Лишь на заднем плане картины виднеется голый берег с несколькими острыми мысками, да на берегу с правой стороны колышутся апельсиновые деревья.

   Интересная судьба во всех,кто причастен к этой картине.Симонетта умирает от чахотки очень молодой,ей было всего 22 года.Так рассказывают о её похоронах:

   "С непокрытым лицом несли ее из дома до склепа, и много слез она заставила пролить тех, кто видел ее… Она внушала сострадание, но также и восхищение, ибо в смерти превосходила ту красоту, которую при жизни ее считали не­превзойденной.      Она похоронена в семейной капелле Веспуччи в церкви Оньиссанти (chiesa di Ognissanti) во Флоренции (построена членом рода Веспуччи) . Джулиано погиб ровно через два года после её смерти, тоже 26 апреля.

 Церковь Оньиссанти,где похоронены художник и его муза.

   Художник при жизни боготворил свою музу и завещал похоронить его рядом с ней.Через 34 года после смерти Симонетты Сандро Боттичелли был похоронен во  Флоренции в церкви Орньиссанти в ногах своей музы.

maxpark.com

Анализ произведения «Рождение Венеры» Сандро Боттичелли

Эпоха Возрождения характеризуется интеллектуальным и художественным расцветом культуры, достигнувшей своего пика в 16 веке. Средневековый аскетизм и презрение ко всему земному сменяются теперь жадным интересом к реальному миру, к человеку, к сознанию красоты и величия природы. Одним из важнейших принципов восприятия произведений искусства становится наслаждение. [2]

Одним из самых известных художников эпохи ренессанса был Сандро Боттичелли, представитель флорентийской школы. Написание «Рождение Венеры» предшествовало времени, когда Боттичелли был наиболее увлечен античностью. В картинах эпохи Возрождения человек всегда составляет центр композиции, весь мир строится вокруг него и для него, и именно он является главным героем, активным выразителем содержания. Проблема соотношения красоты, физической и духовной, постоянно вставала перед художником, он пытался решить ее, дав язычески прекрасному телу своей Венеры лицо задумчивой мадонны.

Картина представляет собой обнажённую богиню, которая плывет к берегу в раскрытой раковине, подгоняемая ветром. В левой части картины Зефир в объятиях своей супруги Хлориды дует на раковину, создавая ветер, наполненный цветами. На берегу богиню встречает одна из граций. В позе Венеры видно влияние классической греческой скульптуры. То, как она опирается на одну ногу, линия бедра, целомудренные жест рукой и сами пропорции тела основаны на каноне гармонии и красоты, разработанном ещё Поликлетом и Праксителем (см. рис. 1).

Рис. 1.

В инвентарных описях «Рождение Венеры» значилось как «Венера в море, стоящая на раковине». Картине очень повредило то, что её некогда укоротили примерно на полметра по вертикали и на четверть метра по горизонтали, особенно много убрав сверху и слева. Если мы мысленно дополним утраченные полосы холста, получим такое соотношение фигур и окружающего пространства, как если бы мы отошли на пару шагов и увидели зрелище, отличающееся от нынешнего, прежде всего, обилием воздуха над Венерой и позади летящих Зефира и его супруги Флоры. Отделившись от краев картины, они окажутся в свободном полете, а роща, вместо того чтобы низко сгибаться над Весной, поднимет в радостном приветствии свои стройные стволы. Фигуры приобретают поистине кватрочентистское изящество, и картина станет несколько плоской, что можно не сомневаться: причиной её безжалостного купирования было желание придать ей монументальность и пространственную глубину. Ведь фигуры переднего плана, не вмещающиеся в раму, непременно тяжелеют и отталкивают фон вглубь.

Вопреки возникающему нынче впечатлению, будто Венера заключена в арку, образованную более или менее симметричными массами по сторонам, Сандро не намеревался придавать «истории» такую напыщенность. Ось симметрии, проходящая нынче через кончик большого пальца стопы богини, прежде совпадала с тем местом, где её острая пята упирается в бугорок раковины. Вся её фигура оказывалась заметно правее этой оси, и зритель видел, что богиня скользит не на него, а вправо, к берегу. Вместо нынешнего эффекта присутствия как бы на расстоянии вытянутой руки и связанного с этим ощущения чуть ли не принудительного участия в мифическом действе Сандро предлагал зрителю беззаботно любоваться зрелищем, отстраненным и замкнутом в его гармонической завершенности.

В изображении дующего Зефира, развевающихся волос и движения, выражается жизнь и энергия, тем самым Боттичелли следовал посылкам, изложенным в работах теоретика искусства эпохи Возрождения Леона Баттисты Альберти. Также Боттичелли, опирался на «Трактат о живописи» Ченнино Ченнини, описывающий среди прочего технику дробления лазурита для получения синей краски (васильки на платье Грации) и принцип нанесения тончайшего листового золота (пурпурная накидка Венеры). Среди новшеств Боттичелли важным было использование холста, а не доски, для произведения столь крупного размера. Он добавлял минимальное количество жира к пигментам, благодаря чему холст в течение долгого времени оставался прочным и эластичным, а краска не трескалась.

Интересно и то, что вся композиционная схема, согласно анализу Гомбриха, восходит к традиционной схеме “Крещения” (к схеме «Коронование мадонны» [3]. Этот принцип композиции и образности не является смешением античности и средневековья, как думали в конце 19 века, а созданием нового символического языка, включающего в себя переосмысленную античность и средневековье, опыт создания «исторической картины», а не просто «истории», в смысле Альберти. Рождение Венеры из воды легко сопоставляется с идеей «возрождения души в водах крещения», и, согласно Пико делла Мирандола, библейское выражение «дух божий носился над водами» соотносимо с дыханием Эроса или Зефирами у Боттичелли, которые движут и вдохновляют к жизни только что рожденную Венеру.

Давно уже было замечено, что хрупкая Венера Боттичелли мало напоминает классический прототип, но зато очень близка образам его скорбных мадонн. На картине Боттичелли запечатлен тот момент, те часы полуночные, когда еще «...не властен свет», но уже «расточилась тьма». [1]. Предрассветное утро, легкой рябью подернуто пустынное море. На заднем плане картины виднеется голый берег с несколькими острыми мысками, а на берегу с правой стороны колышутся апельсиновые деревья. Перед нами не само рождение Венеры, а прибытие её на остров Крит. Приход на землю богини любовного наслаждения и страдания представлен в тусклых холодных тонах, превосходно гармонирующих с протяжными линиями рисунка. Венера- невинная дева, которая не приемлет любви- плотской. Прототипов её послужил вариант античной статуи Венеры Пудики (стыдливой). Но как преобразована красота и даже самый смысл классической Афродиты, чья стыдливость по-настоящему трогательна, потому что она стесняется своей полнокровной чувственной прелести. Венера Боттичелли прекрасна не телом, а контуром тела. Она не стоит на раковине, а вырастает из неё. Невозможно приписывать ей какие-либо человеческие чувства. Она прикрывает тело не потому, что стыдится, но лишь потому что таков знак Стыдливой, её атрибут, подобный атрибутам, по каким в Средние века различали святых. Горизонт по середине слегка прогибается –отсюда впечатление, что мифические события происходит в похожем на раковину обширном амфитеатре мира, верхний край которого находится выше глаз зрителя. В своем полном формате картина очень плоская и вовсе не такая тесная, как теперь, мерцавшая потускневшими со временем блестками золота.

Сплетающиеся в любовном порыве Зефир и Флора гонят прочь богиню любви, которой они обязаны пробуждением взаимного влечения. Зефир злиться, Флора задорно его поддерживает. Венера несет в мир любовь, оставаясь сама далекой от мира настоящего, не замечая ни их усилий, ни проворной заботливости Флоры. Отрешенностью во взоре и робкой, неуверенной позой, напоминающей наклон скользящего над миром паруса, своим безразличием, даже покорностью чьим бы то ни было усилиям она, всемогущая, противопоставлена и бурному полету Зефира и его возлюбленной, и легкому бегу Флоры, и водной ряби, образованной бесчисленным повторением инициала богини –V, и даже струению своих собственных волос. На картине множество цветков роз, в мифологии роза-цветок Венеры, появившийся из капель крови её оскопленного отца- Урана.

Рождение Венеры в древности было связано с культом, символы которого присутствуют на картине Боттичелли. Так пурпурная мантия в руках у Грации имела не только декоративную, но и ритуальную функцию. Такие мантии изображались на греческих урнах и символизировали границу между двумя мирами — в них заворачивали как новорождённых, так и умерших. В средние века такие атрибуты Венеры, как розы и раковина, стали ассоциироваться с Девой Марией. Раковина, сопровождавшая изображения Венеры, символизировала плодородие, чувственные удовольствия и сексуальность, перекочевав в иконографию Богоматери, стала означать чистоту и непорочность.

«Рождение Венеры» — поистине великое произведение. Выразительность образов создается с помощью их изолированности и обособленности. Отчетливо видна символика четырех стихий: воды, с ее бесконечными ритмическими повторами, земли и деревьев, уступивших место световым пространствам моря, воздуха, дающего движение. Боттичелли воспевает саму идею Красоты и передает ее с помощью столь простых форм, что создается впечатление необычайной легкости. Венера символизирует собой гармонию красоты, герои замкнуты сами на себе, картина превозносит единство, линейность, живописность.

Литература:

  1. Ильина Т.В. История искусств. Западноевропейское искусство: Учеб./ Т.В. Ильина. 4-е изд., стереотип. — М., Высшая школа, 2007. — 368с.

  2. История Европы. Т. 2. Средневековая Европа. — М. Наука, 1992г

  3. А.В. Степанов — Искусство эпохи Возрождения.-М,2009.

moluch.ru

Сандро Боттичелли. «Рождение Венеры» - СТРАНЫ - ГОРОДА

 

Сандро Боттичелли. Рождение Венеры

Около 1484 г. Холст, масло. 172,5 х 278,5 см.

Галерея Уффици, Флоренция

Она еще не родилась,

Она и музыка и слово,

И потому всего живого

Ненарушаемая связь.

Осип Мандельштам. «Silentium».

«Странно подумать, что лет пятьдесят назад Боттичелли считался одним из темных художников переходного времени, которые прошли в мире лишь затем, чтобы приготовить путь Рафаэлю», - писал в своих «Образах Италии» замечательный историк искусства Павел Муратов. То, что казалось странным Муратову в начале 20-го века, еще менее понятно для нас в начале 21-го столетия: гениальность Боттичелли кажется нам очевидной, и трудно себе представить, что триста лет, примерно с середины 16-го до середины 19-го вв., мир был равнодушен к «Рождению Венеры», к «Весне», к боттичеллиевским мадоннам. И все же это так. Сандро Боттичелли (1445-1510) жил в одно время с Леонардо да Винчи, он видел, как во Флоренции устанавливали созданную молодым Микеланджело статую Давида, он умер всего на 10 лет раньше Рафаэля, но от этих мастеров его отделяла целая эпоха.

Боттичелли принадлежал раннему Возрождению, кватроченто, его младшие современники – Высокому Возрождению, определившему развитие европейского искусства, по крайней мере, на три столетия. Образцом для художников был признан Рафаэль с его непогрешимой верностью натуре. Степень приближения к этому идеалу стала мерилом совершенства, поэтому произведения искусства Средневековья и раннего Возрождения часто не отвечали вкусам последующих поколений. В них видели не иную, по-своему совершенную, эстетику, а лишь неумелость и примитивизм, их изобразительный язык казался грубым и невнятным. Лишь когда европейские живописцы научились с абсолютной достоверностью передавать на холсте все многообразие окружающего мира и двигаться в этом направлении было уже некуда, лишь когда скучные эпигоны-академики бессчетное число раз повторили каждую фигуру, каждый жест с картин и фресок Рафаэля, возникла насущная потребность в новых художественных ориентирах. И Боттичелли, вместе со многими другими несправедливо забытыми мастерами, вернулся к нам.

Автопортрет Сандро Боттичелли.Фрагмент фрески "Поклонение волхвов" 1475 г.

Возвращением Боттичелли мы обязаны английским художникам середины 19-го столетия, называвшим себя прерафаэлитами. В полном соответствии с названием, они обратились к искусству дорафаэлевского времени – средневековому и раннеренессансному. В нем они увидели непривычную одухотворенную красоту,   искренность и глубокую религиозность, в нем заново открыли давно забытые образы и мотивы. Одним из кумиров прерафаэлитов стал Боттичелли, но преклонение английских живописцев дало лишь первый импульс все возрастающей славе этого мастера. Европейская культура нашла и продолжает находить в его наследии что-то жизненно важное для себя. Что же? Возможно, знакомство с «Рождением Венеры» - прекраснейшей среди картин Боттичелли, поможет нам это понять.

Боттичелли создал эту картину около 1484 года, будучи уже зрелым признанным мастером. Он не так давно вернулся в родную Флоренцию из Рима, где выполнял почетный заказ папы Сикста IV: вместе с другими крупнейшими художниками расписывал фресками стены Сикстинской капеллы. Во Флоренции близилась к концу блистательная эпоха Медичи. Самый яркий представитель этой банкирской династии, Лоренцо Великолепный, продолжал традиции своего деда Козимо и отца Пьеро, просвещенных тиранов и щедрых покровителей искусства, философии, поэзии. Пиры, карнавалы, турниры, невиданно пышные городские празднества следовали друг за другом. Но еще жива была память о недавней трагедии: в 1478 г. заговорщики из семейства Пацци убили любимца всего города, младшего брата Лоренцо Великолепного Джулиано, а сам тиран лишь случайно избежал гибели и жестоко расправился с заговорщиками. Власть Медичи снова казалась безграничной, и среди тех, кто был отмечен и обласкан ею, – живописец Сандро Боттичелли.

Сандро Боттичелли. Портрет Джулиано Медичи. 1478 г.

Первую половину 1480-х годов можно назвать античным периодом в творчестве Боттичелли. Оставив на время свои любимые евангельские сюжеты «Мадонна с младенцем» и «Поклонение волхвов», он создал четыре заказные работы на темы античных мифов: «Паллада и кентавр», «Венера и Марс», «Весна», «Рождение Венеры». Картина «Рождение Венеры», так же как и появившаяся несколькими годами ранее «Весна», была, скорее всего, написана для кузена и тезки Лоренцо Великолепного – Лоренцо ди Пьерфранческо. Она много лет украшала его виллу Кастелло. Такие монументальные полотна (напомним, размер картины 172 х 278 см) пришли на смену гобеленам и фрескам в загородных домах флорентийской знати.

Чтобы понять замысел картины, нам придется не только оживить в памяти античный миф, но и познакомиться с духовными исканиями флорентийских гуманистов эпохи Медичи. Их кумиром был древнегреческий философ Платон. Круг его почитателей, в который входили мыслители, поэты, художники и сам Лоренцо Великолепный, именовался Платоновской академией. Душой кружка был философ Марсилио Фичино, который с помощью сложных философских построений доказывал, что идеи Платона предвосхитили христианство. Насущной задачей неоплатоников было примирение античных и христианских верований. Так, в Венере они видели прообраз Мадонны, миф о рождении богини любви и красоты из морской пены истолковывали как стремление души к Богу, ибо, согласно учению Фичино, «красота – это божественный свет, пронизывающий все сущее, а любовь – связующая сила, движущая мир к Богу». Благоговение, молитвенный восторг перед явлением божества (не важно - языческого или христианского), несущего миру любовь и красоту, призван был воплотить Боттичелли в своем творении.

Возможно, в картине отразились впечатления художника от стихов философа и поэта Анджело Полициано, который тоже был в числе неоплатоников. В поэме 1475 г. "Стансы к турниру" Полициано описывал именно ту сцену, которую изобразил на своем полотне Боттичелли: "Девушка божественной красоты / Колышется, стоя на раковине, / Влекомой к берегу сладострастными Зефирами, / И Небеса любуются этим зрелищем". Но Боттичелли не иллюстрировал поэму, а мыслил в унисон с ее автором, стремясь как можно убедительнее передать на холсте античный сюжет. Художник изобразил не само рождение богини из морской пены, а ее прибытие на остров (по одним преданиям это был Кипр, по другим – Кифера). Несущая богиню раковина вот-вот коснется земли, ее подгоняют к берегу дуновения западного ветра Зефира и его подруги Ауры. На берегу, держа наготове затканное цветами покрывало, Венеру ждет ора - одна из четырех богинь времен года, Весна. Шею оры обвивает гирлянда из вечнозеленого мирта – символ вечной любви, у ее ног цветет анемон – первый весенний цветок, также один из символов Венеры. С неба падают розы, которые, по древнему преданию, появились на свет вместе с Венерой, ибо роза прекрасна, как сама любовь, а ее шипы напоминают о любовных муках.

Зефир и Аура

Морская гладь, небесный простор, девственно-пустынный берег, огромная раковина, на краю которой стоит юная женщина несравненной прелести, развевающиеся волосы, летящие драгоценные ткани, деревья, травы и цветы… вся картина соткана из изысканно-красивых мотивов. Но не это делает ее шедевром, а непогрешимое совершенство целого и каждой детали. В «Рождении Венеры» счастливо проявились сильные стороны дарования Боттичелли и как бы нейтрализовались его слабости (если вообще можно говорить о слабостях по отношению к такому редкостному таланту). Сложные многофигурные композиции не всегда удавались художнику, поэтому в некоторых его работах фрагменты производят большее впечатление, чем вся картина (так, например, распадается на отдельные изумительные группы «Весна»).

Композиция «Рождения Венеры» проста и традиционна. Мы видим ее в бесчисленных «Мадоннах», в произведениях на тему «Крещение Христа» и «Коронование Марии». Главная фигура в таких работах помещена в центре, а с обеих сторон располагаются второстепенные персонажи: ангелы, святые, донаторы (заказчики произведения). Подобная композиция, в согласии с уже знакомыми нам идеями неоплатоников о преемственности античности и христианства, сближала картину с привычными молитвенными образами. Кроме того, эта ясная схема - три композиционных узла, четко обозначенных на нейтральном светлом фоне, - позволила Боттичелли полностью сосредоточиться на главном: сложнейшей перекличке ритмов. Светлые, ненасыщенные, чуть блеклые цвета картины, подобные нежным переливам перламутра, также не отвлекают зрителя от прихотливых извилистых линий, невесомых силуэтов, грациозных жестов. «Величайшим художником линии из всех, которые только существовали в Европе», назвал Боттичелли в начале 20-го столетия крупнейший исследователь живописи итальянского Возрождения, английский искусствовед Б. Беренсон, и это суждение остается справедливым до сегодняшнего дня.

«Рождение Венеры» - одна из тех медитативных картин, в которые можно погружаться, кажется, бесконечно, находя все новые соответствия между контурами гибких фигур, потоками струящихся волос, водоворотами тканей, излучинами берегов. Называя произведения живописи музыкальными или поэтическими, мы, зачастую, лишь эксплуатируем красивые слова. Но сложнейший ритмический строй картины Боттичелли действительно достоин того, чтобы сравнить его живопись со стихотворением, в котором разнообразие созвучий объединяется рифмой и размером, или с музыкальной пьесой, в которой мелодическое богатство подчинено математически строгим законам гармонии. Золотые, как волосы Венеры, стебли камыша вторят изгибам тела богини, лепестки анемона закругляются, как пальцы босых ног оры, ребристая раковина раскрывается, словно цветок розы. «Рифмуются» золотые штрихи на крыльях ветров и на листьях апельсиновых деревьев; волнистые кудри оры и Зефира подобны прибрежным волнам. Особую прелесть придает картине     то, что это крупное полотно написано с тщательностью миниатюры. Контуры век и бровей, крылья носа, пальцы, лунки ногтей, пряди волос, травинки, прожилки листьев – все это художник прорисовывает тончайшими легкими линиями, непостижимым образом не впадая при этом в мелкую детализацию.

Расположенные по диагонали фигуры ветров и оры с двух сторон устремляются к Венере. Ора, спешащая прикрыть наготу богини, олицетворяет романтическую, целомудренную сторону любви, сплетающиеся в объятии ветры - чувственную. Ветры и ора захвачены движением, они преданно служат богине, но и энергия ветров, и порыв оры - все растворяется, гасится в абсолютном покое, окутывающем Венеру. Прекрасная статуя - вот слова, которые приходят на ум при взгляде на недвижную фигуру богини, и которые осознанно адресовал своим зрителям художник. Он был первым ренессансным мастером, запечатлевшим полностью обнаженное женское тело во всей его чувственной прелести, и всячески подчеркивал преемственность своей Венеры с античной скульптурой. Его современникам этот замысел был более понятен, чем нам: боттичеллиевская Венера точно повторяет жест античных статуй - Венеры Медичейской из флорентийского собрания Медичи и Венеры Капитолийской, которую художник, очевидно, видел во время пребывания в Риме. Такое изображение богини любви, прикрывающей руками грудь и лоно, получило в эпоху Ренессанса название «Венера целомудренная» – «Venus pudica». (Интересно, что этот жест во времена античности символизировал плодородие и наслаждение, а отнюдь не целомудрие.) Плоть Венеры – жемчужно мерцающая, кажущаяся твердой - похожа на мрамор. Но не только античную статую напоминает Венера на холсте Боттичелли. Удлиненные пропорции и характерный изгиб тела в виде латинской буквы «S» обращают нас к искусству готики.

Сандро Боттичелли. Предположительно портретСимонетты Веспуччи. После 1480 г.

Боттичелли с легкостью отходит от классических канонов и создает нечто большее, чем безупречная красота, - пленительное, зыбкое, томительное очарование, которое невозможно передать словами. И все же с тех пор, как прерафаэлиты вернули миру золотоволосую богиню любви, каждое новое поколение пытается найти единственно верные слова и разгадать тайну ее притягательности. Прежде всего исследователей и зрителей занимает вопрос: существовал ли у боттичеллиевской Венеры реальный прототип? Возможно, художник увековечил в своем лучшем творении лицо любимой женщины? Увы, о частной жизни Боттичелли известно лишь то, что семьи у него не было, о его возлюбленной мы ничего не знаем. Однако Боттичелли был свидетелем великой любви, которой радовалась вся Флоренция, которую воспевали поэты – возвышенной любви Джулиано Медичи и Симонетты Веспуччи. Эта любовь окончилась трагически: юная Симонетта угасла от чахотки, а через два года, точно в день ее смерти, заговорщиками был убит Джулиано. В то время, когда Боттичелли писал «Рождение Венеры», окутанная романтическим ореолом любовь Джулиано и Симонетты уже стала событием века, легендой, и в боттичеллиевской Венере часто видят духовный портрет Симонетты - возлюбленной, которой поклонялись, как божеству.

Но даже если мы никогда не узнаем, чьи прекрасные черты запечатлел Боттичелли, несомненно одно: лицо Венеры – самое одухотворенное из всех, написанных художником, идеальное воплощение того особого «боттичеллиевского» типа, который безошибочно узнается в произведениях мастера. Эти лица похожи не столько чертами, сколько особым выражением безгрешной чистоты и безмятежности, странной отрешенности и грусти. Погруженные в свои мысли герои Боттичелли кажутся уязвимыми и беззащитными. Это мечтательная, хрупкая, немного усталая красота.

Фрагмент картины «Рождение Венеры»

Мы ловим кроткий затуманенный взгляд Венеры, стремясь постичь ее мысли, разгадать ее чувства, но кажется, что на безоблачно ясном лице нет ни тени чувств, ни проблеска дум. В тот краткий миг, который изобразил на холсте художник, богиня уже существует, но еще не пришла в этот мир, еще находится вне земных волнений, страстей, действий. Ее лицо завораживает нас совершенной первозданностью, но это не пустота, а высочайшая духовная насыщенность, таящая в себе всю полноту грядущих возможностей, всю глубину будущих чувств. Это белизна чистого листа, который скоро заполнят слова или ноты, чистота холста, к которому вот-вот прикоснется кисть. Еще секунда – и дочь моря ступит на землю, ее нагое тело окутает покрывало, по лицу пробегут облачка ощущений, и чудо рождения закончится. Переход от рождения к бытию окрашен для Боттичелли грустью прощания. Так, радуясь наступающему дню, мы не можем не сожалеть об угасшей красоте рассвета, так, взрослея, не можем не вздыхать о минувшем детстве.

Боттичелли с печалью оглядывался на античность - эпоху великого начала европейской культуры, когда единство представлялось естественным состоянием всего сущего. Называя Боттичелли «одним из первых художников нового человеческого сознания», Муратов в 1910 году писал: «Его беспокойная душа утратила простую гармонию мира так же, как утратили ее мы». С тех пор история европейской культуры стала длиннее почти на столетие, искусство стало еще раздробленнее и изощреннее, и, вглядываясь в лицо боттичеллиевской Венеры, мы все острее понимаем тоску художника по недосягаемой цельности.

Автор: Марина Аграновская

Источник: www.maranat.de

marinagra.livejournal.com

Как создавалось "Рождение Венеры", мировой шедевр живописи

В инвентарных описях картины «Рождение Венеры» обозначено: «Венера в море, стоящая на раковине». Вот так иногда можно мировой шедевр уложить в бездушные рамки нескольких слов. Что изображено на картине Сандро Боттичелли «Рождение Венеры»? Попробуем описать ее мы?

Богиня Венера

Богиня Венера

Центральным образом этой картины – только что рожденная красавица-Венера, которая на морской раковине приплывает к берегу под дуновением бога западного ветра, Зефира, проносящийся над морским пространством в объятиях своей возлюбленной Флоры. Нежными розами придавая легкость его воздушным потокам (роза в мифологии – это символ Венеры, цветок, появившийся из капель крови ее отца – Урана). Этот момент символизирует акт воплощения в человека ее Величеством Природой, где соприкасаясь с материей животворный дух вдыхает в богиню человеческий мир, дабы она шла дальше и несла людям красоту и любовь.

С другой стороны к девушке спешит нимфа Ора, являющаяся воплощением Природы, символизирующая тот исторический момент совершенствования человека, протягивая Венере плащ, наделяя ее наилучшими добродетелями. Ора – одна из трех Гор, нимф времен года и судя по расшитым ее одежду цветам, покровительствует именно тому периоду года, когда сила и могущество Венеры достигает своего апогея. Возможно, великого художника ренессанса Сандро Боттичелли на написание картины вдохновил один из гимнов Гомера, в котором бог западный ветер,  Зефир принес на остров Кипр Венеру (Афродита), где ее и приняли в свои объятия Горы.

По мнению самого мастера, Венера – гармония, рожденная от слаженного союза материи и духа, природы и души, любви и идеи.

Сандро Боттичелли

Сандро Боттичелли с картины «Поклонение волхвов», где изобразил себя сам.

Это одно из гениальных творений художника, которое, как и другая его великолепная картина «Весна» пробыли в совершенном забытие более триста лет, находясь на одной из небольших вилл в окрестностях столицы Тосканы – Флоренции. Подумать только, картина была немного больше в размерах, на полметра больше по вертикали, преимущественно верх картины, и на четверть метра по горизонтали. Недостающими сантиметрами достигалось бы идеальное соотношение пространства, а именно обилием воздушных потоков над головами персонажей картины, как если бы мы отошли на несколько шагов назад.

 

Симонетта Веспуччи

Симонетта Веспуччи

Кто та муза, вдохновившая Сандро Боттичелли на написание картины «Рождение Венеры», ведь Венера – едва ли не самый пленительный образ у великого художника итальянского ренессанса. Картина выполнена по заказу Лоренцо ди Пьерфранческо Медичи, кузена Лоренцо Великолепного, герцога Флоренции в 1486 году. А моделью

Джулиано Медичи

Джулиано Медичи

была Симонетта Веспуччи, родившаяся на Лигурийском побережье, в городке Портовенере. Она была возлюбленной Джулиано Медичи, и была воплощением самой красоты и любви, вот поэтому с таким лишающим рассудок желанием грел руки у чужого костра сам Сандро. На протяжении длительного времени художник поддерживал теплые отношения с семейством Медичи, но особенно дружен был с Лоренцо ди Пьерфранческо Медичи, для кого и написал картины «Рождение Венеры» и «Весна». Любовь Джулиано и Симонетты стала для флорентийцев самым обсуждаемым событием, хотя она и была не продолжительной. Вскоре Симонетта умирает от чахотки, а через два года, в день погребения Симонетты Веспуччи, 26го апреля, во время оплакивания возлюбленной, в соборе был заколот Джулиано.

Сандро Боттичелли завещал похоронить его рядом с его музой. Через 34 года после смерти Симонетты Веспуччи, Сандро Боттичелли был погребен в ногах спящей красавицы во Флоренции, в Церкви Оньиссанти, построенной членом семьи Веспуччи.

К сожалению, большинство картин Сандро Боттичелли погибли еще при жизни художника в религиозных пожарищах времен Савонаролы, но «Рождение Венеры» чудом уцелела и сейчас она украшает зал картинной галереи Уффици во Флоренции.

Приближаясь к залу, где находится моя любимая картина моего любимого художника, я ощущала особый внутренний трепет. И вот она, перед моими глазами. Свершилось.

Светлана Конобелла, из Италии с любовью.

website_740_right_transparent

 

About konobella
Светлана Конобелла, писатель, публицист и сомелье Итальянской Ассоциации (Associazione Italiana Sommelier). Культивист и реализатор разнообразных идей. Что вдохновляет: 1. Все, что выходит за рамки общепринятых представлений, однако почитание традиций мне не чуждо. 2. Момент единения с объектом внимания, например, с грохотом водопада, восходом в горах, фужером неповторимого вина на берегу горного озера, горящим в лесу костром, звездным небом. Кто вдохновляет: Те, кто создают свой мир, полным ярких красок, эмоций и впечатлений. Живу в Италии и люблю ее правила, стиль, традиции, так же как и "ноу-хау", но Родина и соотечественники навсегда в моем сердце. Редактор портала www.allitaliano.it: Татьяна Крячко.

www.allitaliano.it

Рождение Венеры (картина Боттичелли) - это... Что такое Рождение Венеры (картина Боттичелли)?

«Рождение Венеры» (итал. Nascita di Venere) — картина итальянского художника тосканской школы Сандро Боттичелли. Картина представляет собой живопись темперой на холсте размером 172,5×278,5 см.

В настоящее время хранится в галерее Уффици, Флоренция.

История

Венера. Фрагмент картины.

Биограф Джорджо Вазари в своих «Жизнеописаниях» (1550) упоминает, что «Рождение Венеры» и «Весна» хранились в вилле Кастелло под Флоренцией, принадлежавшей Козимо Медичи. Большинство историков искусства сходятся на мнении, что картина была написана для Лоренцо ди Пьерфранческо Медичи, владевшим виллой Кастелло в 1486 году. Лоренцо ди Пьерфранческо Медичи — двоюродный брат Лоренцо Великолепного, герцога Флоренции. Позднейшие находки инвентарных записей дома Медичи подтверждают, что Лоренцо владел «Весной», а однозначного доказательства, что именно он был заказчиком и «Рождения Венеры», пока не существует.

Считается, что моделью для Венеры была Симонетта Веспуччи, родившаяся в Портовенере на лигурийском побережье. Возможно, намёк на это содержится в сюжете картины. Также есть версия, что Боттичелли написал «Рождение Венеры» не для Лоренцо Медичи, а для одного из своих знатных современников, а в собственность Медичи она попала позднее.

Описание бога западного ветра Зефира, чьё дыхание приносит весну, встречается у Гомера. Овидий сообщает о его жене Хлориде, обнимающей Зефира руками и ногами. Представляется маловероятным, что Боттичелли были знатоком оригинальных греческих и римских текстов. Так библиотека современников художника братьев Маяно (итал. Benedetto e Giuliano da Maiano) сходного с ним социального происхождения насчитывала всего 29 книг, половина из которых была на религиозную тематику, а из классических текстов присутствовала только биография Александра Македонского и работа Ливия. Скорее всего, библиотека Боттичелли носила схожий характер. Однако, через своего соседа Джорджо Антонио Веспуччи, Боттичелли был вхож в круг интеллектуальной элиты Флоренции. Возможно, он был знаком с поэтом Анжело Полициано (1454—1494), который в одном из своих стихов описывал рождение Венеры. Также советчиком художника мог быть и философ Марсилио Фичино (1433—1499), пытавшийся объединить классическую философию с христианством. В его философской доктрине важной фигурой была Небесная Венера, символизировавшая гуманизм, милосердие и любовь, и чья красота вела смертных на небеса.

Полициано, «Джостра» (фрагмент):

Эгеем бурным, колыбель чрез лоноФедиты поплыла средь пенных вод,Создание иного небосклона,Лицом с людьми несходная встаетВ прелестной позе, глядя оживленно,В ней девственница юная. ВлечетЗефир влюбленный раковину к брегу,И небеса их радуются бегу.Сказали бы: море истинное тут.И раковина с пеной — как живые,И видно — блеск глаза богини льют.Пред ней с улыбкой небо и стихии.Там в белом Оры берегом идут,Им ветер треплет волосы златые.Как вышла из воды, ты видеть мог,Она, рукой придерживает правойСвои власы, другой — прикрыв сосок,У ног святых её цветы и травыПокрыли свежей зеленью песок.

Даже если Полициано или Фичино не были прямыми советчиками Боттичелли, их работы подготовили общественное мнение к восприятию образа обнажённой античной богини, и художник мог работать над своим произведением не боясь осуждения или непонимания со стороны сограждан.

В 1987 году была завершена реставрация картины. С неё был удалён слой лака, нанесённый через некоторое время после того, как Боттичелли закончил работу над ней, и превратившийся за несколько веков в жёлто-коричневый налёт.

Сюжет

Картина иллюстрирует миф рождения Венеры (греч. Афродиты).

Обнажённая богиня плывет к берегу в раскрытой раковине, подгоняемая ветром. В левой части картины Зефир (западный ветер) в объятиях своей супруги Хлориды (рим. Флора) дует на раковину, создавая ветер, наполненный цветами. На берегу богиню встречает одна из граций.

«Около острова Киферы родилась Афродита, дочь Урана, из белоснежной пены морских волн. Лёгкий, ласкающий ветерок принёс её на остров Кипр. Там окружили юные Оры вышедшую из морских волн богиню любви. Они облекли её в златотканую одежду и увенчали венком из благоухающих цветов. Где только не ступала Афродита, там пышно разрастались цветы. Весь воздух полон был благоуханием». (Николай Кун. «Легенды и мифы Древней Греции»).

Иконография

В позе Венеры видно влияние классической греческой скульптуры. То, как она опирается на одну ногу, линия бедра, целомудренные жест рукой и сами пропорции тела основаны на каноне гармонии и красоты, разработанном ещё Поликлетом и Праксителем.

Рождение Венеры в древности было связано с культом, символы которого присутствуют на картине Боттичелли. Так пурпурная мантия в руках у Грации имела не только декоративную, но и ритуальную функцию. Такие мантии изображались на греческих урнах и символизировали границу между двумя мирами — в них заворачивали как новорождённых, так и умерших. В средние века такие атрибуты Венеры, как розы и раковина, стали ассоциироваться с Девой Марией. Раковина, сопровождавшая изображения Венеры, символизировала плодородие, чувственные удовольствия и сексуальность, перекочевав в иконографию Богоматери, стала означать чистоту и непорочность (например, Алтарь св. Варнавы работы Боттичелли).

Алтарь св. Варнавы

В изображении дующего Зефира, летящих роз, развевающихся волос и движения, как выражения жизни и энергии, Боттичелли следовал посылкам, изложенным в работах теоретика искусства эпохи Возрождения Леона Баттисты Альберти. Также Боттичелли, вероятно, опирался на «Трактат о живописи» Ченнино Ченнини, описывающий среди прочего технику дробления лазурита для получения синей краски (васильки на платье Грации) и принцип нанесения тончайшего листового золота (пурпурная накидка Венеры). Среди новшеств Боттичелли важным было использование холста, а не доски, для произведения столь крупного размера. Он добавлял минимальное количество жира к пигментам, благодаря чему холст в течение долгого времени оставался прочным и эластичным, а краска не трескалась. Было также установлено, что Боттичелли нанёс на картину защитный слой из яичного желтка, благодаря чему «Рождение Венеры» хорошо сохранилось.

См. также

«Рождение Венеры». Фреска из Помпей

Литература

  • Burke, Peter Culture and society in Renaissance Italy. — London, 1974.
  • Ufizzi, Studi e Ricerche 4: La Nascita di Venere e l'Annunziazione del Botticelli ristaurate. — Firenze, 1987.
  • Rose-Marie & Rainer Hagen What Great Paintings Say. — Taschen, 2005. — Т. 1. — С. 146—151. — ISBN 978-3-8228-4790-9

Ссылки

dic.academic.ru

4 знаменитых изображения Венеры в живописи и скульптуре

Ее воспроизводили в камне и живописи бессчетное количество раз – ни одна женщина в мире не удостаивалась подобной чести. Но парадокс состоит в том, что моделями богини любви и красоты служили тысячи безымянных женщин разных времен и народов. А значит, имя Венеры – это нарицательное имя всего женского рода. Да и судьба у этой богини вполне ординарная: замужество со вздорным Вулканом, романтически-деловые отношения с Марсом, горячо любимый и взбалмошный сын Амур, соперничество с ненавистной красавицей невесткой Психеей. Словом, суета сует и… вечная жизнь в произведениях искусства, слава, сравнимая разве что с поклонением Иисусу Христу… Во все времена, начиная с античных, мужчины-творцы создавали свою Венеру на полотнах и в камне – а встречали ее.. на улицах, в залах дворцов, на сельских вечеринках, в книжных лавках и в проезжающих мимо пролетках. Поэтому все изображения богини любви и красоты – один большой мужской гимн Женщине.

  • Сандро Боттичелли и Рождение Венеры

  • Венера

     

    …Алессандро Филипепи, по прозвищу Боттичелли, что означает «бочонок», сын флорентийского дубильщика кожи Мариано ди Ванни Филипепи, стоял в церкви и задумчиво наблюдал за церемонией венчания. Ему было уже около сорока, и юношеское поэтическое восприятие мира сменилось тяжелым пессимизмом. Взгляд известного художника рассеянно скользнул по лицу невесты и вдруг сверкнул живым блеском: юная девушка вступала в незнакомую большую жизнь.

     

     

    Алессандро всегда умел подмечать детали, именно за психологизм полотен его ценили и при дворе Медичи во Флоренции, и папа Сикст IV в Риме. Сейчас он увидел девушку плывущей на большой морской раковине, стыдливо и целомудренно прикрывающейся руками, на лице – выражение наивности и чистоты. Сбоку ее уже обдувают переплетенные в объятии бог и богиня ветров, еще минута – и импровизированная лодочка перевернется и уйдет в пучину моря страстей. А на берегу юную красавицу поджидает нимфа с покрывалом, вытканным цветами, - она хочет прикрыть эту безгрешную наготу.

     

     

    Боттичелли так ясно увидел и прочувствовал всю эту сцену, что поспешил выйти из церкви, так и не спросив имени юной невесты. Он уже знал, каким будет четвертое полотно в «свадебной» серии – «Весна», «Палада и Кентавр», «Венера и Марс». Оно будет называться «Рождение Венеры».

     

  • Агесандр Антиохский и Венера Милосская

  • Венера

     

    …8 апреля 1820 года лопата греческого крестьянина Иоргоса с острова Мелос наткнулась на непреодолимое препятствие в земле. Иоргос отступил на пару метров, но и тут его ждало разочарование: копать было невозможно. Тогда он принялся аккуратно отбрасывать комья земли и через некоторое время обнаружил овальную каменную нишу, а в ней – мраморное изображение прекрасной обнаженной женщины. В левой, поднятой кверху руке она держала яблоко, правой подхватывала ниспадающее покрывало. Крестьянин Иоргос был первым мужчиной, увидевшим Венеру после двух тысячелетий подземного заточения!

     

     

    А потом началась настоящая битва за обладание красавицей. Мореплаватель Дюмон Дюрвилль, увидев ее в крестьянском сарае, рассказал о шедевре французскому послу маркизу де Ривьеру, тот немедленно снарядил в Грецию судно во главе со своим секретарем Марцеллюсом, с тем чтобы статую доставили ко двору Людовика XVIII. Но Иоргос уже продал Венеру местному священнику, который в свою очередь собирался преподнести ее в дар переводчику константинопольского паши. Священник категорически отказался перепродать статую и призвал на помощь прихожан. И тогда Марцеллюс приказал своим матросам взять ее силой. Потасовка между двумя сторонами была настолько бурной, что… прекрасная женщина оказалась без рук. В спешке матросы погрузили торс на свой корабль.

     

     

    1 марта 1821 года статуя была установлена в Лувре и названа по ее местонахождению – Венера Милосская.

     

     

    Автором этого шедевра, созданного во II веке до н.э., является Агесандр из Антиохии. Кто послужил прообразом монументальной красавицы – остается загадкой. Руки богини ищут до сих пор.

     

  • Джорджоне и Спящая Венера

  • Венера

     

    Последняя ночь любви стала роковой: в 1510 году в Венеции бушевала чума, горячо любимая женщина была обречена. Но тридцатитрехлетнего венецианского художника Джорджо Барбарелли да Кательфранко, известного в искусстве эпохи Высокого Возрождения под именем Джорджоне, это не остановило. Он знал, что боль, страх и небытие – ничто в сравнении с истинной любовью, с красотой женского тела, с мягким божественным рассветом, озаряющим его беззащитную ускользающую наготу. Он и сам не раз писал подобный рассвет и эту мраморную, словно светящуюся изнутри, кожу, и эту спокойную, расслабленную позу уснувшей женщины. И пусть она войдет в историю под именем Венеры, не опорочив эротическим откровением истинное имя его возлюбленной!

     

     

    «Спящая Венера» была написана «под заказ» для патрицианской семьи Марчелло. Но, выполняя заказ, художник словно подводил итог своей жизни, размышляя о полной гармонии женщины и природы, об их сходстве в главном – плавности линий, одухотворенности и обманчивой неподвижности перед пробуждением. Разница состояла лишь в том, что природа – вечна, а это нежное женское тело – обречено. И единственное, что он, художник, может сделать, - увековечить его на полотне.

     

     

    После свидания с возлюбленной Джорджоне умер, заразившись от нее чумой.

     

     

    В 1699 году картина «Спящая Венера» поступила в Дрезденскую галерею. Она имела сотни вариаций и повторений в живописи других художников. Время не пощадило шедевр, и только теперь с помощью рентгеновских лучей реставраторы заметили у ног прекрасной спящей женщины маленького Купидона. Но воспроизвести его так никто и не решился.

     

  • Франсиско Гойя и новая Венера

  • Изображения

     

    Изображения

     

    …Донью Каэтану, самую обворожительную придворную даму Испании, поэты во всеуслышание окрестили «новой Венерой». Простолюдинку Пепу Тудо, вдову флотского офицера и содержанку адмирала де Массаредо, так могли называть только шепотом, чтобы, не дай бог, не разгневать ее высокопоставленную соперницу.

     

     

    Обе дамы – и герцогиня, и простушка – по очереди тайком посещали спальню любвеобильного и зловеще-таинственного художника Франсиско Гойи. Он писал их обеих, объединяя двух красавиц в один пленительный образ. Но этот образ был так далек от пастельно-сладких изображений богини любви и красоты, что назвать картину именем Венеры художник не решился: это была типичная маха – женщина с улицы, живая и веселая, способная свести с ума не только короля, но и самого дьявола!

     

     

    Кроме того, инквизиция тщательно следила, чтобы на полотна художников-вольнодумцев не проникла обнаженная натура. И Гойя нашел выход: он написал два почти одинаковых полотна для своего друга и покровителя дона Мануэля. Одна картина – изображение обнаженной красавицы-махи находилась за другой – той же махой, только одетой. Дон Мануэль нажимал на специальный рычажок – картины приходили в движение, и на суд изумленной публики представала прекрасная обнаженная женщина.

     

     

    После эмиграции своего веселого покровителя Гойя предстал перед судом инквизиции… Но картины все-таки не были уничтожены и сейчас находятся в Мадридском музее Прада. Веселые и темпераментные испанцы, умеющие ценить буйство плоти, называют женщину, изображенную на картине, «новой Венерой».

    «Мужчины и Венера», журнал «Академия», март, 2004 год

    www.kafetop.ru

    Картины, описание картин — Спящая Венера

    Ни одна из картин итальянского Возрождения не имела столько повторений и вариантов, как «Спящая Венера» Джорджоне. Не говоря уже о современниках художника, она поразила воображение Дюрера и Лукаса Кранаха Старшего, Пуссена и Веласкеса, Рембрандта и Рубенса, Энгра и Делакруа, Мане и Гогена. Между тем письменные свидетельства о ней крайне скудны, а сам Джорджоне не оставил никакого эпистолярного наследия и нигде не проронил о своих картинах ни слова. Да никого из представителей классического итальянского искусства время не заволокло туманом в такой степени, как Джорджоне. Современники считали его очень большим мастером, слава его сохранялась в веках, а между тем о его жизни мы знаем очень мало. Даже его картины, хранившиеся главным образом в частных собраниях венецианских патрициев, не признавались принадлежащими ему на основании документальных данных. Многие из них оставались почти совершенно неизвестными и с течением времени были настолько забыты, что долгое время приписывались другим мастерам. В частности, еще в XIX веке «Спящая Венера» считалась копией с Тициана, созданной итальянским художником XVII века Сассоферрато. К тому же Джорджоне не подписывал свои произведения, и все это затрудняло изучение его творчества. Но в XIX веке были найдены «Заметки о произведениях искусства», написанные венецианским патрицием Маркантонио Микиэлем, жившим в первой половине XVI века, и творчество Джорджоне было как бы заново открыто.

    Поэтической вершиной искусства Джорджоне стала «Спящая Венера» - единственная из дошедших до нас картин художника на мифологический сюжет. Она стала и своеобразным итогом размышлений Джорджоне о человеке и окружающем его мире, в ней нашла воплощение идея о свободном, ничем не омраченном существовании человека среди поэтической природы.

    «Спящая Венера», видимо, была написана в те годы, когда Джорджоне, заваленный заказами, стоял во главе художественной мастерской и менее ответственные части в его картинах, такие, как пейзаж и второстепенные персонажи, заканчивали ученики - Тициан и Себастьяне дель Пьембо.

    К началу XVI века образ Венеры еще не был распространен в итальянском искусстве. Несмотря на светский характер, искусство этого времени еще сохранило в себе остатки наивного благочестия, и изображение обнаженного женского тела было очень редким. В конце XV века написал «Рождение Венеры» Сандро Боттичелли, его Венера - хрупкая, почти бесплотная, с каскадом тяжелых золотых волос - представляет собой изящное сплетение языческого мифа с последними остатками средневекового страха перед земной, чувственной любовью и красотой обнаженного женского тела.

    Совсем иное представление о женской красоте - плоть от плоти прекрасной действительност и и в то же время возвышенной и целомудренной - раскрывается в картине Джорджоне. «Спящая Венера» была написана художником для патрицианской семьи Марчелло и до конца XVII века находилась в их коллекции, а в Дрезденскую галерею картина поступила в 1699 году. От времени она сильно пострадала, и в местах выпадения краски ее покрывают более поздние записи. В XIX веке реставраторы почти заново переписали часть правой стороны, где у ног Венеры некогда был изображен маленький Купидон, впоследствии обнаруженный с помощью рентгеновских лучей.

    Джорджоне представил Венеру - богиню любви и красоты - в облике прекрасной обнаженной женщины, спящей на лугу, поросшем скромными белыми цветами. Ее прекрасное тело поражает зрителя необычной красотой плавных линий. И в то же время Венера Джорджоне - это земная женщина, полная чувственной прелести и очарования. Никто в итальянской живописи до Джорджоне не передавал еще с такой осязательностью жизненную теплоту обнаженного тела, где совершенность форм, завершенность и чистота линий словно воплощают в себе закон абсолютной гармонии.

    За богиней простирается столь любимый Джорджоне пейзаж венецианской провинции: вдали на пригорке видна маленькая деревушка, за ней зеленеет равнина с одиноким стройным деревцем, а на горизонте вырисовывается далекая цепь холмов с замком и синяя полоска озера. Плавные линии тела Венеры как бы находят отклик в окружающем ее пейзаже: уходят вдаль мягкие линии пологих холмов, лучи заходящего солнца окрашивают в золотистые тона замершее в неподвижности облако, и теплый солнечный свет как бы сгущается в золотисто-рыжих волосах Венеры. Во всех чертах ее нежного и задумчивого лица разлита тончайшая одухотворенность.

    Обнаженные женские фигуры в пейзаже встречались в европейской живописи и гравюрах и раньше, но никогда они не изображались в состоянии сна. Особая «концепция сна», той формы физического и духовного отдыха, под которой подразумевалось предрасположени е души к возвышенному созерцанию и воссоединению с божественным началом, была развита гуманистами и неоплатониками 16-го столетия. Нагота богинь у последователей и подражателей Джорджоне была оправдана ожиданием любовных утех, вакхическим опьянением, любованием собственной красотой во время туалета. Либо нагота эта жестока и губительна, как в древнегреческом мифе об Актеоне. У Джорджоне нагота выглядит как естественное состояние человека.

    «Спящая Венера» Джорджоне - едва ли не первое произведение живописи Возрождения, в котором нагота составляет главную его тему. Венера спит, не ведая своей наготы, как не ведали о ней Адам и Ева до грехопадения, и потому нагота эта так прекрасна и безгрешна.

    Образ этой прекрасной женщины-богини лишен налета эротики даже в самой малейшей степени. Наоборот, мало кому из художников Возрождения (да и последующих веков) удавалось создать более возвышенный и целомудренный образ.

    www.art-drawing.ru


    Смотрите также