Картины Владимира Любарова (фото). Картины любарова


Сайт художника Владимира Любарова  : :  Анимация

Мультфильм Рустама Корнаушкина "Компания"

Хотя Рустам Корнаушкин еще совсем молод и только заканчивает ВГИК, его фильм "Компания" уже удостоился множества призов. Среди них: "Золотой Жан-Люк" - приз Международного фестиваля авторского кино, диплом "За ироничный взгляд на жестокую правду жизни" Открытого российского фестиваля анимационного кино, а также Приз зрительских симпатий Анимационного фестиваля, состоявшегося в 2017 году в Китае. Художник Любаров, слегка помогший Рустаму своими персонажами, поздравляет начинающего мастера и желает ему дальнейших творческих успехов! Мы, любаровцы, к этому поздравлению искреннейшим образом присоединяемся.

А вот что написал художнику Любарову сам Рустам:"Уважаемый Владимир Семенович! Я хотел вам сказать большое спасибо за предоставленную возможность сделать фильм по вашим восхитительным картинам. Многих моих знакомых удивило, что такие интересные и гротескные персонажи созданы одним человеком! Желаю вам здоровья, долгих лет и чтобы ваше творчество бесконечно вдохновляло и восхищало людей"

Смотрим!

Мультфильм "Препарасьон"

Мультфильм "Препарасьон" был создан по мотивам картин В. Любарова заключенными Пермской женской колонии.

Вот этими самыми дамами:

Летом 2012 года они написали художнику Любарову вот такое письмо:

Руководил студией «Imago» художник-аниматор Владимир Лазаренко-Маневич.

О том, как стартовал этот благотворительный проект и чем он завершился, В. Лазаренко-Маневич рассказал Майе Пешковой, обозревателю радиостанции "Эхо Москвы". читать интервью >>

www.lubarov.ru

Картины Владимира Любарова - Вспомнить, подумать...

Владимир Любаров – из «перпендикулярных» людей. В детстве не любил рисовать – стал художником. В советские годы, когда о существовании дизайна как искусства мало кто подозревал, оформил более ста книг.

«Еврейское счастье» – серия, над которой художник работает c 2000-го года. Среди крепкой российской зимы – с банькой, тоскою и водочкой, среди ладных и покосившихся избенок его новые герои соблюдают субботу, изучают Тору и Талмуд, едят кошерную пищу и думают о вечном.

Серия многослойна. Это и детские воспоминания художника, и пристальный интерес зрелого человека к философии и культуре древнейшего народа, и своеобразное прочтение классиков еврейской литературы – в первую очередь Шолом-Алейхема и Исаака Башевица Зингера. Как это всегда происходит у Любарова, серия исторична и современна, реальна и фантастична одновременно.

Еврейская тема в исполнении Любарова «есть нечто совершенно небывалое» и в то же время абсолютно интимно достоверное, как, впрочем, и сама жизнь.

Семья, 1998. Холст, масло, 70 х 100 см

Ташлих. 2014. Холст, масло, 70 х 70 см

Благословение Луны. 2013. Холст, масло, 60 х 70 см

Благословение коэнов. 2012. Холст, масло, 60 х 80 см

Первая шляпа. 2013. Холст, масло, 50 х 60 см

Беседа, 2003. Холст, масло, 70 х 70 см

Пока, пока, 2003. Холст, масло, 70 х 70 см

Адам и Ева, 2000. Холст, масло, 70 х 100 см

Праздник в шалаше, 2001. Холст, масло, 60 х 70 см

Суббота, 1998. Холст, масло, 60 х 100 см

За здоровье Мордехая, 2003. Холст, масло, 60 х 70 см

Танец, 2008. Холст, масло, 80 х 80 см

Будет? Не будет? 2009. Холст, масло, 80 х 70 см

Гефилте фиш, 2009. Холст, масло, 50 х 70 см

Толкователи Торы, 2012

Фруктовый салат. 2012. Холст, масло, 50 х 50 см

Большая рыба. 2013. Холст, масло, 70 х 60 см

Селедка для форшмака. 2014. Холст, масло, 50 х 50 см

Подарки на Пурим. 2014. Холст, масло, 60 х 80 см

Семен с петухом. 2013. Холст, масло, 70 х 60 см

Снежки на Ханкуку. Холст, масло, 60 х 80 см

Спор. 2013. Холст, масло, 50 х 60 см

Симхат Тора. 2014. Холст, масло, 60 х 60 см

Двери. 2013. Холст, масло, 80 х 80 см

Канун Иом Кипура. 2013. Холст, масло, 60 х 70 см

Ответный ход. 2013. Холст, масло, 60 х 70 см

Бессонница, 2002. Холст, масло, 80 х 70 см

Касриловские мудрецы, 2002. Холст, масло, 80 х 70 см

Я умею летать! 2003. Холст, масло, 80 х 70 см

Любовь, 2006. Холст, масло, 70 х 70 см

Песах, 2003. Холст, масло, 50 х 60 см

Праздник Пурим, 2002. Холст, масло, 80 х 80 см

Праздник в шалаше, 2001. Холст, масло, 60 х 70 см

Суд раввина, 1999. Холст, масло, 60 х 85 см

Цадики, 2000. Холст, масло, 50 х 70 см

Ветер, 1999. Холст, масло, 90 х 110 см

Источники - isralove.org и www.lubarov.ru

Оригинал взят у vakin

ngasanova.livejournal.com

В чем феномен картин В.Любарова? | Проза жизни

Занявшись живописью, он начал изображать своих новых земляков, создал свой неповторимый мир, полный грудастых баб, подгулявших мужичков, летающих евреев, кричащих рыб и вороватых котов. Любаров рисует не знакомые с детства лица, а портреты человеческих душ, деревенское наводнение для него — не разрушительное явление природы, а состояние русской души, не случайно его работы так любят на Западе.

За годы, прошедшие с тех пор как столичный график Любаров заделался деревенским «бытописателем», его живописная страна разрослась и вширь, и вглубь, и ввысь — аж до самых небес, где прячутся от своих земных подопечных усталые ангелы. Как-то неожиданно даже для самого себя создатель деревеньки Перемилово — с ее пьяненькими мужичками на завалинках, задиристыми петухами и грудастыми русалками (серия «Деревня Перемилово») — вышел прогуляться за околицу и скоро очутился в городке. Городок как городок, в России таких тысячи, — с покосившимися церквушками, обшарпанным вокзалом и теми же пьяненькими мужичками, потихоньку от жен бегающими в местный Дворец культуры поглазеть на пышных балерин (серия «Город Щипок»).

Бедность земли и богатство человеческой души, скудость возможностей и могучий внутренний напор эмоций… Похоже, именно в умении художественными средствами отразить гармоничное воссоединение, казалось бы, несоединимого и состоит феномен живописи Любарова.

С конца 1990-х годов Любаров неожиданно начинает серию «Еврейское счастье», посвященную бабушке Соне. Пейсы евреев, рыба фиш, выпивка на Пурим, Яша, готовящий к субботе халу, раввин, кошерная курочка, Адам и Ева, лежащие в обнимку на фоне речки на среднерусской возвышенности, — это еще один особый и замкнутый мир художника Владимира Любарова.

Владимир Любаров родился 4 сентября 1944 года в Москве. Иллюстрировал и оформил более 100 книг, среди авторов которых: Распе, Гофман, Вольтер, Жюль Верн, Эдгар По, Лем, Гоголь, Стругацкие.

С 1973 по 1984 гг. работал главным художником журнала «Химия и жизнь», с 1985 г. — член Союза художников России.

В 1992 г. резко изменил свою жизнь, переехал в деревню и занялся живописью. В результате появилась серия «Деревня Перемилово», показанная на выставках в Москве, Брюсселе, Страсбурге, Берлине, Люксембурге. В 1993 г. вышла книга «Русские пословицы», иллюстрированная работами Любарова (издательство Appletree, Великобритания). Через год эта книга была переиздана в США и в большинстве стран Западной Европы. Работы Владимира Любарова находятся в Русском музее, Третьяковской галерее, а также в музеях и частных коллекциях России, Бельгии, Голландии, Великобритании, США, Франции, Австрии, Германии, Израиля, Швейцарии, Новой Зеландии.

 — Владимир Семенович, расскажите, как преуспевающий столичный художник становится деревенским бытописателем? — Вы знаете, осточертело все! И я потрясающее нашел место: на косогоре, внизу река, совершенно нетронутая природа. И какая-то ужасно добрая деревня. Я таких людей доброжелательных, искренних не видел никогда в жизни. Рай, оказывается, достижим. После переезда в деревню — с шага совершенно иррационального для меня — в моей жизни изменилось все. — Почему перемиловские женщины такие большие? — Если говорить серьезно, то если из Перемилова и всех соседних деревень вынуть женщину, все, конец, деревня тут же умрет. Потому что на женщине держится русская деревня. Мужик пьет, мужик гуляет, серьезно о семье не думает. А еще я тут использовал прием художников-примитивистов: у них часто одна фигура большая, а вокруг маленькие. Художники лубка рисовали прекрасно, без всяких знаний перспективы и анатомии. Они более значительного человека делали больше, менее значительный человек был меньше, таким образом подчеркивали свое отношение. А я женщину деревенскую уважаю больше и больше ценю. В этом есть и реальная правда, потому что мужик измельчал не только нравственно, но и физически.(Разговор приведен по статье «Село Перемилово и его обитатели«.)Следуя традициям русского лубка, Любаров создает свой мир. Источник его вдохновения — жизнь российской глубинки. Бабы с авоськами, мужики с пол-литрами, кривенькие избы и заборы, килька в томате, семейные, уличные и любовные сцены, незамысловатая эротика, обладающая в то же время эпическим размахом и мощью. Могучие обнаженные тела купальщиков и купальщиц. Это жизнь, то трогательная и смешная, то инфернально-жутковатая, и весь волшебный мир Любарова чем-то напоминает столь же волшебный и мистический мир шагаловского Витебска. И еврейская тема, думается, вовсе неспроста появляется у художника.

Живопись Любарова с трудом укладывается в рамки какого-либо течения или направления: то, что он создает, одни называют «постмодернистским лубком», другие — «интеллектуальным наивом». Сам же художник утверждает, что он рисует просто картинки, на которых люди живут своей незатейливой жизнью где-то на границе Владимирской и Ярославской областей, по соседству с полузаброшенной деревней Перемилово.

По первичным художественным признакам Любарова можно назвать примитивистом. Но повесьте любую его картину на стену (за неимением денег на дорогую живопись можно ограничиться календарем с репродукциями его произведений или вырезать большую иллюстрацию), и через недолгое время у вас в доме заведутся друзья. Тихие, любимые, чудаковатые, неназойливые люди, которых вы будете разглядывать. Сначала исподволь, вскользь и случайно, потом все чаще и задумываясь, находя все новые милые сердцу детали и неожиданные откровения.

shkolazhizni.ru

Владимир Любаров, художник. Биография, фото, картины Владимира Любарова

Имя Владимира Любарова хорошо известно поклонникам современной книжной графики не только в русскоязычном литературно-художественном пространстве.

Владимир Любаров: биография, картины, фото

Многогранность его творчества, как и многих талантливых людей, не ограничивается только книжной иллюстрацией. Владимир Любаров - художник и иллюстратор - давно получил заслуженное признание в международной арт-среде. Сегодня его знают и как живописца, редактора, писателя.

Владимир Любаров всегда предстаёт перед своими поклонниками весёлым добряком и неисправимым оптимистом. И из-за отсутствия официальных званий, регалий и наград художник не переживает. Его и так по праву можно считать одним из выдающихся живописцев и графиков современности. Работы Любарова сегодня хранятся в коллекциях крупнейших музеев страны, таких как Третьяковская галерея и Русский музей, что уже само по себе является признанием его творчества.

владимир любаров

Ранние годы

Владимир Любаров - художник. Биография его не пестрит чередой головокружительных взлётов и падений. Его жизнеописание начинается с классических «родился, учился, окончил». И в общем-то в этих событиях нет ничего сверхъестественного, но именно так классически обыкновенно начинался яркий творческий путь этого оригинального художника и неординарного человека.

Владимир Любаров появился на свет в Москве в предпоследний военный год. В 11 лет он поступил в художественную школу при институте им. Сурикова. Уже в этом возрасте он определился со своей профессией или, скорее, призванием. В школе будущий график и живописец шесть лет изучал теорию художественного искусства, именно она заложила академические основы его творчества. Впрочем, сухой академизм изначально был чужд художнику. Своё художественное образование Владимир Любаров продолжил в Московском полиграфическом институте, где одним из его учителей стал известный советский график, театральный художник и иллюстратор Андрей Гончаров.

Книжный график и иллюстратор

Более двадцати лет своей творческой жизни Владимир Любаров отдал иллюстрированию книг и журналов. Классика отечественной литературы и зарубежные авторы, хрестоматийные и современные – за свою карьеру он оформил около ста книг. Среди его работ иллюстрации к романам Жюль Верна и рассказам Эдгара По, Вольтеру, Гофману, Николаю Гоголю и многих других поэтов и прозаиков.

Вершиной карьеры Любарова-иллюстратора стала должность главного художника научно-популярного журнала «Химия и жизнь». Неординарность и смелость идей помогла художнику превратить сухое издание в настоящую территорию искусства. Как график Владимир Любаров воспринял и развивал замечательные традиции выдающихся мастеров книжной иллюстрации С.Верховского, Д.Лиона, Ю.Ващенко, Ю.Купера.

От графики к живописи

В начале 1990-х годов Владимир Любаров решил оставить мир книжной иллюстрации. Биография его сделала крутой поворот. Неожиданно для всех художник уезжает из столицы во Владимирскую область. Он посвящает себя станковой графике и живописи.

Теперь отдалённую и подзабытую большим миром деревню Перемилово, где живёт Любаров, знают далеко за пределами России. Свои картины Владимир Любаров - художник-живописец посвящает соседям, увековечивает в них удивительный мир деревенской жизни, пропущенный через особое видение творца.

владимир любаров художник

Картины и картинки Владимира Любарова

Художник создаёт циклы живописных работ, населяя их очень неоднозначными героями, весёлыми и грустными, до боли знакомыми и неожиданными образами. Картины Владимира Любарова, или? как называет их сам автор? «картинки», представляют собой удивительное переплетение фольклорных мотивов и острого социального реализма. Казалось бы, как на одном полотне могут ужиться небритый тракторист дядя Вася и русалка? В мире, созданном Любаровым, всё возможно. На фоне серого и туманного деревенского пейзажа вдруг появляются невиданные животные. Кажется, весь мир собрался вокруг деревенской пары на свидании, и тут же в углу притаилась круторогая корова из сказки, а по другим полотнам гуляют лубочно-сказочные птицы, а из вечерней дымки проглядывают очертания теремков.

картины владимира любарова

Стилистика и влияние классиков

В стилистике живописных работ Владимира Любарова легко прочитывается влияние не только фольклора, народного творчества, лубковых картинок, но и классиков живописи. Сюрреалистичность образов перекликается с эстетикой работ Магрита, в еврейской теме легко угадывается влияние летящих образов Марка Шагала, а некоторая наивность изображений напоминает манеру Пиросмани. В некоторых работах изображения толпы близки брейгелевским образам, а портреты можно сравнить с типажами героев Босха.

владимир любаров художник фото

Деревня Перемилово в картинах и картинках

До 2014 года из-под пера, вернее, кисти живописца вышли семь серий произведений. Первая из них, имевшая грандиозный успех и продолжаемая по сей день – «Деревня Перимилово и город Щипок». Вслед за ней появились и другие: «Буза в деревне Перемилово», «Наводнение», «Еврейское счастье», «ФизкультПривет!», «Едоки», «Амстердам». Простые сюжеты, простые темы, но в каждой из них глубокие пласты философских подтекстов.

владимир любаров биография

Владимир Любаров как художник воспевает праздник жизни в каждой повседневной мелочи. Его работы пронизаны лёгкой иронией и любованием простыми и даже порой неприглядными, с точки зрения обывателя, вещами. За мелкими деталями, прорисованными с особой любовной тщательностью, кроется большой смысл. Слегка наивная, наигранно детская лубочная манера изображения ещё больше обостряет тонкость этих чудесных моментов. Волшебство мира передаётся через самые простые и тем самым неожиданные вещи.

Ангелы и люди

Трогательный маленький ангел на плече здорового мужика, дородные деревенские бабы в образах муз, влюблённые пары в пространстве, наполненном разными бытовыми предметами, - жители картин Любарова существуют в своей специфической Вселенной, однако тесно переплетённой с реальным миром.

Картины Владимира Любарова – это органичный симбиоз грустного и комичного, фантастики и реальности, замешанный на гротеске и лёгкой иронии. Каждая работа как маленькая история, передающая огромную гамму чувств и едва уловимых оттенков настроений.

владимир любаров художник биография

Владимир Любаров – писатель

Кроме книжной иллюстрации, станковой графики и живописи талант Владимира Любарова проявился и в литературном жанре. В 2011 году вышла его первая книга «Рассказы. Картинки», проиллюстрированная самим художником. Спустя три года мир увидела вторая его книга «Праздник без повода». Тем не менее снова возвращаться к книжной иллюстрации художник не планирует, посвящая своё время и вдохновение живописи и новым проектам, связанным с ней. Вопрос, увидит ли когда-нибудь мир снова его книжную графику, пока остаётся открытым. Если и вернётся к иллюстрированию, то только своих книг - такой ответ на него даёт сегодня сам Владимир Любаров.

Художник фото своих работ, описания книг и будущих проектов выкладывает для ознакомления на личном сайте.

загрузка...

worldfb.ru

Картины Владимира Любарова. - ktaara

  Ну вот, захотелось, называется, поучаствовать в марафоне : )) Смысл его был в том, что каждый, оставивший коммент, получал имя художника и должен запостить его картину. Но вот от darth_ment мне достался Владимир Любаров... И я поняла, что просто не могу выбрать из его картин наиболее понравившуюся! Самый короткий список состоял из 5-6 картин : )) В общем, найдя галерею его работ, решила перенести ее сюда, чтобы все смогли увидеть это чудо.

   Владимир Любаров - известный книжный график, проиллюстрировавший более ста книг, среди которых Вольтер, Рабле, Гоголь, Стругацкие, Шолом-Алейхем, Зингер. Одиннадцать лет он был главным художником журнала “Химия и жизнь”, а в начале перестройки организовал с группой писателей первое в России частное книгоиздательство “Текст”.   Однако в 1992 году Любаров неожиданно для окружающих резко изменил свою жизнь. Отказавшись от амплуа престижного столичного художника, он купил маленький дом в полузаброшенной деревне Перемилово на краю Владимирской области и с головой окунулся в простую крестьянскую жизнь.   Занявшись живописью, он начал изображать своих новых земляков. “Картинки из русской жизни” имели огромный успех на Западе, и вскоре Любарова приглашают с выставками в Бельгию, Германию, Францию и Швейцарию. А вскоре пришел успех и в России. Начиная с 1996 года, практически ежегодно проводятся персональные выставки в ЦДХ, Манеже, в ведущих столичных галереях.  [Нажмите, чтобы прочитать]Многие сюжеты Любарова откровенно литературны, навеяны легендами, библейскими притчами, рассказами, где-то за ними маячат тени Шолом-Алейхема, Бабеля, Исаака Башевиса Зингера и героев русских сказок. О литературности в живописи иногда говорят, как о недостатке того или иного художника. И напрасно говорят. Литература как мать всех искусств была для многих самых великих живописцев мощным источником вдохновения. Сколько полотен навеяно книгой книг - Библией!   Говоря о картинах Любарова, знатоки часто произносят слова «лубок» и «наивность». Ну конечно, лубок тут имеет место и наивность - тоже. Hо какая наивность? Наивными, как я понимаю, чаще всего считают художников, которые, имея природные способности к живописи, специального образования не получили, соответствующей техникой не овладели, но поражают своих почитателей свежестью взгляда на жизнь и «вынужденным» пренебрежением законами изобразительного искусства.   Любаров к такой породе художников никак не относится. Он - высокий профессионал и искусством своим владеет в совершенстве. Но что роднит его с наивными художниками, так это умение посмотреть на мир взглядом, незамутненным профессионализмом, удивиться увиденному, может быть, даже по-детски, и заставить нас испытать такое же удивление. В этом смысле каждый настоящий художник наивен, и каждое истинное творение искусства в известной степени тоже наивно.   Если бы мы умели объяснять Искусство, мы бы давно поставили его производство на конвейер. Невозможно объяснить присутствие Ангела. Довольно легко заметить его отсутствие, и тогда сразу можно объяснить все что угодно. Только к Искусству наш объект уже относиться не будет, разве что к чему-то около. Любой искусствовед растолкует вам, чем отличается стилистика и цветовая гамма Боттичелли от стилистики и цветовой гаммы Модильяни, и никто никогда не объяснит, почему к ним приходил один и тот же Ангел. Легко рассказать, во что была одета певица, - ты попробуй рассказать, как она поет.   Работы Любарова для меня - феномен необъясненности. Попытка копировать его манеру, такую, казалось бы, незамысловатую, бессмысленна - сразу скатитесь либо к коврику с лебедями, либо к карикатуре.   Каждая его картина - маленькая сказка, грустная и ироничная, с началом и концом. Любаров не рисует своих персонажей - он рассказывает их. Его сюжеты - вроде бы из нашей сегодняшней жизни, а манера - вне времени, такое могло быть написано и сейчас, и сто лет назад.   И при этом - фантастически современно.   И - необыкновенно узнаваемо.

Ласточка

Все утащено отсюда: http://802351.info/1190-khudozhnik-vladimir-ljubarov-59-foto.html

Ангел-хранитель

Арбуз

Большой балет в деревне Перемилово

Венский стул

Веселая теща

Ветер перемен

Девушка с велосипедом и мужчиной

Девушка, поющая в душе

Девушка-клумба

Дочка вышла замуж

Забег

Зал ожидания

Земля

Канун Иом-кипура

Каток

Кафе-мороженое

Коля и Нина

Котяра

Лебединое озеро

Лоскутное одеяло (Беженцы)

Лунатики

Любовь

Люся помыла голову

Мцыри

Николай Иванович любит йогурт

Ной

Облака

Остановка

Первая брачная ночь

Переулок

Погребок

Поединок

Поздний ужин

Понедельник

Прыгалки

Прыжок

Рыбный день

С легким паром

Свежие новости

Света любит танцевать

Свидание

Семья

Сиамские близнецы

Случайная связь

Старый снег

Табачок

Фото на память

Хлеба

Лехаим! Из серии "Еврейское счастье"

Адам и Ева

Золотые перцы

Летающие перцы

Лиза достойна любви

Маца

Огонь

Привал

Приморозило

Рыба

ktaara.livejournal.com

Картины Владимира Любарова (фото) |

любаров_картины.jpg

Владимир Любаров не просто художник, он удивительный человек. Хотя бы потому, что любит делать все перпендикулярно, то есть на зло обстоятельствам. Стандартная биография художников начинается с того, что в детстве они страстно любили рисовать. А вот Владимир Любаров в детстве не испытывал такого желания, однако во взрослом возрасте взял и стал художником!

Также в молодости он занимался дизайном книг, в том числе, он оформлял журнал "Химия и жизнь". Ему был доверен солидный пост главного художника престижного столичного издательства. Многие люди намертво вцепляются, вгрызаются в подобные должности на годы. А вот Владимир Любаров как только почувствовал первые признаки скуки, взял и уволился! Затем накупил холсты, кисти, краски и отправился жить в деревню Перемилово, где создал немало шедевров.

Особенность его живописи в том, что он умело совмещает реализм, напускную неестественность, импрессионизм, обрамляя все нотками иронии. Его картины почти полностью посвящены реалиям деревенского быта. Здесь не просто мужчины и женщины. На картинах Владимира Любарова изображены мужики и бабы, колоритные персонажи, которых можно долго рассматривать.

Дамочки пухленькие, мужчины небритые... Они влюбляются, танцуют, весело отмечают застолье, ссорятся и мирятся. Всю гамму простых человеческих чувств и такой же простой жизни вы увидите на полотнах мастера.

Для вас представлена подборка картин Владимира Любарова, но это далеко не все его полотна. Вы можете посетить его персональный сайт, а также его часто приглашают на выставки. Сайт мастера http://www.lubarov.ru/main.aspx.

любаров_картины.jpg

любаров_картины.jpg

любаров_картины.jpg

любаров_картины.jpg

любаров_картины.jpg

любаров_картины.jpg

любаров_картины.jpg

любаров_картины.jpg

любаров_картины.jpg

любаров_картины.jpg

любаров_картины.jpg

любаров_картины.jpg

любаров_картины.jpg

Английский для всех уровней на www.yes-english.ru

www.fabishek.com

Сайт художника Владимира Любарова  : :  Факты о художнике: творчество

Творчество

В 70-80-е годы Владимир Любаров получил известность прежде всего как книжный график, проиллюстрировавший более ста книг (среди авторов которых Вольтер, Распе, Лем, Гоголь, Стругацкие). На протяжении 11 лет он работал главным художником журнала «Химия и жизнь», в начале перестройки с группой писателей организовал «Текст» – первое частное издательство в России.

Однако в 1992 году Любаров резко изменил свою жизнь. Отказавшись от амплуа преуспевающего столичного художника, он купил дом в полузаброшенной деревне Перемилово, что на краю Владимирской области, и попробовал зажить простой крестьянской жизнью. Что удалось лишь отчасти, поскольку в деревне он занялся живописью и стал изображать своих новых земляков. Неожиданно для автора его «картинки из русской жизни» имели огромный успех на Западе, и вскоре последовали выставки работ Любарова в Бельгии, Германии, Франции и Швейцарии. На основе его «деревенской» серии в Великобритании была издана книга «Русские пословицы», а через год ее переиздали в США.

Вскоре успех пришел и в России. На протяжении последних пятнадцати лет проводятся персональные выставки Любарова в Центральном доме художника, Манеже, столичных галереях.

Следуя традициям русского лубка, Любаров создает свой собственный мир, свою среду обитания, наполненную правдивыми и выдуманными историями.

Источник вдохновения художника – неспешная жизнь российской глубинки. Реалии, хорошо знакомые с детства: бабы с авоськами, мужики с пол-литрами, кривые заборы, килька в томате. Тщательно, остроумно и любовно выписывая все это, Любаров вместе с тем стремится разглядеть то, что находится за обшарпанным провинциальным фасадом – саму жизнь, то трогательную, то смешную, то жутковатую, непонятую и непонимаемую жителями гигантских мегаполисов.

Бывший книжный художник Любаров во многом «графичен» и в своей живописи: композиция, линия, форма волнуют его не меньше, чем цвет и объем. Но именно энергетическая наполненность живописи сообщают его «наивному» миру монументальность, выводят его на уровень эпоса. Законы реальной жизни на его холстах легко нарушаются ради законов метафизики, детали обретают знаковость и превращаются в образы.

«Деревня Перемилово» и «Город Щипок»

Эти серии – главные в творчестве художника. Он начал создавать их в 1993-м году, работа над ними продолжается и поныне. В процессе создания слились в единый цикл. Как шутит сам художник, подобно тому, как это происходит в жизни, в его творчестве произошла «смычка города и деревни».

«Деревня Перемилово» – первая станковая серия, в состав которой, наряду с живописными, вошли и графические работы, в том числе иллюстрации к русским пословицам и идиомам. Название серии дала деревня, где Любаров по-прежнему живет с ранней весны до глубокой осени. Деревня, где по-российски причудливо пересекаются, то и дело запутываясь в клубок, история и современность. По преданию совсем неподалеку отсюда родился великий Андрей Рублев; саму деревню пересекает старый Екатерининский тракт. Поговаривают, что и название деревне дала сама императрица, сославшая туда некогда опостылевшего своего фаворита – пере-милого. И проступает на полотнах Любарова нынешняя жизнь деревни – кряжистая, с водочкой, с нестройной песней под шепелявую гармошку, но подсвеченная изнутри историческим космосом. «Деревня Перемилово» – самая «русская» серия Любарова – по мнению одних критиков, веселая и безудержная, по мнению других – пронзительно-грустная, служит своеобразным ключом к понимаю всего творчества художника.

«Город Щипок» – в отличие от деревни Перемилово, такого названия на географической карте не найти. Так, правда, называлась улица в Замоскворечье, где художник родился, так что уютно-обшарпанный Щипок – это отчасти город его детства. И вместе с тем – это тоже типичная российская глубинка: люди и реалии узнаются стразу – и спящие вповалку на вокзале (поди разбери – то ли живы, то ли давно уже умерли), и томящиеся в очередях, и трогательно распивающие розовый портвейн под забором на газетке, и будто в последний раз гуляющие в забулдыжном ресторане. Все убого, все выплакано-выкричано до тла и все возрождается вновь, как наша вечная, латаная-перелатаная, боевая птица Феникс. Но вместе с тем «мерзость провинциальной жизни» получается у Любарова неизменно симпатичной и даже в уродстве своем обаятельной. И крошечный мир любаровского Щипка – та капля, в которой отражается жизнь бесчисленных среднерусских городков и полустанков: и проступающая повсюду история, и «Совок», и неуправляемый, как дикий бычок, российский капитализм...

«Еврейское счастье»

«Еврейское счастье» – серия, над которой художник работает c 2000-го года. Проехавшись по миру и нарисовав попутно серию «Амстердам», Любаров вернулся в свое живописное Перемилово и, слегка потеснив местных жителей, населил его еще и ветхозаветными евреями, живущими по своим тысячелетним законам. Среди крепкой российской зимы – с банькой, тоскою и водочкой, среди ладных и покосившихся избенок его новые герои соблюдают субботу, изучают Тору и Талмуд, едят кошерную пищу и думают о вечном.

Серия многослойна. Это и детские воспоминания художника, и пристальный интерес зрелого человека к философии и культуре древнейшего народа, и своеобразное прочтение классиков еврейской литературы – в первую очередь Шолом-Алейхема и Исаака Башевица Зингера. Как это всегда происходит у Любарова, серия исторична и современна, реальна и фантастична одновременно.

По мнению критиков, еврейская тема в исполнении Любарова «есть нечто совершенно небывалое» и в то же время абсолютно интимно достоверное, как, впрочем, и сама жизнь.

«Наводнение»

Серия «Наводнение» была создана Владимиром Любаровым в 2004-2005-м годах. Вот что рассказывает об этой серии сам художник: «Наводнение, которое я рисую, – не страшное и разрушительное явление природы, а, скорее, состояние души. В моей нарисованной деревне, как и во многих реальных российских деревнях, такое наводнение случается каждую весну. Люди давно уже привыкли к тому, что деревню затапливает. Они как жили в ней, так и продолжают жить. Только ходят от дома к дому не по сухой земле, а по пояс в воде. Они встречаются в этой воде, выпивают, любят друг друга, ругаются… То есть их жизнь почти не меняется. Ну, жили в комнате, теперь живут на чердаке или на крыше. А потом вода сходит. И они этому радуются… Наверное, можно было бы построить плотину, всем миром взяться – и построить. Но люди не делают этого. Почему – это одна из великих русских загадок. Не уверен, что мне удалось ее разгадать…».

Серия «Наводнение», несмотря на «бытовые» трактования самого художника, самая метафоричная и семантически многослойная в его творчестве. Появляясь впервые как элемент смысловой архитектоники и визуальной достоверности в его камерной серии «Амстердам», вода выступает в «Наводнении» как главный композиционный и смысловой лейтмотив серии, придавая деревенским сюжетам Любарова глубину иносказания, прячущуюся за лукавой бесхитростностью его других работ.

«Вода в пластической философии Владимира Любарова несет в себе возможность очищения, связывая человека и беспредельное, –считает искусствовед В. Пацюков. – В прозрачной ясности поведения персонажей Владимира Любарова открываются дремлющие силы природы, сливающиеся с вольностью человеческой души».

При всей философской многозначности серии, «деревенский потоп» у Любарова, как и все в его живописной стране, проходит по не слишком понятным прочему миру законам русского бытия: с водочкой на крыше подтопленного дома, с толстыми русалками в упорно не тонущей рюмочной, с пьяненькими спасателями, бредущими по шатким мосткам неведомо куда… Но, перефразируя Платонова, непонятно каким образом жизнь в «Наводнении» Любарова опять побеждает. Впрочем, как побеждает в его творчестве всегда.

«ФизкультПривет!»

Созданная в 2007-м году, эта серия, пожалуй, самая веселая, хотя и «общественно-ориентированная» в творчестве художника.

В период подготовки сочинской Олимпиады, герои Любарова решили несколько оздоровиться и на период оздоровления превратить свое Перемилово в «русскую олимпийскую деревню». Спортивный азарт охватил перемиловцев не впервые в истории: в те периоды, когда жить на Руси становилось чуть полегче и не все силы уходили на преодоление житейских трудностей, деревенские любили блеснуть своей удалью на ярмарках в соседнем Юрьеве-Польском, где дрались на кулаках, лазали по шесту и сдвигали с места груженые телеги. Вот и сейчас, когда схлынуло наводнение и вроде бы чуть наладился быт, соскучились перемиловцы выпивать и решили сбросить застойную энергию не привычным пьянством, а спортивным праздником, где каждый покажет на что еще способен. Не зря же повадились новые русские ходить в спортивный зал, а мы чем хуже?...

Короче говоря, в живописной серии «Физкультпривет!» герои прежних серий художника занялись спортом. Занялись спортом такие, какие они есть, – кряжистые и не фигуристые, иной раз совсем нелепые и грубо сколоченные, едва отошедшие от вчерашней гульбы, не проспавшиеся и напялившие на себя что под руку попало. Но занялись – по законам всегдашней русской забавы – истово, с неистребимой верой в чудо, с полным пренебрежением к слову «невозможно» – ведь всё получится, стоит только захотеть. И поэтому так убедительны негламурные толстые любаровские дамы, бегущие стометровку или играющие в футбол. И потому так самозабвенны лыжники в стареньких пальто и ушанках, безо всякой лыжни проходящие сквозь лес. И потому кажется, что прыгают не друг через друга, а прямиком в небо игроки в чехарду – одного из главных состязаний перемиловской олимпиады…

«Едоки»

В новой серии Владимира Любарова все едят. Едят так же, как живут, а живут – как едят. Художник не изучает еду, а наблюдает за едоками. И у каждого едока на столе (на стуле, на табуретке, на газетке, на травке) натюрмортом разложена вся его личная история.

В новой серии, хоть она и радует глаз богатым продовольственным рядом, «гастрономическая реальность» не важна художнику сама по себе. Людские эмоции, потаенные думы материалируются в съедобных «вещдоках» любаровских застолий. По еде-питью легко читаются судьбы.

В любаровской картине мира еда выступает необходимым условием жизни. Художественный язык Владимира Любарова отражает всю полноту переживания – физиологического, эмоционального, эстетического, – которому отдаются персонажи, когда едят. И еда – даже по-будничному бесхитростная и незатейливая, как и весь быт любаровских героев, – дает им ощущение маленькой внутренней свободы.

www.lubarov.ru