Владимирка (картина). Картина владимирка


Владимирка (картина) — WiKi

«Владимирка» — картина русского художника Исаака Левитана (1860—1900), написанная в 1892 году. Принадлежит Государственной Третьяковской галерее (инв. 1485). Размер — 79 × 123 см[1][2]. «Владимирка» — одна из трёх больших (по размеру) картин Левитана, написанных в первой половине 1890-х годов. Её вместе с двумя другими большими полотнами этого периода — «У омута» (1892) и «Над вечным покоем» (1894) — иногда называют «мрачной трилогией» Левитана[3].

Левитан начал работу над эскизами и этюдами к картине «Владимирка» в 1892 году, когда он несколько месяцев жил во Владимирской губернии. Он писал их с натуры, находясь у Владимирского тракта — грунтовой дороги, ведущей из Москвы на восток. В просторечии эта дорога называлась Владимиркой — в течение многих десятилетий по ней отправляли сосланных на каторгу заключённых[4]. Картина была написана в том же году в Москве[5]. В феврале 1893 года она была представлена на 21-й выставке Товарищества передвижных художественных выставок («передвижников»), открывшейся в Санкт-Петербурге, а затем, в марте, переехавшей в Москву[1][6]. В марте 1894 года Левитан передал полотно в дар Третьяковской галерее[7][8].

Художник Михаил Нестеров отмечал, что «Владимирка» могла быть «смело названа русским историческим пейзажем, коих в нашем искусстве немного»[9], а искусствовед Алексей Фёдоров-Давыдов писал, что эта картина — одно из лучших творений Левитана, «его всеми признанный шедевр», в котором «глубокое общественное содержание выражено органически пейзажно и непосредственно»[10].

История

12 мая 1892 года Левитан вместе со своей спутницей, художницей Софьей Кувшинниковой, уехал из Москвы во Владимирскую губернию. Они поселились в деревне Городок, расположенной на реке Пекше, недалеко от станции Болдино Московско-Нижегородской железной дороги[11]. В письме Павлу Третьякову от 13 мая Левитан сообщал: «Поселился я в довольно милой местности и думаю поработать»[12]. Там же он провёл и лето 1892 года[13]. Ныне деревня Городок входит в состав деревни Пекша Петушинского района Владимирской области. Дом, в котором жил Левитан, впоследствии был превращён в дом-музей, но 22 августа 1999 года он был уничтожен пожаром[14].

  Картина «Владимирка» в Левитановском зале ГТГ

О том, как у Левитана зародилась идея написать полотно «Владимирка», рассказала Софья Кувшинникова. Как-то, возвращаясь с охоты, вышли они на старое Владимирское шоссе. Кувшинникова так описывала их впечатления: «Картина была полна удивительной тихой прелести. Длинное полотно дороги белеющей полосой убегало среди перелесков в синюю даль. Вдали на ней виднелись две фигурки богомолок, а старый покосившийся голубец со стёртой дождями иконкой говорил о давно забытой старине. Всё выглядело таким ласковым, уютным». И вдруг Левитан вспомнил, что это была именно та самая Владимирка. Сразу же вспомнились заключённые в кандалах, идущие по этой дороге в Сибирь[4][15][5]. В последующие дни художник неоднократно возвращался к этой дороге, чтобы писать этюд к будущей картине[16] — он завершил его в несколько сеансов[17]. После этого он уехал в Москву, чтобы как можно скорее написать задуманную им картину. Под свежим впечатлением от пейзажа, увиденного на старом Владимирском шоссе, работа над полотном шла быстро и вдохновенно[5]. Закончив картину, Левитан написал на ней её название — Володимiрка. Это было необычным для художника шагом — как правило, он названия на полотнах не надписывал[10].

Вместе с четырьмя другими произведениями Левитана, среди которых были «Лесистый берег, сумерки», «Лесной пожар», «Осень» и «Под вечер»[18], картина «Владимирка» (под названием «Владимирка, большая дорога») экспонировалась на 21-й выставке Товарищества передвижных художественных выставок («передвижников»), открывшейся в феврале 1893 года в Санкт-Петербурге, а в марте переехавшей в Москву[18][6]. Петербургская критика практически не писала о пейзажной части выставки, только в «Петербургской газете» (№ 47 за 18 февраля 1893 года) было отмечено, что для неё были подобраны «самые неприглядные „серые“ мотивы», а подписавшийся псевдонимом Л. Х. автор статьи восклицал: «Что может быть скучнее „Владимирки. Большой дороги“ г. Левитана…»[19]. После переезда выставки в Москву в прессе появилось больше отзывов о картине, значительная часть которых была положительной, — в частности, похвальные отзывы написали Владимир Сизов, Владимир Грингмут («Московские ведомости») и Михаил Корелин («Русская мысль»)[20].

Несмотря на положительные отзывы, во время выставки полотно куплено не было. Через год, в марте 1894 года, Левитан подарил картину Третьяковской галерее[21] — в письме к Павлу Третьякову от 11 марта 1894 года он писал: «„Владимирка“, вероятно, на днях вернётся с выставки, и возьмите её и успокойте меня и её»[7][8].

Описание

Владимирка — так в просторечии называли Владимирский тракт, грунтовую дорогу из Москвы на восток, в сторону Владимира, печально известную тем, что в течение многих десятилетий вдоль неё пеше-этапным порядком отправляли сосланных на каторгу в Сибирь заключённых. К концу XIX века, когда была написана картина, заключённых уже отправляли на поездах[22].

На картине изображена бескрайняя равнина с пролегающей по ней дорогой, которая протянулась от переднего плана в глубину, проходя через поля, мимо перелесков и селений, и теряясь в синей дымке у самого горизонта. Узкие тропинки, протоптанные вдоль дороги по обеим сторонам, подчёркивают её протяжённость. Помимо этого, через всё полотно слева направо проходит ещё одна тропинка. Пересекая дорогу, она замедляет движение взгляда зрителя и направляет его на придорожный столбик-голубец, рядом с которым с котомкой за плечами стоит странница-богомолка[10][23]. Пустынность дороги, нависшие над ней облака, одинокая фигура странницы, обратившейся с молитвой к иконе на столбике-голубце, — всё это создаёт тревожную и тягостную атмосферу, навеянную мыслями о проходивших здесь тысячах заключённых. И только солнечный просвет у горизонта, да белеющая вдали церковь олицетворяют собой луч надежды[23][24][25].

Фрагменты картины «Владимирка»

Белая церковь у горизонта

Странница у столбика-голубца

Подпись И. И. Левитана

Цветовая тональность пейзажа определяется приглушёнными красками, использованными для изображения серого сумрачного дня. Из этой колористической гаммы не выбиваются светлые тона, которыми написаны белая церковь и жёлтая полоса спеющей ржи у горизонта. Несмотря на приглушённость палитры, художнику удаётся не растерять богатство и многообразие цветов, «он сохраняет все краски природы, но вводит их в пейзаж сгармонированными, приведёнными к единой тональности». Левитан достигает этого, используя тончайшие переходы между тонами, а также взаимное проникновение разных цветов. Найденный им колорит в значительной степени определяет создаваемое этим пейзажем настроение[26].

Эскизы, этюды и повторения

Одноимённый этюд для картины «Владимирка» (картон, масло, 1892, 10 × 16,5 см) находился в собрании московского коллекционера А. М. Колударова, побывав перед этим в собраниях Н. В. Мещерина и Н. Ю. Кислицина[1][27].

  И. И. Левитан. Владимирка (этюд, 1892, частное собрание)

Также известно, что существовал одноимённый эскиз картины «Владимирка», подаренный Левитаном Михаилу Чехову — младшему брату Антона Павловича. На лицевой стороне эскиза была нанесена авторская надпись — «Будущему прокурору Михаилу Павловичу Чехову. И. Левитан»[1][27]. Левитан в шутку назвал будущего писателя и критика «прокурором», поскольку тот в течение нескольких лет учился на юридическом факультете Московского университета[28][29]. Писатель Иван Белоусов вспоминал, что как-то, увидев этот эскиз у Михаила Чехова, он начал его хвалить, но по реакции последнего понял, что тот обиделся на Левитана из-за сделанной надписи: «он как бы делал намёк на будущее — вот, дескать, по какой дорожке ты будешь посылать людей, закованных в кандалы, когда будешь прокурором». Увидев, что эскиз понравился Белоусову, Михаил Чехов предложил ему взять его в подарок, а на возражение, что он уже один раз был подарен, ответил, что с такой надписью он иметь его не хочет. С тех пор этот эскиз находился в собрании Белоусова, но впоследствии был утерян «во время переездов с одной квартиры на другую»[30]. В настоящее время местонахождение этого эскиза неизвестно[1].

Известно также о существовании одноимённого уменьшенного повторения-варианта картины «Владимирка» (1890-е годы, 50,5 × 80,2 см), которое находилось в собрании З. З. Рабинович. Изначально это повторение было выполнено по заказу врача и коллекционера И. И. Трояновского, а затем побывало в собраниях А. Н. Ляпунова (с 1917 года), Е. Н. Опочинина (с 1922 года) и И. И. Ильина-Гольдмана[1][31].

Отзывы

Художник Михаил Нестеров в своей книге «Давние дни» вспоминал, что он любил «Владимирку» Левитана, считая её равноценной как по замыслу, так и по совершенству исполнения. По его мнению, эта картина могла быть «смело названа русским историческим пейзажем, коих в нашем искусстве немного»[9]. В письме к искусствоведу Владимиру Кеменову от 10 октября 1938 года Нестеров писал, что в картине «Владимирка» «счастливо сочетались историческая быль с завершённым, законченным мастерством» и что, по его мнению, это полотно является «одним из самых зрелых созданий художника»[32].

В своей монографии о Левитане искусствовед Алексей Фёдоров-Давыдов писал, что «Владимирка» — одно из лучших творений художника, «его всеми признанный шедевр». Замечательность этого полотна он находил в том, что его «глубокое общественное содержание выражено органически пейзажно и непосредственно». Согласно Фёдорову-Давыдову, в этой картине Левитан создаёт образ природы привычным ему путём, раскрывая богатое внутреннее содержание в самых обычных вещах, через «самый простой и заурядный мотив равнины с уходящей вдаль дорогой»[33]. Составляющий основу изображения мотив дороги действенным образом вовлекает зрителя в глубину пейзажа и тем самым постепенно раскрывает его внутреннее содержание[10].

  А. А. Иванов. Аппиева дорога при закате солнца (холст, масло, 44 × 61 см, 1845, ГТГ)

Искусствовед Фаина Мальцева отмечала, что «Владимирка» стала подлинным документом эпохи, и её значение в русском реалистическом искусстве 1890-х годов трудно переоценить[26]. По словам Мальцевой, произведение Левитана было наполнено чувством скорби и пафосом гражданственности, причём художнику удалось достичь этого, «не поступившись красотой русской природы, не умалив поэтической прелести и величественности её образа». Тем самым «Владимирка» представляет собой «лучшее свидетельство огромных завоеваний, достигнутых передовыми русскими пейзажистами»[34].

По мнению искусствоведа Владимира Петрова, «Владимирка» относится к тому «редкому типу полифонического „исторического пейзажа“», который в истории русской живописи можно сравнить разве что с полотном Александра Иванова «Аппиева дорога при закате солнца», написанным в 1845 году. Но есть между ними и существенная разница: в то время как ива́новская «Аппиева дорога» заставляет думать о судьбах Римской империи, левитановская «Владимирка», изображающая дорогу, по которой прошли тысячи арестантов, «воспринимается как некий шрам, нанесённый историей многострадального народа на прекрасное лицо его земли»[35][25].

Писатель Корней Чуковский после посещения выставки Левитана писал: «Полюбуйтесь его „Владимиркой“. Какая жадная даль, какое бешенство её размаха! Вдохновенна, опьяняющая, манящая ширь…» Проводя параллель с печально известным Владимирским трактом, Чуковский задавал вопрос: «Нельзя ли этой Владимиркой символизировать всё творчество славного художника, с его спокойным и примирённым сознанием безысходности всех фаустовских порывов человеческого духа?»[36]

См. также

Примечания

  1. ↑ 1 2 3 4 5 6 Каталог ГТГ, т. 4, кн. 1, 2001, с. 360.
  2. ↑ Левитан Исаак Ильич — Владимирка (HTML). Государственная Третьяковская галерея — www.tretyakovgallery.ru. Проверено 15 июня 2017.
  3. ↑ Исаак Ильич Левитан — Лучшие картины, пейзажи — У омута, 1892 (HTML). isaak-levitan.ru. Проверено 28 июня 2017. Архивировано 7 октября 2012 года.
  4. ↑ 1 2 А. М. Турков, 1974, с. 74.
  5. ↑ 1 2 3 Н. С. Шер, 1966, с. 378.
  6. ↑ 1 2 А. А. Фёдоров-Давыдов, 1966, с. 374.
  7. ↑ 1 2 С. А. Пророкова, 1960, с. 134.
  8. ↑ 1 2 И. И. Левитан, 1956, с. 44.
  9. ↑ 1 2 М. В. Нестеров, 1986, с. 409.
  10. ↑ 1 2 3 4 А. А. Фёдоров-Давыдов, 1966, с. 163.
  11. ↑ И. И. Левитан, 1966, с. 45—46.
  12. ↑ Ф. С. Мальцева, 2002, с. 52—53.
  13. ↑ Ф. С. Мальцева, 2002, с. 26.
  14. ↑ Е. К. Сергеев, 2004, с. 316.
  15. ↑ В. А. Прытков, 1960, с. 7—8.
  16. ↑ А. М. Турков, 1974, с. 74—75.
  17. ↑ С. А. Пророкова, 1960, с. 132.
  18. ↑ 1 2 И. И. Левитан, 1966, с. 46.
  19. ↑ А. А. Фёдоров-Давыдов, 1966, с. 169, 374.
  20. ↑ А. А. Фёдоров-Давыдов, 1966, с. 169.
  21. ↑ И. И. Левитан, 1966, с. 48.
  22. ↑ В. А. Петров, 1992, с. 81.
  23. ↑ 1 2 Ф. С. Мальцева, 2002, с. 26—27.
  24. ↑ В. А. Петров, 1992, с. 82.
  25. ↑ 1 2 В. А. Петров, 2000, с. 59.
  26. ↑ 1 2 Ф. С. Мальцева, 2002, с. 27.
  27. ↑ 1 2 И. И. Левитан, 1966, с. 106.
  28. ↑ А. А. Фёдоров-Давыдов, 1966, с. 166.
  29. ↑ Ф. С. Мальцева, 2002, с. 53.
  30. ↑ С. А. Пророкова, 1960, с. 134—135.
  31. ↑ И. И. Левитан, 1966, с. 131.
  32. ↑ Ф. С. Мальцева, 2002, с. 27, 53.
  33. ↑ А. А. Фёдоров-Давыдов, 1966, с. 162.
  34. ↑ Ф. С. Мальцева, 2002, с. 28.
  35. ↑ В. А. Петров, 1992, с. 84.
  36. ↑ К. И. Чуковский. Воспоминания о выставке Левитана (HTML). isaak-levitan.ru. Проверено 27 июня 2017. Архивировано 7 октября 2012 года.

Литература

  • Левитан И. И. Письма, документы, воспоминания / А. А. Фёдоров-Давыдов. — М.: Искусство, 1956. — 335 с.
  • Мальцева Ф. С. Мастера русского пейзажа. Вторая половина XIX века. Часть 4. — М.: Искусство, 2002. — 84 с. — ISBN 9785210013484.
  • Нестеров М. В. Давние дни: воспоминания, очерки, письма. — Уфа: Башкирское книжное издательство, 1986. — 559 с.
  • Петров В. А. Исаак Ильич Левитан. — СПб.: Художник России, 1992. — 200 с. — (Русские живописцы XIX века). — ISBN 5-7370-0212-8.
  • Петров В. А. Исаак Левитан. — М.: Белый город, 2000. — ISBN 5-7793-0250-2.
  • Пророкова С. А. Левитан. — М.: Молодая гвардия, 1960. — 240 с. — (Жизнь замечательных людей).
  • Прытков В. А. Левитан. — М.: Издательство Академии художеств СССР, 1960. — 132 с.
  • Сергеев Е. К. Владимирка: дорога-памятник России. — М.: Ольга, 2004. — 367 с. — ISBN 9785902138020.
  • Турков А. М. Исаак Ильич Левитан. — М.: Искусство, 1974. — 160 с. — (Жизнь в искусстве).
  • Фёдоров-Давыдов А. А. Исаак Ильич Левитан. Жизнь и творчество. — М.: Искусство, 1966. — 403 с.
  • Шер Н. С. Рассказы о русских художниках. — М.: Детская литература, 1966. — 394 с.
  • Государственная Третьяковская галерея — каталог собрания / Я. В. Брук, Л. И. Иовлева. — М.: Красная площадь, 2001. — Т. 4: Живопись второй половины XIX века, книга 1, А—М. — 528 с. — ISBN 5-900743-56-X.
  • Исаак Ильич Левитан. Документы, материалы, библиография / А. А. Фёдоров-Давыдов. — М.: Искусство, 1966. — 240 с.

Ссылки

ru-wiki.org

Владимирка (картина) — Википедия (с комментариями)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

К:Картины 1892 года

«Владимирка» — картина русского художника Исаака Левитана (1860—1900), написанная в 1892 году. Картина является частью собрания Государственной Третьяковской галереи. Размер картины — 79×123 см[1].

История и описание

Владимирка — так в просторечии называли Владимирский тракт, грунтовую дорогу из Москвы на восток, в сторону Владимира, печально известную тем, что с XVIII века вдоль неё пеше-этапным порядком отправляли сосланных на каторгу в Сибирь заключённых[2][3]. К концу XIX века, когда была написана картина, заключённых уже отправляли на поездах.

В 1892 году из-за своего еврейского происхождения Левитан был выслан из Москвы и некоторое время жил в деревне, находящейся недалеко от Владимирского тракта. О том, как у него зародилась идея написать полотно «Владимирка», рассказала его спутница, художница Софья Кувшинникова. Как-то, возвращаясь с охоты, вышли они на старую дорогу, и Левитан вспомнил, что это была Владимирка. Сразу же вспомнились заключённые в кандалах, идущие по этой дороге в Сибирь. На следующий день Левитан вернулся к этой дороге с холстом и начал писать картину с натуры, окончив её за несколько сеансов[4]. Пустынность дороги, нависшие над ней облака, одинокая фигура странницы — всё это создаёт тревожную и тягостную атмосферу, навеянную мыслями о проходивших здесь тысячах заключённых. И только солнечный просвет у горизонта, да белеющая вдали церковь олицетворяют собой луч надежды[4].

Отзывы

Известный искусствовед Алексей Фёдоров-Давыдов так писал в своей статье о творчестве Исаака Левитана[5]:

«Владимирка» — замечательный, быть может единственный в русской живописи, столь яркий пример выражения социальных идей чисто пейзажными средствами. Такой пейзаж мог появиться только в атмосфере постоянных дум о судьбах России, которыми было проникнуто искусство передвижников.

А вот отрывок из воспоминаний Корнея Чуковского о выставке Левитана[6]:

Полюбуйтесь его «Владимиркой». Какая жадная даль, какое бешенство её размаха! Вдохновенна, опьяняющая, манящая ширь... Манящая, но куда. Понятно, куда может заманить Владимирка, — и нельзя ли этой Владимиркой символизировать всё творчество славного художника, с его спокойным и примиренным сознанием безысходности всех фаустовских порывов человеческого духа?

См. также

Напишите отзыв о статье "Владимирка (картина)"

Примечания

  1. ↑ [www.tretyakovgallery.ru/ru/collection/_show/image/_id/2459 Левитан Исаак Ильич — Владимирка] (HTML). Государственная Третьяковская галерея, www.tretyakovgallery.ru. Проверено 2 июля 2012. [www.webcitation.org/6BF965beV Архивировано из первоисточника 7 октября 2012].
  2. ↑ [isaak-levitan.ru/master/14.php Исаак Ильич Левитан — Лучшие картины, пейзажи — Владимирка, 1892] (HTML). isaak-levitan.ru. Проверено 2 июля 2012. [www.webcitation.org/6BF97BOcR Архивировано из первоисточника 7 октября 2012].
  3. ↑ [www.vladimirka.org/nwesbalashiha/1-lastnews/3981------q--q.html Балашиха. Владимирка: История современной автомагистрали "Москва — Нижний Новгород"] (HTML). www.vladimirka.org (27 декабря 2013). Проверено 6 ноября 2015. [www.webcitation.org/6BF98D3kY Архивировано из первоисточника 7 октября 2012].
  4. ↑ 1 2 Д. К. Самин. [bibliotekar.ru/100hudozh/81.htm 100 великих художников — Исаак Левитан] (HTML). bibliotekar.ru. Проверено 2 июля 2012. [www.webcitation.org/6BF98xrjL Архивировано из первоисточника 7 октября 2012].
  5. ↑ А.А. Федоров-Давыдов. [isaak-levitan.ru/fedorov4.php Статья о творчестве Исаака Левитана] (HTML). isaak-levitan.ru. Проверено 2 июля 2012. [www.webcitation.org/6BF9BAdED Архивировано из первоисточника 7 октября 2012].
  6. ↑ Корней Чуковский. [isaak-levitan.ru/chuckovsky.php Воспоминания о выставке Левитана, 1903] (HTML). isaak-levitan.ru. Проверено 2 июля 2012. [www.webcitation.org/6BF9C5BAQ Архивировано из первоисточника 7 октября 2012].

Ссылки

Отрывок, характеризующий Владимирка (картина)

– Гм… гм… – проговорил про себя старый князь, продолжая дописывать. – Сделаю. Он расчеркнул подпись, вдруг быстро повернулся к сыну и засмеялся. – Плохо дело, а? – Что плохо, батюшка? – Жена! – коротко и значительно сказал старый князь. – Я не понимаю, – сказал князь Андрей. – Да нечего делать, дружок, – сказал князь, – они все такие, не разженишься. Ты не бойся; никому не скажу; а ты сам знаешь. Он схватил его за руку своею костлявою маленькою кистью, потряс ее, взглянул прямо в лицо сына своими быстрыми глазами, которые, как казалось, насквозь видели человека, и опять засмеялся своим холодным смехом. Сын вздохнул, признаваясь этим вздохом в том, что отец понял его. Старик, продолжая складывать и печатать письма, с своею привычною быстротой, схватывал и бросал сургуч, печать и бумагу. – Что делать? Красива! Я всё сделаю. Ты будь покоен, – говорил он отрывисто во время печатания. Андрей молчал: ему и приятно и неприятно было, что отец понял его. Старик встал и подал письмо сыну. – Слушай, – сказал он, – о жене не заботься: что возможно сделать, то будет сделано. Теперь слушай: письмо Михайлу Иларионовичу отдай. Я пишу, чтоб он тебя в хорошие места употреблял и долго адъютантом не держал: скверная должность! Скажи ты ему, что я его помню и люблю. Да напиши, как он тебя примет. Коли хорош будет, служи. Николая Андреича Болконского сын из милости служить ни у кого не будет. Ну, теперь поди сюда. Он говорил такою скороговоркой, что не доканчивал половины слов, но сын привык понимать его. Он подвел сына к бюро, откинул крышку, выдвинул ящик и вынул исписанную его крупным, длинным и сжатым почерком тетрадь. – Должно быть, мне прежде тебя умереть. Знай, тут мои записки, их государю передать после моей смерти. Теперь здесь – вот ломбардный билет и письмо: это премия тому, кто напишет историю суворовских войн. Переслать в академию. Здесь мои ремарки, после меня читай для себя, найдешь пользу. Андрей не сказал отцу, что, верно, он проживет еще долго. Он понимал, что этого говорить не нужно. – Всё исполню, батюшка, – сказал он. – Ну, теперь прощай! – Он дал поцеловать сыну свою руку и обнял его. – Помни одно, князь Андрей: коли тебя убьют, мне старику больно будет… – Он неожиданно замолчал и вдруг крикливым голосом продолжал: – а коли узнаю, что ты повел себя не как сын Николая Болконского, мне будет… стыдно! – взвизгнул он. – Этого вы могли бы не говорить мне, батюшка, – улыбаясь, сказал сын. Старик замолчал. – Еще я хотел просить вас, – продолжал князь Андрей, – ежели меня убьют и ежели у меня будет сын, не отпускайте его от себя, как я вам вчера говорил, чтоб он вырос у вас… пожалуйста. – Жене не отдавать? – сказал старик и засмеялся. Они молча стояли друг против друга. Быстрые глаза старика прямо были устремлены в глаза сына. Что то дрогнуло в нижней части лица старого князя. – Простились… ступай! – вдруг сказал он. – Ступай! – закричал он сердитым и громким голосом, отворяя дверь кабинета. – Что такое, что? – спрашивали княгиня и княжна, увидев князя Андрея и на минуту высунувшуюся фигуру кричавшего сердитым голосом старика в белом халате, без парика и в стариковских очках. Князь Андрей вздохнул и ничего не ответил. – Ну, – сказал он, обратившись к жене. И это «ну» звучало холодною насмешкой, как будто он говорил: «теперь проделывайте вы ваши штуки». – Andre, deja! [Андрей, уже!] – сказала маленькая княгиня, бледнея и со страхом глядя на мужа. Он обнял ее. Она вскрикнула и без чувств упала на его плечо. Он осторожно отвел плечо, на котором она лежала, заглянул в ее лицо и бережно посадил ее на кресло. – Adieu, Marieie, [Прощай, Маша,] – сказал он тихо сестре, поцеловался с нею рука в руку и скорыми шагами вышел из комнаты. Княгиня лежала в кресле, m lle Бурьен терла ей виски. Княжна Марья, поддерживая невестку, с заплаканными прекрасными глазами, всё еще смотрела в дверь, в которую вышел князь Андрей, и крестила его. Из кабинета слышны были, как выстрелы, часто повторяемые сердитые звуки стариковского сморкания. Только что князь Андрей вышел, дверь кабинета быстро отворилась и выглянула строгая фигура старика в белом халате. – Уехал? Ну и хорошо! – сказал он, сердито посмотрев на бесчувственную маленькую княгиню, укоризненно покачал головою и захлопнул дверь.

wiki-org.ru

Владимирка (картина Левитана) Википедия

«Владимирка» — картина русского художника Исаака Левитана (1860—1900), написанная в 1892 году. Принадлежит Государственной Третьяковской галерее (инв. 1485). Размер — 79 × 123 см[1][2]. «Владимирка» — одна из трёх больших (по размеру) картин Левитана, написанных в первой половине 1890-х годов. Её вместе с двумя другими большими полотнами этого периода — «У омута» (1892) и «Над вечным покоем» (1894) — иногда называют «мрачной трилогией» Левитана[3].

Левитан начал работу над эскизами и этюдами к картине «Владимирка» в 1892 году, когда он несколько месяцев жил во Владимирской губернии. Он писал их с натуры, находясь у Владимирского тракта — грунтовой дороги, ведущей из Москвы на восток. В просторечии эта дорога называлась Владимиркой — в течение многих десятилетий по ней отправляли сосланных на каторгу заключённых[4]. Картина была написана в том же году в Москве[5]. В феврале 1893 года она была представлена на 21-й выставке Товарищества передвижных художественных выставок («передвижников»), открывшейся в Санкт-Петербурге, а затем, в марте, переехавшей в Москву[1][6]. В марте 1894 года Левитан передал полотно в дар Третьяковской галерее[7][8].

Художник Михаил Нестеров отмечал, что «Владимирка» могла быть «смело названа русским историческим пейзажем, коих в нашем искусстве немного»[9], а искусствовед Алексей Фёдоров-Давыдов писал, что эта картина — одно из лучших творений Левитана, «его всеми признанный шедевр», в котором «глубокое общественное содержание выражено органически пейзажно и непосредственно»[10].

История

12 мая 1892 года Левитан вместе со своей спутницей, художницей Софьей Кувшинниковой, уехал из Москвы во Владимирскую губернию. Они поселились в деревне Городок, расположенной на реке Пекше, недалеко от станции Болдино Московско-Нижегородской железной дороги[11]. В письме Павлу Третьякову от 13 мая Левитан сообщал: «Поселился я в довольно милой местности и думаю поработать»[12]. Там же он провёл и лето 1892 года[13]. Ныне деревня Городок входит в состав деревни Пекша Петушинского района Владимирской области. Дом, в котором жил Левитан, впоследствии был превращён в дом-музей, но 22 августа 1999 года он был уничтожен пожаром[14].

Картина «Владимирка» в Левитановском зале ГТГ

О том, как у Левитана зародилась идея написать полотно «Владимирка», рассказала Софья Кувшинникова. Как-то, возвращаясь с охоты, вышли они на старое Владимирское шоссе. Кувшинникова так описывала их впечатления: «Картина была полна удивительной тихой прелести. Длинное полотно дороги белеющей полосой убегало среди перелесков в синюю даль. Вдали на ней виднелись две фигурки богомолок, а старый покосившийся голубец со стёртой дождями иконкой говорил о давно забытой старине. Всё выглядело таким ласковым, уютным». И вдруг Левитан вспомнил, что это была именно та самая Владимирка. Сразу же вспомнились заключённые в кандалах, идущие по этой дороге в Сибирь[4][15][5]. В последующие дни художник неоднократно возвращался к этой дороге, чтобы писать этюд к будущей картине[16] — он завершил его в несколько сеансов[17]. После этого он уехал в Москву, чтобы как можно скорее написать задуманную им картину. Под свежим впечатлением от пейзажа, увиденного на старом Владимирском шоссе, работа над полотном шла быстро и вдохновенно[5]. Закончив картину, Левитан написал на ней её название — Володимiрка. Это было необычным для художника шагом — как правило, он названия на полотнах не надписывал[10].

Вместе с четырьмя другими произведениями Левитана, среди которых были «Лесистый берег, сумерки», «Лесной пожар», «Осень» и «Под вечер»[18], картина «Владимирка» (под названием «Владимирка, большая дорога») экспонировалась на 21-й выставке Товарищества передвижных художественных выставок («передвижников»), открывшейся в феврале 1893 года в Санкт-Петербурге, а в марте переехавшей в Москву[18][6]. Петербургская критика практически не писала о пейзажной части выставки, только в «Петербургской газете» (№ 47 за 18 февраля 1893 года) было отмечено, что для неё были подобраны «самые неприглядные „серые“ мотивы», а подписавшийся псевдонимом Л. Х. автор статьи восклицал: «Что может быть скучнее „Владимирки. Большой дороги“ г. Левитана…»[19]. После переезда выставки в Москву в прессе появилось больше отзывов о картине, значительная часть которых была положительной, — в частности, похвальные отзывы написали Владимир Сизов, Владимир Грингмут («Московские ведомости») и Михаил Корелин («Русская мысль»)[20].

Несмотря на положительные отзывы, во время выставки полотно куплено не было. Через год, в марте 1894 года, Левитан подарил картину Третьяковской галерее[21] — в письме к Павлу Третьякову от 11 марта 1894 года он писал: «„Владимирка“, вероятно, на днях вернётся с выставки, и возьмите её и успокойте меня и её»[7][8].

Описание

Владимирка — так в просторечии называли Владимирский тракт, грунтовую дорогу из Москвы на восток, в сторону Владимира, печально известную тем, что в течение многих десятилетий вдоль неё пеше-этапным порядком отправляли сосланных на каторгу в Сибирь заключённых. К концу XIX века, когда была написана картина, заключённых уже отправляли на поездах[22].

На картине изображена бескрайняя равнина с пролегающей по ней дорогой, которая протянулась от переднего плана в глубину, проходя через поля, мимо перелесков и селений, и теряясь в синей дымке у самого горизонта. Узкие тропинки, протоптанные вдоль дороги по обеим сторонам, подчёркивают её протяжённость. Помимо этого, через всё полотно слева направо проходит ещё одна тропинка. Пересекая дорогу, она замедляет движение взгляда зрителя и направляет его на придорожный столбик-голубец, рядом с которым с котомкой за плечами стоит странница-богомолка[10][23]. Пустынность дороги, нависшие над ней облака, одинокая фигура странницы, обратившейся с молитвой к иконе на столбике-голубце, — всё это создаёт тревожную и тягостную атмосферу, навеянную мыслями о проходивших здесь тысячах заключённых. И только солнечный просвет у горизонта, да белеющая вдали церковь олицетворяют собой луч надежды[23][24][25].

Фрагменты картины «Владимирка»

Белая церковь у горизонта

Странница у столбика-голубца

Подпись И. И. Левитана

Цветовая тональность пейзажа определяется приглушёнными красками, использованными для изображения серого сумрачного дня. Из этой колористической гаммы не выбиваются светлые тона, которыми написаны белая церковь и жёлтая полоса спеющей ржи у горизонта. Несмотря на приглушённость палитры, художнику удаётся не растерять богатство и многообразие цветов, «он сохраняет все краски природы, но вводит их в пейзаж сгармонированными, приведёнными к единой тональности». Левитан достигает этого, используя тончайшие переходы между тонами, а также взаимное проникновение разных цветов. Найденный им колорит в значительной степени определяет создаваемое этим пейзажем настроение[26].

Эскизы, этюды и повторения

Одноимённый этюд для картины «Владимирка» (картон, масло, 1892, 10 × 16,5 см) находился в собрании московского коллекционера А. М. Колударова, побывав перед этим в собраниях Н. В. Мещерина и Н. Ю. Кислицина[1][27].

И. И. Левитан. Владимирка (этюд, 1892, частное собрание)

Также известно, что существовал одноимённый эскиз картины «Владимирка», подаренный Левитаном Михаилу Чехову — младшему брату Антона Павловича. На лицевой стороне эскиза была нанесена авторская надпись — «Будущему прокурору Михаилу Павловичу Чехову. И. Левитан»[1][27]. Левитан в шутку назвал будущего писателя и критика «прокурором», поскольку тот в течение нескольких лет учился на юридическом факультете Московского университета[28][29]. Писатель Иван Белоусов вспоминал, что как-то, увидев этот эскиз у Михаила Чехова, он начал его хвалить, но по реакции последнего понял, что тот обиделся на Левитана из-за сделанной надписи: «он как бы делал намёк на будущее — вот, дескать, по какой дорожке ты будешь посылать людей, закованных в кандалы, когда будешь прокурором». Увидев, что эскиз понравился Белоусову, Михаил Чехов предложил ему взять его в подарок, а на возражение, что он уже один раз был подарен, ответил, что с такой надписью он иметь его не хочет. С тех пор этот эскиз находился в собрании Белоусова, но впоследствии был утерян «во время переездов с одной квартиры на другую»[30]. В настоящее время местонахождение этого эскиза неизвестно[1].

Известно также о существовании одноимённого уменьшенного повторения-варианта картины «Владимирка» (1890-е годы, 50,5 × 80,2 см), которое находилось в собрании З. З. Рабинович. Изначально это повторение было выполнено по заказу врача и коллекционера И. И. Трояновского, а затем побывало в собраниях А. Н. Ляпунова (с 1917 года), Е. Н. Опочинина (с 1922 года) и И. И. Ильина-Гольдмана[1][31].

Отзывы

Художник Михаил Нестеров в своей книге «Давние дни» вспоминал, что он любил «Владимирку» Левитана, считая её равноценной как по замыслу, так и по совершенству исполнения. По его мнению, эта картина могла быть «смело названа русским историческим пейзажем, коих в нашем искусстве немного»[9]. В письме к искусствоведу Владимиру Кеменову от 10 октября 1938 года Нестеров писал, что в картине «Владимирка» «счастливо сочетались историческая быль с завершённым, законченным мастерством» и что, по его мнению, это полотно является «одним из самых зрелых созданий художника»[32].

В своей монографии о Левитане искусствовед Алексей Фёдоров-Давыдов писал, что «Владимирка» — одно из лучших творений художника, «его всеми признанный шедевр». Замечательность этого полотна он находил в том, что его «глубокое общественное содержание выражено органически пейзажно и непосредственно». Согласно Фёдорову-Давыдову, в этой картине Левитан создаёт образ природы привычным ему путём, раскрывая богатое внутреннее содержание в самых обычных вещах, через «самый простой и заурядный мотив равнины с уходящей вдаль дорогой»[33]. Составляющий основу изображения мотив дороги действенным образом вовлекает зрителя в глубину пейзажа и тем самым постепенно раскрывает его внутреннее содержание[10].

А. А. Иванов. Аппиева дорога при закате солнца (холст, масло, 44 × 61 см, 1845, ГТГ)

Искусствовед Фаина Мальцева отмечала, что «Владимирка» стала подлинным документом эпохи, и её значение в русском реалистическом искусстве 1890-х годов трудно переоценить[26]. По словам Мальцевой, произведение Левитана было наполнено чувством скорби и пафосом гражданственности, причём художнику удалось достичь этого, «не поступившись красотой русской природы, не умалив поэтической прелести и величественности её образа». Тем самым «Владимирка» представляет собой «лучшее свидетельство огромных завоеваний, достигнутых передовыми русскими пейзажистами»[34].

По мнению искусствоведа Владимира Петрова, «Владимирка» относится к тому «редкому типу полифонического „исторического пейзажа“», который в истории русской живописи можно сравнить разве что с полотном Александра Иванова «Аппиева дорога при закате солнца», написанным в 1845 году. Но есть между ними и существенная разница: в то время как ива́новская «Аппиева дорога» заставляет думать о судьбах Римской империи, левитановская «Владимирка», изображающая дорогу, по которой прошли тысячи арестантов, «воспринимается как некий шрам, нанесённый историей многострадального народа на прекрасное лицо его земли»[35][25].

Писатель Корней Чуковский после посещения выставки Левитана писал: «Полюбуйтесь его „Владимиркой“. Какая жадная даль, какое бешенство её размаха! Вдохновенна, опьяняющая, манящая ширь…» Проводя параллель с печально известным Владимирским трактом, Чуковский задавал вопрос: «Нельзя ли этой Владимиркой символизировать всё творчество славного художника, с его спокойным и примирённым сознанием безысходности всех фаустовских порывов человеческого духа?»[36]

См. также

Примечания

  1. ↑ 1 2 3 4 5 6 Каталог ГТГ, т. 4, кн. 1, 2001, с. 360.
  2. ↑ Левитан Исаак Ильич — Владимирка (HTML). Государственная Третьяковская галерея — www.tretyakovgallery.ru. Проверено 15 июня 2017.
  3. ↑ Исаак Ильич Левитан — Лучшие картины, пейзажи — У омута, 1892 (HTML). isaak-levitan.ru. Проверено 28 июня 2017. Архивировано 7 октября 2012 года.
  4. ↑ 1 2 А. М. Турков, 1974, с. 74.
  5. ↑ 1 2 3 Н. С. Шер, 1966, с. 378.
  6. ↑ 1 2 А. А. Фёдоров-Давыдов, 1966, с. 374.
  7. ↑ 1 2 С. А. Пророкова, 1960, с. 134.
  8. ↑ 1 2 И. И. Левитан, 1956, с. 44.
  9. ↑ 1 2 М. В. Нестеров, 1986, с. 409.
  10. ↑ 1 2 3 4 А. А. Фёдоров-Давыдов, 1966, с. 163.
  11. ↑ И. И. Левитан, 1966, с. 45—46.
  12. ↑ Ф. С. Мальцева, 2002, с. 52—53.
  13. ↑ Ф. С. Мальцева, 2002, с. 26.
  14. ↑ Е. К. Сергеев, 2004, с. 316.
  15. ↑ В. А. Прытков, 1960, с. 7—8.
  16. ↑ А. М. Турков, 1974, с. 74—75.
  17. ↑ С. А. Пророкова, 1960, с. 132.
  18. ↑ 1 2 И. И. Левитан, 1966, с. 46.
  19. ↑ А. А. Фёдоров-Давыдов, 1966, с. 169, 374.
  20. ↑ А. А. Фёдоров-Давыдов, 1966, с. 169.
  21. ↑ И. И. Левитан, 1966, с. 48.
  22. ↑ В. А. Петров, 1992, с. 81.
  23. ↑ 1 2 Ф. С. Мальцева, 2002, с. 26—27.
  24. ↑ В. А. Петров, 1992, с. 82.
  25. ↑ 1 2 В. А. Петров, 2000, с. 59.
  26. ↑ 1 2 Ф. С. Мальцева, 2002, с. 27.
  27. ↑ 1 2 И. И. Левитан, 1966, с. 106.
  28. ↑ А. А. Фёдоров-Давыдов, 1966, с. 166.
  29. ↑ Ф. С. Мальцева, 2002, с. 53.
  30. ↑ С. А. Пророкова, 1960, с. 134—135.
  31. ↑ И. И. Левитан, 1966, с. 131.
  32. ↑ Ф. С. Мальцева, 2002, с. 27, 53.
  33. ↑ А. А. Фёдоров-Давыдов, 1966, с. 162.
  34. ↑ Ф. С. Мальцева, 2002, с. 28.
  35. ↑ В. А. Петров, 1992, с. 84.
  36. ↑ К. И. Чуковский. Воспоминания о выставке Левитана (HTML). isaak-levitan.ru. Проверено 27 июня 2017. Архивировано 7 октября 2012 года.

Литература

  • Левитан И. И. Письма, документы, воспоминания / А. А. Фёдоров-Давыдов. — М.: Искусство, 1956. — 335 с.
  • Мальцева Ф. С. Мастера русского пейзажа. Вторая половина XIX века. Часть 4. — М.: Искусство, 2002. — 84 с. — ISBN 9785210013484.
  • Нестеров М. В. Давние дни: воспоминания, очерки, письма. — Уфа: Башкирское книжное издательство, 1986. — 559 с.
  • Петров В. А. Исаак Ильич Левитан. — СПб.: Художник России, 1992. — 200 с. — (Русские живописцы XIX века). — ISBN 5-7370-0212-8.
  • Петров В. А. Исаак Левитан. — М.: Белый город, 2000. — ISBN 5-7793-0250-2.
  • Пророкова С. А. Левитан. — М.: Молодая гвардия, 1960. — 240 с. — (Жизнь замечательных людей).
  • Прытков В. А. Левитан. — М.: Издательство Академии художеств СССР, 1960. — 132 с.
  • Сергеев Е. К. Владимирка: дорога-памятник России. — М.: Ольга, 2004. — 367 с. — ISBN 9785902138020.
  • Турков А. М. Исаак Ильич Левитан. — М.: Искусство, 1974. — 160 с. — (Жизнь в искусстве).
  • Фёдоров-Давыдов А. А. Исаак Ильич Левитан. Жизнь и творчество. — М.: Искусство, 1966. — 403 с.
  • Шер Н. С. Рассказы о русских художниках. — М.: Детская литература, 1966. — 394 с.
  • Государственная Третьяковская галерея — каталог собрания / Я. В. Брук, Л. И. Иовлева. — М.: Красная площадь, 2001. — Т. 4: Живопись второй половины XIX века, книга 1, А—М. — 528 с. — ISBN 5-900743-56-X.
  • Исаак Ильич Левитан. Документы, материалы, библиография / А. А. Фёдоров-Давыдов. — М.: Искусство, 1966. — 240 с.

Ссылки

wikiredia.ru

Владимирка (картина) — Википедия

«Владимирка» — картина русского художника Исаака Левитана (1860—1900), написанная в 1892 году. Принадлежит Государственной Третьяковской галерее (инв. 1485). Размер — 79 × 123 см[1][2]. «Владимирка» — одна из трёх больших (по размеру) картин Левитана, написанных в первой половине 1890-х годов. Её вместе с двумя другими большими полотнами этого периода — «У омута» (1892) и «Над вечным покоем» (1894) — иногда называют «мрачной трилогией» Левитана[3].

Левитан начал работу над эскизами и этюдами к картине «Владимирка» в 1892 году, когда он несколько месяцев жил во Владимирской губернии. Он писал их с натуры, находясь у Владимирского тракта — грунтовой дороги, ведущей из Москвы на восток. В просторечии эта дорога называлась Владимиркой — в течение многих десятилетий по ней отправляли сосланных на каторгу заключённых[4]. Картина была написана в том же году в Москве[5]. В феврале 1893 года она была представлена на 21-й выставке Товарищества передвижных художественных выставок («передвижников»), открывшейся в Санкт-Петербурге, а затем, в марте, переехавшей в Москву[1][6]. В марте 1894 года Левитан передал полотно в дар Третьяковской галерее[7][8].

Художник Михаил Нестеров отмечал, что «Владимирка» могла быть «смело названа русским историческим пейзажем, коих в нашем искусстве немного»[9], а искусствовед Алексей Фёдоров-Давыдов писал, что эта картина — одно из лучших творений Левитана, «его всеми признанный шедевр», в котором «глубокое общественное содержание выражено органически пейзажно и непосредственно»[10].

Содержание

12 мая 1892 года Левитан вместе со своей спутницей, художницей Софьей Кувшинниковой, уехал из Москвы во Владимирскую губернию. Они поселились в деревне Городок, расположенной на реке Пекше, недалеко от станции Болдино Московско-Нижегородской железной дороги[11]. В письме Павлу Третьякову от 13 мая Левитан сообщал: «Поселился я в довольно милой местности и думаю поработать»[12]. Там же он провёл и лето 1892 года[13]. Ныне деревня Городок входит в состав деревни Пекша Петушинского района Владимирской области. Дом, в котором жил Левитан, впоследствии был превращён в дом-музей, но 22 августа 1999 года он был уничтожен пожаром[14].

  Картина «Владимирка» в Левитановском зале ГТГ

О том, как у Левитана зародилась идея написать полотно «Владимирка», рассказала Софья Кувшинникова. Как-то, возвращаясь с охоты, вышли они на старое Владимирское шоссе. Кувшинникова так описывала их впечатления: «Картина была полна удивительной тихой прелести. Длинное полотно дороги белеющей полосой убегало среди перелесков в синюю даль. Вдали на ней виднелись две фигурки богомолок, а старый покосившийся голубец со стёртой дождями иконкой говорил о давно забытой старине. Всё выглядело таким ласковым, уютным». И вдруг Левитан вспомнил, что это была именно та самая Владимирка. Сразу же вспомнились заключённые в кандалах, идущие по этой дороге в Сибирь[4][15][5]. В последующие дни художник неоднократно возвращался к этой дороге, чтобы писать этюд к будущей картине[16] — он завершил его в несколько сеансов[17]. После этого он уехал в Москву, чтобы как можно скорее написать задуманную им картину. Под свежим впечатлением от пейзажа, увиденного на старом Владимирском шоссе, работа над полотном шла быстро и вдохновенно[5]. Закончив картину, Левитан написал на ней её название — Володимiрка. Это было необычным для художника шагом — как правило, он названия на полотнах не надписывал[10].

Вместе с четырьмя другими произведениями Левитана, среди которых были «Лесистый берег, сумерки», «Лесной пожар», «Осень» и «Под вечер»[18], картина «Владимирка» (под названием «Владимирка, большая дорога») экспонировалась на 21-й выставке Товарищества передвижных художественных выставок («передвижников»), открывшейся в феврале 1893 года в Санкт-Петербурге, а в марте переехавшей в Москву[18][6]. Петербургская критика практически не писала о пейзажной части выставки, только в «Петербургской газете» (№ 47 за 18 февраля 1893 года) было отмечено, что для неё были подобраны «самые неприглядные „серые“ мотивы», а подписавшийся псевдонимом Л. Х. автор статьи восклицал: «Что может быть скучнее „Владимирки. Большой дороги“ г. Левитана…»[19]. После переезда выставки в Москву в прессе появилось больше отзывов о картине, значительная часть которых была положительной, — в частности, похвальные отзывы написали Владимир Сизов, Владимир Грингмут («Московские ведомости») и Михаил Корелин («Русская мысль»)[20].

Несмотря на положительные отзывы, во время выставки полотно куплено не было. Через год, в марте 1894 года, Левитан подарил картину Третьяковской галерее[21] — в письме к Павлу Третьякову от 11 марта 1894 года он писал: «„Владимирка“, вероятно, на днях вернётся с выставки, и возьмите её и успокойте меня и её»[7][8].

Владимирка — так в просторечии называли Владимирский тракт, грунтовую дорогу из Москвы на восток, в сторону Владимира, печально известную тем, что в течение многих десятилетий вдоль неё пеше-этапным порядком отправляли сосланных на каторгу в Сибирь заключённых. К концу XIX века, когда была написана картина, заключённых уже отправляли на поездах[22].

На картине изображена бескрайняя равнина с пролегающей по ней дорогой, которая протянулась от переднего плана в глубину, проходя через поля, мимо перелесков и селений, и теряясь в синей дымке у самого горизонта. Узкие тропинки, протоптанные вдоль дороги по обеим сторонам, подчёркивают её протяжённость. Помимо этого, через всё полотно слева направо проходит ещё одна тропинка. Пересекая дорогу, она замедляет движение взгляда зрителя и направляет его на придорожный столбик-голубец, рядом с которым с котомкой за плечами стоит странница-богомолка[10][23]. Пустынность дороги, нависшие над ней облака, одинокая фигура странницы, обратившейся с молитвой к иконе на столбике-голубце, — всё это создаёт тревожную и тягостную атмосферу, навеянную мыслями о проходивших здесь тысячах заключённых. И только солнечный просвет у горизонта, да белеющая вдали церковь олицетворяют собой луч надежды[23][24][25].

Фрагменты картины «Владимирка»

Белая церковь у горизонта

Странница у столбика-голубца

Подпись И. И. Левитана

Цветовая тональность пейзажа определяется приглушёнными красками, использованными для изображения серого сумрачного дня. Из этой колористической гаммы не выбиваются светлые тона, которыми написаны белая церковь и жёлтая полоса спеющей ржи у горизонта. Несмотря на приглушённость палитры, художнику удаётся не растерять богатство и многообразие цветов, «он сохраняет все краски природы, но вводит их в пейзаж сгармонированными, приведёнными к единой тональности». Левитан достигает этого, используя тончайшие переходы между тонами, а также взаимное проникновение разных цветов. Найденный им колорит в значительной степени определяет создаваемое этим пейзажем настроение[26].

Эскизы, этюды и повторенияПравить

Одноимённый этюд для картины «Владимирка» (картон, масло, 1892, 10 × 16,5 см) находился в собрании московского коллекционера А. М. Колударова, побывав перед этим в собраниях Н. В. Мещерина и Н. Ю. Кислицина[1][27].

  И. И. Левитан. Владимирка (этюд, 1892, частное собрание)

Также известно, что существовал одноимённый эскиз картины «Владимирка», подаренный Левитаном Михаилу Чехову — младшему брату Антона Павловича. На лицевой стороне эскиза была нанесена авторская надпись — «Будущему прокурору Михаилу Павловичу Чехову. И. Левитан»[1][27]. Левитан в шутку назвал будущего писателя и критика «прокурором», поскольку тот в течение нескольких лет учился на юридическом факультете Московского университета[28][29]. Писатель Иван Белоусов вспоминал, что как-то, увидев этот эскиз у Михаила Чехова, он начал его хвалить, но по реакции последнего понял, что тот обиделся на Левитана из-за сделанной надписи: «он как бы делал намёк на будущее — вот, дескать, по какой дорожке ты будешь посылать людей, закованных в кандалы, когда будешь прокурором». Увидев, что эскиз понравился Белоусову, Михаил Чехов предложил ему взять его в подарок, а на возражение, что он уже один раз был подарен, ответил, что с такой надписью он иметь его не хочет. С тех пор этот эскиз находился в собрании Белоусова, но впоследствии был утерян «во время переездов с одной квартиры на другую»[30]. В настоящее время местонахождение этого эскиза неизвестно[1].

Известно также о существовании одноимённого уменьшенного повторения-варианта картины «Владимирка» (1890-е годы, 50,5 × 80,2 см), которое находилось в собрании З. З. Рабинович. Изначально это повторение было выполнено по заказу врача и коллекционера И. И. Трояновского, а затем побывало в собраниях А. Н. Ляпунова (с 1917 года), Е. Н. Опочинина (с 1922 года) и И. И. Ильина-Гольдмана[1][31].

Художник Михаил Нестеров в своей книге «Давние дни» вспоминал, что он любил «Владимирку» Левитана, считая её равноценной как по замыслу, так и по совершенству исполнения. По его мнению, эта картина могла быть «смело названа русским историческим пейзажем, коих в нашем искусстве немного»[9]. В письме к искусствоведу Владимиру Кеменову от 10 октября 1938 года Нестеров писал, что в картине «Владимирка» «счастливо сочетались историческая быль с завершённым, законченным мастерством» и что, по его мнению, это полотно является «одним из самых зрелых созданий художника»[32].

В своей монографии о Левитане искусствовед Алексей Фёдоров-Давыдов писал, что «Владимирка» — одно из лучших творений художника, «его всеми признанный шедевр». Замечательность этого полотна он находил в том, что его «глубокое общественное содержание выражено органически пейзажно и непосредственно». Согласно Фёдорову-Давыдову, в этой картине Левитан создаёт образ природы привычным ему путём, раскрывая богатое внутреннее содержание в самых обычных вещах, через «самый простой и заурядный мотив равнины с уходящей вдаль дорогой»[33]. Составляющий основу изображения мотив дороги действенным образом вовлекает зрителя в глубину пейзажа и тем самым постепенно раскрывает его внутреннее содержание[10].

  А. А. Иванов. Аппиева дорога при закате солнца (холст, масло, 44 × 61 см, 1845, ГТГ)

Искусствовед Фаина Мальцева отмечала, что «Владимирка» стала подлинным документом эпохи, и её значение в русском реалистическом искусстве 1890-х годов трудно переоценить[26]. По словам Мальцевой, произведение Левитана было наполнено чувством скорби и пафосом гражданственности, причём художнику удалось достичь этого, «не поступившись красотой русской природы, не умалив поэтической прелести и величественности её образа». Тем самым «Владимирка» представляет собой «лучшее свидетельство огромных завоеваний, достигнутых передовыми русскими пейзажистами»[34].

По мнению искусствоведа Владимира Петрова, «Владимирка» относится к тому «редкому типу полифонического „исторического пейзажа“», который в истории русской живописи можно сравнить разве что с полотном Александра Иванова «Аппиева дорога при закате солнца», написанным в 1845 году. Но есть между ними и существенная разница: в то время как ива́новская «Аппиева дорога» заставляет думать о судьбах Римской империи, левитановская «Владимирка», изображающая дорогу, по которой прошли тысячи арестантов, «воспринимается как некий шрам, нанесённый историей многострадального народа на прекрасное лицо его земли»[35][25].

Писатель Корней Чуковский после посещения выставки Левитана писал: «Полюбуйтесь его „Владимиркой“. Какая жадная даль, какое бешенство её размаха! Вдохновенна, опьяняющая, манящая ширь…» Проводя параллель с печально известным Владимирским трактом, Чуковский задавал вопрос: «Нельзя ли этой Владимиркой символизировать всё творчество славного художника, с его спокойным и примирённым сознанием безысходности всех фаустовских порывов человеческого духа?»[36]

  1. ↑ 1 2 3 4 5 6 Каталог ГТГ, т. 4, кн. 1, 2001, с. 360.
  2. ↑ Левитан Исаак Ильич — Владимирка (HTML). Государственная Третьяковская галерея — www.tretyakovgallery.ru. Проверено 15 июня 2017.
  3. ↑ Исаак Ильич Левитан — Лучшие картины, пейзажи — У омута, 1892 (HTML). isaak-levitan.ru. Проверено 28 июня 2017. Архивировано 7 октября 2012 года.
  4. ↑ 1 2 А. М. Турков, 1974, с. 74.
  5. ↑ 1 2 3 Н. С. Шер, 1966, с. 378.
  6. ↑ 1 2 А. А. Фёдоров-Давыдов, 1966, с. 374.
  7. ↑ 1 2 С. А. Пророкова, 1960, с. 134.
  8. ↑ 1 2 И. И. Левитан, 1956, с. 44.
  9. ↑ 1 2 М. В. Нестеров, 1986, с. 409.
  10. ↑ 1 2 3 4 А. А. Фёдоров-Давыдов, 1966, с. 163.
  11. ↑ И. И. Левитан, 1966, с. 45—46.
  12. ↑ Ф. С. Мальцева, 2002, с. 52—53.
  13. ↑ Ф. С. Мальцева, 2002, с. 26.
  14. ↑ Е. К. Сергеев, 2004, с. 316.
  15. ↑ В. А. Прытков, 1960, с. 7—8.
  16. ↑ А. М. Турков, 1974, с. 74—75.
  17. ↑ С. А. Пророкова, 1960, с. 132.
  18. ↑ 1 2 И. И. Левитан, 1966, с. 46.
  19. ↑ А. А. Фёдоров-Давыдов, 1966, с. 169, 374.
  20. ↑ А. А. Фёдоров-Давыдов, 1966, с. 169.
  21. ↑ И. И. Левитан, 1966, с. 48.
  22. ↑ В. А. Петров, 1992, с. 81.
  23. ↑ 1 2 Ф. С. Мальцева, 2002, с. 26—27.
  24. ↑ В. А. Петров, 1992, с. 82.
  25. ↑ 1 2 В. А. Петров, 2000, с. 59.
  26. ↑ 1 2 Ф. С. Мальцева, 2002, с. 27.
  27. ↑ 1 2 И. И. Левитан, 1966, с. 106.
  28. ↑ А. А. Фёдоров-Давыдов, 1966, с. 166.
  29. ↑ Ф. С. Мальцева, 2002, с. 53.
  30. ↑ С. А. Пророкова, 1960, с. 134—135.
  31. ↑ И. И. Левитан, 1966, с. 131.
  32. ↑ Ф. С. Мальцева, 2002, с. 27, 53.
  33. ↑ А. А. Фёдоров-Давыдов, 1966, с. 162.
  34. ↑ Ф. С. Мальцева, 2002, с. 28.
  35. ↑ В. А. Петров, 1992, с. 84.
  36. ↑ К. И. Чуковский. Воспоминания о выставке Левитана (HTML). isaak-levitan.ru. Проверено 27 июня 2017. Архивировано 7 октября 2012 года.
  • Левитан И. И. Письма, документы, воспоминания / А. А. Фёдоров-Давыдов. — М.: Искусство, 1956. — 335 с.
  • Мальцева Ф. С. Мастера русского пейзажа. Вторая половина XIX века. Часть 4. — М.: Искусство, 2002. — 84 с. — ISBN 9785210013484.
  • Нестеров М. В. Давние дни: воспоминания, очерки, письма. — Уфа: Башкирское книжное издательство, 1986. — 559 с.
  • Петров В. А. Исаак Ильич Левитан. — СПб.: Художник России, 1992. — 200 с. — (Русские живописцы XIX века). — ISBN 5-7370-0212-8.
  • Петров В. А. Исаак Левитан. — М.: Белый город, 2000. — ISBN 5-7793-0250-2.
  • Пророкова С. А. Левитан. — М.: Молодая гвардия, 1960. — 240 с. — (Жизнь замечательных людей).
  • Прытков В. А. Левитан. — М.: Издательство Академии художеств СССР, 1960. — 132 с.
  • Сергеев Е. К. Владимирка: дорога-памятник России. — М.: Ольга, 2004. — 367 с. — ISBN 9785902138020.
  • Турков А. М. Исаак Ильич Левитан. — М.: Искусство, 1974. — 160 с. — (Жизнь в искусстве).
  • Фёдоров-Давыдов А. А. Исаак Ильич Левитан. Жизнь и творчество. — М.: Искусство, 1966. — 403 с.
  • Шер Н. С. Рассказы о русских художниках. — М.: Детская литература, 1966. — 394 с.
  • Государственная Третьяковская галерея — каталог собрания / Я. В. Брук, Л. И. Иовлева. — М.: Красная площадь, 2001. — Т. 4: Живопись второй половины XIX века, книга 1, А—М. — 528 с. — ISBN 5-900743-56-X.
  • Исаак Ильич Левитан. Документы, материалы, библиография / А. А. Фёдоров-Давыдов. — М.: Искусство, 1966. — 240 с.

pywb-hypothesis.herokuapp.com

Владимирка (картина) — википедия фото

«Владимирка» — картина русского художника Исаака Левитана (1860—1900), написанная в 1892 году. Принадлежит Государственной Третьяковской галерее (инв. 1485). Размер — 79 × 123 см[1][2]. «Владимирка» — одна из трёх больших (по размеру) картин Левитана, написанных в первой половине 1890-х годов. Её вместе с двумя другими большими полотнами этого периода — «У омута» (1892) и «Над вечным покоем» (1894) — иногда называют «мрачной трилогией» Левитана[3].

Левитан начал работу над эскизами и этюдами к картине «Владимирка» в 1892 году, когда он несколько месяцев жил во Владимирской губернии. Он писал их с натуры, находясь у Владимирского тракта — грунтовой дороги, ведущей из Москвы на восток. В просторечии эта дорога называлась Владимиркой — в течение многих десятилетий по ней отправляли сосланных на каторгу заключённых[4]. Картина была написана в том же году в Москве[5]. В феврале 1893 года она была представлена на 21-й выставке Товарищества передвижных художественных выставок («передвижников»), открывшейся в Санкт-Петербурге, а затем, в марте, переехавшей в Москву[1][6]. В марте 1894 года Левитан передал полотно в дар Третьяковской галерее[7][8].

Художник Михаил Нестеров отмечал, что «Владимирка» могла быть «смело названа русским историческим пейзажем, коих в нашем искусстве немного»[9], а искусствовед Алексей Фёдоров-Давыдов писал, что эта картина — одно из лучших творений Левитана, «его всеми признанный шедевр», в котором «глубокое общественное содержание выражено органически пейзажно и непосредственно»[10].

История

12 мая 1892 года Левитан вместе со своей спутницей, художницей Софьей Кувшинниковой, уехал из Москвы во Владимирскую губернию. Они поселились в деревне Городок, расположенной на реке Пекше, недалеко от станции Болдино Московско-Нижегородской железной дороги[11]. В письме Павлу Третьякову от 13 мая Левитан сообщал: «Поселился я в довольно милой местности и думаю поработать»[12]. Там же он провёл и лето 1892 года[13]. Ныне деревня Городок входит в состав деревни Пекша Петушинского района Владимирской области. Дом, в котором жил Левитан, впоследствии был превращён в дом-музей, но 22 августа 1999 года он был уничтожен пожаром[14].

  Картина «Владимирка» в Левитановском зале ГТГ

О том, как у Левитана зародилась идея написать полотно «Владимирка», рассказала Софья Кувшинникова. Как-то, возвращаясь с охоты, вышли они на старое Владимирское шоссе. Кувшинникова так описывала их впечатления: «Картина была полна удивительной тихой прелести. Длинное полотно дороги белеющей полосой убегало среди перелесков в синюю даль. Вдали на ней виднелись две фигурки богомолок, а старый покосившийся голубец со стёртой дождями иконкой говорил о давно забытой старине. Всё выглядело таким ласковым, уютным». И вдруг Левитан вспомнил, что это была именно та самая Владимирка. Сразу же вспомнились заключённые в кандалах, идущие по этой дороге в Сибирь[4][15][5]. В последующие дни художник неоднократно возвращался к этой дороге, чтобы писать этюд к будущей картине[16] — он завершил его в несколько сеансов[17]. После этого он уехал в Москву, чтобы как можно скорее написать задуманную им картину. Под свежим впечатлением от пейзажа, увиденного на старом Владимирском шоссе, работа над полотном шла быстро и вдохновенно[5]. Закончив картину, Левитан написал на ней её название — Володимiрка. Это было необычным для художника шагом — как правило, он названия на полотнах не надписывал[10].

Вместе с четырьмя другими произведениями Левитана, среди которых были «Лесистый берег, сумерки», «Лесной пожар», «Осень» и «Под вечер»[18], картина «Владимирка» (под названием «Владимирка, большая дорога») экспонировалась на 21-й выставке Товарищества передвижных художественных выставок («передвижников»), открывшейся в феврале 1893 года в Санкт-Петербурге, а в марте переехавшей в Москву[18][6]. Петербургская критика практически не писала о пейзажной части выставки, только в «Петербургской газете» (№ 47 за 18 февраля 1893 года) было отмечено, что для неё были подобраны «самые неприглядные „серые“ мотивы», а подписавшийся псевдонимом Л. Х. автор статьи восклицал: «Что может быть скучнее „Владимирки. Большой дороги“ г. Левитана…»[19]. После переезда выставки в Москву в прессе появилось больше отзывов о картине, значительная часть которых была положительной, — в частности, похвальные отзывы написали Владимир Сизов, Владимир Грингмут («Московские ведомости») и Михаил Корелин («Русская мысль»)[20].

Несмотря на положительные отзывы, во время выставки полотно куплено не было. Через год, в марте 1894 года, Левитан подарил картину Третьяковской галерее[21] — в письме к Павлу Третьякову от 11 марта 1894 года он писал: «„Владимирка“, вероятно, на днях вернётся с выставки, и возьмите её и успокойте меня и её»[7][8].

Описание

Владимирка — так в просторечии называли Владимирский тракт, грунтовую дорогу из Москвы на восток, в сторону Владимира, печально известную тем, что в течение многих десятилетий вдоль неё пеше-этапным порядком отправляли сосланных на каторгу в Сибирь заключённых. К концу XIX века, когда была написана картина, заключённых уже отправляли на поездах[22].

На картине изображена бескрайняя равнина с пролегающей по ней дорогой, которая протянулась от переднего плана в глубину, проходя через поля, мимо перелесков и селений, и теряясь в синей дымке у самого горизонта. Узкие тропинки, протоптанные вдоль дороги по обеим сторонам, подчёркивают её протяжённость. Помимо этого, через всё полотно слева направо проходит ещё одна тропинка. Пересекая дорогу, она замедляет движение взгляда зрителя и направляет его на придорожный столбик-голубец, рядом с которым с котомкой за плечами стоит странница-богомолка[10][23]. Пустынность дороги, нависшие над ней облака, одинокая фигура странницы, обратившейся с молитвой к иконе на столбике-голубце, — всё это создаёт тревожную и тягостную атмосферу, навеянную мыслями о проходивших здесь тысячах заключённых. И только солнечный просвет у горизонта, да белеющая вдали церковь олицетворяют собой луч надежды[23][24][25].

Фрагменты картины «Владимирка»

Белая церковь у горизонта

Странница у столбика-голубца

Подпись И. И. Левитана

Цветовая тональность пейзажа определяется приглушёнными красками, использованными для изображения серого сумрачного дня. Из этой колористической гаммы не выбиваются светлые тона, которыми написаны белая церковь и жёлтая полоса спеющей ржи у горизонта. Несмотря на приглушённость палитры, художнику удаётся не растерять богатство и многообразие цветов, «он сохраняет все краски природы, но вводит их в пейзаж сгармонированными, приведёнными к единой тональности». Левитан достигает этого, используя тончайшие переходы между тонами, а также взаимное проникновение разных цветов. Найденный им колорит в значительной степени определяет создаваемое этим пейзажем настроение[26].

Эскизы, этюды и повторения

Одноимённый этюд для картины «Владимирка» (картон, масло, 1892, 10 × 16,5 см) находился в собрании московского коллекционера А. М. Колударова, побывав перед этим в собраниях Н. В. Мещерина и Н. Ю. Кислицина[1][27].

  И. И. Левитан. Владимирка (этюд, 1892, частное собрание)

Также известно, что существовал одноимённый эскиз картины «Владимирка», подаренный Левитаном Михаилу Чехову — младшему брату Антона Павловича. На лицевой стороне эскиза была нанесена авторская надпись — «Будущему прокурору Михаилу Павловичу Чехову. И. Левитан»[1][27]. Левитан в шутку назвал будущего писателя и критика «прокурором», поскольку тот в течение нескольких лет учился на юридическом факультете Московского университета[28][29]. Писатель Иван Белоусов вспоминал, что как-то, увидев этот эскиз у Михаила Чехова, он начал его хвалить, но по реакции последнего понял, что тот обиделся на Левитана из-за сделанной надписи: «он как бы делал намёк на будущее — вот, дескать, по какой дорожке ты будешь посылать людей, закованных в кандалы, когда будешь прокурором». Увидев, что эскиз понравился Белоусову, Михаил Чехов предложил ему взять его в подарок, а на возражение, что он уже один раз был подарен, ответил, что с такой надписью он иметь его не хочет. С тех пор этот эскиз находился в собрании Белоусова, но впоследствии был утерян «во время переездов с одной квартиры на другую»[30]. В настоящее время местонахождение этого эскиза неизвестно[1].

Известно также о существовании одноимённого уменьшенного повторения-варианта картины «Владимирка» (1890-е годы, 50,5 × 80,2 см), которое находилось в собрании З. З. Рабинович. Изначально это повторение было выполнено по заказу врача и коллекционера И. И. Трояновского, а затем побывало в собраниях А. Н. Ляпунова (с 1917 года), Е. Н. Опочинина (с 1922 года) и И. И. Ильина-Гольдмана[1][31].

Отзывы

Художник Михаил Нестеров в своей книге «Давние дни» вспоминал, что он любил «Владимирку» Левитана, считая её равноценной как по замыслу, так и по совершенству исполнения. По его мнению, эта картина могла быть «смело названа русским историческим пейзажем, коих в нашем искусстве немного»[9]. В письме к искусствоведу Владимиру Кеменову от 10 октября 1938 года Нестеров писал, что в картине «Владимирка» «счастливо сочетались историческая быль с завершённым, законченным мастерством» и что, по его мнению, это полотно является «одним из самых зрелых созданий художника»[32].

В своей монографии о Левитане искусствовед Алексей Фёдоров-Давыдов писал, что «Владимирка» — одно из лучших творений художника, «его всеми признанный шедевр». Замечательность этого полотна он находил в том, что его «глубокое общественное содержание выражено органически пейзажно и непосредственно». Согласно Фёдорову-Давыдову, в этой картине Левитан создаёт образ природы привычным ему путём, раскрывая богатое внутреннее содержание в самых обычных вещах, через «самый простой и заурядный мотив равнины с уходящей вдаль дорогой»[33]. Составляющий основу изображения мотив дороги действенным образом вовлекает зрителя в глубину пейзажа и тем самым постепенно раскрывает его внутреннее содержание[10].

  А. А. Иванов. Аппиева дорога при закате солнца (холст, масло, 44 × 61 см, 1845, ГТГ)

Искусствовед Фаина Мальцева отмечала, что «Владимирка» стала подлинным документом эпохи, и её значение в русском реалистическом искусстве 1890-х годов трудно переоценить[26]. По словам Мальцевой, произведение Левитана было наполнено чувством скорби и пафосом гражданственности, причём художнику удалось достичь этого, «не поступившись красотой русской природы, не умалив поэтической прелести и величественности её образа». Тем самым «Владимирка» представляет собой «лучшее свидетельство огромных завоеваний, достигнутых передовыми русскими пейзажистами»[34].

По мнению искусствоведа Владимира Петрова, «Владимирка» относится к тому «редкому типу полифонического „исторического пейзажа“», который в истории русской живописи можно сравнить разве что с полотном Александра Иванова «Аппиева дорога при закате солнца», написанным в 1845 году. Но есть между ними и существенная разница: в то время как ива́новская «Аппиева дорога» заставляет думать о судьбах Римской империи, левитановская «Владимирка», изображающая дорогу, по которой прошли тысячи арестантов, «воспринимается как некий шрам, нанесённый историей многострадального народа на прекрасное лицо его земли»[35][25].

Писатель Корней Чуковский после посещения выставки Левитана писал: «Полюбуйтесь его „Владимиркой“. Какая жадная даль, какое бешенство её размаха! Вдохновенна, опьяняющая, манящая ширь…» Проводя параллель с печально известным Владимирским трактом, Чуковский задавал вопрос: «Нельзя ли этой Владимиркой символизировать всё творчество славного художника, с его спокойным и примирённым сознанием безысходности всех фаустовских порывов человеческого духа?»[36]

См. также

Примечания

  1. ↑ 1 2 3 4 5 6 Каталог ГТГ, т. 4, кн. 1, 2001, с. 360.
  2. ↑ Левитан Исаак Ильич — Владимирка (HTML). Государственная Третьяковская галерея — www.tretyakovgallery.ru. Проверено 15 июня 2017.
  3. ↑ Исаак Ильич Левитан — Лучшие картины, пейзажи — У омута, 1892 (HTML). isaak-levitan.ru. Проверено 28 июня 2017. Архивировано 7 октября 2012 года.
  4. ↑ 1 2 А. М. Турков, 1974, с. 74.
  5. ↑ 1 2 3 Н. С. Шер, 1966, с. 378.
  6. ↑ 1 2 А. А. Фёдоров-Давыдов, 1966, с. 374.
  7. ↑ 1 2 С. А. Пророкова, 1960, с. 134.
  8. ↑ 1 2 И. И. Левитан, 1956, с. 44.
  9. ↑ 1 2 М. В. Нестеров, 1986, с. 409.
  10. ↑ 1 2 3 4 А. А. Фёдоров-Давыдов, 1966, с. 163.
  11. ↑ И. И. Левитан, 1966, с. 45—46.
  12. ↑ Ф. С. Мальцева, 2002, с. 52—53.
  13. ↑ Ф. С. Мальцева, 2002, с. 26.
  14. ↑ Е. К. Сергеев, 2004, с. 316.
  15. ↑ В. А. Прытков, 1960, с. 7—8.
  16. ↑ А. М. Турков, 1974, с. 74—75.
  17. ↑ С. А. Пророкова, 1960, с. 132.
  18. ↑ 1 2 И. И. Левитан, 1966, с. 46.
  19. ↑ А. А. Фёдоров-Давыдов, 1966, с. 169, 374.
  20. ↑ А. А. Фёдоров-Давыдов, 1966, с. 169.
  21. ↑ И. И. Левитан, 1966, с. 48.
  22. ↑ В. А. Петров, 1992, с. 81.
  23. ↑ 1 2 Ф. С. Мальцева, 2002, с. 26—27.
  24. ↑ В. А. Петров, 1992, с. 82.
  25. ↑ 1 2 В. А. Петров, 2000, с. 59.
  26. ↑ 1 2 Ф. С. Мальцева, 2002, с. 27.
  27. ↑ 1 2 И. И. Левитан, 1966, с. 106.
  28. ↑ А. А. Фёдоров-Давыдов, 1966, с. 166.
  29. ↑ Ф. С. Мальцева, 2002, с. 53.
  30. ↑ С. А. Пророкова, 1960, с. 134—135.
  31. ↑ И. И. Левитан, 1966, с. 131.
  32. ↑ Ф. С. Мальцева, 2002, с. 27, 53.
  33. ↑ А. А. Фёдоров-Давыдов, 1966, с. 162.
  34. ↑ Ф. С. Мальцева, 2002, с. 28.
  35. ↑ В. А. Петров, 1992, с. 84.
  36. ↑ К. И. Чуковский. Воспоминания о выставке Левитана (HTML). isaak-levitan.ru. Проверено 27 июня 2017. Архивировано 7 октября 2012 года.

Литература

  • Левитан И. И. Письма, документы, воспоминания / А. А. Фёдоров-Давыдов. — М.: Искусство, 1956. — 335 с.
  • Мальцева Ф. С. Мастера русского пейзажа. Вторая половина XIX века. Часть 4. — М.: Искусство, 2002. — 84 с. — ISBN 9785210013484.
  • Нестеров М. В. Давние дни: воспоминания, очерки, письма. — Уфа: Башкирское книжное издательство, 1986. — 559 с.
  • Петров В. А. Исаак Ильич Левитан. — СПб.: Художник России, 1992. — 200 с. — (Русские живописцы XIX века). — ISBN 5-7370-0212-8.
  • Петров В. А. Исаак Левитан. — М.: Белый город, 2000. — ISBN 5-7793-0250-2.
  • Пророкова С. А. Левитан. — М.: Молодая гвардия, 1960. — 240 с. — (Жизнь замечательных людей).
  • Прытков В. А. Левитан. — М.: Издательство Академии художеств СССР, 1960. — 132 с.
  • Сергеев Е. К. Владимирка: дорога-памятник России. — М.: Ольга, 2004. — 367 с. — ISBN 9785902138020.
  • Турков А. М. Исаак Ильич Левитан. — М.: Искусство, 1974. — 160 с. — (Жизнь в искусстве).
  • Фёдоров-Давыдов А. А. Исаак Ильич Левитан. Жизнь и творчество. — М.: Искусство, 1966. — 403 с.
  • Шер Н. С. Рассказы о русских художниках. — М.: Детская литература, 1966. — 394 с.
  • Государственная Третьяковская галерея — каталог собрания / Я. В. Брук, Л. И. Иовлева. — М.: Красная площадь, 2001. — Т. 4: Живопись второй половины XIX века, книга 1, А—М. — 528 с. — ISBN 5-900743-56-X.
  • Исаак Ильич Левитан. Документы, материалы, библиография / А. А. Фёдоров-Давыдов. — М.: Искусство, 1966. — 240 с.

Ссылки

org-wikipediya.ru

Владимирка (картина) - Википедия

«Владимирка» — картина русского художника Исаака Левитана (1860—1900), написанная в 1892 году. Принадлежит Государственной Третьяковской галерее (инв. 1485). Размер — 79 × 123 см[1][2]. «Владимирка» — одна из трёх больших (по размеру) картин Левитана, написанных в первой половине 1890-х годов. Её вместе с двумя другими большими полотнами этого периода — «У омута» (1892) и «Над вечным покоем» (1894) — иногда называют «мрачной трилогией» Левитана[3].

Левитан начал работу над эскизами и этюдами к картине «Владимирка» в 1892 году, когда он несколько месяцев жил во Владимирской губернии. Он писал их с натуры, находясь у Владимирского тракта — грунтовой дороги, ведущей из Москвы на восток. В просторечии эта дорога называлась Владимиркой — в течение многих десятилетий по ней отправляли сосланных на каторгу заключённых[4]. Картина была написана в том же году в Москве[5]. В феврале 1893 года она была представлена на 21-й выставке Товарищества передвижных художественных выставок («передвижников»), открывшейся в Санкт-Петербурге, а затем, в марте, переехавшей в Москву[1][6]. В марте 1894 года Левитан передал полотно в дар Третьяковской галерее[7][8].

Художник Михаил Нестеров отмечал, что «Владимирка» могла быть «смело названа русским историческим пейзажем, коих в нашем искусстве немного»[9], а искусствовед Алексей Фёдоров-Давыдов писал, что эта картина — одно из лучших творений Левитана, «его всеми признанный шедевр», в котором «глубокое общественное содержание выражено органически пейзажно и непосредственно»[10].

История[ | ]

12 мая 1892 года Левитан вместе со своей спутницей, художницей Софьей Кувшинниковой, уехал из Москвы во Владимирскую губернию. Они поселились в деревне Городок, расположенной на реке Пекше, недалеко от станции Болдино Московско-Нижегородской железной дороги[11]. В письме Павлу Третьякову от 13 мая Левитан сообщал: «Поселился я в довольно милой местности и думаю поработать»[12]. Там же он провёл и лето 1892 года[13]. Ныне деревня Городок входит в состав деревни Пекша Петушинского района Владимирской области. Дом, в котором жил Левитан, впоследствии был превращён в дом-музей, но 22 августа 1999 года он был уничтожен пожаром[14].

Картина «Владимирка» в Левитановском зале ГТГ

О том, как у Левитана зародилась идея написать полотно «Владимирка», рассказала Софья Кувшинникова. Как-то, возвращаясь с охоты, вышли они на старое Владимирское шоссе. Кувшинникова так описывала их впечатления: «Картина была полна удивительной тихой прелести. Длинное полотно дороги белеющей полосой убегало среди перелесков в синюю даль. Вдали на ней виднелись две фигурки богомолок, а старый покосившийся голубец со стёртой дождями иконкой говорил о давно забытой старине. Всё выглядело таким ласковым, уютным». И вдруг Левитан вспомнил, что это была именно та самая Владимирка. Сразу же вспомнились заключённые в кандалах, идущие по этой дороге в Сибирь[4][15][5]. В последующие дни художник неоднократно возвращался к этой дороге, чтобы писать этюд к будущей картине[16] — он завершил его в несколько сеансов[17]. После этого он уехал в Москву, чтобы как можно скорее написать задуманную им картину. Под свежим впечатлением от пейзажа, увиденного на старом Владимирском шоссе, работа над полотном шла быстро и вдохновенно[5]. Закончив картину, Левитан написал на ней её название — Володимiрка. Это было необычным для художника шагом — как правило, он названия на полотнах не надписывал[10].

Вместе с четырьмя другими произведениями Левитана, среди которых были «Лесистый берег, сумерки», «Лесной пожар», «Осень» и «Под вечер»[18], картина «Владимирка» (под названием «Владимирка, большая дорога») экспонировалась на 21-й выставке Товарищества передвижных художественных выставок («передвижников»), открывшейся в феврале 1893 года в Санкт-Петербурге, а в марте переехавшей в Москву[18][6]. Петербургская критика практически не писала о пейзажной части выставки, только в «Петербургской газете» (№ 47 за 18 февраля 1893 года) было отмечено, что для неё были подобраны «самые неприглядные „серые“ мотивы», а подписавшийся псевдонимом Л. Х. автор статьи восклицал: «Что может быть скучнее „Владимирки. Большой дороги“ г. Левитана…»[19]. После переезда выставки в Москву в прессе появилось больше отзывов о картине, значительная часть которых была положительной, — в частности, похвальные отзывы написали Владимир Сизов, Владимир Грингмут («Московские ведомости») и Михаил Корелин («Русская мысль»)[20].

Несмотря на положительные отзывы, во время выставки полотно куплено не было. Через год, в марте 1894 года, Левитан подарил картину Третьяковской галерее[21] — в письме к Павлу Третьякову от 11 марта 1894 года он писал: «„Владимирка“, вероятно, на днях вернётся с выставки, и возьмите её и успокойте меня и её»[7][8].

Описание[ | ]

Владимирка — так в просторечии называли Владимирский тракт, грунтовую дорогу из Москвы на восток, в сторону Владимира, печально известную тем, что в течение многих десятилетий вдоль неё пеше-этапным порядком отправляли сосланных на каторгу в Сибирь заключённых. К концу XIX века, когда была написана картина, заключённых уже отправляли на поездах[22].

На картине изображена бескрайняя равнина с пролегающей по ней дорогой, которая протянулась от переднего плана в глубину, проходя через поля, мимо перелесков и селений, и теряясь в синей дымке у самого горизонта. Узкие тропинки, протоптанные вдоль дороги по обеим сторонам, подчёркивают её протяжённость. Помимо этого, через всё полотно слева направо проходит ещё одна тропинка. Пересекая дорогу, она замедляет движение взгляда зрителя и направляет его на придорожный столбик-голубец, рядом с которым с котомкой за плечами стоит странница-богомолка[10][23]. Пустынность дороги, нависшие над ней облака, одинокая фигура странницы, обратившейся с молитвой к иконе на столбике-голубце, — всё это создаёт тревожную и тягостную атмосферу, навеянную мыслями о проходивших здесь тысячах заключённых. И только солнечный просвет у горизонта, да белеющая вдали церковь олицетворяют собой луч надежды[23][24][25].

Фрагменты картины «Владимирка»

Белая церковь у горизонта

Странница у столбика-голубца

Подпись И. И. Левитана

Цветовая тональность пейзажа определяется приглушёнными красками, использованными для изображения серого сумрачного дня. Из этой колористической гаммы не выбиваются светлые тона, которыми написаны белая церковь и жёлтая полоса спеющей ржи у горизонта. Несмотря на приглушённость палитры, художнику удаётся не растерять богатство и многообразие цветов, «он сохраняет все краски природы, но вводит их в пейзаж сгармонированными, приведёнными к единой тональности». Левитан достигает этого, используя тончайшие переходы между тонами, а также взаимное проникновение разных цветов. Найденный им колорит в значительной степени определяет создаваемое этим пейзажем настроение[26].

Эскизы, этюды и повторения[ | ]

Одноимённый этюд для картины «Владимирка» (картон, масло, 1892, 10 × 16,5 см) находился в собрании московского коллекционера А. М. Колударова, побывав перед этим в собраниях Н. В. Мещерина и Н. Ю. Кислицина[1][27].

И. И. Левитан. Владимирка (этюд, 1892, частное собрание)

Также известно, что существовал одноимённый эскиз картины «Владимирка», подаренный Левитаном Михаилу Чехову — младшему брату Антона Павловича. На лицевой стороне эскиза была нанесена авторская надпись — «Будущему прокурору Михаилу Павловичу Чехову. И. Левитан»[1][27]. Левитан в шутку назвал будущего писателя и критика «прокурором», поскольку тот в течение нескольких лет учился на юридическом факультете Московского университета[28][29]. Писатель Иван Белоусов вспоминал, что как-то, увидев этот эскиз у Михаила Чехова, он начал его хвалить, но по реакции последнего понял, что тот обиделся на Левитана из-за сделанной надписи: «он как бы делал намёк на будущее — вот, дескать, по какой дорожке ты будешь посылать людей, закованных в кандалы, когда будешь прокурором». Увидев, что эскиз понравился Белоусову, Михаил Чехов предложил ему взять его в подарок, а на возражение, что он уже один раз был подарен, ответил, что с такой надписью он иметь его не хочет. С тех пор этот эскиз находился в собрании Белоусова, но впоследствии был утерян «во время переездов с одной квартиры на другую»[30]. В настоящее время местонахождение этого эскиза неизвестно[1].

Известно также о существовании одноимённого уменьшенного повторения-варианта картины «Владимирка» (1890-е годы, 50,5 × 80,2 см), которое находилось в собрании З. З. Рабинович. Изначально это повторение было выполнено по заказу врача и коллекционера И. И. Трояновского, а затем побывало в собраниях А. Н. Ляпунова (с 1917 года), Е. Н. Опочинина (с 1922 года) и И. И. Ильина-Гольдмана[1][31].

Отзывы[ | ]

Художник Михаил Нестеров в своей книге «Давние дни» вспоминал, что он любил «Владимирку» Левитана, считая её равноценной как по замыслу, так и по совершенству исполнения. По его мнению, эта картина могла быть «смело названа русским историческим пейзажем, коих в нашем искусстве немного»[9]. В письме к искусствоведу Владимиру Кеменову от 10 октября 1938 года Нестеров писал, что в картине «Владимирка» «счастливо сочетались историческая быль с завершённым, законченным мастерством» и что, по его мнению, это полотно является «одним из самых зрелых созданий художника»[32].

В своей монографии о Левитане искусствовед Алексей Фёдоров-Давыдов писал, что «Владимирка» — одно из лучших творений художника, «его всеми признанный шедевр». Замечательность этого полотна он находил в том, что его «глубокое общественное содержание выражено органически пейзажно и непосредственно». Согласно Фёдорову-Давыдову, в этой картине Левитан создаёт образ природы привычным ему путём, раскрывая богатое внутреннее содержание в самых обычных вещах, через «самый простой и заурядный мотив равнины с уходящей вдаль дорогой»[33]. Составляющий основу изображения мотив дороги действенным образом вовлекает зрителя в глубину пейзажа и тем самым постепенно раскрывает его внутреннее содержание[10].

А. А. Иванов. Аппиева дорога при закате солнца (холст, масло, 44 × 61 см, 1845, ГТГ)

Искусствовед отмечала, что «Владимирка» стала подлинным документом эпохи, и её значение в русском реалистическом искусстве 1890-х годов трудно переоценить[26]. По словам Мальцевой, произведение Левитана было наполнено чувством скорби и пафосом гражданственности, причём художнику удалось достичь этого, «не поступившись красотой русской природы, не умалив поэтической прелести и величественности её образа». Тем самым «Владимирка» представляет собой «лучшее свидетельство огромных завоеваний, достигнутых передовыми русскими пейзажистами»[34].

По мнению искусствоведа , «Владимирка» относится к тому «редкому типу полифонического „исторического пейзажа“», который в истории русской живописи можно сравнить разве что с полотном Александра Иванова «Аппиева дорога при закате солнца», написанным в 1845 году. Но есть между ними и существенная разница: в то время как ива́новская «Аппиева дорога» заставляет думать о судьбах Римской империи, левитановская «Владимирка», изображающая дорогу, по которой прошли тысячи арестантов, «воспринимается как некий шрам, нанесённый историей многострадального народа на прекрасное лицо его земли»[35][25].

Писатель Корней Чуковский после посещения выставки Левитана писал: «Полюбуйтесь его „Владимиркой“. Какая жадная даль, какое бешенство её размаха! Вдохновенна, опьяняющая, манящая ширь…» Проводя параллель с печально известным Владимирским трактом, Чуковский задавал вопрос: «Нельзя ли этой Владимиркой символизировать всё творчество славного художника, с его спокойным и примирённым сознанием безысходности всех фаустовских порывов человеческого духа?»[36]

См. также[ | ]

Примечания[ | ]

  1. ↑ 1 2 3 4 5 6 Каталог ГТГ, т. 4, кн. 1, 2001, с. 360.
  2. ↑ Левитан Исаак Ильич — Владимирка (HTML). Государственная Третьяковская галерея — www.tretyakovgallery.ru. Проверено 15 июня 2017.
  3. ↑ Исаак Ильич Левитан — Лучшие картины, пейзажи — У омута, 1892 (HTML). isaak-levitan.ru. Проверено 28 июня 2017. Архивировано 7 октября 2012 года.
  4. ↑ 1 2 А. М. Турков, 1974, с. 74.
  5. ↑ 1 2 3 Н. С. Шер, 1966, с. 378.
  6. ↑ 1 2 А. А. Фёдоров-Давыдов, 1966, с. 374.
  7. ↑ 1 2 С. А. Пророкова, 1960, с. 134.
  8. ↑ 1 2 И. И. Левитан, 1956, с. 44.
  9. ↑ 1 2 М. В. Нестеров, 1986, с. 409.
  10. ↑ 1 2 3 4 А. А. Фёдоров-Давыдов, 1966, с. 163.
  11. ↑ И. И. Левитан, 1966, с. 45—46.
  12. ↑ Ф. С. Мальцева, 2002, с. 52—53.
  13. ↑ Ф. С. Мальцева, 2002, с. 26.
  14. ↑ Е. К. Сергеев, 2004, с. 316.
  15. ↑ В. А. Прытков, 1960, с. 7—8.
  16. ↑ А. М. Турков, 1974, с. 74—75.
  17. ↑ С. А. Пророкова, 1960, с. 132.
  18. ↑ 1 2 И. И. Левитан, 1966, с. 46.
  19. ↑ А. А. Фёдоров-Давыдов, 1966, с. 169, 374.
  20. ↑ А. А. Фёдоров-Давыдов, 1966, с. 169.
  21. ↑ И. И. Левитан, 1966, с. 48.
  22. ↑ В. А. Петров, 1992, с. 81.
  23. ↑ 1 2 Ф. С. Мальцева, 2002, с. 26—27.
  24. ↑ В. А. Петров, 1992, с. 82.
  25. ↑ 1 2 В. А. Петров, 2000, с. 59.
  26. ↑ 1 2 Ф. С. Мальцева, 2002, с. 27.
  27. ↑ 1 2 И. И. Левитан, 1966, с. 106.
  28. ↑ А. А. Фёдоров-Давыдов, 1966, с. 166.
  29. ↑ Ф. С. Мальцева, 2002, с. 53.
  30. ↑ С. А. Пророкова, 1960, с. 134—135.
  31. ↑ И. И. Левитан, 1966, с. 131.
  32. ↑ Ф. С. Мальцева, 2002, с. 27, 53.
  33. ↑ А. А. Фёдоров-Давыдов, 1966, с. 162.
  34. ↑ Ф. С. Мальцева, 2002, с. 28.
  35. ↑ В. А. Петров, 1992, с. 84.
  36. ↑ К. И. Чуковский. Воспоминания о выставке Левитана (HTML). isaak-levitan.ru. Проверено 27 июня 2017. Архивировано 7 октября 2012 года.

Литература[ | ]

  • Левитан И. И. Письма, документы, воспоминания / А. А. Фёдоров-Давыдов. — М.: Искусство, 1956. — 335 с.
  • Мальцева Ф. С. Мастера русского пейзажа. Вторая половина XIX века. Часть 4. — М.: Искусство, 2002. — 84 с. — ISBN 9785210013484.
  • Нестеров М. В. Давние дни: воспоминания, очерки, письма. — Уфа: Башкирское книжное издательство, 1986. — 559 с.
  • Петров В. А. Исаак Ильич Левитан. — СПб.: Художник России, 1992. — 200 с. — (Русские живописцы XIX века). — ISBN 5-7370-0212-8.
  • Петров В. А. Исаак Левитан. — М.: Белый город, 2000. — ISBN 5-7793-0250-2.
  • Пророкова С. А. Левитан. — М.: Молодая гвардия, 1960. — 240 с. — (Жизнь замечательных людей).
  • Прытков В. А. Левитан. — М.: Издательство Академии художеств СССР, 1960. — 132 с.
  • Сергеев Е. К. Владимирка: дорога-памятник России. — М.: Ольга, 2004. — 367 с. — ISBN 9785902138020.
  • Турков А. М. Исаак Ильич Левитан. — М.: Искусство, 1974. — 160 с. — (Жизнь в искусстве).
  • Фёдоров-Давыдов А. А. Исаак Ильич Левитан. Жизнь и творчество. — М.: Искусство, 1966. — 403 с.
  • Шер Н. С. Рассказы о русских художниках. — М.: Детская литература, 1966. — 394 с.
  • Государственная Третьяковская галерея — каталог собрания / Я. В. Брук, Л. И. Иовлева. — М.: Красная площадь, 2001. — Т. 4: Живопись второй половины XIX века, книга 1, А—М. — 528 с. — ISBN 5-900743-56-X.
  • Исаак Ильич Левитан. Документы, материалы, библиография / А. А. Фёдоров-Давыдов. — М.: Искусство, 1966. — 240 с.

Ссылки[ | ]

encyclopaedia.bid

Владимирка (картина) Википедия

«Владимирка» — картина русского художника Исаака Левитана (1860—1900), написанная в 1892 году. Принадлежит Государственной Третьяковской галерее (инв. 1485). Размер — 79 × 123 см[1][2]. «Владимирка» — одна из трёх больших (по размеру) картин Левитана, написанных в первой половине 1890-х годов. Её вместе с двумя другими большими полотнами этого периода — «У омута» (1892) и «Над вечным покоем» (1894) — иногда называют «мрачной трилогией» Левитана[3].

Левитан начал работу над эскизами и этюдами к картине «Владимирка» в 1892 году, когда он несколько месяцев жил во Владимирской губернии. Он писал их с натуры, находясь у Владимирского тракта — грунтовой дороги, ведущей из Москвы на восток. В просторечии эта дорога называлась Владимиркой — в течение многих десятилетий по ней отправляли сосланных на каторгу заключённых[4]. Картина была написана в том же году в Москве[5]. В феврале 1893 года она была представлена на 21-й выставке Товарищества передвижных художественных выставок («передвижников»), открывшейся в Санкт-Петербурге, а затем, в марте, переехавшей в Москву[1][6]. В марте 1894 года Левитан передал полотно в дар Третьяковской галерее[7][8].

Художник Михаил Нестеров отмечал, что «Владимирка» могла быть «смело названа русским историческим пейзажем, коих в нашем искусстве немного»[9], а искусствовед Алексей Фёдоров-Давыдов писал, что эта картина — одно из лучших творений Левитана, «его всеми признанный шедевр», в котором «глубокое общественное содержание выражено органически пейзажно и непосредственно»[10].

История

12 мая 1892 года Левитан вместе со своей спутницей, художницей Софьей Кувшинниковой, уехал из Москвы во Владимирскую губернию. Они поселились в деревне Городок, расположенной на реке Пекше, недалеко от станции Болдино Московско-Нижегородской железной дороги[11]. В письме Павлу Третьякову от 13 мая Левитан сообщал: «Поселился я в довольно милой местности и думаю поработать»[12]. Там же он провёл и лето 1892 года[13]. Ныне деревня Городок входит в состав деревни Пекша Петушинского района Владимирской области. Дом, в котором жил Левитан, впоследствии был превращён в дом-музей, но 22 августа 1999 года он был уничтожен пожаром[14].

Картина «Владимирка» в Левитановском зале ГТГ

О том, как у Левитана зародилась идея написать полотно «Владимирка», рассказала Софья Кувшинникова. Как-то, возвращаясь с охоты, вышли они на старое Владимирское шоссе. Кувшинникова так описывала их впечатления: «Картина была полна удивительной тихой прелести. Длинное полотно дороги белеющей полосой убегало среди перелесков в синюю даль. Вдали на ней виднелись две фигурки богомолок, а старый покосившийся голубец со стёртой дождями иконкой говорил о давно забытой старине. Всё выглядело таким ласковым, уютным». И вдруг Левитан вспомнил, что это была именно та самая Владимирка. Сразу же вспомнились заключённые в кандалах, идущие по этой дороге в Сибирь[4][15][5]. В последующие дни художник неоднократно возвращался к этой дороге, чтобы писать этюд к будущей картине[16] — он завершил его в несколько сеансов[17]. После этого он уехал в Москву, чтобы как можно скорее написать задуманную им картину. Под свежим впечатлением от пейзажа, увиденного на старом Владимирском шоссе, работа над полотном шла быстро и вдохновенно[5]. Закончив картину, Левитан написал на ней её название — Володимiрка. Это было необычным для художника шагом — как правило, он названия на полотнах не надписывал[10].

Вместе с четырьмя другими произведениями Левитана, среди которых были «Лесистый берег, сумерки», «Лесной пожар», «Осень» и «Под вечер»[18], картина «Владимирка» (под названием «Владимирка, большая дорога») экспонировалась на 21-й выставке Товарищества передвижных художественных выставок («передвижников»), открывшейся в феврале 1893 года в Санкт-Петербурге, а в марте переехавшей в Москву[18][6]. Петербургская критика практически не писала о пейзажной части выставки, только в «Петербургской газете» (№ 47 за 18 февраля 1893 года) было отмечено, что для неё были подобраны «самые неприглядные „серые“ мотивы», а подписавшийся псевдонимом Л. Х. автор статьи восклицал: «Что может быть скучнее „Владимирки. Большой дороги“ г. Левитана…»[19]. После переезда выставки в Москву в прессе появилось больше отзывов о картине, значительная часть которых была положительной, — в частности, похвальные отзывы написали Владимир Сизов, Владимир Грингмут («Московские ведомости») и Михаил Корелин («Русская мысль»)[20].

Несмотря на положительные отзывы, во время выставки полотно куплено не было. Через год, в марте 1894 года, Левитан подарил картину Третьяковской галерее[21] — в письме к Павлу Третьякову от 11 марта 1894 года он писал: «„Владимирка“, вероятно, на днях вернётся с выставки, и возьмите её и успокойте меня и её»[7][8].

Описание

Владимирка — так в просторечии называли Владимирский тракт, грунтовую дорогу из Москвы на восток, в сторону Владимира, печально известную тем, что в течение многих десятилетий вдоль неё пеше-этапным порядком отправляли сосланных на каторгу в Сибирь заключённых. К концу XIX века, когда была написана картина, заключённых уже отправляли на поездах[22].

На картине изображена бескрайняя равнина с пролегающей по ней дорогой, которая протянулась от переднего плана в глубину, проходя через поля, мимо перелесков и селений, и теряясь в синей дымке у самого горизонта. Узкие тропинки, протоптанные вдоль дороги по обеим сторонам, подчёркивают её протяжённость. Помимо этого, через всё полотно слева направо проходит ещё одна тропинка. Пересекая дорогу, она замедляет движение взгляда зрителя и направляет его на придорожный столбик-голубец, рядом с которым с котомкой за плечами стоит странница-богомолка[10][23]. Пустынность дороги, нависшие над ней облака, одинокая фигура странницы, обратившейся с молитвой к иконе на столбике-голубце, — всё это создаёт тревожную и тягостную атмосферу, навеянную мыслями о проходивших здесь тысячах заключённых. И только солнечный просвет у горизонта, да белеющая вдали церковь олицетворяют собой луч надежды[23][24][25].

Фрагменты картины «Владимирка»

Белая церковь у горизонта

Странница у столбика-голубца

Подпись И. И. Левитана

Цветовая тональность пейзажа определяется приглушёнными красками, использованными для изображения серого сумрачного дня. Из этой колористической гаммы не выбиваются светлые тона, которыми написаны белая церковь и жёлтая полоса спеющей ржи у горизонта. Несмотря на приглушённость палитры, художнику удаётся не растерять богатство и многообразие цветов, «он сохраняет все краски природы, но вводит их в пейзаж сгармонированными, приведёнными к единой тональности». Левитан достигает этого, используя тончайшие переходы между тонами, а также взаимное проникновение разных цветов. Найденный им колорит в значительной степени определяет создаваемое этим пейзажем настроение[26].

Эскизы, этюды и повторения

Одноимённый этюд для картины «Владимирка» (картон, масло, 1892, 10 × 16,5 см) находился в собрании московского коллекционера А. М. Колударова, побывав перед этим в собраниях Н. В. Мещерина и Н. Ю. Кислицина[1][27].

И. И. Левитан. Владимирка (этюд, 1892, частное собрание)

Также известно, что существовал одноимённый эскиз картины «Владимирка», подаренный Левитаном Михаилу Чехову — младшему брату Антона Павловича. На лицевой стороне эскиза была нанесена авторская надпись — «Будущему прокурору Михаилу Павловичу Чехову. И. Левитан»[1][27]. Левитан в шутку назвал будущего писателя и критика «прокурором», поскольку тот в течение нескольких лет учился на юридическом факультете Московского университета[28][29]. Писатель Иван Белоусов вспоминал, что как-то, увидев этот эскиз у Михаила Чехова, он начал его хвалить, но по реакции последнего понял, что тот обиделся на Левитана из-за сделанной надписи: «он как бы делал намёк на будущее — вот, дескать, по какой дорожке ты будешь посылать людей, закованных в кандалы, когда будешь прокурором». Увидев, что эскиз понравился Белоусову, Михаил Чехов предложил ему взять его в подарок, а на возражение, что он уже один раз был подарен, ответил, что с такой надписью он иметь его не хочет. С тех пор этот эскиз находился в собрании Белоусова, но впоследствии был утерян «во время переездов с одной квартиры на другую»[30]. В настоящее время местонахождение этого эскиза неизвестно[1].

Известно также о существовании одноимённого уменьшенного повторения-варианта картины «Владимирка» (1890-е годы, 50,5 × 80,2 см), которое находилось в собрании З. З. Рабинович. Изначально это повторение было выполнено по заказу врача и коллекционера И. И. Трояновского, а затем побывало в собраниях А. Н. Ляпунова (с 1917 года), Е. Н. Опочинина (с 1922 года) и И. И. Ильина-Гольдмана[1][31].

Отзывы

Художник Михаил Нестеров в своей книге «Давние дни» вспоминал, что он любил «Владимирку» Левитана, считая её равноценной как по замыслу, так и по совершенству исполнения. По его мнению, эта картина могла быть «смело названа русским историческим пейзажем, коих в нашем искусстве немного»[9]. В письме к искусствоведу Владимиру Кеменову от 10 октября 1938 года Нестеров писал, что в картине «Владимирка» «счастливо сочетались историческая быль с завершённым, законченным мастерством» и что, по его мнению, это полотно является «одним из самых зрелых созданий художника»[32].

В своей монографии о Левитане искусствовед Алексей Фёдоров-Давыдов писал, что «Владимирка» — одно из лучших творений художника, «его всеми признанный шедевр». Замечательность этого полотна он находил в том, что его «глубокое общественное содержание выражено органически пейзажно и непосредственно». Согласно Фёдорову-Давыдову, в этой картине Левитан создаёт образ природы привычным ему путём, раскрывая богатое внутреннее содержание в самых обычных вещах, через «самый простой и заурядный мотив равнины с уходящей вдаль дорогой»[33]. Составляющий основу изображения мотив дороги действенным образом вовлекает зрителя в глубину пейзажа и тем самым постепенно раскрывает его внутреннее содержание[10].

А. А. Иванов. Аппиева дорога при закате солнца (холст, масло, 44 × 61 см, 1845, ГТГ)

Искусствовед Фаина Мальцева отмечала, что «Владимирка» стала подлинным документом эпохи, и её значение в русском реалистическом искусстве 1890-х годов трудно переоценить[26]. По словам Мальцевой, произведение Левитана было наполнено чувством скорби и пафосом гражданственности, причём художнику удалось достичь этого, «не поступившись красотой русской природы, не умалив поэтической прелести и величественности её образа». Тем самым «Владимирка» представляет собой «лучшее свидетельство огромных завоеваний, достигнутых передовыми русскими пейзажистами»[34].

По мнению искусствоведа Владимира Петрова, «Владимирка» относится к тому «редкому типу полифонического „исторического пейзажа“», который в истории русской живописи можно сравнить разве что с полотном Александра Иванова «Аппиева дорога при закате солнца», написанным в 1845 году. Но есть между ними и существенная разница: в то время как ива́новская «Аппиева дорога» заставляет думать о судьбах Римской империи, левитановская «Владимирка», изображающая дорогу, по которой прошли тысячи арестантов, «воспринимается как некий шрам, нанесённый историей многострадального народа на прекрасное лицо его земли»[35][25].

Писатель Корней Чуковский после посещения выставки Левитана писал: «Полюбуйтесь его „Владимиркой“. Какая жадная даль, какое бешенство её размаха! Вдохновенна, опьяняющая, манящая ширь…» Проводя параллель с печально известным Владимирским трактом, Чуковский задавал вопрос: «Нельзя ли этой Владимиркой символизировать всё творчество славного художника, с его спокойным и примирённым сознанием безысходности всех фаустовских порывов человеческого духа?»[36]

См. также

    1. ↑ 1 2 3 4 5 6 Каталог ГТГ, т. 4, кн. 1, 2001, с. 360.
    2. ↑ Левитан Исаак Ильич — Владимирка (HTML). Государственная Третьяковская галерея — www.tretyakovgallery.ru. Проверено 15 июня 2017.
    3. ↑ Исаак Ильич Левитан — Лучшие картины, пейзажи — У омута, 1892 (HTML). isaak-levitan.ru. Проверено 28 июня 2017. Архивировано 7 октября 2012 года.
    4. ↑ 1 2 А. М. Турков, 1974, с. 74.
    5. ↑ 1 2 3 Н. С. Шер, 1966, с. 378.
    6. ↑ 1 2 А. А. Фёдоров-Давыдов, 1966, с. 374.
    7. ↑ 1 2 С. А. Пророкова, 1960, с. 134.
    8. ↑ 1 2 И. И. Левитан, 1956, с. 44.
    9. ↑ 1 2 М. В. Нестеров, 1986, с. 409.
    10. ↑ 1 2 3 4 А. А. Фёдоров-Давыдов, 1966, с. 163.
    11. ↑ И. И. Левитан, 1966, с. 45—46.
    12. ↑ Ф. С. Мальцева, 2002, с. 52—53.
    13. ↑ Ф. С. Мальцева, 2002, с. 26.
    14. ↑ Е. К. Сергеев, 2004, с. 316.
    15. ↑ В. А. Прытков, 1960, с. 7—8.
    16. ↑ А. М. Турков, 1974, с. 74—75.
    17. ↑ С. А. Пророкова, 1960, с. 132.
    18. ↑ 1 2 И. И. Левитан, 1966, с. 46.
    19. ↑ А. А. Фёдоров-Давыдов, 1966, с. 169, 374.
    20. ↑ А. А. Фёдоров-Давыдов, 1966, с. 169.
    21. ↑ И. И. Левитан, 1966, с. 48.
    22. ↑ В. А. Петров, 1992, с. 81.
    23. ↑ 1 2 Ф. С. Мальцева, 2002, с. 26—27.
    24. ↑ В. А. Петров, 1992, с. 82.
    25. ↑ 1 2 В. А. Петров, 2000, с. 59.
    26. ↑ 1 2 Ф. С. Мальцева, 2002, с. 27.
    27. ↑ 1 2 И. И. Левитан, 1966, с. 106.
    28. ↑ А. А. Фёдоров-Давыдов, 1966, с. 166.
    29. ↑ Ф. С. Мальцева, 2002, с. 53.
    30. ↑ С. А. Пророкова, 1960, с. 134—135.
    31. ↑ И. И. Левитан, 1966, с. 131.
    32. ↑ Ф. С. Мальцева, 2002, с. 27, 53.
    33. ↑ А. А. Фёдоров-Давыдов, 1966, с. 162.
    34. ↑ Ф. С. Мальцева, 2002, с. 28.
    35. ↑ В. А. Петров, 1992, с. 84.
    36. ↑ К. И. Чуковский. Воспоминания о выставке Левитана (HTML). isaak-levitan.ru. Проверено 27 июня 2017. Архивировано 7 октября 2012 года.

    Литература

    • Левитан И. И. Письма, документы, воспоминания / А. А. Фёдоров-Давыдов. — М.: Искусство, 1956. — 335 с.
    • Мальцева Ф. С. Мастера русского пейзажа. Вторая половина XIX века. Часть 4. — М.: Искусство, 2002. — 84 с. — ISBN 9785210013484.
    • Нестеров М. В. Давние дни: воспоминания, очерки, письма. — Уфа: Башкирское книжное издательство, 1986. — 559 с.
    • Петров В. А. Исаак Ильич Левитан. — СПб.: Художник России, 1992. — 200 с. — (Русские живописцы XIX века). — ISBN 5-7370-0212-8.
    • Петров В. А. Исаак Левитан. — М.: Белый город, 2000. — ISBN 5-7793-0250-2.
    • Пророкова С. А. Левитан. — М.: Молодая гвардия, 1960. — 240 с. — (Жизнь замечательных людей).
    • Прытков В. А. Левитан. — М.: Издательство Академии художеств СССР, 1960. — 132 с.
    • Сергеев Е. К. Владимирка: дорога-памятник России. — М.: Ольга, 2004. — 367 с. — ISBN 9785902138020.
    • Турков А. М. Исаак Ильич Левитан. — М.: Искусство, 1974. — 160 с. — (Жизнь в искусстве).
    • Фёдоров-Давыдов А. А. Исаак Ильич Левитан. Жизнь и творчество. — М.: Искусство, 1966. — 403 с.
    • Шер Н. С. Рассказы о русских художниках. — М.: Детская литература, 1966. — 394 с.
    • Государственная Третьяковская галерея — каталог собрания / Я. В. Брук, Л. И. Иовлева. — М.: Красная площадь, 2001. — Т. 4: Живопись второй половины XIX века, книга 1, А—М. — 528 с. — ISBN 5-900743-56-X.
    • Исаак Ильич Левитан. Документы, материалы, библиография /

ruwikiorg.ru


Смотрите также