Невероятные картины Сергея Басова. Смотришь и отдыхаешь душой. Картины басковой


Зелёный слоник/Баскова — Lurkmore

Это подстатья-включение в основную: Зелёный слоник. Плашки, навигационные шаблоны и стандартное оформление здесь не нужны!

Убийца — дворецкий!Внимание! Далее следует ударное количество спойлеров, а то и полный пересказ сюжета размером с простыню. Если вы принадлежите к категории слоупоков, не любящих узнавать о чем-либо заранее, советуем немедленно прекратить чтение и пройти мимо.

Поскольку режиссёр фильма Светлана Баскова и её команда — личности достаточно интересные, то было бы странно, если бы их совместные усилия породили только один шедевр. На деле таких целая плеяда.

По некоторым оценкам, это даже не столько полноценный фильм, сколько глубоко андерграундная видеоинсталляция для ценителей артхауса. Перегруженная библейским символизмом, шумовыми и видеоэффектами чёрно-белая лента повествует о докторе из НИИ мозга, который ищет то ли своего пациента, то ли самого себя, попутно отпуская малосодержательные монологи, бегая туда-сюда, оперируя и танцуя в женских колготках. Первая режиссёрская работа Басковой (и одновременно первая актёрская работа Пахомова), в силу своего СПГС меметичной не стала, запомнилась оттуда только кульминационная сцена пьянки Пахома и Маслаева с порцией философских рассуждений и актом самой настоящей фаллометрии. Фильм заканчивается не менее «замечательной» сценой, в которой после драки с Сатаной, обзывавшего доктора Кокки нехорошими словами с доктором Кокки случается эпилептический припадок во время которого он выблевал кучу волос, после чего оказывается выброшенным на улицу никому не нужным бомжом, опускается, сходит с ума и начинает просить подаяние на немецком языке. Мимо проходящие прохожие блюют волосами в горшок для сбора подаяния. Конец фильма.

b

А вот Олег Мавроматти, не мудрствуя лукаво, так и занимался всяким глубоко артхаусным видеоартом. Его картина «Выблядки» родственна фильму «Кокки — бегущий доктор» в плане практически нулевого смыслового наполнения — весь фильм состоит из монолога простого русского парня в меховой шапке (которого сыграл маскирующийся под псевдонимом «Египетский Маг» Юра Звёздный из небезызвестного ВИА Necro Stellar) о непростой своей жизни (в основном сексуальной), перемежающегося с исполнением «Катюши», поклонением могиле матери с фамилией «РОДИНА», сценами секса с его шмарой и просто с видеовставками не по теме.

Е: — Так, сейчас я буду тебя ебать! П: — Фьюить (свистит), зачем эта???

bОграбление трактира. 5 бутылок водки

Из казарменно-гауптвахтной серости «Слоника» тот же актёрский состав (за исключением Осмоловского) перемещается в интерьеры московского бара с новыми амплуа. В фильме появляется некое подобие сюжета, завязанного вокруг пропажи пяти бутылок водки из бара. Снова философские рассуждения об автомобилях и «хозяевах жизни», конфликты персонала-Пахома с начальством-Маслаевым и начальства-Маслаева с бандитской «крышей»-Епифанцевым, подлая борьба внутри коллектива и тернистый путь к успеху. Как и в «Слонике», герои сыпят меметичными фразочками (catch phrase'ы Маслаева «Спиздили!», «Говно!» и «Без хуёв!») и прилюдно занимаются сексом (ёбырь-террорист Епифанцев сначала огуливает до смерти девицу в подвенечном платье на глазах у дёргающего пипирку Пахома, а затем содомирует и самого дрочилу, наряженного в то же платье). Недюжинный экшн — помимо уже упомянутых постельных сцен Пахом разбивает себе об голову бутылку (всё по-настоящему, с кровищей и оставшимся заметным шрамом), а Маслаев душит Епифанцева микрофонным шнуром под ресторанный шлягер певца Юлиана «Разбей на счастье сердце мне».

bШАМПАНСКОЕ!

Фильмы, снятые уже после ухода из коллектива продюсера Олега Мавроматти — в связи с преследованием и давлением со стороны недремлющих органов он эмигрировал в США. В связи с этим градус трэша и угара в лентах заметно поубавился, и начинает казаться, что Баскова замахнулась на «серьёзное» кино (в случае «Головы» — отдаленно напоминающее быдлофильмы про бандитов с НТВ). Сюжет «Головы» вертится вокруг автономно существующей то в кустах, то в опилках, то на свалке, то в пакете Головы (Маслаев), с которой коммерс-Пахом советуется по разным вопросам в нелёгком деле ведения бизнеса в атмосфере лихих 90-х. И не только советуется — ещё и даёт Голове на клыка (в отличие от слоника, не фейк), получая от этого не только удовольствие, но и дензнаки, прямиком из ротового отверстия. Снова философствования (в частности о Боге и о церкви), но уже в меньшем объёме и практически без запоминающихся фраз. Хотя есть несколько сцен с фирменной атмосферой «поехавшего» кутежа.

В фильме «Моцарт» Баскова обратилась к проблемам людей творчества — музыкантов и композиторов, повествуя о старом Маэстро (Маслаев), который давно растерял свой талант и скупает произведения молодых композиторов, выдавая их за свои. В этом фильме пространные рассуждения о контрапункте выглядят уже откровенно наивно и несерьёзно, а элементы трэша в конце — Пахом и Маслаев в туалете поезда, потом спящие голыми в купе («Скоро Краков! Маэстро, скоро Краков!») и финал — явление Пахому духа умершего Маэстро в образе прямоходящего далматинца с ушками, ручками и хвостиком, их духовное слияние, а также сеанс гуро — как будто уже и неуместные в этой псевдоинтеллектуальной каше.

Тот самый кадр

С этого фильма, посвящённого деятельности независимого заводского профсоюза в моногороде под гнётом заводовладельцев-капиталистов, a предвозвещённого за год до того её же документальным фильмом о деятельности таких профсоюзов по всей России «Одно решение — сопротивление», стало окончательно ясно — Баскова ушла в область «серьёзного» остросоциального кинематографа с политическим подтекстом, порвав со своим экспериментальным прошлым. Правда, не до конца — в диалогах и в символизме некоторых сцен прослеживается характерный почерк Светочки. Но всё уже без былой меметичности и трэшовости, несмотря на то, что на главных ролях вновь дуэт Пахомов-Епифанцев — не до лулзов тут, когда капиталисты внаглую притесняют рабочий класс. Фильм прокатили по стране (в основном по провинциальным кинофестивалям) с проведением пресс-конференций и встреч со зрителями, на которых Баскова очень холодно и неохотно отвечала на вопросы о «Зелёном Слонике» и других её ранних фильмах. Однако одну отсылку фанатам «Слоника» Баскова всё же кинула — в фильме есть сценка, где голый Пахом стоит в душевой в характерных таких грязно-зелёных тонах. Так же Баскова не забыла вставить в фильм увлечение Пахома «обмазом» — в этом фильме Пахом обмазался вареньем. В «Зелёном Слонике» Пахом совершил «обмаз» экскрементами, в «Пять бутылок водки» — шоколадной пастой, имитируя заболевшего депрессией и по этой причине не вышедшего на сцену негра-стриптизёра.

lurkmore.to

Невероятные картины Сергея Басова. Смотришь и отдыхаешь душой / Я

Это настоящий классический русский пейзаж в традициях века девятнадцатого. Только, больше солнца и тихой радости, которая возникает от осознания и понимания красоты и величия природы. Сергей Басов родился в г. Йошкар-Ола в 1964 году. И получил высшее образование в Казанском Авиационном институте. Рисовал с самого детства, но как это часто бывает в юности – душа разрывалась на части. Хотел быть летчиком и… рисовать, творить, вдыхать запах масляной краски. Когда медкомиссия определила, что в летчики «не годен», решил стать авиационным инженером. Честно отучился и отработал положенные три года на производстве. Всё эти годы занимался живописью.

Оставил профессию инженера и решил посвятить себя искусству, подал документы в Чебоксарский «худграф» (для корочки). Но, приемная комиссия, признав несомненный талант абитуриента, в приёме отказала: «Принимаем только выпускников художественных училищ». Так и случилось, что Сергей Басов – это художник-самоучка. Т.е., скажем честно: «Несомненный талант».

С 1991 по 1997 выставлял свои работы в Казани (московские галереи не хотели сотрудничать с художником без образования и славного имени). Но, потихоньку, по капельке, покорилась и Москва. В 1998 году картины художника появились в международных салонах столицы. А очень скоро появились заказы и от зарубежных любителей и ценителей живописи.

А теперь давайте смотреть картины художника (так и хочется ехидно написать художника-самоучки. Где те чиновники, которые решили, что ему не место в живописи?

В картинах мы чувствуем настроение художника и видим его индивидуальность. Фу, как казенно написал. А как ещё? Его картины не спутаешь с картинами других авторов? Увы поэт, все рифмы разобрали ещё до вашего рожденья.

ya-superpuper.com

"У нас не принято ходить на русское кино" – Москва 24, 29.03.2013

В библиотеке имени Эйзенштейна прошел показ фильма "За Маркса..." российского режиссера Светланы Басковой. А сразу после просмотра картины состоялась дискуссия зрителей и режиссера.

Российская премьера "За Маркса..." состоялась на фестивале "Кинотавр", а международная - на "Берлинале". Картина с участием Сергея "Пахома" Пахомова и Владимира Епифанцева всюду вызвала острые дискуссии.

Фильм рассказывает про кризисный 2010 год и классовый конфликт между олигархами и простыми рабочими. Герои четко поделены на правых и виноватых – людей, которые говорят на одном языке, но вряд ли смогут услышать и понять друг друга.

Ссылки по теме

Владимир Епифанцев играет негодяя, который ежечасно думает о России, но при этом не забывает обставлять квартиру люксовой мебелью на государственные деньги. Сергей Пахомов – простой работяга, который, забравшись на баррикады, беззвучно пытается бороться против системы.

Кадр из фильма "За Маркса..."Фото: baskova.com

Корреспондент M24.ru посетил открытый показ фильма, принял участие в дискуссии и узнал особенности создания российского арт-хаусного кино.

- С чем все-таки связано название фильма, ведь в нем не упоминается Маркс?

- Все довольно просто: Маркс сказал, что человек труда – это хорошо, а человек эксплуатирующий – это плохо. Именно с этим и ассоциируется название фильма.

- Ваш фильм недавно вышел в российский прокат. Как его восприняла публика?

- Тут три аспекта: во-первых, у нас не принято ходить на русское кино; во-вторых, никакой рабочий человек не пойдет на фильм о рабочем; в-третьих, на мой взгляд, никто не пойдет, пока ему не скажут, что нужно сходить.

Несмотря на это, в некоторых городах, - например в Тольятти и Новосибирске - было много молодых эрудированных ребят. Я думала, что они начнут спрашивать меня про "Зеленого слоника", но они задавали совершенно другие вопросы.

- Одним из продюсеров картины был ваш муж Анатолий Осмоловский. Какое влияние он оказал на создание фильма?

- Мы настолько давно вместе, что нам ничего не надо говорить – мы все время помогаем друг другу. Сначала я потратила деньги, потом он увидел кадр, который ему очень понравился, и он выложил свои. Также он многое мне подсказывал во время работы над фильмом.

Кадр из фильма "За Маркса..."Фото: baskova.com

- Почему в вашем фильме нет ни одной женщины-героини?

- Когда делаешь какой-то проект, думаешь…Если ввести женщину в фильм, то нужно делать женскую линию - одна появится, за ней вторая. А тут мне хотелось рассказать о человеке. Если появляется женщина, то сразу возникают ненужные вещи, зритель отвлекается на сострадание, на какие-то чувства.

- Как вы считаете, насколько близко к реальности вы показали образы рабочих, которые играют в шахматы и цитируют Гоголя, Белинского и других классиков?

- Прежде всего нужно понимать, что мы видим не самих рабочих, а профсоюзных активистов. Они более начитаны: читают Маркса, прекрасно знают поэзию. При этом чаще всего они не пьют и не курят, ведь они работают с людьми. И если администрация увидит, что активисты как-то сдали свои позиции, то они не выдержат такой борьбы. Поэтому они абсолютно трезвые и всегда в тонусе.

- Вы планировали снять фильм для массового зрителя?

- Никакие цели при создании фильма ставить невозможно, кроме того, как сделать художественное произведение. Вначале ты не думаешь о формате произведения. Охват большей аудитории – это уже вторичная мысль. При создании фильма я не хотела использовать приемы из прошлых работ, и начала работать по-новому.

К тому же мне лично надоело использовать мат в своих работах, сейчас работать с ним неинтересно. Например, идет какая-нибудь драматическая история, и вдруг возникает матное слово. Оно сразу же разрушает ее. Либо ты применяешь мат как прием, либо очень точно применяешь единичные высказывания.

- Вы использовали документальные съемки в своей работе, например, в сцене с автобусом?

- Многие говорят о том, что сцена в автобусе – это документальные съемки, но это не так. Снять документальную сцену сложнее, чем снять игру актеров. Однако, несмотря на это, на сцену в автобусе у нас ушло около месяца.

Кокоулин Дмитрий

Сюжеты: Кино: премьеры, фестивали, интервью , Взгляды , Интервью с людьми искусства

www.m24.ru

«Чтобы вернуть людям достоинство, надо напугать власть»

Евгений Майзель встретился с режиссером Светланой Басковой на съемочной площадке «За Маркса…», чтобы узнать о нынешней картине и поговорить о капитализме и либертинаже, о русском народе и о самосознании рабочего класса. В ответ на предложение побеседовать для KINOTE Светлана заметила, что это первое её интервью за последние восемь лет.

Сергей Пахомов и Светлана Баскова на съемках фильма «За Маркса…» (Фото: оператор Максим Мосин)

Что вас больше всего волнует в искусстве? Почему вы начали им заниматься? Может быть, что-то «послужило толчком»?

  • Человек, который занимается искусством, необязательно занимается им потому, что его что-то на это толкнуло. Я прекрасно знаю историю культуры и искусства, и вдохновляют меня самые разные вещи – от икон XIV века до Малевича. От мегалитических сооружений-скульптур до акционизма 90-х.

Может быть, благодаря этой информированности у вас как раз и есть некие предпочтения?

  • Если мы говорим о традициях, то в первую очередь это традиции русской культуры. В первую очередь иконопись и культура Русского Севера. Но это внутри меня, я просто воспитана на этом, поэтому даже не могу сказать, что эти вещи служат мне источником вдохновения. Имея воспитание и образование, человеку проще почувствовать, чего в этой его традиции не хватает, что отсутствует в культуре, какую нишу нужно открыть.

Словом, вдохновляет все, но ничто особенно. Совершенно «свой путь».

  • Это не «свой путь», мне кажется, это абсолютно естественно для каждого человека. Ведь история искусства – это огромная информация. Я могу получать удовольствие, разглядывая самые разные произведения, и я настолько много всего видела, что все это багажом находится внутри. Если ты точно знаешь, что тебе нужно, тебе нет необходимости апеллировать к чему-то конкретному. У меня в этом смысле мозги работают более рационально.

А что-нибудь нравится из современного кинематографа?

  • Самое разное кино. Мне нравится Досталь про Колю («Облако рай», «Коля - перекати поле»). Еще мне очень нравится «Страна приливов» Терри Гиллиама. Нравятся Коэны – особенно «Бартон Финк». Из классики – фильмы Годара, Фассбиндера. Французское кино «Новой волны» - особенно дух «Новой волны», их устремленность на критику социальной реальности.

А из советского кинематографа что назовете в первую очередь?

  • Из того, что сразу приходит на ум – «Комиссар» Аскольдова, недавно с большим удовольствием посмотрела «Таню» Эфроса. Очень сильное кино у нас делалось в 60-е, наша новая волна. Просто ужасно, что у нас так мало его знают; получается, что мы отказываемся от собственного прошлого, стесняясь достижений советской эпохи. Очень бы хотелось, чтоб наши критики все это вытащили и показали людям, – но как это сделать, я, честно говоря, не знаю. Да и кинокритики у нас, если серьезно считать, крайне мало. Таких фигур как Базен просто нет.

Кадр из фильма Александра Аскольдова «Комиссар»

Как финансировались первые картины? Как обычно происходит этот процесс?

  • Фильмы проходили по системе no budget. Конечно, no budget – это не всегда полное отсутствие денег, скорее, то, что можно сделать за деньги, но люди делают из энтузиазма или просто из дружеских отношений. Мне помогали в этом вопросе друзья – особенно Олег Мавроматти. Он помог и тем, что предоставил студию, и тем, что поддерживал и участвовал в съемках.

Я правильно понимаю, что в сценариях у вас обычно указан сюжет, некоторое количество основных эпизодов, но диалоги и прочие детали разрабатываются уже на съемках, во время которых могут появиться какие-то новые идеи?

  • В прошлых работах фильм от фильма в этом смысле очень сильно отличался. Да, много импровизации, в которую мы все, весь коллектив, сильно, полностью погружены. Может быть, то, что я скажу, покажется немного странным, но во время съемки мы все превращаемся в одно тело и являемся этим единым телом, которое живет во время съемки. Здесь нет кого-то или чего-то главного, нет второстепенного. Поэтому если кто-то говорит, это говорит все тело. Возможно, такая ситуация была спровоцирована тем, что мы все встретились на «Зеленом слонике» – люди, которые там снимались, – в такой период времени, когда все чувствовали себя немного не у дел в современном искусстве; каждый чем-то занимался, но особой востребованности не было.

А «Зеленый слоник» вы приводите именно как пример коллективно-импровизационного кино?

Кадр из фильма Светланы Басковой «Зеленый слоник»

  • Да. Дело было так. Мы встретились и спустились в один подвал, и все были незнакомы друг с другом. Сережа Пахомов никогда до этого не видел Володю Епифанцева, это точно. Мы начинаем снимать, и все спрашивают: «Ну так что мы будем делать?»

Это забавно, потому что они ведь и по сюжету незнакомы друг с другом. На гауптвахте сталкиваются два незнакомых человека, которые вынуждены находиться вместе.

  • Да. Может быть, раньше кто-то из них и видел другого, но в принципе в жизни они столкнулись в первый раз. И оба допытывались у меня: «В чем же суть? Что происходит?» Я отвечала, что основное действие мы будем снимать позже, а пока вы просто сидите на гауптвахте, это такая небольшая сцена. В итоге она стала первой и важной сценой в фильме и растянулась на полчаса. После этого возникает процесс, в который мы все погружаемся, и уже никто не задает никаких лишних вопросов. Каждый делает свой выбор. Если бы я сейчас так стала говорить актерам, меня бы точно никто не понял, а только все бы странно на меня посмотрели. Но видно так совпало, что мы оказались в нужное время в нужном месте, и через две минуты все перестали задавать друг другу вопросы и начали жить одной жизнью, прислушиваясь и помогая друг другу, потому что у нас больше никого не было, мы были сиротами своего времени. И конечно мы все были готовы на эксперимент, – и, когда ты молодой, это особенно важно. Нас в тот день было пять человек – Сергей Пахомов, Александр Маслаев, Владимир Епифанцев, Олег Мавроматти и я. Может был и Сергей Радкевич, фотограф – он нам показал подвал и помогал на съемках. По-моему, я никого не забыла. В этом пространстве каждый выбрал то, что он хотел.

А что было заложено в сценарии? Встречаются да человека…

  • Ну да, и еще было понятно, что эти два человека – военные.

А развитие сюжета происходило уже неконтролируемо?

Кадр из фильма Светланы Басковой «Зеленый слоник»

  • В этой сцене абсолютно. Было заложено – вот вы встречаетесь на гауптвахте… Всё!

А вообще все эти ваши безумцы, перверты, психи из разных картин – они имеют хотя бы самых отдаленные символические прототипы, или все это художественные образы в чистом виде?

  • Это не психи – это концентрированное выражение человеческих состояний. Здесь показаны аллегории различных сил – гнева, ярости, глупости, знания, убожества, слабости. И конфликт не между офицерами, а между этими силами – трансформация и диффузия этих состояний.

Безусловно, это художественные образы. Но они опираются на определенные реалии нашего общества и в этом смысле являются метафорами или гиперболами – как хотите. Сошедшие с ума от безысходности – аллегория нашего времени.

И не надо это понимать как последовательное изложение событий. Реалистические коды интерпретации здесь не работают. Наверное, из-за этого фильмы трудно понять, особенно любителям системы Станиславского.

В течение жизни человеку надо сделать немало усилий над собой, чтобы то, что он видит в «зеркале», вызывало в нем уважение.

Я спрашиваю, потому что в Интернете часто можно прочесть: картины Басковой – это такие фантасмагории, которые не имеют никакого отношения к действительности. И хотя рецензенты пишут это обычно довольно восторженно, мне кажется, они упускают из виду самое главное, а именно, что ваши картины – это как раз концентрат действительности.

  • Трудно не согласиться.

Тизер фильма «За Маркса…»:

То есть, необычность ваших сюжетов связана скорее со сгущением реальности, с доведением тех или иных ее черт до некоторого предела, а вовсе не с прихотью каких-то ночных или дневных фантазий.

  • Конечно, тут все очень четко и понятно. И нет такого, что хотим – поднимаем левую ногу, хотим – поднимаем правую. Импровизация опирается на совершенно четкие установки, иногда даже более точные и узкие, чем выверенный холодный сценарий, не считающийся с характером конкретного актера и с границами его проникновения в роль. Например, сейчас я прописываю все диалоги и конкретно знаю, кто их будет произносить и как.

Первая сцена в «Зеленом слонике» диктовала следующую – когда приходит человек (Маслаев), который убирает помещение, потом приходит «злой персонаж» (Осмоловский), – знаток военной истории… Конечно, мы не просто собирались всякий раз в каком-то непонятном помещении и о чем-то болтали.

Поскольку в ваших картинах постоянно снимается одна и та же команда – замечательных актеров, которые ассоциируются именно с вашими фильмами, расскажите, пожалуйста, о них.

  • Безусловно, все сыграли очень важную роль.

Сережа Пахомов. Он является неотъемлемой частью всех моих фильмов, у нас очень близкие отношения. Как Феллини где-то сказал о Мастроянни, что Марчелло, может быть, даже не понимает, до какой степени является мной, так и я могу сказать о Сергее Пахомове. Поэтому он у меня нигде не умирал. У меня умирали все, но не он. Через Пахомова я транслирую себя. Мы чувствуем друг друга и способны вместе создавать произведения искусства.

Сергей Пахомов (кадр из фильма Светланы Басковой «Голова»)

Саша Маслаев. Это тоже человек очень важный и для меня, и для Сережи. Это тоже прожитая плечом к плечу жизнь [Александр Маслаев скончался в 2010 году – прим. ред.]. И в жизни мы были очень близки. И этот человек был готов на все – на любую форму эксперимента – героическая составляющая, и в игре с Пахомовым, и в работе со мной как режиссером. Все это выкристаллизовалось еще в «Кокки – бегущий доктор», особенно в последней части фильма, где они с Сережей сидят на кухне и ведут долгие разговоры. Тогда была найдена эта форма взаимодействия, которая потом перетекла в «Зеленого слоника». Кроме того, он был художник и писал романы («Жить по большому», «Голубой принц»). Еще у него была потрясающая экспериментальная молодость, о которой он замечательно и очень эмоционально рассказывал, – он работал в Институте искусственного сердца и еще много, где его жизнь носила – это были потрясающие истории.

Александр Маслаев в фильме Светланы Басковой «Голова»

Олег Мавроматти. Современный художник-перфомансист 90-х, который начал снимать раньше меня («Марсианские хроники») и организовал собственную студию (на тот момент в техническом смысле довольно продвинутую). Он чувствовал себя в родной среде и совершил подвиг, отодвинув свои съемки, помогая мне реализоваться.

Володя Епифанцев сыграл тоже очень важную роль, но я не знаю, насколько сейчас могу говорить об Епифанцеве – я не знаю его нынешнее мнение об этом прошлом.

Ну и, конечно, Анатолий Осмоловский – представитель акционизма 90-х. Его участие в моих картинах символично и важно. Его акция ХУЙ на Красной Площади и фильм «Зеленый Слоник» – это очень близкие по духу усилия.

Ваши картины буквально или символически посвящены дикому российскому капитализму, сформировавшемуся в 90-е. Скажем, «Пять бутылок водки» – об унижении наемного работника, который при капитализме лишается всякого достоинства и должен еще попутно служить либертенским амбициям собственника-бандита; «Моцарт» – об унижении профессионала, который вынужден встраиваться в коррумпированную «кумовскую» и полугебистскую систему культурной госмонополии; «Голова» – о русском бизнесе в стиле 90-х, еще до окончательного слияния бандитов с правозащитными органами. А нынешний «Маркс» – о девяностых или о нулевых?

Фотография со съемок фильма Светланы Басковой «За Маркса…» (Фото: оператор Максим Мосин)

  • Это картина уже нового десятилетия. Она основана на событиях, которые происходят здесь и сейчас, кстати, как и те фильмы. В данном случае это год 2009-2010, и это время современного кризиса и анализ пройденных двадцати лет – всего того, что мы получили за это время.

А в чем, на ваш взгляд, отличие нынешнего положения от положения 90-х?

  • В 90-е годы сознание советского или постсоветского человека по инерции ждало опеки от государства, оно не развивалось в дискуссиях, и люди старались уйти от сложных вопросов – потому оно было достаточно инфантильно. С одной стороны, реформы Горбачева и Ельцина дали некоторую надежду, а, с другой, сразу же ее отобрали. Это, правда, не сразу поняли. В 90-е все еще могло казаться, что у людей есть какой-то выбор. А к нулевым ситуация устоялась. Сейчас все портфели разобраны, все поделено, и стало ясно, кто где, соответственно, и понять этот мир можно с большей точностью.

Мне кажется, в ваших картинах очень много юмора.

  • Да, черный юмор сродни рефлексии.

При этом, свою критику дикого капитализма вы совмещаете с героями, одержимыми программой уничтожения: бизнесмен в «Голове», бандит-либертен в «Пяти бутылках», мазохист-копрофаг в исполнении Сергея Пахомова и сошедший с ума герой Владимира Епифанцева в «Зеленом слонике», который попал на гауптвахту нормальным, здоровым, обычным человеком, но от интенсификации всего пережитого, от избытка пережитого «наслаждения» в итоге режет себе вены.

Кадр из фильма Светланы Басковой «Зеленый слоник»

  • Ты, как и любой другой зритель, можешь понимать это, как считаешь нужным, но он режет вены не из мазохизма. Это одно из крайних проявлений экспрессии.

Мне нравится более ранний момент, когда герой Епифанцева, проснувшись, видит, что его сокамерник весь объелся и измазался не будем говорить чем, – и понимает, что ничего не может с ним сделать; слабый герой Пахомова оказывается неприкасаемым и неприкосновенным в самом буквальном смысле слова.

  • А то, как Пахомов реагирует? Вот эта сцена, когда герой Епифанцева, совершив убийство офицера, от отчаяния убивает себя, и тут же Сережа ему моет ноги. Самый униженный человек – это самый свободный человек, тут такой ход.

И все-таки ваша критика капитализма совмещена с героями, которые реализуют экзистенциальные программы самоуничтожения.

  • Что ты под этим подразумеваешь?

Многие ваши герои предаются интенсивным сексуальным и прочим экстремальным практикам, аналогично героям де Сада, которые в общем выводили критику капитализма за скобки, не занимались ею вообще. Вы же как будто выводите эту человеческую тягу к истреблению и к самоистреблению именно из капитализма, или все же рассматриваете независимо капитализм и либертинаж своих героев, находящих высшее наслаждение в унижениях, убийствах и самоубийствах?

Кадр из фильма Светланы Басковой «Пять бутылок водки»

  • Я здесь не вижу никакого наслаждения. Показывая героя, который хочет всех убивать, я показываю вседозволенность. Даже в герое Епифанцева (в «Пяти бутылках водки»), который решил реализовать такую программу, как лишить девственности девушку и мужчину, и чтоб его потом убили – для меня важна именно идея вседозволенности. Три волшебных желания – это тоже сказочный мотив. Этот герой имел все, что ему нужно, и поэтому захотел то, чего у него еще не было. Ему подвластно все, и денег уже не надо. Человеческая жизнь в 90-е не ценилась, поэтому и герой Епифанцева не ценит ни чужую жизнь, ни даже собственную. Отсюда и эти желания-смыслы героя Епифанцева.

А власть – это разве не наслаждение?

  • И все-таки мы говорим сейчас о серьезных вещах, прошедших через сито времени, где не осталось твое истончившееся наслаждение, привитое распущенностью 90-х. В 90-е люди действительно обалдели от возможности иметь и реализовывать наслаждения, ни с чем не считаясь и поступаясь собой, такого наплыва желаний и наслаждений еще никогда не было. Герою Епифанцева нечего желать, и это тоже большая общественная проблема, которая показывает, что общество неуправляемо. Ты можешь в этом видеть тему наслаждения, но для меня было важно подчеркнуть то время.

Как я понимаю, «За Маркса…» продолжает тему униженности наемного работника в России. Прошло двадцать лет, фильм посвящен настоящему, и мы видим, что пролетарий в нашем обществе по-прежнему не воспринимается человеком, у которого есть права и достоинство, он крайне слабо защищен социально. И, будучи доведены до предела, ваши герои собираются в единое гражданское целое. То есть, фактически у вас получается даже некоторая сюжетная, логическая эволюционная преемственность внутри фильмографии.

Кадр из фильма Светланы Басковой «Моцарт»

  • Безусловно, преемственность с предыдущими картинами естественная. Но есть и большая разница. У людей 90-х еще не сформировано отношение к тем, на кого они работают; есть испуг, растерянность, неопределенность. Если мы говорим о нынешнем времени, о котором фильм «За Маркса…», рабочие продолжают бояться – но в первую очередь уже потерять не жизнь, а работу как возможность выжить. И в то же время у них появляется чувство собственного достоинства, которое они только начинают осознавать. Им важно чувствовать себя полноценными людьми, – отсюда и стремление к организации профсоюза. В 90-е годы – времени анархии – о профсоюзах говорить было просто смешно.

Что вам нравится и не нравится в современном обществе?

  • Я живу в России, и у меня есть определенная гражданская позиция, которую я считаю своим долгом озвучивать и ей следовать.

Вы считаете, что как-то она доходит до власти, как-то реализуется?

  • Я думаю, что безусловно, неким образом, сейчас или позже, но это происходит или произойдет. Потому что это происходит в сознании людей, которые сейчас взрослеют и которые рано или поздно тоже будут иметь власть. Это другое поколение.

Поднимая острые темы и давая ответ, я выражаю позицию, которая, мне кажется, может помочь нашему обществу и которая, я надеюсь, поддержит людей в их праве. Невозможно всю жизнь чего-то бояться. Тем более, что рабочим градообразующих предприятий, о которых картина, попросту некуда деваться. А искусство – это эволюция человечества!

И как могут спастись рабочие тех же градообразующих предприятий, которые оказались убыточными или обанкротились?

  • Думаю, все довольно просто – надо напугать власть. Страх – это единственная возможность для власти начать думать.

Кадр из фильма Светланы Басковой «Голова»

Напугать власть бунтом?

  • Возможностью бунта.

Напугать власть возможностью бунта, чтобы государство занялось вливанием денег в долги и убытки собственников?

  • Я не знаю, как власть будет решать эти проблемы, но она во всяком случае будет вынуждена обратить на них внимание. Потому что власть будет бояться этих массовых движений.

В фильме «За Маркса…» речь идет о некотором условном или о конкретном предприятии?

  • Я работаю с рядом профсоюзных движений различных городов, в которых предприятия являются градообразующими. Я выясняла и изучила, какая там обстановка. Фильм – это не политика, а художественное произведение. Я не участвую в политике.

И, наверное, многие еще в принципе не сознают, что профсоюз – это вполне уважаемая, приличная организация. Не знают, что на Западе например это вполне развитый институт. Им кажется, что это что-то идиотское, из советского прошлого…

Кадр из фильма Светланы Басковой «Моцарт»

  • Они уже привыкли, что любая власть и их обещания – обман, что лидеры профсоюза просто хотят заработать денег. А сейчас формируется много рабочих профсоюзных организаций по 8-10 человек, которые интегрируются с большими профсоюзными объединениями, и в них предлагают вступать уже сознательно. И в эти профсоюзы рабочие опасаются вступать – боятся увольнений и проблем с руководством предприятия.

А почему такое название – «За Маркса…»?

  • «За Маркса…» – это, с одной стороны, понятный для нас вектор, но с другой стороны – непонятно, что это такое в применении к сегодняшней жизни – хорошо или плохо. Сегодня в сознании нашего общества нет четкого понимания политических и экономических закономерностей развития. Рабочие (и вообще народ) только начинают осознавать новые экономические отношения, освобождаясь от инфантильности социалистической эпохи. Заметь, что в названии есть и многоточие – оно выражает неуверенность (ведь и сами герои не уверены в правильности своих поступков и выбора) и некую, не вполне еще ясную перспективу, надежду.

Также это название книги Луи Альтюссера «За Маркса». То есть это, как я понимаю, критика эмоциональных экспериментов интеллигенции, которая замещает культуру модой и, наслаждаясь, поступает безответственно, как мы видим по опыту в нашей стране, – разлагаясь в «левых» снах, смотря «левое» искусство, выпивая «левые» напитки и съедая «левые» шоколадки – что приводит к компромиссам в обществе, и призыв (Альтюссера, конечно) к анализу реальности в первую очередь – в данном случае на основе Капитала как разоблачения капиталистического общества. Для меня это важно, потому что в нашем обществе налицо непонимание, зачем мы живем, и отсутствие ясной позиции по отношению к пришедшему капитализму.

Обложка книги Луи Альтюссера «За Маркса»

На каком этапе сейчас «За Маркса…»?

  • Я сняла один блок, который меня очень удовлетворяет (это почти половина), и сейчас готовлюсь к летним и осенним съемкам.

Фильм представляет собой единую историю или состоит из нескольких новелл (блоков)?

  • Нет, у меня одна история. Просто я снимаю такими отдельными, атмосферными блоками. Надеюсь, картина так или иначе будет доведена до конца.

Премьера трейлера фильма «За Маркса…» на KINOTE:

Вы можете сказать, что придерживаетесь какой-либо идеологии, принадлежите какой-либо группе, конфессии?

  • Нет. Я думаю, что это не дело художника. Надо знать материал с которым работаешь, но в тоже время уметь отстраняться и не путать профессии.

Но вы могли бы сказать как-нибудь так: «Я исповедую коммунистическую идеологию, но не принадлежу никакой из коммунистических партий, потому что в настоящий момент нет такой партии, которой я могла бы делегировать мои интересы». Или: «По убеждениям я христианка, но никакой конфессии не принадлежу, потому что…», и так далее.

Фотография со съемок фильма Светланы Басковой «Кокки - бегущий доктор»

  • Тоже нет, потому что в задачи художника входит трансляция и идей христианства, и коммунизма-социализма, и других достижений человечества. Но в жизни вряд ли художник должен всем этим заниматься. Другое дело, что он должен хорошо во всем этом разбираться.

Очевидно, что «За Маркса…» – принципиально новый этап в вашем творчестве. Это уже не такая камерная картина, как раньше, она адресована более широкой аудитории и делается с расчетом на общественный резонанс.

  • Да, я хочу сделать фильм о современном русском народе со всеми его историческими и культурными связями-традициями, с его ожесточенностью и добротой, об осознании себя и своего поколения в этой взаимосвязи.

Мне не нравится, как сейчас снимают провинцию, народ, «духовность», историю; как отвечают на вопрос «что такое я».

Можете напоследок дать какой-нибудь совет читателям-зрителям?

  • Я бы сказала так: восприятие искусства – это, прежде всего, работа. Если человек не способен к анализу и самообразованию (к сожалению, проблемы стандартного образования глупо рассматривать в связи с восприятием и пониманием искусства), то это большая трагедия, в первую очередь для культуры нашего общества. Поэтому думать и чувствовать, когда ты смотришь интеллектуальное кино – прямая обязанность.

А что бы вы сказали им, если ваши картины вдруг сгорят?

  • Революция уже состоялась, и когда-нибудь общество правильно ее поймет.

Вопросы: Евгений МайзельПодготовка к публикации: Борис Нелепо

kinote.info

«Я прежде всего художник, а не идеолог»

ЗА МАРКСА… рассказывает о борьбе между рабочими завода и его владельцами – на этом фоне происходит трагедия одного из рабочих, который оказывается неспособен выдержать давление и идет на предательство. Данная тема редко затрагивается в российском кино, но по большому счету не это самое важное – через социальный конфликт режиссер говорит о вечных вопросах и о противоречивой русской душе.

Появление картины Светланы Басковой в конкурсе «Кинотавра» оказалось для многих неожиданностью: ее предыдущие работы (ЗЕЛЕНЫЙ СЛОНИК, КОККИ – БЕГУЩИЙ ДОКТОР, ПЯТЬ БУТЫЛОК ВОДКИ, ГОЛОВА) хоть и пользовались славой, но в глазах неподготовленной публики выглядели радикальными. Их можно было показывать в особых программах Роттердама или «Киношока», но для основного конкурса главного российского фестиваля они были явным «неформатом». Сегодня «Кинотавр», как мы уже писали, неоднозначно кивает в сторону Роттердама, а Баскова несколько сменила эстетику – и ее фильм наконец-то совпал с форматом фестиваля.

ЗА МАРКСА…

Россия, 2012, 100 мин.

Режиссер и автор сценария Светлана Баскова

Операторы Максим Мосин, Егор Антонов

В ролях: Сергей Пахомов, Владимир Епифанцев, Виктор Сергачев, Лаврентий Светличный, Александр Ковалев, Владимир Яковлев, Денис Яковлев, Михаил Калинкин

Продюсеры Анатолий Осмоловский, Андрей Сильвестров, Глеб Алейников

Производство АД Студия, СИНЕ ФАНТОМ

 

СВЕТЛАНА БАСКОВА: «Я ПРЕЖДЕ ВСЕГО ХУДОЖНИК, А НЕ ИДЕОЛОГ»

БК: В пресс-релизе «Кинотавра» ЗА МАРКСА… назван дебютом, а программный директор Ситора Алиева считает его вашей первой большой картиной. Но ведь вы давно не новичок в кино.

Светлана Баскова: Мне в принципе все равно, как называют картину. Если они считают ее дебютом – пусть. Это первый фильм, который я сняла с бюджетом (спасибо СИНЕ ФАНТОМУ за то, что помогли закончить работу). Он отличается от того, что я снимала десять лет назад. Тот этап уже остался позади, теперь я решаю новые эстетические задачи, поэтому фильм совсем другой.

БК: Вы задействовали в фильме тех же актеров, что снимались у вас и раньше – Сергея Пахомова, Владимира Епифанцева.

Баскова: Да, я пригласила Пахомова и Епифанцева, потому что давно с ними знакома и они единственные актеры, с которыми я работала. На этот раз у меня была возможность оплатить их труд – я считаю, что любая работа, в том числе актерская, должна оплачиваться, это идет только во благо фильму.

БК: Расскажите о профсоюзном движении, у нас же об этом мало кто знает. Как вы собирали материал?

Баскова: Профсоюзное движение – это не тема фильма, на этом фоне развивается личная драма главного героя, который должен сделать свой выбор в сложившихся обстоятельствах. Она приобретает особую остроту, потому что в моногородах (где какое-то предприятие является градообразующим) очень трудно пойти против течения, создать свой независимый профсоюз. Вступая в эту борьбу, ты должен осознавать: если проиграешь, твоя жизнь будет фактически кончена – никто больше не возьмет тебя на работу, а уехать куда-то жителям таких городов очень тяжело. По наводке друзей я ездила в самые разные места, где происходили какие-то события, связанные с профсоюзами, присутствовала на митингах, снимала что-то на камеру. Документальные материалы, которые мне удалось там собрать, я буду выкладывать в Сеть. Но съемки собственно фильма ЗА МАРКСА… проходили в Москве.

БК: А в какое время происходит действие фильма? Ведь это уже явно не 90-е.

Баскова: После кризиса 2008 года, когда пострадали многие промышленные предприятия. В фильме владельцы хотят переложить весь груз на сотрудников, решить свои проблемы за их счет. Такое происходило повсеместно, когда рабочим не платили зарплату, увольняли без объяснения причин. Поэтому и появлялись независимые профсоюзы, которые, в отличие от советских бюрократических организаций, действительно пытались бороться за права рабочих. Не всегда успешно.

БК: Премьера вашего фильма совпадает с волной митингов в Москве. Как вы относитесь к тому, что восприятие картины, возможно, наложится на это движение?

Баскова: Я бы не хотела, чтобы мой фильм ассоциировали с этими митингами. Я снимала совсем про другое, эти события не имеют между собой ничего общего.

БК: Название ЗА МАРКСА… сразу наталкивает на вопрос: какой идеологии вы придерживаетесь?

Баскова: Я бы не сказала, что придерживаюсь какой-то политической идеологии. Я прежде всего художник, а не идеолог, поэтому не стала бы определять себя в каких-то терминах. Я не профессиональный политик. Просто есть вещи правильные и неправильные, их нельзя оценить никак иначе. Хотя, наверное, я ближе к левой стороне политического спектра.

БК: Как вы думаете, кто зритель вашего фильм? Опыт показывает, что люди не готовы смотреть картины о российской реальности, а предпочитают голливудские блокбастеры.

Баскова: Я уверена, что мою картину захотят посмотреть жители тех самых моногородов, которые узнают в моих героях самих себя, свои проблемы. Мне кажется, зритель не хочет смотреть российское кино, потому что режиссерам не удается достаточно тонко передать окружающую реальность – а возможно, они и не стремятся. Я старалась это сделать, и надеюсь, что мне удалось.

07.06.2012 Автор: Максим ТУУЛА

www.kinometro.ru

Невероятные картины Сергея Басова. Смотришь и отдыхаешь душой

Это настоящий классический русский пейзаж в традициях века девятнадцатого. Только, больше солнца и тихой радости, которая возникает от осознания и понимания красоты и величия природы.

 

Сергей Басов родился в г. Йошкар-Ола в 1964 году. И получил высшее образование в Казанском Авиационном институте. Рисовал с самого детства, но как это часто бывает в юности – душа разрывалась на части. Хотел быть летчиком и… рисовать, творить, вдыхать запах масляной краски.Когда медкомиссия определила, что в летчики «не годен», решил стать авиационным инженером. Честно отучился и отработал положенные три года на производстве. Всё эти годы занимался живописью.

Оставил профессию инженера и решил посвятить себя искусству, подал документы в Чебоксарский «худграф» (для корочки). Но, приемная комиссия, признав несомненный талант абитуриента, в приёме отказала: «Принимаем только выпускников художественных училищ».Так и случилось, что Сергей Басов – это художник-самоучка. Т.е., скажем честно: «Несомненный талант».

С 1991 по 1997 выставлял свои работы в Казани (московские галереи не хотели сотрудничать с художником без образования и славного имени). Но, потихоньку, по капельке, покорилась и Москва. В 1998 году картины художника появились в международных салонах столицы. А очень скоро появились заказы и от зарубежных любителей и ценителей живописи.

А теперь давайте смотреть картины художника (так и хочется ехидно написать художника-самоучки. Где те чиновники, которые решили, что ему не место в живописи?

 

В картинах мы чувствуем настроение художника и видим его индивидуальность. Фу, как казенно написал. А как ещё? Его картины не спутаешь с картинами других авторов? Увы поэт, все рифмы разобрали ещё до вашего рожденья.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

sam.mirtesen.ru

Художник Басов Сергей: картины – ожившая поэзия

Сергей Басов – уроженец Йошкар-Олы. Название этого города звучит для русского уха достаточно экзотично. А переводится с марийского языка очень интересно – "красный город", то есть красивый. В нем стоит длинная холодная зима и теплое лето. Столица республики Марий Эл не слишком велика – 265 тыс. человек. В таком уютном городе и его окрестностях можно внимательно всмотреться в чудесные уголки природы и, если есть тяга к этому, попытаться перенести их сначала на бумагу, а уж потом и на полотно. Так, можно предположить, и начинал в детстве будущий художник Басов Сергей. Картины природы, которую он изображает, сейчас удивляют. И неважно, что именно изображено на них – времена года или время суток. Они естественно, без напряжения входят в душу того, кто их увидел. Это наши родные просторы. Они близки тому, кто ходит по грибы, кто ранним утром бежит на речку искупаться или бредет лесной тропинкой осенью, любуясь на лес, который «словно терем расписной».

Художник Сергей Басов. Пейзажи времен года

Трудно выбрать из многообразных работ живописца что-то конкретное, потому что нравится абсолютно все. Вот перед нами предстает «Березовая роща». Это наша Центрально-нечерноземная Россия летом. На пригорок забралась роща березок. Ниже идет дорога, которая заканчивается у горизонта, теряясь в голубоватой дымке.художник басов сергей картины По другую сторону от песчаной дороги идет спуск, и кажется, что за поляной и кустиками за ней должна протекать небольшая чистая речка, берега которой поросли травой-муравой. И там, вдали, где заканчивается видимая дорога, речка делает поворот. А в самой роще после хорошего летнего дождя так и пойдут грибы. И белые, и красненькие, и черненькие - так в народе называют подосиновики и подберезовики. И все как на подбор, крепенькие, тяжелые, с толстыми ножками. Час-полтора, и ведерко или корзинка заполнится. Нет ощущения, что это все нарисовано, зато есть впечатление твоего личного присутствия. Так рисует художник Басов Сергей. Картины полны жизни.

«Старые ветлы»

А здесь действительно у речки стоят старые деревья. Жаркий полдень. Не хватает только веселых мальчишек, которые бы с гомоном устроили здесь тарзанку и, раскачиваясь на ней, прыгали бы в освежающую прохладой воду тихой спокойной речки.родные просторы Но пока тихо. В воде отражаются голубое небо и зелень старых деревьев. У пологого берега тихое течение не мешает вырасти ряске. Где-то в глубине плавают рыбы, а из ряски высовываются с кваканьем лягушки. Взгляд с любовью обращен на то, что отобразил художник Басов Сергей. Картины русской природы берут за душу.

«Начало апреля»

Полотно все покрыто сиренево-лиловой дымкой. Медленно просыпается природа. По неширокой речке плывут остатки льда. Не было высокого подъема воды, когда таял снег. Берега стоят под весенним голубым небом с белыми облаками совсем сухими. Там, где больше пригревает солнце, совсем сошел снег. Обнажилась прошлогодняя трава. Тонкими молодыми деревцами поросли берега. Их стволики отражаются в воде, как в зеркале, – такое тихое и безмятежное течение.пейзажи сергея басова Речка движется и не движется. Все замерло. Скоро полетят вальдшнепы. Для кого-то откроется охотничий сезон. Но в полях еще белеет снег. Дальше хочется цитировать Ф. Тютчева. Все подмечает, возможно, и ненароком художник Басов Сергей. Картины его дают фантазии зрителя разгуляться. Это происходит еще и потому, что художник работает в классической академической манере. Нет необходимости разгадывать загадки, как у некоторых художников, которые все силы бросили на авангард или абстракции. Конечно, жизнь многообразна, и представлено зрителю должно быть все, но простую реальность, которой живет человек, отражают именно пейзажи Сергея Басова. Они полны любви и поэзии.

Любимая земля – «Туманное утро»

Действительно, художник с любовью смотрит на родные просторы, и эта любовь передается зрителю. К речке с обоих берегов совсем близко подошел лес. Туман над водой стоит низко. Здесь царит полнейшая тишина. Только две пары диких уток, не беспокоясь ни о чем, нашли себе здесь приют. Им действительно здесь спокойно и привольно. Никто не потревожит их уединения.художник сергей басов пейзажи Тут они выведут утят, а по осени улетят в теплые края. Кто никогда не купался в реке по утрам, над которой стоит туман, тот и представить себе не может, до чего тепла вода. После того как человек зябко поеживался в прохладном утреннем воздухе, он, окунаясь в воду, поражается ее теплу. Вода его сохранила со вчерашнего дня и теперь отдает его, покрываясь туманом. Счастлив человек, который может ежедневно приходить к реке и, освежившись в ней, весь день сохранять в себе чувство свежести.

Заключение

Лиричны образы, которые создает художник Сергей Басов. Пейзажи передают натуру во всем ее многообразии. В них есть все – богатство форм и красок, свежесть восприятия, ясность передачи. Свет и тень играют на его картинах. Но его реализм – не копия природных явлений, а строгий отбор, который позволяет лучше выявить сущность явления. В его работах нет пестроты, они полны гармонии и, отражая действительность, показывают все богатство окружающего мира.

fb.ru