Картина недели. «Проун вращения» Эль Лисицкого. Картины лисицкий


Врубеля, Куинджи, Лисицкого, Малевича, Родченко и других.

«Если долго всматриваться в бездну — бездна начнет всматриваться в тебя», — сказал Ницше. Если долго всматриваться в эти картины, то начинает немного кружиться голова. Окунемся в легкое безумие русского искусства.

«Адам и Ева» Баранова-Россине (1912)

Адам и Ева. 1912. Музей Тиссен-Борнемисса

Владимир Баранов-Россине жил и трудился в Париже, после Февральской революции вернулся в Россию, но в 1925 году предпочел снова уехать во Францию. Погиб он в Освенциме. Тема Адама и Евы — одна из его любимых, художник возвращался к ней несколько раз. Во всех вариантах картины внимание приковывает солнце в центре — недавно сотворенное, столь же юное и горячее, как и перволюди.

«Русский XX век I» Булатова (1990)

Русский XX век I. 1991. МАГМА

Эрик Булатов — один из главных русских художников второй половины ХХ века и создателей постмодернистского стиля соц-арт («социалистического» варианта поп-арта). Его серия «Русский ХХ век», к которой принадлежит эта картина, изображает идиллический родной пейзаж, над которым угрожающе нависает римская цифра «ХХ». В этой картине символ века превращается в лучи прожектора — то ли тюремного, то ли кинематографического.

«Жемчужина» Врубеля (1904)

Жемчужина. 1904. ГТГ

Картина Михаила Врубеля, для которой «позировала» перламутровая раковина, подаренная Максимилианом Волошиным, стала не рисунком океанского организма, а изображением целой галактики, огромного мира, где нашлось место даже для морских принцесс. Врубель удивительно умел сочетать синий и зеленый — цвета вроде бы безмятежные — таким образом, что на душе становится неспокойно. Симптом гениальности человека, закончившего жизнь в лечебнице для умалишенных.

«Динамическая спираль. Возрастающая энергия красного пространства» Инфанте (1964)

Динамическая спираль. Возрастающая энергия красного пространства. 1964. ГТГ

Франсиско Инфанте-Арана — русский художник с испанской фамилией, доставшейся от отца-эмигранта. В 1960-е годы — звезда советского нонконформизма, один из лидеров кинетического искусства. Мотив спирали будет повторяться в его творчестве многие годы — в следующий период это будут уже не картины на плоскости, а трехмерные композиции, еще более завораживающие благодаря мобиле, в том числе зеркальным.

«Ночь на Днепре» Куинджи (1882)

Ночь на Днепре. 1882. ГТГ

Пейзаж Архипа Куинджи был написан в ту эпоху, когда в живописи царили реалистичность да академизм. Понятно, почему необычное полотно произвело такой эффект тогда — удивительно, что оно продолжает это делать и в наши дни, когда зритель так пресыщен. Говорят, с годами краски в «Ночи на Днепре» все больше и больше темнеют — однако луна и река продолжают все также светиться.

«Проун» Лисицкого (1922–1923)

Проун. 1922–1923. Стеделийк ван Аббе-Музеум

Эль Лисицкий — один из столпов русского авангарда, мастер супрематизма. Следование открытиям Малевича заметно и в этом «проуне» (аббревиатура от «проект утверждения нового»), этим словом собственного изобретения Лисицкий называл свой личный вариант супрематических композиций, в котором геометрические тела становятся трехмерными.

«Шар улетел» Лучишкина (1926)

Шар улетел. 1926. ГТГ

На картине наивного абсурдиста Сергея Лучишкина — уже городские джунгли, хотя вокруг еще 1920-е годы. С одной стороны, здесь трагедия ребенка, потерявшего воздушный шарик. Но картину ругали за еще больший пессимизм: в одном из окон домов, сходящихся в давящей перспективе, виден повесившийся человек.

Автопортрет Малевича (ОК. 1910)

Автопортрет. Ок. 1910. ГТГ

Создатель «Черного квадрата» рисовал людей реалистично, редко — предпочитал превращать человеческие фигуры в наборы конусов и кубов. Но когда рисовал — выходило мощно. Лучше всего получались, разумеется, собственные портреты. Этот автопортрет эффектен немигающим взглядом пристальных глаз, подсмотренным автором чуть ли не у Спаса «Ярое Око».

«Восстание» Редько (1925)

Восстание. 1925. ГТГ

Самое странное изображение Ленина в Третьяковской галерее написано полузабытым Климентом Редько. Вождь, который умер за год до создания полотна (его смерть и подтолкнула художника) изображен здесь будто какой-то гигантский регулировщик на городской площади. При этом композиционная схема ромба в квадрате отсылает к иконе Богородицы «Неопалимая купина», а колорит ассоциируется и с революцией, и с адским пламенем.

«Танец. Беспредметная композиция» Родченко (1915)

Танец. Беспредметная композиция. 1915. ГМИИ

До того как выработать свой фирменный авангардный стиль, Александр Родченко увлекался другими направлениями, модными в европейском искусстве того времени. На этом раннем полотне, оказавшемся в Отделе личных коллекций ГМИИ вместе с другим наследием Родченко и его любимой Варвары Степановой, — некая посткубистская абстракция, больше французская по духу, чем русская.

«Формула весны и действующие силы» Филонова (1927–1928)

Формула весны и действующие силы. 1927–1928. ГРМ

Среди картин Павла Филонова трудно выбрать негипнотическую. Сначала возникает вопрос о его душевном здоровье, но полотна с коммунистами и трудовыми подвигами, написанные ради хлеба насущного, доказывают, что мастер четко осознавал, что пишет. Как и другие художники начала ХХ века, он имел собственную художественную идеологию: филоновская называлась «аналитическое искусство» — формы в его картинах росли по принципу органики, как прорастающее зерно.

«Феномен» Челищева (1936–1938)

Феномен. 1936–1938. ГТГ

Мистический сюрреалист Павел Челищев посвятил эту картину, написанную в эмиграции, изображению ада. Себя художник изобразил в левой части полотна за работой; среди других обитателей того света — Петр Великий в образе младенца, играющего в мяч, и писательница Гертруда Стайн, которая сидит у пещеры и вяжет покрывало Изиды. Еще он написал «Чистилище», которое под названием «Игра в прятки» показывают в Нью-Йорке. А вот «Рай» написать не успел.

«Новая планета» Юона (1921)

Новая планета. 1921. ГТГ

Константин Юон вошел в историю русского искусства мирными пейзажами в импрессионистском духе. Тем сильнее поражает его картина, посвященная, как говорят, Октябрьской революции. Впрочем, она вполне в духе его серии еще 1900-х годов «Сотворение мира», где художник увлекается космической темой.

www.culture.ru

Выставка "Эль Лисицкий. El Lissitzky" - отчёт.

Государственная Третьяковская галерея совместно с Еврейским музеем и центром толерантности открыла выставку «Эль Лисицкий», ставшую первой масштабной ретроспективой художника в России.

Зал экспозиции в Новой Третьяковке.

Лазарь Маркович Лисицкий, также широко известен как Эль Лисицкий — советский художник и архитектор. Один из выдающихся представителей русского и еврейского авангарда. Способствовал выходу супрематизма в архитектуру. В 1917—1919 годах Эль Лисицкий посвятил себя иллюстрации произведений современной еврейской литерературы и в особенности детской поэзии на идише, став одним из основателей авангардного стиля в еврейской книжной иллюстрации. С 1920 года выступал под артистическим именем «Эль Лисицкий». Преподавал в московском ВХУТЕМАСе (1921) и ВХУТЕИНе (с 1926).

Выставочный проект состоит из двух частей и проходит одновременно на двух площадках — в Новой Третьяковке и в Еврейском музее и центре толерантности. Зрителям предоставляется возможность увидеть около 400 экспонатов из собрания Третьяковской галереи, зарубежных музеев и частных коллекций. Выставка воссоздаёт творческий путь художника, знакомит со всеми его этапами и направлениями.

Проун 6. Около 1920. Холст, масло.

В залах Третьяковской галереи экспонируется около 200 работ, среди которых проуны и архитектурные проекты, эскизы проектов выставочного дизайна, фотографии из коллекции ГТГ. Здесь впервые в России показаны шесть живописных проунов Лисицкого из крупнейших зарубежных собраний — в отечественных музеях нет ни одной живописной работы художника. Эти произведения Лисицкий создал в Германии в начале 1920-х годов, куда он был направлен для налаживания художественных контактов.

Движущаяся установка для окна книжного магазина издательства «Земля и фабрика». Эскиз. План. Разрез. 1928.Картон, графитный карандаш, гуашь, черная и цветная тушь, перо, коллаж.

В середине 1920-х – начале 1930-х годов Лисицкий, участвуя в ряде конкурсов, создал целый ряд архитектурных проектов; текстильного комбината, дома-коммуны, избы-читальни, яхт-клуба, комплекса издательства «Правда» и многих других. Из них осуществлен только один – типография журнала «Огонек», построенная в Москве в 1932 году. В автобиографии того же года он перечислял свои задачи в области архитектурного проектирования: «Работа над проблемами нового города, новых систем сооружений. Новые разрешения внутренних помещений. Новые жилье и мебель… Проблема пространственного театра». Наиболее значимыми своими архитектурными работами сам Лисицкий считал «Трибуну Ленина» и «Горизонтальный небоскреб».

Проекты оформления павильона СССР на Международной выставке торговли. Белград (не состоялась). 1941.Эскизы оформления залов, стендов и декоративных решеток павильона «Экспорт». Стенд СССР. Бумага, графитный и цветные карандаши.

Эксперименты Эль Лисицкого по организации выставочного пространства начались с «Prounenraum» (Пространства проунов) – демонстрационного зала проунов, спроектированного для Большой берлинской художественной выставки в 1923 году. Создание «Prounenraum» стало своего рода открытием и для самого Лисицкого, осознавшего потенциал выставочной инсталляции как логического развития своей художественной системы. Концепция проунов как универсального принципа взаимодействия форм с пространством и провозглашение искусства «созиданием новых вещей» нуждались в апробации за пределами станкового искусства.

Альманах «Уновис №1», Витебск, 1920. Вираж. Энергийные плоскости. Проун 1.Лист из альманаха. Бумага, литогравюра, гуашь.

«Мы отрываемся от эпохи художника, пишущего картину, в направлении другой эпохи – эпохи инженера с его проектом», писал художник; выставочный дизайн в полной мере предоставлял возможность реализовать этот тезис.

Проун 88. Около 1923 г. Бумага, коллаж.

Со второй половины 1920-х годов Лисицкий стал ведущим мастером советского выставочного дизайна. В числе его работ – оформление Всесоюзной полиграфической выставки в Москве (1927), проект-разработки советских павильонов на Международной выставки печати «Пресса» в Кёльне (1928), Международной выставке гигиены в Дрездене, Международной выставке пушнины в Лейпциге (обе в 1930), Международной выставке торговли в Белграде (1940-1941, не состоялась). В 1935 году Лисицкий был назначен главным художником Всесоюзной сельскохозяйственной выставки, работал над проектом Главного павильона.

Проун. Начало 1920-х. Калька, тушь, гуашь, графитный карандаш.

Проун (проект утверждения нового) – неологизм изобретенный Эль Лисицким для обозначения созданной им художественной ситсемы, соединявшей супрематическую идею геометрической плоскости с законами конструктивного построения объемной формы.

Проун. 1923-1924. Бумага, тушь, чертежные инструменты.

Пластическая идея проуна родилась в конце 1919 года; термин, созвучный имени группы Уновис (Утвердители нового искусства), Лисицкий придумал осенью 1920-го. В автобиографии он писал, что первый проун был создан в 1919-м; по свидетельству сына художника И. Лисицкого, им являлся «Дом над землей». Эль Лисицкий писал: «Я назвал их проун, чтобы не искали в них картины. Я считал эти работы пересадочной станцией из живописи в архитектуру. Каждая работа представляла проблему технической статики или динамики, выраженную средствами живописи».

Проун Р23, №6. 1919. Холст, темпера.

Комбинируя геометрические плоскости с трехмерными объектами, Лисицкий выстраивал идеальные динамические конструкции, парящие в пространстве. «Оказалась уничтоженной единственная перпендикулярная к горизонту ось картины. Вращая проун, мы ввинчиваем себя в пространство», писал он.

Проект постановки оперы «Победа над Солнцем» (Текст Алексея Кручёных, музыка Михаила Матюшина). 1920-1921 гг.Фигурины. Гробовщики. Бумага, графитный и черный карандаши, чертежные инструменты, гуашь, тушь, лак, серебряная краска.

«Гробовщики», или как значится в либретто, «Похоронщики» - хоронят солнце, сопровождая процессию репликами: «Мы вырвали солнце со свежими корнями. Солнце железного века умерло!».

«Победа над Солнцем» — футуристическая опера Михаила Матюшина и Алексея Кручёных. Стала примером совместной работы поэтов и художников, синтеза искусств — слова, музыки и формы. Опера повествует о том, как группа «будетлян» отправилась завоевывать Солнце. Обычно это понимается как победа передовой техники будущего над старой природой, но также присутствует и тайный мотив победы над «солнцем русской поэзии», то есть Пушкиным, которого в то время футуристы активно сбрасывали с парохода современности. Либретто широко пользовалось заумью (оставаясь довольно понятным), музыка была хроматической и диссонансной, а оформление — карикатурным, преувеличивавшим характеристики того или иного персонажа.

Обложка книги Казимира Малевича «О новых системах в искусстве». 1919. Бумага, литография.

Ранний, «доавангардный» период творчества Лисицкого и работы, связанные с его деятельностью в Культур-Лиге (еврейской культурно-общественной организации), представлены в Еврейском музее и центре толерантности.

«Давайте побольше танков». Плакат. 1941-1942. Бумага, черная и красная печать.

Дорогие друзья не упустите уникальную возможность посетить эту выставку и ближе познакомиться с творчеством художника, которое повлияло на дизайн и архитектуру. Увидеть революционное искусство, которые искало новые подходы, отвергало старое и создавало свое самобытное направление, которое сейчас прочно заняло свое место в искусстве.Выставка продлится до 18 февраля 2018 года.

Адрес: Крымский Вал, 10.Проезд до ст. метро "Парк культуры" или "Октябрьская".Режим работы: вторник, среда, воскресенье — с 10.00 до 18.00четверг, пятница, суббота — с 10.00 до 21.00(кассы прекращают работать за час до закрытия музея)выходной — понедельник.Цена билета: Взрослый - 500 руб. Льготный - 200 руб.Бесплатно — для лиц до 18 лет. Подробнее тут.Каждую среду вход на постоянную экспозицию и временные выставки, проходящие в здании на Крымском Валу, для индивидуальных посетителей бесплатный.

ВНИМАНИЕ!При предъявлении корешка билета из Еврейского музея в Третьяковской галерее — стоимость составит 400 рублей и включает в себя посещение Биеннале современного искусства и постоянной экспозиции. При предъявлении корешка из Третьяковской галереи в Еврейском музее стоимость составит 300 рублей. Акция распространяется только на взрослый билет без льгот при покупке в кассах музеев.

Поддержи авторов - Добавь в друзья!

mayak-parnasa.livejournal.com

Картина недели. «Проун вращения» Эль Лисицкого: zhavnerovich_

Архитектор Лисицкий воплощал на бумаге свои «проекты установления нового» (развёрнутая версия аббревиатуры «проун»), работая над верховной задачей всех уважающих себя авангардистов, сформулированной, правда, ещё Вагнером. В начале XX века все беспримесные художники-супрематисты — то есть, те же живописцы, только со стерильной геометрией вместо обнаженной натуры, — были заняты сборкой небывалых синтетических моделей искусства. Самые обстоятельные заодно выводили нового человека, способного их воспринимать. Оказывалось, правда, что даже самый новый человек и нравственно, и физиологически безнадёжно отставал от самых высоких из идей.

Протодизайнер Лисицкий тоже занимался и селекцией, и синтезом, только был гораздо приземлённей. Супрематизм был для него не формой, но универсальным конструктором для графических и архитектурных экспериментов: «проун есть пересадочная станция по пути от живописи к архитектуре». Его не интересовала нематериальные результаты работы авангардной мысли: технологические утопии, города и граждане будущего и прочая передовая алхимия. Смешивая техники, материалы и дисциплины, Лисицкий создавал утилитарные объекты, которые можно произвести и использовать немедленно, в крайнем случае — очень скоро.

«Проун вращения», как и остальные проуны, нарисован и видим только в плоскости бумаги. Но он существует в трехмерной виртуальной реальности. В 1920-ых годах с помощью метода проунов Лисицкий разработал временные объекты и павильоны, которые сооружались в разных городах Европы на площадках международных выставок.

Эль Лисицкий «Проун вращения», около 1920

Рассмотреть в высоком разрешении

Почему будет легко понять Лисицкого?

—Лисицкий придумал, как устроить из культурной повинности современный аттракцион с новыми правилам и принципами взаимодействия с посетителями. Сегодня их повсеместно используют музеи и галереи, а впервые пространство-аттракцион показали на Большой Художественной выставке 1923-го года в Берлине. «Комната проунов» была самообновляемым механизмом с двигающимися стенами и оптическими и световыми спецэффектами. Совокупность ощущений настраивала зрителей на восприятие конкретных экспонатов, и всей выставки как единой сущности. До этого момента считалось, что пространство экспозиции не влияет на эффект от помещённых в него произведений искусства.

— Лазарь Лисицкий сократил собственное имя до изящного и удобного «Эль», и, превратившись в работающий в режиме непрерывного созидания проун из плоти и крови, сам стал актом искусства. Правда, он не декларировал эту симпатичную идею, бодро эксплуатируемую масскультом вот уже несколько десятилетий, а оставил последователям.

— Высшую ценность Лисицкий обнаружил в сочетании дизайна и суровой функциональности. Для переполненного прекрасными теоретиками авангардного художественного движения эта идея кажется убийственной. Мол, если не найдётся способа воплотить идею в материальном мире, значит, ты не нафантазировал ничего стоящего.

Но дизайн даже сегодня не поглотил искусство окончательно. Хотя и граница между ними полностью открыта, а креативные элементы всех мастей бегают туда-сюда, пока не определят, где получится заработать больше. Быть может, вопрос заработка, в конце концов, и определяет статус произведения как арт или дизайн. Но это уже тема для долгой и, надо думать, весьма душной дискуссии о стремительных мутациях всего в нашем уже-не-том мире добавочной стоимости и перепотребления.

— Хотя Лисицкий и перепроектировал своё характерно звучащее имя, его вдохновляло еврейское происхождение. Отдельные иллюстрации, выполненные им для книг на идиш, сегодня продаются на аукционах за сотни тысяч долларов. Взяв за основу древние символы, Лисицкий установил новый облик еврейской книжной графики.

Художник считал, что и книги нужно делать по-новому. Новый писатель должен будет изначально представлять своё произведение как сумму текста и графических элементов: жёстких, минималистичных, и, само собой, без дремучей билибинщины и слащавых буквиц в рюшах. Тогда и тексты, которые так и хочется заключить в рюши, наконец исчезнут совсем.

— С помощью своих архитектурно-графических инструментов Лисицкий перерабатывал любую общественно значимую систему, чтобы представить версию улучшенной реальности. В его работах можно обнаружить даже зачаточную урбанистику. Например, проблему размещения стремительно растущего населения Москвы Лицицкий предлагал решать с помощью вертикального зонирования застройки.

Проект инновационного здания у Никитских ворот (1923–1925)

Серийные горизонтальные небоскрёбы Лисицкого не были построены. Но остался подробный план, с которым можно ознакомиться в оцифрованном номере журнала 1920-ых годов «Известия АСНОВА (Ассоциация новых архитекторов)». И с каждой страницей пугающий облик Дома атомщиков на Тульской, Дома авиаторов(«на ногах») на Беговой или других столичных зданий-фриков приобретает особую драматичность.

Сегодня в Москве можно увидеть всего лишь одно строение авторства Лисицкого. Это типография «Огонька» в 1-ом Самотечном переулке.

И как вращается этот проун?

Вот так:

Такова сущность проуна Вращения. Проун вращается, проун вращает, и, оставаясь самовращаемым, вот-вот внушит пытливому зрителю головокружение. А его вестибулярному аппарату — команду немедленно сблевать

Физика проуна

Перед нами система, имеющая массу, скорость вращения и прочие физические характеристики трёхмерного материального объекта, но в воображаемом измерении.

При этом проун и есть само вращение. Части проуна отражают свойства целого http://platona.net/board/filosofskij_slovar/celoe_i_chast/1-1-0-505 проуна. Современному зрителю проще думать именно так, ведь он кое-что понял про мир если не из новейшей философии, то из информатики, или, на худой конец, биологии — их много, а системный анализ один.

Этика проуна

Вспомните плакат «Клином красным бей белых!», давший жизнь тысячам переработок. Мы видели его в постмодернистском искусстве, в рекламе, на логотипах брендов и обёртках еды, в интернет-мемах, в оформлении школьных стенгазет. Плакат создал Лисицкий, но при всей растиражированности работы мало кто представляет, что у агитационного плаката вообще должен быть автор. И, несмотря на назначение плаката, его также можно отнести к проунам, и воспринимать «Проун вращения» с помощью этого, удивительно удачного по динамике и ритму, образца.

Лисицкий любил эффектность лозунга, любил фотомонтаж, и плакат как сверхточное синтетическое высказывание. Плакатов он производил действительно много. В 1937 году он посвятил четыре штуки принятию Сталинской Конституции. Так Лисицкий проделал путь от популяризатора еврейской культуры до учредителя пропагандистского инструментария тоталитаризма. Он создал основные принципы советской эстетики, разработал первые проекты экономичных малогабаритных квартир, — в общем, всё то, что мы, поколение за поколением, будем так ненавидеть.

– Сталин!– Пропаганда!– Возмутительно!– Это не искусство!

Действительно, ровно там, где начинается идеология, заканчивается искусство. Но дизайн, как мы выше определили, — это всё ещё не искусство. И никогда им не был, и история работы Лисицкого тому подтверждение.

Умер Лисицкий в 1941-ом, когда имидж СССР, созданный этим дизайнером абсолютно современного типа, уже четыре года как был введён в эксплуатацию. За отчётные четыре года было объявлено что, все вопросы и проблемы искусства решены раз и навсегда. Архитекторы вынуждены были работать по инструкциям, механически удовлетворяя запрос власти на демонстрацию величия. Результаты с некоторых пор романтически называют «сталинским ампиром». Их принято считать красивыми. Ещё бы, по сравнению с последовавшими далее хрущёвками и совсем недавней разрухой, сталинские здания красивые и прочные, но они мёртвые и к искусству отношения не имеют.

Наверное, только если ты один из непосредственных создателей, возможно быть настолько абсолютным рупором совка и при этом настолько отдельным от него. Лисицкому очень повезло успеть материализовать авангардную мысль и вовремя умереть, пока его не убил режим. Уж слишком много он для него сделал. Сталин, говорят, этого не любил.

Материал по теме

Материал по теме

Материал по теме

users.livejournal.com

Описание картины Эля Лисицкого «Проун»

Описание картины Эля Лисицкого «Проун»

Проуны Лисицкого – некий переходный этап – от обычного художника до Малевича. Они есть игра с геометрическими фигурами, искусство сложное и основанное на поисках истока. В конечном итоге, все представляет собой геометрические фигуры, произвольно между собой соединенные. Голова – это шар, на плоскости круг. Дом это квадрат.

Человеческое тело включает в себя овалы, треугольники, круги. Все изначально выходит из геометрии – об этом говорит хотя бы то, что молодых художников учат, перед тем, как рисовать объект во всей его трехмерной красоте, сначала разметить геометрическую основу. Сделать голову шаром, шею овалом, туловище вытянутой трапецией со скругленными углами, и только когда фигура будет готова, строить из неё трехмерную женщину или трехмерного мужчину.

Проуны – это поиск первопричины, очищение живописи от всех культурных наслоений, своеобразное её освобождение. Как кубисты проходили от трехмерных реалистичных изображений к изображениям плоскостей, а потом и одной плоскости, заполненной геометрическими фигурами, а потом обратно, так Лисицкий прошел их же путем.

Однако, если кубисты, пройдя свой путь, вернулись к реализму, обогащенные потусторонними знаниями геометрии, то Лисицкий никуда не вернулся, но вышел на стык живописи и архитектуры. Его проуны стали не просто игрой с геометрическими фигурами, но планами несуществующих зданий, сюрреалистичными подобиями существующей действительности. Так есть проун «Мост» и проун «Город».

Однако «Проун» к ним не относится – он представляет ранние эксперименты художника, когда он ещё не вкладывал в картины игры с трехмерностью, а насыщался простой геометрией. Круговой проун, вписывающий в себя квадраты и треугольники висит в едином космическом пространстве и именно своей игривой пустотой и не привязанностью к каким-либо физическим объектам он красив.

opisanie-kartin.com

Витебская энциклопедия : Лисицкий, Лазарь Маркович

El-lisickiy1.jpg

Ла́зарь Ма́ркович (Мо́рдухович) Лиси́цкий (Эль Лисицкий) (10 (22) ноября 1890, с. Починок Смоленской губернии (ныне г. Починок Смоленской области РФ) — 30 декабря 1941, Москва) — советский художник и архитектор, выдающийся представитель русского и еврейского авангарда.

Биография

Лазарь Лисицкий родился 10 ноября 1890 года на станции Починок Смоленской губернии в семье ремесленника. Учился в реальном училище Смоленска, живя у своего деда. Летние каникулы проводил в Витебске, где в 1903 году начал заниматься в «Школе рисования и живописи» Иегуды Пэна. После окончания училища поступил на архитектурный факультет Высшей политехнической школы в Дармштадте (Германия), которое окончил в 1914 году. Затем, для получения российского диплома, ещё два года (1915—1916) проучился в Рижском политехническом институте, эвакуированном в Москву.

После получения образования Лазарь Лисицкий входил в кружок еврейской национальной эстетики «Шомир»[1][2], созданный в конце 1916 года. Активное участие в «Шомире» принимала витебская художница Полина Хентова, в которую Лисицкий был безответно влюблён.Лисицкий принимал участие в выставках Еврейского общества поощрения художеств (выставки в 1917 г. и 1918 г., Москва, в 1920 г., Киев) и в выставках объединения «Мир искусства» (1916 г. и 1917 г.).Летом 1918 года Лисицкий с Хентовой уезжают в Киев. Там они активно включаются в работу Художественной секции украинской Культур-Лиги[3], созданного в апреле еврейского объединения.

Л. Лисицкий в мастерской Народного худ. училища, 1920

В 1919 году Полина Хентова уезжает к родственникам в Витебск. Вслед за ней приезжает Лисицкий, которому Марк Шагал предлагает руководство архитектурной мастерской Витебского Народного художественного училища[4]. Так как, архитектурную мастерскую планировалось открыть только осенью 1919, то по приезду в Витебск Лисицкий подготавливал иллюстрации для витебских газет, создал декорации для спектакля «Женщина с моря» по пьесе Г. Ибсена. С сентября 1919 до осени 1920 Лазарь Лисицкий преподавал в архитектурной мастерской.

Во многом благодаря Лисицкому, увлекавшемуся супрематизмом, в ноябре 1919 года в Витебск приехал преподавать создатель супрематизма Казимир Малевич. Вместе с Малевичем, Лазарь Лисицкий участвовал в создании и работе авангардного художественного объединения УНОВИС. Лисицкий и Малевич декорировали здания города к праздникам в супрематическом стиле, создали торжественное убранство театра к второй годовщине витебского Комитета по борьбе с безработицей, устраивали выставки, философские диспуты. В Витебске Л. Лисицкий впервые использовал псевдоним Эль Лисицкий.

Летом 1921 года Лисицкий был вызван в Москву во ВХУТЕМАС [5] вести курс истории архитектуры и монументальной живописи.В 1920 году Полина Хентова через Киев выехала в Берлин. Лисицкий поехал за ней в Германию.[6][7] В 1921—1925 годах жил в Германии и Швейцарии. В 1922 г. вместе с И. Г. Эренбургом основал журнал «Вещь», в 1925 г. совместнос М. Штамом и Г. Шмидтом — журнал «АВС», а также с Г. Арпом в Цюрихе издал книгу-монтаж «Кунстизм»[8]. Вступил в голландскую группу «Стиль».

После возвращения в Москву занимался оформлением книг, журналов, плакатов. С 1926 года преподавал в ВХУТЕИНе[9], вступил в ИНХУК[10]. Создал несколько архитектурных проектов.

Умер 30 декабря 1941 года в Москве. За несколько дней до смерти многотысячным тиражом был отпечатан его плакат «Давайте побольше танков... Всё для фронта! Всё для победы!».

Творчество

Ранние годы активной творческой деятельности Л. Лисицкого, в основном, были отданы оформлению книг на идише («Пражская легенда» М. Бродерзона, 1917; «Козочка», 1919; «Украинские народные сказки», 1922, и др.). Первоначально, национальная тема был главной для художника, заставляя стремиться к созданию нового еврейского искусства.

Клином красным бей белых (плакат). Витебск, 1920

Но революционные годы пробуждали в творцах того времени космополитизм, не стал исключением и Лазарь Маркович. Под влиянием Малевича Лисицкий погружался в мир супрематизма. Это выражалось в создании супрематических плакатов, оформлении книг («Супрематический сказ про два квадрата», 1922). Одной из самых известных работ Лисицкого стал плакат «Клином красным бей белых», отпечатанный в Витебске в 1920 году. В Витебскому периоду творчества относится также плакат «Победа над солнцем»[11].

В 1919—24 годах художник создавал пространственные композиции, которые он называл «проунами» (проект утверждения нового). Проуны представляли собой визуальное изображение утопических архитектурных идей художника – это оторвавшиеся от земли, устремлённые к небу или находящиеся в состоянии невозможного для земной архитектуры равновесия конструкции.

Архитектурная деятельность Эля Лисицкого заключалась в создании проектов «горизонтальных небоскрёбов» (1923—25). В 1930—1932 гг. в Москве по проекту Лисицкого была построена типография журнала «Огонёк». В 1930-х гг. Эль Лисицкий оформлял журнал «СССР на стройке», альбомы «15 лет СССР» и «15 лет РККА»[8].

Также, Эль Лисицкий увлекался фотографией и фотомонтажом. В 1924 году с помощью техники фотомонтажа он создал автопортрет.

Галерея

  • Эль Лисицкий и Казимир Малевич с нашивками УНОВИС. Лето 1920 года. Витебск.

  • Файл:Unovis 05 06 1920.jpg|5.06.1920. Вокзал в Витебске. 60 человек из художественной школы отправляются во главе с К. Малевичем в Москву на 1-ю Всероссийскую конференцию учащих и учащихся искусству. Товарный вагон оформлен по проекту Суетина[12].

  • Эль Лисицкий. Автопортрет. 1924

  • «Помните, пролетарии связи, 1905 год» Эскиз-вариант плаката для праздничного оформления Витебска к 15-летию революции 1905 года.

  • Л. Лисицкий. Трибуна Ленина (при разработке использован проект И. Чашника). 1920

  • Лисицкий. Макет праздничного украшения улиц. 1921 Печати «Утверждено» и «Комитет по праздничному оформлению улиц и площадей г. Витебск»

  • Макет праздничного украшения улиц. Витебск. 1921 год. Деталь

  • Один из горизонтальных небоскрёбов (проект, фотомонтаж)

  • Давайте побольше танков... Всё для фронта! Всё для победы! (плакат). Москва, 1941

  • Граффити на стене «Арт-пространство “Толстого, 7”» по эскизу Зль Лисицкого к опере «Победа над солнцем». Фигурин «Новый». Июль 2015. Фото: март 2017

  • Граффити «Эль Лисицкий» во дворах улицы Кирова. Автор Влад Хвостов (Гомель). Октябрь 2015

Примечания

  1. ↑ Яков Брук. Из художественной жизни революционной Москвы. Кружок еврейской национальной эстетики «Шомир»
  2. ↑ Яков Брук. Яков Каган-Шабшай и Марк Шагал
  3. ↑ Клер Ле Фолль. Киевская Культур-лига и Витебская художественная школа
  4. ↑ Ракитин Василий. Илья Чашник. Художник нового времени / Науч. ред. Ирина Лебедева, Андрей Сарабьянов, Александра Смирнова. — М.: RA, Palace Editions, 2000. — С. 10. — 2000 экз. — ISBN 5-85164-077-4.
  5. ↑ Высшие художественно-технические мастерские
  6. ↑ Он был в неё безумно влюблен, а она к нему совершенно равнодушна, может быть, только ценила как художника. Он из-за неё стрелялся, прострелил себе лёгкое и потом из-за этого болел всю жизнь. Об этом никто не знает, мне это рассказала жена Лисицкого Софья Кюпперс.
  7. ↑ мое внутреннее положение совершенно личного характера, ни с искусством, ни с моим отношением к чему-либо нас связующему не имевшее. Это меня на пару лет от очень многого оторвало1. Теперь я опять возвращаюсь в жизнь, если уж болезнь не подведет. 6 сентября 1924 года
  8. ↑ 1 2 Знаменитые русские художники: Биографический словарь — СПб.: Азбука, 2000. — С. 154—156. — 400 с. — 10 000 экз. — ISBN 5-7684-0518-6
  9. ↑ Высший художественно-технический институт
  10. ↑ Институт художественной культуры
  11. ↑ Энцыклапедыя літаратуры і мастацтва Беларусі: У 5-і т. Т. 3. Карчма — Найгрыш / Рэдкал.: І. П. Шамякін (гал. рэд.) і інш. — Мн.: БелСЭ, 1986. — 751 с. — 10 000 экз
  12. ↑ Повелительно-указующее движение уновисского предводителя своей преднамеренностью, постановочностью также переводило моментальный снимок в ранг исторического документа - правда, мягкое прикосновение Натальи Ивановой, доверчиво опиравшейся на руку Малевича, как-то укрощало авторитарную однозначность жеста. Поразительна и психологическая оркестровка группового портрета - гамма разнородных чувств рисовалась на лицах уновисцев, ехавших завоевывать Москву. Жестковдохновенный темноликий Малевич; воинственный, взъерошенный Лазарь Хидекель; печальный, отрешенный Лазарь Зуперман; бодрый, деловитый Иван Гаврис (похоже, что под мышкой у него уновисский альманах) - и лишь неистребимая жизнерадостность Веры Ермолаевой да наивного маленького подмастерья, выглянувшего из-под руки вождя, расцвечивали улыбкой напряженную серьезность Уновиса. На снимке, помимо Малевича, запечатлены все руководители Единой живописной аудитории: Нина Коган, Лазарь Лисицкий, Вера Ермолаева; подмастерья школы - Моисей Векслер, Моисей Кунин, Лазарь Хидекель, Яков Абарбанель, Иван Гаврис, Иосиф Байтин, Ефим Рояк, Илья Чашник, Эфраим Волхонский, Фаня Белостоцкая, Наталья Иванова, Лев Юдин, Хаим Зельдин, Евгения Магарил, Лев Циперсон, Исаак Бескин; имена остальных установить пока не удалось. У Лисицкого и Байтина, опиравшегося на плечи Гавриса, уновисская эмблема прикреплена на обшлаге рукава; у Векслера в переднем ряду и у Зельдина в глубине вагона черный квадрат приколот на груди. Кругловидная «супрема» (слово уновисцев) в руках Малевича - не блюдо, как могло бы показаться с первого взгляда. Ее автором, очевидно, был Чашник,[1]

Источники

www.evitebsk.com

Эль Лисицкий - геометрия и искусство

Ла́зарь Ма́ркович (Мо́рдухович) Лиси́цкий (1890—1941) — советский художник и архитектор, также широко известный как «Эль Лисицкий». Лисицкий один из выдающихся представителей русского  и еврейского  авангарда. Совместно с Казимиром Малевичем разрабатывал основы супрематизма.Окончил реальное училище в Смоленске (1909). Учился на архитектурном факультете Высшей политехнической школы в Дармштадте и в Рижском политехническом институте, эвакуированном во время Первой мировой войны в Москву (1915—1916). Работал в архитектурном бюро.С 1916 года участвовал в работе Еврейского общества поощрения художеств, в том числе в коллективных выставках общества в 1917 и 1918 годах в Москве и в 1920 году в Киеве. Тогда же, в 1917 году занялся иллюстрацией изданных на идише книг, в том числе для детей. В 1918 году в Киеве Лисицкий стал одним из основателей «Култур-лиге»— авангардного художественного и литературного объединения, ставившего своей целью создание нового еврейского национального искусства.С 1920 года Лисицкий под влиянием Малевича обратился к супрематизму. В 1921—1925 годах жил в Германии и Швейцарии; вступил в голландскую группу «Стиль».Архитектурная  деятельность Лисицкого заключалась, в частности, в решении проблем вертикального зонирования городской застройки (проекты «горизонтальных небоскрёбов» для Москвы, 1923—1925). В 1930—1932 годах по проекту Эля Лисицкого была построена типография журнала «Огонёк» Лисицкий выполнил в духе супрематизма несколько агитационных плакатов, например, «Клином красным бей белых!»; разрабатывал трансформируемую и встроенную мебель в 1928—1929 годах. Он создал новые принципы выставочной экспозиции, воспринимая её как целостный организм. Отличным примером тому служит Всесоюзная полиграфическая выставка в Москве (1927 год). Он увлекался фотографией, в частности, фотомонтажом.  Умер от туберкулёза в декабре 1941 года.

geometry-and-art.ru

Эль Лисицкий и конструктивизм ~ PhotoPoint

Сегодня 30 декабря, семьдесят три года назад умер ярчайший представитель советского конструктивизма, художник, дизайнер, фотограф, архитектор, печатник, иллюстратор, автор знаменитого плаката «Клином красным» — Эль Лисицкий.

Эль Лисицкий и конструктивизм 8

Лазарь Маркович Лисицкий, был русским еврейского происхождения. Родился в 1890 году. За свою, достаточно короткую жизнь, стал одной из важнейших фигур советского авангарда. Работал, рука об руку, со своим наставником и другом – Казимиром Малевичем, занимался развитием конструктивизма и супрематизма. Был выдающимся пропагандистом, разрабатывал выставочные экспозиции. Много экспериментировал с техникой производства и стилистическими приемами, которые стали доминирующими приемами графического дизайна всего 20-го века.

Эль Лисицкий начинал свою карьеру иллюстратором детских книг на идише, преследуя тем самым цель – содействовать развитию еврейского искусства и культуры в России. Его работа пришлась как раз на время, когда молодое советское государство переживало массовые изменения и боролось с антисемитскими настроениями. Много и долго преподавал в школах изящных искусств. Вел активную общественную деятельность. Работал с Малевичем в группе супрематистов УНОВИС. Во второй половине жизни много времени посвятил инновационным разработкам в типографическом искусстве. Работал с фотомонтажом, книжным дизайном. Много экспонировался. Получил мировое признание. Работал до последнего. Последняя работа мастера была выполнена чуть ли не на смертном одре. Это плакат «Все для фронта, все для Победы», призывом которого стало изготовление большего количества танков, для борьбы с нацистской Германией.

Эль Лисицкий и конструктивизм

Эль Лисицкий и конструктивизм 2Эль Лисицкий и конструктивизм 3Эль Лисицкий и конструктивизм 4Эль Лисицкий и конструктивизм 5Эль Лисицкий и конструктивизм 6Эль Лисицкий и конструктивизм 7  Эль Лисицкий и конструктивизм 9Эль Лисицкий и конструктивизм 10Эль Лисицкий и конструктивизм 11Эль Лисицкий и конструктивизм 12Эль Лисицкий и конструктивизм 13Эль Лисицкий и конструктивизм 14Эль Лисицкий и конструктивизм 15Эль Лисицкий и конструктивизм 16Эль Лисицкий и конструктивизм 17Эль Лисицкий и конструктивизм 18Эль Лисицкий и конструктивизм 19Эль Лисицкий и конструктивизм 20Эль Лисицкий и конструктивизм 21Эль Лисицкий и конструктивизм 22Эль Лисицкий и конструктивизм 23Эль Лисицкий и конструктивизм 24Эль Лисицкий и конструктивизм

Вас может заинтересовать:

photopoint.com.ua


Смотрите также