Корейская живопись. Чон Сон Ки – Jeon Sung Ki (전성기). Республика Корея. Акварель. Картины корейские


Пейзажи корейских художников

Главная / Художники и арт-проекты / Картины и живопись / Горы туманные. Корейские пейзажи

Я хочу сегодня предложить вашему вниманию просто эксклюзивную галерею пейзажей.

корейский пейзаж -1-01

Всё дело в том, что большинство из предложенных вашему вниманию работ ещё не публиковалось в русскоязычном интернете. Да и в англоязычном тоже.

Пейзажи написаны во второй половине двадцатого века. Автор (или авторы) мне не известны – к моему великому сожалению оказалось, что с корейским языком у меня вообще никак. А переводчик браузера выдал такую информацию, что я воздержусь от её комментариев. Просто люди живут по своим законам и не нам судить, хорошо это или плохо. Пусть строят свой коммунизм, если им так хочется.

А я хочу предложить вашему вниманию действительно великолепные пейзажи. Если вы любите живопись Востока, то получите самое настоящее удовольствие от созерцания этих просто великолепных работ корейских художников (или художника).

Корейский пейзаж

корейский пейзаж -1-02корейский пейзаж -1-03корейский пейзаж -1-04корейский пейзаж -1-05корейский пейзаж -1-06корейский пейзаж -1-07корейский пейзаж -1-08корейский пейзаж -1-09корейский пейзаж -1-10корейский пейзаж -1-11корейский пейзаж -1-12корейский пейзаж -1-13корейский пейзаж -1-14корейский пейзаж -1-15корейский пейзаж -1-16корейский пейзаж -1-17корейский пейзаж -1-18корейский пейзаж -1- 20корейский пейзаж -1-20

 

РЕКОМЕНДУЮ:

  • Волшебные туманы Hout Jyaryang * Китайские пейзажи Snow Stone
  • Сказочные пейзажи Zhao Wuchao * Нежные гравюры японского художника Ohara Koson

 

05 Ноя 2015      admin49h4d5fR94817     Метки: живопись востока, пейзажи     59       Поделитесь записью
    Похожие записи
  • картины художник Андрея Беличенко и Марии Бахтийяровой-13Творчество и картины художников Андрея Беличенко и Марии Бахтийяровой
  • рисунки карандашом Гурам Доленджашвили -2-08Рисунки карандашом. Гурам Доленджашвили. Женщина-душа
  • художник Johann Georg Meyer von Bremen картины – 09Художник Johann Georg Meyer von Bremen
  • зимние пейзажи Евгений Карлович - 06Белым снегом укрыта земля. Евгений Карлович
Обсуждение: 4 комментария
  1. Лидия: 06.11.2015 в 18:28

    Восхитительные пейзажи, безумно нравятся.

    Ответить

  2. Тая: 18.02.2016 в 14:34

    Какая жгучая красота.Спасибо!

    Ответить

    1. admin: 19.02.2016 в 07:46

      Вам большое спасибо за комментарии!

      Ответить

  3. NN: 29.09.2016 в 14:35

    Пейзажи невысокого художественного качества, но прекрасно передают корейскую природу.

    Ответить

Добавить комментарий Отменить ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Имя *

E-mail *

Сайт

Сохранить моё имя, email и адрес сайта в этом браузере для последующих моих комментариев.

Комментарий

Пожалуйста, включите JavaScript в Вашем обозревателе для того, чтобы оставить комментарий!

svistanet.com

Корейская народная живопись

c19a0530f4363a15f9cdc7e3a03d2d75

Корейская живопись отражает творческий потенциал и эстетические взгляды корейского народа. Отображает простую и незамысловатую жизнь обычных людей, иллюстрирует мифологию, религию, мышление корейцев. Народная живопись — это художественное выражение мыслей и чувств корейцев.

Понравилась статья? Делитесь в социальных сетях!

Авторы большинства картин неизвестны. Картины украшали жилище, посуду, мебель, ворота, паланкин невесты.

Выделяют следующие жанры народной живописи:

Цветы и птицы

Изображение лотоса

Цветы и насекомые

Овощи и фрукты

Изображение пионов

Пожелание долголетия

Изображение книг

Изображение иероглифов

Рыбы и крабы

Изображение тигра

Изображение дракона

Изображение фантастических животных

Даосские и буддийские картины

Горы и реки

Обычаи

Иллюстрации к художественным произведениям

Теперь посмотрим на некоторые жанры подробнее:

Цветы и птицы

1273_1_3 9993 CX1377249144

Изображение лотоса

45a606106ad34 167652_1

WK_491953be2d9c7

Цветы и насекомые

94_s 1247853551_15 c19a0530f4363a15f9cdc7e3a03d2d75

Изображение пионов

09O002 WK_4919547843954 ррррр88

Пожелание долголетия

OLYMPUS DIGITAL CAMERA 군학장생도

Рыбы и крабы

f0097250_4c185174e3591 m2014062406

Изображение тигра

3 100138_29554_4629 e73a590f_hojakdo0001

Изображение дракона

127953460876523

76589

Горы и реки

876543467

a0108655_49805212e0d14

DSCF2088

Какой жанр понравился вам больше всего? Что интересного вы для себя узнали? Напишите для меня в комментариях!

Понравилась статья? Делитесь в социальных сетях!

helenlang.ru

Корейская живопись. Чон Сон Ки – Jeon Sung Ki (전성기). Республика Корея. Акварель

igrok50, я очень рад, что Вам понравились картины, которые нравятся и мне. 1. О "косяках". Теней навстречу от "лимонов" я, честно говоря, не заметил. (Это у них айва такая). Годы я стараюсь писать только снизу. По просьбе одного строго зрителя. Если написал сверху и снизу - извиняюсь.2. Жанр. Пейзажи, натюрморты и цветы - это мой выбор. Но корейские мастера его заметно расширяют. Есть в коллекции замечательные женские портреты, просто глаз не оторвать, какие чистые, нежные и прекрасные. Обязательно поделюсь в свое время. 3. Про иероглифическую каллиграфию. Культурное влияние Китая колоссально. Просто не поддаётся оценке. Многие корейцы моментально напишут Вам своё фамилию и имя по-китайски. Часто просто его приводят в скобках. Акварели (что на севере, что на юге) до сих пор подписывают сверху вниз, как китайцы. Но Корея - другое дело. Там буквенное письмо, букв всего 40, соответственно, и художественный менталитет также отличается. Я представляю себе, с каким океаном живописных работ сталкивается в период своего становления, будущий корейский художник. И этот океан китайский. 4. Про А. И. Куинджи и И.И. Левитана. Россия - самая богатая страна. Поэтому она, своего рода, Мекка всех искусств. У нас был сформирован спрос на искусство. Иерархия богатства формировала иерархию искусства. Поэтому появлялись "звёзды". Они - те редкие титаны, которые своим мастерством сами формировали спрос и моду в живописи, устанавливали высоту стандарта качества. В Корее, где нет таких (в том числе шальных) природных богатств, всё достаётся тяжким трудом. А раз нет самородков под ногами, то все труженики примерно равны и не хвастаются заработанным. В Корее, как мне кажется, не принято выделяться никому. Заказчик (на севере - партия, на юге - честное трудолюбивое общество) формирует свой заказ на гармонию и умиротворение после тяжелого рабочего труда в море, на заводе, на рисовом поле. 5. О национальностях. Как говорят сведущие люди, корейцы - единственные на свете, кто может выполнить любой мегапроект точно в срок и точно уложиться в смету. Ни надменные и могучие американцы, ни шустрые китайцы, ни «непоймикто» - европейцы. Никто. Все будут халтурить, волынить и красть. Только не эти - мои (и наши с Вами). Северяне работают в суровой и строгой стране за железным занавесом. Южане плотно лежат под американцами, подписываются латиницей, летают на американских самолетах, играют в бейсбол. Многие выворачивают наизнанку свои фамилии-имена именем наружу. Если у Вашего художника есть тезка в бейсболе, то Вам будет очень сложно найти о нём статью в сети. Бейсбол рулит в Корее (или рулит Кореей?). Но они тоже, каким-то чудом, остаются корейцами. Они более упорны, чем англо-саксы и история у них длиннее. Все художники, которых я выставляю и собираюсь выставить, у себя на родине считаются западными ("западниками", как бы у нас сказали). Истинные художники-корейцы, по-моему - тончайшие и искуснейшие акварелисты. 6. О немцах. Как кто-то мне рассказал (не ручаюсь за истинность) шведы очень благодарны русскому царю Петру за то, что он вовремя сбил спесь и поправил мозги нарождающейся шведской гордыне аккуратным, но сильным ударом. Немцев мы должны спасти. Слишком крепко мы с ними дрались, должно быть уравновешивающее сотрудничество. Давным-давно, на Мамаевом кургане я услышал громкую немецкую речь экскурсовода. Мне захотелось дать очередь в воздух из ППШ и положить весь их взвод на землю, как неуместно она звучала в моих ушах в ТАКОМ месте. Но сейчас из немецкого Любека в Старую Руссу прислали церковный колокол, отлитый когда-то в Любеке, купленный для старорусского храма ещё в те, Ганзейские времена. А в годы войны, солдаты любекской (совпадений в истории не бывает - это и есть история. Дивизия формировалась в Любеке) дивизии нашли, прочитали надпись и отослали в рейх. Любекская бургомистерия написала в рейхсканцелярию письмо, доказала историческую ценность колокола и тем самым спасла его от переплавки. Статейку в немецкой местной ("районной&quot газете прочитали наши старорусские музейщики. Наши направили соответствующий запрос на возврат колокола. И каково же было удивление, вскоре (в 2001 г.) получили извещение, что на Пулковской таможне ожидает ценный груз. Слава Богу, обошлось без таможенной пошлины (она бы превышала годовой бюджет г. Старая Русса). Получили в целости. Позже приехала делегация из Любека. Чиновники, молодежь, студенты. Колокол занимает почетное место в Музее Северо-западного фронта. Была тёплая встреча и война естественным путём ушла в историю, освободив место примирению и искренней дружбе. Теперь беда стучится в их города. Кто их спасёт, кроме нас. Слишком глубоко мы проникали друг в друга, что бы бросить в беде. Думаю, что не только немцы, но и многое в Европе, по достоинству ценят многовековые усилия России по наведению порядка в мире (англичане и американцы придут, помогут, подчинят экономически и не уйдут. Русские придут, помогут и уйдут, и забудут).7. О паралимпийцах. Очередные жертвы информационно войны. Ребята наши, не расстраивайтесь, это они, убогие, вас боятся!8. Не ангелы. Вот это действительно беспокоит. Запустили мы беса слишком глубоко. Через западную болезнь - материализм. То, что Бог есть - чувствуем. А знаний о Боге нет, а одна Вера (поэтому и) - хромает. Наука безмолвствует (конечно же, из-за недостатка финансирования). А некие безликие полковники ворочают миллиардным "бизнесом"… К нам у Суда накопилось много вопросов. У Страшного Суда.9. Нацистский подход. Согласен с Вами, ему место указано - на нюрнбергской виселице.10. О надежде. "Красота спасёт мир". Не золото, не плутоний, не сталь, а хрупкая вечная красота, неуловимая и нематериальная. Аминь.С уважением, Валерий Евстафьев

obiskusstve.com

«Мииндо» («Красавица») Син Юнбока — шедевр корейской портретной живописи позднего Чосона

Статья посвящена картине «Мииндо» («Красавица») художника Син Юнбока, одного из известнейших корейских жанристов позднего Чосона. Приведена краткая биография художника. В работе намечены общие контуры истории женского портрета в Корее. Дано подробное описание картины «Мииндо», проанализирован образ главной героини полотна. «Красавица» Син Юнбока сравнивается с другими портретами корейских красавиц. Иллюстрации, послужившие материальной базой исследования, представлены в конце работы.

«Портрет красавицы», Син Юнбок (кон. XVIII — нач. XIX в.). Шелк, тушь, водяные краски (техника чхэсэк ), 113,9Х45,6 см. Художественный музей Кансон, Сеул

«Портрет красавицы», Син Юнбок (кон. XVIII — нач. XIX в.). Шелк, тушь, водяные краски (техника чхэсэк ), 113,9Х45,6 см. Художественный музей Кансон, Сеул

Е.А. Вострикова (ИСАА МГУ, Москва)

Во все времена, у всех народов были свои идеалы женской красоты. Будь то древнегреческая кора или современная поп-дива — это образы, несомненно, волнующие и привлекательные. Такая красавица есть и в Корее. Речь идет о героине картины «Мииндо» («Портрет красавицы», или «Красавица») (илл. 1) художника Син Юн- бока.

Син Юнбок (1758—?) — один из ведущих жанристов позднего Чосона (XVIII- XIX вв.) и, пожалуй, уступает в популярности только Ким Хондо (1745-1805?), которого на родине считают корейским Пикассо. Если Ким Хондо часто рисовал простых людей, то главной темой творчества Син Юнбока стали прекрасные кисэн[1]  и молодые янбаны (аристократы), ведущие праздный образ жизни, любовь и романтические отношения между мужчиной и женщиной. Сегодня его живопись назвали бы гламурной (своего рода средневековый корейский Sexy Glamour), хотя она не только чувственна, но и необыкновенно лирична. Произведения Син Юнбока растиражированы и стали символами Кореи: на рюмочках для водки, веерах, вышивках, на туристических сувенирах — они есть везде, вот только знаем мы о них очень мало. Однако при такой очевидной популярности найти сколько-нибудь целостное исследование творчества Син Юнбока довольно сложно. В любом корейском книжном магазине вам предложат массу литературы о творчестве и жизни Чон Сона (1676-1759), Ким Хондо, других корейских живописцев, но не Син Юнбока. Такая же ситуация и в специализированных книжных лавках при многочисленных сеульских музеях.

«Портрет красавицы» (фрагмент). Син Юнбок (кон. XVIII — нач. XIX в.). Шелк, тушь, водяные краски (техника чхэсэк), 113,9Х45,6 см. Художественный музей Кансон, Сеул

2. «Портрет красавицы» (фрагмент). Син Юнбок (кон. XVIII — нач. XIX в.). Шелк, тушь, водяные краски (техника чхэсэк), 113,9Х45,6 см. Художественный музей Кансон, Сеул

Общие биографические сведения таковы: Син Юнбок родился в 1758 г., дата его смерти неизвестна. Пон, или клановая принадлежность, — Корён; ча, имя, которое давалось молодому человеку в момент вступления в пору зрелости, — Иппу; хо, творческий псевдоним — Хевон[3]. Известно то, что он был сыном придворного художника Син Ханпхёна (1735?—1809?). В Тохвасо (королевской Академии живописи) стал придворным художником (хвавон)[4]  и служил чиновником 18-го ранга (чхомджольчеса)[5]. Кроме вышесказанного о его жизни достоверно ничего не известно.

Син Юнбок оставил после себя произведения в стиле сансухва, т.е. пейзажа, в цветовых решениях которых ощущается влияние свежей живописной манеры Ким Хондо, но в основном, как уже было сказано, он прославился своими жанровыми произведениями, пхунсокхва.

Чтобы наиболее эффектно передать очарование и чувственность отношений между мужчиной и женщиной, Син Юнбок использует плавную контурную линию и яркие насыщенные цвета. Его жанровые произведения наполнены атмосферой сексуальности, изысканности, светскости и утонченности. Надо отметить, что сюжет картин разворачивается на фоне реальной жизни Кореи того времени, полотна изобилуют интересными с этнографической точки зрения деталями, одеждой, украшениями, элементами быта. Произведения Син Юнбока правдиво и живо повествуют нам об образе жизни и вкусах периода позднего Чосона.

Хотя на большинстве картин присутствуют кванджи[6], из-за скудности общей информации довольно сложно проследить изменения в стиле и живописной манере Хевона[7].

Главная героиня живописи Син Юнбока — женщина. Если обратиться к самому известному сборнику произведений художника «Хевон пхунсокточхоп» («Альбом жанровой живописи Хевона», хранящийся в Художественном музее Кансон), то на всех 30 страницах альбома присутствует женщина. Этот факт очень показателен и для нас является ключевым.

В средневековой Корее рисовали женщин, однако конфуцианские традиции не одобряли подобные вольности. В этом состоит одна из особенностей живописи Син Юнбока, который часто изображал как раз девушек и женщин высокого сословия, под действием любви или похоти попиравших конфуцианские устои и под покровом ночи убегавших к своим возлюбленным. Однако это все же собирательные образы, в которых мало личного и индивидуального, мы же говорим о портрете[8].

Женский портрет — это самая малочисленная категория в корейской портретной живописи. Наиболее ранние портреты женщин, дошедшие до нас, были обнаружены в гробницах Когурё (IV—VII вв.) (гробница «Аннак № 3», гробница «Сасинчхон» и гробница «Ссанъёнчхон»). Лица женщин, изображенных на фресках, нереалистичны и стилизованы. Все женщины написаны рядом с мужчинами, которые, видимо, являлись их мужьями. От периода Объединенного Силла (668—935) не осталось ни женских портретов, ни записей о них. В период Корё (918—1392) портреты королев писались наравне с портретами ванов, но женские портреты не дошли до нас[9]. На сегодняшний день сохранились портреты двух ванов, правивших в Корё: портрет основателя Корё вана Тхэджо (918—943) и два двойных портрета вана Конмина (1351—1374) и его супруги, монгольской принцессы Ногук (Ногук тэджан конджу) (?— 13 65)[10]. Кстати, считается, что ван Конмин и сам был неплохим художником, даже писал автопортрет, сидя перед зеркалом. Его жена, принцесса Ногук, скончалась при родах, будучи еще очень молодой, любивший ее ван долго тосковал и горевал[11]. Авторы дошедших до нас произведений, на которых изображены ван и его молодая жена, неизвестны. Первое, более раннее, находится в Национальном музее Когун, в Чонмё (Храм предков, где хранятся поминальные таблички ванов династии Ли) (илл. 3), второе, представляющее собой поздний список, — в Национальном музее провинции Кёнгидо (илл. 4). Парный портрет, как правило, предполагает определенную близость, существующую между персонажами, и здесь художники, безусловно, смогли передать духовную связь вана и его супруги. Это одни из самых лиричных полотен в истории корейской живописи.

3.«Портрет вана Конмина с супругой, монгольской принцессой Ногук», автор неизвестен (дата неизвестна?). Бумага. Национальный музей Когун, Сеул

3.«Портрет вана Конмина с супругой, монгольской принцессой Ногук», автор неизвестен (дата неизвестна?). Бумага. Национальный музей Когун, Сеул

4.«Портрет вана Конмина с супругой, монгольской принцессой Ногук», автор неизвестен (период Чосон?). Национальный музей провинции Кёнгидо

4.«Портрет вана Конмина с супругой, монгольской принцессой Ногук», автор неизвестен (период Чосон?). Национальный музей провинции Кёнгидо

В ранний период Чосон (конец XIV — середина XVI в.) портреты королев писались вместе с портретами ванов и бережно хранились в родовой галерее правящей династии. Однако нет никаких сведений о том, чтобы королев рисовали после японского нашествия 1592-1598 гг.

Интересно, что в 1694 г. ван Сукчон (1674-1720) приказал придворному художнику Ким Джингу (1651-1704) написать портрет своей супруги королевы Мин, за что был жестко раскритикован министрами (порция критики досталась и художнику). Этические нормы конфуцианства запрещали находиться вместе мужчинам и женщинам в возрасте старше 7 лет, поэтому королева не могла позировать художнику-мужчине. Ван Сукчон отказался от своих планов, и портреты королев впредь не писались[12].

Однако есть одно исключение, уже в самом конце периода Чосон, во второй половине XIX в., был написан портрет королевы Синджон (1808-1890, она же Чо тэби, вдовствующая королева Чо) (илл. 5) — женщины удивительной судьбы, которая заслуживает отдельного исследования. Полотно дошло до нас в очень хорошем состоянии и хранится в частном собрании. Портрет написан по всем правилам официального портрета сановника, только изображена на нем женщина. Некоторые ученые сомневаются, что это именно вдовствующая королева Чо и предполагают, что моделью могла быть высокопоставленная придворная дама или женщина из королевской семьи[13].

В ранний период Чосон среди ученых-конфуцианцев было популярно заказывать двойной семейный портрет мужа и жены. Примером тому являются портрет Пак Ёна (1378-1458), который служил при дворе вана Седжона (1418-1450), с супругой (илл. 6), портрет некоего Ха Ёна (1376-1453) с парным к нему портретом супруги — существуют две версии данных портретов (илл. 7, 8), а также портреты Чо Бана (1341-1401) и его супруги (илл. 9). Все они дошли до нас в более поздних списках. К сожалению, неизвестно, писались ли портреты других супружеских пар с середины периода Чосон и позже[14].

Существуют также портреты, пожалуй, самых известных корейских женщин, кисэн, обозначающихся термином ыйги, таких как Чхунхян, Кевольхян (?—1592) (илл. 10), Уннанджа[15]  и др. Они чаще всего являлись верными женами или прославились какими-либо другими конфуцианскими добродетелями. Выполняя свой конфуцианский долг, они становились образцом для подражания, и их портреты размещались в храмах поклонения предкам. Например, в начале XX в. художником Чхэ Ёнсином (1848— 1941) был написан чудесный портрет Уннанджа (илл. 11), который является одним из лучших произведений мастера наряду с портретом вана Коджона (1863—1907)[16]. Однако все эти произведения писались не с натуры, и автор всегда мог домыслить или переосмыслить образы вышеупомянутых достойных женщин.

5.«Портрет женщины конца периода Чосон» («Портрет Чо тэби»), автор неизвестен (вторая половина XIX в.). Шелковый свиток, тушь, водяные краски (техника чхэсэк), 125*66,7 см. Частное собрание

5. «Портрет женщины конца периода Чосон» («Портрет Чо тэби»), автор неизвестен (вторая половина XIX в.). Шелковый свиток, тушь, водяные краски (техника чхэсэк), 125*66,7 см. Частное собрание

 

6. «Портрет Нанге Пак Ёна с супругой», автор неизвестен (поздний период Чосон). Тушь, водяные краски (техника чхэсэк), 99х53 см. Национальный центр Кугак, Музей корейской традиционной музыки, Сеул

6. «Портрет Нанге Пак Ёна с супругой», автор неизвестен (поздний период Чосон). Тушь, водяные краски (техника чхэсэк), 99х53 см. Национальный центр Кугак, Музей корейской традиционной музыки, Сеул

 

7. «Портреты Ха Ёна и его супруги», автор неизвестен (поздний период Чосон). Шелк, тушь, водяные краски (техника чхэсэк), каждый портрет 100?*80? см. Пэксансовон тхаджинса, уезд Муджу, провинция Чоллапукто?

7. «Портреты Ха Ёна и его супруги», автор неизвестен (поздний период Чосон). Шелк, тушь, водяные краски (техника чхэсэк), каждый портрет 100?*80? см. Пэксансовон тхаджинса, уезд Муджу, провинция Чоллапукто?

 

8. «Портреты Ха Ёна и его супруги», автор неизвестен (поздний период Чосон). Шелк, тушь, водяные краски (техника чхэсэк), каждый портрет 146?*93? см. Синхчонсовон тхаджиндан, уезд Хапчхон, Кёнсаннамдо?

8. «Портреты Ха Ёна и его супруги», автор неизвестен (поздний период Чосон). Шелк, тушь, водяные краски (техника чхэсэк), каждый портрет 146?*93? см. Синхчонсовон тхаджиндан, уезд Хапчхон, Кёнсаннамдо?

9. «Портрет супруги Чо Бана», автор неизвестен (поздний период Чосон). Шелк, тушь, водяные краски (техника чхэсэк). Национальный музей Кореи, Сеул

9. «Портрет супруги Чо Бана», автор неизвестен (поздний период Чосон). Шелк, тушь, водяные краски (техника чхэсэк). Национальный музей Кореи, Сеул

10. «Портрет Кевольхян», автор неизвестен (1815 г.?). Шелк, тушь, водяные краски (техника чхэсэк). Национальный этнографический музей, Сеул

10. «Портрет Кевольхян», автор неизвестен (1815 г.?). Шелк, тушь, водяные краски (техника чхэсэк). Национальный этнографический музей, Сеул

11. «Портрет Уннанджа», Чхэ Ёнсин (1914 г.). Бумага, тушь, водяные краски, 120,5*62 см. Национальный музей Кореи, Сеул

11. «Портрет Уннанджа», Чхэ Ёнсин (1914 г.). Бумага, тушь, водяные краски, 120,5*62 см. Национальный музей Кореи, Сеул

12. «Портрет красавицы», автор неизвестен (поздний период Чосон). Бумага?, тушь, водяные краски, 117х49 см.Павильон Ногудан, уезд Хэнам, провинция Чолланамдо

12. «Портрет красавицы», автор неизвестен (поздний период Чосон). Бумага?, тушь, водяные краски, 117х49 см.Павильон Ногудан, уезд Хэнам, провинция Чолланамдо

Идея изображения красавиц в полный рост изначально появились не в Корее, а была заимствована из Китая. «Красавица» Син Юнбока относится как раз к таким полотнам. Принято считать, что моделей, которые позировали бы художнику, в данном случае не привлекали, героини портретов были скорее плодом воображения автора или собирательным образом[17].

Именно поэтому «Красавица» Син Юнбока стоит особняком. Мы не знаем, кто конкретно изображен на картине, но все корейские искусствоведы сходятся во мнении, что это именно портрет неизвестной, а не собирательный образ, хотя стопроцентных доказательств тому не существует.

Так, сравнивая «Красавицу» Син Юнбока с «Красавицей» неизвестного художника, выставленной в павильоне Ногудан в уезде Хэнам провинции Чолланамдо (илл. 12), исследователи приходят к выводу, что «Красавица» из Ногудана — это вымышленная женщина, плод творческого воображения художника, тогда как «Красавица» Син Юнбока написана с реальной девушки. В портрете Хевона присутствует большое количество индивидуальных черт и личностных особенностей, он пропитан чувственностью и сексуальностью[18].

Моделью художника не могла быть женщина из состоятельной янбанской семьи, ею могла стать только кисэн, другого варианта просто не существовало.

Молодая девушка грациозно поднимает тонкую руку, чтобы развязать фиолетовую тесемку, а пальцы другой руки сжимают подвеску норигэ, как будто это удерживает ее от душевных волнений и страстного порыва следующего мгновения[19]. Вот как сам автор в семисложном рифмованном стихе описывает этот момент в кванджи, расположенном в левом верхнем углу картины:

Весна в ее сердце и смятение в душе

Переданы моей кистью.

Давайте присмотримся к облику девушки (илл. 2). Пышный, блестящий черный шиньон, уложенный в высокую прическу тхыремори, точно облако, окутавшее ее голову, доминирует в верхней части полотна. Сложно заплетенные косы как бы намекают на смятение и тревогу, царящие в мыслях девушки. Волосы, по-видимому, смазаны маслом камелии, что делает их такими опрятными и блестящими. Фиолетовая лента, завязанная бантом на голове героини, уравновешивает объемный шиньон. Шиньон, в свою очередь, гармонирует с большой колоколообразной серо-голубой шелковой юбкой. Полукруглые тонкие брови на высоком белом челе, чуть прикрытые глаза, как серп молодого месяца, прямой носик с аккуратными ноздрями, робкая улыбка на тонких плотно сжатых губах подчеркивают идеальный овал прекрасного лица. Легкий румянец, слегка колышущаяся шелковистая прядь волос около маленького ушка, элегантная линия шеи, узкие покатые плечи невероятно притягательны и соблазнительны. Автор умышленно написал верхнюю часть тела девушки маленькой и хрупкой, следуя эстетическим принципам своего времени, что придало ей еще больше шарма и подчеркнуло красоту[20].

Героиня одета в традиционную корейскую одежду: кофточку чогори с фиолетовым кантом, бантом корым на груди и подвеской норигэ из трех круглых водяных агатов, расположенной рядом с проймой. Широкие манжеты цвета нефрита добавлены, чтобы сделать акцент на богатстве ее наряда. Красная лента под мышкой является частью нижней одежды и призвана придать девушке еще больше привлекательности, обычно такая лента была деталью одежды кисэн. Талия скрыта складками широкой юбки чхима, что подчеркивает грациозность и миниатюрность фигуры и делает образ более загадочным.

В нижнем правом углу Син Юнбок нарисовал маленький белый носок посон, выглядывающий из-под подола, это добавило позе героини неустойчивости, тем самым автор еще раз указывает нам на смятение в ее душе[21].

Нет ни одной лишней детали. Образ девушки отточен и изыскан. Героиня смущена, ее волнение и трепет передаются человеку, смотрящему на картину. Мастерски написанное лицо и идеальные цветовые сочетания усиливают общее впечатление от полотна[22].

Можно предположить, что сила впечатления, которое мы испытываем, глядя на это произведение, прямо пропорциональна силе чувств, возникших между художником и его моделью. В портретной живописи очень важно, чтобы автор смог проникнуть в мысли своей модели, только так можно создать правдоподобный образ.

Нет сомнений, что Син Юнбок вложил душу и сердце в создание этого портрета. Он выбрал самый лучший шелк как основу полотна и проделал работу высочайшего уровня, вполне возможно для того, чтобы подарить картину своей возлюбленной.

Предположение о привязанности художника к своей героине косвенно может быть подтверждено сравнением картины с другим произведением с названием «Мииндо», хранящимся в Токийском национальном музее, в Японии (илл. 13). Некоторые искусствоведы также приписывают авторство этого полотна Син Юнбоку, хотя предположение остается спорным. Однако звучание произведения, что для нас в данном случае является самым важным, совершенно иное. Художник смог передать точную психологическую характеристику женщины, но в картине нет эмоциональной напряженности. Цвет насыщеннее и темнее, краска ложится более плотно. Наличествуют и стихи в левом верхнем углу, хотя каллиграфия не такая изящная и изысканная. Парик на голове гораздо объемнее и сидит ниже, полностью скрывая одно ухо. В женщине нет даже следа скромности и мягкости, присущих первой красавице. Героиня красива, кокетлива, обладает женским обаянием, мы не видим ни капли застенчивости. Время, очевидно, изменило ее жизнь и мироощущение. Кофточка чогори короче и откровеннее, юбка чхима гораздо длиннее. Она придерживает левой рукой приподнятый край юбки. Как и в первом произведении, стихи заслуживают особого внимания:

Красавица с шелковистыми волосами на нежных висках

одета в чогори с длинным рукавом.

Погода по утрам, когда ты просыпаешься, все еще прохладная.

В твоем одиноком сердце страх, но постепенно приходит весна.

Ты одна с цветком в руке.

13. «Портрет красавицы», Син Юнбок? (1825 г.?). Бумага, тушь, водяные краски, 114,2*56,5 см. Токийский национальный музей, Япония

13. «Портрет красавицы», Син Юнбок? (1825 г.?). Бумага, тушь, водяные краски, 114,2х56,5 см. Токийский национальный музей, Япония

Должно быть, портрет написан во время пребывания художника в доме кисэн. Зрелая красота этой женщины противопоставляется цветку, распустившемуся ранней весной. Корейцы говорят, что цветок не может цвести десять дней кряду. Цветок, который держит в руке героиня, навевает меланхолию[23]. В этой картине художник скорее наслаждается красотой и грустит о судьбе женщины.

Однако вернемся к главной красавице Син Юнбока. В портрете не задеты общественная мораль и дисциплина, он необычайно свеж и легок для восприятия, чувство красоты и зрелого мастерства переполняют полотно. Перед нами произведение, в которое автор вложил всю силу своего художественного дара, многие исследователи считают его кульминацией творчества Хевона.

Син Юнбок смог воплотить в жизнь естественность и выбрал идеальную тональность для своего полотна. Кажется, что если даже на одну тысячную миллиметра сместить контуры лица, то совершенство гармонии было бы потеряно. Это говорит о высоком эстетическом чутье и вкусе художника. Когда смотришь на картину, представляешь себе, как Син Юнбок трепетно и тщательно вырисовывал каждый волосок в прическе героини[24].

Талант автора позволил передать и тончайшие индивидуальные особенности лица, и внутренний мир девушки, но Хевон смог вложить в картину также свои чувства, отчего качество полотна волшебным образом изменилось, став принципиально иным, выведя его за рамки обычного портрета. В этом и кроется секрет того, что «Красавица» — это лучшее произведение Син Юнбока, вершина его живописи.

Не так давно в Корее был снят сериал «Парамый хвавон» (2008), в русском переводе «Рисующий ветер». Главными героями фильма являются Син Юнбок и Ким Хондо, причем первый — это ученик второго, такая гипотеза, кстати, поддерживается некоторыми учеными. Но самое любопытное, что Син Юнбок, по версии авторов мелодрамы, является женщиной, а знаменитая «Красавица» — это ее автопортрет, такой замысел все искусствоведы дружно критикуют, но фильм только выигрывает.

К сожалению «Красавицу» Син Юнбока практически невозможно увидеть в оригинале. Она находится в Художественном музее Кансон. Это удивительный музей, представляющий собой особняк с небольшим парком, затерянный в узких улочках Сеула, в котором хранится и изучается частная коллекция живописи, старинных ксилографов и керамики г-на Чон Хёнпхиля (1906-1962). Жизнь этого выдающегося коллекционера была посвящена сохранению корейской национальной культуры и собиранию наилучших ее образцов. Кансонский музей был основан Чон Хёнпхилем как частное собрание, целью которого является упорядочивание и изучение предметов искусства, и сейчас музей главным образом работает не как выставка, а как исследовательский центр[25]. Поэтому только два раза в год, несколько дней в мае и в октябре, музей демонстрирует национальные сокровища и культурные ценности из своей коллекции на временных выставках и открыт для посещения. После трех лет безуспешных попыток попасть туда весной 2010 г. мне все-таки удалось посетить музей в «день открытых дверей», но каково же было разочарование, когда оказалось, что кураторы каждый раз меняют экспозицию, и «Красавицу» я не увидела. Такое же разочарование чувствуется в научных статьях исследователей живописи Хевона, которые не имеют возможности соприкоснуться с лучшим женским портретом в корейской живописи. Однако даже в репликах красавица Син Юнбока остается прекраснейшей девушкой Кореи, и, что самое приятное, речь не идет о морали, только о чистой красоте.

К большому сожалению, невозможно было найти полные (с размерами полотен, хотя бы приблизительными датами создания и т.д.) описания всех картин, приведенных в качестве иллюстраций к статье. Как ни странно, корейцы при всей своей дотошности относятся к таким деталям с легкостью. Так, например, в ходе изучения материала я столкнулась с тремя вариантами размеров «Портрета красавицы» Син Юнбока (нами приведен наиболее часто встречающийся).

Список литературы

  • Джарылгасинова Р.Ш. Когурёские гробницы и их настенная живопись // Корейское классическое искусство. Сб. ст. М.: ГРВЛ, 1972. С. 15-29.
  • Джарылгасинова Р.Ш. Основные компоненты традиционной корейской антропонимии // Эт-ническая ономастика. М.: Наука, 1984. С. 102-108.
  • Елисеева И.А. Искусство и культура Кореи. Путеводитель по постоянной экспозиции. М.: Го-сударственный музей Востока, 2010.
  • Ермаков К.В. Псевдонимы Чон Дасана (1762-1836) как вехи его биографии // Вестник российского корееведения. 2011. № 3. С. 36-62.
  • Касаткина И.Л. Тоскую о милом (Из средневековой женской поэзии в жанре сиджо) // Корейская литература в России. М.: Издательский центр ИСАА при МГУ, 2003. Т. 1. С. 30-36.
  • Киреева Л.И. Статьи по искусству Кореи: сборник избранных статей и заметок. Магнитогорск: МаГУ, 2006.
  • Чо Инсу. «Любовники в лунную ночь»: сладкая горечь запретной любви и боль расставания // Koreana. Корейское искусство и культура. 2008. Т. 4. № 3. С. 50-53.
  • Dictionary of Korean Art and Archaeology.          by           Roderick              Whitfield. Seoul: Hollym, 2004.
  • Korean Heritage. Cultural Heritage Administration. 2009. Vol. 2. № 4.
  • Park Youngdae. Essential Korean Art from Prehistory to the Joseon Period. Seoul: Heonamsa Publishing Co., 2004.
  • Traditional Painting Window on the Korean Mind. Korea Essentials. No. 2. Seoul: The Korea Foun-dation, 2010.
  • 강명관. 조선 풍속사 조선 사람들, 풍속으로 남다 (Кан Мёнгван. Жанровая живопись позднего Чосона. Т. 2. Корейцы и их обычаи, запечатленные в жанре). Сеул: Пхурын ёкса, 2010.
  • 최순우. 무량수전 배흘림기둥에 기대서서 (Чхве Суну. Опираясь на колонну в технике пэхыллим из павильона Мурянсуджон). Сеул: Хаккоджэ, 2008.
  • 풍속화, 붓과 색으로 조선을 깨우다 김홍도 신윤복 김준근 (Чосон, переданный кистью и цветом Ким Хондо, Син Юнбока и Ким Джунгына). Сеул: EBS Хваин чеджактхим, 2008. (Большая энциклопедия корейской национальной культуры). Т. 127. Сеул: Хангук чонсинмунхва ёнгувон, 1997.
  • 한국의 초상화 역사속의 인물과 조우하다 (Исторические личности, с которыми мы сталкиваемся, изучая корейский традиционный портрет). Сеул: Мунхвачэджон пхён, 2007.

_____

[1] Весьма удачное определение кисэн дала И.Л. Касаткина в статье «Тоскую о милом»: «Кисэн — профессиональные развлекательницы, в чьи обязанности входило умение поддерживать светскую беседу, играть на музыкальных инструментах, танцевать, писать стихи, и чем выше было их мастерство музицировать, петь, экспромтом сочинять стихи в компании богатых и знатных мужчин, тем выше они ценились, тем известнее становились их имена». Подробнее о кисэн см.: Касаткина И.Л. Тоскую о милом (Из средневековой женской поэзии в жанре сиджо) // Корейская литература в России. Т. 1. М.: Издательский центр ИСАА при МГУ, 2003.

[2] Чхэсэк — раскрашивание изображаемого объекта красками минерального происхождения после прорисовки его контура тушью.

[3] Подробнее о системе личных имен и псевдонимов корейцев см.: Джарылгасинова Р.Ш. Основные компоненты традиционной корейской антропонимии // Этническая ономастика. М.: Наука, 1984. С. 102–108; Ермаков К.В. Псевдонимы Чон Дасана (1762–1836) как вехи его биографии // Вестник российского корееведения. 2011. № 3. С. 36–61.

[4] Тохвасо (королевская Академия живописи) играла лидирующую роль в развитии корейского художественного стиля. Она была учреждена еще в Корё (918–1392) и называлась тогда Тохвавон. В период Чосон (1392–1910) деятельность Тохвасо охватывала сферы придворной живописи и обучения художников ремеслу. Академия находилась под контролем Палаты церемоний Еджо, ведавшей вопросами церемоний, образования и дипломатии.

Студенты обучались в стенах Тохвасо, и были обязаны выполнять художественные работы, необходимые для государственных ритуалов и нужд ванского двора. Те, кто успешно прошел обучение и сдал соответствующие экзамены, становились хвавонами (придворными художниками). Художниками Академии писались все портреты ванов и высокопоставленных чиновников.

Хвавоны выполняли заказы государства и правящего дома, но также они поддерживали тесные связи с корейской элитой, удовлетворяя и ее художественные запросы. Все это не мешало хвавонам усердно работать в сфере реализации своих собственных художественных планов и идей. Хвавоны являлись одной из двух основных осей художественной культуры периода Чосон, вторую ось сформировали образованные чиновники (ученые-конфуцианцы), которые воплощали творческие амбиции через рисование. Первые были профессионалами, вторые — скорее любителями, однако именно взаимовлияние этих двух художественных сил привело к развитию корейской живописи эпохи Чосон.

Хвавоны внесли свой неизмеримый вклад в становление и развитие корейского живописного представления о красоте и создали самобытный стиль, основанный на заимствованных корейской элитой художественных стилях Китая. Большинство студентов Академии были выходцами из средних слоев корейского общества (чуньин). В Тохвасо воспитано много выдающихся корейских живописцев, таких как Ким Хондо и Син Юнбок. Картины с королевскими ритуалами и процессиями, бесценные исторические и архивные материалы, портреты ванов и чиновников, написанные в стенах Тохвасо, позволяют нам своими глазами увидеть эпоху династии Ли.

[5] Подробнее о биографии Син Юнбока см.: 한국 민족문화 대백과 사전. Сеул, 1997. Т. 13. С. 895–896.

[6] Кванджи (кван) — надпись, которая добавляется на картину или каллиграфию после завершения основной работы. Она может содержать название полотна, имя автора, место и дату создания произведения. Эта традиция берет начало с древности, когда на бронзовых изделиях гравировались надписи кванджи с указанием сведений об изделии. В широком смысле кванджи — это подпись и печать автора. Само действие по написанию кванджи и проставлению печати тоджан называется наксонкванджи (т.е. «завершающие подписи») или коротко наккван и обозначает завершение работы над произведением. Хотя порядок (т.е. последовательность) нанесения кванджи строго не регламентирован, обычно сначала пишется, какой художественной традиции следовал автор или какому художнику подражал, затем указывается дата и место создания, по чьей просьбе и для кого было написано произведение, в конце пишутся имя и/или псевдоним автора, и под ними ставится его печать тоджан. Иногда, помимо перечисленного выше, указываются возраст художника, его чиновничий ранг, состояние здоровья, описывается ход создания произведения, но есть случаи, когда автор ограничивается только названием картины или своей подписью. Псевдоним хо используется чаще, чем имя ча, а в случае написания и имени, и псевдонима обычно сначала указывается псевдоним, а потом имя.

Местоположение кванджи и манера их написания (почерк) являются очень важными элементами восточной живописи, все это создает атмосферу произведения и помогает достичь наивысшей гармонии. Подписи наносятся в конце каллиграфии или на лицевой стороне рисунка. Если это рисунок, считается правильным, чтобы кванджи были вписаны в свободное пространство картины. Размер надписей должен соотноситься с масштабом самого произведения, слишком подробные и сложные кванджи не поощряются. Например, чтобы надписи не сильно бросались в глаза, они вписываются в корни деревьев или в расщелину скалы. Почерк — это или обычное (уставное) письмо на ханмуне, или полускоропись, в печатях

тоджан широко использовалась иероглифическая вязь. Кванджи стали использоваться в каллиграфии и живописи в Китае в эпоху династии Сун (960−1279), но были тогда редкостью. Интерес к данной теме стал распространяться в Китае в период правления династии Мин (1368−1644), тенденция использования кванджи укрепилась, были обобщены правила нанесения надписей. Кванджи получили большое распространение в живописи ученых-конфуцианцев, которые были художниками-любителями, также они ввели в моду написание стихов (чеси) на лицевой стороне картины. Однако в придворной живописи Китая и Кореи, т.е. на картинах, создававшихся для императора, вана или для церемониальных нужд правящего дома, подписываться и ставить свою печать было не принято. В Корее кванджи получили широкое распространение только в конце XVII в. Для исследователей каллиграфии и живописи кванджи являются бесценными источниками информации об авторстве, времени и обстоятельствах создания произведения. Подробнее о кванджи см.: Хангук минджокмунхва тэбэкква саджон. Хангук чонсинмунхва ёнгувон. Т. 3. С. 23–24.

[7]한국 민족문화 대백과 사전. Сеул, 1997. Т. 13. С. 896.

[8] Корейская портретная живопись ведет непрерывную историю со времен Трех государств (когурёские фрески IV–VII вв.) и достигает своей вершины в период правления династии Ли (1392–1910), когда конфуцианство укрепило позиции лидирующей идеологии. Бесчисленные церемонии поклонения предкам (чеса), призванные укрепить сыновнюю почтительность и повысить уважение к преданности и мудрости, вызвали огромный спрос на портреты среди образованных людей. Корейцы помещали таблички с именами предков и их портреты на поминальных алтарях.

Традиционная корейская портретная живопись включает в себя шесть основных категорий — это портреты ванов, заслуженных лиц (сановников), пожилых чиновников (традиционно — старше 60 лет), ученых-конфуцианцев, женщин и буддийских монахов.

Естественно, что портреты ванов должны были символизировать превосходство и авторитет правящей династии. Художники, портретируя особу вана, прилагали все усилия, чтобы облик правителя вызывал трепет, уважение и преданность у верноподданных. Портреты заслуженных лиц и высокопоставленных чиновников воплощали собой преданность, достоинство, их герои становились образцами подражания для потомков, портреты ученых-конфуцианцев демонстрировали интеллект.

Традиция создавать идеальные образы, которые отражали при этом точные психологические характеристики человека, привела к тому, что портреты становились своего рада назиданием потомкам, а также давали историческую и психологическую характеристику целой эпохе.

Другими словами, правдоподобие и достоверность образа были ключевыми элементами корейского портрета. Художники всегда работали с уверенностью, что даже самая незначительная деталь в облике модели (прядь волос, родинка, пигментные пятна и т.д.), должна быть передана точно. Еще одним важнейшим вопросом для художников стало местонахождение души, или духа, человека. Самая распространенная теория гласила, что душа отражается в глазах, поэтому рисованию глаз всегда уделялось особое внимание. Однако существовали и другие точки зрения, часто самыми важными считались брови, нос, рот, скулы или даже все лицо целиком. Это вело к тому, что художник должен был быть предельно точен в изображении своей модели и полагаться на творческую интуицию, определяя, где же находятся индивидуальность и душа портретируемого.

Во времена войн, когда ван и двор скрывались от захватчиков на о. Канхвадо, портреты королевских особ также вывозили из столицы. Властитель и министры проводили обряды и просили помощи в преодолении кризиса у усопших ванов. Обыватели также брали с собой поминальные таблички и портреты предков, скрываясь бегством от войн или других напастей. В случае, когда невозможно было забрать их с собой, таблички и портреты помещались в глиняные горшки и закапывались в тайном месте. Некоторые люди так прятали жанровые картины и пейзажи. Благодаря такому бережному отношению более 1000 портретов сохранились и дошли до наших дней.

[9] Traditional Painting Window on the Korean Mind. Korea Essentials. No. 2. Seoul: The Korea Foundation, 2010. С. 96–97.

[10] Там же. С. 89.

[11]최순우. 무량수전 배흘림기둥에 기대서서. Сеул: Хаккоджэ, 2008. С. 201.

[12] Traditional Painting… С. 97.

[13]한국의 초상화 역사속의 인물과 조우하다. Сеул: Мунхвачэджон пхён, 2007. С. 352.

[14] Traditional Painting… С. 98.

[15] Уннанджа была наложницей главы уезда Касан в провинции Пхёнаннамдо. В 1811 г., когда Уннанджа было 27 лет, Хон Гённэ (1771–1812) поднял в уезде восстание, в ходе которого были убиты глава уезда, т.е. муж Уннанджа, и его отец. Несмотря на смутное время, Уннанджа по всем правилам и обычаям похоронила тела мужа и свекра, а также спрятала у себя в доме младшего брата мужа, который был на пороге смерти, и ухаживала за ним до полного выздоровления, выполнив, таким образом, свой конфуцианский долг верной жены. После того как мятеж был подавлен, о подвиге Уннанджа узнали при дворе вана Сунджо (1800–1834) и приказали наградить смелую женщину, а также поместить ее портрет в храме Ыйёльса в Пхеньяне, где хранились поминальные таблички заслуженных людей, рядом с портретом Кевольхян. Кевольхян, в свою очередь, прославилась тем, что в период Имджинской войны 1592–1598 гг., будучи одной из самых популярных и красивых кисэн, она соблазнила крупного японского военачальника, пригласила его к себе домой, где прятались ее соседи, которые убили японца. Таким образом Кевольхян повторила подвиг библейской Юдифи.

[16]최순우. 무량수전 배흘림기둥에 기대서서. С. 199, 261–262.

[17]강명관. 조선 풍속사 2. 조선 사람들, 풍속으로 남다. Сеул: Пхурын ёкса, 2010. С. 311.

[18] Там же. С. 311.

[19] Park Youngdae. Essential Korean Art from Prehistory to the Joseon Period. Seoul: Heonamsa Publishing Co., С. 294.

[20] Там же. С. 294–295; 강명관. 조선 풍속사 2. 조선 사람들, 풍속으로 남다. С. 311; 풍속화, 붓과 색으로 조선을 깨우다 김홍도 신윤복 김준근. Сеул: EBS Хваин чеджактхим, 2008. С. 160.

[21] Park Youngdae. С. 295–296.

[22]풍속화, 붓과 색으로 조선을 깨우다 김홍도 신윤복 김준근. С. 160.

[23] Park Youngdae. С. 296–297.

[24]풍속화, 붓과 색으로 조선을 깨우다 김홍도 신윤복 김준근. С. 163.

[25] Korean Heritage. Cultural Heritage Administration. 2009. Vol. 2. № 4. С. 17–20.

***

Источник: “Вестник российского корееведения” №4, 2012 

koryo-saram.ru

Живопись корейских художников

Источник: Matrioshka 

 

Неважно, в чем человек пришел, важно, что принес он в душе.

Корейская мудрость

 

 

✿ܓАрмия без полководца, что ребенок без матери.✿ܓДаже прекрасное зрелище не интересно смотреть, если смотришь его один.✿ܓЗа десять лет даже горы и реки меняются.✿ܓКогда видишь у человека недостаток, помни, что у тебя их несколько.✿ܓНеважно, в чем человек пришел, важно, что принес он в душе.

✿ܓБеда, коль рыбак сухой, а охотник мокрый.✿ܓБыла бы дочь красива, а зятя выберем.✿ܓБуква - солдат, а смысл - генерал.✿ܓБыла бы власть, сторонники найдутся.✿ܓБалка нужника упрекает мельничную сваю за грязь.✿ܓВсе дети растут и становятся взрослыми.

✿ܓВ огонь с охапкой соломы не входят.✿ܓВ урожайный год нищий еще более жалок.✿ܓВесна красна моллюсками, а осень — каракатицами.✿ܓВыпивать приятно с кем угодно, а на помощь первым прибежит брат.✿ܓВ груди черствого человека и лед не тает.✿ܓВолки держатся поближе к волкам, косули - к косулям.✿ܓВыдранный волос обратно не вставишь.

✿ܓВ неудачный год даже семена не прорастают.✿ܓВ чужой каше и бобы крупнее.✿ܓВнешность Будды зависит от скульптора.✿ܓВрач и бонза чем старше, тем лучше.✿ܓВ одну штанину обе ноги не суют.✿ܓВ спор вступай, а драку разнимай.✿ܓВеревка, крученная своими руками, крепче.

✿ܓВелика, да тыква; мал, да перец.✿ܓВоду прольешь - вновь не соберешь.✿ܓВода в полной бутыли не булькает.✿ܓВсякой птахе свое гнездо дорого.✿ܓГде много плотников, там стены кривые.✿ܓГде паук, там и паутина.✿ܓГрозить небу пальцем.

✿ܓГруши раздавать, а огрызки выпрашивать.✿ܓГруз чувствует бык, а не его хозяин.✿ܓГруз, который под силу лошади, не под силу блохе.✿ܓГде светлячку с солнцем тягаться?✿ܓГолодному тигру что собака, что монах - всё едино.✿ܓГородские новости раньше узнают в деревне.

✿ܓГвозди в пепел не вбивают.✿ܓГде гостя достаточно угостить курицей, закалывает быка.✿ܓГде хозяев много, там гостям голодно.✿ܓДаже пустив корову на бобовое поле, можно найти отговорку.✿ܓДаже слепые прочтут трудное письмо, если их трое.✿ܓДаже хорошая сказка надоедает, когда слышишь ее много раз.✿ܓДва чиге на одно плечо не наденешь.

✿ܓДети милее свои, а жены - чужие.✿ܓДолог путь, когда идешь один.✿ܓДостаточно увидеть человека за одним делом, чтобы понять, каков он в десяти делах.✿ܓДуши всех родителей одинаковы.✿ܓДуша человека раскрывается за карточным столом.✿ܓДаже лев может умереть от червяка, который в нем заведется.

✿ܓДелай дольше, а говори короче.✿ܓДурак и в хорошей одежде остается дураком.✿ܓДочка мила своя, а хлеба - чужие.✿ܓДумы человека распознать так же трудно, как цифру на истертой монете.✿ܓДаже пустив корову на бобовое поле, можно найти отговорку.✿ܓДети да старики зависят от ухода.✿ܓДесяти сторожам не устеречь одного вора.

✿ܓДаже кровожадный тигр и тот любит своих детенышей.✿ܓЕсли десять человек думают одинаково, значит они думают правильно.✿ܓЕсли наденешь соболью шапку, то и двоюродному брату станет теплее.✿ܓЕсли даже небо рухнет, отверстие, чтобы вылезти, найдется.✿ܓЕсли красивая внешность, значит ли, что и душа красивая?✿ܓЕсли одна нога длиннее, то другая короче.✿ܓЕсли вода прозрачна сверху, она прозрачна и снизу.

✿ܓЕсли мало воды в источнике, то и на рисовом поле ее мало.✿ܓЕсли в гневе пнешь камень, то только ноге больно.✿ܓЕсли ястреб будет долго охотиться, он поймает фазана.✿ܓЕсли ты не справил поминки осенью по отцу, так справишь ли поминки весной по отчиму?✿ܓЕсли хочешь вырвать траву, выдерни корни.✿ܓЁж считает шкурку своих детей мягкой.✿ܓЖена мирится с мужем, который ее бьет, и ненавидит свекровь, которая его останавливает.

✿ܓЖадный человек бесплатно и яд выпьет.✿ܓЖивой щенок полезнее мертвого министра.✿ܓЗлой человек и в счастливый день бьет свою собаку.✿ܓЗажми хоть грош — сразу ладонь вспотеет.✿ܓЗнаешь дорогу — обгоняй.✿ܓЗлится на свекровь, а бьет собаку.✿ܓЗнание - начало сомнений.

✿ܓЗа чужой работой и в июне мерзнут руки.✿ܓИ слепой обидится, если сказать ему, что он плохо видит.✿ܓИз огуречного семени не вырастет баклажан.✿ܓИз родных мест и ворона приятна.✿ܓИ мед горек, если он лекарство.✿ܓИ чужую работу делай, как свою.

✿ܓИз малой ссоры выходит большая драка.✿ܓИ паук сначала совьет паутину, а потом ловит насекомых.✿ܓИ солнечная сторона становится теневой.✿ܓИ у ползучих растений конец есть.✿ܓИ в храме не найдешь того, чего там нет.✿ܓИ хорошо плавающий тонет, и хорошо лазающий срывается.✿ܓИ немой, ухаживая за женщиной, хочет много сказать.

✿ܓИз грязного источника и вода течет грязная.✿ܓИз белых бобов вырастают белые, из красных - красные.✿ܓИ барина навестим, и деньги в долг выпросим.✿ܓИ хороший запах, если он слишком крепок, плох.✿ܓКогда исток чист, то и в низовье вода прозрачна.✿ܓКогда дерутся жабы, не разберешь, какая из них берет верх.

✿ܓКошка никогда не станет коровой.✿ܓКогда гребцов много, лодка и в гору поднимется.✿ܓКому не везет, потонет и в луже от копыта.✿ܓКрасивый цветок не всегда хорошо пахнет. ✿ܓКоли сваришь голову, то и уши сварятся.✿ܓКогда нет рисовой каши, то и бобовая каша сойдет за рис.✿ܓКогда киты дерутся, гибнут креветки.

✿ܓКогда воробьев сотни, они и тигру могут глаза выклевать.✿ܓК кому душа лежит, к тому и ноги несут.✿ܓКомара кинжалом не убивают.✿ܓЛучше рюмку водки при жизни, чем три после смерти.✿ܓЛюди с одинаковыми убеждениями с первой встречи становятся друзьями, люди с разными убеждениями и после тысячи встреч друзьями не станут. ✿ܓЛучше ходить в грубом холсте, чем нагим.

✿ܓЛюбимого ребенка лишний раз розгами бьют.✿ܓЛягушка забывает, что и она была головастиком.✿ܓЛаска не приносит человеку вреда.✿ܓМала оса, а жалит больно.✿ܓМяукающий человек не становится кошкой.✿ܓМолва молву рождает.✿ܓМонаха кормит монастырь.

✿ܓМала ласточка, а за тысячи ли летает.✿ܓМаленький котелок быстро закипает.✿ܓМожно изменить свою судьбу, но невозможно нарушить кровное родство.✿ܓМал подлесок, а горы сохраняет.✿ܓМного ли риса в чашке, зависит от того, сколько туда положили.✿ܓНачальник что ни скажет - всё правда.

✿ܓНет дерева, которое не свалилось бы после ста взмахов топора.✿ܓНа негодном дереве всегда много плодов.✿ܓНесчастливый человек, и навзничь падая, разбивает нос. ✿ܓНе беда встретиться с человеком слепым, но не встречайся с человеком неразумным. ✿ܓНе бойся умереть, бойся заболеть.✿ܓНелюбимый ребенок всегда много ест.

✿ܓНичего, что дом сгорел, зато клопы подохли.✿ܓНеведение - благо.✿ܓНа одну лошадь два седла не наденешь.✿ܓНеразлучны, как створки раковины.✿ܓНа июньском солнцепеке и тень коршуна - благо.✿ܓНа кошку похож, а мышей ловить не умеет.

✿ܓНа бамбуковом поле вырастает бамбук.✿ܓНачнет мукой торговать - ветер подует, солью - ливень хлынет.✿ܓНаказывают по вине, награждают по заслугам.✿ܓНесъедобные травы раньше других появляются.✿ܓНет добра от драки, нет худа от молитвы.✿ܓНа рисовом поле каша вкуснее, чем у плиты.

✿ܓНет коня — и осел сгодится.✿ܓНе повезет, так и в яйце попадется иголка.✿ܓНапуганный тигром боится кошки.✿ܓНа людях - добрый молодец, а дома - сукин сын.✿ܓНе обязательно выпить все море, чтобы узнать, соленая ли в нем вода.✿ܓНе раскусив ореха, не узнаешь его вкуса.✿ܓОвощи видно по рассаде, человека с детства.

✿ܓОрел мух не ловит.✿ܓОбнажить меч на комара.✿ܓОчутись дракон вне воды, его даже муравьи съедят.✿ܓОдин может испортить десятерых.✿ܓОдин воин - слабый воин.✿ܓОтчим - не отец, мачеха - не мать.✿ܓОдно дело монах, а другое - его скуфья.

✿ܓОдно дело - ладонь, другое - тыльная сторона.✿ܓОдно слово - и дружбе конец.✿ܓОдин умирает от холода, другой - от жары.✿ܓОт корня тростника вырастает тростник, от корня бамбука - бамбук.✿ܓОдно и то же слово звучит и мягко и жестко.✿ܓОдной стрелой - две добычи.✿ܓОдин вьюн может замутить целый пруд.✿ܓОдна рыбешка всю воду мутит.

✿ܓПечаль вдовы понятна лишь вдове.✿ܓПища не нравится — отдашь собаке, человека невзлюбил — терпи.✿ܓПлатье хорошо новое — друг лучше старый.✿ܓПроголодай три дня — на четвёртый украдёшь.✿ܓПросить мяса у тигра.✿ܓПосле периода хажди наступает дождливый сезон.✿ܓПлакальщицы горше плачут, чем родные покойника.✿ܓПотерявшему доверие человеку не верят, даже если он утверждает, что соевый соус делают из соевых бобов.

✿ܓПоражение - мать успеха.✿ܓПусть котел черен, но разве каша в нем черная?✿ܓПустишь ветры, а скажут, оправился.✿ܓПридет время, и любая вещь даст трещину.✿ܓПриподними Будду и увидишь, что дно его из грубого холста.✿ܓПальцы не могут быть длиннее ног.✿ܓПламя веером не потушить.

✿ܓПроденешь в ухо - серьга, проденешь в нос – кольцо.✿ܓПадающее дерево всё равно упадет.✿ܓПо облику человека и о душе его судят.✿ܓПосле пожара что-то остается, а после наводнения - ничего.✿ܓПоявится богатырь - появится и крылатый конь.✿ܓПальцы вместе на свет появились, но один больше, а другой меньше.✿ܓПротив собачьего дерьма - добрый молодец, а против молодца - собачье дерьмо.

✿ܓПуп не может быть больше живота.✿ܓПлачет гора - плачет поле, плачет поле - плачет гора.✿ܓПоганые грибы первыми вырастают.✿ܓПройдет мимо ячменного поля - и уже пьян.✿ܓПрямая дорога иной раз длиннее окольной.✿ܓРазве соль закиснет?✿ܓРаботай как вол, а ешь как мышь.✿ܓРазве одной рукой хлопнешь в ладоши?

✿ܓРазве в улыбающееся лицо плюнешь?✿ܓРакушка никогда не заржавеет.✿ܓРис рассыплешь - собрать можно, слово скажешь - назад не вернешь.✿ܓРазве умирают дважды, а не раз?✿ܓРазве пропитается соей тот, кто и в соли не просолился?✿ܓРазбавляет воду водой.✿ܓРаботать так работать, гулять так гулять.

✿ܓРаботы всегда больше у себя, а еды - у других.✿ܓРазве дерево без корней обрастет листвой?✿ܓРазве волк станет овцой?✿ܓСкажешь днём — подслушают птицы, скажешь ночью — подслушают мыши.✿ܓСкажи волу — не узнает никто, шепни жене — узнают все.✿ܓСчастье не ходит вдвоем, беда не приходит одна.

✿ܓСтолетнюю лису не проведешь.✿ܓСтарая собака зря не лает.✿ܓСлово без ног, а проходит тысячи ли.✿ܓСосед всегда храпит громче.✿ܓСвоей вони не замечают.✿ܓСколько бы раз мужчина ни женился, он женится на женщинах одного склада.✿ܓСладок мед, да пчелы жалят.

✿ܓСоевые бобы ел один, а желудком страдает другой.✿ܓСвекровь всегда приходит не вовремя.✿ܓСвои ноги лучше ног двоюродного брата.✿ܓСлепому всё равно как смотреть - через открытые или через закрытые двери.✿ܓС годами невестка тоже становится свекровью.✿ܓСчастье и несчастье приходят вперемежку.✿ܓСтарая лошадь хорошо знает дорогу.

✿ܓСмысл слова зависит от того, каким тоном говоришь.✿ܓСкачущего коня не погоняют.✿ܓСвои нечистоты не пахнут.✿ܓСостарившись, люди снова становятся детьми.✿ܓС сухими листьями в огонь лезть.✿ܓСчастливый случай не выпадает дважды.✿ܓСвоего лица не увидишь.

✿ܓТыквенные стебли и дочь пойдут туда, куда их направят.✿ܓТолько зимой замечают, что ель зеленая.✿ܓТалант человека близкие не замечают.✿ܓТяжелую вещь легче поднимать сообща.✿ܓУмная кошка ночью не видит.✿ܓУ всякого дела есть начало и конец.

✿ܓУ каждого человека есть свои достоинства.✿ܓУкравший иголку украдет и вола.✿ܓУгостишь других десятью кусками мяса, и тебя угостят когда-нибудь куском.✿ܓУвидев свата, уже готовит пеленки.✿ܓУдирал от косули, нарвался на тигра.✿ܓУслышанное не сравнить с увиденным.

✿ܓУ мелкой рыбки больше мелких костей.✿ܓУдаришь палкой, а ответ получишь дубиной.✿ܓУ красивого всё мило, у противного всё постыло.✿ܓУ хорошего генерала нет ненужных солдат, у хорошего писателя нет ненужных слов.✿ܓУ ветвистого дерева нет безветренных дней.✿ܓУ хорошего землепашца плохой земли не бывает.

✿ܓФазан-крикун первым в сеть попадает.✿ܓХодить не умеет, а прыгать пытается.✿ܓХоть глаза кривы, а смотрит прямо.✿ܓХоть малы глаза у сома, да хорошо видят добычу.✿ܓХорошее в жизни не повторяется.✿ܓХорошее дерево по первому листу угадаешь.

✿ܓХитрец всегда оказывается слугой простака.✿ܓЧем вильнёшь, коли нет хвоста?✿ܓЧеловек без воли подобен слепому в поле.✿ܓЧеловек тот хорош, кого другие считают хорошим.✿ܓЧем больше имеешь, тем больше хочется.✿ܓЧем дольше жуешь, тем вкуснее мясо; чем больше говоришь, тем краше речь.

✿ܓЧужая чашка всегда кажется большой, а своя - маленькой.✿ܓЧем дольше просеиваешь, тем тоньше мука, чем больше говоришь, тем больше глупостей скажешь.✿ܓЧеловеческая судьба и за ночь не раз переменится.✿ܓЧужой чирей не так болит, как свой прыщик.✿ܓЧугунный котел потешается над медным за то, что тот черный.

✿ܓЧем больше даешь, тем больше клянчат.✿ܓЧужие цветы всегда красивы.✿ܓЧужая каша в горле застревает.✿ܓЧем дальше лезешь, тем выше гора.✿ܓЧеловек без родины хуже бездомной собаки.✿ܓШурину кажется, что у зятя чашка больше.✿ܓЯстреб всегда принимает сторону орла.

Живопись корейских художников

 

*****

 Vиктория: все размещённые в группе темы

 

subscribe.ru

Корейская живопись — Википедия (с комментариями)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Корейская живопись — неотъемлемая часть корейской традиционной культуры. Корейская живопись по своей природе сложна и самобытна, хотя и ощутила сильное влияние китайской культуры. Традиционные верования корейцев: шаманизм, буддизм, конфуцианство и даосизм, всегда играли важную роль в социально-культурном развитии Кореи. В традиционной корейской живописи переплетаются идеи этих религий. Даже тот факт, что в последнее время в Южной Корее получила распространение западная культура, не мешает развиваться уникальному национальному искусству как самобытно, так и в различных жанровых вариациях. Следы ранней корейской живописи, присутствующие на стенах королевских гробниц периода трёх государств, дают представление о жизни корейцев в то время.

В период позднего Когурё произошёл наибольший расцвет буддизма в Корее. Подтверждение этому служит огромное количество произведений буддийской живописи, хранящиеся в храмах по всей стране. Во времена династии Ли доминировать в Корее стало конфуцианство, и произведения корейского искусства, созданные представителями высших сословий, оказались под сильным влиянием китайских культурных традиций. Народная живопись, распространённая среди низших слоев общества, не испытала влияния каких-либо из школ. Мастера народной живописи использовали свободную и экспрессивную технику, и яркие краски.

История

Когурё

Самые ранние изображения были обнаружены в гробницах периода королевства Когурё (37 до н. э. — 668 н. э. годы), они относятся к четвёртому столетию. Период Когурё настенными росписями в погребальных каменных камерах. Росписи наносились либо на грунтовку из соломы с глиной, либо прямо на гранитную поверхность стен. Первоначально наносился чёрный контур, после чего поверхность рисунка расписывали красками. Состав красок содержал окись свинца и клей. Рисунки содержат глубокий сюжет о продолжении жизни умерших в загробном мире и отражают стремление представителей правящих классов себя увековечить. Иногда изображались вся семья умерших, их родственники, свита и слуги, жилища и хозяйственные постройки, — всё то, что является необходимым для нормальной жизни по соответствии со взглядами людей периода Когурё. По мере того, как усложнялись религиозные взгляды, менялся и мотив рисунков: от конкретных бытовых фресок до росписей четырёх гениев-хранителей четырёх частей света и изображению целой плеяды небожителей. Существует гипотеза, что рисунки этого времени не избежали некоторого влияния росписей центрально-азиатских пещерных храмов и барельефов из камня династии Хань. Фрески Когурё показывают переход от схематического рисунка к сюжетной картине. Подобное художественное развитие нашло воплощение в изображениях животных, северных кочевников и охотничьих сценах. Росписи Когурё стали традицией, прослеживающейся в искусстве последующих эпох. Образцы когурёской живописи, возможно, также имели место быть в храмах и дворцах.

Пэкче

Живопись Пэкче получила огромное влияние со стороны художественных школ Когурё и южных районов Китая, но создала свой собственный, отличный от них, элегантный и чистый стиль. Хотя живописных работ той эпохи дошло до нас крайне мало, их ярким примером можно считать фрески с лотосом и клубящимися облаками из гробницы в Нынсанни близ Пуё и пейзаж в рельефе на черепице из Кюамни. В усыпальнице короля Мурена (501—522), открытой близ Конджу в 1971 году, были обнаружены изящные цветные изображения лотоса, феникса и других мифических животных. Ландшафт на кирпичной стене одного из разрушенных храмов эпохи Пэкче (первая половина VII века) свидетельствует о высоких достижениях пейзажной живописи в этот период.

Силла

В различных видах изобразительного искусства и архитектуре в периоде Силла происходит дальнейшее освоение традиций художественной культуры. Комплексное развитие живописи, скульптуры, декоративно-прикладных ремёсел и архитектуры определялось их тесной связью с буддизмом, этим объясняется исключительно буддийская направленность силланского искусства.

Живопись Объединенного Силла изучена крайне слабо, поскольку творения силланских художников практически не сохранились. Письменные источники сохранили рассказ о выдающемся мастере VII века Сольго, ему принадлежат росписи на стенах храма Хваннёнса и иконографические портреты буддийских божеств — Авалокитешвары (храм Пунхванса в городе Кёнджу) и бодхисатвы Юма (храм Тансокса в городе Чинджу). «Самгук саги» сообщает, что в 921 году монах Чонхва из храма Хыннюнса (Кёнджу) написал портрет бодхисатвы Похён, оценённый современниками как подлинный шедевр буддийской иконографии. Произведение погибло в XIII веке во время монгольских нашествий на Корейский полуостров. В Танской империи широкой известностью пользовались живописные произведения силланского мастера Ким Чуны.

Корё

Искусство периода Корё находилось под сильным влиянием Китая. В этот период была основана Академия живописи. Учились в ней как представители высших слоев общества, так и профессиональные художники. Тематика картин была разнообразной и выходила за пределы буддийских сюжетов, которые преобладали в более ранний период. Художники писали портреты, пейзажи, животных и четыре благородных растения: сливовое дерево, хризантему, орхидею и бамбук, которые олицетворяют четыре добродетели. Так же как и каллиграфические работы, рисунки выполнялись кистью и тушью на бумаге или шёлке, используя растительные и минеральные краски, так что нужный эффект создавался линиями, фактурой и пропорциями. Складывается типичная форма станковой живописи. Корейская картина — это свиток вертикального, реже горизонтального типа. Само изображение занимает в этом свитке пространство, близкое по форме к квадрату. Живописных произведений периода Корё сохранилось не более десятка экземпляров. В эпоху Корё жили и творили ряд замечательных живописцев, произведения которых не дошли до нас, но в хрониках остались записи об их произведениях. В XII веке работал пейзажист Ли Ён, член китайской Академии художеств. Его работа «Вид реки Ёсон-ган в Корее» вызвала похвалу китайского императора Хуэйцзуна (1082—1135) .Он был проповедником академического стиля Сун. Его современники Ли Гванпхил, Ли Чжонбу и его сын Ли Дек прославились как портретисты, продолжавшие художественные традиции эпохи Трёх государств.

Развивалось писание тушью в черно-белой манере. Причем эта техника наряду с полихромией была уже настолько развита, что литературные источники сохранили имена художников, специализировавшихся в разработке одного какого-либо сюжета: бамбука, сосны, слив, трав, буддийских святых и тому подобное. Большое художественное значение приобрели работы представителей южной школы пейзажа, обнаружившие глубокое понимание настроения природы. Важное значение приобрел повествовательный жанр и «посмертные портреты», всегда отвечавшие конфуцианским представлениям о нравственном совершенстве умершего человека, а потому представлявшие его идеальный облик, в котором важными достоинствами считались признаки возраста и пережитых невзгод.

Чосон

В период Чосон окончательно оформилось понятие станковой живописи как самостоятельного вида искусства. Это была живопись на шёлке, бумаге, особой ткани растительными или минеральными красками, а также тушью. Картина имела форму свитка и предназначалась для украшения храмов и дворцов. Световая и линейная перспектива отсутствовали, а линия играла главную роль в картине.

С воцарением династии Ли в конце XIV века начался новый подъем в изобразительном искусстве. Развивается профессиональная «бескостная» живопись. Это живопись тушью, и ей свойственны быстрые широкие мазки, которые изображают модель, «кость» же, или контур, отсутствует. Такая техника давала широкий простор упрощенному изображению, условности. Все картины — плоскостные: перспектива, светотень очень условны. Романтические пейзажи композиционно рисуются как бы с птичьего полёта. В целом господствует монохромная чёрно-белая живопись. Продолжала развиваться декоративная живопись с эффектным, которая руководствовалась принципом «пренебрежения рисунком и выражения идеи». Деление на «северную» и «южную» школы было осуществлено художественными критиками минского Китая и связано с выделением северной и южной школ буддизма. В истории искусства Кореи эти направления имели свои особенности. Северный академический стиль являлся частью полихромной контурной живописи династии Корё и танского Китая. Художник, чувствуя себя свободным от линии и формы, иногда далеко отступал от сходства, даже в выражении внутренней сущности. Художники южной школы пытались привнести в картину духовную ясность, но достигали этого только частично и в отношении сюжетов, почёрпнутых в родной природе. За это качество «южная школа» считалась в стране корейской, а «северная» — китайской. Была создана и третья школа — школа литераторов под началом художников-любителей, писателей, учёных, аристократов, которые рисовали картину так, будто они писали строку иероглифов. Направление писателей приносило в жертву саму идею картины. Понимание и ощущение считались факторами субъективными и неконтролируемыми. Это устраивало дилетантов, которые оправдывали техническое несовершенство работ мнимой глубиной самовыражения и постижения внутреннего содержания явления. На этой почве наметилось своеобразное сочетание картины, каллиграфии, поэзии.

В XVIII веке элементы всех трёх стилей стали смешиваться. Огромное влияние на развитие корейской живописи оказал принцип, или стиль, Сёи, разработанный в Китае. Стиль Сёи («выражение идеи») характеризуется отсутствием чётких контуров, свободной живописностью, широкими мазками. Созерцание явления и интуитивное образование основного впечатления от существа предмета считалось предварительным условием творчества. Кроме того, каждый отдельный элемент наблюдаемого создавал своё частное впечатление. Но для того чтобы зритель правильно воспринял эти частные и основные ощущения, составные части картины должны обладать «формальным сходством». Созвучие впечатления, ассоциации эпизода дают необходимое «слияние души мастера с пейзажем». Закрепление существенного в пейзаже на бумаге или шёлке должно производиться в определенной последовательности. Поэтому мастер рисовал увиденное одно под другим или в пространственной последовательности. Глубина и объём пейзажа выражались задним планом. Когда художник хотел выразить слуховые или иные впечатления, не выразимые красками и тушью, он помещал на картине хорошо известную зрителю сценку, мифологический сюжет, литературный намёк, символику или прямо писал на картине «мораль» — стихами или прозой. Но так как считалось, что дух изображаемого пейзажа и его элементы находились в постоянной неразрывной связи со всей природой, художник использовал бесконтрольную технику, позволяющую не отделять конкретный предмет от всей картины. Пустое пространство иногда заполняли текстом, каллиграфическим узором. Этот стиль требовал острой наблюдательности, зрительной памяти, настойчивости в осмыслении виденного.

Важным событием в развитии корейской живописи в это время следует считать знакомство через Китай с произведениями западного искусства и чёткое выделение жанров: пейзаж, портрет, натюрморт, бытовые сцены. Не случайно критики попытались искать особенности корейской живописи именно в линиях. Эффективно использовались линии уже на фресках гробницы Кансе «Четыре гения». Корейская живопись обладает своеобразным монохромным колоритом, где центральное место отведено туши. Издавна в Корее говорят о «пяти оттенках туши». Создан самостоятельный жанр -живопись жирной тушью. Технические приёмы, применяемые в корейской живописи, обусловлены материалами, которыми пользуется живописец: это специальная бумага, шёлк, кисти с заострённым концом, тушь и водяные краски.

  • Hyewon-Sonyeon.jeonhong.jpg

    "Юноша и девушка, рвущие цветы азалии" (소년전홍 少年剪紅). Художник - Син Юн Бок.

  • Hwangmyo.jpg

    "Кот и бабочка". XVIII век. Художник - Ким Хон До.

  • Jeong Seon-Gwangjin.jpg

    Район Гуандзин-гу в Сеуле. Художник - Чон Сон.

  • Dream Journey to the Peach Blossom Land.jpg

    Путешествие-сон к берегу Цветов персика (1447). Художник - Ан Гён.

Выдающиеся художники и их творения

Корейская живопись знает множество выдающихся художников. Одним из них становится в третьей четверти XVIII века Ким Дыксин — мастер декоративной живописи («Праздник с танцами»). В конце века прославился Юн Дусо, главным образом как каллиграф, портретист и пейзажист. Его произведения рационалистичны и жизненны. «Пилигрим» (начало XVIII века) в чёрно-белой манере останавливает взгляд своим лаконизмом и выразительностью. В «Буре на горной тропе» всё пронизано движением: всадник мчится навстречу буре, деревья и кусты клонятся под порывами ветра. По преданию, он несколько дней изучал модель, прежде чем приступить к рисованию. Первый, кто сделал решительный шаг от шаблонной и академической живописи и работ корейских художников XV—XVI веков, был крупный пейзажист Чон Сон, или Кен Чжа (1676—1759).Он создал много свитков с изображением Алмазных гор в миниатюре (1734). Наиболее известна миниатюра «Десять тысяч водопадов», которая считается вершиной пейзажной живописи Кореи. Композиция впечатляющая, искусно решено пространство. Несмотря на то, что художник оперирует одной тушью, он прекрасно передает нюансы тонов.

Манера Ли Ин Муна отличается лёгкостью, изяществом, выразительностью и совершенством композиции. Мастер лаконичного и тонкого письма, Ли Ин Мун проложил новые пути в колорите, создав свежую и пленительную палитру. Он применял акварельные краски при рисовании не только цветов, но и пейзажей, и кое-где употреблял перспективу: удаленные горы рисовались им не наверху картины, а несколько меньшими.

Син Юн Бок, или Хе Вон (1758—1820), один из выдающихся корейских художников-реалистов. Он выступал против ретроспективной школы живописи, копировавшей старые образцы. Он впервые широко ввёл в живопись изображения праздничной жизни и развлечений, певиц и танцовщиц. Он был великолепным жанристом, но помимо жанровых сцен писал пейзажи и животных. При этом он писал произведения по памяти, как большинство художников того времени, а также с натуры. В своих жанровых картинах он с любовью изображал жизнь простого люда. Сами названия картин говорят об их содержании: «Питейный дом», «Игра в комунго», «Прогулка на лодке», «Веселье под музыку». В «Питейном доме» намечены характеры посетителей трактира: людей разного возраста и социального положения, окружающих женщин. В «Веселье под музыку» и в «Прогулке на лодке» противопоставлены чванство феодальной аристократии и скромность артистов и музыкантов. На картинах «Путешествие дамы верхом на лошади» и «Праздник Татьо» даны прекрасные женские типы.

Народная живопись

Особенности

Народная живопись является формой выражения народных масс, элементом повседневного быта. Если пейзажная живопись ставила своей целью сентиментальное восприятие мира, то народная живопись непосредственно связана с проблемами повседневной (религиозно-обрядовой) жизни, такими как «спасение от злых чар», «призыв счастья в дом», «призыв совершать добрые дела». Эти картины передавались из поколения в поколение и имеют некоторые отличительные особенности:

  • Народная живопись на придерживается правил строгой пространственной структуры, нет чёткого разделения пространственного расположения объекта на полотне.
  • Повторяемость и комбинированный характер сюжета. Повторяемость (в контексте заклинаний) даёт своего рода психологический эффект.
  • Цветовые контрасты. В народной живописи почти нет тёмных, густых красок, всё даётся в светлых тонах.
  • Одновременная подача прошлого, настоящего и будущего. Полотна народной живописи не сковываются временными рамками. Жизнеописание развёртывается одновременно в прошлом, настоящем и будущем. Поэтому в одном полотне могут одновременно появляться и солнце, и луна, или человек в облике мальчика, юноши, старика.

Содержание

Народная живопись развивалась в бесконечных повторах, в бесконечных подражаниях, в конечном счёте, приобретая свою специфику. Такое своеобразие помогает отличить народную живопись от основанной на стандартизированном приёме рисования. Народная живопись, предназначенная для украшения быта, создаётся в соответствии с нравами, обычаями народа, и поэтому она в самой непосредственной, правдивой форме выражает общее для всего народа эстетическое мировоззрение, чувствование. Народная корейская живопись имеет несколько особенностей содержания:

  • Декоративность. Большая часть произведений народной живописи хранится в доме в виде картин на ширмах, причём содержание каждой картины должно соответствовать пространственному расположению ширмы.
  • Отражение этнического вероисповедания и мировоззрения. Картины народной живописи имеют общую символичность той или иной эпохи. Это помогает постижению особенностей культуры того или иного периода истории. Символичность народной живописи не только способствует взаимопониманию между людьми, но и формирует общее мировоззрение народа.
  • Отражение народной веры в силу заклинания (заговора). Народная живопись отличается от современной живописи мистическим характером, народная картина несла в себе элементы заклинания против бедствий, несчастий. Люди верили, что при помощи картин смогут защитить себя от напасти и достигнуть желаемого. В картинах переплетались элементы туземной (первобытной) религии и народных обычаев, что усиливало заклинание.
  • Отражение коллективного мировоззрения (чувственное выражение сверхчувственного). Если в ортодоксальной живописи художник выражает свою индивидуальность, своё видение мира, то в народной живописи проявляется коллективный эстетический вкус или коллективное сознание народа в очень непосредственном, первозданном виде. В этом плане можно утверждать, что народная живопись является средством совладения общим мировосприятием.
  • Элементы подражания. Народная живопись по сюжету и по форме подражает стилю картин, нарисованных профессиональными придворными художниками, однако по содержанию и по техническим приёмам значительно отличается от них.

Напишите отзыв о статье "Корейская живопись"

Литература

  • Мировое искусство. Москва: Феникс,2006 г.
  • Лобода И. Г. Корейская мозаика. М.: Главная редакция восточной литературы издательства «Наука», 1985.
  • Всеобщая история искусств. М.: Институт теории и истории изобразительных искусств, 2001.

Отрывок, характеризующий Корейская живопись

– Претензия? – нахмурившись слегка, спросил Кутузов. – Это Долохов, – сказал князь Андрей. – A! – сказал Кутузов. – Надеюсь, что этот урок тебя исправит, служи хорошенько. Государь милостив. И я не забуду тебя, ежели ты заслужишь. Голубые ясные глаза смотрели на главнокомандующего так же дерзко, как и на полкового командира, как будто своим выражением разрывая завесу условности, отделявшую так далеко главнокомандующего от солдата. – Об одном прошу, ваше высокопревосходительство, – сказал он своим звучным, твердым, неспешащим голосом. – Прошу дать мне случай загладить мою вину и доказать мою преданность государю императору и России. Кутузов отвернулся. На лице его промелькнула та же улыбка глаз, как и в то время, когда он отвернулся от капитана Тимохина. Он отвернулся и поморщился, как будто хотел выразить этим, что всё, что ему сказал Долохов, и всё, что он мог сказать ему, он давно, давно знает, что всё это уже прискучило ему и что всё это совсем не то, что нужно. Он отвернулся и направился к коляске. Полк разобрался ротами и направился к назначенным квартирам невдалеке от Браунау, где надеялся обуться, одеться и отдохнуть после трудных переходов. – Вы на меня не претендуете, Прохор Игнатьич? – сказал полковой командир, объезжая двигавшуюся к месту 3 ю роту и подъезжая к шедшему впереди ее капитану Тимохину. Лицо полкового командира выражало после счастливо отбытого смотра неудержимую радость. – Служба царская… нельзя… другой раз во фронте оборвешь… Сам извинюсь первый, вы меня знаете… Очень благодарил! – И он протянул руку ротному. – Помилуйте, генерал, да смею ли я! – отвечал капитан, краснея носом, улыбаясь и раскрывая улыбкой недостаток двух передних зубов, выбитых прикладом под Измаилом. – Да господину Долохову передайте, что я его не забуду, чтоб он был спокоен. Да скажите, пожалуйста, я всё хотел спросить, что он, как себя ведет? И всё… – По службе очень исправен, ваше превосходительство… но карахтер… – сказал Тимохин. – А что, что характер? – спросил полковой командир. – Находит, ваше превосходительство, днями, – говорил капитан, – то и умен, и учен, и добр. А то зверь. В Польше убил было жида, изволите знать… – Ну да, ну да, – сказал полковой командир, – всё надо пожалеть молодого человека в несчастии. Ведь большие связи… Так вы того… – Слушаю, ваше превосходительство, – сказал Тимохин, улыбкой давая чувствовать, что он понимает желания начальника. – Ну да, ну да. Полковой командир отыскал в рядах Долохова и придержал лошадь. – До первого дела – эполеты, – сказал он ему. Долохов оглянулся, ничего не сказал и не изменил выражения своего насмешливо улыбающегося рта. – Ну, вот и хорошо, – продолжал полковой командир. – Людям по чарке водки от меня, – прибавил он, чтобы солдаты слышали. – Благодарю всех! Слава Богу! – И он, обогнав роту, подъехал к другой. – Что ж, он, право, хороший человек; с ним служить можно, – сказал Тимохин субалтерн офицеру, шедшему подле него. – Одно слово, червонный!… (полкового командира прозвали червонным королем) – смеясь, сказал субалтерн офицер. Счастливое расположение духа начальства после смотра перешло и к солдатам. Рота шла весело. Со всех сторон переговаривались солдатские голоса. – Как же сказывали, Кутузов кривой, об одном глазу? – А то нет! Вовсе кривой. – Не… брат, глазастее тебя. Сапоги и подвертки – всё оглядел… – Как он, братец ты мой, глянет на ноги мне… ну! думаю… – А другой то австрияк, с ним был, словно мелом вымазан. Как мука, белый. Я чай, как амуницию чистят! – Что, Федешоу!… сказывал он, что ли, когда стражения начнутся, ты ближе стоял? Говорили всё, в Брунове сам Бунапарте стоит. – Бунапарте стоит! ишь врет, дура! Чего не знает! Теперь пруссак бунтует. Австрияк его, значит, усмиряет. Как он замирится, тогда и с Бунапартом война откроется. А то, говорит, в Брунове Бунапарте стоит! То то и видно, что дурак. Ты слушай больше. – Вишь черти квартирьеры! Пятая рота, гляди, уже в деревню заворачивает, они кашу сварят, а мы еще до места не дойдем. – Дай сухарика то, чорт. – А табаку то вчера дал? То то, брат. Ну, на, Бог с тобой. – Хоть бы привал сделали, а то еще верст пять пропрем не емши. – То то любо было, как немцы нам коляски подавали. Едешь, знай: важно! – А здесь, братец, народ вовсе оголтелый пошел. Там всё как будто поляк был, всё русской короны; а нынче, брат, сплошной немец пошел. – Песенники вперед! – послышался крик капитана. И перед роту с разных рядов выбежало человек двадцать. Барабанщик запевало обернулся лицом к песенникам, и, махнув рукой, затянул протяжную солдатскую песню, начинавшуюся: «Не заря ли, солнышко занималося…» и кончавшуюся словами: «То то, братцы, будет слава нам с Каменскиим отцом…» Песня эта была сложена в Турции и пелась теперь в Австрии, только с тем изменением, что на место «Каменскиим отцом» вставляли слова: «Кутузовым отцом». Оторвав по солдатски эти последние слова и махнув руками, как будто он бросал что то на землю, барабанщик, сухой и красивый солдат лет сорока, строго оглянул солдат песенников и зажмурился. Потом, убедившись, что все глаза устремлены на него, он как будто осторожно приподнял обеими руками какую то невидимую, драгоценную вещь над головой, подержал ее так несколько секунд и вдруг отчаянно бросил ее: Ах, вы, сени мои, сени! «Сени новые мои…», подхватили двадцать голосов, и ложечник, несмотря на тяжесть амуниции, резво выскочил вперед и пошел задом перед ротой, пошевеливая плечами и угрожая кому то ложками. Солдаты, в такт песни размахивая руками, шли просторным шагом, невольно попадая в ногу. Сзади роты послышались звуки колес, похрускиванье рессор и топот лошадей. Кутузов со свитой возвращался в город. Главнокомандующий дал знак, чтобы люди продолжали итти вольно, и на его лице и на всех лицах его свиты выразилось удовольствие при звуках песни, при виде пляшущего солдата и весело и бойко идущих солдат роты. Во втором ряду, с правого фланга, с которого коляска обгоняла роты, невольно бросался в глаза голубоглазый солдат, Долохов, который особенно бойко и грациозно шел в такт песни и глядел на лица проезжающих с таким выражением, как будто он жалел всех, кто не шел в это время с ротой. Гусарский корнет из свиты Кутузова, передразнивавший полкового командира, отстал от коляски и подъехал к Долохову. Гусарский корнет Жерков одно время в Петербурге принадлежал к тому буйному обществу, которым руководил Долохов. За границей Жерков встретил Долохова солдатом, но не счел нужным узнать его. Теперь, после разговора Кутузова с разжалованным, он с радостью старого друга обратился к нему: – Друг сердечный, ты как? – сказал он при звуках песни, ровняя шаг своей лошади с шагом роты. – Я как? – отвечал холодно Долохов, – как видишь. Бойкая песня придавала особенное значение тону развязной веселости, с которой говорил Жерков, и умышленной холодности ответов Долохова. – Ну, как ладишь с начальством? – спросил Жерков. – Ничего, хорошие люди. Ты как в штаб затесался? – Прикомандирован, дежурю. Они помолчали. «Выпускала сокола да из правого рукава», говорила песня, невольно возбуждая бодрое, веселое чувство. Разговор их, вероятно, был бы другой, ежели бы они говорили не при звуках песни. – Что правда, австрийцев побили? – спросил Долохов. – А чорт их знает, говорят. – Я рад, – отвечал Долохов коротко и ясно, как того требовала песня. – Что ж, приходи к нам когда вечерком, фараон заложишь, – сказал Жерков. – Или у вас денег много завелось? – Приходи. – Нельзя. Зарок дал. Не пью и не играю, пока не произведут. – Да что ж, до первого дела… – Там видно будет. Опять они помолчали. – Ты заходи, коли что нужно, все в штабе помогут… – сказал Жерков. Долохов усмехнулся. – Ты лучше не беспокойся. Мне что нужно, я просить не стану, сам возьму. – Да что ж, я так… – Ну, и я так. – Прощай. – Будь здоров… … и высоко, и далеко, На родиму сторону… Жерков тронул шпорами лошадь, которая раза три, горячась, перебила ногами, не зная, с какой начать, справилась и поскакала, обгоняя роту и догоняя коляску, тоже в такт песни.

Возвратившись со смотра, Кутузов, сопутствуемый австрийским генералом, прошел в свой кабинет и, кликнув адъютанта, приказал подать себе некоторые бумаги, относившиеся до состояния приходивших войск, и письма, полученные от эрцгерцога Фердинанда, начальствовавшего передовою армией. Князь Андрей Болконский с требуемыми бумагами вошел в кабинет главнокомандующего. Перед разложенным на столе планом сидели Кутузов и австрийский член гофкригсрата. – А… – сказал Кутузов, оглядываясь на Болконского, как будто этим словом приглашая адъютанта подождать, и продолжал по французски начатый разговор. – Я только говорю одно, генерал, – говорил Кутузов с приятным изяществом выражений и интонации, заставлявшим вслушиваться в каждое неторопливо сказанное слово. Видно было, что Кутузов и сам с удовольствием слушал себя. – Я только одно говорю, генерал, что ежели бы дело зависело от моего личного желания, то воля его величества императора Франца давно была бы исполнена. Я давно уже присоединился бы к эрцгерцогу. И верьте моей чести, что для меня лично передать высшее начальство армией более меня сведущему и искусному генералу, какими так обильна Австрия, и сложить с себя всю эту тяжкую ответственность для меня лично было бы отрадой. Но обстоятельства бывают сильнее нас, генерал. И Кутузов улыбнулся с таким выражением, как будто он говорил: «Вы имеете полное право не верить мне, и даже мне совершенно всё равно, верите ли вы мне или нет, но вы не имеете повода сказать мне это. И в этом то всё дело». Австрийский генерал имел недовольный вид, но не мог не в том же тоне отвечать Кутузову. – Напротив, – сказал он ворчливым и сердитым тоном, так противоречившим лестному значению произносимых слов, – напротив, участие вашего превосходительства в общем деле высоко ценится его величеством; но мы полагаем, что настоящее замедление лишает славные русские войска и их главнокомандующих тех лавров, которые они привыкли пожинать в битвах, – закончил он видимо приготовленную фразу. Кутузов поклонился, не изменяя улыбки. – А я так убежден и, основываясь на последнем письме, которым почтил меня его высочество эрцгерцог Фердинанд, предполагаю, что австрийские войска, под начальством столь искусного помощника, каков генерал Мак, теперь уже одержали решительную победу и не нуждаются более в нашей помощи, – сказал Кутузов. Генерал нахмурился. Хотя и не было положительных известий о поражении австрийцев, но было слишком много обстоятельств, подтверждавших общие невыгодные слухи; и потому предположение Кутузова о победе австрийцев было весьма похоже на насмешку. Но Кутузов кротко улыбался, всё с тем же выражением, которое говорило, что он имеет право предполагать это. Действительно, последнее письмо, полученное им из армии Мака, извещало его о победе и о самом выгодном стратегическом положении армии. – Дай ка сюда это письмо, – сказал Кутузов, обращаясь к князю Андрею. – Вот изволите видеть. – И Кутузов, с насмешливою улыбкой на концах губ, прочел по немецки австрийскому генералу следующее место из письма эрцгерцога Фердинанда: «Wir haben vollkommen zusammengehaltene Krafte, nahe an 70 000 Mann, um den Feind, wenn er den Lech passirte, angreifen und schlagen zu konnen. Wir konnen, da wir Meister von Ulm sind, den Vortheil, auch von beiden Uferien der Donau Meister zu bleiben, nicht verlieren; mithin auch jeden Augenblick, wenn der Feind den Lech nicht passirte, die Donau ubersetzen, uns auf seine Communikations Linie werfen, die Donau unterhalb repassiren und dem Feinde, wenn er sich gegen unsere treue Allirte mit ganzer Macht wenden wollte, seine Absicht alabald vereitelien. Wir werden auf solche Weise den Zeitpunkt, wo die Kaiserlich Ruseische Armee ausgerustet sein wird, muthig entgegenharren, und sodann leicht gemeinschaftlich die Moglichkeit finden, dem Feinde das Schicksal zuzubereiten, so er verdient». [Мы имеем вполне сосредоточенные силы, около 70 000 человек, так что мы можем атаковать и разбить неприятеля в случае переправы его через Лех. Так как мы уже владеем Ульмом, то мы можем удерживать за собою выгоду командования обоими берегами Дуная, стало быть, ежеминутно, в случае если неприятель не перейдет через Лех, переправиться через Дунай, броситься на его коммуникационную линию, ниже перейти обратно Дунай и неприятелю, если он вздумает обратить всю свою силу на наших верных союзников, не дать исполнить его намерение. Таким образом мы будем бодро ожидать времени, когда императорская российская армия совсем изготовится, и затем вместе легко найдем возможность уготовить неприятелю участь, коей он заслуживает».] Кутузов тяжело вздохнул, окончив этот период, и внимательно и ласково посмотрел на члена гофкригсрата. – Но вы знаете, ваше превосходительство, мудрое правило, предписывающее предполагать худшее, – сказал австрийский генерал, видимо желая покончить с шутками и приступить к делу. Он невольно оглянулся на адъютанта. – Извините, генерал, – перебил его Кутузов и тоже поворотился к князю Андрею. – Вот что, мой любезный, возьми ты все донесения от наших лазутчиков у Козловского. Вот два письма от графа Ностица, вот письмо от его высочества эрцгерцога Фердинанда, вот еще, – сказал он, подавая ему несколько бумаг. – И из всего этого чистенько, на французском языке, составь mеmorandum, записочку, для видимости всех тех известий, которые мы о действиях австрийской армии имели. Ну, так то, и представь его превосходительству. Князь Андрей наклонил голову в знак того, что понял с первых слов не только то, что было сказано, но и то, что желал бы сказать ему Кутузов. Он собрал бумаги, и, отдав общий поклон, тихо шагая по ковру, вышел в приемную. Несмотря на то, что еще не много времени прошло с тех пор, как князь Андрей оставил Россию, он много изменился за это время. В выражении его лица, в движениях, в походке почти не было заметно прежнего притворства, усталости и лени; он имел вид человека, не имеющего времени думать о впечатлении, какое он производит на других, и занятого делом приятным и интересным. Лицо его выражало больше довольства собой и окружающими; улыбка и взгляд его были веселее и привлекательнее. Кутузов, которого он догнал еще в Польше, принял его очень ласково, обещал ему не забывать его, отличал от других адъютантов, брал с собою в Вену и давал более серьезные поручения. Из Вены Кутузов писал своему старому товарищу, отцу князя Андрея: «Ваш сын, – писал он, – надежду подает быть офицером, из ряду выходящим по своим занятиям, твердости и исполнительности. Я считаю себя счастливым, имея под рукой такого подчиненного». В штабе Кутузова, между товарищами сослуживцами и вообще в армии князь Андрей, так же как и в петербургском обществе, имел две совершенно противоположные репутации. Одни, меньшая часть, признавали князя Андрея чем то особенным от себя и от всех других людей, ожидали от него больших успехов, слушали его, восхищались им и подражали ему; и с этими людьми князь Андрей был прост и приятен. Другие, большинство, не любили князя Андрея, считали его надутым, холодным и неприятным человеком. Но с этими людьми князь Андрей умел поставить себя так, что его уважали и даже боялись. Выйдя в приемную из кабинета Кутузова, князь Андрей с бумагами подошел к товарищу,дежурному адъютанту Козловскому, который с книгой сидел у окна. – Ну, что, князь? – спросил Козловский. – Приказано составить записку, почему нейдем вперед. – А почему? Князь Андрей пожал плечами. – Нет известия от Мака? – спросил Козловский. – Нет. – Ежели бы правда, что он разбит, так пришло бы известие. – Вероятно, – сказал князь Андрей и направился к выходной двери; но в то же время навстречу ему, хлопнув дверью, быстро вошел в приемную высокий, очевидно приезжий, австрийский генерал в сюртуке, с повязанною черным платком головой и с орденом Марии Терезии на шее. Князь Андрей остановился. – Генерал аншеф Кутузов? – быстро проговорил приезжий генерал с резким немецким выговором, оглядываясь на обе стороны и без остановки проходя к двери кабинета. – Генерал аншеф занят, – сказал Козловский, торопливо подходя к неизвестному генералу и загораживая ему дорогу от двери. – Как прикажете доложить? Неизвестный генерал презрительно оглянулся сверху вниз на невысокого ростом Козловского, как будто удивляясь, что его могут не знать. – Генерал аншеф занят, – спокойно повторил Козловский. Лицо генерала нахмурилось, губы его дернулись и задрожали. Он вынул записную книжку, быстро начертил что то карандашом, вырвал листок, отдал, быстрыми шагами подошел к окну, бросил свое тело на стул и оглянул бывших в комнате, как будто спрашивая: зачем они на него смотрят? Потом генерал поднял голову, вытянул шею, как будто намереваясь что то сказать, но тотчас же, как будто небрежно начиная напевать про себя, произвел странный звук, который тотчас же пресекся. Дверь кабинета отворилась, и на пороге ее показался Кутузов. Генерал с повязанною головой, как будто убегая от опасности, нагнувшись, большими, быстрыми шагами худых ног подошел к Кутузову. – Vous voyez le malheureux Mack, [Вы видите несчастного Мака.] – проговорил он сорвавшимся голосом. Лицо Кутузова, стоявшего в дверях кабинета, несколько мгновений оставалось совершенно неподвижно. Потом, как волна, пробежала по его лицу морщина, лоб разгладился; он почтительно наклонил голову, закрыл глаза, молча пропустил мимо себя Мака и сам за собой затворил дверь. Слух, уже распространенный прежде, о разбитии австрийцев и о сдаче всей армии под Ульмом, оказывался справедливым. Через полчаса уже по разным направлениям были разосланы адъютанты с приказаниями, доказывавшими, что скоро и русские войска, до сих пор бывшие в бездействии, должны будут встретиться с неприятелем. Князь Андрей был один из тех редких офицеров в штабе, который полагал свой главный интерес в общем ходе военного дела. Увидав Мака и услыхав подробности его погибели, он понял, что половина кампании проиграна, понял всю трудность положения русских войск и живо вообразил себе то, что ожидает армию, и ту роль, которую он должен будет играть в ней. Невольно он испытывал волнующее радостное чувство при мысли о посрамлении самонадеянной Австрии и о том, что через неделю, может быть, придется ему увидеть и принять участие в столкновении русских с французами, впервые после Суворова.

wiki-org.ru

история развития, современная живопись Кореи

Корейская живопись имеет свой «характер». Её сложно спутать с западной, ведь техника создания картины очень отличается. Художники пишут картины на шёлке или тонкой бумаге, которая легко впитывает краски. Используются линии, а не мазки. Черной краской подчёркивают тени, а зелёной – насыщенность изображения. В зависимости от техники выполнения различается:

  • Акварель.
  • Чёрно-белая живопись тушью.
  • Хромолитография.

Оттенки картин – тонкие, нежные и одновременно ясные. Мастерами оттеняется основной цвет, что создаёт гармоничное единство тонов всего полотна. По расцветке и материалам живопись в Корее бывает с насыщенными тёмными красками, светлых тонов, монохроматической, с золотистой краской и прочее. Художники «Страны утренней свежести» обладают даром передавать очарование природы, чувства и мысли людей, богатство духовного мира.

Первые произведения изобразительного искусства в Корее

Первые образцы корейской живописи относят к бронзовому веку – это наскальные изображения. Но развитие этого вида искусства началось с периода Трех государств. Живопись корейских художников Когурё впечатляет: каменные поверхности в гробницах «превращали» в картины. В усыпальнице Санъён-чон были нарисованы торжественные процессии и сцены из жизни знати. Изображения выполнены по сухому грунту из глины, смешанному с соломой. Мастер использовал минеральные краски, к которым добавлялся клей. До сих пор они сохранили свой блеск. Сначала рисовали контур, а потом закрашивали поверхность красками.

Мотивы первой живописи Кореи были разными, но в основном они «рассказывали» о продолжении жизни в загробном мире. Нередко изображали то, без чего не мыслили существования: дом, семью, слуг и свиту. Религиозные взгляды постепенно менялись, что отображалось на сюжетах. Мастера стали рисовать духов-хранителей. В исторических источниках сохранилась информация о классической живописи по шёлку и бумаге, но примеров не осталось.

Корейская живопись периода Пэкче тоже почти потеряна. Известно, что на стены гробниц наносили штукатурку, а по ней – изображение. Почти все рисунки стерлись, лишь кое-где угадываются очертания духов-хранителей – тигра и дракона. В Силла живопись также была развита, в ней отражались фрагменты: лотос, лошади, люди.

Живопись в Корее периода Трех государств делят на два основных направления: религиозную (небуддийскую и буддийскую) и бытовую (добуддийскую и буддийскую). Религиозную небуддийскую живопись легко узнать по символам: солнцу, луне, звездам, духам-хранителям (дракон, феник, змея и черепаха, тигр). Религиозное буддийское направление связывают с лотосом. Добуддийские изображения – это сюжеты ежедневной жизни, пейзажи и трудовая деятельность. Сложнее всего выявить бытовые буддийские мотивы, которые проявлялись особыми узорами или кусочками пейзажей в виде облаков.

Развитие корейской живописи

Живопись корейских художников во время Объединённого Силла мало изучена, и работ почти не остались. Но история сохранила имя одного из мастеров VII столетия – Сольго. Художник расписал стены храма Хванненса, удивлял роскошными изображениями буддийских божеств.

В период Корё ценность искусства возросла. Появилась академия живописи, где повышали свой уровень художники и обучалась знать. Мастера творили пейзажи и портреты. Часто изображались животные и растения: дерево сливы, бамбук, орхидею (они символизировали добродетели). В качестве инструментов брали кисть или тушь, а материалом служила бумага или шёлк.

Распространение получила «живопись литераторов»: использовались горизонтальные и вертикальные свитки. Рисунок занимал часть пространства, близкое к квадрату. Такими работами украшали парадные комнаты. Из-за пожаров во время войн большая часть работ сгорела – осталось не больше десятка экземпляров. Но память о знаменитой живописи корейских художников сохранили хроники.

Ещё одно направление, которое получило развитие – писание тушью в черно-белой манере. Также появлялись работы мастеров южной школы пейзажа. «Посмертные портреты» старались выполнить, делая акцент на отпечатках возраста и прожитых невзгодах. Так в изображениях находило отражение конфуцианство.

Времена Чосон принесли развитие традиционным стилям корейской живописи. Под воздействием китайской и западной техники начали возникать новые направления. Мастера выбирали нежные легкие оттенки, изображая портреты и быт знати.

В XIX и XX ст. классические техники стали забываться под влиянием зарубежных стилей. Некоторые художники специально отправлялись в Японию или Францию, чтобы научиться чему-то новому. Многие мастера предпочитали плакатную живопись, используя её как инструмент агитации. В послевоенный период распространилась эстетика экспрессионизма, позаимствованная у французских живописцев.

Особенности корейской живописи сегодня

Современная живопись Кореи развивается в нескольких направлениях, включая минимализм. Мастера дорожат старинными традициями, но не боятся искать новое. Сегодня среди корейских художников распространено два направления. Одни мастера работают в современном стиле – пишут картины с помощью масла или графики. Этот стиль называется соянхва. Другие верны традициям корейской живописи – тонъянхва.

Модернистское направление сегодня преобладает. Но местные жители считают, что современная живопись Кореи должна выражаться в сочетании традиционного и глобального. В 1995 году в Ассоциации изящных искусств страны состояло 9 тысяч человек. Это люди с профессиональным образованием, которые выставляются на протяжении трёх лет (как минимум).

Половина представителей относятся к живописцам, но лишь около 2 тысяч работают в национальном стиле. Примерно 4 тысячи выбрали для себя различные европейские направления. Ежегодно картины демонстрируют на международной выставке «Кванджу-биеннале». Это самая старая биеннале в Азии, которая используется для культурного обмена между художниками.

Живопись корейских художников: известные личности

Некоторые мастера кисти известны не только в РК, их любят и чтят в Азии и Европе. Изобразительное искусство в Корее представлено многими талантливыми мастерами.

  • В конце XI ст. жил художник Чон Дыккон, который прославился изображением рыб.
  • В XII ст. своими работами впечатлял пейзажист Ли Ен. На одной из его знаменитых работ изображена река Ёсон-ган.
  • К известным живописцам Кореи относится Ан Ген, который творил в начале XV века и был представителем Академии художеств. В своих работах он изображал персиковый сад, зелёные холмы с облаками и прочее.
  • В XVI веке был известен Ли Ден, который прославился рисунками бамбука.
  • Э Мон Реп восхитительно рисовал сливы.
  • В XVII столетии внимание своими работами привлекал Чон Сон. Этот пейзажист отказался подражать старинным образцам и решил писать с натуры. Многие его работы написаны с любовью к горным пейзажам страны.
  • Известна живопись корейских художниковКим Хон До и Тян Сын Об, которые относились к мастерам-реалистам. Ким Хон До выразительными линиями изображал быт простого народа. Мастер умело объединял технологию Востока с приемами Запада.
  • Необычным «многоцветьем» многохромности впечатляет Ли Сан Бём и Бён Кван Сик, которые жили на рубеже XIX и XX столетий.
  • В XX веке творил Пак Су Кен. В своих работах он стремился передать духовность народа. Его картины считаются шедеврами и регулярно появляются на выставках. Живопись этого мастера напоминает о первых шедеврах корейского народа – древних фресках. В картинах доминирует охра.

Если говорить о современной живописи Кореи, известность получил Нам Джун Пайк, Кимсуджа, О Инхван, Хо Ынген. Известен и Ли Уфан, который готов впечатлить своими акварельными работами. Картины лаконичные и одновременно многозначные.

vseokoree.com


Смотрите также