Поэма Гомера «Илиада». Картины илиада


Презентация - Поэма Гомера «Илиада»

Слайд №2
ПовторениеЧто изображено на картинке?

Как это связано с древним городом Микены?

Слайд №3
Гера – Афродита – Афина – старшая богинябогиня-воительницабогиня любви
Слайд №4
Кому Парис должен отдать яблоко?
Слайд №5
План урокаГомер и две его поэмыГнев АхиллесаПоединок Ахиллеса с ГекторомПохороны ГектораТроянский конь
Слайд №6
Гомер и две его поэмы«Илиада» — ее название произошло от слова Илион – другое название города Троя«Одиссея» – ее название произошло от имени главного героя поэмы – Одиссея.Поэмы были созданы в 8-м веке до н.э.
Слайд №7
«Илиада» повествует о Троянской войне.В каком году произошла Троянская война?1200 до н.э.
Слайд №8
Ахиллес – грек, герой Троянской войныАхиллесовапятаСтр. 37Фетида – морская богиня, мать Ахиллеса
Слайд №9
Гектор – военный вождь троянцевПриам – отец Гетора, царь ТроиАндромаха – жена Гектора
Слайд №10
Агамемнон – царь Микен Патрокл – друг Ахиллеса
Слайд №11
Одиссей – царь острова Итака
Слайд №12
Гефест – бог-кузнец
Слайд №13
Поединок Ахиллеса с Гектором
Слайд №14
Похороны Гектора
Слайд №15
Троянский конь
Слайд №16
Слайд №17
Оцените поступки героев «Илиады».Что вас в них привлекает?Что вы осуждаете?
Слайд №18
Домашнее задание: § 26, стр. 40 – вопрос 2 устно

volna.org

Живописная «Илиада» современности: новый старый Евгений Равский

— Павел Гудимов рассказал мне, что вы отказались показывать свой проект раньше, в марте, чтобы это не выглядело конъюнктурой. Это так? — В этой ситуации есть определенный трагизм. Проект задумывался и частично был реализован в 2012 году. В 2013 большую его часть мы показали во Львове. В марте 2014 были планы на Киев, но в стране происходили известные события… И я попросил перенести сроки. Надолго. У Павла я ничего не делаю вот уже три года. И он в ответ сказал: «Уже некуда оттягивать!» Так и стартовали сейчас. — Почему именно «Илиада»? — Потому, что это истоки! Литература имела решающее влияние на западноевропейское искусство. Живопись изначально строилась на литературе — были или мифологические, или исторические сюжеты. Кроме того… Гомер писал о героях. А, по моему мнению, современной Украине как раз жизненно необходимы герои. Если нет настоящих, то их надо придумывать — вроде Рембо, который спасает весь мир. (Впрочем, сейчас мы видим, что выдумывать ничего и не нужно). — Картины проекта написаны вами без иронии? У меня сложилось двойственное впечатление — что одновременно они и героические, и смешные. — В моем случае двойного смысла не было. Это — моя трактовка, мой взгляд на «Илиаду» с позиций ХХ1 века. Кто именно изображен на картинах, — не важно. Я уверен, что Ахилла или Гектора мы тоже не узнали бы в массе лиц военных под Троей … — Вашими моделями стали львовские художники и другие творческие люди. Считаете, сейчас «творцы» — герои времени? — Я рисовал своих друзей, потому что так делали художники в старые времена. Находили среди знакомых нужные архетипы. Это делалось без иронии — были настоящие театральные постановки, режиссура … Ну, а если изображения напомнили вам «Бойцовский клуб» … Если убрать исторический фон, вероятно, так оно и есть! — Старые мастера имели свои секреты красок, и другие «секретные технологии». Вы пытались их повторить? — Я стараюсь придерживаться, насколько это можно в наше время, старой технологии рисования — с вкладышами, прорисовыванием. У меня та же ограниченная палитра красок: минимум средств и максимум — выразительности. — Сейчас в Киеве — настоящая мода среди художников на «переосмысление» творчества великих предшественников. Ваш давний интерес к Караваджо с чем связан? — Я как художник в свое время пробовал себя в разных направлениях и стилях. Одним из основных был «новые дикие» (он возник в 1970-х гг в Америке). Пытался замиксовать его с Эгоном Шиле, Климтом. Ну, вы понимаете… Делал даже перформансы. В общем, единственное, чем не занимался, так это видео. Наконец, понял, что все это очень ограниченно: дальше пути нет, это очень короткая речь — если сравнивать с языком. А вот традиция старой школы шире, сложнее, интереснее. Средства, вроде, те же, но пределов совершенствованию нет. И я начал совершенствоваться… В 2004 году философ и критик искусства Дональд Куспит написал свою знаменитую монографию «Конец искусства». Я читал ее в польском переводе. Он очертил понятие «новых старых». (В 2008 Куспит делал соответствующую выставку в Гданьске). К счастью, Дональд не написал никаких манифестов — ведь, «новые старые» в них не нуждаются … В рамках этого направления я, наконец, и почувствовал себя вполне комфортно. А Караваджо интересуюсь давно. Даже специально ездил по Европе, изучал его оригиналы. — Любые картины надо продавать. Друзей, то есть, «Илиаду», вы продаете — или создавали портреты «для души»? — Продаю, разумеется. Хотя сейчас живопись, вообще, не очень хорошо продается. Но еще недавно я жил с живописи. Вместе с женой и двумя детьми. Теперь приходится зарабатывать другими другими доступными способами. Так, вместе с Костырко — это был не худший проект, можно признаться, что это делали именно мы! — мы, например, оформляли львовский ресторан на площади Рынок. Делали «Стены героев» — 48 портретов персонажей, которые записаны в истории Галичины. Образы пробовали «слепить» по историческим текстам.

artchive.ru

Сирены в живописи в античном эпосе «Одиссея», авторства Гомера

Все, что касается мифологии — зыбко и не имеет под собой твердой почвы. Это касается и сирен, которые по разным версиям являются порождениями любовного союза морских и речных божеств с музами или другими женскими персонажами божественного происхождения.

Впервые, сирены были описаны Гомером эпосе «Одиссея», повествующем о десятилетнем путешествии домой правителя острова Итака — Одиссея, возвращавшегося после осады Трои, описанной в другом эпосе Гомера — «Илиаде». В ходе своего путешествия Одисей встречал многих мифических существ, в том числе и сирен.

Образ сирен в поэме Гомера — кровожадные существа, бывающие двух видов: русалки и гарпии. Оба вида пылали ненавистью к мужчинам и заманивали моряков на отмели и острые утесы. По другой версии, сирены усыпляли морских путников своими прекрасными голосами, после чего жестоко их убивали.

John William Waterhouse, «Одиссей и Сирены», 1891 г.

Существует расхожее мнение, что сирены — это олицетворение самой водной стихии, которая в спокойном состоянии — прекрасна, но таит в себе множество опасностей.

В античной мифологии, образы сирен эволюционировали от диких и жестоких существ, в сладкоголосых гетер, приносящих удачу и хранящих гармонию.

Популярность сирен среди художников обусловлена общим интересом к античным сюжетам и содержательностью образов данных мифологических существ, изображая которых, каждый художник имел цель выразить нечто свое.

Вашему вниманию несколько наиболее заслуживающих внимание картин, с участием сирен.

Victor Karlovich Shtemberg

 

Эдмунд Дюлак  

 

Howard Pyle

Hans Thoma

 

Charles Murray Padday

Viktor Mikhailovich Vasnetsov

The Sea Maiden by Arthur Hacker, 1897

 

Otto Greiner

Paul Thumann

James Herbert Draper

estetico.me

Илиада — википедия фото

Предыстория

Существует целый цикл сказаний о Троянской войне. Все их обычно объединяют в общее название «Троянский цикл», или «Эпический цикл». Часть из них дошла до нас во фрагментах, как «Киприи», остальные только в синопсисах, пересказах более поздних авторов, и лишь гомеровские «Илиада» и «Одиссея» сохранились целиком.

Как отмечает БСЭ, считается, что «Илиада» возникла в IX—VIII вв. до н. э. в греческих ионийских городах Малой Азии на основе преданий крито-микенской эпохи. Она написана гекзаметром (около 15 700 стихов), а александрийскими филологами поделена на 24 песни.

Именование «Илиада» дано по названию столицы Троянского царства Илиона (другое название Трои).

Действие «Илиады» относится к последним месяцам десятилетней осады Трои ахейцами, описывая эпизод из истории, который охватывает незначительный промежуток времени.

Содержание

«Илиада» начинается с конфликта в стане осаждающих Трою ахейцев (называемых также данайцами). Царь Агамемнон похитил дочь жреца Аполлона, Хриса. Хрис приходит в греческий стан выкупить взятую в плен и доставшуюся в рабыни Агамемнону дочь Хрисеиду.

Получив грубый отказ, он обращается с мольбой об отмщении к Аполлону, который насылает на войско моровую язву. В собрании греков, созванном Ахиллом, Калхант объявляет, что единственное средство умилостивить бога состоит в выдаче Хрисеиды её отцу без выкупа. Агамемнон уступает всеобщему требованию, но, чтобы вознаградить себя за эту потерю, отнимает у Ахилла, которого считает инициатором всей интриги, его любимую рабыню Брисеиду.

В гневе Ахилл удаляется в палатку и просит свою мать Фетиду умолить Зевса, чтобы греки до тех пор терпели поражения от троянцев, пока Агамемнон не даст ему, Ахиллу, полного удовлетворения. Девятилетняя осада на грани срыва, но ситуацию исправляет Одиссей.

Во второй песне Гомер описывает силы противоборствующих сторон. Под предводительством Агамемнона к стенам Трои приплыло 1186 кораблей, а само войско насчитывало свыше 130 тыс. солдат. Свои отряды прислали различные области Эллады:

  • Инес (под началом Диомеда),
  • Валерия (под началом Агапенора),
  • Афины и Локрида (под предводительством Аякса Великого),
  • Итака и Эпир (под началом Одиссея),
  • Ингрид (под началом Идоменея),
  • Лакедемон (спартанцы Менелая),
  • Микены, Родос (под началом Тлеполема),
  • Фессалия (мирмидоняне Ахилла),
  • Фокида, Эвбея, Элида, Этолия и пр.

На стороне троянцев под предводительством Гектора сражались ополчения

Поскольку Троянская война началась с похищения Елены, то в третьей песне в единоборство вступают её юридический муж Менелай с фактическим — Парисом.

В поединке побеждает Менелай, однако богиня Афродита спасает Париса от смерти и раненого уносит с поля боя. Из-за того, что поединок не закончился смертью одного из соперников, он считается недействительным.

Агамемнон настаивает на исполнении заключенного договора, но троянец Пандар нарушает перемирие, пуская стрелу в Менелая, после чего завязывается первое открытое сражение (четвёртая песнь), Элефенор убит Агенором.

Война продолжается. Однако ни ахейцы, ни троянцы не могут одержать верх. Смертным помогают бессмертные боги. Ахейцам покровительствует Афина Паллада, Гера и Посейдон, троянцам — Аполлон, Арес и Афродита.

Пятая песнь рассказывает о том, как в жестокой битве даже бессмертные Арес и Афродита получают ранения от руки ахейца Диомеда, руководимого Афиной. Видя силу Афины Паллады, предводитель троянцев Гектор возвращается в Трою и требует принести богине богатые жертвы. Заодно Гектор стыдит скрывшегося в тылу Париса и обнадеживает свою жену Андромаху.

Менелай убивает Пилемена, но Сарпедон сражает царя Родоса Тлеполема.

Возвратившись на поле боя, Гектор вызывает на поединок сильнейшего из ахеян и его вызов в седьмой песне принимает Аякс Великий. Герои бьются до поздней ночи, но никто из них не может одержать верха. Тогда они братаются, обмениваются дарами и расходятся.

Тем временем воля Зевса склоняется на сторону троянцев и лишь Посейдон остается верен ахейцам.

Ахейское посольство отправляется к Ахиллу, чье войско бездействует из-за ссоры их предводителя с Агамемноном. Однако рассказ о бедствиях ахейцев, прижатых троянцами к морю, трогает лишь Патрокла — друга Ахилла.

Троянцы атакуют: Агенор убивает Клония, а Медонт сражен Энеем.

  Ахилл тянет за колесницей тело сражённого Гектора

Атакуя, троянцы едва не сжигают ахейский флот, но благосклонная к ахейцам богиня Гера обольщает и усыпляет своего мужа бога Зевса, чтобы спасти своих фаворитов. Видя подожженный троянцами ахейский корабль, Ахилл отправляет в бой своих солдат под командованием Патрокла, одетого в доспехи Ахилла, однако сам уклоняется от сражения, держа гнев на Агамемнона. Однако Патрокл гибнет в битве. Сначала его в спину поражает Аполлон, потом бьёт копьём Эвфорб, а затем Гектор наносит ему смертельный удар пикой в пах.

В борьбе за тело Патрокла Аякс Теламонид убивает Гиппофоя и Форкия, а Менелай поражает Евфорба. Ахеец Схедий гибнет от руки Гектора.

Желание отомстить за друга возвращает в игру Ахилла, который, в свою очередь, убивает Гектора, поразив его копьем в шею. В конце «Илиады» разворачивается тяжба за тело Гектора, которое Ахилл первоначально отказывался выдавать отцу погибшего для погребения.

Для погребения Гектора и Патрокла устанавливается одиннадцатидневное перемирие, устраиваются похоронные игры.

Герои «Илиады»

Песнь вторая «Илиады» содержит список кораблей греков, где указываются имена многих греков, принявших участие в войне, а также указываются местности, откуда они родом. Там же даётся и список троянцев, но он сильно уступает перечню греков, в нём указаны лишь некоторые герои «Илиады».

Ахейцы

Ахейцы (Ἀχαιοί), также данайцы (Δαναοί) и аргивяне (Ἀργεĩοι), также один раз названы эллинами[1] — коллективное название греков у Гомера.

Ахилл и Патрокл

Взаимоотношения между Ахиллом и Патроклом являются важной составляющей «Илиады». Между героями существует глубокая серьёзная дружба. Ахилл внимателен к Патроклу, будучи чёрствым и полным презрения к остальным. Одни античные исследователи считали их дружбу гомоэротической,[2] тогда как другие считали её платоническим союзом воинов.[3]

Троянцы

  «Прощание Гектора с Андромахой», Сергей Постников, 1863
  • Мужчины
  • Женщины
    • Гекаба (Ἑκάβη) — жена Приама, мать Гектора, Кассандры, Париса и др.
    • Елена (Ἑλένη) — дочь Зевса, жена Менелая, похищена Парисом, затем стала женой Деифоба. Её похищение стало причиной Троянской войны.
    • Андромаха — жена Гектора, мать Астианакта.
    • Кассандра — дочь Приама. Её пытался соблазнить Аполлон, подарив ей дар пророчества, но будучи отвергнут ею, сделал так, что её предсказаниям никто не верит.
    • Брисеида — троянская женщина, захваченная греками, досталась Ахиллу в качестве трофея.

По некоторой трактовке, в образах Гектора и Ахилла отражена борьба разумного и импульсивного начал[4].

Боги «Илиады»

Сакральным значением в «Илиаде» обладает гора Олимп, на которой восседает Зевс, сын Кроноса. Его чтут как ахейцы, так и троянцы. Он возвышается над противоборствующими сторонами. В повествование вовлечены многие олимпийские и другие боги, одни помогают ахейцам, другие троянцам. Многие из событий, описанных в «Илиаде», вызываются, направляются богами, боги также часто влияют на ход событий, выступая на стороне одной из противоборствующих сторон.

  • Олимпийцы:
  • Остальные:

Исследования

Поэма датируется архаическим периодом истории античности. Большинство исследователей датируют её восьмым веком до н. э., некоторые — седьмым. Геродот утверждал, что Гомер жил за 400 лет до его времени, что соответствует 850-м годам до н. э.

Поэма описывает события, происходившие во время Катастрофы бронзового века, начала 12 века до н. э. Таким образом, Гомера отделяет от описываемых событий порядка 400 лет, Греческие Тёмные века. Серьёзные дебаты ведутся исследователями по поводу того, насколько правдиво описаны в поэме реальные традиции микенской цивилизации. В перечне кораблей есть свидетельства того, что «Илиада» описывает не географию Греции железного века времён Гомера, а ту, которая существовала до дорийского вторжения.

Название Ἰλιάς «Илиада» буквально обозначает «Троянская поэма», в соответствии со вторым названием Трои — «Илион».

Долгое время исследователи спорили о том, описывает ли поэма реальные события, или Троянская война была лишь вымыслом. Раскопки Шлимана в Трое обнаружили культуру, соответствующую описаниям в «Илиаде» и относящуюся к концу II тысячелетия до н. э. Недавно дешифрованные хеттские надписи также свидетельствуют о наличии могущественной ахейской державы в XIII веке до н. э. и даже содержат ряд имен, до сих пор известных лишь из греческой поэмы.

Литературная судьба «Илиады»

В Амброзианской библиотеке хранится иллюминированная рукопись Илиады конца 5 — начала 6 века из Византии, которую называют Амброзианская Илиада (англ.)русск.[5]. Самым старым манускриптом, содержащим полный текст Илиады на древнегреческом языке является Venetus A (англ.)русск. из библиотеки святого Марка, написанный в 10 веке[6]. В этом же манускрипте содержатся схолии к Илиаде. В них содержатся фрагменты из сочинений четырёх античных грамматиков Дидима, Аристоника, Геродиана и Никанора, а также объяснения смысла слов и другие пояснения к тексту.

Первое печатное издание осуществлено в 1488 году Дмитрием Халкокондилом во Флоренции.

  Рукопись «Илиады» V века

«Илиада» в России

Впервые переводы фрагментов из «Илиады» Гомера появились в том числе из-под пера М. Ломоносова[7].

В XVIII веке появляются первые опыты переводов «Илиады»: П. Е. Екимов[8] осуществил прозаический перевод (1776, 1778), а Е. И. Костров — александрийским стихом (п. I—VI, 1787; п. VII—IX, «Вестник Европы», 1811).

В 20-х годах XIX в. новый прозаический перевод обеих поэм Гомера сделал И. И. Мартынов. Разбор всех песен «Илиады» в 1826 г. опубликовал И. Я. Кронеберг.

Начавший переводить «Илиаду» александрийским стихом Н. И. Гнедич затем отказался от этого замысла и перевёл всю поэму гекзаметром (1829). Перевод был горячо приветствуем лучшими писателями, в особенности Пушкиным. Впоследствии В. Г. Белинский писал, что «постигнуть дух, божественную простоту и пластическую красоту древних греков было суждено на Руси пока только одному Гнедичу»[9]. «Илиада» в переводе Гнедича, изобилующем архаизмами, в точности передает ощущение подлинника по силе и яркой образности языка и считается классическим русским переводом[10].

Существует также перевод Минского (Москва, 1896)[11], впоследствии неоднократно подвергавшийся критике. В частности, В. В. Вересаев писал, что этот перевод «чрезвычайно сер и совершенно не передаёт духа подлинника. Минскому более или менее удаются ещё чисто описательные места, но где у Гомера огненный пафос или мягкая лирика, там Минский вял и прозаичен»[12]

В XX веке перевод «Илиады» выполнили В. В. Вересаев (Москва — Ленинград, 1949) и П. А. Шуйский (работа последнего до сих пор не издана, пока из неё оцифрована только Песнь I (с комментариями)).

В XXI веке «Илиаду» перевёл на русский язык классическим гекзаметром Александр Аркадьевич Сальников, в 2011 году[источник не указан 540 дней].

Библиография

Издания

  • Homeri Ilias. Volumen prius rhapsodias I—XII continens, recensuit Martin L. West (Bibliotheca scriptorum Graecorum et Romanorum Teubneriana), Stuttgart & Leipzig: B.G. Teubner 1998, lxii + 372 pp. ISBN 3-519-01431-9
  • Homeri Ilias. Volumen alterum rhapsodias XIII—XXIV continens, recensuit Martin L. West (Bibliotheca scriptorum Graecorum et Romanorum Teubneriana), K. G. Saur: Leipzig & Munich 2000, vii + 396 pp.

Переводы

Русские переводы:

  • Омировых творений часть 1, содержащая в себе двенадцать песен Илиады. Перевел с греческого коллежский секретарь Петр Екимов. СПб., 1776. 406 стр.
  • Омировой Илиады часть 2, содержащая в себе последния двенадцать песен. / [Пер. П. Е. Екимова]. СПб., 1778. 433 стр.
  • Илиада. / Пер. прозой и примеч. И. Мартынова. В 4 ч. СПб., 1823—1825. (параллельный текст на греч. и рус. яз.)
  • Илиада Гомера, переведенная Николаем Гнедичем… СПб., 1829. (неоднократно переиздавался)
  • Илиада Гомера. / Пер. Н. И. Гнедича, редижированный С. И. Пономаревым. 2-е изд. СПб.: А. С. Суворин, 1892. LXXXVI, 440 стр.
  • Илиада Гомера. / Пер. Н. М. Минского. М., 1896. 416 стр.
    • / Пер. Н. М. Минского, вступ. ст. П. Ф. Преображенского. М.: Гослитиздат, 1935. 353 стр. 10000 экз.
  • Гомер. Илиада. / Пер. В. Вересаева. М.-Л.: Гослитиздат, 1949. 551 стр. 10000 экз.
    • переиздания «Илиады» и «Одиссеи» в его переводе: М.: Просвещение, 1987. 398 стр. 263000 экз.

Самый подробный из имеющихся на русском языке комментарий помещен в издании:

  • Гомер. Илиада. / Пер. Н. И. Гнедича. Ст. и прим. А. И. Зайцева. Отв. ред. Я. М. Боровский. (Серия «Литературные памятники»). Л.: Наука, 1990. 576 стр. 50000 экз.
    • переизд.: СПб.: Наука, 2008.

Исследования

см. также библиографию в статье Гомер

  • Панченко Д. В. Гомер. «Илиада». Троя. СПб., Издательство Европейского университета в Санкт-Петербурге. 2016.
  • Шестаков С. П. О происхождении поэм Гомера. Вып. 2. О происхождении Илиады. — Казань, 1898. — 547 с.
  • Сахарный Н. Л. Илиада: Разыскания в области смысла и стиля гомеровской поэмы. — Архангельск, 1957. — 379 с. — 800 экз.
  • Шталь И. В. Гомеровский эпос: Опыт текстологического анализа «Илиады». — М.: Высш. шк., 1975. — 246 с. — 15000 экз.
  • Клейн Л. С. Бесплотные герои. Происхождение образов «Илиады». — СПб.: Фарн, Художественная литература, 1994. — 192 с. — 1000 экз. — ISBN 5-280-02015-x.
  • Клейн Л. С. Анатомия «Илиады». — СПб.: Изд-во СПб. ун-та, 1998. — 560 с. — 1000 экз. — ISBN 5-288-01823-5.
  • Гиндин Л. А., Цымбурский В. Л. Гомер и история Восточного Средиземноморья. — М.: Восточная литература, 1996. — 328 с. 2000 экз.
  • Page D. History and the Homeric Iliad. Berkeley, Univ. of California Press, 1959.
  • Reinhardt K. Die Ilias und inr Dichter. Göttingen, 1961.
  • Edwards, Mark W.; Kirk, Geoffrey Stephen; et al. (editors), The Iliad: A Commentary: Volume 5, Books 17-20, Cambridge University Press, 1993
  • West, Martin L., Studies in the text and transmission of the Iliad, München : K.G. Saur, 2001. ISBN 3-598-73005-5
  • Зелинский, ф. ф. «Закон хронологической несовместимости и композиция Илиады» (сборник «Χαριστήρια», Санкт-Петербург, 1897),
  • Зелинский, ф. ф. «Die Behandlung gleichzeitiger Ereignisse im antiken Epos» (Лейпциг, 1901; Suppl. к «Philologus»)
  • Зелинский, ф. ф. «Старые и новые пути в гомеровском вопросе» (ЖМНП, май, 1900).

Античные схолии к Илиаде

Схолии к «Илиаде» по изданию Диндорфа (1875) занимают 6 томов:

  • Древние схолии:
  • Схолии из «Codex Veneti Marcianus 453»:
  • Схолии «Townleyana»:
  • Женевские схолии к Илиаде Том II (1891)
  • Новое издание схолий: Erbse, Hartmut, Scholia graeca in Homeri Iliadem (scholia vetera). 7 vol. Berlin: de Gruyter. 1969—1988.

Экранизация

Примечания

Литература

Ссылки

org-wikipediya.ru

Поэмы «Илиада» и «Одиссея» - Русская историческая библиотека

Время и место создания «Илиады» и «Одиссеи»

См. об этом также статью «Гомеровский вопрос»

Цицерон, Павзаний и другие античные авторы донесли до нас сведения о созданной афинским тираном Писистратом ученой комиссии, работавшей над творчеством Гомера и расположившей в нужном порядке разрозненные части «Илиады» и «Одиссеи». Это говорит о существовании записи гомеровских поэм в VI в. до н. э. и означает, что завершение поэм относится к VIII–VII вв. до н. э. Анализ отраженных в поэмах общественных отношений и материальной культуры приводит ученых к выводу о том, что вряд ли завершение произошло раньше.

 

Гомер. «Илиада» и «Одиссея» - великие древнегреческие поэмы

 

Общество, изображенное в поэмах «Илиада» и «Одиссея» – это доклассовое общество, люди живут в племенных объединениях. Во главе племени стоят «цари»– родовые старейшины, которые являлись военачальниками, жрецами, судьями, но их власть была ограничена: уже в I книге «Илиады» рассказывается о том, что вопрос о выдаче Хрисеиды ее отцу решается народным собранием. И хотя Агамемнон не доволен его решением, все же приходится подчиниться ему.

Гомер. Илиада и Одиссея

Гомер, автор «Илиады» и «Одиссеи»

 

Образ жизни царей довольно демократичен, они ведут себя как обыкновенные люди, их не боятся критиковать. В XIX книге поэмы «Илиада» Одиссей говорит:

 

«Ты, Агамемнон могучий, вперед и к другому ахейцуСам справедливее будь: унижения нет властелинуС мужем искать примиренья, которого сам оскорбил он»(Илиада, кн. XIX, ст. 182–184).

 

О демократическом образе мыслей царей свидетельствуют слова самого Агамемнона:

 

«Нет, на род не взирай ты, хотя б и державнейший был он»(Илиада, кн. X, ст. 239).

 

Всё это указывает на родовой характер гомеровского общества, которое находится на грани разложения и перехода к рабовладельческому строю. В поэмах «Илиада» и «Одиссея» уже налицо имущественное и социальное неравенство, разделение на «лучших» и «худых»; уже существует рабство, которое, правда, сохраняет патриархальный характер: рабы – в основном пастухи и домашние слуги, среди которых есть привилегированные: такова Евриклея, няня Одиссея; таков пастух Евмей, который действует вполне самостоятельно, скорее, как друг Одиссея, чем как раб его.

Торговля в обществе «Илиады» и «Одиссеи» уже существует, хотя она еще мало занимает мысли автора.

Следовательно, создатель поэм (олицетворенный в личности легендарного Гомера) – представитель греческого общества VIII–VII вв. до н. э., находящегося на грани перехода от родоплеменного быта к государственному.

Материальная культура, описанная в «Илиаде» и «Одиссее», убеждает нас в том же: автор хорошо знаком с употреблением железа, хотя, стремясь к архаизации (особенно в «Илиаде»), указывает на бронзовое вооружение воинов.

Поэмы «Илиада» и «Одиссея» написаны в основном на ионийском диалекте, с примесью эолийских форм. Это означает, что местом создания их была Иония – острова Эгейского моря или Малая Азия. Отсутствие же в поэмах упоминаний о городах Малой Азии свидетельствует об архаизаторских стремлениях Гомера, воспевающего древнюю Трою.

 

Композиция «Илиады» и «Одиссеи»

В основу содержания «Илиады» и «Одиссеи» легли предания из цикла мифов о Троянской войне, действительно происходившей, очевидно, в XIII– XII вв. до н. э.

«Илиада» (см. её краткое содержание), военно-героическая поэма, повествует о событиях 10-го года войны, вызванных ссорой храбрейшего из участников похода Ахилла, царя Фтии, с предводителем войска Агамемноном, который отобрал у Ахилла его пленницу Брисеиду. Оскорбленный Ахилл отказался участвовать в сражениях и вернулся к войску лишь после гибели его лучшего друга Патрокла. Мстя за смерть друга, он вступил в поединок с предводителем троянского войска Гектором, виновником смерти Патрокла, и убил его.

«Одиссея» – сказочно-бытовая поэма. В ней рассказывается о событиях, происшедших после окончания войны, о возвращении на родину одного из греческих военачальников Одиссея, царя Итаки, и о его многочисленных злоключениях.

В поэме «Илиада» рассказы о действиях людей на земле чередуются с изображением сцен на Олимпе, где боги, разделившиеся на две партии, решают судьбу отдельных сражений (так как конечный исход войны давно предрешен). При этом события, происходящие одновременно, излагаются как происходящие последовательно, одно за другим (так называемый закон хронологической несовместимости). Завязкой действия «Илиады» является гнев Ахилла; события, излагаемые в поэме, вызваны этим гневом, и весь сюжет представляет собой как бы последовательное изложение фаз гнева Ахилла, хотя встречаются отклонения от основной сюжетной линии, вставные эпизоды. Кульминационный момент «Илиады» Гомера – поединок Ахилла с Гектором; развязка – возвращение Ахиллом Приаму тела убитого им Гектора.

Композиция поэмы «Илиада» отличается некоторой симметричностью в соответствии с нравственными установками поэта. В начале действия старик Хрис обращается к Агамемнону с просьбой вернуть ему плененную дочь и получает надменный отказ, явно осуждаемый автором. Этот отказ по существу стал началом многих кровавых событий, разыгравшихся у стен Трои. В конце поэмы другой старик, Приам, приходит к Ахиллу с просьбой вернуть ему тело Гектора и не получает отказа – это поступок, достойный героя гуманного поэта.

В структуре «Одиссеи» Гомера самое замечательное – первый в мировой литературе прием транспозиции – изложение прошлых событий в виде рассказа Одиссея.

Заслуживает внимания та особенность поэмы, что рассказы о чудовищах и фантастических событиях сосредоточены в рассказе самого Одиссея; автор, стремящийся к рационализации мифа, как бы не участвует в этом искажении действительности.

 

Гуманизм «Илиады» и «Одиссеи»

Одна из причин бессмертия поэм «Илиада» и «Одиссея» – их гуманизм. Гомер прославлял прежде всего мужество человека, доблесть, любовь к родине, верность в дружбе, мудрость в советах, уважение к старости и т. п. Хотя все эти достоинства в различные времена, в неодинаковых социальных условиях понимаются несколько по-разному, но, получив обобщенную форму, они оказываются созвучными всем эпохам и всем народам.

Главный герой «Илиады» Ахилл самолюбив, страшен в своем гневе; личная обида заставила его пренебречь своим долгом и отказаться от участия в боях; тем не менее ему присущи нравственные понятия, которые в конце концов заставляют его искупить свою вину перед войском; гнев же его, составляющий стержень сюжета «Илиады», разрешается великодушием.

Согласно «Илиаде», Ахилл покинул соратников-ахейцев, несправедливо обиженный Агамемноном. Но вот ахейцы попадают в тяжелое положение, им нужна помощь Ахилла, и Агамемнон посылает к нему своих людей, с просьбой вернуться и обещанием искупить нанесенную ему обиду. Ахилл отказывается вернуться – это психологически точно: гордость, присущая Ахиллу, мешает ему сделать это. Но чувство долга, чувство патриотизма не позволяет ему примириться с поражением ахейцев, и он отдает доспехи своему другу Патроклу, чтобы тот отогнал троянское войско от греческих кораблей. Когда же Патрокл гибнет, Ахилл забывает о своем гневе: любовь к другу оказывается у него сильнее самолюбия. Он чувствует за собой двойную вину: нарушение долга перед войском и вину за смерть Патрокла. Теперь он не может не вернуться, как раньше он не мог вернуться. Он бросается в бой с удесятеренной силой, обращает в бегство троянцев, убивает троянского полководца Гектора и оскверняет его тело, мстя за смерть друга: жестокость его по-своему оправдана чувством гнева и горя.

Ахилл

Ахилл, главный герой «Илиады». Античный барельеф

 

Но когда в следующем действии поэмы «Илиада» к Ахиллу приходит старик Приам – несчастный отец, потерявший сына, и просит выдать ему тело Гектора для погребения, сердце Ахилла смягчается. Он тронут положением старца, его отвагой (ведь Приам пришел безоружным во вражеский лагерь), гнев его стихает, и герой проявляет великодушие. Это воспевание Гомером человечности героя – одно из наиболее ярких проявлений гуманизма «Илиады».

Автор «Одиссеи» стремится сделать своего многострадального героя не только мужественным, не только хитроумным человеком, умеющим найти выход из любого трудного положения, но и справедливым: вернувшись на родину, Одиссей внимательно наблюдает за поведением людей, чтобы воздать каждому по его заслугам. Единственного из женихов Пенелопы, который ласково приветствует хозяина, появившегося в облике нищего бродяги, он пытается удалить из толпы обреченных им на гибель женихов, но это ему не удается: случайность губит Амфинома. На этом примере Гомер показывает, как должен поступать достойный уважения герой.

Жизнеутверждающее настроение поэм «Илиада» и «Одиссея» омрачается иногда скорбными мыслями о краткости жизни. Думая о неизбежности смерти, гомеровские герои стремятся оставить о себе славную память. Ахилл говорит:

 

«Так же и я, коль назначена доля мне равная, лягу,Где суждено; но сияющей славы я прежде добуду!»(Ил., кн. XVIII, ст. 120–121).

 

В «Илиаде» прославляется воинская доблесть, но Гомер отнюдь не одобряет войну. Об этом свидетельствуют как отдельные реплики автора и его героев, так и явное сочувствие Гектору и другим защитникам Трои, которые не являются виновниками войны.

Вот что Зевс говорит в «Илиаде» своему сыну Аресу:

 

«Ты, ненавистнейший мне меж богов, населяющих небо!Распря единая, брань и убийство тебе лишь приятны!»(Ил., кн. V, ст. 890–891)

 

В X книге «Илиады» Нестор поучает Диомеда:

 

«Тот беззаконен, безроден, скиталец бездомный на свете,Кто межусобную брань, человекам ужасную, любит!»(Ил., кн. X. ст. 63, 64).

 

Одиссей, уговаривая воинов забыть о доме и продолжать войну, говорит о вынужденности этого решения, о войне, как о тяжком, но необходимом деле:

 

«Тягостна брань, и унылому радостно в дом возвратиться».(Ил., кн. II. ст. 291).

 

Гомер сочувствует в поэме «Илиаде» воинам обеих враждующих сторон, но агрессивность и грабительские стремления греков вызывают у него осуждение. Во II книге «Илиады» поэт вкладывает в уста воина Терсита речи, клеймящие алчность военачальников. Хотя описание внешности Терсита указывает на стремление Гомера выразить свое осуждение его речам, однако речи эти весьма убедительны и по существу в поэме не опровергнуты, значит, мы можем предполагать, что они созвучны мыслям поэта. Это тем более вероятно, что упреки, брошенные Терситом Агамемнону, почти аналогичны тяжким обвинениям, которые предъявляет ему же Ахилл (ст. 121 сл.), а тот факт, что Гомер сочувствует словам Ахилла, сомнения не вызывает.

Осуждение в «Илиаде» войны, как мы видели, звучит не только в устах Терсита. Сам доблестный Ахилл, собираясь вернуться в войско, чтобы отомстить за Патрокла, говорит:

 

«О, да погибнет вражда от богов и от смертных, и с неюГнев ненавистный, который и мудрых в неистовство вводит!»(Ил., кн. XVIII, ст. 107–108).

 

Очевидно, что если бы прославление войны и мести было целью Гомера, то действие «Илиады» завершилось бы убиением Гектора, как это было в одной из «киклических» поэм. Но для Гомера важно не торжество победы Ахилла, а моральное разрешение его гнева.

Жизнь в представлении поэм «Илиада» и «Одиссея» настолько привлекательна, что Ахилл, встреченный Одиссеем в царстве мертвых, говорит, что он предпочел бы тяжелую жизнь поденщика царствованию над душами умерших в преисподней.

В то же время, когда нужно действовать во имя славы родины или ради близких людей, герои Гомера презирают смерть. Сознавая свою неправоту в том, что он уклонился от участия в боях, Ахилл говорит:

 

«Праздный, сижу пред судами, земли бесполезное бремя»(Ил., кн. XVIII, ст. 104).

 

Гуманизм Гомера, сострадание человеческому горю, восхищение внутренними достоинствами человека, мужеством, верностью патриотическому долгу и взаимной привязанностью людей достигает ярчайшего выражения в сцене прощания Гектора с Андромахой (Ил., кн. VI, ст. 390–496).

 

Художественные особенности «Илиады» и «Одиссеи»

Образы гомеровских героев до некоторой степени статичны, т. е. характеры их освещены несколько односторонне и остаются неизменными от начала и до конца действия поэм «Илиада» и «Одиссея», хотя каждый персонаж имеет свое лицо, отличное от других: в Одиссее подчеркивается изворотливость ума, в Агамемноне – надменность и властолюбие, в Парисе – изнеженность, в Елене – красота, в Пенелопе – мудрость и постоянство жены, в Гекторе – мужество защитника своего города и настроение обреченности, так как должен погибнуть и он, и его отец, и его сын, и сама Троя.

Односторонность в изображении героев обусловлена тем, что большинство из них предстает перед нами только в одной обстановке – в бою, где не могут проявиться все черты их характеров. Некоторое исключение составляет Ахилл, так как он показан в отношениях с другом, и в битве с врагом, и в ссоре с Агамемноном, и в разговоре со старцем Приамом, и в других ситуациях.

Что касается развития характера, то оно еще недоступно «Илиаде» и «Одиссее» и вообще литературе доклассического периода Древней Греции. Попытки такого изображения мы находим лишь в конце V в. до н. э. в трагедиях Еврипида.

Что же касается изображения психологии героев «Илиады» и «Одиссеи», их внутренних импульсов, то о них мы узнаем из их поведения и из их слов; кроме того, для изображения движений души Гомер использует весьма своеобразный прием: вмешательство богов. Например, в I книге «Илиады», когда Ахилл, будучи не в силах стерпеть оскорбление, вынимает меч, чтобы напасть на Агамемнона, кто-то сзади вдруг хватает его за волосы. Оглянувшись, он видит Афину, покровительницу треков, которая не допускает убийства.

Другой пример. Афродита увела Париса с поля боя и приказала Елене, взошедшей на городскую стену, вернуться домой. Елена негодует на мужа, считая, что он сбежал с поля боя и отказывается вернуться к трусу. Но богиня любви угрожает ей, и Елена покоряется.

Менелай и Парис

Менелай преследует Париса (эпизод «Илиады»). Слева - богиня Афродита, справа - Артемида

 

Этот прием характерен для поэм «Илиада» и «Одиссея» и, по-видимому, призван приподнять героев, так как боги руководят действиями только достойных.

Обычно Гомер прибегает к вмешательству богов, чтобы объяснить важную перемену в линии поведения, мотивировка сознательного решения, пришедшего на смену мгновенному порыву.

Отсутствие психологических характеристик героев «Илиады» и «Одиссеи» объясняется отчасти задачами жанра: эпос, в основе которого лежит народное творчество, повествует обычно о событиях, о делах какого-то коллектива, а отдельной личностью интересуется мало. Между тем психологический анализ – явление, связанное с интересом, прежде всего, к индивиду.

Боги Гомера антропоморфны: они обладают всеми человеческими слабостями, а иной раз даже пороками, не свойственными героям «Илиады», отличаясь от людей лишь бессмертием и могуществом (да и то относительным, так как герои в боях иногда ранят богов), – в основном гомеровский Олимп построен по образцу человеческого общества периода родового строя.

Стилистические средства, используемые в поэмах «Илиаде» и «Одиссее», свидетельствуют об органической связи гомеровского эпоса с его фольклорными истоками; по обилию эпитетов поэмы Гомера могут сравниться только с произведениями народного творчества, где большая часть существительных сопровождается определениями. Только Ахилл в «Илиаде» наделен 46 эпитетами. Среди эпитетов поэм «Илиады» и «Одиссеи» имеется большое число «постоянных», т. е. предназначенных для какого-либо одного героя или предмета. Это тоже – фольклорная черта. В русских былинах, например, море – всегда синее, руки – белые, молодец – добрый, девица – красная. У Гомера море – многошумное, Зевс – тучегонитель, Посейдон – колебатель земли, Аполлон – сребролукий, девы – тонколодыжные, Ахилл – чаще всего быстроногий, Одиссей – хитроумный, Гектор – шлемоблещущий.

Очевидно, эти эпитеты (почти всегда украшающие) сложились в поэтическом языке задолго до создания «Илиады» и «Одиссеи», и Гомер пользуется ими нередко как готовыми штампами, сообразуясь подчас не с сюжетной ситуацией, а со стихотворным размером. Вот почему Ахилл, например, называется быстроногим даже тогда, когда он сидит, а море многошумным, когда оно спокойно.

К художественному приему народного творчества восходит и обилие в поэмах «Илиаде» и «Одиссее» прямых речей: косвенная речь им не знакома. Иногда повествование в «Илиаде» и «Одиссее» все сплошь строится на длинных диалогах. По объему диалогические части намного превосходят повествовательные.

Часто герои Гомера произносят речи, которые легли в основу греческого ораторского искусства.

Подробность, детальность описаний, характерные для «Илиады» и «Одиссеи», особенно проявляются в таком часто употребляемом поэтическом приеме, как сравнение: гомеровские сравнения иногда настолько развернуты, что превращаются как бы в самостоятельные рассказы, оторванные от основного повествования. Материалом для сравнения в поэмах служат чаще всего природные явления: животный и растительный мир, ветер, дождь, снег и т. п.:

 

«Он устремился как лев горожитель, алкающий долгоМяса и крови, который, душою отважной стремимый,Хочет на гибель овец, в их загон огражденный ворваться;И, хотя перед оградою пастырей сельских находит,С бодрыми псами и копьями стадо свое стерегущих,Он, не изведавши прежде, не мыслит бежать из ограды;Прянув во двор, похищает овцу, либо сам под ударомПадает первый, копьем прободенный из длани могучей.Так устремляла душа Сарпедона, подобного богу»(Ил., кн. XII, ст. 299–307).

 

Иногда эпические сравнения поэм «Илиады» и «Одиссеи» призваны создать эффект ретардации, т. е. замедления хода повествования путем художественного отступления и отвлечения внимания слушателей от основной темы.

«Илиаду» и «Одиссею» роднят с фольклором и гиперболы: в XII книге «Илиады» Гектор, атакуя ворота, швыряет в них такой камень, который и два сильнейших мужа с трудом приподняли бы рычагами. Голос Ахилла, бегущего вызволить тело Патрокла, звучит, как медная труба, и т. п.

О песенно-народном происхождении поэм Гомера свидетельствуют также так называемые эпические повторы: отдельные стихи повторяются полностью или с небольшими отклонениями, и таких стихов в «Илиаде» и «Одиссее» насчитывается 9253; таким образом, они составляют третью часть всего эпоса. Повторы широко применяются в устном народном творчестве потому, что они облегчают певцу импровизацию. В то же время повторы – моменты отдыха и ослабления внимания для слушателей. Повторы облегчают и восприятие слышимого. Например, стих из «Одиссеи»:

 

«Встала из мрака младая с перстами пурпурными Эос»(пер. В. А. Жуковского).

 

переключал внимание аудитории рапсода на события следующего дня, означая, что наступило утро.

Часто повторяемая в «Илиаде» картина падения воина на поле битвы нередко выливается в формулу с трудом валимого дровосеками дерева:

 

«Пал он, как падает дуб или тополь серебрянолистный»(пер. Н. Гнедича).

 

Иногда словесная формула призвана вызывать представление о громе, который возникает при падении облаченного в металлические доспехи тела:

 

«С шумом на землю он пал, и взгремели на мертвом доспехи»(пер. Н. Гнедича).

 

Когда боги в поэмах Гомера спорят между собой, бывает, что один говорит другому:

 

«Что за слова у тебя из ограды зубов излетели!»(пер. Н. Гнедича).

 

Повествование ведется в эпически бесстрастном тоне: в нем нет признаков личного интереса Гомера; благодаря этому создается впечатление объективности изложения событий.

Обилие в «Илиаде» и «Одиссее» бытовых деталей создает впечатление реалистичности описываемых картин, но это так называемый стихийный, примитивный реализм.

Приведенные выше цитаты из поэм «Илиада» и «Одиссея» могут дать представление о звучании гекзаметра – поэтического размера, придающего несколько приподнятый торжественный стиль эпическому повествованию.

 

Переводы «Илиады» и «Одиссеи» на русский язык

В России интерес к Гомеру начал понемногу проявляться одновременно с усвоением византийской культуры и особенно возрос в XVIII в., в эпоху русского классицизма.

Первые переводы «Илиады» и «Одиссеи» на русский язык появились во времена Екатерины II: это были либо прозаические переводы, либо стихотворные, но не гекзаметрические. В 1811 г. были опубликованы первые шесть книг «Илиады» в переводе Е. Кострова александрийским стихом, который считался обязательной формой эпоса в поэтике французского классицизма, господствовавшего в то время в русской литературе.

Полный перевод «Илиады» на русский язык размером подлинника был сделан Н. И. Гнедичем (1829), «Одиссеи» – В. А. Жуковским (1849).

Гнедичу удалось передать и героический характер повествования Гомера, и некоторый его юмор, но его перевод изобилует славянизмами, так что уже к концу XIX в. он стал казаться слишком архаичным. Поэтому опыты перевода «Илиады» возобновились; в 1896 г. вышел новый перевод этой поэмы, сделанный Н. И. Минским на основе более современного русского языка, а в 1949 г.– перевод В. В. Вересаева, еще более упрощенным языком.

Допущенные Жуковским неточности в переводе «Одиссеи» побудили П. А. Шуйского и В. В. Вересаева сделать новые переводы этой поэмы, первый появился в печати в 1948 г., второй – в 1953 г. Однако перевод «Одиссеи» Жуковским до сих пор считается лучшим в художественном отношении.

Подробное изложение истории опытов перевода поэм «Илиада» и «Одиссея» на русский язык и их анализ даны в книге А. Н. Егунова «Гомер в русских переводах XVIII–XIX вв.» (Л., 1964).

 

По материалам книги Г. Анпетковой-Шаровой и Е. Чекаловой «Античная литература»

 

rushist.com

Илиада

ГОМЕРИЛИАДА

Произведение Гомера не эпос, героическая история народа, а скорее драматическая поэма, даже трагедия, в основе сюжета которой отнюдь не Троянская война, а гнев одного из героев Троянской войны Ахиллеса на царя Агамемнона, предводителя войска ахеян, что повлекло ряд трагических событий войны. Сюжет поэмы разработан предельно лаконично и драматично, как у современного романа. При этом в перипетиях сюжета принимают прямое участие олимпийские боги. Действие строится, как в драме, через диалоги, казалось бы, длинные, но бесконечно выразительные и всегда оправданные по смыслу, что отдает то мудростью, то глубиной психологизма, то высоким лиризмом.

Гомер воспроизвел эпизоды войны как трагический поэт, но не в театре, а на вселенской сцене бытия, вот почему участие богов в делах смертных столь естественно, хотя нередко вызывает досаду. Перед нами море и небо Эллады, все поэтическое пространство мировосприятия, миросозерцания греков с их героями и богами, блещущих, если не мудростью, то красотой. Это уже не мифология, в которой всегда, у всех народов, много ужасного, а поэзия, солнце Гомера. В «Илиаде», несмотря на присутствие в ней богов, нет ничего религиозного; скорее довлеет чисто светское отношение к богам, какое установилось было ненадолго в эпоху Возрождения. А ведь древние были глубоко верующие люди.

Гомер - откуда он только взялся - поэт Возрождения, зачинатель Ренессанса в Афинах, первоисточник классического стиля и античной культуры. Это становится особенно ясно из его отношения к богам, как к людям, со всеми их достоинствами и недостатками, а к людям - как к богам. Это сугубо ренессансное, высокое отношение к человеку, богоравному в его достоинстве, пусть он смертен в отличие от богов, что делает его участь заведомо трагической, то есть опять - таки высокой. «Илиада» - сама по содержанию и форме классическое произведение искусства, первое и высшее в своем роде. В ней источник миросозерцания древних греков, что станет основой зарождения и расцвета всех видов искусства и мысли уже в V веке до нашей эры и в последующие тысячелетия.

Читает - Вадим Максимов. Продолжительность - 22:00:29.

ПРИЯТНОГО ПРОСЛУШИВАНИЯ!

ИЛЛЮСТРАЦИИ К ПОЭМЕ «ИЛИАДА» МИХАИЛА ПИКОВА

movos.ru

Гомер «Илиада» - Литературно-художественный LivejournaL

Приходилось ли Вам читать "Илиаду"?

Племенагреков-ахейцев появились на Балканском полуострове во II тысячелетии дон.э. С завоеванием острова Крит, где процветала развитая цивилизация сутонченной культурой, ахейцы приобрели то, чем всегда будут отличатьсягреки, - любознательность и восприимчивость к красоте. Недаром основнымсобытием, легшим в основу мифов и сказаний, стала Троянская война, когдагреки вступились, как и сказать иначе, за красоту Елены. Этагероическая эпоха тем еще и примечательна, что она явилась кануномкрушения мощи ахейских государств под натиском других греческих племен -дорийцев, таких же варваров, какими были ахейцы тысячу лет назад.История повернула вспять:  вместо государств, вновь родовая община,заброшена морская торговля, забыты ремесла, искусства, письменность, чтовпоследствии назовут крито-микенской культурой. Но сохранялась в чередестолетий память племен о героической эпохе - в мифах и сказаниях.

И вот на новом витке развития греческой цивилизации, как предполагают, вИонии - на западном побережье Малой Азии или на одном из близлежащихостровов - родился, по тем временам, рапсод, о котором известно толькоимя и то, что древние связывали с его именем поэмы «Илиада» и «Одиссея».Гомер. Известно также, что он был слеп, очевидно, в старости, ибо егоузнали и запомнили лишь в его старости. Он жил в VIII или в начале VIIвека до н.э. Это было время, когда эпос был востребован, уже зарождаласьна основе народных песен лирика, эпоха архаики, нечто вродепроторенессанса, с явлением «Илиады» в письменном виде и с началомизучения Гомера в школах, что ляжет в основу греческого образования икультуры.

Посколькуо Гомере мало что известно, вчитаемся в «Илиаду», и образ поэта, уверяювас, проступит из глубин тысячелетий, простой и величавый, как герои ибоги, воистину равный его персонажам как в отдельности, так и вместевзятым. Сверх всего, поэт, всеобъемлющий гений. Он не просто автор поэм«Илиада» и «Одиссея», он автор античной культуры.

Понятно, вчитаться в поэмы Гомера не так просто; помимо всего,существует громадная временная дистанция, язык и форма стиха - гекзаметр- все кажется архаичным... Я не один раз брал в руки Гомера, да в товремя, когда уже после университета, с увлечением открывал классическуюпрозу и поэзию всех времен и народов, но чтение не шло, как вдруг, посчастливому случаю, зачитался, а в окна светило солнце, то же самое, чтосияло в благословенных небесах Эллады, солнце Гомера, как увидел егооднажды и Шиллер и воскликнул: «Видишь - сияет светло солнце Гомера инам!»

Я унесся в синие дали над морем, где на берегу и в небесахразворачивались сцены из жизни людей, вовлеченных в распри, и богов,принимающих самое активное участие в них. Здесь все удивительно, ностоль естественно, что все принимаешь за поэзию и правду. Это не миф ине предания, отголоски народного творчества в тысячелетиях, апоэтическое создание искусства, первое и высшее.

«Илиада» не эпос, героическая история народа, а скорее драматическаяпоэма, даже трагедия, в основе сюжета которой отнюдь не Троянская война,а гнев одного из героев Троянской войны Ахиллеса на царя Агамемнона,предводителя войска ахеян, что повлекло ряд трагических событий войны.Сюжет поэмы разработан предельно лаконично и драматично, как усовременного романа. При этом в перипетиях сюжета принимают прямоеучастие олимпийские боги. Действие строится, как в драме, через диалоги,казалось бы, длинные, но бесконечно выразительные и всегда оправданныепо смыслу, что отдает то мудростью, то глубиной психологизма, то высокимлиризмом.

Завязка действия и сюжета обозначена в первых же строках поэмы: в лагереахеян случился мор, ниспосланный, как выяснится, Аполлоном за обиду,нанесенную жрецу Хрису, который явился за дочерью, пленницей, ставшейналожницей царя Агамемнона, «принесши бесчисленный выкуп», но «пастырьнародов Атрид» оскорбил жреца и пригрозил смертью. Калхас, провидец,прознав о причине мора, боясь гнева царя, попросил защиты у Ахиллеса.Агамемнон, вынужденный отдать Хрисеиду, решил взять взамен наложницуАхиллеса Брисеиду, чем обидел и разгневал героя, и тот отказалсяучаствовать в битвах. Первопричина войны - похищение Елены -обыгрывается на уровне взаимоотношений главных среди греков героев.Вообще характер царя Агамемнона обозначен столь ясно у Гомера, как,впрочем, и других героев и богов и богинь, что судьба его, ставшаясюжетом трагедий, быть убитым женой в день возвращения с Трои, заключаетв себе глубочайший смысл. Ведь он, помимо всего, принес свою дочьИфигению в жертвоприношение богам, чтобы только достичь целей похода -разрушения Трои.

Ахиллесвзывает к матери Фетиде, и та поднимается на Олимп, и сам Зевс посылаетСон Агамемнону, пусть поведет войска на битву, он ныне победит, мол, ибез участия Ахиллеса, сон, конечно, обманный, чтобы греки понесли урон ипризвали вновь Ахиллеса.

Войска собираются сразиться, и тут Парис, уязвленный Гектором, мол, ониспугался Менелая, жену которого тайно увез, предлагает весьма разумноерешение: поединок его с Менелаем между двух войск, - Елена достанетсяпобедителю, и войне конец. Это всех радует и даются клятвы.

Услышав о поединке Менелая и Париса, Елена выходит к воротам, с вышиныкоторых старцы смотрели на поле битвы. Мы видим ее впервые.

Старцы, лишь только узрели идущую к башне Елену,

Тихие между собой говорили крылатые речи:

«Нет, осуждать невозможно, что Трои сыны и ахейцы

Брань за такую жену и беды столь долгие терпят:

Истинно, вечным богиням она красотою подобна!

Но, и столько прекрасная, пусть возвратится в Элладу;

Пусть удалится от нас и от чад нам любезных погибель!»

В поединок Менелая и Париса, которому грозит гибель, успевает вмешатьсяАфродита и уводит невидимым своего любимца в его дом; мало этого, богиняпризывает Елену приласкать мужа и сердится, что та ни ею, ни Парисомнедовольна, грозится возненавидеть ее, «как прежде безмерно любила».Елена обращается с упреками и к Парису, а тот говорит, что «пламя такое вгруди» у него никогда не горело, даже тогда, когда он ее увозил и«сочетался любовью и ложем» с нею, и она смиряется.

Однако клятвы нарушены, и возобновляются сражения, в которых отличаютсято Диомед, то Гектор и Аякс, вступившие в единоборство, то Агамемнон, -идут битвы за стену, при кораблях, - ахеянам пришлось отступить, - и всеэто при постоянном вмешательстве богов то на стороне ахеян, то троян...Боги даже собираются на Совет, а Гера обращается к Афродите за еепоясом, чтобы обольстить супруга своего верховного владыку Зевса иотвлечь его, тем самым помочь одной из сторон... И само обольщение внебесах мы видим... Выходит, Гомер воспринимает и богов, как людей,чисто поэтически, без священного трепета, что не позволяет верующим таквольно обходиться с небожителями?

Без участия в битвах Ахиллеса греки несут урон, наконец, он позволяетвыйти на поле своему другу Патроклу, который весьма отличается, ногибнет от рук Гектора. Ахиллес безутешен, снова жалуется матери, и попросьбе Фетиды бог Гефест кует щит для героя, который отрекается отгнева, и сражения на земле вспыхивают с новой силой, и боги от отдельныхкозней переходят к прямому участию в битве ахеян и троян... Зевс грянулгромами, Посейдон потряс землю и море... Против Посейдона, седовласогостарца, выступил юный Апполон, против Арея - «с очами лазурными деваПаллада», против Геры - Артемида, против Гефеста - Скамандр...

Ахиллесищет Гектора, а боги устремляются друг на друга совершенно, как герои;на Арея, бога войны, Афина бросила камень, и тот свалился наземь; к немуна помощь пришла Афродита, что увидела Гера и показала Афине, призываяскорей ее преследовать.

Так изрекла, - и Афина бросилась с радостью в сердце;

Быстро напав на Киприду, могучей рукой поразила

В грудь; и мгновенно у ней обомлело и сердце и ноги.

Оба они пред Афиною пали на злачную землю.

Между тем Посейдон и Аполлон стояли друг против друга, не вступая вединоборство, но, обменявшись речами, расходятся. Вот что сказалАполлон, кажется, из всех богов самый близкий к людям:

«Энносигей! Не почел бы и сам ты меня здравоумным,

Если б противу тебя ополчался я ради сих смертных,

Бедных созданий, которые, листьям древесным подобно,

То появляются пышные, пищей земною питаясь,

То погибают, лишаясь дыхания. Нет, Посейдон,

Распри с тобой не начну я; пускай человеки раздорят!»

Умерщвлением Гектора, погребением Патрокла затихает гнев Ахиллеса, и тутв ночи у него в палатке тайно, не без помощи богов, является старецПриам, пришедший за телом Гектора с выкупом. Между Ахиллесом и Приамомпроисходит знаменательный диалог, когда устанавливается взаимопонимание исочувствие между врагами - под спудом горестных событий и неминуемыхновых бедствий.

Пятьдесят сыновей было у Приама, девятнадцать братьев от одной матери Гекубы, все погибли, один остался...

«Сын оставался один, защищал он и град наш и граждан;

Ты умертвил и его, за отчизну сражавшегося храбро,

Гектора! Я для него прихожу к кораблям мирмидонским,

Выкупить тело его приношу драгоценный и выкуп.

Храбрый! Почти ты богов! Над моим злополучием сжалься,

Вспомнив Пелея отца: несравненно я жалче Пелея!

Я испытую, чего на земле не испытывал смертный:

Мужа, убийцы детей моих, руки к устам прижимаю!»

На этой трагической ноте и завершается «Илиада», с последнею строкою:

Так погребали они конеборного Гектора тело.

Падение и разорение Трои - за кадром. Продолжение еще было возможно иестественно у аэдов и рапсодов, распевающих или декламирующих сказанияиз Троянского цикла. Гомер воспроизвел эпизоды войны как трагическийпоэт, но не в театре, а на вселенской сцене бытия, вот почему участиебогов в делах смертных столь естественно, хотя нередко вызывает досаду. Перед нами море и небо Эллады, все поэтическое пространствомировосприятия, миросозерцания греков с их героями и богами, блещущих,если не мудростью, то красотой. Это уже не мифология, в которой всегда, увсех народов, много ужасного, а поэзия, солнце Гомера.

В «Илиаде», несмотря на присутствие в ней богов, нет ничегорелигиозного; скорее довлеет чисто светское отношение к богам, какоеустановилось было ненадолго в эпоху Возрождения. А ведь древние былиглубоко верующие люди. И таков Гесиод.

Гомер - откуда он только взялся - поэт Возрождения, зачинательРенессанса в Афинах, первоисточник классического стиля и античнойкультуры. Это становится особенно ясно из его отношения к богам, как клюдям, со всеми их достоинствами и недостатками, а к людям - как кбогам. Это сугубо ренессансное, высокое отношение к человеку,богоравному в его достоинстве, пусть он смертен в отличие от богов, чтоделает его участь заведомо трагической, то есть опять-таки высокой.

«Илиада» - сама по содержанию и форме классическое произведениеискусства, первое и высшее в своем роде. В ней источник миросозерцаниядревних греков, что станет основой зарождения и расцвета всех видовискусства и мысли уже в V веке до н.э. и в последующие тысячелетия.

©  Петр Киле

http://renclassic.ru/Ru/33/1131/37/

peter-kiele.livejournal.com