Запорожцы (Запорожцы пишут письмо турецкому султану). Картина запорожцы


Картина «Запорожцы» И. Репина в деталях: kartina_ru

Над картиной «Запорожцы пишут письмо турецкому султану» И.Е. Репин работал 13 лет. И не случайно плотно стало шедевром мировой живописи. Если обратиться к детальному разбору картины «Запорожцы», можно узнать, сколько смысла заложил художник в одно полотно. Прежде всего, стоит отметить, что Репин был по-настоящему народным художником, и этой его близостью к народу пропитаны все его картины.

Существует три варианта картины «Запорожцы». Первый вариант, а точнее масляный эскиз картины, живописец закончил в 1887 году и подарил своему другу историку Дмитрию Яворницкому. Затем его купил Павел Третьяков. Сейчас этот экземпляр хранится в Третьяковской галерее в Москве.

Первый вариант картиныВторой – основной вариант картины – был завершён в 1891 году, его купил у художника император Александр III. Впоследствии картина была передана в Государственный Русский музей в Санкт-Петербурге.Второй вариантТретий вариант картины «Запорожцы» живописец начал в 1889 году, еще работая над основным полотном. Репин попытался сделать новую версию более «исторически достоверной». Согласно некоторым источникам, работа над ней так и не была закончена. Сегодня этот вариант картины, уступающий двум предыдущим по размерам, хранится в Харьковском художественном музее.Третий вариантСамый интересный, конечно, второй вариант картины, который до последнего времени находился Государственном Русском музее в Санкт-Петербурге, а сейчас уже 4 месяца гостит в одном из малых городов Челябинской области – в г. Сатка, где я картину и обнаружила.

1. ДомраРазглядывая картину «Запорожцы», можно заметить музыкальный инструмент - домру. Должно быть, в свободное время запорожские казаки наигрывали на ней какую-то проникновенную мелодию или пели о храбрости казачьей и прославляли Сечь. А знаете ли вы, что на самом деле домра считается русским народным инструментом? Правда, в отличие от балалайки, не всякий русский её назовет. Парадокс, но с историей.

Инструменты танбуровидной формы пришли на Русь с Востока. Они были особенно популярны в народе, потому как стали главным инструментов бродячих артистов-скоморохов, которые полюбились и стару, и младу за острое словцо и вольный юмор на самые злободневные темы. Вольность эта допекла власть и появился указ царя Алексея Михайловича 1648 года, знаменитая фраза из которого гласит: «А где объявятся домры, и сурны, и гудки, и гусли, и всякие гудебные сосуды, велеть изымать и, изломав те бесовские игры, велеть жечь».

Вряд ли еще какой-либо музыкальный инструмент в истории человечества подвергался столь чудовищному истреблению. Домры жгли, ломали, уничтожали. О ней забыли на Руси на два с лишним столетия. «Воскресла» домра только в конце XIX века благодаря талантливому музыканту В.В.Андрееву.

Домра2. КартыБытует версия, что Московскую Русь впервые познакомили с картами запорожские казаки. На основном варианте картины Ильи Репина «Запорожцы пишут письмо турецкому султану» действительно изображена полурассыпанная карточная колода.

Но картина не является доказательством, ведь Репин закончил писать ее в 1891 году, когда уже больше чем три столетия карты пользовались необычайной популярностью в Российской империи.

Что же касается запорожцев и карт, то Дмитрий Яворницкий в «Истории запорожских казаков» описал вот какой интересный факт: пятеро-шестеро запорожцев, игравших ночью в карты, однажды спасли Сечь от ночного нападения татар и турок. В общем, как говориться, нападающие пришли не званы - ушли не ласканы.

Карты3. ЧернилаПрисмотритесь к картине Репина «Запорожцы»: многие её детали уже не раз давали повод для научных исследований. Вот, например, возьмем чернильницу, больше похожую на колбу из химической лаборатории. Что же за чернила в ней?

Для казаков, требовались чернила, подходящие к их суровым условиям жизни, то есть, долгохранящиеся и еще – недорогие. Потому готовили их из подручных средств, а именно – растений: бузины, хвоща, спорыша, крушины.

Сохранился даже рецепт таких чернил, причем довольно простой: по одной из версий, чаще всего запорожцы брали спелые ягоды бузины, измельчали их, заливали водой, кипятили на краешке тлевшего костра. Раствор сливали в чистую посуду, к гуще снова доливали воды и продолжали ее вываривать. И так — от трех до пяти раз. Слитую жидкость отстаивали ночь, утром снова переливали в чистую посуду и на слабом огне, тщательно перемешивая, испаряли. Густую краску сливали в керамическую бутыль (сулею), добавляли немного железного купороса — чтобы чернила дольше сохранялись и имели стойкий цвет.

ЧернилаP.S. Искусство – в деталях.

kartina-ru.livejournal.com

Илья Репин. Запорожцы пишут письмо турецкому султану, описание картины

Картину «Запорожцы» Репин писал дольше, чем какую-либо иную. Идея возникла на светском приеме, куда были одновременно приглашены Илья Репин и историк Дмитрий Яворницкий. У Яворницкого оказалась при себе копия письма, написанного в 1676 году атаманом Иваном Серко (Сирко) вместе с казаками султану Махмуду IV. Возмущенный тем, что казаки истребили его 15-тысячное войско, турецкий владыка предложил Сечи перейти в его подчинение, а в случае отказа грозил полным уничтожением.

По выражениям лиц казаков понятно, какой ответ они сочинили. «Ты – шайтан турецький, проклятого чорта брат и товарыщ и самого люциперя секретарь!» – читал Яворницкий под громкий хохот. А Репин мысленно представлял себе картину, которую напишет по мотивам этого эпистолярного происшествия.

В 1880-е годы Репин специально отправился в Украину, чтобы собирать материал для картины. Помогал ему и Яворницкий, предоставив свободный доступ к своим материалам и старинным атрибутам казаков – одежде, трубкам, обуви, оружию. Репин написал множество эскизов, прежде чем приступить к работе над главной картиной (1, 2, 3). К слову, в поездке Репина сопровождал его юный ученик Валентин Серов - он тоже делал кое-какие наброски.

В 1888 году Репин еще раз проехал по местам казачьей славы, добрался до станции Пашковской, а главное – уловил казачий дух неуемной свободы. «Чертовский народ! Никто на всем свете не чувствовал так глубоко свободы, равенства и братства», – восхищался он украинскими казаками. Безусловно, одним из источников, вдохновивших художника, была повесть Гоголя «Тарас Бульба». Собственно, ее герои здесь присутствуют.

Тарас Бульба – могучий хохочущий казак в белой папахе, написан с профессора Петербургской консерватории. Его сын Андрий – интеллигентный юноша слева, с тонкой улыбкой и мягкими чертами лица, прототипом его стал родственник композитора Михаила Глинки. Рядом с ним – суровый казак с повязкой на голове, он в роли старшего брата, Остапа Бульбы.

А что же сам Иван Серко? Атаман с лихо закрученными усами смотрит лукавым пронзительным взглядом, явно наслаждаясь метко сказанной фразой. Его прототип – командующий Киевским военным округом генерал Михаил Драгомиров. Не забыл Репин и главного консультанта и вдохновителя – Дмитрий Яворницкий запечатлен в образе писаря. Чтобы добиться от него нужной усмешки, Репин развлекал свою модель карикатурными журналами.

Обнаженная мощная фигура казака на переднем плане – это не только иллюстрация мощи и силы запорожской вольницы. Возле него карты – а в Сечи любителям азартных игр предписывалось играть без рубахи, чтобы не иметь возможность спрятать карту в рукав или за пазуху.

Круговая композиция создает ощущение торнадо, набирающего силу урагана, который уже если раскрутится, мало не покажется никому. Отдельно стоит отметить, что Репину удалось в этой картине представить целую энциклопедию смеха. Кажется, перед нами вообще все оттенки веселья, для которых существуют обозначения: тут и заливистый смех, и тонкая улыбка, и саркастическая ухмылка, и смех-оскал, от которого мороз по коже пробирает, и заразительный хохот, и хихиканье, и гогот, и зубоскальство. При этом не забываем, что в рамках бытовых, жанровых изображений Репину тесно, его лучшие работы становятся грандиозным обобщением, приобретая черты монументальности, отчасти даже былинности, мифологичности. И здесь перед нами не просто группа казаков и исторический забавный момент – мы видим и ощущаем сам дух Запорожской Сечи, квинтэссенцию непокорного, свободолюбивого казачества.

Репин постоянно сомневался в своем таланте, нередко называл себя «заурядной личностью», а в общении мог показаться чрезмерно любезным. Но это обманчивая видимость мягкотелости. Если он был в чем-то уверен, то не существовало авторитетов, которые бы его переубедили. Когда «Запорожцы» были практически закончены, он внезапно «прикрыл» одну из самых колоритных фигур повернутым спиной казаком в длинной кирее (сравните с поздним вариантом картины). «Серым больничным халатом» называли это одеяние недовольные критики и упрекали художника в том, что он собственными руками загубил шедевр. Однако Репин был непоколебим: «Я знаю, что я в продолжение многих лет, и прилежных, довел наконец свою картину до полной гармонии в самой себе, что редко бывает, — и совершенно спокоен. Как бы она кому ни казалась — мне все равно».

Автор: Алена Эсаулова

artchive.ru

Картина «Запорожцы пишут письмо турецкому султану» И.Репина. Описание картины

Запорожская Сечь, казацкая вольница, которая веками не покорялась никому: ни царю, ни туркам и татарам, ни черту, ни Богу, без сомнений, не могла не привлечь к себе такого творческого человека, как И. Репина. О выдающемся российском портретисте, авторе бесчисленного количества гениальных картин, сказано и написано многое. Но о Сечи можно говорить бесконечно – она таит в себе величайшее число легенд, начиная со сказаний о характерниках и казацкой изворотливости, и заканчивая письмом запорожцев султану Турции.

Некоторые источники сообщают, что турецкий султан собирался пойти войной на Запорожье, но как истинный правоверный, решил неприятеля о своих намерениях предупредить, отправив им ультиматум с требованием покориться посланнику Аллаха на земле. Казаки его перечитали несколько раз и написали ответ, которому нет равных в истории.

Как только не величали они владыку Оттоманской империи: и вавилонским поваром, и иерусалимским пивоваром, и александрийским козолупом, и дураком всемирного масштаба, и внуком аспида… Дальнейшие эпитеты скрывала цензура, но, если вы обладаете желанием выяснить все до конца, то непременно узнаете, весь запас ненормативной лексики наших предков.

Легенда гласит, что написан ответ запорожцев был в 17 веке, но историк Д. Яворницкий утверждает, что есть несколько списков этого текста, датируемых 1600, 1620, 1667, 1713 и еще многими не то что годами, а целыми веками. Слухи и домыслы так же утверждают, что атаманом Сечи в то время был Иван Сирко.

Исторические факты, напротив, сообщают, что замысел картины пришел к Репину в 1878 году, когда был сделан первый эскиз, но окончательно композиция картины начала приобретать очертания в 1880 году и писалась долгих 9 лет.

Отдельно следует сказать о натурщиках: атаман Сирко, колоритный персонаж картины и истории, написан с киевского генерал-губернатора М. Драгомирова, старый казак в белой папахе – с «акулы пера» того времени Гиляровского, а вот образ писаря воплотил Д. Яворницкий.

А теперь о тех персонажах, которые напрямую перекликаются с гоголевским «Тарасом Бульбой»: красивый молодой человек на заднем плане племянник М. Глинки, его считают прототипом Андрия, а вот одессит Николай Кузнецов, с которого написан раненный в голову казак, считается Остапом. Напротив сыновей – сам Тарас, то есть, профессор консерватории Петербурга А. Рубец, кстати, шляхетского происхождения.

Если говорить о сюжете картины, то он и представляет собой ответ на ультиматум турков. Процесс данного «мозгового штурма» - поиск «ласкательных» обращений к султану и запечатлел Репин.

Несмотря на внешнюю уравновешенность композиции, произведение динамично, оно просто дышит энергетикой Запорожской вольницы. Передний план полотна – это казаки, собравшиеся за столом. Примечательно, что часть фигур кажется срезанной – так вы можете мысленно передвинуть пропорции и перспективу картины. Совмещение горизонтального и вертикального ритмов, движения в форме круга, сочные оттенки костров и палаточного городка на заднем плане – все это передает возбуждение казаков от своей идеи.

На переднем плане Репин презентует группу запорожцев, достигая при этом максимальной пластичности каждого образа, выразительности его эмоционального состояния. Группа кажется шумной толпой, которой присущ украинский национальный колорит: чубы-«оселедцы», усы, рубахи и шаровары, а писарь готов написать следующую порцию площадной брани, которая выплеснется на турецкого султана. Интересно, что художник не раз менял расположение фигур, пока не достиг того знакомого с детства построения образов в виде нескольких кругов.

В центральной части картины изображен писарь, вероятно, единственный среди людей в Запорожской Сечи, кто знал грамоту. Его одежда семинариста, очки на носу свидетельствуют о том, что он любит писать саркастические речи, а написание письма доставляет ему несказанное удовольствие. Как ученый человек, писарь сдержан в проявлении эмоций и лишь усмехается в усы.

В «ближнем» к зрителю кругу видна фигура казака с люлькой, нависшим над писарем. Можно сказать, что это один из генераторов идей письма. Он сосредоточенно думает о том, как бы «обласкать» Мухаммеда. Следующий по часовой стрелке – запорожец, который подавился смехом, потом – человек, который чуть ли не падает со стула от хохота, а полуголому казаку доставляет удовольствие «смаковать» нецензурный текст. Следующий персонаж – молодой человек, который принимает участие в процессе написания, внося в письмо юношеский креатив.

Однако не все персонажи репинского холста так веселы: запорожец рядом с юношей изображен мрачным, а Остап стоит с перемотанной головой и скептично смотрит на действо. Примечательно, что в картине мастер использует прием антитезы: он противопоставляет человека в красном жупане со взрывным хохотом старшему сыну Тараса Бульбы, во взгляде которого соединились скептицизм и тревога.

Но главное в картине не переживания. Основной ее мотив – побратимство, единый дух вольницы степей, ведь казаки смотрят друг на друга, весело перемигиваясь и выплескивают свое безудержное веселье на всякого, кто хоть раз увидит картину. Каждый персонаж справедливо считается олицетворением удали и независимого героического духа.

Многие искусствоведы замечают, что Репин в своем полотне передал физиологию смеха, а точнее – безудержного хохота. Увидев эту картину, вы понимаете, что перед глазами весь синонимический ряд слова «смех»: тут скалят зубы, хохочут, ухмыляются, покатываются от смеха, веселятся, заливаются, хихикают, усмехаются, пырскают… Смех не дает назвать картину «героическим эпосом», он, напротив, утверждает жизнь. А еще здесь нет границ между историей и нашим временем, ведь каждый человек невольно оказывается в самой гуще событий.

Немалый интерес исследователей, да и рядового человека, представляет и тот факт, что И. Репин изобразил здесь не отдельно взятую личность, а общество свободолюбивых запорожцев, сила которого – в единстве.

И. Репин «Запорожцы пишут письмо турецкому султану»

Запорожская Сечь, казацкая вольница, которая веками не покорялась никому: ни царю, ни туркам и татарам, ни черту, ни Богу, без сомнений, не могла не привлечь к себе такого творческого человека, как И. Репина. О выдающемся российском портретисте, авторе бесчисленного количества гениальных картин, сказано и написано многое. Но о Сечи можно говорить бесконечно – она таит в себе величайшее число легенд, начиная со сказаний о характерниках и казацкой изворотливости, и заканчивая письмом запорожцев султану Турции.

Некоторые источники сообщают, что турецкий султан собирался пойти войной на Запорожье, но как истинный правоверный, решил неприятеля о своих намерениях предупредить, отправив им ультиматум с требованием покориться посланнику Аллаха на земле. Казаки его перечитали несколько раз и написали ответ, которому нет равных в истории.

Как только не величали они владыку Оттоманской империи: и вавилонским поваром, и иерусалимским пивоваром, и александрийским козолупом, и дураком всемирного масштаба, и внуком аспида… Дальнейшие эпитеты скрывала цензура, но, если вы обладаете желанием выяснить все до конца, то непременно узнаете, весь запас ненормативной лексики наших предков.

Легенда гласит, что написан ответ запорожцев был в 17 веке, но историк Д. Яворницкий утверждает, что есть несколько списков этого текста, датируемых 1600, 1620, 1667, 1713 и еще многими не то что годами, а целыми веками. Слухи и домыслы так же утверждают, что атаманом Сечи в то время был Иван Сирко.

Исторические факты, напротив, сообщают, что замысел картины пришел к Репину в 1878 году, когда был сделан первый эскиз, но окончательно композиция картины начала приобретать очертания в 1880 году и писалась долгих 9 лет.

Отдельно следует сказать о натурщиках: атаман Сирко, колоритный персонаж картины и истории, написан с киевского генерал-губернатора М. Драгомирова, старый казак в белой папахе – с «акулы пера» того времени Гиляровского, а вот образ писаря воплотил Д. Яворницкий.

А теперь о тех персонажах, которые напрямую перекликаются с гоголевским «Тарасом Бульбой»: красивый молодой человек на заднем плане племянник М. Глинки, его считают прототипом Андрия, а вот одессит Николай Кузнецов, с которого написан раненный в голову казак, считается Остапом. Напротив сыновей – сам Тарас, то есть, профессор консерватории Петербурга А. Рубец, кстати, шляхетского происхождения.

Если говорить о сюжете картины, то он и представляет собой ответ на ультиматум турков. Процесс данного «мозгового штурма» - поиск «ласкательных» обращений к султану и запечатлел Репин.

Несмотря на внешнюю уравновешенность композиции, произведение динамично, оно просто дышит энергетикой Запорожской вольницы. Передний план полотна – это казаки, собравшиеся за столом. Примечательно, что часть фигур кажется срезанной – так вы можете мысленно передвинуть пропорции и перспективу картины. Совмещение горизонтального и вертикального ритмов, движения в форме круга, сочные оттенки костров и палаточного городка на заднем плане – все это передает возбуждение казаков от своей идеи.

На переднем плане Репин презентует группу запорожцев, достигая при этом максимальной пластичности каждого образа, выразительности его эмоционального состояния. Группа кажется шумной толпой, которой присущ украинский национальный колорит: чубы-«оселедцы», усы, рубахи и шаровары, а писарь готов написать следующую порцию площадной брани, которая выплеснется на турецкого султана. Интересно, что художник не раз менял расположение фигур, пока не достиг того знакомого с детства построения образов в виде нескольких кругов.

В центральной части картины изображен писарь, вероятно, единственный среди людей в Запорожской Сечи, кто знал грамоту. Его одежда семинариста, очки на носу свидетельствуют о том, что он любит писать саркастические речи, а написание письма доставляет ему несказанное удовольствие. Как ученый человек, писарь сдержан в проявлении эмоций и лишь усмехается в усы.

В «ближнем» к зрителю кругу видна фигура казака с люлькой, нависшим над писарем. Можно сказать, что это один из генераторов идей письма. Он сосредоточенно думает о том, как бы «обласкать» Мухаммеда. Следующий по часовой стрелке – запорожец, который подавился смехом, потом – человек, который чуть ли не падает со стула от хохота, а полуголому казаку доставляет удовольствие «смаковать» нецензурный текст. Следующий персонаж – молодой человек, который принимает участие в процессе написания, внося в письмо юношеский креатив.

Однако не все персонажи репинского холста так веселы: запорожец рядом с юношей изображен мрачным, а Остап стоит с перемотанной головой и скептично смотрит на действо. Примечательно, что в картине мастер использует прием антитезы: он противопоставляет человека в красном жупане со взрывным хохотом старшему сыну Тараса Бульбы, во взгляде которого соединились скептицизм и тревога.

Но главное в картине не переживания. Основной ее мотив – побратимство, единый дух вольницы степей, ведь казаки смотрят друг на друга, весело перемигиваясь и выплескивают свое безудержное веселье на всякого, кто хоть раз увидит картину. Каждый персонаж справедливо считается олицетворением удали и независимого героического духа.

Многие искусствоведы замечают, что Репин в своем полотне передал физиологию смеха, а точнее – безудержного хохота. Увидев эту картину, вы понимаете, что перед глазами весь синонимический ряд слова «смех»: тут скалят зубы, хохочут, ухмыляются, покатываются от смеха, веселятся, заливаются, хихикают, усмехаются, пырскают… Смех не дает назвать картину «героическим эпосом», он, напротив, утверждает жизнь. А еще здесь нет границ между историей и нашим временем, ведь каждый человек невольно оказывается в самой гуще событий.

Немалый интерес исследователей, да и рядового человека, представляет и тот факт, что И. Репин изобразил здесь не отдельно взятую личность, а общество свободолюбивых запорожцев, сила которого – в единстве.

5sec.info


Смотрите также