Кокто, Жан. Картины кокто


Творчество Жана Кокто

Творчество Жана Кокто 02.06.2016 06:10

Двадцать седьмое заседание (28 мая) литературно-видео клуба «Дискурс» было посвящено творчеству человека, во многом повлиявшего на французскую культуру первой половины XX века – Жану Кокто. Одновременно, это было второе погружение в мифологию (первое происходило – здесь), а основой обсуждения стал фильм «Орфей».

Модерировал дискуссию и делал основной доклад – доктор филологических наук, профессор, преподаватель ИвГУ Александр Николаевич Таганов. 

kokto_28

Жан Морис Эжен Клеман Кокто (1889 – 1963) – был противоречивой, но весьма одаренной личностью. Из-под его пера выходили поэзия, проза, драмы и критика, он писал картины и расписывал фресками стены часовен, ставил фильмы, играл в кино и театре, устраивал Фестиваль проклятых фильмов, исполнял джаз в парижских клубах и даже тренировал боксера из Панамы, доведя его до титула чемпиона мира. За свою долгую жизнь он стал свидетелем двух мировых войн, а также взлетов и закатов множества течений в литературе, кинематографе, живописи. Хотя начинал Кокто как дадаист и сюрреалист (о чем свидетельствуют его первые стихотворные сборники – «Стихи» и «Опера»), сам он всячески старался избегать приверженности какому-либо направлению, справедливо считая любые рамки оковами для творчества.

В биографии драматурга и кинорежиссера можно выделить несколько ключевых моментов. Прежде всего, это самоубийство отца, когда мальчику было 9 лет. (Тема смерти станет основным лейтмотивом его творчества). Своим воспитанием и образованием он, фактически, обязан деду – меломану, коллекционеру живописи и музыкальных инструментов.

Следующий важный этап – 1910-1920-е годы. В этот период под влиянием балета Дягилева, музыки Стравинского, живописи Пикассо и поэзии Аполлинера происходит формирование художественного мышления Кокто. Особенно сильной была его взаимосвязь с музыкой. Он является автором нескольких десятков либретто и текстов опер, балетов и ораторий, и даже явился инициатором создания «Группы Шести» - объединения молодых музыкантов.

Важной вехой в эти годы стал балет «Парад» (1917), поставленный труппой Дягилева. Кокто был автором либретто, музыку написал Эрик Сати, а костюмы и декорации создал Пабло Пикассо. Это был французский вариант «пощечины общественному вкусу», естественно, вызвавший большой скандал, но принесший славу всем своим создателям. 

Наталья Палей

Из других моментов личной жизни следует отметить непродолжительный брак (1932 – 1934) с княжной Натальей Палей – моделью парижских подиумов, и совместную жизнь с Жаном Марэ, начавшуюся в 1937 году и продолжавшуюся до самой смерти.

Фактически, Кокто и создал из Марэ актера, обратив внимание на двадцатидвухлетнего красавца, перебивавшегося случайными заработками, и сняв его во всех своих основных картинах.

В творческое наследие Жана Кокто входят несколько романов и книг воспоминаний, пьесы – «Орфей» (1926), «Человеческий голос» (1930), «Эдип царь» (1937), «Священные чудовища» (1940) и др., а также ряд кинофильмов. Искусству кино он отдавался с не меньшей страстью, чем живописи и драматургии, освоив все основные профессии этого жанра. Наиболее известные его картины – это трилогия об Орфее («Кровь поэта» (1932), «Орфей» (1950), «Завещание Орфея» (1959)), и фильм 1946 года «Красавица и чудовище».

Его картины оказали прямое и непосредственное влияние на всю французскую Новую волну (Годар, Трюффо, Варда, Рене) и на таких режиссёров, как Мельвилль, Пазолини, Бертолуччи, Энгер, Гринуэй, Фассбиндер и Джармен.

Фильм Бернарда Бертолуччи «Мечтатели» (2003) поставлен по ремейку романа Кокто «Ужасные дети», а в основе «Тайны Обервальда» Микеланджело Антониони лежит его пьеса «Двуглавый орел».

Кокто и Марэ

***

Для понимания «Орфея» необходимо сказать еще несколько слов об эстетических установках мэтра.

Главная фигура в его творчестве – Поэт. По утверждению Кокто Писатель должен умереть, и тогда рождается Поэт. Если первому он отводил бытописание повседневной жизни, то задача второго – вслушиваться в хаос (первооснову мира) и передавать его посредством своих строк.

Для раскрытия темы он часто прибегает к мифам, создавая новые их интерпретации, и аллегориям. Конь, статуи, снег, убитый поэт, раненный ребенок – система символов, проходящих через все его произведения. Это его понятийный аппарат, его мифологемы.

***

Обсуждение самого фильма началось с первой сюжетной линии, связанной с мифом об Орфее. В греческой мифологии это прославленный фракийский певец, сын Аполлона и музы Каллиопы. Игрой на лире он очаровывал не только диких зверей, но даже камни и деревья, а в походе аргонавтов своим пением развеял чары сирен.

Когда его возлюбленная Эвридика умерла, будучи ужаленной змеей, Орфей спустился в царство мертвых - Аид. Персефона, очарованная пением певца, отпустила душу его возлюбленной с условием, что Орфей не будет оборачиваться, пока они не покинут подземный мир. Нетерпеливый певец не сдержал обещание, и Эвридика исчезла. Орфей долго оплакивал ее окончательную смерть, пренебрегая фракийскими женщинами. Это привело их в такую ярость, что во время дионисийских оргий они растерзали Поэта.

Сюжетная канва фильма повторяет структуру мифа. Орфей (Жан Марэ) – известный поэт, наживший себе много врагов и завистников. Его жена, служившая когда-то прислугой в обществе вакханок – милая, простая женщина. Она также умирает, пока Высшим потусторонним судом не возвращается к жизни, чтобы исчезнуть вновь. Орфей застрелен разъяренными вакханками и отправляется следом за ней. 

 Смерть и ОрфейНо все меняется, когда появляется вторая сюжетная линия, связанная со Смертью (Мария Казарес) и ее слугой Артебизом. Смерть влюбляется в Орфея и забирает раньше времени его жену. Но и над ней есть суд, восстанавливающий справедливость. Увы, поэт уже заражен потусторонней любовью. Эвридика для него становится помехой, отвлекающей от  бессмысленных, на первый взгляд, строк, читаемых монотонным (загробным) голосом по радио. В конце концов, и он, и его жена вновь попадают в загробный мир, но Смерть и Артебиз, влюбившийся в Эвридику, не могут торжествовать. Их любовь настолько сильна, что вид мертвых возлюбленных для них непереносим. И тогда они решают возвратить мужа и жену обратно в жизнь, тем самым нарушив самый страшный запрет – на самовольный возврат мертвых на землю. За что и поплатятся вечными муками.

Метафора Кокто более чем прозрачна, Поэт должен полюбить Смерть, чтобы стать бессмертным. И совсем не обязательно для объяснения фильма привлекать Фрейда с его треугольником: Эрос – Творчество – Танатос, и двумя движущими человеком инстинктами – жизни (любви, продолжения рода) и смерти.

Во времена гонений метафоры становятся реальностью. Только прекратив бояться смерти, Осип Мандельштам мог написать «Мы живем, под собою не чуя страны…». И не сжечь сразу же стихотворение, как это делала Ахматова, а читать в кругу близких и не очень близких знакомых. Он прекрасно понимал, чем все может закончиться, и реальность не обманула его ожидания.

В дальнейшем обсуждении были еще затронуты параллели между фильмом и одноименной пьесой 1926 года, где радио заменяла лошадь, отбивающая удары копытом. Сходство стилистики трилогии об Орфее с фильмами Бунюэля. Подражание жизненным принципам Рембо, которого сюрреалисты воскресили из небытия. Особенности съемки некоторых эпизодов и многое другое. В итоге, получился обстоятельный разговор и о фильме, и о всем творчестве Жана Кокто.

 

Следующее заседание клуба «Дискурс» планируется 18 июня. Тема заседания уточняется.

 

Александр Богаделин

d-iv.ru

Жан Кокто – биография, фото, личная жизнь, книги, смерть

Жан Кокто: биография

Жана Кокто называли французской версией Оскара Уайльда: такая же сексуальная ориентация, богатый гардероб и огромное количество укоренившихся афоризмов. Литератор и режиссер крутился в самом эпицентре культурной жизни Парижа, окунался в новомодные сюрреализм и дадаизм, экспериментировал с изменением сознания - гипнотическим транс-опиумом и снами наяву. Жана бросало из крайности в крайность, но он оставался серьезным художником, который пытался найти ответы на вечные вопросы.

Детство и юность

Жан родился в местечке Мезон-Лаффит под Парижем в семье людей обеспеченных, разносторонних и творческих. Отец, сделавший карьеру адвоката, неплохо рисовал на любительском уровне. Когда сыну исполнилось 9 лет, свел счеты с жизнью. Событие до глубины души потрясло маленького Жана, в будущем он назовет смерть «моей возлюбленной» и сделает эту тему центральной во многих произведениях.

Жан Кокто в молодостиЖан Кокто в молодости

Воспитанием и образованием ребенка занялся дед, определив внука в один из лучших столичных лицеев. Мужчина слыл ценителем музыки, устраивал дома концерты, был коллекционером – в том числе создал собрание музыкальных инструментов, картин Эжена Делакруа и Жана Энгра, а также греческих статуй.

Творчество

Жан Кокто с жаром окунался в разные художественные сферы. Примерял роли поэта и прозаика, музыканта и художника, пробовал силы в кино.

Стихи Жана Кокто

Творческая биография Кокто – это прежде всего поэзия. Как поэт дебютировал в 1906 году, из-под пера вышли первые стихотворения «Лампа Алладина», «Легкомысленный принц», «Танец Софокла». Стихи литератор считал основой искусства, сборники выходили на протяжении всей жизни. Наиболее известные книги – «Словарь», «Леона», «Греческий ритм».

В сборнике «Опера» поэт отдает дань сюрреализму, а в томе «Стихи» прослеживаются мотивы дадаизма. На закате жизни Жан Кокто словно предчувствовал скорый уход, создав за год до смерти поэму «Реквием», объединившую основные направления творчества писателя.

Книги Жана КоктоКниги Жана Кокто

В художественные круги молодой человек попал в середине 1910-х годов. Познакомился и сблизился с Марселем Прустом, Пабло Пикассо, Эриком Сати, Эдит Пиаф. До этого времени Жан тяготел к классическому искусству, но под влиянием Пруста и Сергея Дягилева начал пересматривать взгляды. Писатель и театральный деятель позвали Кокто поработать с «Русским балетом». В итоге для этой труппы Жан написал либретто. Параллельно родились произведения для постановок и в других театрах.

В 1913 году Жан познакомился с творчеством Игоря Стравинского, даже вошел в круг друзей знаменитого композитора. Спустя пять лет посвятил Игорю Михайловичу книгу «Потомак».

Жан Кокто и Эдит ПиафЖан Кокто и Эдит Пиаф

Участие в драматургии не обходилось без скандалов. Кокто положил начало становлению спектаклей нового типа, в которых отражались настроения «потерянного поколения», при этом отрицались все традиции. Так, в тандеме с эксцентричными Сати и Пикассо Жан в 1917 году представил публике авангардный балет «Парад». Впервые на афише появилось слово сюрреализм. В постановке использовались элементы спорта и акробатики.

Мышление литератора формировалось под влиянием Сати. Кокто называл музыку композитора простой и понятной, любовь к музыканту отразилась в книге «Петух и арлекин». Однако к середине 20-х годов уже критиковал авангардистов в эссе «Призыв к порядку».

Портрет Жана Кокто в молодостиПортрет Жана Кокто в молодости

Жана увлекала античная мифология, начал переписывать на новый лад сюжеты пьес «Антигона», «Царь Эдип», «Адская машина». Самым значимым, по мнению исследователей, стал миф об Орфее. Эта пьеса – стержень творчества писателя.

В это же время поэт превращается еще и в прозаика – первым произведением стал роман «Самозванец Тома», в котором Жан делится впечатлениями от Первой мировой войны. Интересный факт: в списке его сочинений практически нет таких, которые бы разительно отличались друг от друга – темы и образы кочуют из книги в книгу. Однако особняком стоит роман «Ужасные дети» (1929), где герои погибают, так и не сумев выйти за пределы «зеленого рая детской любви».

Жан Кокто и его автопортретЖан Кокто и его автопортрет

Перед Второй мировой войной увидела свет знаковая постановка по пьесе «Равнодушный красавец», посвященной Эдит Пиаф. Премьера спектакля состоялась в театре «Буфф-Паризьен». Во время войны с нацистами Жан отличился тем, что в открытую заявлял о симпатии к Гитлеру и даже выполнял заказы для оккупантов. В дневнике писал:

«В Гитлере мы имеем поэта, которого не дано понять монотонным людям».

Вообще во время Второй мировой Кокто поработал плодотворно, выпустив две книги и поставив пять пьес.

Жан КоктоЖан Кокто

В круг интересов француза входило рисование. Он проявил себя как талантливый график. В начале 20-х годов напечатали альбом рисунков Жана, который начинался с высказывания:

«Поэты не рисуют. Они как бы развязывают вязь своего почерка и вновь завязывают его другим способом».

Кокто сравнивал рисование с работой писателя – старался переносить на бумагу не увиденное, а пережитое на собственном опыте. Особенно преуспел в жанре графического портрета.

Было в жизни Жана Кокто еще одно важное направление, которому он отдавал силы и эмоции. Это кинематограф. Мужчина сам писал сценарии и сам же выступал режиссером. Первую картину «Кровь поэта» снял в 1930 году, положив начало трилогии на тему мифа о музыканте и поэте Орфее. Действия легенды перенес в настоящее время.

Жан Маре в фильме Жана Кокто «Красавица и чудовище»Жан Маре в фильме Жана Кокто «Красавица и чудовище»

Затем сел в кресло постановщика только после войны. Писатель создал фильм по мотивам сказки «Красавица и чудовище», пригласив на главные роли Джозетт Дэй и Жана Маре. В фильмографию вошли картины «Двуглавый орел», «Ужасные родители», а также продолжение трилогии «Орфей» и «Завещание Орфея». Последняя лента примечательна тем, что это автопортрет автора и ее финансировал Франсуа Трюффо, ярый поклонник Кокто.

Режиссер передал через эту драму веру в то, что зеркала являются порталом в другие измерения, помогают проникнуть сквозь время и пространство. Образ Орфея воплотил тот же Жан Маре. Герой живет в загородном доме с любимой супругой Эвридикой, которую играет Мари Деа.

Документальный фильм «Послание Жана Кокто, адресованное в 2000 год»

За несколько месяцев до смерти Жан представил последний фильм. Им стала короткометражная лента «Послание Жана Кокто, адресованное в 2000 год». Писатель – единственный персонаж картины, который обращается к будущим поколениям с речью. Здесь он в который раз продемонстрировал умение красноречиво говорить. Знакомые и друзья утверждали, что Жан говорил лучше всех во Франции.

Потомкам оставил писатель и книгу мемуарных очерков «Портреты-воспоминания» (1935), где Кокто рассказывает о юных годах, рисует портреты актеров парижской сцены и известных литераторов. Он сравнивает жизнь с «великолепным спектаклем» и радуется, что довелось стать действующим лицом.

Личная жизнь

Личную жизнь Жан Кокто никогда не скрывал, он был бисексуалом. Два года прожил с русской актрисой Натальей Палей. Громкий роман случился с гениальным юным писателем Реймоном Радиге, а затем до самой смерти состоял в отношениях с Жаном Маре.

Жан Кокто и Наталья ПалейЖан Кокто и Наталья Палей

История любви литератора и актера началась в 1937 году – пара познакомилась в парижском театре «Ателье», где готовилась постановка по пьесе Жана «Царь Эдип». Маре покорил сценариста красотой и тут же был утвержден на главную роль.

Жан Кокто и Жан МареЖан Кокто и Жан Маре

Благодаря поддержке покровителя Маре превратился в знаменитого актера. Кокто посвящал возлюбленному стихи, рисовал портреты, задействовал того в своих спектаклях и фильмах.

Литератор был опиумным наркоманом, в молодости выкуривал в день три десятка трубок с этим веществом. Слыл убежденным католиком.

Смерть

Умер Жан Кокто от сердечного приступа в середине осени 1963 года. Похоронили писателя и режиссера в часовне Сен-Блез де Симпле в Мийи-ла-Форе.

Музей Жана Кокто в МентонеМузей Жана Кокто в Ментоне

К смерти Жан основательно подготовился: специально сделал фрески, которые поместили около гроба, и выбрал эпитафию – «Я остаюсь с вами». Характер цитаты раскрывает его убеждение: Кокто верил, что жил на земле уже много раз и после смерти обязательно вернется.

В ноябре 2011 года в честь Жана открылся музей в Ментоне.

Библиография

  • 1918 - «Петух и Арлекин»
  • 1919 - «Потомак»
  • 1923 - «Самозванец Тома»
  • 1926 - «Призыв к порядку»
  • 1929 - «Ужасные дети»
  • 1935 - «Портреты-воспоминания»
  • 1962 - «Реквием»

Цитаты

«С самого дня моего рождения моя смерть начала свой путь. Она следует за мной без суеты».«Надо быть и живым человеком, и посмертным художником одновременно».«Секрет всегда имеет форму уха».«Время от времени следует отдохнуть от безделья».«Режиссеры бывают трех видов: умные, изобретательные и большинство».

Фото

24smi.org

Жан Кокто и кошки. - История красоты

"Кошек я предпочитаю собакам хотя бы потому, что полицейских котов не бывает".Жан Кокто

Лично я люблю кошек. Собак я тоже люблю, но кошек больше. Собственно, мой ник переводится как "кошка Чиара", так звали мою недавно умершую кошку, прожившую со мной бок о бок 18 лет, ей я и посвящаю этот маленький пост.

Мне приятно было узнать, что Жан Кокто тоже был "кошатником". Он писал кошкам стихи, изображал их на керамике, рисовал на стенах церквушек.

«Я люблю свою кошку, потому что люблю свой дом. Со временем она становится его зримой душой» Жан Кокто

Рассказывают, что кошка Жана Кокто носила ошейник с надписью "Кокто принадлежит мне".

Vilem Kriz, Portrait of Jean Cocteau’s Cat, Paris 1948

Jean Cocteau and Fujita Tsuguji with Cat Show Winner

Кокто на конкурсе кошек.

Открытка с логотипом "Клуба друзей Кошки" созданная Жаном Кокто

И брошь

Рисунок в церкви Saint Blaise des Simples в Milly-la-Forêt, которую расписывал Кокто и в которой был похоронен. Теперь эта кошка всегда рядом с ним... 

КОТ

Дух мнимой ласковости теплится под спудом Его хрустальных глаз, горящих изумрудом. Лежит и, кажется, забыл про все вокруг, Мурлыкает во сне, и этот тихий звук Все больше выдает невнятную тревогу. И вот потягивается и понемногу Примеривается, как поиграть с лучом. Потом встает, спина дугой, усы торчком, И вдруг, усевшись, умывается, проворный, И розовый язык скользит по шерстке черной.

(перевод М. Яснова)

bellezza-storia.livejournal.com

Жан Кокто - Неспящие в Торонто

Жан Кокто — французский писатель, поэт, драматург, художник и кинорежиссёр. Одна из крупнейших фигур во французской литературе XX века.Кокто сочинял поэзию, прозу, пьесы и критику, поставил несколько фильмов, нарисовал тысячи скетчей и картин, оформлял балеты Дягилева, сотрудничал с такими композиторами, как Стравинский, Сати, Мийо, Пуленк, Онеггер и Менотти, играл в кино и в театре, стал одним из основателей Фестиваля проклятых фильмов, который состоялся в Биаррице в 1949 году, играл джаз в нескольких парижских клубах и лично натренировал конченого боксёра из Панамы по имени Эл Браун до титула чемпиона мира в весовой категории «петуха». Единственной формой визуального искусства, которую он не практиковал, была фотография, однако сам Кокто позировал величайшим фотографам мира — Анри Картье-Брессону, Жаку-Анри Лартигу, Мэну Рэю, Ирвингу Пенну. Он вёл кипучую деятельность, при этом производя впечатление абсолютного бездельника. текст взят

Jean Cocteau, 1918

Cocteau & Tzara by Man Ray

Andy Warhol, “Jean Cocteau red portrait” (1983)

Жан Кокто c камерой на съемках Орфея, 1959

Завещание Орфея, Ле Бо-де-Прованс, 1959

Жан Кокто Милли-ла-Форе, 1959

Jean Cocteau and Jean Marais - 1949

Жан Кокто, Пикассо, Луис Мигель на корриде, 1959

Жан Кокто рисует свой автопортрет

Jean Cocteau and Jean Marais, photographed by Beaton, 1930s

Перчатки зверя в "Красавице и Чудовище" 1946 года, созданные Жан Кокто специально для Жан Маре

Jean Marais (Beauty and the Beast)

Jean Marais and Jean Cocteau, 1939

Jean Cocteau. Faune 1961

Jean Cocteau - Orphee - 1949

Jean Cocteau, Biarritz, 1949 by Georges Dambier

Jean Cocteau. Madame Favini 1953

Henri Martinie- Jean Cocteau, 1934

Jean Cocteau, 1926

Studio Lipnitzki. Jean Cocteau vers 1920-1930

Jean Cocteau, 1939

Jean Cocteau by André Villers

Amedeo Modigliani - Portrait of Jean Cocteau

Jean Cocteau by Philippe Halsman

Jean Cocteau by Laure Albin Guillot - Cigarette

Jean Cocteau - Philippe Halsman Portrait of Jean Cocteau-with Ricki Soma and Leo Coleman

Избранные цитаты

* В большом городе можно больше увидеть, зато в маленьком — больше услышать.

* Бояться смерти — всё равно что бояться того, что мы ограничены в пространстве.

* Вундеркинды, как правило, дети родителей с богатым воображением.

* Даже величайший шедевр литературы — всего лишь приведённый в беспорядок словарь.

* Стиль — это простой способ говорить сложные вещи.

* Я знаю, что искусство совершенно необходимо, только не знаю зачем.

* В каждом из нас сидит пружина. Ее непременно надо заводить до отказа, но при этом не сломать.

Красавица и чудовище

katia-lexx.livejournal.com

Жан Кокто. Моя ночь - Галерея современного искусства

И кругосветный путь не выдержит сравненья с тем путешествием,где мы вдвоем..Жан Кокто (1889 – 1963)Из стихотворений, посвященных Жану Марэ

Моя ночь

Как часто по ночам сна рассыпалась груда. В открывшийся проем я мог увидеть чудо: Дитя мое, как он красив во сне! О ком он грезит? Если б обо мне! Стихи мои скользят к нему под дверь несмело, Он, обнаженный, спит, и розовеет тело. Куда ж уводит, сон, чреда твоих шагов? За то, что я не сплю, благодарю богов. Я выскользнул из пут коварных сновидений, Свободен я теперь для стихотворных бдений. Встаю, иду к столу, где чистые листы. Прекрасное дитя, ты спишь, но где же ты? А я, как часовой, – при звездах и в ненастье – Я на посту стою и караулю счастье!

Но дьявол охладить старается любовь. Чтоб высмеять ее, готов он вновь и вновь Перемешать шутя и стрелы, и мишени И привести в твой сон неведомые тени... Но что я говорю? Ты спишь, и я любим.

Как скряга, я ношусь с сокровищем моим, Чтобы излить толпе восторг и трепет пыла. Из сердца моего, как кровь, текут чернила. Любимый , спи, – актер, художник мой, герой, Лишь я один – поэт и зритель верный твой. Спи, мальчик. Твой Жанно всегда ночная птица, И кровь моя должна к тебе под дверь струитьсяПрощальное письмо Жана Маре Жану Кокто.

Меня смущает твое одеяние академика. Мне хотелось, чтобы на тебе был белый купальный халат, покрытый пеплом, халат, который я так любил. Обнаженная шпага кажется неуместной рядом с тобой, хотя это – шпага мира. Но твои руки созданы не для нее. Они созданы для любви и дружбы. Они изваяны из нежности и великодушия, простоты и изящества. Руки добросовестного рабочего, гениального ремесленника. Гибкие, ловкие, таинственные, непостижимые и чистые. Руки художника, скульптора, короля. Руки поэта и доброго гения. Они прикоснулись ко мне в 1937 году, и я заново родился. Родился в лучезарном мире, полном добра и любви.

И сейчас твое лицо освещено добротой... Жан, я люблю тебя. В моей комнате два твоих бронзовых в натуральную величину бюста. Первый сделал в самом начале нашей дружбы Апель Феноза. Второй – накануне дня, когда ты ушел, – Арно Брекер. Круг еще раз замкнулся, и так страшно... Может быть, это последний знак судьбы.

Жан, я люблю тебя. Ты сказал в "Завещании Орфея": "Сделайте вид, что вы плачете, друзья мои,потому что поэт только делает вид, что он мертв". Жан, я не плачу. Я засну. Я засну, глядя нa тебя, и умру, потому что с этих пор буду лишь делать вид, что живу".

Site

nikole-t.livejournal.com

Жан Кокто. Трилогия: «Кровь поэта», «Орфей», «Завещание Орфея»

"Что думает мрамор, из которого скульптор высекает шедевр? Он думает: «Меня бьют, меня губят, разбивают, надо мною вершится надругательство, я погибаю». Но мрамор глуп. Жизнь ваяет меня, она творит из меня шедевр. И я должен вынести все удары, даже если не понимаю их. Должен держаться. Должен спокойно принимать всё, помогать ей, сотрудничать с нею, чтобы она смогла завершить своё дело""Кровь поэта"

Довелось мне как-то посмотреть фильм «Орфей» Жана Кокто. Сказать, что я была очарована – ничего не сказать. Конечно, я начала искать всевозможную информацию об этой картине, и выяснила, что она является частью трилогии Кокто: «Кровь поэта», «Орфей» и «Завещание поэта». Все картины были мной незамедлительно просмотрены, собственно о них и об их создателе пойдет сейчас речь.

[История — это правда, которая становится ложью. Миф — это ложь, которая становится правдой...]

"Поэт есть мир, одним объятый человеком"

Виктор Гюго

Жан Кокто, безусловно, гениален, фраза: «Талантливый человек – талантлив во всем» - вполне к нему применима, ведь каких только отраслей творчества он не касался: поэзия, проза, кинематограф, художественное искусство. Как вы понимаете, сейчас речь пойдет о кинематографе. Сам Кокто характеризовал свой кинематографический стиль (метод) как «ирреальный реализм». Это определение говорит само за себя: ирреальные, фантастические образы предстают в изображении Кокто как настоящие, как будто самом собой разумеющиеся. Творчество Кокто во многом предвосхитило появление сюрреализма, а мы знаем, что сюрреализм берет за свою основу образы подсознания, сны. Во время просмотра картин Кокто мы знакомимся с совершенно своеобразным, ни на что не похожим миром, миром, живущим по своим неписанным законам, представляющим собой что-то совершенно обособленное, но при этом очень интересное и притягательное. Конечно, понять этот мир и его представителей до конца невозможно, ни сам автор, ни кто бы то ни было не ставит четких рамок в плане интерпретации изображаемых образов. «Не спрашивайте меня почему», - говорит Кокто в одной из картин трилогии. Я думаю, спрашивать нет необходимости: каждый человек может по-своему почувствовать и понять увиденное, в этом и есть прелесть сюрреализма и предшествовавшего ему дадаизма.

Бесспорно, для творчества Кокто характерны различные эксперименты, ведь он был участником авангардного течение, а именно авангардисты были продолжателями традиций французских киноимпрессионистов, именно они отстаивали право кинематографа общаться со зрителем на своем собственном своеобразном языке. Картины Кокто узнаваемы, значит мы имеем полное право считать, что здесь выработался собственный, индивидуальный язык, а это самая высокая планка, которой только может достичь художник. Мне думается, что по его киноработам можно было бы написать своеобразный сонник со всевозможными вариантами расшифровки представленных образов, настолько «объемен» и неоднозначен его язык.

Перейдем непосредственно к рассмотрению вышеупомянутой трилогии. В основе всех трех картин лежат пьесы, написанные самим Кокто. Центральное место в трилогии занимаем фильм «Орфей». Одноименная пьеса была создана Кокто уже в 1926 году, а вот снят фильм был только в 1950. Именно на этом фильме я остановлюсь более подробно, но две другие картины так же заслуживают внимания. Итак, начнем по порядку.

Кровь поэта

[Кровь поэта...]«Кровь поэта» (1932 год) - первая картина трилогии, пожалуй, наиболее сюрреалистичная и образная. Она состоит из четырех частей. Творец по приказу созданной им статуи отправляется в другую реальность. Эта реальность представляет собой коридор, идя по которому, герой заглядывает в замочные скважины и видит там совершенно разные, непохожие друг на друга образы. Что есть они на самом деле? Бессмысленный набор сюжетов? Или, может быть, это он сам? Ничто иное, как его внутренний мир? Как я уже говорила: в творчестве Кокто нет четко заданной программы, все образы – это отражение его взгляда на жизнь, его собственного мира. Именно в этой картине образность, абстрактность, символичность проявляется ярче всего, по-моему, она напоминает «ожившие» художественные полотна Пикассо или Дали.

Жан Море

[Орфей...]

«Орфей» (1950 год) – самая яркая, самая интересная, на мой взгляд, часть трилогии. В основу фильма положен миф об Орфее и Эвридике, но миф этот здесь получает совершенно иную интерпретацию, во-первых, события картины разворачиваются во Франции в послевоенные годы, во-вторых, в отношения двух главных героев вмешивается Смерть. Да, да, именно Смерть и именно с большой буквы, потому что Смерть в представлении Кокто это притягательная жгучая брюнетка в исполнении Марии Казарес. Перед нами любовный четырехугольник: Смерть – Орфей – Эвридика – Эртебис (слуга Смерти). Но любовь представителей потустороннего мира к людям чревата трагедией. Свидетелями это трагедии становимся мы – зрители. Смерть забирает Эвридику раньше положенного срока, за что оказывается во власти высшего суда. Орфей же отправляется в зазеркалье на поиски своей жены. Именно зеркало является центральным образом всех трех картин Кокто, как в первой картине художник с помощью зеркала попадает в другую реальность, так и в «Орфее» именно зеркало является проводником в потусторонний мир. Орфею удается вернуть Эвридику в мир живых, но жизнь их с этого момента становится нестерпимой, не только потому, что герои не могу смотреть друг на друга, но и потому, что Орфей сам полюбил Смерть. Финал картины мне не хотелось бы озвучивать, могу сказать только лишь то, что он достаточно неожиданный.

В «Орфее» наиболее сформированный и целостный сюжет, в отличие от двух других картин. Центральное место вновь занимает образ творца, не абстрактный образ, а теперь уже совершенно определенный – образ Орфея в исполнении Жана Море. Перед нами поэт в полном смысле этого слова, человек со своими причудами (а как иначе, это же поэт), человек одержимый идеей создать шедевр, человек, ищущий вдохновения, и именно Смерть становится для него этим вдохновением. По-моему, этот фильм – это золотая середина, найденная Кокто, что и делает его наиболее ярким и запоминающимся. С одной стороны, в основе лежит вполне ясный и крайне занимательный сюжет, с другой, сохранена образность и сюрреалистичность. Эти две составляющие не разваливаются, не распадаются на части, а представляют собой оформленный, завершенный мир произведения, которому в полной мере помогают раскрыться все составляющие: безупречная игра актеров, видеоряд, музыкальное сопровождение. Об той картине можно писать, писать и писать бесконечно, потому что красивая, потому что интересная, потому что вечные темы показаны под другим углом, потому что, потому что, потому что и еще сто раз потому что… Но лучше увидеть собственными глазами и все сразу станет ясно.

Несколько кадров из фильма[Зеркала должны больше отражать, а не отдавать изображение...]

[Завещание Орфея...]«Завещание Орфея» (1960 год) – последняя картина трилогии, которая была снята за три года до смерти Кокто. По-моему, ее можно назвать ничем иным как завещанием самого Кокто. Центральная фигура – снова поэт, теперь уже поэт в исполнении самого маэстро. Фильм представляет собой некое подведение итогов, философское размышление творца, автопортрет Кокто, который он рисует в уже привычной для нас фантастической манере. Фильм отсылает зрителя к образам, ранее увиденным в «Крови поэта» и «Орфее», мы снова оказываемся по ту сторону реальности, снова встречаемся с уже знакомыми героями, но вот смыслы открываем для себя новые. «Завещание поэта» по своей метафоричности, сути и форме больше напоминает первый фильм трилогии, основное отличие от которого, заключается в том, что здесь перед нами уже окончательно сформированный художник, творец. Если о «Крови поэта» говорили, что он сыгран одним пальцем на рояле, то «Завещание поэта» поистине можно назвать полноценной пьесой сыгранной в две руки.

Вот и завершен мой достаточно краткий обзор трилогии Жана Кокто. Безусловно, этот человек создал свой неповторимый мир. Не спорю, мир очень своеобразный и не всем понятный. Я бы советовала сначала посмотреть фильм «Орфей», как образец всего творчества автора, и только если эта картина окажется вам близка и интересна, посмотреть все остальные фильмы режиссера. Ну а если нет, то с этим ничего не поделать, бесспорно, не каждому понравится смотреть чужие сны какими бы интересными они ни были, такие фильмы нужно просто чувствовать, быть с ними на одной волне, они являются ярким подтверждением высказывания писательницы Зинаиды Гиппиус: «Если надо объяснять – то не надо объяснять».

tati-books.livejournal.com

Кокто, Жан — википедия фото

Биография

Родился 5 июля 1889 года в Мэзон-Лаффит, Франция. Сын адвоката и художника-любителя, покончившего с собой, когда сыну было 9 лет. Дед Кокто, воспитывавший его, устраивал у себя дома любительские концерты, был меломаном и коллекционером, в том числе музыкальных инструментов. В семейной коллекции были картины Энгра, Делакруа, греческие статуи. Своим воспитанием и образованием, как считал Жан Кокто, он был обязан своему деду. [7]

Учился в одном из лучших лицеев Парижа — лицее Кондорсе.

В 1910-1920 годы сформировался как поэт, отдал дань дадаизму в сборнике "Стихи" и сюрреализму в сборнике поэзии "Опера". Стал особенно известен как художник-график, был привержен кубизму. Художественное восприятие и мышление Жана Кокто формировалось под влиянием эстетики, взглядов и сотрудничества с Эриком Сати,[8] а также русского балета Сергея Дягилева, музыки Игоря Стравинского, художественных работ Пабло Пикассо и поэзии Гийома Аполлинера.

С середины 1910-х годов вошёл в художественные круги Парижа, познакомился с Марселем Прустом, Андре Жидом, Сергеем Дягилевым, Пабло Пикассо, Эриком Сати и другими, оказал влияние на сюрреалистов (затем вошёл в конфликт с А. Бретоном), позднее сблизился с Жаном Маре и Эдит Пиаф.

Личная жизнь

В 1932-1934 гг. жил с русской актрисой, княжной Натальей Павловной Палей; пара рассталась после того, как Палей потеряла ребёнка от Кокто.

Жан Кокто был бисексуалом. С 1937 г. и до его смерти в 1963 г. спутником жизни Кокто был актёр Жан Маре, начинавший с ролей в его фильмах.[9]

Признание

Кокто и музыканты

Кокто имел обширную связь с музыкой и музыкантами своего времени. Среди его произведений — либретто и тексты для десятков опер, балетов и ораторий, в числе которых многие сделали имя не только своему автору, но и составили историю всей французской музыки.

«…Между музыкой и Жаном Кокто была органичная доверительная связь… Он был весь в музыке физически… Для разговора о музыке и музыкантах он умел находить идеально подходящие слова, точные выражения, полностью избегая при этом специальной музыкальной терминологии…»[10]

— (Анри Соге, «Жан Кокто и музыка»)

Особенное значение для Жана Кокто имел скандально легендарный балет Сати-Пикассо-Кокто «Парад», поставленный в мае 1917 года русским балетом Дягилева в Париже. Шумная премьера «первого сюрреалистического спектакля» в истории сделала имя не только Кокто, но и всем остальным участникам этого эпатажного представления. Общение с Эриком Сати, одним из самых странных композиторов XX века, имело наибольшее значение для формирования и творческого, и личного почерка Кокто.

«Внешне Сати был похож на заурядного чиновника: бородка, пенсне, котелок и зонтик. Эгоист, фанатик, он не признавал ничего, кроме своей догмы, и рвал и метал, когда что-нибудь противоречило ей. Эрик Сати был моим наставником, Радиге — экзаменатором. Соприкасаясь с ними, я видел свои ошибки, хотя они и не указывали мне на них, и даже если я не мог их исправить, то по крайней мере знал, в чём ошибся…»[8]

— ( Жан Кокто, из книги «Бремя бытия», 1947 г.)

Пять лет спустя Жан Кокто совместно с Эриком Сати и при поддержке известного критика Анри Колле инициировал создание знаменитой французской группы «Шести» молодых композиторов, прообразом которой послужила «Могучая кучка» или «Русская пятёрка», как её чаще называли во Франции.

— ( Жан Кокто, из книги «Мои священные чудовища», 1979 г.)

Творчество

По мнению исследовательницы Е. Гнездиловой, для Кокто образ Орфея является лейтмотивом, стержнем всего творчества[12].

Пьесы

  • Орфей (Orphée, 1926)
  • Человеческий голос (La Voix humaine, 1930)
  • Эдип-царь (Oedipe-roi, 1937)
  • Рыцари круглого стола (Les chevaliers de la Table ronde)
  • Ужасные родители (Les Parents terribles, 1938)
  • Священные чудовища (Les Monstres sacrés, 1940)

Пьеса, написанная для Эдит Пиаф — «Равнодушный красавец»

Кинофильмы

Кроме того, Кокто выступал сценаристом фильмов Жана Деланнуа («Вечное возвращение», 1943; «Принцесса Клевская», 1960), Робера Брессона («Дамы Булонского леса», 1945) и др. Роман «Ужасные дети» был в 1950 году экранизирован Мельвилем. Позднее тот же сюжет был переработан Гилбертом Адэром и воплощён Бернардо Бертолуччи в фильме «Мечтатели» (2003).

Пьеса «Двуглавый орёл» легла в основу фильма Микеланджело Антониони «Тайна Обервальда», а у Педро Альмодовара в фильме «Закон желания» показана постановка пьесы Кокто «Человеческий голос».

Публикации на русском языке

  • Самозванец Тома. М.: Никитинские субботники, 1925. Пер. с франц. В. Мониной.
  • Кокто Ж. Портреты-воспоминания. — М.: Известия, 1985.
  • Петух и арлекин. СПб: Изд-во «Кристалл», 2000 (Содерж.: Лирика; Самозванец Тома: Роман; Театр: Пьесы: Орфей; Человеческий голос; Трудные родители; Священные чудовища; Карманный театр; Корот. пьесы, сценарии и монологи; Кинематограф: Неосуществленные синопсисы; Беседы о кинематографе; Эссе).
  • Петух и Арлекин : Либретто. Воспоминания. Ст. о музыке и театре. (Изд. подгот. М. А. Сапонов; Моск. гос. консерватория им. П. И. Чайковского, Каф. истории зарубеж. музыки.) — М.: Прест,2000. (Литературные памятники музыкального авангарда; Вып. 1).
  • Сочинения в 3-х тт. М.: Аграф, 2001—2005.
  • Портреты-воспоминания. СПб: Издательство Ивана Лимбаха, 2002.
  • Тяжесть бытия. СПб.: Азбука-Классика, 2003. (Содерж.: Самозванец Тома; Призыв к порядку; Тяжесть бытия; Беседы о кинематографе; Из кн."Критическая поэзия"; Несобранные эссе; Из лирики).
  • Портреты-воспоминания (2-е изд.). СПб: Издательство Ивана Лимбаха, 2010.
  • Ужасные дети. СПб: Издательство Ивана Лимбаха, 2010.
  • Стихотворения. — Перевод с фр. М. Яснова. — на фр. и русск. яз. — М. Текст, 2012. — 253[3] с. (Тираж 3000 экз.) ISBN 978-5-7516-1022-7
  • Вокруг света за 80 дней. Мое первое путешествие. — Перевод с фр. А. Захаревич. — М. Текст, 2013. — 240 с.

Литература

  • Aschengreen E. Jean Cocteau and the dance. Kobenhavn, 1986.
  • Brosse J. Cocteau. P.,1970
  • Brown F. An impersonation of angels. A biography of Jean Cocteau. NY, 1968.
  • Crosland M. Jean Cocteau; a biography. New York: Knopf, 1956.
  • Evans A.B. Jean Cocteau and his films of Orfic identity. Philadelphia, 1977.
  • Fowlie W. Jean Cocteau: the history of a poet’s age. Bloomington: Indiana UP, 1966
  • Fraigneau A. Cocteau par lui-même. P., 1957
  • Jejcic M. Le savoir du poète. Œdipe selon Jean Cocteau, éd. Agalma, 1996
  • Kihm J.-J. Jean Cocteau. P., 1960
  • Lange M. Cocteau: Prince sans royaume. Paris: J.-C. Lattès, 1989
  • Mourgue G. Cocteau.P.,1990
  • Oxenhandler N. Scandal & parade: the theater of Jean Cocteau. New Brunswick: Rutgers UP, 1957.
  • Sprigge E. and Kihm J.-J. Jean Cocteau. NY, 1968.
  • Steegmuller F. Cocteau. A biography. Boston-Toronto, 1970.
  • Touzot J. Jean Cocteau. Lyon: Manufacture, 1989
  • Touzot J. Jean Cocteau, qui êtes-vous? Lyon, 1990.
  • Caizergues P. Jean Cocteau, quarante ans après: 1963—2003. Montpellier: Centre d'étude du XXe siècle, Université Paul-Valéry, Montpellier III; Paris: Centre Pompidou, 2005
  • Jemma-Jejcic M. Jean Cocteau ou l'énigme du désir. Ce que le poète apprend au psychanalyste. Ramonville Saint-Agne: Editions Eres, 2006
  • Гофмайстер А. О творчестве поэта Кокто. Пер. Аронович Е. // Кокто Ж. Петух и Арлекин. — М.: Кристалл, 2000. — ISBN 5-8191-0056-5. — С. 803—807.
  • Дубровина С. Н. Мифологический театр Кокто («Антигона», «Царь Эдип», «Орфей», «Адская машина»): Автореф. дисс. на соиск. учен. ст. канд. филол. наук. М., 2001. (2001). Проверено 10 ноября 2012. Архивировано 20 ноября 2012 года.
  • Клименок А.В. Классицизм и романтизм в драме Ж. Кокто «Двуглавый орёл». «Казанская наука» № 7 (2012). — Статья в научном сборнике. Проверено 10 ноября 2012. Архивировано 20 ноября 2012 года.
  • Клименок А. В. Интертекстуальность в пьесах Ж. Кокто «античного периода» // Известия высших учебных заведений. Поволжский регион. Гуманитарные науки. 2013. № 2. С. 87-93.
  • Клименок А. В. Приемы автомифологизации в творчестве Жана Кокто // Известия Южного федерального университета. Филологические науки. 2014. № 3. С. 32-39.
  • Марэ Ж. О моей жизни : С поэт. прил. неизд. стихов Жана Кокто. М.: ТПФ «Союз театр», 1994.
  • Маре Ж. Непостижимый Жан Кокто. М.: Текст, 2003.
  • Рыкова Н. Я. Жан Кокто // Cocteau J. Thomas l’imposteur. Orphée. La Voix humaine. La Machine à écrire. Poésies. M., 1976. С. 314—336.
  • Трыков В. П. Кокто // Зарубежные писатели. Ч. 1. М., 2003

Примечания

Ссылки

Научные и академические посты

org-wikipediya.ru