Новое в блогах. Картины джорджоне


Джорджоне – биография и картины художника в жанре Высокое Возрождение – Art Challenge

Джорджоне родился в небольшом городке Кастельфранко-Венето недалеко от Венеции. Он был учеником Джованни Беллини и усвоил себе глубину и блеск его тёплого колорита, даже превзошёл его в этих качествах и первый из всех итальянских живописцев стал отводить в религиозных, мифологических и исторических картинах важное место поэтически-придуманному, красивому, не чуждому натуральности пейзажу. Главным местом его деятельности была Венеция. Он писал здесь надпрестольные образа, исполнял многочисленные портретные заказы и, по обычаю того времени, украшал своей живописью сундуки, ларцы и фасады домов. Умер от чумы.Основной период творческой деятельности Джорджоне приходится на первое десятилетие XVI века. Джорджоне, первоначально сформировавшийся как художник под влиянием Винченцо Катены и Джованни Беллини, сумел в течение нескольких лет выработать собственную зрелую манеру, в основе которой лежало тонкое чувство взаимодействия цвета и света. Во многом от Джорджоне берет начало эта принципиальная сторона европейского живописания, развивавшаяся впоследствии многими поколениями художников. Техника масляной живописи, к которой обратился Джорджоне, позволяла ему в полной мере передавать плавные цветовые переходы, насыщенные пятна цвета, сгущающиеся тени и мягкие очертания фигур и предметов. Вазари отмечал в полотнах Джорджоне отголоски влияния творчества Леонардо да Винчи, посетившего Венецию в начале XVI века.Несмотря на кратковременность жизни Джорджоне у него было много учеников, к которым принадлежат, между прочим, Себастьяно дель Пьомбо, Джованни да Удине, Фр. Торбидо (прозванный иль Моро) и сам Тициан. Еще значительнее число художников, подражавших его направлению, каковы, например, Лоренцо Лотто, Пальма Старший, Джованни Кариани, Рокко Марконе, Парис Бордоне, Джирол. Пеннаки, Порденоне, Коллеоне, Дзанки и др., картины которых нередко слывут теперь за его работы.

Джорджоне родился в небольшом городке Кастельфранко-Венето недалеко от Венеции. Он был учеником Джованни Беллини и усвоил себе глубину и блеск его тёплого колорита, даже превзошёл его в этих качествах и первый из всех итальянских живописцев стал отводить в религиозных, мифологических и исторических картинах важное место поэтически-придуманному, красивому, не чуждому натуральности пейзажу. Главным местом его деятельности была Венеция. Он писал здесь надпрестольные образа, исполнял многочисленные портретные заказы и, по обычаю того времени, украшал своей живописью сундуки, ларцы и фасады домов. Умер от чумы.Основной период творческой деятельности Джорджоне приходится на первое десятилетие XVI века. Джорджоне, первоначально сформировавшийся как художник под влиянием Винченцо Катены и Джованни Беллини, сумел в течение нескольких лет выработать собственную зрелую манеру, в основе которой лежало тонкое чувство взаимодействия цвета и света. Во многом от Джорджоне берет начало эта принципиальная сторона европейского живописания, развивавшаяся впоследствии многими поколениями художников. Техника масляной живописи, к которой обратился Джорджоне, позволяла ему в полной мере передавать плавные цветовые переходы, насыщенные пятна цвета, сгущающиеся тени и мягкие очертания фигур и предметов. Вазари отмечал в полотнах Джорджоне отголоски влияния творчества Леонардо да Винчи, посетившего Венецию в начале XVI века.Несмотря на кратковременность жизни Джорджоне у него было много учеников, к которым принадлежат, между прочим, Себастьяно дель Пьомбо, Джованни да Удине, Фр. Торбидо (прозванный иль Моро) и сам Тициан. Еще значительнее число художников, подражавших его направлению, каковы, например, Лоренцо Лотто, Пальма Старший, Джованни Кариани, Рокко Марконе, Парис Бордоне, Джирол. Пеннаки, Порденоне, Коллеоне, Дзанки и др., картины которых нередко слывут теперь за его работы.Сохранить

artchallenge.ru

Джорджоне ди Кастельфранко - СТРАНЫ - ГОРОДА

Трудно сказать о Джорджоне больше, чем говорят его картины,в которых искусство Ренессанса, достигшее вершины,нашло свое наиболее совершенное отражение.Бернард Бернсон. «Живописцы итальянского Возрождения»

Осенью 1510 года маркиза Изабелла д’Эсте, меценатка и собирательница произведений искусства,отправила и з Мантуи в Венецию письмо, в котором просила своего посланника заказать для нее картинуу знаменитого живописца Джорджоне. Ответ пришел неутешительный: герцогиня опоздала со своим заказом,молодой художник недавно умер, заразившись чумой. Узнав об этом, Изабелла д’Эсте попросила приобрестидля нее одну из картин покойного мастера. И опять посланник разочаровал маркизу: владельцы произведенийДжорджоне не пожелали продавать их «ни за какую цену».

Автопортрет Джорджоне. Музей герцога Антона-Ульриха, Брауншвейг

Эта переписка – единственный достоверный документ, связанный с Джорджоне: подробностей егожизни известно очень мало. Джорджо Барбарелли родился в 1477 или в 1478 г. в городке Кастельфранкоблиз Венеции, и в ранней юности стал учеником венецианского художника Джованни Беллини. ДжорджоВазари сообщает в своих «Жизнеописаниях знаменитых живописцев», что Джорджоне, хотя и происходилиз «смиреннейшего рода», был «человеком благородных и добрых нравов», божественно пел и играл на лютне.Прозвание Джорджоне, то есть «большой Джорджо», он получил за свой «внешний облик и величие духа».Одни исследователи, вслед за Вазари, считают, что на Джорджоне оказало влияние знакомство с Леонардода Винчи, когда тот посетил Венецию в 1500 г., другие сомневаются в том, что эта встречавообще состоялась; а вот то, что учеником Джорджоне был Тициан, сомнению не подлежит.

Мадонна ди Кастельфранко. Кафедральный собор в Кастельфранко

Как ни скудны сведения о жизни художника, еще больше «белых пятен» обнаруживается, когдамы обращаемся к его творчеству. Никаких писем, рукописей, высказываний Джорджоне об искусствене сохранилось, названия некоторых его работ неизвестны. Если бы не описание картин Джорджоне,сделанное в 1525-1543 гг. венецианским коллекционером Маркантонио Микиелем, искусствоведампришлось бы совсем трудно. Но и описания Микиеля рассеивают наши сомнения лишь отчасти.Так, например, автором «Юдифи» в 17-18 вв. считался Рафаэль; до сих пор существует мнение,что «Сельский концерт» и «Спящая Венера» принадлежат кисти Тициана, который заканчивалэти картины после смерти Джорджоне.

Несмотря на усилия нескольких поколений историков искусства, мы и сегодня не можем с точностьюсказать, сколько картин Джорджоне сохранилось до наших дней. Диапазон ответов – от шестидесяти до шести,скорее всего около двадцати. Время создания работ тоже можно определить лишь приблизительно. Сквозь«туман неясностей» угадываем мы одухотворенный образ Джорджоне ди Кастельфранко: его жизнь былатрагически короткой, однако его творчество не только открывает эпоху Высокого Возрождения в Венеции,но и прокладывает путь искусству следующих столетий.

    Юдифь. Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург

Чем отличался Джорджоне от своих собратьев по цеху? Прежде всего, он заметно отошел от традиционнойдля эпохи Ренессанса тематики. Разумеется, художник отдал дань религиозной живописи: вспомнимтрогательный алтарный образы Мадонны (ок.1504) в соборе Кастельфранко, родного города художника. Известно, что в 1507-08 гг.  Джорджоне создал большую заказную картину для зала заседаний Дворца Дожейи расписал фресками фасад Немецкого подворья в Венеции (оба произведения не сохранились). Но главнымзанятием художника было выполнение частных заказов, причем речь идет не только о портретах, что былопривычно, а о сюжетных картинах светской тематики.

Именно такие небольшие по размеру работы знаменуют, по мнению искусствоведов, утверждение станковойкартины в западноевропейской живописи. Заказчиками этих картин были утонченные венецианскиеинтеллектуалы-гуманисты, знатоки и почитатели античности, в кругу которых Джорджоне был признан своим.Картины создавались не для всеобщего обозрения, а для личных коллекций, и ключами к их пониманию владелилишь посвященные – автор и заказчик. Нам же остается только догадываться о скрытом смысле творенийДжорджоне.

Джорджоне избегает в своей живописи повествовательности, предпочитая внешнему действию глубокоевнутреннее переживание. Взглянем на его «Юдифь» (ок.1502). Формально – это картина библейской тематики:красавица держит в руке меч, у ее ног лежит голова вражеского военачальника Олоферна, которого Юдифьобольстила, опоила и, спящего, обезглавила. Однако если мы сравним работу Джорджоне с живописнымипроизведениями других ренессансных мастеров на ту же тему - а к истории Юдифи до и после Джорджонеобращались многие, в том числе Боттичелли (1472, 1495), Мантенья (1495), Микеланджело (1509), Тициан (1515), -то, вслед за русским художником Александром Бенуа, воскликнем: «Странная картина! /…/ Юдифь ли это?»Картины на этот сюжет обычно очень динамичны, полны драматизма, их детали порой устрашающи. Не то уДжорджоне. Его Юдифь, величавая, безмятежно спокойная, с кротким ликом мадонны и смиренноопущенными глазами, едва касается рукой меча, а ногой - отрубленной головы Олоферна. Джорджонерассказывает нам не о том, что героическая Юдифь обезглавила врага, а о том, что в душе этой женщиныс потупленным взором живет тайна, которую каждый может толковать на свой лад.

Три философа. Художественно-исторический музей, Вена

Мотивы «Юдифи» варьируются в последующих работах Джорджоне: мирный пейзаж с зелеными лугами ипологими холмами, деревья с кружевными кронами, четкий рисунок ветвей на фоне переменчивого неба,похожие на миражи странные постройки вдалеке. И прекрасные собой люди с их сложной духовной жизнью,с их меланхоличностью и серьезностью, мечтательностью и поэтичностью…

Картина «Три философа» (ок.1506-08) представляет троих мыслителей у входа в пещеру. Возможно, этоаллегория трех возрастов человека – старости, зрелости и юности, или аллегория трех типов учености вобразах сурового средневекового схоласта, невозмутимого восточного мудреца и пытливого ренессансногогуманиста. Но возможно, перед нами олицетворение трех темпераментов или трех веков в историичеловечества - золотого, серебряного и железного. Наконец, это могут быть трое евангельских волхвов. А что символизируют каменные ступени и пещера? За пять веков накопилось около тридцатитолкований этой картины!

В «Сельском концерте» (ок.1508, другое название «Пастораль») сюжет не менее туманный: почему дамыобнажены, а кавалеры одеты, почему музицирующие мужчины словно не замечают женщин? Ясно, что этоотнюдь не бытовая сценка, и женщины - не легкомысленные подруги нарядных мужчин, а, скорее всего,незримо присутствующие музы, и нагота - знак их божественного происхождения.

Сельский концерт. Лувр, Париж

Те же мотивы – одетый мужчина и обнаженная женщина – мы видим в картине «Гроза» (ок.1505-08,первоначальное название неизвестно). Здесь непонятно почти все. «Это не сюжет, а шарада!» - в сердцахвоскликнул, говоря о «Грозе», один маститый искусствовед. Изображенные среди грозового пейзажа людине обращают внимания на стихию. Мужчина спокойно стоит, опершись на длинный посох, сидящая женщинакормит грудью младенца. Первую интерпретацию картина получила в списке Микиеля: «Пейзаж с грозой,с цыганкой и солдатом». С тех пор мужчина побывал не только солдатом (хотя у него нет оружия), но ипастухом (хотя поблизости не видно стада), и паломником, и Св. Иосифом, ибиблейским Адамом, иаллегорической фигурой (мужество), а женщину в белоснежной накидке (символ чистоты)считали не только цыганкой, но и Марией с младенцем (хотя вряд ли можно представить себе изображениеобнаженной мадонны), и праматерью Евой, и аллегорией милосердия. Семейную сцену увидел на картине геройвенецианской поэмы Джорджа Байрона «Беппо»: «На полотне - художник, сын, жена, и в ней сама любовьвоплощена». Женщина, в отличие от прочих героинь Джорджоне, пристально смотрит на зрителя, ее лицополностью открыто. Возможно, это портрет, и в картине зашифрован некий приватный смысл? А может быть,это алхимическая аллегория с изображением четырёх стихий - земли, огня, воды и воздуха?

Гроза. Галерея Академии, Венеция

Много домыслов породили детали картины: почему мужчину и женщину разделяет ручей, почему на крышеодного из домов сидит белый аист – в христианстве символ целомудрия и родительской любви? Что означаютсломанные колонны? Рентгеноскопия картины окончательно поставила искусствоведов в тупик: судя попервоначальным наброскам, вместо мужчины Джорджоне намеревался изобразить еще одну обнаженнуюженщину! Значит, «семейная» трактовка несостоятельна? И наконец, какой смысл несет вспышка молнии: знакбожественного присутствия, не замечаемый людьми? Выражение господнего гнева? Символ изменчивой,как природа, фортуны?

Пока одни исследователи неустанно ищут ключи к этой загадочной картине, другие резонно отмечают, что«разгадка ее аллегории ничуть не помогает пониманию ее сущности» (М. В. Алпатов). Действительно, желаниенепременно найти объяснение каждой детали картины заводит в тупик, как если бы мы пытались доскональнопонять содержание с тихотворения, построенного на многозначных ассоциациях, или расшифровать музыкальноепроизведение. Часто говорится об особой музыкальности, мелодичности, певучести картин Джорджоне. Идействительно, работы Джорджоне действуют на нас, подобно музыке: пробуждают невыразимые эмоции,минуя рассудок.

Гроза. Галерея Академии, Венеция. Фрагмент

Если «Гроза» интригует обилием символов, то «Спящая Венера» (ок.1508-10) - шедевр простоты иклассической ясности. Джорджоне отказывается здесь от каких-либо повествовательных деталей: Венеруне окружают крылатые путти, ее не будит шаловливый Амур. Лишь характерная поза женщины, прикрывающейрукой лоно (во времена античности этот жест символизировал плодородие и наслаждение, в эпоху ренессанса –целомудрие), говорит о том, что перед нами богиня любви. Характерно, что импульсивный Тициан, которыйдописывал пейзаж и драпировки, не вынес такой лаконичности и изобразил у ног Венеры Амура, закрашенногопозднее во время реставрации картины.

Кажется, что «Гроза» и «Сельский концерт» были ступенями к созданию «Спящей Венеры». Целомудрие ичистота образа настолько уравновешивают в картине из Дрезденской галереи чувственность, что эту полностьюобнаженную женщину иной раз называют «дрезденской мадонной». И так же, как в «Юдифи», мифологическийобраз становится лишь предлогом для любования неземной прелестью женского тела, и так же, как в «Юдифи»,сомкнутые веки Венеры – словно завеса тайны, которую никому не дано узнать.

Спящая Венера. Картинная галерея, Дрезден

Человек в творениях Джорджоне неразрывно связан с природой. Живописцы 15-го столетия любили изображатьлюдей на фоне природы, но пейзаж всегда занимал в картине второстепенное место. Джорджоне помещает своихперсонажей внутрь природной среды; природа становится у него не кулисой, а сценой. Едва ли не первым вевропейском искусстве Джорджоне лишил пейзаж статичности и сумел передать мгновенное состояние природы:так в «Грозе» вспышка молнии словно списана с натуры. Шаг к превращению пейзажа в самостоятельный жанрживописи – одно из его великих достижений.

Основа той гармонии, которую мы ощущаем, глядя на картины Джорджоне, - пластическое соответствиеформ человеческого тела природным формам. Так «Юдифь», «Три философа», «Сельский концерт», «Гроза»построены на тонких перекличках ритмики фигур с ритмом древесных стволов и ветвей. Особой силы достигаетмотив подобия женской красоты красоте природы в «Спящей Венере»: плавные очертания тела богиниповторяются в округлых очертаниях холмов, и возникает ощущение, что лежащая женщина – порождениесамой земли.

Мир Джорджоне словно «лишен углов»: материя естественно взаимодействует с воздушной средой,размывающей и смягчающей контуры предметов. Легчайшая светотень сглаживает формы человеческих тел,органично соединяя их с пейзажем. Светотеневая моделировка у Джорджоне так тонка, что - страшно сказать! –даже леонардовская прозрачная светотень «сфумато» кажется тяжеловатой. Предшественники Джорджонеизображали удаленные предметы лишь с учетом линейной перспективы, пространство между ними оставалось«безвоздушным», Джорджоне впустил в картины воздух, научился изображать световоздушную среду,сгущающуюся по мере удаленности предмета.

Сегодня мы, увы, не можем в полной мере судить о колорите картин Джорджоне, но очевидно, что он,предвосхищая искусство будущего, был подлинным живописцем: Джорджоне не расписывал краскамиокончательно продуманную и полностью прорисованную композицию, а, как свидетельствуют рентгеновскиеснимки его картин, изначально мыслил в цвете, менял свой замысел с кистью в руках.

Безвременная кончина Джорджоне была, как выразился Вазари, «великим ущербом для мира». Однакозаканчивая жизнеописание художника, Вазари пишет, что Тициан не только сравнялся мастерством со своимучителем, но и превзошел его. Свои «Жизнеописания» Вазари сочинял в середине 16 в., в годы восходящейславы Тициана. Но через полтора столетия после смерти Джорджоне, в 1660 г., венецианский художник иисторик искусства Марко Босчини уже воздает Джорджоне должное, посвящая ему восторженные и оченьточные строки: «Джорджоне, ты первым сумел показать чудеса живописи./…/ До того как появился ты, все этихудожники изображали статуи, по сравнению с тобой, создающим живые фигуры». Масштаб таланта иноваторство Джорджоне были в полной мере оценены в 19 столетии. Отблеск «чудес живописи»венецианского мастера лежит на европейском искусстве вплоть до сегодняшнего дня.

Автор: Марина АграновскаяИсточник:http://www.maranat.de

marinagra.livejournal.com

Джорджоне

 Джорджоне (699x430, 92Kb)

Спящая Венера,1510, Дрезденская галерея

 

 Джорджоне (528x590, 65Kb)

Автопортрет

Джорджоне(Giorgione; собственно Джорджо Барбарелли да Кастельфранко, Barbarellida Castelfranco) (1476 или 1477–1510), итальянский живописец, один изосновоположников искусства Высокого Возрождения, славился также какискусный певец и музыкант. Джорджоне родился в небольшом городкеКастельфранко, местечка Венето недалеко от Венеции. Настоящее имяхудожника – Джорджо, но обычно его называли по прозвищу Джорджоне(большой Джорджо, из-за крупного телосложения). Не установлено егопроисхождение. После смерти историка и биографа многих художников эпохиренессанса Вазари распространилось его мнение, что Джорджоне своимпроисхождением был связан с знатной семьей Барбарелли; поэтому позднееего часто называли этим именем – Джорджо Барбарелли да Кастельфранко.Легендой или былью является утверждение Вазари о том, что Джорджонеявлялся сыном главы древнего знатного клана Барбарелли, рожденным внебрака, достоверно установить так и не удалось. К сожалению, несохранилось ни рукописей художника, ни его записок об искусстве,живописи и музыке, не сохранилось даже его писем. Будучи совсем юнымДжорджоне прибыл в Венецию. Известно, что в возрасте шестнадцати летДжорджоне уже проходил обучение и работал в мастерской знаменитоговенецианского художника Джованни Беллини. Собственно, именно в живописиВенеции наиболее ярко проявились новые гуманистические идеи.Венецианская живопись начала 16 века носила откровенно светскийхарактер. Уже в конце 15 века вместо икон в Венеции появились небольшиестанковые картины, удовлетворявшие индивидуальным вкусам заказчиков.Художников интересует теперь не только человек, но и его окружение,пейзаж. Великолепный колорит северо-итальянской живописи, яркость,насыщенность и праздничность цветов картин, гармоничность и мягкостьбольшой палитры тонов превращали работы венецианских мастеров в усладудля глаз зрителей. Джорджоне первым из всех итальянских живописцев сталотводить в религиозных, мифологических и исторических картинах важноеместо поэтически-придуманному, красивому, и не чуждому натуральностипейзажу.

 

 Джорджоне (570x699, 132Kb)

Мадонна на фоне пейзажа, 1503

 Джорджоне /800/600/http/files.smallbay.ru/images/giorgione2.jpg

Юдифь. 1504. Эрмитаж, Санкт-Петербург

"Юдифь" (1504) долго считаласьработой Рафаэля и лишь в начале XX в. была приписана Джорджоне. Послереставрации 1971 г., когда был удалён верхний слой лака, густопокрывавшего поверхность картины, зрители могли убедиться впоразительном колористическом богатстве и утончённости живописиДжорджоне. Прозрачные лессировки, тонкие гармоничные сочетания розовых,золотистых и тёмно-коричневых тонов, воздушность далей, тонущих вголубоватой дымке, сочная зелень листвы, контраст между нежными, гибкимиочертаниями тела Юдифи и мощным тёмным стволом дерева, тончайшиесветовые и цветовые рефлексы, превращающие меч, который она держиттонкими изящными пальцами, в сверкающую драгоценность, несоответствиемирного идиллического пейзажа и меланхолического настроения, в котороепогружена героиня, трагизму сюжета – всё придаёт картине Джорджонезагадочность.

Это качество отличает и знаменитуюкартину Джорджоне "Три философа" (1505–1506). На первый взгляд, всёпросто и ясно. Выражаясь словами Микиэля, видевшего картину в домеКонтарини, на ней изображены "три философа: двое стоящих и один сидящий,который наблюдает солнечные лучи в пейзаже со столь удивительновоспроизведённой пещерой". В то же время сам сюжет картины необычен.Отсутствуют традиционные для искусства XV в. библейско-евангельскиеобразы. И хотя, как показало исследование рентгенограммы картины,первоначально на ней были изображены волхвы, Джорджоне заново переписалполотно, превратив евангельских волхвов в философов и придав работесветский характер. Джорджоне использовал здесь известный античный сюжет:мудрецы разных веков ведут философскую дискуссию. 

 Джорджоне (700x583, 131Kb)

Три философа, 1508

Музей истории искусства, Вена

На небольшой каменистой площадке –три фигуры: старец, сжимающий в руках астрологическую таблицу, человексредних лет в восточном одеянии и сидящий юноша с циркулем, угольником илистом бумаги на коленях. В просвете, образуемом громадной скалой спещерой и тёмными стволами деревьев, видны уютная долина и вечернее небос плывущими фиолетовыми облаками.

Трое людей разных возрастов,характеров, темпераментов внешне не связаны друг с другом. Однаконастроение вечерней тишины заставляет каждого прислушиваться к голосамприроды, и это объединяет их. Человек в картине Джорджоне наслаждаетсякрасотой окружающего его мира. Это наслаждение выражает поэтическийобраз сидящего юноши в белом хитоне и тёмно-зелёном гиматии. Образнастолько индивидуален, что заставляет многих видеть в нём автопортретхудожника.

Немалую роль в картине играюткомпозиция и цвет. "Философы" расположились на трёх ступенях скалы,символизируя, по-видимому, три ступени развития философии. Нескольковытянутые вверх фигуры двух пресонажей, мощные вертикальные складки иходеяний усиливают настроение покоя, разлитое в картине. Тёмноеобобщённое пятно скалы уравновешивает сдвинутую в правый угол группуфилософов. Скала с пещерой, занимающей треть пространства, тоже играетзначительную роль в композиции. Именно к пещере устремлён пытливый взорюноши, находящегося к ней ближе остальных. Юноша сидит на каменнойтеррасе и как бы слит с землёй.

В древних мистериях пещера –завершённый образ мира. Вспоминается знаменитый отрывок из "КодексаАрунделя", принадлежащий Леонардо да Винчи: "Томимый страстным желанием,стремясь увидеть изобилие разнообразных и удивительных форм, созданныхискусной природой, подошёл я ко входу в большую пещеру. Внезапноовладели мной два чувства: страх и желание – страх перед зловещей,угрожающей пещерой, желание увидеть, не таит ли она каких-нибудь чудес".Это позволяет нам рассмотреть в образе юноши символическое изображениефилософии и науки эпохи Возрождения. 

 Джорджоне (621x699, 248Kb)

Гроза, 1505-1508

Галерея Академии, Венеция

В творчестве Джорджоне последних летжизни, в таких картинах, как "Гроза" и "Сельский концерт", появляетсяособый тип пейзажа – пейзаж настроения.

В инвентаре коллекции Вендрамина"Гроза" (1506) значится как "картина, изображающая цыганку и пастуха впейзаже с мостом". Окрестности небольшого венецианского городка.Неподвижные воды реки. Ветви деревьев не шелохнутся. Уходящая вдальпанорама зданий. А над ними – синее грозовое небо. На берегу ручьяженщина кормит ребёнка. Пастух, опершись на посох, задумчиво смотритвдаль...

До сих пор неизвестно, как назвалэтот сюжет сам Джорджоне. В 1885 г. швейцарский историк Яков Бурхгард,обнаруживший полотно в одной из венецианских коллекций, назвал его"Семья Джорджоне". Однако, когда в 1939 г. была опубликованарентгенограмма "Грозы" и на месте фигуры пастуха выявилась обнажённаяженская фигура, название картины пришлось изменить.

Некоторые исследователи видят здесьперсонажей древнегреческого мифа об Адрасте и Гипсипиле, героев поэмыСтация "Феб". Другие считают, что это аллегория мужества и милосердия,третьи утверждают, что солдат или пастух на левом берегу речки и женщинас ребёнком на правом принадлежат двум разным мирам – в том смысле, чтоженщина стала для него видимой лишь в момент блеска молнии...

Однако "Гроза" – не простоиллюстрация к литературному произведению. В ней столько тончайшихнамёков, нюансов, действующих на воображение зрителя, что она словнопревращается в лирическое стихотворение. Задумчивая женщина внеестественно напряжённой позе, современные венецианские здания, обломкиколонн и задумчивый юноша, клубящиеся сине-свинцовые тучи, в которыхблеснула молния... "Волнение в спокойствии" – так можно определитьнастроение картины. Эти непривычные сочетания, кстати, частовстречающиеся в творчестве Джорджоне, усиливают поэтичностьпроизведения.

И в этой картине, так же как и в"Трёх философах", символика (обломок колонны в литературе того временибыл символом разбитой жизни) и сюжетная канва уступают местотемпераменту живописца. В "Грозе" пейзаж становится эмоциональнонасыщенным, впервые художник передаёт состояние природы. Человеческиефигуры впервые изображаются не "перед пейзажем", как это былов искусстве XV в., а "в самом пейзаже", который становится необычайнопространственным.

 

 Джорджоне (595x700, 160Kb)

Испытание Моисея огнем, 1502-1505

 

 Джорджоне (578x699, 151Kb)

Портрет Лауры, 1506

Музей истории искусства, Вена

Исследователи выделяют в венецианскомискусстве начала XVI в. особое "ренессансно-романтическое течение",наиболее глубоким выразителем которого стал Джорджоне. Не случайновеликий романтик Байрон превыше всех венецианцев ставил именноДжорджоне, а Гейне в своих "Путевых картинах" написал, что Джорджоне емумного милее, чем Тициан. Романтиков привлекали тонкость, поэтическийнастрой картин Джорджоне, их безмолвный, но эмоциональный диалог созрителем, особая музыкальность образов, невиданная доселе в искусстве.

До недавнего времени вискусствоведческой литературе шли споры о наследии Джорджоне, околичестве его подлинных работ. Кто-то считал, что сохранилась толькоодна бесспорная картина Джорджоне, кто-то приписывал ему около60 полотен. Большим событием стала находка конца XIX в. – "Записки"венецианского патриция Маркантонио Микиэля, оставившего свидетельства опроизведениях венецианских мастеров, которые он видел в общественныхместах или собраниях своих друзей. Микиэль назвал дома – Контарини,Веньера, Вендрамина, – где он любовался работами Джорджоне; он и самстал обладателем одной картины художника. Именно благодаря "Запискам"Микиэля дрезденская "Венера" была "восстановлена" за Джорджоне, хотя доэтого её приписывали Тициану. 

Поклонение пастухов

     

Поклонение пастухов. 1505 (?). Вашингтон. Национальная галерея

 Наряду с композициями на религиозныетемы (“Поклонение пастухов”, Национальная галерея, Вашингтон),Джорджоне создавал картины на светские, мифологические сюжеты, именно вего творчестве получившие преобладающее значение. В произведенияхДжорджоне (“Юдифь”, Эрмитаж, Санкт-Петербург; “Три философа”, Музейистории искусств, Вена; “Гроза”, Галерея Академии, Венеция; “СпящаяВенера”, картинная галерея, Дрезден) поэтические представления художникао богатстве таящихся в мире и человеке жизненных сил раскрываются не вдействии, а в состоянии всеобщей молчаливой одухотворенности.

 Джорджоне (699x489, 176Kb)

Мадонна с младенцем и святые, 1500-е

 

 Джорджоне (568x699, 112Kb)

Воин со своим оруженосцем

1509, Галерея Уффици, Флоренция

 

 Джорджоне (700x630, 137Kb)

Святое семейство, 1500-е

 

 Джорджоне (628x698, 93Kb)

Портрет старухи, 1509

 

 Джорджоне (560x700, 93Kb)

Портрет юноши, 1504-1506

 

 Джорджоне (700x560, 179Kb)

Закат, 1506-1510

 

 Джорджоне (508x699, 152Kb)

Мадонна Кастельфранко, 1505

Одной из ранних бесспорных картинкисти Джорджоне считается "Мадонна Кастельфранко", находящаяся в собореСан Либерале в этом городе. Венецианец Карло Ридольфи, побывавший здесьв 1640 г., сообщал в своих "Записках": "Джорджоне написал для ТуциоКостанцо, кондотьера наёмников, образ Мадонны с Младенцем Христом дляприходской церкви в Кастельфранко. Справа поместил св. Георгия, вкотором изобразил себя, а слева – св. Франциска, в котором запечатлелчерты одного из своих братьев и передал некоторые вещи в натуральнойманере, показав доблесть рыцаря и сострадание блаженного святого".

Этот необычайный алтарный образ,подобного которому ещё не встречалось в искусстве кватроченто, посколькуперсонажи его как бы "вынесены" на лоно природы из интерьера собора,поражает тонко переданным настроением. Светлый, радостный утреннийпейзаж, золотистый свет, льющийся из глубины, меланхолическое раздумье, вкоторое погружены все участники сцены, придают необычайную поэтичностьвсему. В то же время картина несёт ощущение загадочной недосказанности,характерное для всех последующих творений Джорджоне. 

 Джорджоне (699x589, 184Kb)

Сельский концерт, 1510

Венецианцы отличались праздничным,радостным мировосприятием. Светское начало в культуре этого города быловыражено сильнее, чем где бы то ни было в Италии. Влияние Церкви наполитическую и духовную жизнь сводилось к минимуму (закон запрещал лицамдуховного звания занимать государственные должности). Венецианскаязнать в ту пору находилась в самой гуще гуманистического движения.Именно из патрицианской среды Венеции вышло немало выдающихся учёных ифилософов. Натурфилософские, исторические, естественнонаучные,художественные и музыкальные проблемы были в центре интересов светскогообщества – при огромном спросе на книги.

Наиболее ярко гуманистические идеипроявились здесь в живописи. Венецианская живопись начала XVI в. носитоткровенно светский характер, а уже в конце XV в. вместо икон в Венециипоявляются небольшие станковые картины, удовлетворявшие индивидуальныйвкус заказчика. Художников интересует теперь не только человек, но иокружающее его пространство, пейзаж. Яркий колорит, насыщенный,праздничный цвет, многокрасочные гармоничные тона превращают картинывенецианцев в пиршество для глаз. Известный английский писатель икритик XIX в. Уолтер Патер говорил, что краски в картине венецианскогохудожника "должны первым делом восхищать чувства, восхищать их так жевнезапно и чувственно, как осколок венецианского стекла. В этойчувственной радости и заключается истинная цель художника".

Многие венецианские художники былисвязаны с кружками гуманистов, и те являлись их основными заказчиками.Некоторые картины Джорджоне находились в коллекции Доменико Гримани –патриарха Аквилеи, в доме Джованни Корнаро, брата королевы Кипра, водворце дожа Леонардо Лоредано. Его "Спящая Венера", "Три философа","Гроза" украшали знаменитые художественные собрания любителей искусства.Будучи их другом, Джорджоне имел возможность изучать коллекциигуманистов, что, несомненно, отразилось в его творчестве, в особойутончённости и одухотворённости образов, в пристрастии к литературным,светским темам.

Ощущение скрытого дыхания жизни,органичность воссоздания натуры соединяются в них с благороднойидеализацией, утонченностью эмоциональной атмосферы, сложным,рассчитанным на непрямые ассоциации сюжетным замыслом. Сохраняясвойственные искусству Раннего Возрождения ясность объемов имелодическую выразительность контуров, Джорджоне с помощью прозрачнойсветотени добивался зрительного слияния человеческих фигур с пейзажем.Придавая теплоту и свежесть звучанию главных цветовых пятен, он сочеталих с множеством красочных нюансов, взаимосвязанных с градациямиосвещения и тяготеющих к тональному единству. Вся жизнь и творчествоДжорджоне были тесно связаны с гуманистической венецианской культуройсередины 15 и начала 16 века. Многие венецианские художники были связаныс кружками гуманистов, которые являлись их основными заказчиками. Так,некоторые картины Джорджоне писал для дома Джованни Корнаро, членакоролевской семьи Кипра, другие работы художника находились во дворцевенецианского дожа Леонардо Лоредано, в коллекции Доменико Гримани —патриарха Аквилеи.

Некоторые искусствоведы полагают, чтообнажённые женщины – это нимфы, невидимые для остальных участников этойсцены. Прекрасная женщина с кувшином – нимфа источника, женщина сфлейтой – нимфа полей (отсюда её приземистость, "приземлённость",расплывчатость, отличающая её от обычных женщин).

Как всегда у Джорджоне, изображениезагадочно и допускает множество толкований. Но главным в его творчествеостаются "чудеса живописи", о чём так прочувствованно написалвенецианский поэт и историк М. Боскини в своей "Карте плавания по морюживописи" (1660):

Джорджоне, ты первым сумел

показать чудеса живописи,

и пока не исчезнет мир

и живущие в нём люди,

о твоих творениях

   будут говорить вечно.

До того как появился ты,

все эти художники

   изображали статуи,

по сравнению с тобой,

создающим живые фигуры.

Душа твоя слилась с красками.

Не хочу отрицать, что Леонардо

был, так сказать, богом Тосканы;

но именно Джорджоне открыл Венеции

путь, ведущий к славе и бессмертию.

Эти строки не только демонстрируютгордость автора за своего знаменитого земляка, но и подчёркиваютнеоценимый вклад, который внёс Джорджоне в историю мировой живописи.

 

 Джорджоне (533x699, 95Kb)

Портрет Антонио Броккардо

Знаменитая картина Джорджоне “Гроза”украшала галерею мецената Габриэле Вендрамина, “Три философа” была вколлекции Таддео Контарини, картина “Спящая Венера” в свое времясостояла в собрании музыканта Джироламо Марчелло. Джорджоне, будучидругом этих любителей искусства, имел возможность изучать коллекциигуманистов (известно, что его заказчик Габриэль Вендрамин «имел многочрезвычайно ценных картин кисти превосходных мастеров и многонарисованных от руки карт, античных вещей, много книг, голов, бюстов,ваз, античных медалей»), что, несомненно, отразилось в его творчестве, вособой утонченности и одухотворенности образов, в пристрастии клитературным, светским темам. Общая направленность творчества Джорджонеопределила интимно-лирическую окраску выполненных им портретов (“Портретюноши”, Картинная галерея, Берлин-Далем; так называемая “Лаура”, Музейистории искусства, Вена).

 

 Джорджоне (489x698, 94Kb)

Церера, 1508-1510

 

 Джорджоне (699x547, 107Kb)

Три возраста жизни, 1505-1510

Творческая концепция Джорджонесвоеобразно преломила натурфилософские концепции времени, оказалапреобразующее воздействие на живопись венецианской школы, получиладальнейшее развитие у его ученика Тициана. Несмотря на скоротечностьжизни Джорджоне, у него было много учеников, впоследствии известных изнаменитых художников, Себастьяно дель Пьомбо, Джованни да Удине,Франсиско Торбидо (Иль Моро) и, конечно, Тициано Веччелио. Значительноечисло мастеров живописи, подражали творческой концепции и стилюДжорджоне, в их числе, Лоренцо Лотто, Пальма Старший, Джованни Кариани,Парис Бордоне, Коллеоне, Дзанки, Порденоне, Джирол Пеннаки, РоккоМарконе и другие, картины которых иногда атрибутировали как работыДжорджоне. Венецианский живописец эпохи Высокого Возрождения ДжорджоБарбарелли из Кастельфранко, прозванный Джорджоне, в своей живописираскрыл утонченную гармонию духовно богатого и физически совершенногочеловека.

 

 

 Джорджоне (628x698, 204Kb)

Читающая мадонна, 1500-1510

Так же как и у Леонардо да Винчи,творчество Джорджоне отличается глубоким интеллектуализмом и, казалосьбы, кристаллической разумностью. Но, в отличие от работ да Винчи,глубокий лиризм искусства которого носит весьма скрытый и как быподчиненный пафосу рационального интеллектуализма характер, лирическоеначало в своем ясном согласии с рациональным началом в картинахДжорджоне дает себя чувствовать с необычайной силой. Джорджоне рано ушелиз жизни, он умер в Венеции во время эпидемии чумы осенью 1510 года

yablor.ru

Трудно сказать о Джорджоне больше, чем говорят его картины.

          

Автопортрет

         Мне хотелось, чтобы вы более пристально присмотрелись к его живописи. По сути Джорджоне ,как и Леонардо,стояли у истоков реализма.Все   другие художники считали их работы эталоном.

              Джорджоне – итальянский художник эпохи Возрождения, ученик Д. Беллини и учитель Тициана,представитель венецианской школы живописи; один из величайших мастеров Высокого Возрождения.

           Среди великих мастеров прошлого ему принадлежит особое место. Джорджоне прожил всего 32 года. Он умер в Венеции 1510 г. от свирепствующей в то время чумы.

Одна из наиболее популярных его работ Спящая Венера.

Джорджоне .Спящая Венера, 1510г.

Картина была написана незадолго до смерти.Джорджоне не окончил картину. Он успел написать саму Венеру и, возможно, скалу за ней, прежде чем скончался от чумы в 1510 году.

     Картину закончил уже его ученик -Тициан, который написал пейзаж, небо, одежды, на которых лежит Венера, и поместил Купидона у её ног. Также в некоторых местах полотна можно выделить кисть ещё одного неизвестного мастера.

НЕСКОЛЬКО СЛОВ О САМОМ ХУДОЖНИКЕ.

               Джорджоне родился в небольшом городке Кастельфранко-Венето недалеко от Венеции. Он был учеником  Джованни Беллини и усвоил себе глубину и блеск его тёплого колорита, даже превзошёл его в этих качествах и первый из всех итальянских живописцев стал отводить в религиозных, мифологических и исторических картинах важное место поэтически-придуманному, красивому, не чуждому натуральности пейзажу.

            Главным местом его деятельности была Венеция. Он писал здесь надпрестольные образы, исполнял многочисленные портретные заказы и, по обычаю того времени, украшал своей живописью сундуки, ларцы и фасады домов.

              Современники ценили его как живописца, влюбленного в природу. Человек доброго и благородного нрава, художник был также замечательным музыкантом и певцом. В свое время произведения мастера много копировали, подражали ему. Считается, что подлинных картин Джорджоне в настоящее время совсем немного.

«Мадонна да Кастельфранко»1504г.                     Одна из очень известных его работ «Мадонна да Кастельфранко», написанная в 1504 г. по заказу венецианского военачальника – кондотьера Тудио Констанцо, в память о его рано умершем сыне Маттео. На картине изображен интерьер небольшой часовни, где пол выложен черно-белыми мраморными плитами. У подножия трона стоит деревянная гробница с изображением герба семьи Костанцо. С обеих сторон она «охраняется» двумя фигурами святых.

              Зеленые тона ковров, устилающих трон, зеленоватый хитон и красно-розовое покрывало мадонны создают красивое сочетание с ландшафтом, с высоким бледно-голубым небом, просторными лесными лужайками, сероватой грядой гор на горизонте и зданиями. И хотя овеянная грустью «Мадонна» написана в духе поэтической элегии, большое место занимает в ней пейзаж. Он отвлекает людей от печальных раздумий и размышлений при созерцании картины.

Гроза.1506г                   Современники говорили, что Джорджоне первым ввел в венецианскую живопись XVI в. новый элемент художественной выразительности – настроение, одухотворяя ее, вызывая ответные чувства у человека, смотрящего картину, и создавая незримую психологическую связь между ним и произведением искусства.

      И это чувствуется не только в «Мадонне да Кастельфранко», но и в маленькой по размерам картине Джорджоне «Гроза», написанной им около 1506 г

             Почти все пространство этого небольшого полотна, заполнено изображением пейзажа с сине-зеленой рекой, текущей между изрезанных берегов, поросших кустарником и деревьями. Через нее перекинут узкий деревянный мост, за которым виднеется ряд зданий. Освещение, порожденное вспышкой молнии и рассеянным светом луны, спрятанной за облаками, создает неуловимые воздушные эффекты.

                   Небо в обрамлении темно-зеленых деревьев, почти черное у горизонта, контрастно по цвету розово-белой архитектуре на заднем плане. Тусклые серебристые блики небесного огня отражаются на строениях, бревенчатом мосту, на стене и сломанных колоннах, на деревьях, воде и вселяют ощущение движения в пейзаже и внутренней тревоги. На переднем плане картины по берегам изображены фигуры: юноши в короткой пастушеской одежде с посохом в руке и молодой женщины с золотистыми волосами, кормящей грудью ребенка.

Златились кудри длинные у ней,

 Ее одежды белизной сияли,

Прекрасен был лучистый взгляд очей,

Кто в них глядел, не ведал тот печали...

                     Эти строки из поэмы «Фьезоланские нимфы» знаменитого поэта и писателя Д. Боккаччо. Она была широко известна в эпоху Возрождения и возможно, что поэма и послужила источником для художника.

               Мифологическим сюжетом поэмы явилась трагическая любовь молодого пастуха Африко к девушке Мензоле – прислужнице древнеримской богини Дианы. Трагическая, потому что по воле богини погибли и пастух, лишивший себя жизни на берегу, и молодая женщина, которую Диана превратила в речную струю. Гроза, изображенная в картине, играет роль злой судьбы.

Юдифь.Эрмитаж.

Все картины Джорджоне индивидуальны и непохожи. Их объединяет только особое поэтическое настроение. О каждой можно рассказывать отдельно.Этот сюжет вам уже знаком.                           На высокой каменной террасе, окруженной низкой оградой, в спокойной позе стоит прекрасная молодая женщина, одетая в хитон винно-розовых тонов. С легкой полуулыбкой смотрит она на лежащую под ногой голову Олофрена. В ее правой руке – тяжелый меч.

                   За спиной простирается далекий и мирный пейзаж с грядой голубых гор на горизонте, маленькими зданиями вдали, которые граничат с густым зеленым лесом. Высокое просторное небо, на фоне которого высится мощный, подобный колонне ствол зеленеющего дерева. Прозрачным светом пронизанная природа словно вторит настроению спокойного и полного достоинства облика Юдифи.

Три философа.

                    В картине, названной «Три философа», снова возникает холмистый лесной пейзаж. Его замыкает на горизонте горная гряда насыщенного синего цвета, за которую опускается огненный диск солнца. Вечерние небеса с летучими серо-белыми облаками воздушны и полны переходов от голубых до нежно-сиреневых тонов.

                   На ступенчатой скалистой площадке изображены трое мужчин разного возраста: глубокий старик в желтом плаще держит астрологическую таблицу с изображением полумесяца и раскрытый циркуль. Рядом с ним человек средних лет в белом тюрбане в восточном одеянии задумчиво смотрит перед собой. Наиболее выразительна фигура сидящего юноши в белом хитоне и зеленом плаще.

               Опираясь рукой о колено, он делает какие-то измерения с помощью угольника и циркуля. Его лицо серьезно, глаза пытливо устремлены на что-то, видимое ему одному. В глубоком молчании среди тихого вечернего пейзажа вдали от людей философы погружены в изучение природы

ХОТЕЛОСЬ БЫ ОБРАТИТЬ ВАШЕ ВНИМАНИЕ НА ПОРТРЕТЫ,их совсем немного.

                  К 1506–1507 годам Джорджоне достигает творческой зрелости, тогда же происходит и окончательное формирование нового, по сравнению с XV веком, типа портрета. Как пишет Н.А. Белоусова: «…В этих портретах отражена внутренняя, сосредоточенная и одухотворенная жизнь их моделей. Особенно это относится к изображению так называемой "Лауры", которое в настоящее время считается просто "Женским портретом".

Лаура. 1506. Музей истории искусств. Вена

                    Широкие и раскидистые зеленоватые ветви лавра, написанные на черном фоне, обрамляют поясное изображение молодой женщины, одетой в ярко-красную, отороченную коричневым мехом мантию, распахнутую на ее обнаженной груди. На гладких темных волосах – прозрачный серовато-белый шарф, конец которого спускается на шею и грудь.

              Спокойное округлое лицо с черными, устремленными вдаль глазами и крупным ртом изображено, как и торс, в трехчетвертном повороте, создающем ощущение пространственности и глубины картины. Правой рукой она придерживает меховой воротник, кисть левой руки, задрапированной широким красным рукавом, исчезает за пределами рамы.                     Весь облик заставляет исследователей предполагать, что здесь дано либо изображение куртизанки, либо возлюбленной Петрарки Лауры по сходному звучанию ее имени с лавром».

«Портрет молодого человека» (ок. 1510)

                Это изображение нетипично для портрета эпохи Ренессанса: взгляд модели на портретах той эпохи обычно направлен прямо, рождая ощущение контакта со зрителем. Молодой человек смотрит в сторону, это создаёт особую, меланхоличную атмосферу и взаимодействие не на рациональном, а эмоциональном уровне. В этом произведении удачно соединились индивидуальные черты с образом идеального человека Возрождения.

                        Смягчённые очертания контуров свидетельствуют о том, что Джорджоне был знаком с приёмом сфумато, разработанным Леонардо да Винчи.

Три возраста жизни.

                Несмотря на кратковременность жизни Джорджоне у него было много учеников, к которым принадлежат, между прочим, Себастьяно дель Пьомбо, Джованни да Удине, Фр. Торбидо (прозванный иль Моро) и сам Тициан.

         Еще значительнее число художников, подражавших его направлению, каковы, например, Лоренцо Лотто, Пальма Старший,Джованни Кариани, Рокко Марконе, Парис Бордоне, Джирол. Пеннаки, Порденоне, Коллеоне, Дзанки и др., картины которых нередко слывут теперь за его работы.

 

Портрет старухи.

О ДЖОРДЖОНЕ:

            Джорджоне положил начало блестящему расцвету венецианской живописи, занявшей вскоре после его смерти ведущее положение в живописи Италии.

          В XVII веке Ридольфи писал о Джорджоне, что «поистине он был первым, кто показал дорогу живописи и сочетанием своих красок с легкостью приблизился к изображению натуры».

               В апреле 1820 года Байрон в письме Уильяму Бэнксу пишет: «Я мало что понимаю в картинах, но для меня нет ничего выше венецианцев, а превыше всех Джорджоне».

                Вазари пишет, что Джорджоне «всю свою жизнь был человеком благородных и добрых нравов», а прозвище свое «Джорджоне», что значит «большой Джордже», получил «за величие духа». Он был знаменит не только как художник, но и как один из самых замечательных музыкантов Венеции этого времени, и Вазари пишет, что его игра на лютне и пение «почитались в те времена божественными».

Источники.

http://shkolazhizni.ru/archive/0/n-29006

http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%94%D0%B6%D0%BE%D1%80%D0%B4%D0%B6%D0%BE%D0%BD%D0%B5

http://self-portrait.ru/simple3.html

http://www.bibliotekar.ru/100hudozh/15.htm

maxpark.com

Джорджоне ди Кастельфранко - История красоты

Трудно сказать о Джорджоне больше, чем говорят его картины,в которых искусство Ренессанса, достигшее вершины,нашло свое наиболее совершенное отражение.Бернард Бернсон. «Живописцы итальянского Возрождения»

Осенью 1510 года маркиза Изабелла д’Эсте, меценатка и собирательница произведений искусства,отправила и з Мантуи в Венецию письмо, в котором просила своего посланника заказать для нее картинуу знаменитого живописца Джорджоне. Ответ пришел неутешительный: герцогиня опоздала со своим заказом,молодой художник недавно умер, заразившись чумой. Узнав об этом, Изабелла д’Эсте попросила приобрестидля нее одну из картин покойного мастера. И опять посланник разочаровал маркизу: владельцы произведенийДжорджоне не пожелали продавать их «ни за какую цену».

Автопортрет Джорджоне. Музей герцога Антона-Ульриха, Брауншвейг

Эта переписка – единственный достоверный документ, связанный с Джорджоне: подробностей егожизни известно очень мало. Джорджо Барбарелли родился в 1477 или в 1478 г. в городке Кастельфранкоблиз Венеции, и в ранней юности стал учеником венецианского художника Джованни Беллини. ДжорджоВазари сообщает в своих «Жизнеописаниях знаменитых живописцев», что Джорджоне, хотя и происходилиз «смиреннейшего рода», был «человеком благородных и добрых нравов», божественно пел и играл на лютне.Прозвание Джорджоне, то есть «большой Джорджо», он получил за свой «внешний облик и величие духа».Одни исследователи, вслед за Вазари, считают, что на Джорджоне оказало влияние знакомство с Леонардода Винчи, когда тот посетил Венецию в 1500 г., другие сомневаются в том, что эта встречавообще состоялась; а вот то, что учеником Джорджоне был Тициан, сомнению не подлежит.

Мадонна ди Кастельфранко. Кафедральный собор в Кастельфранко

Как ни скудны сведения о жизни художника, еще больше «белых пятен» обнаруживается, когдамы обращаемся к его творчеству. Никаких писем, рукописей, высказываний Джорджоне об искусствене сохранилось, названия некоторых его работ неизвестны. Если бы не описание картин Джорджоне,сделанное в 1525-1543 гг. венецианским коллекционером Маркантонио Микиелем, искусствоведампришлось бы совсем трудно. Но и описания Микиеля рассеивают наши сомнения лишь отчасти.Так, например, автором «Юдифи» в 17-18 вв. считался Рафаэль; до сих пор существует мнение,что «Сельский концерт» и «Спящая Венера» принадлежат кисти Тициана, который заканчивалэти картины после смерти Джорджоне.

Несмотря на усилия нескольких поколений историков искусства, мы и сегодня не можем с точностьюсказать, сколько картин Джорджоне сохранилось до наших дней. Диапазон ответов – от шестидесяти до шести,скорее всего около двадцати. Время создания работ тоже можно определить лишь приблизительно. Сквозь«туман неясностей» угадываем мы одухотворенный образ Джорджоне ди Кастельфранко: его жизнь былатрагически короткой, однако его творчество не только открывает эпоху Высокого Возрождения в Венеции,но и прокладывает путь искусству следующих столетий.

    Юдифь. Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург

Чем отличался Джорджоне от своих собратьев по цеху? Прежде всего, он заметно отошел от традиционнойдля эпохи Ренессанса тематики. Разумеется, художник отдал дань религиозной живописи: вспомнимтрогательный алтарный образы Мадонны (ок.1504) в соборе Кастельфранко, родного города художника. Известно, что в 1507-08 гг.  Джорджоне создал большую заказную картину для зала заседаний Дворца Дожейи расписал фресками фасад Немецкого подворья в Венеции (оба произведения не сохранились). Но главнымзанятием художника было выполнение частных заказов, причем речь идет не только о портретах, что былопривычно, а о сюжетных картинах светской тематики.

Именно такие небольшие по размеру работы знаменуют, по мнению искусствоведов, утверждение станковойкартины в западноевропейской живописи. Заказчиками этих картин были утонченные венецианскиеинтеллектуалы-гуманисты, знатоки и почитатели античности, в кругу которых Джорджоне был признан своим.Картины создавались не для всеобщего обозрения, а для личных коллекций, и ключами к их пониманию владелилишь посвященные – автор и заказчик. Нам же остается только догадываться о скрытом смысле творенийДжорджоне.

Джорджоне избегает в своей живописи повествовательности, предпочитая внешнему действию глубокоевнутреннее переживание. Взглянем на его «Юдифь» (ок.1502). Формально – это картина библейской тематики:красавица держит в руке меч, у ее ног лежит голова вражеского военачальника Олоферна, которого Юдифьобольстила, опоила и, спящего, обезглавила. Однако если мы сравним работу Джорджоне с живописнымипроизведениями других ренессансных мастеров на ту же тему - а к истории Юдифи до и после Джорджонеобращались многие, в том числе Боттичелли (1472, 1495), Мантенья (1495), Микеланджело (1509), Тициан (1515), -то, вслед за русским художником Александром Бенуа, воскликнем: «Странная картина! /…/ Юдифь ли это?»Картины на этот сюжет обычно очень динамичны, полны драматизма, их детали порой устрашающи. Не то уДжорджоне. Его Юдифь, величавая, безмятежно спокойная, с кротким ликом мадонны и смиренноопущенными глазами, едва касается рукой меча, а ногой - отрубленной головы Олоферна. Джорджонерассказывает нам не о том, что героическая Юдифь обезглавила врага, а о том, что в душе этой женщиныс потупленным взором живет тайна, которую каждый может толковать на свой лад.

Три философа. Художественно-исторический музей, Вена

Мотивы «Юдифи» варьируются в последующих работах Джорджоне: мирный пейзаж с зелеными лугами ипологими холмами, деревья с кружевными кронами, четкий рисунок ветвей на фоне переменчивого неба,похожие на миражи странные постройки вдалеке. И прекрасные собой люди с их сложной духовной жизнью,с их меланхоличностью и серьезностью, мечтательностью и поэтичностью…

Картина «Три философа» (ок.1506-08) представляет троих мыслителей у входа в пещеру. Возможно, этоаллегория трех возрастов человека – старости, зрелости и юности, или аллегория трех типов учености вобразах сурового средневекового схоласта, невозмутимого восточного мудреца и пытливого ренессансногогуманиста. Но возможно, перед нами олицетворение трех темпераментов или трех веков в историичеловечества - золотого, серебряного и железного. Наконец, это могут быть трое евангельских волхвов. А что символизируют каменные ступени и пещера? За пять веков накопилось около тридцатитолкований этой картины!

В «Сельском концерте» (ок.1508, другое название «Пастораль») сюжет не менее туманный: почему дамыобнажены, а кавалеры одеты, почему музицирующие мужчины словно не замечают женщин? Ясно, что этоотнюдь не бытовая сценка, и женщины - не легкомысленные подруги нарядных мужчин, а, скорее всего,незримо присутствующие музы, и нагота - знак их божественного происхождения.

Сельский концерт. Лувр, Париж

Те же мотивы – одетый мужчина и обнаженная женщина – мы видим в картине «Гроза» (ок.1505-08,первоначальное название неизвестно). Здесь непонятно почти все. «Это не сюжет, а шарада!» - в сердцахвоскликнул, говоря о «Грозе», один маститый искусствовед. Изображенные среди грозового пейзажа людине обращают внимания на стихию. Мужчина спокойно стоит, опершись на длинный посох, сидящая женщинакормит грудью младенца. Первую интерпретацию картина получила в списке Микиеля: «Пейзаж с грозой,с цыганкой и солдатом». С тех пор мужчина побывал не только солдатом (хотя у него нет оружия), но ипастухом (хотя поблизости не видно стада), и паломником, и Св. Иосифом, ибиблейским Адамом, иаллегорической фигурой (мужество), а женщину в белоснежной накидке (символ чистоты)считали не только цыганкой, но и Марией с младенцем (хотя вряд ли можно представить себе изображениеобнаженной мадонны), и праматерью Евой, и аллегорией милосердия. Семейную сцену увидел на картине геройвенецианской поэмы Джорджа Байрона «Беппо»: «На полотне - художник, сын, жена, и в ней сама любовьвоплощена». Женщина, в отличие от прочих героинь Джорджоне, пристально смотрит на зрителя, ее лицополностью открыто. Возможно, это портрет, и в картине зашифрован некий приватный смысл? А может быть,это алхимическая аллегория с изображением четырёх стихий - земли, огня, воды и воздуха?

Гроза. Галерея Академии, Венеция

Много домыслов породили детали картины: почему мужчину и женщину разделяет ручей, почему на крышеодного из домов сидит белый аист – в христианстве символ целомудрия и родительской любви? Что означаютсломанные колонны? Рентгеноскопия картины окончательно поставила искусствоведов в тупик: судя попервоначальным наброскам, вместо мужчины Джорджоне намеревался изобразить еще одну обнаженнуюженщину! Значит, «семейная» трактовка несостоятельна? И наконец, какой смысл несет вспышка молнии: знакбожественного присутствия, не замечаемый людьми? Выражение господнего гнева? Символ изменчивой,как природа, фортуны?

Пока одни исследователи неустанно ищут ключи к этой загадочной картине, другие резонно отмечают, что«разгадка ее аллегории ничуть не помогает пониманию ее сущности» (М. В. Алпатов). Действительно, желаниенепременно найти объяснение каждой детали картины заводит в тупик, как если бы мы пытались доскональнопонять содержание с тихотворения, построенного на многозначных ассоциациях, или расшифровать музыкальноепроизведение. Часто говорится об особой музыкальности, мелодичности, певучести картин Джорджоне. Идействительно, работы Джорджоне действуют на нас, подобно музыке: пробуждают невыразимые эмоции,минуя рассудок.

Гроза. Галерея Академии, Венеция. Фрагмент

Если «Гроза» интригует обилием символов, то «Спящая Венера» (ок.1508-10) - шедевр простоты иклассической ясности. Джорджоне отказывается здесь от каких-либо повествовательных деталей: Венеруне окружают крылатые путти, ее не будит шаловливый Амур. Лишь характерная поза женщины, прикрывающейрукой лоно (во времена античности этот жест символизировал плодородие и наслаждение, в эпоху ренессанса –целомудрие), говорит о том, что перед нами богиня любви. Характерно, что импульсивный Тициан, которыйдописывал пейзаж и драпировки, не вынес такой лаконичности и изобразил у ног Венеры Амура, закрашенногопозднее во время реставрации картины.

Кажется, что «Гроза» и «Сельский концерт» были ступенями к созданию «Спящей Венеры». Целомудрие ичистота образа настолько уравновешивают в картине из Дрезденской галереи чувственность, что эту полностьюобнаженную женщину иной раз называют «дрезденской мадонной». И так же, как в «Юдифи», мифологическийобраз становится лишь предлогом для любования неземной прелестью женского тела, и так же, как в «Юдифи»,сомкнутые веки Венеры – словно завеса тайны, которую никому не дано узнать.

Спящая Венера. Картинная галерея, Дрезден

Человек в творениях Джорджоне неразрывно связан с природой. Живописцы 15-го столетия любили изображатьлюдей на фоне природы, но пейзаж всегда занимал в картине второстепенное место. Джорджоне помещает своихперсонажей внутрь природной среды; природа становится у него не кулисой, а сценой. Едва ли не первым вевропейском искусстве Джорджоне лишил пейзаж статичности и сумел передать мгновенное состояние природы:так в «Грозе» вспышка молнии словно списана с натуры. Шаг к превращению пейзажа в самостоятельный жанрживописи – одно из его великих достижений.

Основа той гармонии, которую мы ощущаем, глядя на картины Джорджоне, - пластическое соответствиеформ человеческого тела природным формам. Так «Юдифь», «Три философа», «Сельский концерт», «Гроза»построены на тонких перекличках ритмики фигур с ритмом древесных стволов и ветвей. Особой силы достигаетмотив подобия женской красоты красоте природы в «Спящей Венере»: плавные очертания тела богиниповторяются в округлых очертаниях холмов, и возникает ощущение, что лежащая женщина – порождениесамой земли.

Мир Джорджоне словно «лишен углов»: материя естественно взаимодействует с воздушной средой,размывающей и смягчающей контуры предметов. Легчайшая светотень сглаживает формы человеческих тел,органично соединяя их с пейзажем. Светотеневая моделировка у Джорджоне так тонка, что - страшно сказать! –даже леонардовская прозрачная светотень «сфумато» кажется тяжеловатой. Предшественники Джорджонеизображали удаленные предметы лишь с учетом линейной перспективы, пространство между ними оставалось«безвоздушным», Джорджоне впустил в картины воздух, научился изображать световоздушную среду,сгущающуюся по мере удаленности предмета.

Сегодня мы, увы, не можем в полной мере судить о колорите картин Джорджоне, но очевидно, что он,предвосхищая искусство будущего, был подлинным живописцем: Джорджоне не расписывал краскамиокончательно продуманную и полностью прорисованную композицию, а, как свидетельствуют рентгеновскиеснимки его картин, изначально мыслил в цвете, менял свой замысел с кистью в руках.

Безвременная кончина Джорджоне была, как выразился Вазари, «великим ущербом для мира». Однакозаканчивая жизнеописание художника, Вазари пишет, что Тициан не только сравнялся мастерством со своимучителем, но и превзошел его. Свои «Жизнеописания» Вазари сочинял в середине 16 в., в годы восходящейславы Тициана. Но через полтора столетия после смерти Джорджоне, в 1660 г., венецианский художник иисторик искусства Марко Босчини уже воздает Джорджоне должное, посвящая ему восторженные и оченьточные строки: «Джорджоне, ты первым сумел показать чудеса живописи./…/ До того как появился ты, все этихудожники изображали статуи, по сравнению с тобой, создающим живые фигуры». Масштаб таланта иноваторство Джорджоне были в полной мере оценены в 19 столетии. Отблеск «чудес живописи»венецианского мастера лежит на европейском искусстве вплоть до сегодняшнего дня.

bellezza-storia.livejournal.com


Смотрите также