Картина «Юдифь и голова Олоферна». Картина юдифь


История одного шедевра: «Юдифь I» Климта

Густав Климт неприкрытую чувственность облекал в золото, тем самым возводя раздетых женщин - как проституток, так и представительниц буржуазии - до уровня святых и даже Богоматери, а свои картины - до икон эпохи ар-нуво. 

Сюжет

Соблазнительница Юдифь только что обезглавила Олоферна. Ее лицо — это сочетание знойного огня во взгляде темных глаз, жестокость в линии губ и ноздри, трепещущие от страсти. Как если бы глубоко в душе этой женщины дремали мистические неукротимые силы.

Олоферн по приказу Навуходоносора должен был покорить народы, обитавшие к западу от Ассирии, в том числе и Иудею. На пути к Иерусалиму стоял город Ветилуя. Войско Олоферна осадило его, перекрыв жителям доступ к воде. Старейшины не решались ни на сопротивление, ни на сдачу. Тогда молодая вдова Юдифь, стремясь спасти родной город, надела красивые одежды и отправилась со служанкой в стан ассирийцев. В шатре Олоферна Юдифь рассказала свою легенду о намерении провести войско к Иерусалиму. На логичный вопрос, почему же она решилась предать своих соплеменников, Юдифь ответила, что они впали в грехи тяжкие и отошли от истинного учения бога, а потому должны быть наказаны.

фото 1 _Юдифь I_.jpg«Юдифь I», 1901

Олоферн был очарован и оставил женщину жить в лагере. Через несколько дней он устроил пир. Напившись и потеряв бдительность, а когда в шатре не осталось ни слуги, Юдифь обезглавила спящего Олоферна. Голову воина она принесла в Ветилую и предложила вывесить её на крепостной стене. Ассирийцы пришли в ужас, были деморализованы и совершенно неспособны продолжать завоевание Иудеи.

Ветхозаветный сюжет художник перенес в современный ему мир. Юдифь изображена с прической по моде рубежа XIX-XX веков. Образ Юдифи в религии трактовался как символ победы над похотью и гордыней. Картина же Климта представляет женщину в новом свете, как демоническую, femme fatale. Сластолюбие и извращение, соблазн и греховность. Климт показывает силу Юдифи, которая заключается в ее слабости. Через этот классический для библии парадокс она соотносится с Давидом, победившим Голиафа.

Юдифь следовала архетипу прелестниц, созданному, в том числе, и Оскаром Уайльдом, чья трагедия «Саломея», вышедшая в 1891 году, была чрезвычайно популярна. Даже золотая рамка с подписью «Judith and Holofernes» («Юдифь и Олоферн») была сделана специально по просьбе Климта, уставшего от сравнения его Юдифи с Саломеей.

Через несколько лет после первой версии Климт напишет вторую Юдифь, на этот раз отказавшись от магнетической чувственности. Юдифь II выглядит более жестокой, обостренной, трагичной. Она уже не похожа на соблазнительницу. Она убийца.

фото 2 _Юдифь II_ 1909.jpg«Юдифь II», 1909

Контекст

По легенде, подвиг Юдифи остановил вторжение Навуходоносора и разгром Иудеи. Однако, во-первых, Навуходоносор был вавилонским, а не ассирийским правителем, а во-вторых, Иудею он все-таки взял. Сам город, который спасала Юдифь, тоже остается загадкой. Никакой Ветилуи на пути к Иерусалиму не обнаружено. Церковь воспринимала историю Юдифи как действительно произошедшую, ученые же называли ее выдумкой богословов. Но есть исследователи, которые полагают, что Юдифь действительно существовала, а нестыковки вызваны ошибкой летописцев и переписчиков.

Все это не интересовало Густава Климта. На работу его вдохновляло византийское, минойское, микенские и египетское искусство. У авторов фресок и мозаик он перенял свою смешанную технику и страсть к плоскому изображению.

В поисках клиентов Густав обходил богатых венских капиталистов, чьи жены с ума сходили по эстетике Древнего Востока. Им хотелось иметь портреты, на которых они бы представали в образах саломей, клеопатр, юдифей и других героинь прошлого.

Климта интересовало то, что составляло женственность: глаза, губы, руки, линии тела

Реалистичная обстановка на его портретах не существует, либо присутствует в той мере, насколько это необходимо для раскрытия образа. В основном же его женщины окружены абстрактными формами, геометрическими фигурами разной природы.

фото 4 Портрет Адели Блох-Бауэр I_ 1907.jpgПортрет Адели Блох-Бауэр, 1907

Моделью для обеих версий «Юдифи», скорее всего, была Адель Блох-Бауэр, героиня еще нескольких портретов и любовница Климта. Их связь началась за пару лет до написания полотна. Официально они были друзьями, а фактически любовниками. Муж Адели Фердинанд Блох-Бауэр, магнат и страшный богач, конечно, знал о неверности жены и придумал гениальный ход: он заказал Климту портрет супруги. За время работы над ним Климт так устал от Адели, а она от него, что по завершении картины больше они не встречались.

Судьба автора

Густав Климт родился в семье гравера по золоту. С детства он был знаком с металлом, с техникой работы, с ювелирным искусством. Все это очаровывало Густава, он решил посвятить себя искусству. Вместе с братом они оконили художественную академию, после которой стали брать заказы по декорированию помещений и росписи стен.

Смерть отца заставила Климта изменить и свои творческие взгляды, и свое отношение к живописи. Если раньше он следовал академической традиции, не заботясь о настроениях заказчиков и гонорарах, то теперь был вынужден думать и о деньгах — надо было кормить семью.

фото 3 _Поцелуй_ Климта .jpg«Поцелуй» Климта

Климт был одним из первых, кто работал на стыке разных направлений искусства. Героев он вписывал в плоскость, а плоскость — в стену, то есть в архитектурное окружение. Это был синтез живописи и архитектуры. Общее увлечение венской буржуазии Древним Востоком совпало с тем, что интересовало самого живописца. Он быстро нашел себе богатых клиентов, которые были готовы хорошо платить, чтобы сделать своим женам приятное — подарить модный портрет.

Несмотря на высокие гонорары, живописец продолжал жить скромно. Все заработанное уходило на содержание созданного им Венского сецессиона — объединения молодых художников-новаторов, нуждавшихся в поддержке.

Была в жизни Климта одна встреча, которая сыграла грандиозную роль в судьбе его художественного наследия. «Вы гений, вам нечему здесь учиться!» — сказал Климт Гитлеру, когда тот поступал в венскую академию художеств. Этим восклицанием Климт обеспечил сохранность своим полотнам во время Второй Мировой. После оккупации Австрии многие произведения искусства, конфискованные Германией, пострадали или были уничтожены. Сохранность же полотен Климта была личным приказом фюрера.

'+$(this).find('.num-quest').html()+'. '+ $(this).find('.x_big-i').html() +'

diletant.media

Женщина и Смерть. Юдифь: agritura

Работа неизвестого художника XVI века

"Юдифь" или "Иудифь" - женский вариант имени "Иуда". Иуда - довольно распространенное в древности палестинское имя; даже целое племя ("колено"), весьма многочисленное, носило и до сих пор носит его - иудеи, в честь прародителя. В нашем же сознании  "Иуда" и "предательство" - синонимы; для этого было достаточно одного единственного неосмотрительного поступка одного единственного Иуды, христопродавца. К Юдифи это ни имеет никакого отношения, просто женщина-тезка, но все же, если задуматься, где в ее случае проходит граница между отвагой и коварством?

Сандро Боттичелли (1472 (слева) и 1490гг)

Давайте вспомним, что это был за случай."В восемнадцатом году, в двадцать второй день первого месяца, последовало в доме Навуходоносора, царя Ассирийского, повеление — совершить, как он сказал, отмщение всей земле. Созвав всех служителей и всех сановников своих, он открыл им тайну своего намерения и своими устами определил всякое зло той земле. И они решили погубить всех, кто не повиновался слову уст его".Иудифь 1:12

Микеланджело Буонаротти, часть росписи Сикстинской капеллы, прим. 1480.

Полководца Олоферна отправили с важной миссией в подвластные Ассирии земли - покарать непокорных и донести новую идеологию. Навудохоносора все покоренные народы должны были признать богом, а от своих старых богов отказаться. Огненной саранчой пронеслись по городам и деревням войска Олоферна, истребляя идолов, разоряя святилища, вырубая священные рощи и безжалостно убивая сопротивлявшихся. Пришел черед и Иудеи, войска подступили к городу Ветулуе.

"И в тот же день поднялись все сильные мужи их: войско их состояло из ста семидесяти тысяч ратников, воинов пеших, и из двенадцати тысяч конных, кроме обоза и пеших людей, бывших при них, — а и этих было многое множество. Остановившись на долине близ Ветилуи при источнике, они протянулись в ширину от Дофаима до Велфема, а в длину от Ветилуи до Киамона, лежащего против Ездрилона. Сыны же Израиля, увидев множество их, очень смутились, и каждый говорил ближнему своему: теперь они опустошат всю землю, и ни высокие горы, ни долины, ни холмы не выдержат их тяжести. И, взяв каждый свое боевое оружие и зажегши огни на башнях своих, они всю эту ночь провели на страже. На другой день Олоферн вывел всю свою конницу пред лице сынов Израилевых, бывших в Ветилуе, осмотрел восходы города их, обошел и занял источники вод их и, оцепив их ратными мужами, возвратился к своему народу".

Лоренцо Лотто, 1512

Источники воды были захвачены врагом, городу угрожала жажда и голод. В городе жила Юдифь, молодая вдова иудея Манассии, умершего незадолго до этого от теплового удара во время жатвы ячменя. Она несколько дней молилась единому богу Иегове вместе со своими земляками, но войска врага окружили город и не собирались уходить, и молодая прекрасная женщина решила, что жертвенный поступок может быть действеннее молитв. Она облачилась в роскошные наряды, одела лучшие свои украшения и двинулась в путь, к стану Олоферна, прихватив с собой служанку, несущую мешок с кошерной едой.

Андреа Мантенья, 1495

Полководец принял ее, как важную гостью - ведь Юдифь была хороша собой и сразу приглянулась Олоферну. Три дня пробыла она в гостях у него, присутствуя на пирах и делая все, чтобы соблазнить главного своего врага и втереться в доверие. История стыдливо скрывает подробности, нам предлагается целомудренная версия: Олоферн отважился на решительные действия только на третий день, но слишком перебрал спиртного и уснул, оставшись наедине с красавицей. Что там было на самом деле, скрыто за завесой тайны, судя по всему, не все художники, прибегнувшие к популярному сюжету, верили в то, что между Юдифью и Олоферном ничего не было. А что, такая недосказанность только придает пикантности всей этой истории.

Джорджоне, 1505. Его Юдифь такая женственная и мягкая, как этот облик не вяжется с тем, что она сделала!

Да это и не важно, важно то, чем все закончилось - Юдифь обезглавила спящего Олоферна его же мечом, голову служанка положила тот самый мешок для кошерной еды, и обе украдкой улизнули в темноте из лагеря врага, вернувшись в родной город. Наутро ассирийцы обнаружили обезглавленное тело своего полководца и в ужасе бежали восвояси. Юдифь принесла голову кровожадного врага в родной город и, торжествуя, достала ее из мешка и показала всем. Ликованию израильтян не было предела!

Юдифь больше не выходила замуж и прожила в почете 105 лет. Сидела потом на пенсии и думала где-то на восьмом десятке: "А может, и не надо было тогда тому парню отказывать. Ну, в такой жесткой форме".

Юдифь почитается в христианской и иудейской религиях, как ветхозаветнаяя праматерь. Живописцы всех времен ее просто обожают - такой многослойный и противоречивый образ.Ох, и затаскали сюжет художники! Еще бы: такая убийственная женственнось, такая неженская жестокость!

Пошли смотреть.

Тициан, 1515

Тициан, 1570. Между двумя шедеврами Тициана 55 лет, ведь сам художник прожил невероятно долгую жизнь - 88 лет. На первой картине Юдифь юная и трепетная, похожая на Юдифь Джорджоне. На второй - более зрелая и искушенная, такое себе рыжеволосое воплощение вероломства.

Винченцо Катена, 1520-25

Юдифь на картине венецианца выглядит вполне прозаично. Изображение можно было бы принять за светский портрет молодой девушки на фоне безмятежного итальянского пейзажа, если бы не ужасный трофей, лежащий прямо перед ней. Если внимательно присмотреться, есть еще некоторые нюансы. Интимный характер изображению придает нижняя сорочка, в которую облачена девушка, верхнее платье небрежно наброшено на плечо. И такое мягкое, невинное лицо!

Бенвенуто Тизио де Гарофало, 1525

Художник принадлежал к Феррарской школе, поэтому ощущается некоторое влияние Северного ренессанса. Юдифь на многих картинах итальянцев изображалась белокурой красоткой - именно такие дамы были в моде в то время. Черноволосых итальянок не так много, и всем известнет их старинный секрет - красавицы Возрождения смачивали волосы лимонным соком и часами сидели под палящим солнцем.

Ян Корнелис Вермейн, 1525

На многочисленных светских портретах Вермейна мы видим обычных людей - приземленных и не идеальных, Юдифь же у него получилась высшим существом - возвышенным, утонченным; она словно светится изнутри через полупрозрачную кожу. Здесь нет никакого эротического подтекста - просто карающий меч правосудия. В женском обиличии.

Джованни Антонио Парденоне, 1530Юдифь на этой картине прекрасна потому, что выглядит удивительно живой (в отличие от ее жертвы). Ее поза и выражение лица демонстрируют кротость, контрастируя со страстным и решительным взглядом черных глаз. Ужасно, но мертвую голову она держит в руках без всякого страха и отвращения.

Лукас Кранах старший, 1530. Сохранилось более десятка изображений Юдифи в его исполнении. И у всех - лицо Сибиллы Клевской, супруги покровителя немецкого художника, Иоанна Фридриха, курфюрста Саксонского. Кранах рисовал ее без устали - как минимум, он был восхищен красивой и начитанной дамой, возможно - тайно влюблен в нее.

Амброзиус Бенсон 1533Художник был итальянцем по национальности, но всю жизнь жил и работал в Нидерландах, поэтому стиль такой необычный, смешанный. Его Юдифь практически обнажена - видимо, у них с Олеферном... ну, совсем почти дошло до дела. Но в последний момент он, разумеется, заснул.

Ламберт Сустрис, 1550Здесь все наоборот - Сустрис родился в Северных Нидерландах,  но учился и работал в Италии. У него такая забавная немного Юдифь, "купеческая". В ее руках более уместен был бы качан капусты. Не верится, что это пухлое создание с робким взглядом могло безжалостно отсечь голову у старого воина.

Джорджо Вазари, 1554А здесь уже никаких сомнений - убила без всякой жалости! Даже платье у нее смахивает на одеяние римского солдата.

Лоренцо Сабатини, 1562Еще одна купчиха в мясной лавке, прости господи.

1579 ТинторетоВенецианский художник был удивительно популярен и плодовит. Юдифь он изображал несколько раз, это - наиболее удачная работа (признаться, из-под кисти художника, спешившего удовлетоврить побольше заказчиков, не всегда выходили шедевры). Это уже самое позднее Возрождение, уже почти маньеризм.

Лавиния Фонтана, 1595Женщины-художники эпохи Возрождения - редкость, и тем более они удивительны, как явление. Это, кажется, автопортрет. Во всяком случае, Юдифь очень похожа на знаменитый автопортрет Лавинии. Обратите внимание на голову Олоферна - такое впечатление, что он уже мертв с неделю.

Лавиния Фонтана, 1596...И эта тоже.

Галиция Феде, 1596Еще одна женщина-художник и еще один автопортрет. Очень талантлива была, известна изящными натюрмортами. Ну, и такое проскакивало.

1598. ВеронезеКак часто стали писать Юдифь в 16-17 веках! Для католической Италии этот сюжет стал символичным - в эпоху Религиозных войн Юдифь стала символом крепости и верности старой вере.

Караваджо.1599Потрясающая работа! На мой взгляд, это самая выразительная Юдифь всех времен и народов! Где-то читала, что Караваджо в наше время стал бы гениальным режиссером, таким драматизмом иполнены его работы. Отсечение головы (и убийство вообще) в его творчестве занимает заметное место. Не часто встречается в живописи и этот ужасный  сюжет - Юдифь "в процессе". Юное и прекрасное лицо женщины поражает своей отрешенностью и... брезгливостью.

Агостино Карраччи, 1600

Еще одна отрешенная Юдифь. И даже будто бы сонная.

Джузеппе Чезари. 1605-10.

Она - совсем юный цветочек, он - противный старикашка. Даже этого повода достаточно!

Маттео Роселли, 1610 Как вы думаете, что привлекло мое внимание в первую очередь? Правильно, босоножки!

1610-15. Паоло Сарачени

Явное влияние Караваджо - вот эта контрастная светотень особо подчеркивает драматизм сцены.

Орацио Джентилески, 1608

Бытовая повседневнось происходящего поражает воображение и подчеркивает угрюмый криминальный характер сцены. Если не смотреть на корзину, можно подумать, что сообщницы просто стащили курицу на кухне хозяйки.

Орацио Джентилески, 1621-24Здесь уже больше пафоса и драмы - видимо, повлияли семейные неурядицы, которые пришлось пережить семье Джентилески, я расскажу о них позже. Интересные у него были работы - бесспортно влияние Караваджо, характерная светотень, и при этом яркая тосканская колористика.

1612-20. Артемизия ДжентилескиАвтор - дочь Орацио Джентилески, еще одна караваджистка. Девушка перенесла личную трагедию - ее изнасиловал знакомый отца, часто бывавший в их доме художник Агостино Тасси. Последовал суд, публичный позор, унизительные допросы. Насильнику дали всего год тюрьмы - судьи не исключали, что Артемизия добровольно вступила с ним в связь, но затем донесла на него после того, как узнала, что он уже женат. Так или иначе, пережитая драма и жажда мести нашли отражение в творчестве художницы. Кровищи-то больше, чем у самого Караваджо!

Артемизия ДжентилескиВсем своим Юдифям художница придавала собственные черты. Еще она рисовала себя в образе христианских мучениц, поруганной Лукреции, Сусанны, оболганной старцами, Иаили и прочих дам, пытавшихся постоять за свою честь.

Еще Артемизия Джентилески

...И еще.

Две очень похожие работы Кристофано Аллори, 1613Не знаю, кто был моделью художника, но хороша она неимоверно! Бесстрастность и красота, торжество чести и правосудия.

Джованни Франческо Геррери, 1615Тетка такая базарная, и так ужасно деловито она все это проделывает!

Симон Вуэ, 1615-20Француз, учившийся в Италии, очень талантливый и мало известный. Здесь Юдифь выглядит немного вульгарной и высокомерной - она явно торжествует.

Симон Вуэ, 1615-27Уже немного другая - открытое благородное лицо, изящная поза и ни тени раскаяния.

Симон Вуэ, 1640"Седина в бороду": чем старше художник, тем обнаженнее героиня.

Рубенс, 1616Юдифь с лицом Елены Фурмен, второй жены художника, и с ее мясистой грудью. Очевидно, уязвимая женственность может стать мощным оружием! Смотрите-ка, сарушка-служанка очень довольна.

Рубенс, 1620Даже странно - совсем другая трактовка всего через 4 года.

Леонелло Спада,1618-19Единственная Юдифь из представленных, которая хотя бы отдаленно напоминает иудейскую женщину.

Антиведутто Грамматика, 1620...А эта совсем не напоминает.

Вирджиния да Веццо, 1624-26Картину написала ученица, а затем и жена художника Симона Вуэ (он здесь представлен). Ее Юдифь, кажется, даже слегка веселится.

1628 Валентин де БулоньЖаль, не смогла найти репродукцию получше, хорошая работа. Булонь был французским караваджистом, даже композиция позаимствована у Караваджо, но все равно довольно своеобразно. Юдифь такая молоденькая и миловидная.

1629 Валентин де Булонь

Красавица! Иудейская Фемида. "Кто с мечом к нам придет,...", ну, или что-то в этом роде.

Массимо Станцоне, 1630Нелепый "сарацинский" наряд и фотографическая точность изображения лица. И немножко религиозного пафоса.

Алессандро Варотари, 1636

"Ой, такая я вся романтичная и задумчивая..."

Саломон де Брей, 1636Голландский живописец "Золотого века" редко прибегал к религиозным сюжетам, он, в основном, писал портреты и жанровые сцены. Так что, если бы не голова доверчивого и похотливого дурака, вполне себе бытовая ситуация. И девушка явно не еврейская.

Трофим Биго, 1640Еще один караваджист, француз. У него такая утрировано контрастная светотень, что его его нередко называли "мастером огонька  свечи". И Юдифь у него эдакая рыжая бестия.

Элизабетта Сирани, 1658Дочь художника Гвидо Рени вынуждена была ремеслом художника кормить семью, когда отец не смог работать из-за артрита. Умерла очень рано, в 27 лет.

Ян де Брей, 1659У голландцев есть  такая особенность - даже пафосных библейских героев они изображают до смешного обыденно. Это, например, напоминает кровавую ссору подвыпивших любовников.

Антонио Дзанки, 1670

От картины исходит аура неудержимого эротизма - просто таки Эрос и Танатос.Она ему такая: "Ну что ж ты, дурачок, повёлся?).

Григорио Лаццарини, 1700Жутко так, а она даже улыбается еле заметно.

Джованни Батиста Пьяцетта, 1720

Джованни Батиста Пьяцетта, 1745

Филип ван Дейк, 1726

Так что, мужчины, не стоит напиваться и засыпать в компании малознакомых женщин, особенно если собираетесь захватить их страну. А то проснетесь однажды, а голова на тумбочке!

agritura.livejournal.com

Картина «Юдифь и голова Олоферна» — Artrue

Густав Климт (1862–1918).

"Юдифь и голова Олоферна". Густав Климт."Юдифь и голова Олоферна". Густав Климт. «Юдифь и голова Олоферна». Густав Климт.

Юдифь и голова Олоферна

Юдифь – женщина, которая спасла род евреев от врагов. Ее родина была захвачена ассирийцами. Для спасения ей пришлось рисковать своей жизнью, она переоделась и тайком проникла во вражеский лагерь. Она была очень хороша собой, и полководец её врагов не устоял перед её красотой.

Вечерами в своих палатах он напивался и наслаждался этой прекрасной девой. В один из таких вечеров, когда он уснул, Юдифь отрубила ему голову и с гордостью вернулась к своему народу, чтобы заявить о победе. Многие живописцы вдохновлялись этой историей.  Одним из них был Густав Климт. Он изобразил свое представление этой роковой женщины.

ЮдифьЮдифь Юдифь. Джорджоне

Юдифь Климта

Он представлял Юдифь страстной женщиной. На картине она выходит из шатра своего врага. Она еще не успела одеться после ночи с полководцем, об этом мы можем судить по халату, который остался распахнутым и обнажил её грудь. Отрубленная голова не сразу привлекает на себя внимание. Художник старался показать всю гордость, которую испытывает Юдифь, в её надменном взгляде. Она чувствует себя героем и победителем, даже не смотря на то, что её враг был сильно пьян и просто не мог ей противостоять. Даже не смотря на свой поступок, героиня все равно остается слабой, утонченной , но очень отчаянной девушкой.

«Юдифь и голова Олоферна» была написана Густавом Климтом в 1901 году. Климт создал эту картину в тот период своего творчества, когда общество зачастую было шокировано его скандальными работами. Позировала ему для нее супруга известного венского банкира. Они работали над картиной несколько лет, тогда у них и завязался роман. Миру  было представлено очень противоречивое произведение искусства. С одной стороны мы видим там женщину-спасительницу, но многие её осуждают и обвиняют её в вспышке гнева на весь мужской пол.

Юдифь II. КлимтЮдифь II. Климт Юдифь II

В 1909 году Климт переосмыслил картину, написав вторую версию Юдифь.

artrue.ru

Юдифь и отрубленная голова на картинах художников эпохи Возрождения

По следам интересных лекций. На этот раз больше личных впечатлений, чем интересных фактов. В Ветхом Завете есть история о том, как в Иудею вторглась армия вавилонского царя Навуходоносора и осадила город Ветилую. Надежды для осажденных не осталось. И вот одна целомудренная вдова (по другой версии, вообще невинная дева) Юдифь со своей служанкой отправилась в стан врага и прокралась в шатер к военачальнику армии Олоферну, соблазнила его, провела с ним бурную ночь, а наутро отрубила ему голову. Затем принесла её в свой город, после чего враги сняли осаду.

Конечно, образ целомудренной/невинной героической девы не мог не заинтересовать художников всего мира. Поэтому на протяжении веков Юдифь появлялась на картинах великих мастеров. Стоит сказать, что рядом с ней художники всегда старались изобразить служанку (и каждый её видел по-своему). Это делалось для того, чтобы зритель ненароком не перепутал историю Юдифь с историей Саломеи (которой принесли на блюде отрубленную голову Иоанна Крестителя). Времена были тяжелые - женщины то и дело оказывались рядом с чьими-то отрубленными головами.

Расскажу не про все картины, так как их действительно очень много. Если есть желание что-то добавить, отлично: пишите в комментах.

Итак, Сандро Боттичелли создаёт такое произведение:

"Возвращение Юдифи в Ветилую"1469-70 гг, Галерея Уффици, Флоренция, Италия

Как и в его картине "Рождение Венеры", всё здесь словно тронуто нежной дымкой.Если не знать, что произошло, а также не присматриваться к голове служанки, то можно подумать, будто женщины идут домой, ну, скажем, с продуктами, а служанка несет кувшин на голове. И только взглянув на меч, становится ясно, над чем так задумалась Юдифь (его она, кстати, держит очень профессионально, как заправский мясник). Пожалуй, это единственная картина из представленных тут, где героиня целиком погружена в себя. Её можно понять: не каждый день отрубаешь голову.Так же, как и в "Рождении Венеры", создаётся ощущение, что Юдифь не касается ногами земли, словно плывёт по воздуху. Прекрасный пейзаж тоже добавляет легкости. Да и напряжения гораздо больше в фигуре служанки, чем в фигуре главной героини. Служанка явно пытается быстрее добраться до города и торопит задумчивую госпожу: "Молоко прокиснет, голова испортится!".

А вот что позже нарисовал Джорджоне. На первый взгляд, похоже на Боттичелли, правда?

"Юдифь"1505 г., Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург

Но эта Юдифь коня на скаку остановит. Смотрите: обоюдоострый меч (килограммов десять) она держит пальчиками, голову несчастного Олоферна пинает ножкой, как футбольный мяч. Нежная дымка, напоминающая картины Боттичелли, а также прекрасный пейзаж на заднем плане подчеркивают свежесть, невинность и спокойствие красавицы. Город спасён, голова отрублена, ночь проведена. Всё в порядке. Вот так, дорогие женщины. Лично мне картина Джорджоне говорит о том, что никогда не надо терять оптимизма, даже если рядом с вами оказалась голова мужчины, с которым вы провели отличную ночь.

Ну и Тициан, конечно, тоже принял участие в художественном флэш-мобе.

"Юдифь с головой Олоферна"1515 г., Галерея Дориа Памфили, Рим, Италия

Голове Олоферна хорошо, как младенцу, поэтому военачальник здесь спокойнее, чем где-либо ещё. Тициан и Джордоне дружили. Возможно, поэтому Юдифь Тициана такая же светлая и спокойная, как у Джорджоне. На её лице написано: "Ну убила и убила". Служанка вторит ей: "Правильно, не переживай". Задний план мне представляется ни чем иным, как иллюминатором в самолёте.

Якопо Тинторетто смотрел на всю эту историю более реалистично:

"Юдифь и Олоферн"ок. 1550 г., Музей Прадо, Мадрид, Испания

В картине гораздо больше напряжения по сравнению с предыдущими. Тут показан сам процесс. Если не заметить маааленькую голову Олоферна слева под рукой служанки, можно подумать, что военачальник ещё спит и у него есть шанс проснуться вовремя. Но нет. Оно случилось, поэтому Юдифь и спешит прикрыть труп покрывалом.Стоит сказать, что Тинторетто уделял большое внимание цвету, так что красная штора здесь имеет много смыслов. Например: кровь, борьба, страсть, свобода.Не могу не сказать о личных впечатлениях: служанка напоминает мужчину, а Юдифь невозмутима, спокойна и жизнерадостна, как всегда. Как ей это удаётся?!!!!

Микеланджело да Караваджо, мастер светотени:

"Юдифь, убивающая Олоферна"1599 г., Палаццо Барберини, Рим, Италия

Юдифь на мой взгляд, здесь очень похожа на современных женщин. Сколько эмоций от содеянного: и ужас, и брезгливость, и тревога! Олоферн умирает в жутких мучениях (видимо, меч заточен плохо), мы буквально можем почувствовать, как ему больно.Экспрессия достигается, конечно же, и за счет теней. Обратите внимание на драпировку вверху: её хочется потрогать - так она отлично прорисована. А штора, кстати, снова красная, вероятно, неспроста.

Итальянская художница Артемизия Джентилески.Вот это я понимаю, женский подход к проблеме:

"Юдифь, обезглавливающая Олоферна"1614-1620 гг, Галерея Уффици, Флоренция

Здесь правят бал сильные эмоции. Да! Посмотрите на лицо героини (я так понимаю, здесь она вдова всё-таки, а не невинная дева - что-то старовата для девы). Переживает она не за Олоферна, конечно. Скорее её волнует вопрос, навеянный Караваджо: "А меч-то заточили накануне?". Судя по всему, не очень, так как служанка смутилась или задумалась, а Олоферн явно всё понял и умереть толком ещё не успел.Артемизия в девятнадцать лет была обесчещена флорентийским художником, работавшим с её отцом. После семимесячного разбирательства его всё-таки обвинили и приговорили всего лишь к году тюрьмы. Вот почему Юдифь убивает военачальника с таким наслаждением.Отец художницы принадлежал к школе Караваджо, и она, видимо, продолжила семейную традицию: свет на картине передан замечательно. Его источник находится слева - возможно, какой-то очаг. И поэтому лица и тела так выразительны: их объем подчеркивает боковой направленный свет, а не верхний, рассеянный. И, конечно, тени создают сильное напряжение.

Что там у нас дальше?Флорентиец Кристофано Аллори и его Юдифь.

"Юдифь"1613 г., Галерея дворца Питти, Флоренция

Героиня брезгливо держит голову Олоферна, но самообладания не теряет по-прежнему. У нас, зрителей, есть шанс почувствовать себя вавилонским войском, которому Юдифь предъявляет трофей. Кстати, есть версия, что в этой картине в качестве главной героини художник изобразил свою подругу, а голова Олоферна списана с головы самого художника. Непростые, видимо, у них были отношения.Отсутствие какого-либо фона говорит о том, что изображенные события происходят "никогда и нигде", то есть "всегда и везде". Вне времени, вне места. История актуальна в любые времена. Вот так вот всё печально.

Но на Севере другие люди и другая Юдифь. Немец Лукас Кранах Старший сотворил даже две картины:

"Юдифь с головой Олоферна"ок. 1530 г., Музей истории искусств, Вена, Австрия

Куртуазная дева, очаровательная соблазнительница и милая убийца. Кранах сначала хотел в её руки вложить свою собственную голову, но потом решил, что все подумают, будто он потерял голову от любви. В итоге на этих картинах - голова саксонского курфюста, который, очевидно, согласился позировать. Наверное, ему хорошо заплатили.Думаю, именно Юдифь Лукаса вдохновила Климта в двадцатом веке создать нечто совершенно новое.

Конечно, Густав Климт не относится к художникам эпохи Возрождения, но не сказать о нём значило бы не увидеть, во что преобразовалась Юдифь в итоге. А вот в это:

"Юдифь и Олоферн" 1901 г., Австрийская галерея, Вена, Австрия

Надо же так усомниться в целомудренности вдовы и в невинности девы! Климт в двадцатом веке создал настоящую коварную куртизанку, которая так и говорит зрителям: "Иди сюда, Олоферн, возьми меня, а потом я отрублю тебе голову". Богомол, не иначе. Сравните с Боттичелли и Джорджоне: ну как такая женщина могла пойти спасать город! Разве что ради развлечения или за большие деньги.

Лично меня в истории Юдифи интересует один вопрос: где была и что делала всю эту бурную ночь служанка? Возможно, точила меч...

Надеюсь, вам было интересно увидеть, что нового привнёс каждый художник в изображение легендарной женщины и головы легендарного мужчины. До встречи в моей картинной галерее :)

orange-tiger.livejournal.com


Смотрите также