Старик. Невеста. Мертвая жена. «Неравный брак» Василия Пукирева. Картины брак


Брак Жорж Картины биография Braque Georges

Брак Жорж (Braque Georges) (1882—1963), французский живописец, график, скульптор, сценограф, один из основателей кубизма, автор многих декоративно-изящных композиций. Родился Жорж Брак 13 мая 1882 в Аржантей-сюр-Сен в семье маляра. Учился в гаврской Школе изящных искусств (1897-1899), затем в Париже в академии Эмбера и в Школе изящных искусств (1902-190З). В академии Эмбера Брак познакомился с Мари Лорансен и Франсисом Пикабиа. Серьезное увлечение искусством модернистов произошло в 1905 году, когда он заинтересовался фовизмом. В то время он находился под влиянием Сезанна.

В 1907 году состоялось знакомство Брака с Пикассо. В последующие годы в тесном сотрудничестве двух художников был выработан новый метод, положивший начало направлению кубизма. В работе «Обнаженная» (1907—1908, Париж) художник Жорж Брак продемонстрировал аналитическую фазу движения с острым ощущением структуры, аккуратным методом разбивания на объекты.

В 1909-1911 годах, в период «аналитического кубизма», колорит Брака ограничен узкой гаммой глухих тонов, натурные формы рассекаются на мелкие призматические грани, образующие подвижную кристаллическую структуру («Скрипка и палитра», 1910, Нью-Йорк, Музей С. Гугенхейма; «Португалец», 1911, Базель, Художественный музей). В композиции следующей, «синтетической» фазы кубизма художник включает графические знаки (цифры, типографические буквы, ноты, отрывочные надписи) и коллаж (наклейки газетных обрывков, рекламных объявлений, обоев и клеенки с имитацией различных текстур). Предметы расщепляются на отдельные качества: цвет, рисунок, фактура отслаиваются от изобразительной формы, обретая автономность. Визуальные знаки разных регистров зрительно перестраиваются, вступают в сложную игру пластических отношений и мгновенных образно-смысловых комбинаций («Бокал, скрипка и нотная тетрадь», 1913, Кельн, Музей Людвига; «Стол музыканта», 1913, Базель, Художественный музей; «Гитарист», 1914, Париж, Национальный музей современного искусства).

После Первой Мировой войны, во время которой Брак получил ранение в голову, он ушел от раннего угловатого кубизма. Далее в своем творчестве Жорж Брак стал развивать более привлекательный криволинейный стиль, особенно часто изображая спокойную жизнь. Его колорит высветляется, строится на тонких градациях охристых, голубых, серых, оливковых, терракотовых оттенков. Вещи, очерченные округлыми, упруго изогнутыми контурами, располагаются по параллельным тесно сближенным планам, резкая тень делит объемы предметов пополам («Круглый стол», 1922, Нью-Йорк, Музей Метрополитен; «Буфет», 1920, Базель, Галерея Бейелера). Планы колеблются в диапазоне малой глубины, поверхности колышутся, возбуждая почти тактильное ощущение пространственных интервалов. Картины Брака демонстрируют сдержанность, тонкость в замысле и цвете, например, работа «Список».

Картина Жоржа Брака "Кларнет и бутылка рома на камине". Буквы и линии, треугольники и четырехугольники разбросаны по поверхности холста как будто в беспорядке, и композиция кажется на первый взгляд абстрактной. На самом деле. картина была тщательно продумана. Она представляет камин, на котором разместились кларнет и бутылка рома. Страница нот приколота булавкой к стене. Брак не столько воссоздает иллюзию реального пространства на плоской поверхности холста, пользуясь средствами перспективы и светотени, сколько вызывает представление об объеме и глубине, показывая все грани предмета одновременно. Написанные приглушенными оттенками коричневого и серого плоские грани соединяются друг с другом, создавая кубистический образ. Этот новаторский способ изображения реального мира был изобретен Браком и Пикассо в первом десятилетии XX века. Впервые за пять столетий эти художники радикально изменили восприятие искусства. В 1949—1956 годах Брак создал цикл из восьми больших полотен «Мастерские», ставший вершиной его творчества. Натюрморты с атрибутами искусств, размещенные в обширных пространствах, наделены свойствами монументальности.

Туго переплетенные формы, вязкие землистые тона пронзаются изображением белой птицы, символа творческого полета («Мастерская II», 1949, Дюссельдорф, Художественное собрание земли Северный Рейн-Вестфален). В живописи и графике 1950-х годов образ летящей птицы развивается в самостоятельную тему (роспись плафона в зале этрусков Лувра, 1953; «Расправив крылья», 1956-61, Париж, Национальный музей современного искусства). В 1950-х годах Брак исполнил ряд декоративных работ: занимался церковными витражами, оформил потолок в этрусском зале Лувра. В поздних пейзажах Брака, предельно лаконичных, пустынность равнин и морских побережий Нормандии подчеркивается мотивом заброшенной лодки или забытого на осеннем поле плуга («Большой плуг», 1960, Париж, Галерея Мэг; «Лодка», 1960, частное собрание). Начиная с кубизма, искусство перестало быть простой имитацией окружающего нас мира. Брак создал много рисунков, гравюр и скульптурных произведений, но главное место в его творчестве занимала живопись. Брак вошел в историю искусства 20 века как один из основоположников кубизма и как продолжатель классической традиции ясной, гармонично уравновешенной формы. Умер Брак в Париже 31 августа 1963 года. Могила Жоржа Брака находится на кладбище Варенжвиль-сюр-Мер. Картины Брака представлены в лучших музеях Европы и США.

smallbay.ru

Модный брак (цикл картин) - Поверь мне — счастье только там, Где любят нас, где верят нам! Михаил Юрьевич Лермонтов

«Модный брак» (англ. Marriage à-la-mode) — цикл из шести картин Уильяма Хогарта, созданный в 1743—45 годах. В этом цикле Хогарт высмеивает высшее общество.

История создания

Сатирическая серия «Модный брак» стала первой в Англии, высмеивающей нравы высшего общества. В ней отображена история женитьбы и дальнейшей супружеской жизни сына обедневшего аристократа и дочери богатого торговца. Во всех шести картинах чётко проработаны фигуры персонажей и тщательно продуман интерьер. В те времена модные браки были очень распространены среди беднеющих аристократов, которые стремились сблизится с богатыми буржуа, это и послужило вдохновением для Хогарта.

В этой серии художник высмеивает ситуацию, в которой оказались люди из-за безнравственности общества, поэтому герои картин вызывают у зрителя скорее жалость, чем насмешку. На основе серии Хогарт в дальнейшем создал серию гравюр.

По-настоящему серия была оценена лишь в XX веке. Сейчас все шесть картин из цикла находятся в Национальной галерее Лондона.

Модный брак. Брачный контракт

"Брачный контракт" повествует о начале типичной для того времени истории. Граф по фамилии Сквандер ("мот") решил женить своего молодого сына на дочери преуспевающего городского торговца. Действие происходит в одной из комнат дворца графа.

Богато одетый пожилой граф (крайний справа) гордо восседает на диване, демонстрируя лист со своим генеалогическим древом. Тут же видны и принадлежащие ему костыли, без которых он уже тоже не может обойтись из-за развившейся подагры. Склонность к расточительству (помимо говорящей фамилии графа) и тут имеет наглядное подтверждение: сквозь окно видно здание нового еще недостроенного дворца.

Торговец, весьма скромно одетый, держит в руках текст брачного контракта в то время, как его дочь, сидящая позади него, внимательно слушает молодого адвоката по фамилии Сильвертан ("сладкоречие"). Сын графа, Виконт, тем временем любуется своим лицом, изучая его прелести при помощи зеркала. Две собачки, объединенные одной цепью (нижний левый угол), возможно, символизируют брачный союз.

Отдельные детали, особенно картины, висящие на стене, являются дополнительными комментариями к произведению. Так, большой портрет, выполненный во французской манере, висящий на стене рядом с окном, сильно контрастирует с находящейся на соседней стене головой Медузы, выражающей ужас. Очевидно, что ничего не предвещает этому браку счастья.

"Вскоре после свадьбы"

Из картины "Вскоре после свадьбы" ясно видно, что брак молодого аристократа и дочки торговца даёт первую трещину. Молодые люди быстро поняли, что они очень и очень разные люди, и поэтому стараются проводить свободное время порознь.

Утомленная жена, которая, похоже, провела предыдущий вечер за партией в карты, завтракает в ставшем общим для неё с мужем новом дорогом доме: пьёт кофе, как знатная дама, но при этом вульгарно потягивается. Повсюду заметен беспорядок. Виконт, уставший и измотанный, сидит на стуле: он только недавно вернулся домой после ночного кутежа. Всю ночь его не было дома, возможно, молодой аристократ пропадал в борделе. Наглядное доказательство этому — дамский чепчик, который вытаскивает у него из кармана собачка.

Посетивший семейную чету дворецкий (слева) медленно удаляется, унося деловые бумаги, и, глядя на окружающий беспорядок, в отчаянии возносит вверх правую руку.

Декорации комнаты и здесь являются символами. Картина, размещенная над камином, — это Купидон над руинами, общим беспорядком в доме, семье. Стоящий на камине бюст со сломанным носом символизирует импотенцию, возможные нежелательные последствия супружеской неверности молодого аристократа.

Модный брак. Визит к шарлатану

Действие "Визита к шарлатану" происходит в комнате так называемого доктора, которого зовут месье де ла Пилюль. Виконт сидит на стуле, а справа от него — его любовница, возможно, содержанка, совсем ещё девочка; слева от него, возможно, мать девочки.

Очевидно, что это не визит вежливости. Более того, это не первое посещение месье де ла Пилюля. Виконт болеет венерическим заболеванием. Об этом свидетельствует чёрное пятно на его шее (символ венерического заболевания для художника). В то время единственным средством излечения от подобного считалось принятие ртутных пилюль, что и посоветовал ему принимать "доктор".

Похоже, что пилюли не подействовали, поэтому все требуют от доктора найти альтернативный способ излечения. Виконт держит в руке коробочку с бесполезными пилюлями, желая их вернуть и обменять на что-то действительно стоящее или получить назад свои деньги. Ещё одна коробочка — на стуле Виконта, и ещё одна — в руке девочки-проститутки.

В качестве способа убеждения посетители используют не только слова: в левой руке Виконта увесистая трость, угрожающе приподнятая; женщина, предполагаемая мать девочки, сжимает в руках нож...

Модный брак. Будуар графини

После смерти престарелого графа жена его сына становится графиней, о чём свидетельствует корона над кроватью и туалетным столиком в комнате новоявленной аристократки. Она также стала матерью, и у её ребенка, лежащего в люльке, режутся первые зубки.

Адвокат Сильвертан ("Сладкоречие", говорящая фамилия), сидящий справа от знатной дамы, уговаривает её принять участие в предстоящем маскараде, именно на изображение маскарадного шествия он и указывает. Граф на картине отсутствует вовсе. Возможно, между адвокатом и графиней завязался настоящий роман.

Остальные гости, расположившиеся в стороне (слева вдоль стены), с интересом слушают оперного певца, возможно, кастрата, которому аккомпанирует флейтист.

Африканский паж (справа) распаковывает коллекцию редких вещей, купленных на аукционе, включая статую древнегреческого мифологического героя Актеона.

Картину "свободной любви", начинающей царить в новой семье аристократов, дополняют некоторые из картин, висящих на стенах в комнате графини: "Лот с дочерьми" и "Юпитер и Ио" Антонио Корреджо (центральная стена) и портрет адвоката и "Похищение Ганимеда" Микеланджело (стена слева).

Модный брак. Дуэль и смерть графа

Эпизод происходит в багнио. Первоначально под словом "багнио" в Англии подразумевались кофейни, где также можно было посетить турецкие бани, но к 1740-м гг. значение слова изменилось: теперь так стали называть дома с множеством комнат, любую из которых без лишних вопросов мог снять каждый желающий на любой срок (например, на ночь).

Графиня и адвокат после шумного бала-маскарада изрядно подустали и решили снять в таком багнио себе комнату, где графиня изменила своему мужу. Виконт тем временем, ещё прежде заподозрив неладное, проследил за влюбленными голубками и застал их во время постельной сцены. Отношения решили выяснять тут же при помощи дуэли на шпагах, в результате которой муж графини получил смертельную рану.

На картине запечатлен момент, когда графиня просит прощения у умирающего мужа. Второй дуэлянт успешно ретировался через окно. Встревоженные шумом в комнату входят хозяин багнио и сторож.

Картину всеобщей горечи и разврата дополняют висящие на стене картины — "Суд Соломона" и портрет куртизанки.

Действие происходит в доме отца графини, городского торговца. Девушка приняла яд, узнав о смерти своего любовника-адвоката, который был повешен за убийство графа, её мужа. Об этом она узнала из листовки, лежащей у её ног.

Дитя-калека обнимает тело своей бездыханной матери, а отец графини снимает с её руки кольцо, поскольку по законам Англии того времени имущество самоубийцы конфисковывалось. В центре картины аптекарь обвиняет слугу в том, что он по просьбе графини достал яд, и просит его во всём признаться.

Сквозь окно виднеется Старый лондонский мост. За всей этой суматохой никому нет дела ни до вида из окна, ни до того, что делается на столе. Собака городского торговца, отца графини, не теряет времени даром: она взгромоздилась на стул и поедает жареную курицу.

Простоватые картины голландских мастеров на стенах дома при этом иллюстрируют не только вкусы хозяина дома. Это — иллюстрация обыденности, типичности и вместе с тем жизненности и актуальности семейной трагедии, представшей перед нами в серии "Модный брак", не подвластной ни времени, ни пространству.

viardo-polina.livejournal.com

Несколько любопытных деталей в картине "Неравный брак"

Попалась любопытная статья-разбор известной картины Пукирева "Неравный брак", благодаря которой я взглянула на эту картину по-новому, вдобавок разглядев то, чего раньше вообще не видела!

Старик. Невеста. Мертвая жена. «Неравный брак» Василия ПукиреваАвтор статьи: Николай Жаринов Культуролог, филолог, писатель, журналист и экскурсовод.

Василий Пукирев (1832 — 1890) и Константин Флавицкий известны как гении одной картины. Но если Флавицкий закончил свой жизненный путь созданием шедевра, то с Пукиревым все вышло иначе. Картина «Неравный брак» стала единственным шедевром мастера. Ничего лучше он создать так и не смог.    

Действительно, смотришь на его другие полотна и поражаешься тому, насколько они безликие по сравнению с «Неравным браком». Очень стандартные темы, типичный реализм, столь характерный для русской живописи второй половины XIX века. Все так однообразно, просто и скучно… Но одна картина, один единственный шедевр - это высочайшее мастерство. Это тот пример, когда весь художник выгорает в одном полотне, когда он делает что-то такое, что будет поражать людей ещё долгие годы. Дьявол кроется в деталях. Если мы их не замечаем, то картина умирает. Она перестает быть предметом искусства и становится лишь красивым изображением.

«Неравным брак» Василия Пукирева — это то произведение, где нужно следить за всей «бездной мелочей», за каждой деталью. В противном случае, мы рискуем все пропустить. Факт остается фактом. Художники и до Пукирева и после него не раз изображали несчастных молодых невест и их старых богатых мужей. Но такого эффекта полотна не производили.

Здесь нет картинного плача, заломанных рук — всего того, что по мнению многих живописцев должно изображать настоящее горе. Тут все куда проще. Невесте вот-вот священник должен надеть кольцо на палец. Она несчастна. Оно и понятно: муж её, мягко говоря, немолод. Такие ситуации бывали часто.

Анну Керн, например (ту самую, про которую А.С. Пушкин написал: «Я помню чудное мгновение…»), родители выдали за генерала Ермолая Федоровича Керна, которому на тот момент было уже 52 года. Невесте — всего шестнадцать. Объяснение в любви было по-военному коротким.Генерал Керн спросил Анну:— Не противен ли я вам?— Нет, — ответила Анна и выбежала из комнаты.

После первой брачной ночи она написала в своем дневнике: «Его невозможно любить — мне даже не дано утешения уважать его; скажу прямо — я почти ненавижу его». Впрочем, девушка долго не страдала, быстро обзавелась многочисленными любовниками. То есть и в этом можно не увидеть ничего страшного. Но это не так.    

Есть в этом зале две ну очень странные фигуры. Две старухи. Одна стоит за женихом, другая за священником. Вроде бы, ничего необычного. Ну пришли старые женщины на свадьбу посмотреть. Может они сестры жениха. Но тогда напрашивается вопрос: к чему они в таких же венках, как и у невесты. А на одной даже белое платье есть. Стоп, стоп, стоп. Как это? Еще одна женщина в белом на свадьбе? Церковь ведь не ЗАГС, где невесты строем ходят. Что-то тут не то!

Смотрим внимательнее на платье старухи. Вот тебе раз! Да это и не платье вовсе, больше на простыню похоже. А это и есть простыня, точнее, погребальный саван. Фигура второй невесты за спиной священника выглядит ещё более странно, ведь это не по правилам обряда. Рядом со священником гостям делать нечего, если они, конечно, не из другого мира пришли. Итак, у нас получается, что на свадьбе сразу три невесты. Две из них мертвые и смотрят на старого жениха. Странный какой-то реализм получается, слишком уж Гоголем или Гофманом отдаёт. Да и за невесту переживаем теперь совсем иначе. Ведь если муженёк уже двоих на тот свет отправил, так с этой девушкой молодой что будет?  

И сразу совершенно иначе воспринимаешь символ происходящего. Невесте ведь на палец не кольцо надевают. Её на страдания призывают. И священник поэтому так почтительно склоняется перед ней. Понимает её жертву.

И какой здесь свет! Ведь он как на полотнах Караваджо! Божественный свет в прямом смысле этого слова. Именно в этом свете из левого верхнего угла, из окна церкви, оживают все призраки бывших жен. Свет мягко струится по белому платью, по нежной молодой коже невесты, по кисти её руки. И вот он центр композиции. Не её лицо, не фигура старого жениха, а рука, безвольно тянущаяся к мученическому венцу.    

Удивительно и то, какая игра взглядов запечатлена на полотне. Мёртвые старухи смотрят на жениха, жених — на невесту, невеста — в пол, друзья жениха — тоже на невесту. На несчастную смотрит и сам автор картины. Вот он, Василий Пукирев, стоит, скрестив руки, в правом углу. А на нас смотрит другой художник, друг автора, Петр Шмельков, подсказавший ему идею картины. Это он как раз и задает зрителю безмолвный вопрос: «Вы понимаете, что происходит?»

Судьба Василия Пукирева сложилась печально. «Неравный брак» имел огромный успех, но художник этому не радовался. Сразу после продажи картины он уехал на несколько лет в Италию. Оно и понятно. На картине в виде молодой девушки была изображена его любовь — Прасковья Матвеевна Варенцова. Пукирев не создал больше ни одной картины, которая по силе могла бы сравниться с его первым шедевром. Он постоянно возвращался к теме трагического бракосочетания, но все выходило не то. А в итоге алкоголь, бедность, забвение. Не лучше сложилась и судьба модели. В начала XX века она умерла в одиночестве в Мазуринской богадельне.© Artifex.ruhttps://artifex.ru/%D0%B6%D0%B8%D0%B2%D0%BE%D0%BF%D0%B8%D1%81%D1%8C/%D0%BD%D0%B5%D1%80%D0%B0%D0%B2%D0%BD%D1%8B%D0%B9-%D0%B1%D1%80%D0%B0%D0%BA/

ptiz-siniz.livejournal.com

Старик. Невеста. Мертвая жена. «Неравный брак» Василия Пукирева

Василий Пукирев (1832 — 1890) и Константин Флавицкий известны как гении одной картины. Но если Флавицкий закончил свой жизненный путь созданием шедевра, то с Пукиревым все вышло иначе. Картина «Неравный брак» стала единственным шедевром мастера. Ничего лучше он создать так и не смог.

  

Действительно, смотришь на его другие полотна и поражаешься тому, насколько они безликие по сравнению с «Неравным браком». Очень стандартные темы, типичный реализм, столь характерный для русской живописи второй половины XIX века. Все так однообразно, просто и скучно… Но одна картина, один единственный шедевр - это высочайшее мастерство. Это тот пример, когда весь художник выгорает в одном полотне, когда он делает что-то такое, что будет поражать людей ещё долгие годы.

Дьявол кроется в деталях. Если мы их не замечаем, то картина умирает. Она перестает быть предметом искусства и становится лишь красивым изображением. «Неравным брак» Василия Пукирева — это то произведение, где нужно следить за всей «бездной мелочей», за каждой деталью. В противном случае, мы рискуем все пропустить.

Факт остается фактом. Художники и до Пукирева и после него не раз изображали несчастных молодых невест и их старых богатых мужей. Но такого эффекта полотна не производили. Здесь нет картинного плача, заломанных рук — всего того, что по мнению многих живописцев должно изображать настоящее горе. Тут все куда проще. Невесте вот-вот священник должен надеть кольцо на палец. Она несчастна. Оно и понятно: муж её, мягко говоря, немолод. Такие ситуации бывали часто. Анну Керн, например (ту самую, про которую А.С. Пушкин написал: «Я помню чудное мгновение…»), родители выдали за генерала Ермолая Федоровича Керна, которому на тот момент было уже 52 года. Невесте — всего шестнадцать. Объяснение в любви было по-военному коротким. Генерал Керн спросил Анну:

— Не противен ли я вам?— Нет, — ответила Анна и выбежала из комнаты.

После первой брачной ночи она написала в своем дневнике: «Его невозможно любить — мне даже не дано утешения уважать его; скажу прямо — я почти ненавижу его». Впрочем, девушка долго не страдала, быстро обзавелась многочисленными любовниками. То есть и в этом можно не увидеть ничего страшного. Но это не так.

  

Есть в этом зале две ну очень странные фигуры. Две старухи. Одна стоит за женихом, другая за священником. Вроде бы, ничего необычного. Ну пришли старые женщины на свадьбу посмотреть. Может они сестры жениха. Но тогда напрашивается вопрос: к чему они в таких же венках, как и у невесты. А на одной даже белое платье есть. Стоп, стоп, стоп. Как это? Еще одна женщина в белом на свадьбе? Церковь ведь не ЗАГС, где невесты строем ходят. Что-то тут не то! Смотрим внимательнее на платье старухи. Вот тебе раз! Да это и не платье вовсе, больше на простыню похоже. А это и есть простыня, точнее, погребальный саван. Фигура второй невесты за спиной священника выглядит ещё более странно, ведь это не по правилам обряда. Рядом со священником гостям делать нечего, если они, конечно, не из другого мира пришли.

Итак, у нас получается, что на свадьбе сразу три невесты. Две из них мертвые и смотрят на старого жениха. Странный какой-то реализм получается, слишком уж Гоголем или Гофманом отдаёт. Да и за невесту переживаем теперь совсем иначе. Ведь если муженёк уже двоих на тот свет отправил, так с этой девушкой молодой что будет?

  

И сразу совершенно иначе воспринимаешь символ происходящего. Невесте ведь на палец не кольцо надевают. Её на страдания призывают. И священник поэтому так почтительно склоняется перед ней. Понимает её жертву.

И какой здесь свет! Ведь он как на полотнах Караваджо! Божественный свет в прямом смысле этого слова. Именно в этом свете из левого верхнего угла, из окна церкви, оживают все призраки бывших жен. Свет мягко струится по белому платью, по нежной молодой коже невесты, по кисти её руки. И вот он центр композиции. Не её лицо, не фигура старого жениха, а рука, безвольно тянущаяся к мученическому венцу.

  

Удивительно и то, какая игра взглядов запечатлена на полотне. Мёртвые старухи смотрят на жениха, жених — на невесту, невеста — в пол, друзья жениха — тоже на невесту. На несчастную смотрит и сам автор картины. Вот он, Василий Пукирев, стоит, скрестив руки, в правом углу. А на нас смотрит другой художник, друг автора, Петр Шмельков, подсказавший ему идею картины. Это он как раз и задает зрителю безмолвный вопрос: «Вы понимаете, что происходит?»

Судьба Василия Пукирева сложилась печально. «Неравный брак» имел огромный успех, но художник этому не радовался. Сразу после продажи картины он уехал на несколько лет в Италию. Оно и понятно. На картине в виде молодой девушки была изображена его любовь — Прасковья Матвеевна Варенцова. Пукирев не создал больше ни одной картины, которая по силе могла бы сравниться с его первым шедевром. Он постоянно возвращался к теме трагического бракосочетания, но все выходило не то. А в итоге алкоголь, бедность, забвение. Не лучше сложилась и судьба модели. В начала XX века она умерла в одиночестве в Мазуринской богадельне.

artifex.ru

Потайной смысл картины «Неравный брак». Не все так просто, как кажется!

Красота в глазах смотрящего, и когда речь идет об изобразительном искусстве, данная фраза как нельзя актуальна. Во многих картинах сотня опрошенных увидит что-то свое.

К таким можно и отнести картину «Неравный брак» Василия Пукирева. Еще во времена ее создания, в 1862 году, ходило немало слухов вокруг этой композиции.

Сюжет был настолько знаком зрителям, что не вызвал никакого удивления. Толки были насчет другого: многие думали, что в образе шафера художник изобразил самого себя. А позже начали появляться слухи, словно картина имеет магическое воздействие на женихов в возрасте: то они теряли сознание, то вовсе отказывались жениться.

Образ шафера получился весьма ярким, что и натолкнуло публику на мысль трактовать картину как любовный треугольник, а не просто как обычную свадьбу. Поскольку в образе шафера четко просматривались черты самого Пукирева, то народ решил, что таким образом он изобразил свою драму: якобы его невесту насильно выдали замуж за сановника в летах.

Но самом деле это была история про друга Василия — Сергея Ворожцова. Он был влюблен в молодую девушку, на которой планировал жениться. Но родители выдали ее за седовласого фабриканта.

Василий Пукирев решил изобразить эту драму на полотне. И изначально мужчина за невестой был списан с Ворожцова. Но когда Сергей увидел эту картину, то даже перестал разговаривать с художником. Но позже обида прошла, и он попросил видоизменить шафера. Таким образом шафер уже напоминал самого художника.

Василий Пукирев сделал жениха более старым и угрюмым, так что он превратился в непривлекательного мужчину. Но даже в ХIX столетии в России настолько были распространены неравные браки, что такая подмена не была преувеличением — молодых девушек часто выдавали за пожилых богатых купцов и чиновников. Об этом свидетельствуют картины других живописцев.

Эдмунд Блейр-Лейтон. Пока смерть не разлучит нас, 1878

Аким Карнеев. Неравный брак, 1866

Фирс Журавлев. Перед венцом, 1874

Предлагаем твоему вниманию видео, где ты можешь с разных ракурсов посмотреть на картину!

Историк Н. Костомаров признавался друзьям, что после того, как увидел картину «Неравный брак», передумал жениться на молодой девушке. Магия? Скорее иронический и обличительный смыслы картины были настолько явными, что седовласым женихам просто становилось неловко от этого, и они не хотели повторять ошибку многих своих ровесников.

Хорошо, что картина так отрезвляюще действует на людей. Нет, мы помним, что «Любви все возрасты покорны», но всё же надо думать дважды перед тем, как вступить в брак, тем более неравный. Сейчас уже сложно кого-то удивить семейной парой с большой разницей в возрасте, но хочется верить, что это по любви, а не по разным меркантильным причинам.

А что ты думаешь по этому поводу?

Источник

arbuz.name

Неожиданная история, стоящая за картиной «Неравный брак»

Презентация полотна, которое в наши дни известно даже последнему двоечнику, состоялась на Академической выставке в сентябре 1863 года. Критики приняли «Неравный брак» с распростертыми рецензиями.

Казалось, молодой выпускник Московского училища живописи, ваяния и зодчества Василий Пукирев должен ликовать. Но он не ликовал. Его радость омрачала ссора с близким другом, купцом Сергеем Варенцовым. Друг-купец, едва увидев «Неравный брак», закатил Пукиреву жуткий скандал. И вот почему...

Неожиданная история, стоящая за картиной «Неравный брак»

Сергей Варенцов отличался живописными внешними данными и оттого (ну и еще немного потому, что был баснословно богат) не знал недостатка в женском внимании. Но накануне 30-летия сердце купца-плейбоя похитила дочка богатого фабриканта. Звали девушку Софья Рыбникова.

Роман Сергея и Софьи развивался стремительными для XIX века темпами: молодые люди быстро перешли от стадии томных взглядов до стадии перешептываний в углу бальной залы. Все были уверены, что дело идет к свадьбе: жених завидный, за невестой дают достойное приданое... Но неожиданно для общества ухаживание прекратилось. Причем по инициативе Софьи. Она предпочла другого.

Из воспоминаний родственника Сергея Варенцова, тоже купца Николая Варенцова: «Они были влюблены друг в друга, но волею судьбы, по неизвестной мне причине, мадемуазель Рыбникова не отдала своей руки любимому человеку, а вышла замуж за пожилого и очень богатого фабриканта Карзинкина». Бракосочетание состоялось в церкви Трех Святителей на Кулишках. (Она, кстати, по сей день стоит в Малом Трехсвятительском переулке близ станции московского метро Китай-город.)

Сергей Варенцов решил поделиться своим горем с другом — художником Василием Пукиревым. А тот, вместо того чтобы сказать «Серега, не горюй, сколько еще баб будет», взял да и использовал личную трагедию друга для собственных художественных целей. Увековечил, так сказать, трагедию на полотне.

Пукирев изобразил Софью Рыбникову рядом с пожилым и неприятным мужем (переквалифицированным на всякий случай из фабриканта в генерала). Позади Сони с немым упреком на лице стоял Сергей Варенцов. Собственно, увидев картину на выставке и, главное, себя с обиженным лицом, Сергей и закатил художнику скандал.

Немного успокоившись, Варенцов потребовал Пукирева исправить положение. Сначала Пукирев пририсовал другу бородку, которую тот никогда не носил. Затем немного изменил черты лица Варенцова. Велика вероятность, что художник корректировал картину, используя собственное лицо. Так несколькими решительными мазками художнику удалось вернуть дружбу купца.

Между тем Софья была счастлива в «неравном браке». Если уж на то пошло, то брак оказался не таким уж неравным: жениху Карзинкину было всего 38 лет. И, судя по тому, что в браке родились трое детей, он был бодр и полон энергии. А Пукиреву за картину дали звание профессора. Как видишь, все в выигрыше. Хотя брошенный Сергей Варенцов с нами бы не согласился.

www.maximonline.ru

Неравный брак (картина) — википедия фото

Предыстория

В середине XIX века вопрос бесправного положения женщины, девушки-бесприданницы, выдаваемой замуж против её воли, стал для России болезненным. Значительное число браков в то время строилось на основе выгоды и материальной заинтересованности. В 1854 году на сцене Малого театра была поставлена пьеса А. Н. Островского «Бедность не порок», а в феврале 1861 года вышел Указ Священного Синода, осуждающий браки с большой разницей в возрасте.[1]

Существует версия, что идею написать картину на эту тему подсказал Василию Пукиреву его друг художник, изучавший нравы купеческого мира и сделавший выводы, что цинизм правит их миром, а жажда наживы делает купцов циниками.[1]

Работа над картиной

Пукирев приступил к работе в 1862 году. Он быстро написал эскиз небольшого размера (34х26) и начал писать большой холст.[1]

Описание

На картине изображено таинство (обряд) венчания в православной церкви. На фоне полумрака церкви, падающий из окна свет ярко освещает лишь жениха, невесту и священника.[2] Жених изображён стариком в хорошем костюме, с едким, снисходительно-раздражительным[3] выражением лица. У него морщинистое лицо, невыразительные тусклые глаза, брезгливо оттопыренные губы, на шее орденский крест Владимира II степени и слева на груди соответствовавшая этому ордену звезда.[2] Зажатый и тугой воротник придаёт его лицу неподвижный и застывший вид и лишь глаза его чуть скошены в сторону невесты.[2]

В противовес жениху написан образ невесты. Она очень молода, совсем ещё ребёнок, о чём говорит овал её лица, шелковистые русые волосы, маленький рост. На голове у неё фата, свидетельствующая о её невинности. Лицо её бледно, глаза заплаканы и взгляд опущен вниз, что придаёт её образу особенную трогательность. Особенно чистой кажется она в свадебном наряде. В левой руке у неё безвольно опущенная вниз свеча, а правую она протягивает священнику, подставляя указательный палец для обручального кольца.[2]

Фигура священника в ризе изображена сгорбленной, со смотрящим исподлобья взглядом, в левой руке у него церковная книга, а правая держит золотое обручальное кольцо, которое он собирается надеть невесте на палец.[4]

Среди гостей выделяется фигура шафера, изображённого у края картины за невестой. Выражение его лица выражает недовольство, руки сложены на груди. Образы шафера и невесты соединены в картине тонкими, опосредованными связями. Во-первых, художник продемонстрировал это, расположив их в непосредственной близости друг от друга в тесном пространстве церкви, а во-вторых, лишь они на картине молоды и объединены одним общим переживанием. На груди шафера, как и полагается, роза, приколотая у сердца, но в данном случае это знак, обрекающий героя на страдание.[3]

Остальные персонажи играют второстепенную роль. Автор делит их на две группы — группу жениха и группу невесты. Первая, среди которых важный военный и стоящий рядом с ним мужчина, с откровенным и нескромным любопытством разглядывают невесту. Преданно смотрит на старика-жениха пожилая женщина слева, видимо — сваха. Во второй группе, кроме шафера, можно отметить фигуру стоящего рядом с ним мужчины, в пристальном взгляде которого явно читается живое участие.[5]

Прототипы картины

Версия Николая Варенцова

Согласно первой версии, сюжет картины связан с любовной драмой, случившейся с другом художника молодым купцом Сергеем Михайловичем Варенцовым.[3] Согласно этой версии Сергей Варенцов[комм. 1] был влюблён в 24-летнюю[1] Софью Николаевну Рыбникову[комм. 2], но родители невесты предпочли ему более богатого и известного в торгово-промышленном мире, нестарого (37-летнего[1], на 13 лет старше невесты) Андрея Александровича Карзинкина. Причём, по свидетельству Н. П. Сырейщикова, внучатого племянника Варенцова, в силу сложившихся обстоятельств Сергей Варенцов был вынужден присутствовать на венчании, состоявшемся в 1860 году в церкви Трёх святителей на Кулишках, в качестве шафера.[6]Н. А. Варенцов в своих воспоминаниях объяснил эту необходимость тем, что сестра Карзинкина была замужем за старшим братом Сергея Варенцова — Николаем.[7]

Согласно версии, вскоре Сергей Варенцов запротестовал против изображения себя на картине,[8] так как в свою очередь, собирался жениться на Ольге Урусовой. Художник был вынужден изобразить на картине самого себя.[3]

Про Сергея Михайловича рассказывали, что он был влюблён в барышню — дочку купца Рыбникова и хотел на ней жениться, но родители предпочли выдать её замуж за Андрея Александровича Карзинкина, хотя не такого красивого, зато очень богатого и хорошего человека.

Эта неудача Сергея Михайловича весьма угнетала, и он делился горем со своим приятелем художником Пукиревым, который воспользовался этим рассказом для сюжета своей картины под наименованием «Неравный брак», изобразив жениха стариком генералом, а шафера, стоящего со сложенными на груди руками, — Сергея Михайловича. Картина имела большой успех на выставке, была приобретена П. М. Третьяковым и до сего времени находится в Третьяковской галерее. Из-за этой картины между Сергеем Михайловичем и Пукиревым произошла крупная ссора, когда он увидал изображение своё на ней. Пукирев принужден был приделать маленькую бородку шаферу, оставив все черты лица без изменения, так как Сергей Михайлович не носил бороды.

— Н. А. Варенцов. «Слышанное. Виденное. Передуманное. Пережитое»

Подтверждением факта, что художник изобразил самого себя на картине, является его сходство[3] с образом художника на картине «В мастерской художника» (1865), где по свидетельству Н. А. Мудрогеля, автор изобразил себя.[9] Друг художника С. И. Грибков также подтверждал, что «со скрещёнными руками в картине — это сам В. В. Пукирев, как живой».[10]

Василий Пукирев в образе шафера на картине «Неравный брак» Картина Пукирева «В мастерской художника». На заднем плане, положившим руку на мольберт, изображён сам автор Андрей Александрович Карзинкин.Фотография конца XIX века. Портрет С. М. Варенцова работы Пукирева.1860-е годы

Версия Грибкова и Мудрогеля

По другой версии, озвученной другом художника Сергеем Грибковым и Н. А. Мудрогелем[9], на картине изображена любовная драма самого художника. Причём, Грибков рассказывал и подробности этой истории:

Товарищ и друг В. В. Пукирева с юных дней, он (С. И. Грибков) знал историю картины «Неравный брак» и всю трагедию жизни автора: этот старый важный чиновник — живое лицо. Невеста рядом с ним — портрет невесты В. В. Пукирева, а стоящий со скрещёнными руками — это сам В. В. Пукирев, как живой.

— В. А. Гиляровский. «Москва и москвичи»

Согласно этой версии прототипом в образе невесты на картине изображена несостоявшееся невеста самого Василия Пукирева[11] — Прасковья Матвеева Варенцова[комм. 3], внучатая племянница княгини Ольги Мироновны Щепиной-Ростовской (урождённой Варенцовой-Тарховской), супруги князя А. И. Щепина-Ростовского.[1] Подтверждение этой версии было получено в 2002 году, когда Государственная Третьяковская галерея приобрела карандашный рисунок 1907 года работы В. Д. Сухова, на котором написано: «Прасковья Матвеевна Варенцова, с которой 44 года назад художник В. В. Пукирев написал свою известную картину „Неравный брак“. Госпожа Варенцова живёт в Москве, в Мазуринской богадельне».[1]

В образе жениха, по предположению Л. Кац, художник изобразил тверского предводителя дворянства Алексея Марковича Полторацкого, с большим посмертным портретом которого она нашла сходство.[12] На этюде к картине «Голова старика» художник указал, что он писался с князя Цицианова,[13] Л. Полозова предположила, что речь идёт о князе Павле Ивановиче Цицианове.[3] а Н. П. Сырейщиков утверждает, что голова была написана с повара Владимира Ивановича, служившего в те годы в доме Варенцовых.[14] Кроме того, Л. Полозова считает, что образ, возможно, писался собирательно: фигура и одежда — от Полторацкого, голова, с особенным выражением лица, — от Цицианова, венчик седых волос — от повара Владимира Ивановича.[3]

На картине изображены ещё две знакомые художнику личности. Рядом с шафером, изображён друг Пукирева художник Пётр Михайлович Шмельков, по одной из версий и подсказавший автору идею картины.[1] Кроме того, сбоку на картине изображёна голова рамочника Гребенского, обещавший сделать художнику раму для картины «каких ещё не было».[9]

Голова старика. Этюд для картины «Неравный брак». На обороте холста пером надпись: Пукиревъ. Этюдъ къ картине «Неравный брак» (Третьяк. гал.). Ниже: Писано съ князя Цицiанова». Портрет А. М. Полторацкого работы Пукирева. 1861 год Пётр Михайлович Шмельков (1819—1890) Карандашный рисунок 1907 года работы В. Д. Сухова, на котором написано: «Прасковья Матвеевна Варенцова, с которой 44 года назад художник В. В. Пукирев написал свою известную картину "Неравный брак". Госпожа Варенцова живёт в Москве, в Мазуринской богадельне»

Последствия

Картина была выставлена в сентябре 1863 года в Петербурге на очередной академической выставке, но ещё до выставки была куплена другом Пукирева коллекционером Александром Борисовским, у которого, в свою очередь в 1871 году за 1 500 рублей её выкупил Павел Третьяков.[15] Сейчас картина экспонируется в Третьяковской галерее.

На выставке картина произвела огромное впечатление на современников. В. В. Стасов считал, что полотно Пукирева одно из самых капитальных, но вместе с тем и самых трагических картин русской школы, И. Е. Репин заметил, что Пукирев «много крови испортил не одному старому генералу», а историк Н. И. Костомаров признался друзьям, что, увидев картину, отказался от намерения жениться на молодой девушке.[16] В то же время, прогрессивный журнал «Искра» в статье 1863 года «Расшаркивающееся искусство» раскритиковал картину за недостаточно глубокое социальное обличение, за налёт сентиментализма и мелодраматичности, снижающее её художественное значение.[5]

В 1875 году Василий Пукирев написал вариант-повторение картины «Неравный брак», находящийся сейчас в экспозиции Национального художественного музея Республики Беларусь.[17] Возвращался Пукирев к теме бракосочетания и в других своих работах таких как «Приём приданого по росписи» и «Прерванное венчание».

Картина Пукирева «Двоеженец, или Прерванное венчание». 1877 год Картина Пукирева «Приём приданого в купеческой семье по росписи». 1873 год

Интересные факты

  • В оформлении обложки альбома «Клубника со льдом» группы «Крематорий» использована картина Василия Пукирева «Неравный брак». Картину создатели оформления дополнили фигурой в белом халате.

Комментарии

  1. ↑ Сергей Михайлович Варенцов (1833—1874) — московский купец II гильдии (торговал москательным товаром), был гильдейским старостой Купеческой управы в 1867—1869 годах, попечителем мещанского училища. Женился на Ольге Никитичне Урусовой, также происходившей из купеческой семьи.
  2. ↑ Софья Николаевна Рыбникова (1836—1911) — дочь богородского купца, владельца суконной фабрики в Чудинках близ Купавны Николая Абрамовича Рыбникова. В браке с А. А. Карзинкиным она родила троих детей: дочь Елена — окончила Училище живописи и ваяния, стала художницей и вышла замуж за писателя Телешова, старший сын Александр — являлся членом московского Нумизматического общества, автором ряда работ о русских средневековых медалях, дружил с П. М. Третьяковым. Софья Николаевна много жертвовала на благотворительность, в том числе и на Бахрушинскую больницу, а именно на устройство корпуса имени покойной дочери Софьи для женщин, больных туберкулёзом и туберкулёзный санаторий, являлась попечителем 1-го Таганского женского начального училища.
  3. ↑ По одним данным это её девичья фамилия и она приходилась однофамилицей Сергею Варенцову, по другим — её девичья фамилия не известна, а позже она была выдана замуж за друга художника Сергея Варенцова

Примечания

Ссылки

org-wikipediya.ru


Смотрите также