Гавриил Державин: краткая биография, фото поэта. Картины державина


Портреты Державина Гавриила

Гавриил Романович Державин - величайший поэт, представитель отечественного классицизма, общественный деятель, полностью посвятивший свою жизнь и свое творчество служению родине и императрице. Он стал основоположником торжественной поэзии, ставшей неотъемлемой частью эпохи правления Екатерины II. Неординарная личность, правдолюб и поборник чести, он на века вписал свое имя в историю нашей страны.

Путь от солдата до министра

Будущий поэт появился на свет 14 июля 1743 года в небольшой деревушке Кармачи, что близ Казани. Родители его были мелкопоместными дворянами: мать, Фекла Андреевна Козлова, и отец, которого он потерял в раннем детстве, секунд-майор Роман Николаевич.

Гавриил Романович, проучившись несколько лет в Казанской гимназии, покинул её и поступил рядовым солдатом на службу в Преображенский полк, в составе которого участвовал в свержении Петра III и возведении на престол Екатерины II. Уже в 1772 году Державин стал офицером и принял участие в подавлении пугачёвского восстания.

Портрет ДержавинаПроменяв военную службу на гражданскую, великий поэт некоторое время находился на службе в Сенате. Но и этот путь оказался тернистым. Будучи большим поборцем чести и справедливости, Гавриил Романович никогда не ладил со сребролюбивыми и жадными чиновниками, в связи с чем постоянно менял места службы. В 1782 году Державин написал восторженную оду "Фелица", посвященную великой императрице Екатерине, за что и был назначен губернатором Олонецким, а затем и Тамбовским.

Выдающийся поэт сумел не угодить и самой императрице, за что был отставлен с должности ее личного кабинет-секретаря. В 1802-1803 годах пребывал в почетной должности министра юстиции, но морального удовлетворения не находил и здесь, поэтому в 60 лет вышел в отставку.

Творчество во имя Отчизны

Находясь на службе у государыни, Державин не оставлял поэзии. Она была его миром, его неотъемлемой частью. Печататься великий поэт стал с 1773 года. Верный идеям просвещенной монархии, Державин пытался быть последователем Ломоносова и Сумарокова.

Гавриил Державин портрет

С 1779 года Гавриил Романович стал придерживаться собственного стиля в творчестве - философской лирики. Так были созданы оды "На смерть князя Мещерского", "Бог", "Водопад" и др. Гавриил Романович был многогранным поэтом. Перед самой своей смертью, в 1816 году, он начал творить в жанре драматургии и создал несколько трагедий: "Добрыня", "Ирод и Мариамна", "Пожарский" и др. Находясь у истоков литературного кружка "Беседа любителей русского слова", Державин благоволил Жуковскому, а также одним из первых увидел талант юного Пушкина. В 1816 году поэт скончался в имении Званка Новгородской губернии.

Образ Державина в портретах

Несомненно, восприятие исторической личности неразрывно связано с ее портретами, дошедшими до нас из глубины времен. Гавриил Державин не стал исключением. При его жизни было написано несколько замечательных портретов, благодаря которым мы можем получить цельное представление об этом выдающемся человеке.

Кисти художника В. Л. Боровиковского принадлежат два портрета Гавриила Державина, относящиеся к 1795 и 1811 годам. На них поэт изображен в различные периоды своей жизни. Также увековечили образ поэта в своих полотнах художники А. А. Васильевский и Н. Тончи. История и судьба этих портретов различна, но едино одно: с полотен на нас смотрит человек с живыми, умными глазами, человек гениального ума и редкого достоинства.

Державин в портретах В. Л. Боровиковского

Боровиковский - знаменитый портретист 18-го века, академик живописи, благодаря которому мы сегодня знаем, как выглядели выдающиеся личности того времени. Его кисти принадлежат портреты Павла I, Екатерины II, князя Куракина и многих других. Он также создал два широко известных портрета Гавриила Романовича Державина.

Портрет Державина Гавриила Романовича

На портрете, относящемся 1795 году, поэт и общественный деятель предстает перед нами в своем парадном облачении с высокими наградами. Глядя на него, мы понимаем, что это человек энергичный, трудолюбивый и необыкновенно проницательный. Державин смотрит гордо, но в то же время добродушно, с некоторой полуулыбкой. Создается впечатление, что художник застал Державина за работой: поэт восседает на фоне богатого книжного шкафа, прикрытого занавесью, а рука его возложена на документы и рукописи. Созерцать это полотно можно в Государственной Третьяковской галерее.

На другом портрете Державина 1811 года мы видим уже несколько пожилого человека, в мудрых глазах которого все так же горит огонь жизни и жажда деятельности. Поэт здесь также в парадном облачении, но наград на нем уже гораздо больше, что говорит о высоких достижениях за годы жизни. Портрет написан не в интерьере, а в более серьезном ключе, на темном фоне, что нехарактерно для художника.

Благородная старость

Портрет Державина Васильевского относится к 1815 году. На нем поэт изображен за год до смерти. Васильевский видит его пожилым, умудренным опытом человеком, занимавшим когда-то высокий чин и бывшим на хорошем счету при дворе. Несмотря на преклонный возраст, в его глазах видны все та же живость и пытливый ум.

Портрет Державина Васильевского

Гавриил Романович предстает перед нами в домашнем облачении, с ночным колпаком на голове. Создается ощущение, что он, готовясь ко сну, еще не успел затушить свечу в руках, и она освещает своим спокойным светом лицо в благородных морщинках и темную комнату.

Иркутский Державин

Интересна предыстория создания портретов Державина работы итальянца Н. Тончи. Дело в том, что иркутский купец и большой поклонник творчества поэта Сибиряков отправил в дар своему кумиру богатую шапку и шубу из соболя. Именно в этом облачении поэт и предстает на двух одинаковых портретах огромных размеров, созданных итальянцем. Державин изображен восседающим на снегу у подножия скалы.

Один из портретов нашел свое место в столовой петербургского дома великого поэта. На нем автор оставил подпись на латыни, гласящую: "Правосудие - в скале, пророческий дух - в румяном восходе, а сердце и честность - в белизне снега".

Второе полотно досталось Сибирякову, к великой его радости и гордости. Портрет Г. Р. Державина был помещен в специальную державинскую гостиную. После разорения купца картина долгое время хранилась на складе, подвергаясь сырости и холоду. Вторую жизнь ей подарил ссыльный художник Вронский, который не только искусно устранил повреждения портрета, но и стал соавтором великого Тончи, написав на заднем плане вид старого Иркутска.

Портрет Г. Р. Державина

На этом мытарства полотна не закончились. В 1917 году, во время боя красногвардейцев с юнкерами, оно было сильно повреждено пулями и, казалось, уже не подлежит восстановлению. Но в 1948-1952 гг. великими стараниями реставраторов это произведение искусства снова обрело новую жизнь. Портрет, принадлежащий некогда самому поэту, хранится сегодня в Третьяковской галерее, второй его вариант можно увидеть в картинной галерее города Иркутска.

fb.ru

Картины, описание картин — Портрет поэта Гавриила Романовича Державина. 1795

Опи сание картины Владимира Боровиковского: Портрет Гаврилы Державина.

Нет ничего сложнее в живописном искусстве как работа над портретом. Это не просто передать красками и своим умением на холст эмоции живого человека. Боровиковский едва ли не единственный русский живописец, который умел писать портреты.Пред нами два портрета одного и того же человека, просто написаны они были в разное время. Нижний портрет, где великий русский поэт Гаврила Державин выглядит весьма подтянуто и видно, что его жизнь протекает достаточно бурно. Он работает, на это указывает его рука, которая возложена на рукописи и документы. Он обласкан властью и вполне заслуженно. Об этом свидетельствуют награды. По портрету легко можно понять кто перед нами: за ним, фоном стоит книжный шкаф, который переполнен книгами, свитками. И можно сказать точно, что перед нами парадный портрет.

А ведь Боровиковский писал с натуры и как точно он подметил взгляд и приподнятые брови, и эту полуулыбку довольного собой слегка полноватого человека.Но вот другой портрет. Всё того же художника Боровиковского и на нём написан всё тот же поэт Державин, но… Это писалось шестнадцать лет спустя и тут уже нет того парадного портрета. Тут уже совсем иное, что-то уже совсем жизненно другое. Старость? Да, но пока не дряхлость. Видно, что ещё есть возможность мыслить. Глаза, которые горят жизнью, но, сколько в них усталости. Зато сохранена полуулыбка. А наград то прибавилось. Значит не зря прожил жизнь. И чуть ли не впервые Боровиковский пишет портрет не в каком-нибудь интерьере, а просто портрет на серо-зелёном фоне.Державин на портрете похудевший, слегка осунувшийся человек, но всё-таки счастливый. Наверно именно это и хотел передать художник: он старый, но счастливый человек. И кстати, чуть позже Державину предстоит услышать продолжателя русской словесности Пушкина, но там встретиться мудрая старость и вечная молодость.А Боровиковскому хочется сказать спасибо, что не соврал, не приукрасил, а показал поэта таким, каков он был на самом деле.

www.art-drawing.ru

Изобразительное искусство в поэзии Державина (Державин)

Гаврила Романович Державин - поэт 18 века. Верной характеристикой данного столетия служат слова Радищева, что оно было «безумно и мудро». В России шли в жизнь идеи, зародившиеся во Франции, возвышавшие человеческие личности, был рост национального подъема, промышленности, науки и просвещения. Поэзия Державина своей основной темой берет человека. В этом заключены ее новаторское значение и сила влияния на последующее развитие литературы. Описания у Державина столь подробны и живописны, как голландские и фламандские художники 17 века, изображавшие на своих натюрмортах плоды, дичь и вино, играющее в хрустале. »…роскошь, прохлады, пиры, казалось, составляли цель и разгадку жизни. Со всеми своими благоразумными толками об «умеренности» Державин невольно, может быть часто бессознательно, вдохновляется восторгом при изображении картин такой жизни…» - писал Белинский. Державин пишет о людях, о своем к ним отношении, и в его стихах личность автора не скрывается в тени, а выходит на первый план.

В стихах появляется сам Державин, он выступает со своими собственными мыслями, делами, заботами, как друзьями, так и врагами, живые образы в образы поэзии - это большой шаг в сторону развития русской реалистической поэзии. В поэзии Державин создал свой собственный образ - образ поэта, неподкупного борца за правду, смело разговаривающего с царями, не боящегося говорить сильным мира сего даже самые неприятные истины. Многие оттенки настроений поэта, отзвуки его личной жизни можно найти почти в каждом стихотворении. Они являются фактами биографии Державина и сохраняют с ней теснейшую связь. Державин описал созданный автопортрет в стихотворении «Тончию» (1801):

* Иль нет: ты лучше напиши * Меня в натуре самой грубой, * В жестокий мраз, с огнем души, * В косматой шапке, скутав шубой, * Чтоб шел, природой лишь водим, * Против погод, волн, гор кремнистых, * В знак, что рожден в странах я льдистых, * Что был прапращур мой Багрим.

Именно таким художник Тончи и написал Державина - сидящим на скале среди снежного поля, в шубе и шапке, и этот портрет получил наибольшую известность. Также портреты Державина пишет художник Боровиковский. Ранний портрет поэта (не позднее 1793 года), известный по гравюре Гейзера, создает необыкновенно живой и правдивый образ поэта, несмотря на то, что Державин изображен в официальном костюме - мундире правителя наместничества. Маленький портрет в круге относится, возможно, к концу 1794 или к началу 1795 года. Несколько небрежная, как бы незаконченная манера письма позволяет думать, что портрет первоначально предназначен для перевода в гравюру.

Пейзажный фон этого портрета не вполне удачно связан с фигурой, он не очень гармонирует и с обликом Державина в чиновном мундире, украшенном орденскими знаками, с указующим жестом руки. Отчасти эта противоречивость образного строя объяснялась характером самой модели. Прямой и правдолюбивый, в высшей степени наделенный сознанием своего человеческого достоинства и чести, Державин не был лишен простодушного тщеславия и склонен был преувеличивать значение собственной служебной деятельности.

Это твердое сознание неотделимости своего существования и долга как человека от интересов сословного государства сказалось не только в оттенке официальности выше рассмотренного поэта, но и на художественной концепции прекрасного небольшого изображения 1795 года. В лице Державина, вылепленном правдиво и строго, есть та простота и грубоватость, в которых угадывается трудная жизненная школа, пройденная писателем, его неуживчивый и «нельстивый нрав». Исполнена выразительности и твердая осанка Державина, представленного в кабинете у стола на фоне полок с книгами. Левая часть интерьера сокрыта зеленой драпировкой, образующей фон для фигуры Державина в светло-синем сенаторском мундире и с орденом на красноватой ленте. Боровиковскому надлежало, не просто запечатлеть неповторимую личность Державина, но и рассказать о важности исполняемых им обязанностей.

Показывая значительность его фигуры как государственного деятеля и поэта, художник прибегал к языку иносказаний и атрибутов, т.е. к тем опосредствованным приемам характеристики, которые применялись всякий раз, когда требовалось возвеличить портретируемого, создать его парадное изображение. Во время службы в Петербурге, Державин сближается с литераторами и входит в дружеский литературный кружок, душой которого был Н.А.Львов. Интересы таких поэтов, как Капнист, Хемницер оказались близкими Державину. Поэты сблизились на почве недовольства существующей поэзией. Они были заняты поисками путей создания самобытной оригинальной поэзии. Многие поэты, связанные с Сумароковым, утрачивали вкус к оде и пытались найти себя в других жанрах. Херасков трудился над созданием героической поэмы «Россияда», которую создал в 1779 году. Богданович плодотворно работал над шутливой поэмой «Душенька» . Княжнин все силы отдавал драматургии.

Львов пропагандировал в дружеском кружке народную песню. К 1790 году он выпустил специальный сборник русских народных песен (в него вошло, кроме нескольких позднегог происхождения мелодий, большое количество подлинных произведений народного певческого искусства), руководствуясь желанием понять неповторимое своеобразии этих старинных творений народа, в простом и строгом гармоническом складе которых он усматривал общность с древнегреческими песнопениями.

В ближайшие за тем годы Львов создает собственные поэмы в народном духе («Русской», 1791; «Добрыня», 1796), где не только заимствует отдельные образы и мотивы былин, но и пытается применить принципы народного «вольного» стихосложения, котрое, по его мнению, ближе, чем классические формы стиха, подходит к особенностям русского языка и может внести в современную поэзию «больше гармонии, разнообразия и выразительных движений». Подобные искания были присущи и Радищеву («Бова», 1798-99). Они увлекли и Капниста, который в начале 1790-х годов задумал перевести безрифменными стихами оссиановскую поэму «Картон», а впоследсвии отстаивал правомерность употребления «размеров простонародной песни» для перевода «Илиады» Гомера.

Написанные Державиным в конце 1770-х годов стихотворения выдвинули его на первое место в кружке. В атмосфере недовольства традиционной поэзией, сочувствия друзей и родились три оды Державина в 1779 году( «Ода на смерть князя Мещерского» и ода «Стихи на рождение в Севере порфирородного отрока»). Державин принялся осваивать оду для воспроизведения окружающего мира - человека и окружающей его природы. С приходом Державина действительность начала свое вторжение в высокую поэзию. В 1805 году, подводя итоги сделанному, Державин записал, что его поэзия есть «истинная картина натуры».

В стихах Державина - и это было его принципиальным успехом, достижением появляются фигуры конкретных людей. Их поведение описывает поэт, к ним обращает свои упреки и назидания. Современники угадывали конкретные намеки многих стихотворений Державина, приобретавших тем самым Характер острых злободневных фельетонов. Сатирическое дарование Державина, его склонность к поучениям получили широкий выход в этих стихах. Соблюдение жанровых границ не имело при этом никакого значения для державина : В похвальной оде «Фелица» задел же он многих сановников Империи! В Практически всех стихотворениях Державина, и серьезных, и шутливых, можно встретить упоминания о различных людях, о свойственных им чертах характера, привычках, о взаимоотношениях с ними поэта. Стихи Державина населены его друзьями, знакомыми, но прежде всего в них присутствует сам поэт со своими взглядами, мыслями, настроениями. Авторское отношение к изображаемому составляет важную и характерную черту творчества Державина.

www.allsoch.ru

Гавриил Державин: краткая биография, фото поэта

Гавриил Романович Державин

Гавриил Романович Державин происхождения был татарского: предок его, мурза Багрим, выехал из Орды в Россию в княжение Василия Темного. Внук этого мурзы, Держава, дал начало роду и фамилии Державиных.

Гавриил Романович родился 3—го июля 1741 года в Кармачах или Сокурах, недалеко от Казани. Отец его служил чиновником сначала в Казани, потом в Оренбурге, где будущий поэт наш брал уроки немецкого языка у одного ссыльного немца; затем в Казани, уже по смерти отца, он поступил в гимна­зию. Еще очень молодым, Гавриил  Державин вступил в военную службу в Преображенский полк, затем перешел в гражданскую служ­бу в Сенат; потом назначен был олонецким губернатором, тамбовским, несколько позже занимал место статс-секрета­ря при императрице Екатерине II, затем назначен был сена­тором и президентом коммерц—коллегии. Разные неприятности по службе, объясняемые вспыльчивостью, несдержан­ностью его и честностью заставили его выйти в отставку. При императоре Александре I он был назначен министром юстиции. Последние 13 лет своей жизни Державин провел в отставке в своем имении Званка (Новг. губ.), где и скончал­ся 9 июня 1861 г. В Казани ему поставлен памятник.

 

Характер его поэтической деятельности им уже самим определен так:

Первый я дерзнул в забвенном русском слоге             

О добродетелях Фелицы возгласить,

В сердечной простоте беседовать о Боге ;

И истину царям с улыбкой говорить.

 

Восхваляя в своих одах императрицу, он сатирически рисует князя Потемкина, гр. Орлова, Нарышкина, кн. Вяземс­кого и др.

Из религиозных его од самая лучшая — "Бог".

Вот как он сам характеризует себя в своем "Призна­нии" :

Не умел я притворяться,

На святого походить,

Важным саном надуваться

И философа брать вид.

Я любил чистосердечье,

Думал нравиться лишь им; Ум и сердце человечье

Были гением моим.

..............................

Падал я, вставал в мой век,

Брось, мудрец, на гроб мой камень,

Если ты не человек.

 

 

 Гавриил Державин фото

Comments:

< Предыдущая Следующая >
 

www.pavelin.ru

Портреты Г.Р.Державина

1. ТОНЧИЮ[2]      (вернуться)

Бессмертный Тончи! ты моеЛице в том, слышу, пишешь виде,В каком бы мастерство твоеВ Омире древнем, Аристиде, Сократе и Катоне ввек[3]Потомков поздных удивляло;В сединах лысиной сияло,И в нем бы зрелся человек,

Но лысина или парик,Но тога иль мундир кургузый[4]Соделали, что ты велик?Нет! философия и музы, –Они нас славными творят.О! если б осенял дух правыйИ освещал меня луч славы,Пристал бы всякий мне наряд.

Так, живописец-философ!Пиши меня в уборах чудных, Как знаешь ты; но лишь любовь Увековечь ко мне премудрых. А если слабости самим И величайшим людям сродны, Не позабудь во мне подобны, Чтоб зависть улыбалась им.

Иль нет, ты лучше напиши Меня в натуре самой грубой: В жестокий мраз с огнем души, В косматой шапке, скутав шубой; Чтоб шел, природой лишь водим[5], Против погод, волн, гор кремнистых, В знак, что рожден в странах я льдистых, Что был прапращур мой Багрим[6].

Не испугай жены, друзей, Придай мне нежности немного: Чтоб был я ласков для детей, Лишь в должности б судил всех строго; Чтоб жар кипел в моей крови, А очи мягкостью блистали; Красотки бы по мне вздыхали, Хоть в платонической любви.

Ноябрь 1801

Источник: Г.Р. Державин. Полное собрание стихотворений. – Л.: Советский писатель, 1957, стр. 285–286.

Примечания2. Тончию. – впервые напечатано: Ан. п., стр. 105. Печ. по Изд. 1808 г., т. 3, стр. 121. Когда знаменитый итальянский художник Сальватор Тончи (1756–1844), приехавший в Россию в середине 1790-х гг., начал писать портрет Державина, одни советовали ему изобразить поэта в мундире и во всех орденах, другие – без всяких украшений. Тончи обратился к самому Державину, «который, чтоб удовлетворить и ту и другую сторону спорильщиков, велел представить себя так, как в сей оде он описан». То есть поэт составил ему свой "наказ" в стихотворной форме.Стихотворение написано как «программа для портрета автора (Державина), данная сему живописцу 1801 ноября дня» (Об. Д., 718). Художник точно воплотил замысел поэта, передав в картине содержание 4-й н 5-й строф стихотворения. Он даже попытался передать содержание строки «Чтоб шел, природой лишь водим», изобразив на снегу следы Державина. Картина хранится в Государственной Третьяковской галерее, в Москве. Всего Тончи создал 3 портрета Державина: эскиз (представлен на этой странице) и 2 живописных полотна, одно из которых отправлено было в дар иркутскому миллионеру Сибирякову (тому самому, который отправил в столицу дорогой подарок – соболью шубу и шапку – первому поэту, которым был в 1801 году Гаврила Державин). Картина из ГТГ после открытия Музея Г.Р.Державина и русской словесности его времени в Санкт-Петербурге находится в Литературной гостиной дома-музея. (вернуться)

3. В Омире древнем, Аристиде, Сократе и Катоне ввек. – Омир – Гомер. Аристид (ок. 530 – 467 до н. э.) – афинский государственный деятель, полководец периода греко-персидских войн, прозванный Справедливым. Марк Порций Катон Утический (I в. до н. э.) – римский государственный деятель, отличавшийся твердостью, постоянством и преданностью республиканскому строю. (вернуться)

4. Но тога иль мундир кургузый. – Тога – «плащ, или мантия сенаторов римских». (вернуться)

5. Чтоб шел, природой лишь водим. – «Сими стихами автор хотел изобразить, первое: что он без всяких почти наук, одной природою стал поэтом; второе: что в службе своей многие имел препятствия, но характером своим без всякого покровительства их преодолевал» (вернуться)

6. Что был прапращур мой Багрим. – Державины вели свой род от татарского мурзы Багрима. (вернуться)

hallenna.narod.ru

биография, портреты и стихотворения поэта.

Гавриил Державин вошел в историю не только как писатель, он прошел путь от гвардии рядового до министра юстиции Российской империи. Был губернатором двух областей и личным помощником Екатерины II. Он написал первый неофициальный гимн России, участвовал в одном из первых литературных кружков XVIII века, а потом создал свой — «Беседу любителей русского слова».

Рядовой, картежник, коллежский советник

Гавриил Державин родился в 1743 году под Казанью. Отец его рано погиб, и матери было трудно дать сыновьям хорошее образование. Семья часто переезжала. Сначала Державин учился в оренбургской школе, потом — в казанской гимназии. Здесь он познакомился с поэзией Михаила Ломоносова, Александра Сумарокова, Василия Тредиаковского и сам попробовал сочинять стихи. Владислав Ходасевич писал о его первых произведениях: «Выходило коряво и неуклюже; ни стих, ни слог не давались, а показать было некому, спросить совета и руководства — не у кого».

С 1762 года Гавриил Державин служил рядовым гвардейцем в Преображенском полку. Это время поэт вспоминал как самый безрадостный период своей жизни. Он нес тяжелую солдатскую службу, а в редкие свободные минуты писал стихи. В части Державин пристрастился к картам, он писал в автобиографии: «Научился заговорам и всяким игрецким мошенничествам. Но, благодарение Богу, что совесть или, лучше сказать, молитвы матери никогда до того не допускали, чтоб предался в наглое воровство или в коварное предательство». Из-за пагубного увлечения Державина однажды чуть не разжаловали в солдаты: он настолько увлекся игрой, что вовремя не вернулся из увольнения.

Иван Смирновский. Портрет Гавриила Романовича Державина. 1790

Решив покончить с разгульной жизнью, Державин переехал в Петербург. В это время в России свирепствовала чума, и на карантинной заставе — при въезде в столицу — поэта заставили сжечь все его бумаги: «Все, что во всю молодость свою чрез 20 почти лет намарал, как то: переводы с немецкого языка и свои собственные сочинения в прозе и стихах. Хороши ли они или дурны были, того теперь сказать не можно; но из близких его приятелей кто читал… весьма хвалили». Многие из утраченных стихов Гавриил Державин потом воспроизвел по памяти.

В годы Крестьянской войны (1773–1775) Гавриил Державин служил на Волге, работал в комиссии по расследованию дел сообщников Емельяна Пугачева. Он написал «увещание к калмыкам», в котором призывал их раскаяться и не поддерживать крестьянские волнения. Главнокомандующий войсками Александр Бибиков отправил это послание вместе с рапортом Екатерине II. Материальное положение Державина было тяжелым, и вскоре он написал императрице письмо с перечислением своих заслуг. Поэта назначили коллежским советником и пожаловали ему 300 душ. А спустя четыре года вышла книга с одами Державина.

Вскоре Гавриил Державин женился на Екатерине Бастидон — дочери бывшего камердинера Петра III и кормилицы Павла I. Державин звал жену Пленирой — от слова «пленять» — и посвящал ей множество стихотворений. Именно в эти годы он обрел свой собственный литературный стиль. Он писал философскую лирику — оды «На смерть князя Мещерского» (1799), «Бог» (1784), стихотворение «Осень во время осады Очакова» (1788).

«Фелица» и первый гимн России

Державин публиковался, однако в литературных кругах он был не слишком известен. Все изменилось в 1783 году, когда поэт написал оду «Фелица» с посвящением Екатерине II. Название поэт взял из педагогического сочинения императрицы — «Сказки о царевиче Хлоре». В его стихотворении «царевна киргиз-кайсацкия орды» превратилась в идеал просвещенной правительницы, матери народа. За оду Державин был награжден усыпанной бриллиантами золотой табакеркой, в которой лежало 500 червонцев. А после громкого поэтического выступления поэту стали жаловать высокие должности. Однако принципиальный характер мешал Державину ладить с чиновниками, и его часто переводили с места на место.

«Чуть только коснется до его слуха какая несправедливость и оказанное кому притеснение или, напротив, какой-нибудь подвиг человеколюбия и доброе дело — тотчас колпак набекрень, оживится, глаза засверкают, и поэт превращается в оратора, поборника правды».

Сальватор Тончи. Портрет Гавриила Романовича Державина. 1801

В 1784 году его назначили олонецким губернатором в Петрозаводске, а в 1785 году перевели в Тамбов. Эта область тогда была одной из самых отсталых в стране. Державин построил в Тамбове училище, больницу, приют, открыл городской театр и первую в городе типографию.

Спустя шесть лет поэт перешел на службу лично к императрице: стал ее кабинет-секретарем. Но поскольку честный Державин докладывал больше «все роду неприятного, т. е. прошения на неправосудие, награды за заслуги и милости по бедности», Екатерина II старалась обращаться к своему помощнику как можно реже, а вскоре его вовсе перевели на службу в Сенат.

В 1791 году Державин создал первый гимн России, хоть и неофициальный. Шла война с Турцией, русские войска под предводительством Александра Суворова взяли крепость Измаил. Вдохновленный этой победой, Державин написал стихотворение «Гром победы, раздавайся!». Стихотворение положил на музыку композитор Осип Козловский. Только через 15 лет «Гром победы» сменился официальным гимном «Боже, Царя храни!».

После смерти первой жены поэт женился во второй раз — на Дарье Дьяковой. Детей у Державина не было ни в одном браке. Cупруги взяли на попечение детей погибшего друга семьи — Петра Лазарева. Один из его сыновей, Михаил Лазарев, стал адмиралом, открывателем Антарктиды, губернатором Севастополя. Также в семье воспитывались племянницы Дарьи Дьяковой.

При Павле I Державин служил в Верховном совете, был президентом Коммерц-коллегии и государственным казначеем. При императоре Александре I — министром юстиции Российской империи. Все это время поэт продолжал писать. Он создал оды «Бог», «Вельможа», «Водопад». В 1803 году Гавриил Державин окончательно ушел с государственной службы.

Не умел я притворяться, На святого походить, Важным саном надуваться, И философа брать вид……Падал я, вставал в мой век. Брось, мудрец! на гроб мой камень, Если ты не человек.

«Беседа любителей русского слова»

После отставки Гавриил Державин полностью посвятил себя литературе. Он писал трагедии, комедии и оперы для театра, создавал поэтические переводы Расина. Также поэт сочинял басни («Жмурки», «Выбор министра»), работал над трактатом «Рассуждение о лирической поэзии или об оде». «Заметки», как называл их автор, содержали теорию стихосложения и примеры — поэзию разных периодов, начиная с древнегреческой. В 1812 году поэт написал сказку «Царь-девица».

Гавриил Державин организовал литературный кружок «Беседа любителей русского слова». В него вошли писатели Дмитрий Хвостов, Александр Шишков, Александр Шаховской, Иван Дмитриев.

«Голова его была хранилищем запаса сравнений, уподоблений, сентенций и картин для будущих его поэтических произведений. Говорил отрывисто и не красно. Но тот же самый человек говорил долго, резко и с жаром, когда пересказывал о каком-либо споре по важному делу в Сенате или о дворских интригах, и просиживал до полуночи за бумагой, когда писал голос, заключение или проект какого-нибудь государственного постановления».

«Беседчики» придерживались консервативных взглядов на литературное творчество, выступали против реформ русского языка — их отстаивали сторонники Николая Карамзина. «Карамзинисты» были главными оппонентами «Беседы», позже они сформировали общество «Арзамас».

Последним произведением Гавриила Державина стало неоконченное стихотворение «Река времен в своем стремленьи…». В 1816 году поэт скончался в своем новгородском имении Званка.

www.culture.ru

Картины русской жизни в творчестве Державина

Наряду с героической стороной современной ему действительности Державин рисует исключительно яркие картины опыта эпохи. «Вред­ной роскоши» вельмож Державин любит поле­мически противопоставлять «горацианский» идеал довольства малым — «умеренности», неприхотливого семейного обихода ря­дового дворянина, который идёт «средней стезей», почитая «всю свою славу» в том, «что карлой он, и великаном, и дивом света не рожден». Тем не менее в поэзии Державина с исключительной яркостью и наглядностью отразились весь павлиний блеск, все фейерверочное великолепие екатерининского времени — времени неслыханно пышных торжеств, потешных огней, победных иллю­минаций, «гремящих хоров». Особенно колоритно в этом отноше­нии составленное Державиным в стихах и в прозе описание зна­менитого празднества в Таврическом дворце князя Потемкина. С такой же красочностью развертывает Державин картины частного быта русского дворянства, благоденствующего в своих городских особняках или на просторах поместного приволья — говоря словами Белинского, «вельможную и барскую жизнь на­распашку». Полностью воспроизводя известную оду Дер­жавина «Приглашение к обеду», обращенную к вельможным «благодетелям» поэта — князю Платону Зубову, И. И. Шувалову и графу Безбородко, Белинский замечает: «Как все дышит в этом стихотворении духом того времени — и пир для милостивца, и умеренный стол без вредных здравию приправ, но с золотою шекснинскою стерлядью, с винами, которые «то льдом, то искрами манят», с благовониями, которые льются с курильниц, с плодами, которые смеются в корзинках, и,— добавляет Белинский,— осо­бенно с слугами, которые не смеют и дохнуть!..». С не меньшей яркостью, обилием живописных подробностей изобра­жает Державин быт богатого купечества («К первому соседу»), работы крестьян в полях и на крепостных фабриках, их «сельские забавы» («Евгению. Жизнь Званская», «Крестьянский праздник» и др.), народные городские гулянья в праздничные дни («На рождение царицы Гремиславы» и др.).

На изображении жизни и труда крепостных крестьян особенно сказывается дворянское мироощущение Державина.

В полную противоположность Радищеву, Державин совер­шенно не останавливается на мрачных сторонах жизни крестьян­ства. Его крестьяне веселы и довольны, бодро и проворно слу­жат своим господам («Бьет полдня час, рабы служить к столу бегут»), В «Горькой участи» Чулкова было показано убогое детство крестьянских ребятишек, в «Отрывке путешествия в ***» оборванные и голодные ребятишки пугались одного вида барина, разбегаясь и прячась от него куда попало. В стихах Державина «крестьянский рой детей» дружно сбегается к барину, чтобы по­лучить от него по нескольку кренделей или баранок («Евгению. Жизнь Званская»), Тяжкий барщинный труд именуется Держа­виным «деревенскими упражнениями», после которых господа задают своим «счастливым, радостным» крестьянам «пир горой» («Крестьянский праздник»), с тем чтобы на следующее утро они еще с большим рвением принялись за свою обычную работу:

  • Но только, встав поутру рано.
  • Перекрестите шумный лоб,
  • Умыв водой лицо багряно;
  • С похмелья чару водки троп —
  • Уж не влекитесь больше к пьянству,
  • Здоровью вредну, христианству
  • И разорительну всем вам;
  • А в руки взяв серп, соху, косу,
  • Пребудьте, не поднявши носу,
  • Любезны богу, господам.

В этих идиллических картинах, подобных комической опере Василия Майкова «Деревенский праздник» или описаниям кре­стьянской жизни у Карамзина, перед нами Державин — убе­жденный крепостник. Не даром как раз в это время — в послед­ний период своего творчества — он решительно высказывался за безусловную необходимость сохранения крепостного права. Не даром в стихотворении «Голубка» он вкладывал в уста самих же крестьян заявление о «сладости» крепостного «плена» и о том, что «златая вольность» не только не желательна, а и прямо для них вредна.

Природа Впервые под пером Державина возникает в на­шей поэзии XVIII в. природа. В сатирах Канте­мира пейзажей вообще нет. В одах Ломоносова чаще всего (за исключением картин близкой ему полярной природы) рисуется некий мифологизированный мир, весьма далекий от подлин­ной земной действительности. В рассудочной поэзии Сумарокова природы как таковой, в сущности, нет. Штампованные элементы пасторального пейзажа, которые находим в его эклогах, идиллиях и т. п., носят условно-теоретический характер, заранее заданный «правилами» данных жанров. В своей «Эпистоле о стихотворстве» Сумароков требует от пасторального поэта:

  • Вспевай в идиллии мне ясны небеса,
  • Зеленые луга, кустарники, леса,
  • Биющие ключи, источники и рощи,
  • Весну, приятный день и тихость темной нощи,
  • Дай чувствовати мне пастушью простоту…

Точно по этому рецепту и выписывается сумароковская природа.

В стихах Державина перед нами развертывается реальный, вещный мир во всей его чувственной наглядности, осязательно­сти, в обилии красок, звуков, тонов, переливов. В одном из своих стихотворений («Радуга») Державин призывает живописца «под­ражать» величайшему в мире художнику — солнцу:

  • Только одно солнце лучами
  • В каплях дождя, в дол отразясь,
  • Может писать сими цветами
  • В мраке и мгле, вечно светясь.
  • Умей подражать ты ему:
  • Лей свет в тьму.

И Державин умел «подражать» солнцу — заливать потоками света строфы и строки своих стихов. По своей необычайной кра­сочности, ярчайшей феерической живописности стихи Державина едва ли имеют себе что-либо равное. «Какое зрелище очам!» — эта излюбленная Державиным строка, повторяемая им в ряде стихов, может быть распространена почти на всю его поэзию. Почти все в ней сверкает золотом, драгоценными камнями, доро­гими пышными тканями — «златом», «сребром», «лазурью», «пурпурами», «бархатом», «багряницей». По его стихам разлиты «огненные реки», рассыпаны «горы алмазов», рубинов, изумру­дов, «граненых бриллиантов холмы», «бездны разноцветных звезд». Всю природу рядит он в блеск и сияние. Небеса его «зла- тобисерны» и «лучезарны», дожди — златые, струи — жемчуж­ные, заря — «багряным златом покрывает поля, леса и неба свод», брега «блещут», луга переливаются «перлами», воды «сверкают сребром», облака — «рубином». Очень охотно упо­требляет Державин составные эпитеты типа «искросребрный», «златозарный», в которых каждая составляющая часть выражает блеск, горение, сверкание. У него встречается такая строка, как: «В златых, блистающих, безмрачных цепях своих». «Лазурны тучи краезлаты, [| Блистающи рубином сквозь, || Как испещрен­ный флот богатый || Стремятся по эфиру вкось» —таков характерный пейзаж Державина, в создании которого участвовала столько же баснословная роскошь дворянского быта екатеринин­ского времени, сколько отзвуки военно-морских триумфов эпохи — отсветы победных зарев Кагула, Измаила и Чесмы.

Но наряду с подобной парадной, подчас почти по-дворцовому изукрашенной природой, невольно вызывающей в памяти зна­менитую золотую анфиладу, тронный зал, янтарную комнату или комнату-табакерку Большого Царскосельского дворца, в стихах Державина появляются и тонко выписанные, правдивые зари­совки природы различных местностей России, предвосхищающие пейзажную живопись Пушкина. Таково, например, описание осени и зимы в оде «Осень во время осады Очакова». В этих пей­зажах, почти непосредственно подводящих нас к осенне-зимним пейзажам «Евгения Онегина», замечательны конкретная точность Державина, тщательное соблюдение им «местного колорита». Равным образом в «Водопаде» Державин дал столь же величе­ственное, сколь и точное описание водопада Кивач, который в бытность свою олонецким губернатором он посетил и подробно описал в своем путевом дневнике. В одной из од он попытался — в данном случае, очевидно, по рассказам — дать впервые в на­шей литературе картину дикой природы Кавказа (Пушкин с по­хвалой приводит ее в примечаниях к «Кавказскому пленнику»).

Вконтакте

Facebook

Twitter

Google+

Одноклассники

waldorf.in.ua