Борисов Александр АлексеевичКартины и биография. Картины борисова


Картины художника Борисова-Мусатова

Художник Борисов-Мусатов

Борисов-Мусатов

"Весна" 1901

 

Факты биографии Борисова-Мусатова

Виктор Эльпидифорович Борисов-Мусатов  (1870-1905), - известный русский живописец, один из самых значительных и ярких  представителей русского символизма. Родился художник в Саратове 2  апреля 1870 года в семье Мусатовых, бывших крепостных,  но приписавшихся к мещанскому сословию.

Отец был железнодорожным служащим. Борисов-Мусатов учился в Московском училище живописи, ваяния и зодчества (1890-91, 1893-95), затем в петербургской Академии художеств у Павла Чистякова (1891-93), а также в студии Ф. Кормона (1895-98) в Париже. С 1898 жил в основном в Саратове, с 1903 располагался в Подольске и Тарусе.

В 1873 году, в возрасте трёх лет, Борисов-Мусатов, неудачно упав со скамейки, травмировал позвоночник. В результате этого несчастного случая у маленького мальчика начал расти горб; проблемы со здоровьем на протяжении всей его жизни не прекращались у художника .

С 1899 Борисов -Мусатов становится членом и, можно сказать, одним из лидеров Московского товарищества художников,   1904 - член Союза русских художников. Борисов-Мусатов  выставлял свои картины на выставках Товарищества московских художников и "Мира искусства".

Борисов-Мусатов скончался в Тарусе 26 октября 1905 года. Похоронен на окраине Тарусы, на высоком берегу Оки.

Творчество Борисова-Мусатова

В зрелый период творчества Борисов-Мусатов выработал собственный живописный стиль, сочетавший глубоко индивидуальную переработку принципов импрессионистической пленэрной живописи с некоторым декоративизмом общего решения картины (так называемый "декоративный пленэризм"). В проникнутых элегическим чувством картинах, как бы подёрнутых дымкой нереальности, главная роль отдана  насыщенному эмоциональным содержанием красивому пейзажу. Изысканно-декоративные, элегические по своему настроению картины Борисова-Мусатова выражают мечту о гармонии человека и природы.

В своём творчестве Борисов-Мусатов  соединил тончайшее чувство природного световоздушного окружения с настоящей поэтической фантазией, преображающей это окружение  в поле миражей и ностальгических грез. Основным мотивом, сквозь который для Борисова- Мусатова открывается «иной мир», скрытый под маревом красок, выступают «дворянские гнезда», ветшающие старинные усадьбы (обычно художник работал в Саратовской губернии в имениях Зубриловка и  Слепцовка  ). Плавные, «музыкальные» ритмы картин раз за разом воспроизводят излюбленные мотивы художника: это уголки парка и отвлеченные фигуры женщин, которые кажутся образами человеческих душ, заблудившимися в  неком потустороннем царстве сна.

В большинстве своих работ художник предпочитает маслу акварель, темперу или пастель, добиваясь неповторимой,  особой, «тающей» легкости мазка.

Наследие

 

Из произведений Борисова-Мусатова наиболее известны: "Майские цветы" (1894), "Агава" (1897), "Гобелен" (темпера, 1901), "Водоём" (1902), "Изумрудное ожерелье" (темпера, 1903-04), "Куст орешника" (пастель, 1905), "Кавалер, читающий стихи " (1899).

 

Влияние творчества Борисова-Мусатова

Борисов-Мусатов оказал большое влияние на русскую живопись начала 20 в., на становление символизма в отечественном искусстве и особенно на творчество художников объединения "Голубая роза", которых объединяло, в частности, глубокое уважение к его наследию.

 

Современники о художнике

"Он был трогателен, мил и сердечен", - вспоминает  И. Грабарь о своём близком друге

"Борисов-Мусатов был  болезненный, маленький, горбатенький человек с острой бородкой, - писал М. Добужинский, - очень изысканно одевался и носил золотой браслет".

"Всюду у Мусатова за зеркальной поверхностью тишины буря романтики," - говорил Андрей Белый.

"Тончайшим и нежным горбуном" называл Борисова-Мусатова Андрей Белый.

Автопортрет

Борисов-Мусатов автопортрет

"Автопортрет с сестрой" 1898

Борисов-Мусатов автопортрет с сестрой

"Гобелен" 1901

"Осенний мотив" 1899

"Водоём" 1902

"Дама у гобелена" (Портрет Н.Ю.Станюкович) 1903

"Дама в голубом" 1902

"Окно"

картина Борисова-Мусатова

"Натюрморт. Цветы" 1902

Куст орешника

Куст орешника

 

пейзаж Борисова-Мусатова

"Колокольчики" 1903

Женщина на солнце

Майские цветы

 

портрет Борисова-Мусатова

В ожидании гостей

В ожидании гостей

"Женщина в голубом" 1905

За вышиванием

За вышиванием

"Кавалер, читающий стихи" 1899

Майские цветы

Майские цветы

 

картина Борисова-Мусатова

"Парк погружается в тень" 1904

"Прогулка при закате" 1903

 

Виктор Борисов-Мусатов

"Реквием" 1905

 

символизм

Прогулка

Прогулка

 

творчество Борисова-Мусатова

"Осенний мотив" 1901

"На балконе"

Молебен на станции железной дороги

Молебен на станции железной дороги

 

мальчик с собакой

 

картина Борисова-Мусатова

Капуста и ветлы

Капуста и ветлы

пейзаж Борисова-Мусатова

Девушка с агавой

Девушка с агавой

Девушка на балконе

Девушка на балконе

Девушка в ожерелье

Девушка в ожерелье

Девушка в желтой шали

Девушка в желтой шали

Картина Борисова-Мусатова "Дафнис и Хлоя" 1901

Картина Борисова-Мусатова

Дама в кресле-качалке

Дама в кресле-качалке

 

натюрморт Борисова-Мусатова

"Призраки" 1903

"Изумрудное ожерелье"

"Агава" 1897

"Мотив без слов" 1900

"Гармония" 1900

"Дама в голубом" 1904

"Розы и сережки" 1901

картина художника

"Цветы" 1894

 

картина Борисова-Мусатова

Сон божества

Сон божества

Info:

Внимание художникам: на портале есть уникальная возможность продать картину. Выставляйте свои работы!

Комментарии пользователей Facebook и ВКонтакте. Выскажи мнение.

Последние материалы в этом разделе:

  • Творчество Франса Халса (1581/85-1666) Автопортрет Всю свою жизнь — практически безвыездно — Ф...

    2018-08-31

  • Творчество Иероним Босх  (Ок. 1450-1516) Великий нидерландский живописец Иероним ван Акен, которо...

    2018-08-19

  • Ян Бартольд Йонгкинд  (1819-1891) Замечательный художник, мало известный широкой публике, сыграл ...

    2018-08-10

  •  Творчество Тициана (1488/90—1576) Венецианская живопись — это особый мир в искусстве итальянског...

    2018-08-03

  • Творчество Мазаччо (1401—1428) Города Италии, ставшие практически самостоятельными государствами в...

    2018-07-22

↓↓ Ниже смотрите на тематическое сходство (Похожие материалы) ↓↓

www.artcontext.info

биография, фотографии, картины, воспоминания об экспедициях.

Все картины художника Александра Борисова посвящены одной теме — миру Крайнего Севера. Он путешествовал по Арктике, изучал архипелаг Новая Земля и стал первым живописцем, который побывал за полярным кругом.

Мир, куда не ступала нога художника

Александр Борисов родился на севере Вологодской губернии. Его с детства привлекала Арктика: «Северянин по душе и по рождению, я всю жизнь с ранней юности только и мечтал, чтобы отправиться туда, вверх, за пределы Архангельской губернии». Когда мальчику было 10 лет, он тяжело заболел. Его родители дали обет отправить сына в монастырь, если он выздоровеет. Так в 15 лет Борисов оказался на Соловках — здесь он помогал монахам и учился иконописи.

Вернувшись к родителям, Борисов продолжал уроки рисования самостоятельно: копировал картинки из книги «Родное слово». Он мечтал снова уехать на Соловки, но это удалось ему лишь несколько лет спустя. В монастыре он сразу поступил в иконописную мастерскую.

«Случилось, приехали живописцы расписывать Красноборскую церковь. Я пошел к обедне и впервые увидел картину масляными красками, написанную на холсте. Это меня страшно поразило; в особенности меня удивило то, что на плоскости можно добиться такого рельефа».

Александр Борисов. Галерея 1

Александр Борисов. На берегу Мезени. Избушки. 1898

Александр Борисов. Галерея 1

Александр Борисов. Становище. Малые Карамкулы. Маточкин шар. 1896

Александр Борисов. Галерея 1

Александр Борисов. Мурманская гавань в марте. 1896

В 1885 году в монастырь приехал великий князь Владимир Александрович. Он увидел работы юного художника и предложил ему переехать в Петербург — учиться живописи. Борисов стал студентом Императорской Академии художеств. Основам рисунка и колористике его учили Иван Шишкин и Архип Куинджи.

В 1894 году Борисов сопровождал министра финансов Сергея Витте в морской поездке по Мурману. В плавании молодой художник рисовал и фотографировал гавани северных морей. Борисов мечтал вернуться сюда, чтобы писать полотна. Он хотел «познакомить общество с далекими окраинами нашего Севера — дать истинную картину того таинственного мира, куда не ступала еще нога художника».

Спустя два года художник отправился в путешествие по Большеземельской тундре и Новой Земле: «Сильное впечатление произвела на меня Новая земля: ее мрачные горы и вечные странники Ледовитого океана — полярные льды». Позже он показал этюды и наброски из своего путешествия Виктору Васнецову и Михаилу Нестерову.

«Среди его этюдов, писанных при адских условиях, есть чрезвычайно талантливые, рисующие ярко-холодный ужас Севера, и могущие послужить прекрасным материалом для картин».

Александр Борисов. Галерея 2

Александр Борисов. Весенняя полярная ночь. 1897

Александр Борисов. Галерея 2

Александр Борисов. В области вечного льда. Лето. 1897

Александр Борисов. Галерея 2

Александр Борисов. Кеккурский мыс на Мурмане. 1896

Полярные этюды выставлялись в Академии художеств, после чего их все купил Павел Третьяков. Спустя несколько месяцев коллекционер приобрел две новые картины Борисова «В области вечного льда. Лето» и «Весенняя полярная ночь».

Художественная экспедиция в «страну смерти»

Два года Александр Борисов готовился к полярной художественной экспедиции. Для поездки построили яхту особой конструкции, а для зимовки на Новой земле — дом с мастерской. Художник набрал команду матросов и сопровождающих-ненцев. Он закупал провизию, оружие, дрова и книги.

На Новой Земле Александр Борисов путешествовал вдоль побережья архипелага, открывая ледники и мысы, реки и проливы. Его команде приходилось перебираться через реки по плавучим льдам, ночевать на открытых склонах, питаться сырым тюленьим мясом. Но художник не забывал о главной цели своей экспедиции и при любом удобном случае брал в руки кисти и палитру.

«Работать было очень трудно; приходилось обрезать кисти, делать щетину короткой, растирать краски было почти немыслимо. Кисть трещит, ломается, коченеющие руки отказываются служить. Но рисуешь, весь охваченный жаждой занести на полотно эти причудливые, мрачные, полные своеобразной красоты картины Крайнего севера».

Из полярной экспедиции Александр Борисов привез более 250 этюдов и картин. По полярным наброскам он продолжал создавать полотна и в Петербурге. Николай Рерих писал о художнике: «Ему удалось найти новый ручей, никем не затоптанный, на дне которого ничьих тюбиков красочных не валяется».

В 1903 году в Зимнем дворце устроили персональную выставку Борисова — специально для царской семьи. Центром экспозиции стала картина «Страна смерти». Ее приобрел и передал в Русский музей Николай II. Полотно так нравилось петербургской публике, что его стали подделывать.

«9 декабря 1905 г. в доме, на углу Садовой ул. и Невского пр., был аукцион картин. Между прочими картинами продавалась картина работы Борисова «Заход солнца на Севере». Эту картину я не писал, и поэтому бронзовая дощечка на раме с подписью «А. Борисов» приделана без всякого основания и утверждение, что эта картина моей работы, есть чистейший вымысел».

Александр Борисов. Галерея 3

Александр Борисов. Страна смерти. 1903

Александр Борисов. Галерея 3

Александр Борисов. Ледник Павла Третьякова. 1899

Александр Борисов. Галерея 3

Александр Борисов. Страна смерти. Августовская ночь в Северном Ледовитом океане. 1913

После выставок в России картины Борисова гастролировали за рубежом. Полотна выставлялись в Вене, Праге, Мюнхене, Берлине, Гамбурге, Дюссельдорфе, Кельне, Лондоне. При поддержке Сергея Витте была организована выставка в США, а французское правительство наградило художника орденом Почетного легиона. Картину «Льды в Карском море» приобрели для Люксембургского дворца, сегодня ее можно увидеть в музее Орсе. В Норвегии Борисов стал кавалером ордена Святого Олафа, награду за особые заслуги вручил ему полярный исследователь Фритьоф Нансен.

Великий Северный путь

Живопись была главным, но не единственным интересом Борисова. Во время путешествий он писал путевые очерки и заметки. По ним вышли книги «У самоедов. От Пинеги до Карского моря» и «В стране холода и смерти». Художник описывал в них свои приключения и открытия, быт и традиции самоедов (раньше так называли ненцев) и прелесть строгой северной природы.

Художник был обеспокоен бедственным положением ненецких оленеводов-кочевников. Он составлял научные доклады об экономике Севера и проекты по развитию региона. Борисов предлагал осваивать тундру и строить каналы для лучшего сообщения между северными реками.

«Речным путем мы соединим два мира — Европу и Азию... соединив Сосьву, Илыч, Печору и Вычегду, мы будем иметь впоследствии прямой водный, непрерывный путь до Петербурга, до Иркутска и Владивостока».

Александр Борисов. Галерея 4

Александр Борисов. Фотография: krasnoborskiy.ru

Александр Борисов. Галерея 4

Иллюстрация из книги Н.П. Борисова «Художник вечных льдов». Фотография: arhmuseum.ru

Александр Борисов. Галерея 4

Александр Борисов после экспедиции на Новую Землю. Архангельск, 1896. Фотография: culture29.ru

Александр Борисов предлагал построить Обь-Мурманскую железную дорогу. Его проект поддержало царское правительство, а после революции — Совнарком. «Великий северный путь» должен был проходить через всю страну — от Баренцева моря до Татарского пролива (около Сахалина). Вместе с архитектором Алексеем Щусевым и братьями Васнецовыми Борисов работал над проектами вокзалов и гостиниц (наброски не сохранились). Но дорогое и трудозатратное строительство несколько раз откладывали, а в 1931 году правительство СССР и вовсе отказалось от проекта.

По проекту Александра Борисова в 20-х годах прошлого века построили санаторий «Солониха». Курорт разместили на минеральных водах недалеко от дома художника, рядом с селом Красноборск. Борисов был первым директором санатория.

В 1934 году художника не стало. Сегодня его картины хранятся в Государственном Русском музее, Государственной Третьяковской галерее и некоторых региональных музеях. Коллекция картин Борисова, которая находилась у его жены и дочери в Берлине, погибла в 1945 году во время авиационного налета.

Краски, кисти, Арктика. Художественная экспедиция Александра Борисова

«Русский Нансен». Дальше Борисова на Север не ездил ни один художник.

«Батюшко Океан, Студеное море». Традиции поморов в сказках и былинах

Разбираемся, как жили поморы и что они говорили о справедливости, рыбной ловле и о своих женах.

www.culture.ru

Художник Борисов-Мусатов: картины и их описание

Борисов-Мусатов картины

Лирическое настроение поиска истинной красоты, художественное воплощение мечты об идеале передал в живописи Виктор Борисов-Мусатов. Картины его сродни поэзии и музыке, они наполнены своеобразным колоритом утончённой грусти. Всё творчество художника пронизано чем-то призрачным и очень личным. Может, потому что писал он свои полотна с обожаемой сестры и любимой жены.

Появившись на свет в 1870 году в Саратове, он прожил недолгую, но творческую жизнь, оставив нам загадки романтических образов в изображаемом мире.

Взгляд через стекло уходящего времени

Увлекшись в юности живописью, Виктор Борисов-Мусатов картины начинает писать очень рано. В шестнадцатилетнем возрасте, пробуя передать своё художественное видение окружающего его домашнего быта, он создаёт один из первых своих шедевров – картину «Окно». Большую и загадочную жизнь, полную иллюзий и загадок, художник передает в образе огромного цветущего сада, уголок которого можно разглядеть сквозь окно дома.

Картины Виктора Борисова-Мусатова представляются нам как некий иллюзорный мир, в который мы смотрим издалека, сквозь потемневшее стекло прошедшей эпохи.

художник Борисов - Мусатов картины

Художник повышает своё мастерство, обучаясь в Петербургской академии художеств, в частной мастерской П. Чистякова, позднее - в Париже, в мастерской исторического живописца Фернана Кормона. Во Франции он посещает Лувр, восхищается собранием шедевров, выставленных нём. Борисова-Мусатова восхищают работы Ботичелли.

Огромное влияние на него оказали полотна французского художника Пюви де Шаванна, близкие по духу и творческому настроению.

Пробуя различные техники рисования пастелью, темперой и акварелью, создавая пейзажные и портретные зарисовки, набираясь опыта и мастерства в самых передовых художественных студиях того времени, под влиянием импрессионизма формируется художник Борисов-Мусатов. Картины его имеют свой собственный неповторимый почерк творца, передают уникальное авторское видение мира.

Мир ушедший – призрачный и нежный

Распространённое на рубеже веков противостояние рациональной прозы действительности с романтическими настроениями грусти по уходящему столетию толкает творческих людей к идеям о возвращении в прошлое. Именно к этому склоняется и Борисов-Мусатов, картины которого, словно иллюстрации минувших дней, полны покоя и гармонии, свойственных воспоминаниям.

В поисках идеала

виктор борисов - мусатов картины

Бурный творческий расцвет в искусстве рубежа веков породил множество талантливых индивидуальностей, самобытных художников, среди которых Валентин Серов, Исаак Левитан и Михаил Врубель.

Творческое объединение «Мир искусства» сплотило авторов в стремлении через творчество выражать личность художника, воссоздавая при этом стиль времени.

Своим неповторимым путём в искусстве шёл Борисов-Мусатов. Виктор Эльпидифорович картины свои не пытался привязывать к конкретному историческому периоду. Рисуя старину, он называл её «просто красивая эпоха», в которой ему так уютно было продолжать поиски своего идеала.

Творческий расцвет, озарённый любовью

К тридцатилетнему возрасту художник обретает земное счастье. Сделав предложение Елене Владимировне Александровой, которую давно любил, он получает согласие. Рядом с ним теперь не только любимая женщина, но и талантливая художница, соратник и помощник. Осчастливленный Борисов-Мусатов картины создаёт одну за другой, наполняя их женскими обликами, которые пишет с натуры (позируют ему жена и сестра). В 1901 году появляется интереснейшее полотно «Гобелен», за ним следует «Водоём», а ещё через год - картины «Призраки» и «Изумрудное ожерелье».

картины Виктора Борисова - Мусатова

Девушки из-под его кисти выходят, как поэтические грёзы: неясные неуловимые черты и почти прозрачные, волшебные, красочные сочетания. Старинные дворянские усадьбы выступают фоном для творческих видений и являются, по сути, тем образом огромного иллюзорного мира, в который автор смотрит через окно своего задумчиво-печального восприятия.

Мир, отражённый на воде

Зрелость художественного таланта, вершину его творческого расцвета являет собой картина Борисова-Мусатова «Водоём», написанная в 1902 году.

Вместе с супругой и сестрой художник посещает поместье князей Прозоровских-Голицыных в Саратовской губернии. Владельцы редко наведывались в имение, и оно находилось в запустении.

Именно там, в Зубриловке, в заросшем старом парке на фоне старинной усадьбы Борисов-Мусатов делает наброски и создаёт этюды к картине. Его вдохновенное восприятие пространства глухого поместья порождает простор для фантазии. Силой своего воображения автор придаёт налёт поэтичности и загадочности окружающему его увяданию.

Композиционные находки «Водоёма»

картина Борисова - Мусатова Водоем

Картина вышла строго композиционной, четкие линии и сложные формы придают ей монументальность. Величавое спокойствие природы мы наблюдаем через отражение её на водной глади. Синева небес и зелень деревьев, написанных в импрессионистской манере, чередуются в строго задуманном художником ритме, создавая великолепный безмятежный фон для двух женских фигур. Нежно-сиреневые оттенки нарядов девушек великолепно вписываются в цветовую гамму полотна, создавая тем самым ощущение законченности и уравновешенности формы.

Легкий контраст покоя природы и волнения на лицах женщин подчёркивается композиционно: водоём имеет округлую форму, а человеческие фигуры слегка сдвинуты в сторону. Нереальности картине придают некоторые детали, овал пруда выходит за рамки холста, как и дублирующая его по форме юбка одной из девушек. Это сочетание напоминает ритм в музыке, делая структурным холст.

Ещё одной особенностью картины стало отсутствие линии горизонта. Использование этого приёма помогло художнику сблизить изображения переднего плана с фоном. Героини располагаются внизу картины, а водная гладь оказывается над ними, как в приподнятом зеркале.

Необычность цветовой палитры, свежесть красок и интимно-лирическая подача материала поразила современников, которые по достоинству оценили мастерство художника.

Краски угасающей осени

картина осенняя песня борисова мусатова

1905 год художник проводит в Тарусе, это последние дни его жизни и творчества. Именно там появляются пейзажи "На балконе. Таруса", "Куст орешника", "Осенняя песнь". Нежная палитра передаёт светлую печаль увядающей природы, этот уходящий ускользающий миг так близок внутреннему состоянию автора.

Картина «Осенняя песня» Борисова-Мусатова полна тихой задумчивости. Романтическое настроение передают изысканные краски и обобщённые образы. Сочные и яркие фрагменты чередуются с землистым серым цветом. В силуэтах видится музыкальный ритм.

Как черные и белые клавиши рояля рождают музыку, так осенняя листва и зеленоватые поля составляют основу полотна. Чуть размытые контуры, плавные переливы красок из одного цвета в другой, отражённые в воде небеса - всё это действует успокаивающе, но в то же время вызывает тоскливое настроение.

Картина «Осенняя песня» Борисова-Мусатова - загадочное полотно, поиск истинной красоты изображаемого времени года, огромная любовь к родной природе.

Холсты с настроениями

борисов мусатов виктор эльпидифорович картины

Никакой сюжетности и повествовательности не намечает в своих полотнах Борисов-Мусатов. Картины - это движения его души, выраженные через застывший на холсте момент, передающий настроение художника.

Природа не просто фон, она становится равноценной частью картин. В этом единении со стихией секрет творчества художника.

Борисов-Мусатов увлечён тайной, и завесы её - в каждом его творении. Романтическое восприятие мира толкает автора к написанию призрачных и потусторонних миров, проглядывающих через изображаемую действительность.

Художник верил во всепобеждающую силу искусства, стараясь передать в своих полотнах истинную красоту и стремление к идеалу и вечности.

Внезапная смерть оборвала недолгую творческую карьеру Виктора Борисова-Мусатова в октябре 1905 года. Оставив после себя небольшое, но своеобразное творческое наследие, этот художник оказал огромное влияние на дальнейшее развитие русского искусства.

fb.ru

Борисов Александр Алексеевич Картины биография Borisov Aleksandr

Борисов Александр Алексеевич — русский художник, мастер пейзажа, первый живописец Арктики, писатель, общественный деятель, исследователь полярных земель. Родился в 1866 году в крестьянской семье в деревне Глубокий Ручей Вологодской губернии. В шестнадцать лет он устроился учеником в иконописную мастерскую Соловецкого монастыря. Архимандрит монастыря, увидев карандашные рисунки Борисова, увез его в главную обитель. Будучи послушником, Александр обучался рисованию и иконописи. На работы молодого живописца обратили внимание посещавшие Соловки президент Академии художеств Великий князь Владимир Александрович и известный собиратель живописи генерал Андрей Андреевич Боголюбов. Благодаря их протекции Борисов приехал в Санкт-Петербург. Обучался в Академии художеств с 1888 по 1892 год у Ивана Ивановича Шишкина. Творческие достижения художника были отмечены двумя малыми и одной большой поощрительными серебряными медалями. Борисов был также учеником и продолжателем живописной традиции Архипа Ивановича Куинджи.

Летом 1894 года Борисов сопровождал С.Ю. Витте на пароходе «Ломоносов» в поездке по Северу. В 1900 году Борисов и восемь его спутников отправились на Новую Землю. Экспедиция длилась четырнадцать месяцев. Полярники построили дом у западного входа в пролив Маточкин Шар в Поморской губе и отправились на «Мечте» в Карское море. После выгрузки продовольствия в заливе Чекина на обратном пути они были вынуждены покинуть затертое льдами судно и по льдам отправиться к Новой Земле. Им пришлось бросить шлюпки, кроме маленькой шлюпки-ледянки, большую часть продовольствия и снаряжения, погибли собаки. Пройденное днем расстояние компенсировалось обратным дрейфом льдины ночью. К счастью, льдину с обессилившими людьми все-таки прибило к берегу южнее Маточкина Шара. Оказавшаяся здесь случайно ненецкая промысловая артель спасла их. Три недели продолжалось 400-километровое пересечение Новой Земли. Лишь в ноябре путешественники прибыли к своему дому в Поморской губе, где и зазимовали.

В апреле 1901 года Борисов со своим помощником зоологом Т.Е. Тимофеевым и ненцем Устином Канюковым на трех собачьих упряжках отправился на Карскую сторону. Пароход «Пахтусов» гидрографической экспедиции под руководством А.И. Вилькицкого случайно оказавшийся в той местности доставил Борисова и его спутников в Архангельск. Благодаря Борисову на карте Новой Земли увековечены имена многих русских художников: мысы Шишкина, Куинджи, Крамского, Васнецова, Верещагина, Репина, а также ледник Третьякова. Одним из главных результатов экспедиции стали сотни эскизов и этюдов, послуживших темой монументальных полотен, созданных Борисовым по возвращении с Новой Земли. Результаты экспедиций также описаны в его книге "В стране холода и смерти", опубликованной в 1907 году.

В 1902 году по приглашению Венского общества художников Борисов устраивает выставку в столице Австрии. Успех картин художника позволил ему провести выставки в Берлине, Гамбурге, Кельне, Дюссельдорфе и Париже. Французское правительство наградило художника орденом Почетного легиона. В 1907 году в Лондоне выставку Борисову посетил знаменитый полярный исследователь Фритьоф Нансен и вручил художнику от имени правительств Швеции и Норвегии орден Святого Олафа. А Британское правительство наградило художника орденом Бани. В начале 1908 года Борисов приехал в США. Выставка его картин в Вашингтоне была проведена в резиденции Президента — Белом Доме. Борисов стал первым русским художником, принятым Президентом США.

Вернувшись в Россию Борисов поселился на родине, близ Красноборска. В эти годы художник создает произведения, посвященные не только Арктике, но и Соловкам, Печоре, северодвинским землям. В результате путешествия по тундре, берегам Белого моря и Ледовитого океана на Новую Землю Борисов стал в своих пейзажах первооткрывателем Крайнего Севера для русского изобразительного искусства. В 1920-1930-е годы художник принимал активное участие в разработке проекта железной дороги Обь — Котлас — Сорока. Борисов Александр Алексеевич скончался в 1934 году в своем доме близ Красноборска.

smallbay.ru

картины художника, созданные за Полярным Кругом.

Александра Борисова называли «русским Нансеном». Он первым из русских живописцев отправился в арктическую художественную экспедицию и начал писать северные пейзажи. На Новой Земле он жил на 73-й широте — дальше Борисова на Север не ездил ни один художник.

Маршруты полярных экспедиций А. Борисова

Жизнь у самоедов

Александр Борисов с юности мечтал о путешествии по Северному Ледовитому океану. Такая возможность у него появилась летом 1894 года, когда художника пригласили участвовать в морской экспедиции Сергея Витте. С борта теплохода «Ломоносов» Борисов писал этюды бухт и гаваней. Суровая северная природа очаровала его. Едва вернувшись в Петербург, Александр Борисов начал изучать Арктику и планировать следующую поездку на Крайний Север: «Главная задача моя была художественная: мне хотелось написать целую серию картин и показать всему свету те необычайные красоты загадочного полярного мира».

Летом 1896 года художник уехал на Кольский полуостров (синий маршрут на карте). Из поездки Александр Борисов привез в Петербург «два пуда этюдов». Осенью он участвовал в ученической выставке, после которой Павел Третьяков купил у художника 56 «полярных» работ.

Весной следующего года Александр Борисов окончил Академию и получил звание художника. Павел Третьяков приобрел еще две его картины — «В области вечного льда. Лето» и «Весенняя полярная ночь». Молодой художник стал готовиться к долгосрочной поездке в Арктику и зимовке на Новой Земле.

«Это все превосходные и верные, как зеркало, картинки, строго нарисованные и необыкновенно написанные. В них ярко выражена любовь этого русского Нансена к черной воде океана, с белыми льдинами, свежесть и глубина северных тонов, то мрачных, то озаренных резким светом низкого солнца».

Краски, кисти, Арктика. Художественная экспедиция Александра Борисова. Галерея 1

Александр Борисов. Весенняя полярная ночь. 1897

Краски, кисти, Арктика. Художественная экспедиция Александра Борисова. Галерея 1

Александр Борисов. В области вечного льда. Лето. 1897

Краски, кисти, Арктика. Художественная экспедиция Александра Борисова. Галерея 1

Александр Борисов. Лунная ночь. Медведь на охоте. 1899

В 1898 году Борисов отправился в тренировочную экспедицию по Большеземельской тундре (зеленый маршрут на карте). Он привыкал ночевать в спальном мешке на улице, есть сырое оленье мясо — айбырдать («Поайбырдал и лег спать», — писал Александр Борисов). В путевом дневнике художник описывал свои путешествия и обычаи местных жителей — самоедов (раньше так называли ненцев).

«Песен у самоедов нет; когда он едет на оленях, он часто просто мурлыкает на однообразный мотив свою импровизацию… мурлыкает о том, что у него есть жена, есть много собак и оленей, есть ружье, что он пойдет на зверя, а назад возвратится усталый, озябший, а жена его встретит».

Краски, кисти, Арктика. Художественная экспедиция Александра Борисова. Галерея 2

Александр Борисов. В гостях у самоеда. 1896

Краски, кисти, Арктика. Художественная экспедиция Александра Борисова. Галерея 2

Александр Борисов. На Мурмане близ гавани. 1896

Краски, кисти, Арктика. Художественная экспедиция Александра Борисова. Галерея 2

Александр Борисов. Самоед на берегу моря. 1901

Староста ненцев сделал для Александра Борисова особую бумагу: «Предъявитель сего есть художественник, то есть мастер, а потому строго предписываю всем моим подведомственным самоедам оказывать ему всякое содействие». Но документ художнику не пригодился. Ненцы с уважением относились к гостям, кормили их и поили горячим чаем — если не было дров, для костра ломали сани. Детей, чтобы не мешали, хозяйка привязывала в углу чума.

Один из ненцев предложил живописцу посмотреть священные места на острове Вайгач (пункт 1 на карте). Северяне приезжали сюда из дальних краев, чтобы принести в жертву оленя и зажечь ритуальный костер. Богам оставляли символические подарки: ружья и гарпуны, черепа белых медведей и якоря с затонувших судов. Некоторые ритуальные предметы — «самоедские идолы» — художник взял с собой. По традиции, взамен он тоже оставил языческим богам «подарки»: флаконы из-под краски, треснувший стакан и монету.

«До меня главная святыня не была посещена ни одним путешественником Она находится далеко от моря, а кроме того, надо пожить с самоедами и по-самоедски, чтобы они решились указать это в высшей степени интересное место».

Краски, кисти, Арктика. Художественная экспедиция Александра Борисова. Галерея 3

Александр Борисов. Кладбище на острове Вайгач. 1898

Краски, кисти, Арктика. Художественная экспедиция Александра Борисова. Галерея 3

Александр Борисов. Священное место самоедов на северо-восточном Болванском носу. Карские ворота. 1898. Фотография: goskatalog.ru

Краски, кисти, Арктика. Художественная экспедиция Александра Борисова. Галерея 3

Александр Борисов. Лето на берегу Карского моря. Болванский нос. 1901

Александр Борисов жил среди ненцев как обычный кочевник-оленевод. Он стерег стадо, ходил на охоту, помогал по хозяйству. Этюды Борисов писал в любую свободную минуту, не считаясь ни с усталостью, ни с погодой. Художник вспоминал: «Самая низкая температура, при которой я когда-либо писал, так это на реке Мезени — при минус 31 по Реомюру, хоть и худо, но возможно». По шкале Цельсия это почти 40 градусов мороза. В такой холод краски густели, не держались на холсте. Художник работал, зажимая кисть в кулаке и придерживая ее рукавом малицы — ненецкой шубы.

Борисова вдохновляли и безграничные просторы тундры, и монументальные полярные ледники, и переменчивое небо — «то грозное, то ласкающее». Он писал, что путешествовать по тундре без палитры было бы невыносимо: в хорошую погоду меланхоличные туманные пейзажи становились неестественно яркими и красочными. Художник передавал тонкие оттенки, вспоминая уроки колористики Архипа Куинджи, своего учителя.

«В этой природе главная красота рефлексов — в тех необыкновенно нежных переливах тонов, которые только и можно сравнить с драгоценными камнями, отражающими одновременно лучи зеленоватые, голубоватые, желтоватые и прочее».

Зимовка на Новой Земле

Подготовка к полярной экспедиции

Подготовка к полярной экспедиции длилась несколько лет. Живописец закупал оружие и каменный уголь, собак, коров и оленей. Для плавания по северным морям строили особо укрепленную яхту, похожую на поморские суда. Ее корпус по форме напоминал яйцо. Льды не раскалывали такое судно, а выжимали на поверхность.

В 1899 году команда Борисова перевозила грузы на Новую Землю и поднималась на горные вершины возле пролива Маточкин Шар (пункт 2 на карте). На горе Вильчека, на высоте 832 метра, художник написал два этюда. Некоторые восхождения длились больше суток, путешественники ночевали на крутых обледенелых склонах. Для зимовки в этот год еще не все было готово, и команда вернулась на материк.

На следующий год Александр Борисов снова отправился на полярный архипелаг (красный маршрут на карте). На берегу пролива Маточкин Шар, недалеко от стоянки самоедов, Борисов начал строить дом-мастерскую (пункт 3 на карте) с баней, кладовой и теплым хлевом для животных. Большие окна мастерской выходили на заснеженные горы. На просторном чердаке хранили экспедиционное снаряжение и припасы.

Краски, кисти, Арктика. Художественная экспедиция Александра Борисова. Галерея 4

Александр Борисов. Судно во льдах (яхта «Мечта»). 1899

Краски, кисти, Арктика. Художественная экспедиция Александра Борисова. Галерея 4

Команда Александра Борисова на яхте «Мечта». 1900

Новая Земля — осенний поход и зимовка

Перед тем как осесть в доме-мастерской на зиму, команда Борисова отправилась в экспедицию вдоль восточного побережья Новой Земли (пункт 4 на карте). Но поход сложился неудачно. «Мечта» вышла в море с запозданием, когда у берегов уже появился лед. Яхту зажало двумя льдинами, команда не могла вернуть судно на первоначальный курс или к месту зимовки. «Мечта» дрейфовала на юг почти 200 километров.

Путешественники оставили яхту и спустились на плавучие льды. Лишь через неделю их спасли ненцы. Александр Борисов позже вспоминал: «Мы не померли с голода благодаря лишь тому, что у нас осталось еще несколько патронов, что дало нам возможность стрелять тюленей, сырое мясо и внутренности которых служили нам пищей, а кровь питьем». Команда возвращалась в дом-мастерскую три недели.

Полярную зимовку путешественники перенесли без цинги и других серьезных болезней. Всю зиму Борисов работал — писал пейзажи и рисовал углем портреты ненцев (среди них был отец будущего художника Тыко Вылка — Константин Вылка). Сегодня серия ненецких портретов хранится в Русском музее.

Краски, кисти, Арктика. Художественная экспедиция Александра Борисова. Галерея 5

Александр Борисов. Портрет Константина Вылко. 1900

Краски, кисти, Арктика. Художественная экспедиция Александра Борисова. Галерея 5

Встреча Нового года и нового столетия на Новой Земле. Иллюстрация из книги «В стране холода и смерти». 1909

Краски, кисти, Арктика. Художественная экспедиция Александра Борисова. Галерея 5

Александр Борисов. Портрет Максима Пырерко. 1900

Весенний морской поход. Возвращение на материк

В апреле команда отправилась в новую экспедицию вдоль берегов архипелага — на 3,5 месяца (пункт 5 на карте). В Медвежьем заливе Александр Борисов открыл большой ледник и назвал его в честь Сергея Витте.

«Эти исполинские глыбы льда переливаются всеми цветами радуги, кажутся фантастическим дворцом северного царства. Долгие часы просиживал я здесь, любуясь ледником и зарисовывая его».

Команда побывала в Незнаемом заливе и заливе Чекина. Путешественников снова ждали трудности: шторм разбил их шлюпку, утонули почти все вещи и летние этюды. Ездовые собаки разбежались, один из ненцев ушел из команды. Вернуться к месту зимовки помог случай: они нашли старую брошенную лодку.

В сентябре 1901 года Борисов и его матросы вернулись в Архангельск (пункт 6 на карте). Дом-мастерская на Новой Земле сохранялся еще долгие годы. После отъезда зимовщиков в нем жили ненцы, останавливались путешественники и ночевали промысловики-зверобои.

«В полной сохранности остался не только дом художника, состоящий из нескольких комнат, но и обстановка его: венские стулья, качалка, письменный стол, мраморный умывальник, постель и проч. Здесь нашли себе приют прибывшие на пароходе русская и шведская экспедиции».

Краски, кисти, Арктика. Художественная экспедиция Александра Борисова. Галерея 6

Александр Борисов. Фотография: arhmuseum.ru

Краски, кисти, Арктика. Художественная экспедиция Александра Борисова. Галерея 6

Поселение в Маточкином Шаре. Рисунок Тыко Вылки. Слева дом Александра Борисова. Из отчета Л. Л. Брейтфуса «Экспедиция для научно-промысловых исследований у берегов Мурмана». Санкт-Петербург, 1903.

Краски, кисти, Арктика. Художественная экспедиция Александра Борисова. Галерея 6

Александр Борисов у своей картины на европейской выставке. Фотография: arhmuseum.ru

На Новой Земле Александр Борисов открыл и описал 35 географических объектов — мысов и бухт, гор и ледников, рек и проливов. На карте Новой Земли появились ледник Третьякова и мыс Куинджи, река Филиппова (участник экспедиции) и ручей Носилова (полярный исследователь). По своим путевым дневникам художник написал несколько книг. Его картины с видами Русского Севера гастролировали с художественными выставками по России, Европе и Америке.

Автор: Диана Тесленко

Узнайте больше об Арктике в спецпроекте портала «Культура.РФ».

www.culture.ru

А. А. Борисов и его северные картины

Skip to content

Главное меню

  • Моё творчество
    • Музыка
    • Проза
    • Поэзия
    • Клипы и Фильмы
    • Тёмный Лес
  • Колонка автора
    • Музыка
      • Музыкальные релизы
      • Mystic Files
      • Музыкальный дайджест
      • Midnight Station
      • Музыкальные новинки
    • Кино
      • Киноновинки
      • Обязательно к Просмотру
    • Обзоры Игр
  • Тематические рубрики
    • Наука
      • Астрономия
      • Живой мир
      • Силы Земли
    • История
      • Русский Север
      • Старая Москва
      • Средневековье
      • Личности
      • Археология
      • Николай Коперник
    • Фантастика
    • Арт
      • АРТ-Кино
      • АРТ-Живопись
      • АРТ-Музыка
      • АРТ-Архитектура
      • АРТ-Скульптура
    • Технологии
      • Транспорт
      • Оружейная
      • Хайтек
    • Туризм
    • Общество
    • Уголок Сталкера
  • Контакты
    • Email
    • Вконтакте
    • Facebook
    • Youtube
    • Bandcamp
    • Soundcloud
    • Wikia
    • Pinterest
  • Карта сайта
меню
  • Моё творчество
    • Музыка
    • Проза
    • Поэзия
    • Клипы и Фильмы
    • Тёмный Лес
  • Колонка автора
    • Музыка
      • Музыкальные релизы
      • Mystic Files
      • Музыкальный дайджест
      • Midnight Station
      • Музыкальные новинки
    • Кино
      • Киноновинки
      • Обязательно к Просмотру
    • Обзоры Игр
  • Тематические рубрики
    • Наука
      • Астрономия
      • Живой мир
      • Силы Земли
    • История
      • Русский Север
      • Старая Москва
      • Средневековье
      • Личности
      • Археология
      • Николай Коперник
    • Фантастика
    • Арт
      • АРТ-Кино
      • АРТ-Живопись
      • АРТ-Музыка
      • АРТ-Архитектура
      • АРТ-Скульптура
    • Технологии
      • Транспорт
      • Оружейная
      • Хайтек
    • Туризм
    • Общество
    • Уголок Сталкера
  • Контакты
    • Email
    • Вконтакте
    • Facebook
    • Youtube
    • Bandcamp
    • Soundcloud
    • Wikia
    • Pinterest
  • Карта сайта

Навигация по статьям

← Назад Вперед → Опубликовано

sacradamus.ru

Картины Александра Борисова (2) - Солнце село в море и осветило рыбу

Борисов в своей мастерской на Новой Земле (1900 г.).

Для работы в экспедиции был приглашен зоолог Харьковского университета Т. Е. Тимофеев, а гидролог А. М. Филиппов, который мог работать и как химик, ехал только на лето, без зимовки. Для плаваний на «Мечте» Борисовым в старинном поморском селе Кушерека были наняты штурман Евгений Хохлин и два матроса – Трофим Окулов, которому шел шестой десяток, и Дмитрий Попов. Откуда родом был третий матрос, Федор Еремин, я не знаю. Во время плавания вдоль Новой Земли на «Мечте» должны были находиться ненец Устин Канюков и двое рабочих – Александр Кузнецов и Алексей Соболев. Для помощи в строительстве дома были привезены печник Василий Теплых и плотник Петр Тропин.

Карта Новой Земли. Хорошо виден пролив Маточкин Шар длиной около 100 километров, возле западного устья которого Борисов поставил дом. Пройдя на «Мечте» по проливу, выйдя в Карское море, и повернув на север, судно смогло дойти только до залива Чекина. Потом пришлось повернуть обратно, но «Мечта» была зажата льдами, и людям пришлось оставить судно и идти к берегу по льду. Об этом я писал в первой части.После того, как Борисова и его товарищей спасли ненцы, и предстоял неблизкий путь домой, с восточного берега Новой Земли к западному.

Борисов писал: «Неделю мы шли до становища Малые Кармакулы. Там встретили мы очень радушный прием в доме местного батюшки о. Дорофея и фельдшера Виноградова.Когда мы направились к Маточкину Шару, настала оттепель. Подул западный ветер, и повалил не то дождь, не то сырой снег. Все у нас и на нас размокло. Потом наступил вдруг сильный мороз и налетел резкий ветер. Все мокрое на нас замерзло, это было как раз в Грибовой губе. Тут, к счастью, нашелся развалившийся дом каких-то промышленников, и один из самоедов, Фома Вылка, соорудил из него небольшую избушку. Правда, она была вся в дырах, но все же давала хоть какую-либо защиту от мороза.Набрали мы плавника, затопили очажок, отогрелись и повеселели. Улеглись спать. Не обошлось без комических сцен с нашими матросами. Перспектива всего двадцати оставшихся до дома верст, несмотря на усталость и лишения, настраивала нас на смешливый лад. Один матрос, измученный дорогой, как сел на снег отдохнуть, так и примерз. Не будучи в силах встать, он кричит другому: «Помоги встать!» Но тот сам в таком же положении.Малицы примерзли. Третий, чуя такую оказию, влез в малицу наоборот — с подола ногами, и, таким образом, вылезть ему из нее было нетрудно. Он помог товарищам выкарабкаться и встать. Сами закоченевшие, кое-как размяли замерзшую одежду и двинулись в путь. Цель была уже близка и влекла к себе, заставляя забывать все кругом, и стужу, и голод, и жажду. Наконец, 3 октября мы попали в наш дом. Он показался нам раем».

Начиная с 27 сентября 1900 года люди шесть дней шли к берегу по льду, потом две недели жили у спасших их ненцев, потом неделю шли домой, и никто даже не простудился!

Вскоре Борисов нарисовал портреты двух своих спасителей, Максима Пырерки и Константина Вылки.

Зимой зимовщики работали в доме, охотились на диких оленей, ухаживали за коровами, топили баню. Борисов привез на Новую Землю большой запас дров и двести березовых венков. Вечерами читали. В доме было два сундука с книгами и пять бочек керосина для керосиновых ламп. За всю зиму ни у кого не появилось признаков цинги.Николай Борисов в своей книге писал: «Дружно отметили встречу нового, 1901 года. Сохранилась фотография этой встречи. Уютная комната, на стенах этюды, ее обитатели хорошо одеты, здоровы и веселы». В книге этой фотографии, почему-то, нет. Новоземельские фотографии Борисова, которые я видел, вообще по пальцам можно перечесть. А ведь были еще фотографии, сделанные им в 1894 году, когда он сопровождал Витте. Где они?

«Поселение в Маточкином Шаре». Рисунок Тыко Вылки. Слева дом Борисова.

Маточкин Шар. Почтовая открытка, выпущенная в 1911 году.

Пролив Маточкин Шар (фотография Константина Носилова).

Пришла весна, можно было браться за краски, и готовить санную экспедицию в сторону Карского моря, а потом, вдоль побережья, на север. «Мечта» была потеряна, поэтому, за неимением гербовой бумаги приходилось писать на простой.

«11 апреля 1901 года мы с зоологом Тимофеевым и с двумя самоедами отправились на Карскую сторону. Один из самоедов скоро сбежал от нас, боясь, видимо, чтобы не повторилась осенняя история с нами. Мы взяли с собой собак, но они везли на санях лишь наше имущество, сами же мы шли пешком. Часто приходилось еще подсоблять собакам. Снег был очень крепкий и гладкий: мы шли, как по паркету.Работать было очень трудно: приходилось обрезать кисти, делать щетину короткой, растирать краски почти немыслимо. … Стужа превращает краски в густое тесто, которого кисть не берет и которое не размазывается по полотну. Со мной бывали случаи, во время моих «полярных» работ, что даже скипидар, единственное средство, которое могло бы сделать краски жидкими, не помогал, потому что сам начинал кристаллизоваться на этом адском холоду. У меня есть этюды, которые я писал на морозе в 23° Р, 3-4 этюда при 30° Р. При этом кисть приходилось держать в кулаке, прикрытом рукавом малицы, и изо всех сил прижимать к. полотну, нанося на нею краски. Кисть трещит, ломается, коченеющие руки отказываются служить. Но рисуешь, весь охваченный одной жаждой занести на полотно эти при¬чудливые, мрачные, полные своеобразной красоты картины нашего Крайнего Севера».

«Самоед на берегу моря» (1901 г.).

«Мы добрались до самого северного конца Медвежьего залива, и пред нами предстал величественный ледник. … Этот грандиозный ледник действует своими громадами подавляющим образом. Чувствуешь себя каким-то жалким и ничтожным. Но стоит выглянуть солнцу - редкому, правда, гостю в этом пустынном краю, - и мрачная картина ледника мгновенно меняется. Эти исполинские глыбы-льды переливают всеми цветами радуги, кажутся фантастическим дворцом северного царства. Долгие часы просиживал я здесь, любуясь ледником и зарисовывая его. … Попав в залив Чекина, мы отправились вглубь. Настали опять тяжелые дни, всяческие лишения. Далеки они были от пережитых нами на плавучих льдах, но все же натерпелись вдосталь; приходилось питаться тюлениной. Когда Т. Е. Тимофеев с самоедом уехал от меня, у меня не было буквально никакой пищи, а до склада было верст двадцать. Снег пропитался на льду водой, и ехать было очень трудно. Голод не тетка. Я стал собирать обгрызенные собаками тюленьи плавники (ласты), чтобы на всякий случай хоть ими питаться. К счастью, это не пришлось сделать».

«Тоска по родине» (1901 г.).

«Из Тюленьей губы мы пошли на шлюпке Маточкиным Шаром к нашему дому, и тут налетел на нас такой ураган, что мигом сломило мачту и выбросило нас на берег, на острые камни. Сильный прибой волн каждую минуту грозил разбить нашу шлюпку в щепки, но без шлюпки беда: не попасть нам никак на южный берег, где наш дом.Добрались мы кое-как до другого берега, в залив Тарасова, оставались там три дня, прошли до половины залива — там был кругом лед. Вся западная часть моря представляла гигантский ледник. Решили вытащить на берег шлюпку и идти пешком. Собаки у нас разбрелись, и мы тащили на себе этюды и коллекции, решив погибнуть вместе с ними, но не бросать это главное наше сокровище, едва не стоившее жизни».

«Лето на берегу Карского моря. Болванский нос». Картина была написана в 1901 году на Новой Земле, но это не Новая Земля, это остров Вайгач.

«Ветер очень затруднял нам путь, но в нас была бодрость сознания близости конца путешествия, и мы шли неуклонно вперед. Добрались до устья реки Чиракиной, от нее оставалось до дому верст 20. И тут, когда утомление начинало уже свинцом наливать нам ноги, счастье снова улыбнулось нам. Мы увидели, что из песка торчит что-то. Приблизился и вижу, что это дно занесенной песком, лодки. Видно, ее ветром выбросило на песок, а затем занесло. Одной доски недоставало в дне. Это беда была поправимая. Мы вытащили из саней гвозди, вытесали из плавника доску и приколотили, положив между досками куски малицы, чтобы дно не очень текло.Текла лодка страшно, но все же кое-как переплыли мы в ней устье реки; съели полусырым последнего гуся и усталым шагом двинулись к дому— он был уже в виду. Мы шли к нему, как автоматы, ничего не сознавая, кроме того, что вот мы должны, во что бы то ни стало, дойти до того чернеющего уже домика. Но вот мы у порога нашего дома. Мы спасены, мы счастливы».

Весь следующий 1902 год Борисов работал в своей мастерской, и писал большой очерк о своем путешествии для журнала «Нива».

«Медведи на льду» (1902 г.).

«Медведи на льду» (фрагмент).

«Медведи на льду у берегов Новой Земли».

«Медведи на льду у берегов Новой Земли» (фрагмент).

Весь 1903 год Борисов работал над большой картиной, которую назвал «Страна смерти» (1903 г.). Гиляровский, увидев картину, написал: «Более часа, пораженный величием неведомого, не мог оторвать я глаз. Проходила публика, слышались отрывки нелепой критики... А в стороне стоял одиноко высокий, могучий человек, сухой и стройный, с большой бородой и загорелым лицом. Посмотрев на него, я понял, что именно такой, полный вдохновения и энергии железной, закаленный человек мог достигнуть глубин Ледовитого океана и там, в этом ужасе замороженной жизни, ее «метелями обвеян», горячим порывом широкой души увековечить яркой кистью при сорокаградусном морозе виденное, пережить это и заставить пережитое и виденное перечувствовать на грядущие годы тех, перед глазами которых явится это живое полотно».

Странно, в книге Николая Борисова «Художник вечных льдов» есть список основных произведений А. А. Борисова, и, судя по этому списку, картина до 1962 года находилась в Русском музее, а потом была передана в музей Арктики и Антарктики. Картина, хранящаяся в архангельском музее, в этом списке вообще не упомянута.

«Страна смерти» (фрагмент).

Картины полярной природы пожелал увидеть император. 1 марта 1903 года в Белом зале Зимнего дворца была создана экспозиция работ Борисова для царской фамилии. В центре экспозиции находилась «Страна смерти», которую царь приобрел (интересно, за сколько?) и позднее передал в Русский музей.Картина попала в число любимых публикой, неоднократно воспроизводилась. Появились даже подделки. Об одной из них Борисов написал в газету «Новое время»:«9 декабря 1905 г. в доме, на углу Садовой ул. и Невского пр., был аукцион картин. Между прочими картинами продавалась картина работы Борисова «Заход солнца на Севере». Эту картину я не писал, и поэтому бронзовая дощечка на раме с подписью «А. Борисов» приделана без всякого основания, и утверждение, что эта картина моей работы, есть чистейший вымысел».

«Полночь в августе в Ледовитом океане» (1905-1906 гг.). Иллюстрация из книги Борисова «У самоедов». Картина была большая, как и «Страна смерти» (240 см. х 350 см.), но судьба ее неизвестна.

Летом 1903 года Борисов в последний раз побывал на Новой Земле, прожив в своем доме около месяца. Потом были выставки в Европе. Вена, Прага, Мюнхен, Берлин, Гамбург, Дюссельдорф, Кёльн, Париж…Французам так понравились полотна Борисова, что он был награжден орденом Почетного легиона. Последняя выставка в Европе была в Лондоне.

На одной из выставок в Европе перед картиной «Полное солнечное затмение на Новой Земле» (1904 г.). Сейчас полотно находится в Русском музее.

Портрет А. Борисова работы Видгопфа (Париж).

Большая часть картин, путешествовавших по Европе, осела в Берлине, потому что в 1909 году, в возрасте 43 лет, Борисов женился на вдове профессора Берлинского университета Матроне Дмитриевне Заблудовской, урожденной Жуковой. Своих детей у них не было. В книге Николая Борисова упоминается приемная дочь Евгения, но непонятно, дочь ли это умершего профессора Заблудовского.

С женой Матроной Дмитриевной (Берлин, 1910 г.)

Возле Красноборска, на высоком берегу Северной Двины, был достроен большой дом-мастерская, строительство которого Борисов начал еще в 1899 году (фотография 1910 г.). Возле дома был разбит сад и парк. Хозяйство было большое, с огородом, парниками, ягодными кустами. Приходилось держать и коров, и лошадей. На зиму Борисов с женой уезжал в Берлин, где у нее была большая квартира, потому что жене зимняя жизнь в красноборских лесах была скучна.

«Вид Соловецкого монастыря» и «Гавань Соловецкого монастыря» (1912 г.).Летом 1912 года Борисов побывал на Соловках, но в нынешней экспозиции его соловецких работ нет. Эти-то две картины нашел случайно в Интернете, хотя обе картины находятся в Архангельском областном музее изобразительных искусств, но, видимо, лежат в запасниках. Почему их не выставляют, не понимаю.

«Зимняя сказка» (1913 г.).В 1913 году Борисов готовился к большой выставке в Петербурге.

В одном из залов дома, принадлежавшего Феликсу Юсупову-младшему (Литейный, 42), где в феврале 1914 года была устроена выставка. Было выставлено 208 картин и этюдов, составивших три цикла: «Полярные пейзажи», «Зима на Северной Двине» и «Виды Соловецких островов и монастыря».

На страничке «В Контакте» был написано «На выставке в Париже», но, скорее всего, это выставка в Петербурге в 1914 году, потому что Борисов стоит спиной к картине «Вид из окна мастерской на Северную Двину», написанной им в 1913 году. Не могу понять, что за дама стоит рядом с ним, жена или не жена?

В 1915 году Борисов добивался, чтобы его картины купил Русский музей, для художественного или этнографического отдела, причем добивался весьма напористо, отчего в газетах Петербурга поднялся довольно сильный шум. Противником покупки картин был и А. Бенуа.

Во время Первой мировой войны ездить в Берлин, естественно, было нельзя. Художник несколько раз выезжал в Петербург, продолжал писать, в основном, зимние пейзажи, но все больше его увлекала идея строительства Великого северного железнодорожного пути, который мог связать Север с Сибирью. Основных дорог должно было быть три: Обь-Котлас-Беломорск-Мурман, Котлас-Вельск-Коноша-Петроград и Котлас-Великий Устюг-Кострома. Может показаться странным, но Борисом бы ярым противником Северного морского пути, и считал, что освоение Севера возможно только в результате строительства железных дорог.

Обе революции семья Борисова пережила спокойно, хотя в конце 1918 года местные власти конфисковали дом и картины за неуплату «чрезвычайного налога». В 1919 годы после жалоб Борисова в Москву, все конфискованное вернули. Во время Гражданской войны белые и интервенты до Красноборска не дошли, остановились в районе Двинского Березника. В 1920 году, когда фронт белой армии рухнул, стало ясно, что власть большевиков, это всерьез и надолго. В 1922 году жена Борисова с дочерью решила уехать в Берлин, а он остался. Ездил в Москву, пробивал решение о строительстве железной дороги, выбивал деньги на строительство курорта вблизи своей усадьбы на базе минерального источника.В 1932 году Борисов съездил к жене в Берлин и прожил там три месяца, в последний раз встретившись со своими картинами.

Последняя фотография художника. 17 августа 1934 года Александр Алексеевич Борисов умер от сердечного приступа.

Жена, пережив его на несколько лет, умерла в Берлине в 1939 году. Все картины, рисунки и эскизы перешли по наследству к ее дочери, но в 1945 году в дом, где жила дочь, попала американская бомба, и все было уничтожено.Незавидной была судьба картин и архива Борисова, находившихся в его доме. Николай Борисов в своей книге «Художник вечных льдов» писал: «Борисов всегда говорил, что он свои картины завещает Архангельскому музею, а дом - государству под художественную творческую мастерскую молодых. Вышло не так... В доме сейчас детский туберкулезный санаторий «Евда». Парк, которым так гордился художник, погиб.Картины и этюды сохранились далеко не все. Основная часть их (более трехсот работ) действительно попала в Архангельский музей, а часть неизвестно почему долго валялась (именно валялась) в Устьевдском сельсовете. Некоторую часть из этих последних купил директор санатория «Евда», сейчас они снова висят в мастерской художника - картины вернулись на свое место! Картины, увезенные в Архангельск, долгие годы хранились без описи, часть их тоже бесследно исчезла. Через комиссионные магазины Ленинграда в конце 1940-х годов проходило много этюдов и картин Борисова.Огромный архив художника — а он вел не только большую переписку (которую хранил), но имел и много деловых бумаг, связанных с его различными проектами, - не сохранился .До сих пор не обнаружены и альбомы рисунков художника, с которыми он не расставался в путешествиях. Их было много. Погибло большое количество негативов, привезенных из путешествий (художник был отличным фотографом). Произошло это потому, что распоряжались наследием художника люди, не представлявшие себе ценность того, чем им надлежало распоряжаться».

Санаторий «Евда» (1938 г.).

Часть картин Борисова, купленных Третьяковым для своей галереи, разлетелась по стране в 1931-1934 гг. Севастополь, Смоленск, Минск, Мурманск, Владивосток, Хабаровск. Казань, Краснодар, Чебоксары, Якутск, Петрозаводск, Оренбург, Томск, Алма-Ата, Семипалатинск...Не уверен, что было бы лучше, если бы все они попали в одно место, хотя бы, в Архангельск. В книге Н. П. Борисова «Художник вечных льдов» есть «Список основных произведений А. А. Борисова», где перечислены 133 картины, в то время хранившиеся в Архангельском музее изобразительных искусств, но в экспозиции я насчитал не больше пятидесяти картин, при этом на втором этаже картин Борисова нет. Там висят не очень интересные пейзажи тундры архангельских художников 50-70-х годов. Почему бы и там не разместить картины Борисова, чтобы они не лежали в запасных фондах? Может быть, экспозиция обновляется? Не похоже, потому что этикетки с названиями картин намертво приклеены к стенам. Кстати, в названиях картин встречаются досадные ошибки, которые сразу бросаются в глаза, но таблички, почему-то, не меняют.

vaga-land.livejournal.com