Футуризм как авангард тоталитарного искусства. Картины маринетти


Назад в будущее

11 - 2005

Марго Григорян

Филиппо Томмазо Маринетти

Фортунато Деперо

Футуризм — авангардистское направление, главенствовавшее в европейском искусстве в начале ХХ века, — можно отнести к первому арт-движению, которое вскоре после своего появления встало на коммерческую основу. С самого своего зарождения футуризм, как ни одно другое направление, был близок к рекламе и, подобно любому коммерческому предприятию, продвигал свой продукт — графические работы — в широкие массы. В этой статье мы расскажем о двух творческих личностях, без которых немыслима история футуристического графического дизайна.

Филиппо Томмазо Маринетти

Идеологом и лидером данного движения был Филиппо Томмасо Маринетти, художник и литератор. Официальной датой рождения футуризма принято считать 20 февраля 1909 года. В тот день парижская газета «Фигаро» опубликовала манифест футуризма, написанный Маринетти. Таким образом, именно Маринетти является основоположником данного направления искусства и основателем первой группы футуристов.

Целью манифеста было заявить о художественной философии футуризма как о полемическом инструменте противостояния миру академического и традиционного искусства. В своем стремлении создать искусство будущего Маринетти культивировал отрешение от духовно­культурных ценностей традиционного искусства и пропагандировал индустриальную и урбанистическую эстетику, основанную на достижениях техники того времени. Таким образом, философия футуризма, течения искусства, родившегося в Италии — стране с богатейшим культурным наследием, основывалась на отрицании классики и декламации совсем иных художественных ценностей. В своем манифесте Маринетти писал: «У нас нет жизни, а есть только одни воспоминания о более славном прошлом. Мы живем в великолепном саркофаге, в котором плотно привинчена крышка, чтобы не проник свежий воздух». Словом, Маринетти надеялся, что футуризм станет тем самым «свежим воздухом» в искусстве и литературе.

Филиппо Томмазо Маринетти, урожденный Эмилио Анджело Карло Маринетти, родился в семье богатого служителя закона Энрико Маринетти в 1876 году в Александрии (Египет). Там же он начал свою учебу, но успешно завершить ее ему удалось только после переезда в Париж. Позднее он также изучал закон и юриспруденцию в университетах Павии и Генуи.

Несмотря на то что в молодости Маринетти действительно готовился к карьере юриста, он всегда испытывал тягу к занятиям литературой и искусством. Так, с 1892 по 1894 год он издавал свой журнал в Иезуитском колледже, а в 1898 году опубликовал свой первый литературный труд в свободном стиле.

В данной статье мы не будем подробно рассказывать о литературном творчестве Маринетти. Хотя нельзя не признать, что если бы не его увлечение писательским делом, то вряд ли в искусстве появилось бы такое направление, как футуризм.

Что же касается искусства, в частности дизайна, то и здесь основоположник футуризма не преминул оставить свой след. Помимо живописи и акварельных работ в жанре футуризма, Маринетти создал множество постеров и плакатов, посвященных данной тематике.

Его художественный стиль, способный вызвать удивление даже сегодня, в эпоху графической вседозволенности,– в начале ХХ века просто шокировал. Нагромождение литер, символов и изображений на первый взгляд кажется хаотичным, однако при более внимательном рассмотрении работ Маринетти становится понятно, что такой композиционный ход выбран неспроста. Странные, кажущиеся порой нелепыми визуальные конструкции невероятно динамичны, если не сказать техничны. А именно к технике и тяготел футуризм.

В своих работах Маринетти часто прибегал к минималистической эстетике простых черных линий. Из них он сплетал фантастические графические композиции, куда включал буквы и цифры. К слову, о буквах — работы Маринетти можно смело отнести к жанру типографики. Отдельные литеры, сбитые грудой в хаотичные композиции или словно разбросанные по странице без какого­либо порядка, также характерны для творчества Маринетти. Он мог использовать большое количество фонтов в одной работе, что усиливало динамизм и беспорядок изображаемого — в противовес художественным ценностям классического искусства.

Фортунато Деперо

Как и многие футуристы, Фортунато Деперо занимался и дизайном, и живописью, и иллюстрацией, и литературным творчеством. За свою долгую и плодотворную карьеру он выпустил несколько книг, а его работы экспонировались на множестве выставок. Однако в этой статье мы не будем подробно останавливаться на достижениях Деперо в области живописи и литературы, а расскажем о нем как об иллюстраторе и дизайнере.

Фортунато Деперо родился в 1892 году в Фондо (Тренто) — регионе, в то время находившемся под властью Австрии. Спустя несколько лет после его рождения семья Деперо перебралась в Роверенто. В 1908 году Деперо попытался поступить в Академию искусств в Вене, но безуспешно. Он вернулся в Роверенто, где в 1911 году дважды выставлял свои работы. В 1913 году Фортунато отправился во Флоренцию, где заинтересовался футуризмом. Годом позднее в Риме он познакомился с Филиппо Томмасо Маринетти и Джакомо Балла, известным художником­футуристом, что способствовало его вовлечению в ряды итальянских футуристов.

В 1915 году Деперо совместно с Джакомо Балла опубликовал манифест «О футуристической реконструкции вселенной», содержавший фотографии их совместных работ, так называемых пластических комплексов — причудливых, абстрактных пластиковых конструкций. Этот манифест стал важной вехой на пути развития футуризма в коммерческой иллюстрации и графическом дизайне — именно в этом издании пропагандировалось распространение футуризма на все области искусства, и не в последнюю очередь — на графический дизайн.

В мае следующего года Деперо добровольно вступил в ряды итальянской армии, несмотря на то, что его не хотели брать в солдаты по состоянию здоровья. Однако вскоре Деперо все же был вынужден вернуться в Рим и продолжить свою творческую карьеру.

В 1916 году Деперо познакомился с Сергеем Дягилевым. Начался новый период его творчества — он приступил к разработке сценических декораций и дизайна костюмов для театра. Параллельно с этим Деперо продолжал создавать футуристические картины — целый мир динамичного синтеза самых разных форм и цветов.

В 1919 году Деперо основал организацию «Casa d'Arte Futurista» в Роверенто и вместе со своей супругой начал заниматься, помимо живописи и литературы, созданием различных футуристических объектов — от мебели до драпировок. Тогда же Деперо начал работать в жанре графического дизайна, выполняя заказы клиентов и создавая плакаты, рекламные постеры и многое другое.

В последующие годы Деперо продолжал активно заниматься искусством, создавая футуристические работы. Он прославился у себя на родине и постоянно экспонировал свои работы на выставках по всей Италии. Не менее плодотворной была и литературная карьера Деперо в эти годы.

Что же касается графического дизайна, то в период с 1919­го по 1928 год Деперо активно работал в этом жанре. Он создал множество рекламных материалов для крупных фирм и компаний. Так, по заказу компании Campari Деперо создал более сотни проектов — газетных реклам, плакатов и многого другого.

В отличие от Маринетти, для графического стиля Деперо характерны яркие, насыщенные цвета. Его работы, выполненные в жанре графического дизайна, сложно перепутать с чьими­то другими. Четкие фигуры, точно выстроенная композиция, обилие цвета и крупная типографика — вот основные черты его рекламных работ. Деперо также часто использовал контрастные цветовые сочетания и тяжелые абстрактные формы. Если Маринетти в своих работах придерживался графического минимализма и стремился к хаотичности, то Деперо, наоборот, предпочитал крупные детали, яркие цветовые сочетания и четко выстроенные композиционные решения.

В 1928 году Деперо перебрался в Нью­Йорк. Там прошло несколько выставок его работ. Что же касается творческой деятельности Деперо в этот период, то в Нью­Йорке он занимался в основном созданием рекламы по заказам различных компаний, а также разработкой сценических декораций. В тот период Деперо также часто получал заказы от нью­йоркских издательств. Так, он создал множество обложек для таких популярных журналов, как «Vanity Fair», «Sparks», «The News Auto Atlas», «Vogue» и многие другие. В октябре 1930 года Деперо вернулся в Италию.

Возвратившись на родину, Деперо участвовал в выставке футуристов в Риме, опубликовал книгу о футуризме «Numero Unico Futurista Campari». В течение двух лет, начиная с 1931 года, Деперо сотрудничал со многими итальянскими газетами («La Sera», «Illustrazione Italiana», «Secolo Illustrato» и др.), публикуя в них свои работы. В 1932 году он принял участие в другом футуристическом проекте — сборнике работ художников, дизайнеров и литераторов.

В дальнейшем Деперо продолжал плодотворно работать, но занимался в основном живописью и литературой. Созданные же работы в области графического дизайна оставили значимый след в истории развития этого жанра.

КомпьюАрт 11'2005

compuart.ru

Молодая гвардия Маринетти | Sensus Novus

Дмитрий ЖВАНИЯ

Карра, Боччони, Руссоло, Северини были молодой гвардией Филиппо Томмазо Маринетти. Лишь Балла был на пять лет старше его.

Карра, Боччони, Руссоло, Северини были молодой гвардией Филиппо Томмазо Маринетти. Лишь Балла был на пять лет старше его.

«1. Мы намерены воспеть любовь к опасности, привычку к энергии и бесстрашию.

2. Мужество, отвага и бунт будут основными чертами нашей поэзии.

3. До сих пор литература восхваляла задумчивую неподвижность, экстаз и сон. Мы намерены воспеть агрессивное действие, лихорадочную бессонницу, бег гонщика, смертельный прыжок, удар кулаком и пощёчину.

4. Мы утверждаем, что великолепие мира обогатилось новой красотой — красотой скорости. Гоночная машина, капот которой, как огнедышащие змеи, украшают большие трубы; ревущая машина, мотор которой работает как на крупной картечи, — она прекраснее, чем статуя Ники Самофракийской.

5. Мы хотим воспеть человека у руля машины, который метает копьё своего духа над Землей, по её орбите <…>» —  «Манифест футуризма», написанный  итальянским поэтом и художником Филиппо Томмазо Маринетти, построен рубленными фразами. Когда читаешь его, создаётся образ блок-поста из бетонных балок.

Переворот в сознании Маринетти произошёл, по его словам, после того, как он попал в аварию на своей гоночной машине “Bugatti”: объезжая двух велосипедистов, поэт не справился с управлением и очутился в придорожной сточной канаве. Часа через два, наблюдая за тем, как автомеханик  колдует над его «железной акулой», Маринетти испытал нечто похожее на просветление и как только  оказался за письменным столом, он набросал текст «Манифеста футуризма» и отослал его приятелю в Париж. Вскоре, 20 февраля 1909 года,  «Манифест» появился на первой полосе «Фигаро». Наверное, правая консервативная газета, названная в честь героя пьес Бомарше, напечатала революционный манифест для того, чтобы показать, до какого сумасбродства доходят всякого рода ниспровергатели.

Руссоло, Карра, Маринетти, Бочони, Северини у редакции газеты "Фигаро" (Париж, 9 февраля 1912 года)

Руссоло, Карра, Маринетти, Боччони, Северини у редакции газеты «Фигаро» (Париж, 9 февраля 1912 года)

В 1909-м, на момент выхода «Манифеста футуризма», Маринетти исполнилось 33 года. «Самые старые среди нас — тридцатилетние, за десять лет мы должны выполнить свою задачу, пока не придёт новое поколение и не выбросит нас в корзину для мусора…», — заявлял он в «Манифесте». Маринетти родился 22 декабря 1876 года в египетской Александрии. Вскормленный чёрной грудью африканской кормилицы, он рано увлёкся литературой. В 15 лет, по окончанию коллежа французских иезуитов, Маринетти основывает журнал «Папирус». С 1893 по 1896 год он живёт в Париже и учится в Сорбонне. Кафе, салоны, литературные банкеты и кабаре, эксцентричные художники, поэты, писатели — семнадцатилетний адвокатский сынок внезапно оказался в клокочущем вихре идей. В 20 лет, с дипломом Сорбонны, Маринетти поселился в Милане, где начал издавать журнал “Poesia”. Он упражняется в жанре свободного стиха. В его творчестве появляются образы и символы, которые войдут в арсенал футуризма. Его привлекают звёзды и море как символ сверхземного. В 1902-м он пишет поэму «Завоевание звезд» (“La conquete des etoiles”), а на следующий год — «Разрушение» (“Destruction”). Причём пишет он не на итальянском, а на французском языке.

Однако Маринетти вдохновляли не воспоминания о богемном Париже, его вдохновляла окружающая действительность, которая стремительно менялась. В декабре 1900 года появился первый гоночный автомобиль, разработанный Вильгельмом Майбахом. 14 декабря 1903 года американец Уилбер Райт совершил первый в мире моторный полёт — он продолжался всего 3,5 секунды. Райт пролетел лишь 32 метра и аэроплан упал. После нескольких попыток 17 декабря Уилбер совершил более продолжительный полет: аэроплан находился в воздухе 59 секунд и пролетел 260 метров. Техническая революция завоевала сердце и разум Маринетти, и он стал её глашатаем.

Маринетти, издавая “Poesia”, знакомится с итальянскими художниками и поэтами, вместе с которыми в 1909-м он поднимет знамя футуризма. Кто же эти люди, которые совершили переворот не только в итальянской, но и в мировой культуре?

Художник Умберто Боччони (родился 19 октября 1882 года) перевёл идеи Маринетти на язык изобразительного искусства в «Техническом манифесте футуристической живописи». «Товарищи, мы утверждаем сейчас, что триумфальный прогресс науки делает неизбежными глубокие изменения в человеческом обществе, изменения, которые вырубают пропасть между покорными рабами традиции прошлого и нами… В глазах других стран Италия всё ещё выглядит страной мёртвых, обширными Помпеями, белеющими гробницами. Но Италия возрождается. За её политическим воскресением последует воскресение культурное. В стране, населённой неграмотными крестьянами, будут построены школы; в стране, где ничегонеделание под солнцем было единственной доступной профессией, уже ревут миллионы машин; в стране, где безгранично правила традиционная эстетика, возникают всё новые вспышки творческого вдохновения, озаряя своим сеянием мир», — такими мазками нарисованы черты итальянского будущего в этом манифесте.

Карло Карра "Кавалерист"

Карло Карра «Кавалерист»

В 1912-м Боччони увлёкся «динамической скульптурой». Самая его знаменитая работа — «Уникальные формы непрерывности в пространстве» (1913). Скульптуры Боччони жестоко критиковал большевистский нарком просвещения Анатолий Луначарский: «Никогда не видел я фигур менее похожих на наши восприятия. А ведь Боччони мнит себя ультрареалистом. Никогда не видел я статуй более неподвижных, словно погрязших в какой-то расплывающейся, как тесто, материи. А ведь это ультрадинамическая скульптура! Пусть не говорят, что это пока попытки. Может быть, скульптура и станет когда-нибудь динамичной в большей мере, чем у Родена или Медардо Россо, избегнув вместе с тем тех недостатков, какие, несомненно, налицо в произведениях первого и особенно второго, но в этом постепенном завоевании динамики статичнейшим из искусств приёмы и результаты Боччони могут быть полезны разве как указание, чего не следует делать» («Сверхскульптор и сверхпоэт»). В начале века Боччони высмеивали, а сейчас его скульптура «Уникальные формы непрерывности в пространстве» изображена на итальянской монете номиналов в 20 чентезимо.

Под «Техническим манифестом футуристической живописи» подписался художник Карло Карра (родился 11 февраля 1881 года). Ещё до появления этого манифеста Карра нарисовал футуристическое полотно «Похороны анархиста Галли» (1910), в котором сумел передать дух и динамизм схватки революционеров и рабочих с «силами порядка». Осенью 1911 года Карра возвращается в Париж, где он жил в 1899-1900 годах. Во французской столице он знакомится с Пабло Пикассо, Жоржем Браком, Жозефом Леже, Гийомом Аполлинером и другими французскими художниками-авангардистами, которые, вдохновляемые живописью Поля Сезанна, разрабатывали тогда кубизм. Карра под их воздействием тоже начал писать картины в стиле кубизма.

Футуризм и кубизм в живописи похожи друг на друга. В русском футуризме существовало даже направление  кубофутризм. Кубисты, как и футуристы, были беспощадны к буржуазным представлениям о прекрасном. Вместо «Руанского собора» Клода Моне — чудовищные деформации вещей. Куча обломков ископаемой культуры — вместо розовощёкой и пухленькой ренуаровской дамы. Кубисты подвергали суровой казни всё лицемерно прекрасное и лицемерно живое. Новые формы они искали в исполинской первобытности. Изломы тела человека труда и геометрию индустриального города кубисты превращали в сгусток пространства. «Будто пьёшь кипящий керосин», — говорил о восприятии кубизма один из лидеров этого направления. Сын нормандского крестьянина Жорж Брак. На полотнах Пабло Пикассо и Жоржа Брака того периода мы видим предчувствие Великой войны и социального обвала старой Европы, который она вызвала. Кубизм — это ещё и поиск свободы. «Обрывки свободы, добытые Курбе, Манне, Сезанном и импрессионистами, кубизм заменяет беспредельной свободой. Теперь, признав наконец за химеру объективное знание и считая доказанным, что всё, признаваемое толпой за естественное, есть условность, художник не будет признавать других законов, кроме законов вкуса», — провозглашали первые теоретики кубизма, художники Альбер Глез и Жан Метценже. «Миссия художника, его заветная цель, — полагали они, — освободить себя и других от банального вида вещей, удовлетворить же толпу он может, только вернув окружающему виду его банальный вид».

Однако несмотря на внешнюю схожесть, футуризм и кубизм значительно отличаются один от другого. Говоря современным языком, кубисты занимались деконструкцией, предвосхищая в какой-то мере постмодернизм, а футуристы, наоборот, пытались выразить цельный образ скорости — гештальт скорости. «Мы уже живём в абсолюте, потому что мы создали вечную, вездесущую скорость», — возвещал Маринетти. «В отличие от экспрессионизма и кубизма, эмоционально локализующихся на “минорном регистре восприятия нового века”, футуризм характеризуется предельным социальным оптимизмом, мажорным восприятием нового как будущего (по оценке Маринетти, “конец века” есть “начало нового”)», — отмечают  эксперты.

В 1913-м, будучи кубистом, Карра написал манифест «Живопись звуков, шумов, запахов» (“La pittura dei suoni, rumori, odori”), в котором провозглашается одновременность наступления восприятия какого-либо произведения искусства всеми органами чувств — зрением, слухом и обонянием. Карра умер в глубокой старости — 13 апреля 1966 года. Пройдя через увлечение метафизической живописью в стиле Джорджо де Кирико, он пришёл в итоге к классике. В пожилом возрасте он написал несколько исследований об искусстве, в том числе о творчестве Джотто.

Под «Техническим манифестом футуристической живописи» подписался и художник Джино Северини (родился 7 апреля 1883 года), который показал футуристическое видение ночной жизни большого города. По мнению искусствоведа Екатерины Бобринской, Северини «создал наиболее аналитическую концепцию, построенную главным образом на сдвигах изображённого на картине пространства, на смещениях и диспропорциональных соединениях различных пространственных фрагментов». Северини активно участвовал в подготовке первой коллективной выставки футуристов в Париже в 1912-м, а на следующий год в Лондоне открылась его первая персональная выставка. В 1913-м он женился на Жанне Фор — дочери поэта-символиста Поля Фора, которого называют реформатором французской литературы. Северини, как и Карра, постоянно эволюционировал. Как и Карра, живя в Париже, он увлёкся кубизмом, а затем пришёл к реалистической живописи. Он даже пережил религиозный кризис в середине 20-х, после которого рисовал картины на религиозные сюжеты. Как и Карра, Северини дожил до глубокой старости — оба они умерли в 1966-м. В последние годы Северини перерабатывал свои футуристические полотна в русле моды на абстрактное искусство.

Значимой фигурой футуристического движения был художник Джакомо Балла. Он был самым старшим в компании футуристов — родился в Турине 18 июля 1871 года. Живя в Париже на рубеже веков, он изучал импрессионизм и пунтуализм. С Северини и Боччони он познакомился за семь лет до появления «Манифеста футуризма» Маринетти и оказал на них заметное влияние. Эксперты называют Балла «предтечей абстракционизма», видя в его работах «разорванное движение» и «подвижный свет». В 1929-м Балла подписался под неофутуристическим манифестом аэроживописи. Умер Балла в возрасте 86 лет 1 марта 1958 года.

 Джино Северини (родился 7 апреля 1883 года), который показал футуристическое видение ночной жизни большого города / Джино Северени "Городской бульвар"

Джино Северини (родился 7 апреля 1883 года), который показал футуристическое видение ночной жизни большого города / Джино Северени «Городской бульвар»

Композитор Франческо Балилла Прателла (родился 1 февраля 1880 года) 11 января 1910 года опубликовал «Манифест музыкантов-футуристов», вслед за которым 11 марта 1911 года издал «Технический манифест футуристической музыки» и 18 июля 1912 года «Уничтожение квадратуры». С его «Гимна жизни», которые впервые прозвучал 21 февраля 1913 года в римском театре Костанци, начинается история футуристической музыки. Затем появилась его футуристическая опера «Авиатор Дро». Для экспериментального театра футуриста  Антона Джулио Брагальи композитор сочинил «Дьяволский менуэт» (“Minuetto diabolico”) и «Пляски войны» (“Danze di guerra”), интермеццо для драмы Филиппо Томмазо Маринетти «Огненный барабан», а также сочинил музыку для футуристичеких пантомим «Фабрикант Бога» (“Il fabbricatore di Dio”) и «Из народного» (“Popolaresca”).

Художник Луиджи Руссоло (родился 30 апреля 1885 года) прокламировал футуристический культ машин и движения вначале в живописи, а затем перешёл к музыкальным экспериментам, изучая индустриальные шумы и звуки.

Карра, Боччони, Руссоло, Северини были молодой гвардией Филиппо Томмазо Маринетти. Лишь Балла был на пять лет старше его. Творчество каждого из них заслуживает отдельного рассмотрения.

«Искусство, по существу, не может быть ничем иным, кроме как насилием, жестокостью и несправедливостью», — провоцировал Маринетти. Весь 1910 год публика посещает футуристические вечера лишь для того, чтобы забросать футуристов гнилыми овощами. Но Маринетти и его гвардия этого и добивалась. «Лучше быть побитым, чем незамеченным!» — заявлял Маринетти.  В свою очередь футуристы для пущего эффекта немало поиздевались над публикой. Маринетти придумал футуристический театр, в котором кресла смазываются чем-нибудь липким, чтобы зрители приклеивались к сидению. Одно и то же место в этом театре продаётся десяти персонам сразу, в зале рассыпаются перец  в виде порошка для того, чтобы публика чихала и кашляла, в буфете продаётся лимонад со слабительным, а отхожее место запирается на ключ.

Художник Умберто Боччони (родился 19 октября 1882 года) перевёл идеи Маринетти на язык изобразительного искусства в «Техническом манифесте футуристической живописи»

Художник Умберто Боччони (родился 19 октября 1882 года) перевёл идеи Маринетти на язык изобразительного искусства в «Техническом манифесте футуристической живописи»

Через несколько лет похожие приёмы будут применять дадаисты. Так, 1920 год был отмечен «сенсационной выставкой» дадаистов в Кёльне. Для её проведения художники выбрали помещение в центре города. Но чтобы проникнуть в выставочный зал, нужно было пройти через мужской туалет при кафе. Но это было только первым сюрпризом. В центре зала стояла обнажённая девушка и читала непристойные стихи. Угол зала занимало сооружение под названием «Флюидоспектрик»: наполненный грязной маслянистой жидкостью аквариум, на котором стоял будильник, в жидкости плавал локон волос, а на поверхности то и дело возникала выточенная из дерева красивая человеческая кисть. Рядом находилось творение Макса Эрнста: предмет из твёрдой древесины, а рядом — топор, чтобы зрители могли испытать непосредственные ощущения от рубки. «Естественно, когда завсегдатаи кафе крепко выпили пива, — рассказывает историк дадаизма Жорж Юнье, — выставка получила серьёзную обработку – предметы разрушили, аквариум разбили, его содержимое выплеснули и всё это к полному триумфу “дада”. Посетители, обвинив выставку в непристойности, вызвали полицию».

Продолжение следует

www.sensusnovus.ru

Маринетти, поэт, который хотел освободить мир.: necrodesign

Источник: http://www.peremeny.ru/column/view/953/Автор: Глеб Давыдов

22 декабря 1876 года родился поэт Филиппо Томаззо Маринетти.

Маринетти. 1914 год.

Манифест

Осенью 1908 года в Милане случилась историческая автомобильная авария. Пытаясь объехать двух велосипедистов, занявших проезжую часть, и не справившись с управлением своего Bugatti, поэт и миллионер Филиппо Томаззо Маринетти оказался в грязной сточной канаве.

Через пару часов, наблюдая за тем, как автомеханик приводил в чувства его "железную акулу", Маринетти испытал нечто вроде просветления.

Он вернулся в свою лакшери-виллу и тут же набросал текст, ставший первым программным документом общественно-артистического движения под названием ФУТУРИЗМ.

Маринетти отослал Первый манифест Футуризма в Париж, своему приятелю из влиятельной французской газеты Le Figaro. И 20 февраля 1909 года манифест был опубликован в Le Figaro, на первой полосе.

В том же году Маринетти исполнилось 33 года.

Почему Париж? Во-первых, это была самая свободомыслящая и прогрессивная европейская столица. Париж задавал тон всему новому, а в особенности – новому искусству. Во-вторых, с эти городом Маринетти связывала буйная юность. Он прожил там с 1893 по 1896 годы. Кафе, салоны, литературные банкеты и кабаре, эксцентричные художники, поэты, писатели – всё это перевернуло сознание 17-летнего адвокатского сынка, внезапно оказавшегося в клокочущем вихре идей, а до того – жившего в сравнительно тихих условиях египетской Александрии (где он и появился на свет).

Маринетти, 1892 год, уже в юности он отличался отменным чувством стиля.

В Париже Маринетти, в частности, сошелся с литераторами, группировавшимися вокруг журнала La Plume. Они познакомили его с принципами свободного стиха (он сразу же взял эту технику на вооружение и использовал до конца жизни).

Словом, Париж был выбран в качестве мишени не просто так. Да и, кроме Парижа, он нигде больше и не мог рассчитывать на адекватное восприятие своих революционных футуристических деклараций. Ведь в Италии, где великое прошлое возведено в ранг общенационального культа, где половина населения буквально кормится культурным наследием, где целые города превращены в музеи, где в угоду туристам взлелеяны вымирающие обычаи вроде карнавалов и прогулок на гондолах, – в такой стране могли и на части разорвать того, кто дерзнул бы выкрикнуть:

"Мы учреждаем сегодня Футуризм, потому что хотим освободить нашу землю от зловонной гангрены профессоров, археологов, краснобаев и антикваров. Слишком долго Италия была страной старьевщиков. Мы намереваемся освободить её от бесчисленных музеев, которые, словно множество кладбищ, покрывают её".

Вирус футуризма сделал крюк и вернулся в Италию в некоторой степени окультуренным. Это возымело некоторый амортизирующий эффект, но всё равно манифест, по выражению самого Маринетти, "бешеной пулей просвистел над всей литературой".

"Пусть же они придут, веселые поджигатели с испачканными сажей пальцами! Вот они! Вот они!.. Давайте же, поджигайте библиотечные полки! Поверните каналы, чтобы они затопили музеи!.. Какой восторг видеть, как плывут, покачиваясь, знаменитые старые полотна, потерявшие цвет и расползшиеся!.. Берите кирки, топоры и молотки и крушите, крушите без жалости седые почтенные города!"

Первые итальянские выступления Маринетти были восприняты публикой как оскорбление идеалов нации. Как подлинная пощечина общественному вкусу. Маринетти не раз освистывали и забрасывали гнилыми помидорами. И ему, безусловно, было это приятно. Лучше быть побитым, чем незамеченным!

Любая драка, любая война, по Маринетти, есть признак здоровья. "Мы будем восхвалять войну – единственную гигиену мира, милитаризм, патриотизм, разрушительные действия освободителей, прекрасные идеи, за которые не жалко умереть", - писал он в Манифесте.

С войны началось его восхождение. С агрессии и неприятия публикой. И это было закономерно для поэта, который полагал, что "искусство, по существу, не может быть ничем иным, кроме как насилием, жестокостью и несправедливостью".

Маринетти времён своего расцвета, это 1909 год, именно в этот год был опубликован Первый манифест футуризма.

Весь 1910 год Маринетти раскачивает основы: вместе с соратниками проводит "Футуристические вечера", которые публика посещает в основном для того, чтобы бросить в Маринетти и Ко несколько сочных овощей. В этом смысле футуристы были своего рода предвестниками британских панков конца 70-х, концерты которых не мыслились без прямого конфликта между артистом и слушателем. И в этом смысле реакция Хлебникова и Лившица, попытавшихся устроить скандал во время выступления Маринетти в России в 1914 году, куда уместнее, чем благодушный интеллигентный прием, оказанный ему Кульбиным и другими его поклонниками. Но об этом потом.

Два мага

Во взгляде на войну как на необходимое лекарство для духовного оздоровления социума Маринетти близок к своему современнику Георгию Гурджиеву. Фигуре, на первый взгляд, совсем не похожей на Маринетти и даже противоположной ему.

Гурджиев выступал против механизации личности, призывал людей ничего не делать "на автомате", а напротив – всегда четко осознавать свои действия. А Маринетти наоборот – видел идеального человека будущего сросшимся с машиной ("на наших глазах рождается новый кентавр – человек на мотоцикле, – а первые ангелы взмывают в небо на крыльях аэропланов") и превозносил "великую новую идею современной жизни – идею механической красоты", прославляя любовь к машине, "пылающую на щеках механиков-машинистов, обожженных и перепачканных углем".

Но – противоположности притягиваются: как и Маринетти, Гурджиев считал, что единственный путь для развития – это создать борьбу. "Схватка, борьба – вот основа развития", - говорил он. И добавлял: "Когда нет борьбы, то ничего не происходит – человек остаётся машиной".

И тут мы подходим к самому интересному. К тому, как эстетика одушевляет политику, как духовная, метафизическая активность художников отражается в материальном мире, производит социальные потрясения. Как внутренние диссонансы разрешаются во внешнем мире. Гурджиев, воплощая в жизнь свои принципы, ставит с учениками балет "Битва магов", и вскоре после этого два мага – Гитлер и Сталин – сшибаются в решающей схватке. Маринетти – придумывает футуристический театр, в котором часть кресел смазываются чем-нибудь липким, чтобы зрители приклеивались к сидению. Одно и то же место в этом театре продаётся десяти персонам сразу, в зале рассыпают порошки, вызывающие чихание и кашель. В общем, делается всё, чтобы вызвать хаос, сумятицу и конфликты. А вскоре Маринетти сам попадает на сцену театра военных действий…

Маринетти в армии, 1915 год.

Конечно, говоря о гипотетической взаимосвязи такого рода событий, почти невозможно точно установить причинно-следственную (или какую-либо другую рационально обоснованную) связь. Связь искусства и политики всегда иллюзорна и в то же время существенна. Если проводить аналогии: политика это морские волны, в то время как искусство – это ветер.

"Искусство – это мировой источник, – писал Маринетти в Техническом манифесте футуристической литературы (1912 год). – Мы черпаем из него силы, а оно обновляется подземными водами. Искусство – это вечное продолжение нас самих в пространстве и во времени, в нём течет наша кровь. Но ведь и кровь свернется, если не добавить в нее специальных микробов".

Война Маринетти

В жизни Маринетти политика и искусство неразделимы. В 1909 году, вскоре после публикации своего первого Манифеста он призвал сторонников футуризма противостоять католическим силам и прочим "политическим старикам, не способным конкретизировать программу гордости и энергии национальной экспансии". Но уже и в самом Манифесте закинут невод в волны политики: "Мы хотим восславить разрушительный жест анархистов" - эти слова немедленно нашли положительный отклик в радикально левых кругах.

В 1910 году в миланском органе анархистов, журнале "Уничтожение" появился еще один манифест Маринетти (манифесты были его коньком) - "Наши общие враги". В нём поэт обращается к анархо-синдикалистам с призывом объединиться с футуристами в борьбе против всего культурно и политически отжившего. "О братья, мы с вами одна и та же армия, безнадежно заблудившаяся в чудовищном лесу вселенной, и у нас с вами общий враг!"

В 1911 году с началом Итало-турецкой войны Маринетти едет на фронт, в Ливию. Работает там корреспондентом французской газеты (впоследствии его военные репортажи будут собраны и опубликованы в книжке под названием "Битва при Триполи").

Футуристы прославляют отечественный милитаризм и яростно выступают за войну с Австрией с целью достижения Италией полного господства в бассейне Адриатического моря. Футуристические журналы приобретают всё более отчетливый политический окрас.

Маринетти организует манифестации, во время которых публично сжигают австрийский флаг. Его арестовывают и сажают в тюрьму. Но в мае 1915 года Италия всё же вступает в войну на стороне стран Антанты. И слова и действия футуристов сыграли здесь далеко не последнюю агитационную роль.

Маринетти и его товарищи по движению уходят добровольцами на фронт. Многие футуристы оттуда не вернуться.

Это уже позже, в 20-е годы. Маринетти (у микрофона) демонстрирует "Аэроживопись" (см. Википедию) - на сцене картина Туллио Карли.

По окончании войны политический футуризм оформляется в полноценную организацию – Политическую партию футуристов (с Маринетти во главе). Появляется манифест, в котором функции новой партии и одноименного направления в искусстве условно разделяются: "Футуристическая политическая партия, которую мы сейчас основываем, будет совершенно обособленной от футуристического движения. Это последнее будет продолжать свое дело омоложения и укрепления итальянского гения. (...) Футуристическая политическая партия, напротив, понимает насущные потребности и точно отражает самосознание всего общества в его гигиеническом революционном порыве".

А вскоре Маринетти вступает в фашистскую партию. Впрочем, уже через два года, в 1920-м он и коллеги-футуристы демонстративно её покидают – популистские действия Муссолини, заигрывавшего с консервативно настроенными массами, никак не согласовывались с непреклонной дерзостью футуристов.

Хотя был ли Маринетти так уже принципиален? Вряд ли. Поскольку в политической сфере он не был столь успешен, как Муссолини, ему пришлось пойти на многие компромиссы ради того, чтобы втереться в доверие к установившемуся режиму. Он переехал из Милана в Рим, чтобы быть поближе к эпицентру событий, а в 1922 году, после прихода Муссолини к власти, посвятил ему статью: "Итальянская Империя – в кулаке лучшего, наиспособнейшего из итальянцев!"

В конце концов, он даже кивнул католической церкви, объявив, что Иисус тоже был футуристом. А в 1929 году – принял предложение Муссолини войти в состав Академии наук, – хотя всегда декларировал презрение к академикам.

Маринетти в образе академика итальянской Академии наук, 1929 год.

Однако отношения Маринетти с фашизмом всегда были противоречивыми. К примеру, он публично выступал против антисемитизма, который итальянцы стали копировать у немцев. И вообще, несмотря на свои националистические декларации, был, в сущности, фигурой интернациональной – родился в Египте, учился во Франции, многие свои тексты писал на французском и часто путешествовал по разным странам, знакомя другие нации с идеями футуризма. Побывал он и в России.

Маринетти в России

"При первом взгляде он сразу покоряет и располагает к себе, - писали в российских газетах о первом впечатлении, которое произвел на встречающих только что сошедший с поезда Маринетти. – Энергичное, живое лицо, на редкость красивое. Черные глубокие глаза насмешливо и живо глядят на собеседника. Маринетти полон огня, он весь горит, пылает. Резкие, быстрые движения. Он все время поворачивается из стороны в сторону, оглядывает публику, впивается в лица"

Маринетти прибыл в Россию в 1914 году по приглашению художника Николая Кульбина, главного идеолога русского футуризма и большого поклонника футуризма итальянского. Однако многие российские футуристы восторгов Кульбина не разделяли и по случаю гастролей итальянского гуру устроили в прессе настоящие баталии с его сторонниками.

Такие полосы в российских газетах в 1914 году были совсем не редкостью. Маринетти был постоянным героем светской и культурной хроник.

И не только в прессе. Сочтя, что Маринетти смотрит на свое путешествие в Россию как на посещение главою организации одного из ее филиалов, Бенедикт Лившиц и Велимир Хлебников, решили дать ему отпор. "Мы не только не считали себя ответвлением западного футуризма, но и не без оснований полагали, что во многом опередили наших итальянских собратьев", – писал Лившиц в своих воспоминаниях.

В итоге произошла некрасивая история: Хлебников с Лившицом отпечатали листовки с воззванием против Маринетти и попытались распространять их во время одной из его лекций. Пожилой Кульбин в ярости вырвал кипу листовок у Лившица, разорвал их вклочья и принялся гоняться по залу за проворным Хлебниковым, чтобы то же самое сделать и с его листовками. В результате Хлебников вызвал Кульбина на дуэль.

"Я очень тронут теплым приемом московской публики, но почему меня приветствуют почти исключительно люди, далекие от моих воззрений? – удивлялся Маринетти. – Почему русские футуристы не хотят со мной разговаривать? Враги мне аплодируют, а друзья почему-то демонстративно не ходят на мои лекции".

Хаос и гармония

На самом деле, между русскими будетлянами и итальянскими футуристами при всей их схожести была и вполне существенная разница. Особенно отчетливо это заметно в футуристических музыкальных практиках. У итальянцев эти практики в основном сводились к так называемому "брюитизму" (Bruitisme, то есть буквально – шумофония). Ярчайшим представителем этого направления был ученик Маринетти, композитор Луиджи Руссоло, опубликовавший в 1913 году манифест "Искусство шумов".

Руссоло писал: "Музыкальное искусство <…> cегодня ищет смешения звуков наиболее диссонирующих, наиболее странных и резких. Так мы близимся к звукошуму. Эта эволюция музыки параллельна увеличивающемуся росту машин, участвующих в человеческом труде".

Русские музыканты-футуристы шли в совершенно ином направлении: для них важен был не шум, а микроинтервалика, то есть возможность использовать в композиторском творчестве не только традиционные тона и полутона, но и меньшие интервалы: трети тонов, четверти тонов и еще более мелкие. То есть в то время, когда итальянцы культивировали хаос, разрушение, шум, грохот – словом, всё то, что, по их мнению, отражало новую жизнь в мире машин и механизмов, русские – искали путь к абсолютной гармонии через использование всех имеющихся в природе нот (а не только когда-то вычлененных традиционных семи).

Та же разница была в экспериментах с языком. Маринетти призывал отказаться от синтаксиса и пунктуации, использовать только неопределенную форму глагола, отменить прилагательное и наречие как замедляющие речь и препятствующие осуществлению его мечты о "беспроволочном воображении". И вообще желал забыть о грамматической логике. Как, в принципе, и о всякой другой логике.

"Давайте вырвемся из насквозь прогнившей скорлупы Здравого Смысла и как приправленные гордыней орехи ворвемся прямо в разверстую пасть и плоть ветра! Пусть проглотит нас неизвестность! Не с горя идем мы на это, а чтоб больше стало и без того необъятной бессмыслицы!"

Турин, 1920 год, Маринетти позирует со своим портретом работы Ружены Затковой.

Что же касается русских футуристов, то языковые эксперименты были для них средством проникнуть за грань разумного, при этом разумное не разрушая. Хлебниковская заумная поэзия – это та же микроинтервалика, но в слове. Средство расширить горизонты сознания и выразить словом то, что раньше было выразить невозможно.

Хлебников не призывал к растворению в хаосе, а говорил о расширении возможностей языка и мозга. Он не предлагал уничтожить логику, а только лишь намеревался сделать её более пластичной. Маринетти же считал, что логика стоит между человеком и бытием, делая невозможной их гармонизацию (и воплощал свои теоретические принципы в звуковой поэзии – вот примеры).

"Когда будет покончено с логикой, возникнет интуитивная психология материи, – говорил Маринетти. – Я хотел разбудить её в вас и вызвать отвращение к разуму. В человеке засела неодолимая неприязнь к железному мотору. Примирить их может только интуиция, но не разум. Кончилось господство человека. Наступает век техники! Но что могут ученые, кроме физических формул и химических реакций? А мы сначала познакомимся с техникой, потом подружимся с ней и подготовим появление механического человека в комплексе с запчастями".

Ради чего все это? Вот ответ: "Мы освободим человека от мысли о смерти, конечной цели разумной логики".

Маринетти в фашисткой униформе на вечере футуристов в 1941 году.

"Поэт-освободитель выпустит на свободу слова" и "проникнет в суть явлений", и тогда "не будет больше вражды и непонимания между людьми и окружающей действительностью". Вот чего добивался Маринетти. И этого он в каком-то смысле добился.

Ведь живём мы сейчас в том мире, который значительной степени сформирован под влиянием футуристической поэзии.

Эпилог

То, что Маринетти побывал в России ещё раз, вовсе не легенда, как многие полагают. В 1942 году он действительно пересёк границу вместе с фашистской армией. Тому есть доказательства - например, в виде фотографий. Вот Маринетти с русской старушкой, у её избы:

Маринетти в России, 1942 год.

А вот ещё, среди немецких офицеров и русских крестьян:

1942 год, Маринетти в России.

Сохранились и другие фотографии, судя по которым Маринетти вполне ладил с русскими крестьянами, артистично позировал вместе с ними перед фотографом и вообще, очевидно, рассматривал эту свою поездку как очередное своё поэтическое приключение.

Маринетти едет в поезде в Россию:

Маринетти читает стихи в поезде по пути в Россию, 1942 год.

Он был тяжело ранен в битве под Сталинградом в 1943 году, и от этого ранения так до конца и не оправился, скончавшись годом позже от его последствий. И хотя стихотворение Михаила Светлова "Итальянец" (написанное в том же 1943 году) не очень вяжется с реальной биографией Маринетти, оно всё равно приходит на ум, когда говоришь о его последнем – предсмертном – посещении России.

Таков был конец поэта, который хотел освободить мир.

Маринетти и женщина-футуристка Бенедетта Каппа Маринетти, ставшая в 1923 году женой поэта не смотря на то, что на словах не считал женщину за человека... 1932 год, январь.

necrodesign.livejournal.com

Футуризм как авангард тоталитарного искусства

Илья КРУГЛОВ

Рождение футуризма произошло в Италии в 1909 году. 20 февраля 1909 года парижская газета «Фигаро» опубликовала на первой полосе «Манифест футуризма». Его автором был поэт Филиппо Томмазо Маринетти – человек талантливый и страстный, увлекающийся спортом и мистикой. Именно он стал отцом-теоретиком, вождем, главным вдохновителем и «двигателем» этого нового авангардистского течения.

На создание манифеста Маринетти вдохновил несчастный случай, произошедший с ним накануне: объезжая двух велосипедистов на своей гоночной машине, поэт не справился с управлением и оказался в придорожной сточной канаве. Через некоторое время, наблюдая за тем, как автомеханик разбирает его машину, в сознании Маринетти произошел переворот, и в порыве вдохновения, оказавшись за письменным столом, он создал «Манифест футуризма» и отослал его в Париж (Жвания, 2014 (1)).

«С самой вершины мы бросаем вызов звездам!»

Рис. 1. Филиппо Томмазо Маринетти

Первый манифест (потом их будет множество: сам Маринетти, за свою жизнь, опубликовал больше восьмидесяти манифестов, касающихся самых разных сфер творчества и жизни) стал воззванием к молодым итальянским деятелям искусства. Несмотря на то, что на момент публикации манифеста, Маринетти исполнилось 33 года, он призывал новое поколение «выбросить в корзину для мусора» тех, кто старше тридцати. «Молодые и бодрые, идите к нам!». Футуризм для Маринетти – это преобразование Вселенной, расцвет буйства молодости, скорости и динамики. Все прошлое должно быть оставлено и забыто на свалке истории (См.: Турчин).

Рис. 2. Луиджи Руссоло, Карло Карра, Маринетти, Умберто Боччони, Джино Северини, 1909

«Манифест футуризма» отрицал духовно-культурные, художественные и этические ценности прошлого и призывал «плевать на алтарь искусства», разрушать библиотеки и музеи: «А ну-ка, где там славные поджигатели с обожжёнными руками? Давайте-ка сюда! Тащите огня к библиотечным полкам! Направьте воду каналов в музейные склепы и затопите их! И пусть течение уносит древние полотна! Хватайте кирки и лопаты! Крушите древние города!».

Взамен «музейной» культуре манифест прославляет «риск, дерзость и неукротимую энергию, смелость, отвагу и бунт», культ технического прогресса и веру в утопическое будущее.

«—Ну, друзья, — сказал я, — вперед! Мифология, мистика — все это уже позади! На наших глазах рождается новый кентавр — человек на мотоцикле, —а первые ангелы взмывают в небо на крыльях аэропланов! Давайте-ка саданем хорошенько по вратам жизни, пусть повылетают напрочь все крючки и засовы!.. Вперед! Вот уже над землей занимается новая заря!.. Впервые своим алым мечом она пронзает вековечную тьму, и нет ничего прекраснее этого огненного блеска!» (Маринетти, 1909).

Главным источником вдохновения для футуристов стал стремительно развивающийся технический прогресс: гоночные автомобили, мотоциклы, локомотивы представлялись им прекраснее, чем любое отжившее свой век произведение искусства. Именно поэтому трубы заводов, самолеты, электричество и поезда стали основными объектами в творчестве футуристов.

Своим первым манифестом Маринетти производит эстетический фурор. Со своими соратниками он начинает заниматься популяризацией стремительно растущего футуристического движения, организовывая выступления, чтения стихов и манифестов. Вокруг него начинают объединяться сначала поэты, а позже и художники: Умберто Боччони, Джакомо Балла, Джино Северини, Карло Карра и Луиджи Руссоло. 8 марта 1910 они провозглашают свой «Манифест футуристической живописи» (Подробнее см., например: Березкин).]

«Новое искусство может быть только насилием, жестокостью»

В «идеологической» составляющей футуристов очень отчетливо прослеживается влияние работы Ницше «Так говорил Заратустра» и сформулированный им культ Übermensch, а эстетикой бунтарства во многом обязаны «разрушительному жесту анархистов». Футуристы слагали гимны героизму и силе, прославляли отвагу и бунт, но презирали романтическую любовь, сентиментальность и жалость, поскольку «теплота куска железа или дерева, волнует нас больше, чем улыбка и слезы женщины».

Рис. 3. Дуилио Камбеллотти. Динамика рабочего

«Сверхчеловек», в их представлении, - это всемогущий, бездушный, жестокий и циничный человек. В 1910 году был опубликовал единственный роман Маринетти «Футурист Мафарка», которым писатель подкрепил свои взгляды. Один из основных героев романа – механический и бессмертный летающий Сверхчеловек, со сменными запчастями. Новая раса сверхлюдей, процветающая в бесклассовом обществе, в воздушных городах – это утопия, представление идеального общества для Маринетти. В предисловии к роману писатель отмечал, что желает «одолеть тиранию любви, наваждение единственной женщины, великий лунный свет романтики, омывающий Италию» (Маринетти, 1910). «Футурист Мафарка» был издан на французском и итальянском языках и сразу же обрёл скандальную славу. Для обывателя того времени роман послужил хлёсткой пощечиной. Маринетти был обвинен в «оскорблении добрых нравов», за публикацией последовал судебный процесс. Впрочем, для автора этот скандал стал всего лишь очередным отличным поводом для рекламы футуризма.

«Война — единственная гигиена мира!»

Рис. 4. Фортунато Деперо. Драка. 1926

Средством освобождения мира от устаревших ценностей, очищение от «пыли» и «рухляди», футуристы видели в революциях и войнах: «Мы будем восхвалять войну — единственную гигиену мира, милитаризм, патриотизм, разрушительные действия освободителей, прекрасные идеи, за которые не жалко умереть…Мы будем воспевать многоцветные, многозвучные приливы революций в современных столицах».

Футуристы не только прославляли войну, замыкаясь на своём творчестве и раздавая пощёчины обывателю. Для них это был не просто пафос и бахвальство, они активно принимали участие во всех военных действиях и революциях. В сентябре 1911 года Маринетти как военный корреспондент отправляется на фронт итало-турецкой войны в Ливию, все его воспоминания, заметки и репортажи будут собраны в книге «Битва при Триполи». Для Маринетти война – это само по себе нечто прекрасное и волнующее: «Футуристические визги и диссонансы в глубоком оркестре траншей у излучистых проходов, в звонких углублениях, среди двигающихся взад и вперёд штыков, этих смычков скрипок, которые воспламеняет энтузиазмом красная палочка дирижера-заката» (Цит.по: Жвания, 2014 (2)). Именно на войне проявляется истинный героизм и отвага, мужество и честь, так восхваляемая футуристами. Именно на войне футуристы видели своими глазами то, что воспевали, – вершину технического прогресса, гул локомотивов, аэропланы и самолёты, «…чьи пропеллеры, словно транспаранты, шелестят на ветру», управляемых «новыми ангелами» - авиаторами. Даже орудия убийства для них - это живые существа, люди-машины. Карло Карр в своем манифесте «Гуэррапиттура» (1915) трактовал войну как сильнейший источник вдохновения для художника, потому что только в ней проявляются наиболее спонтанно различные потенции человеческой натуры (См.: Футуризм…, http).

Рис. 5. Карл Карр, похороны анархиста Галли

В августе 1914 года начинается Великая Война. Маринетти организовывает серию публичных акций под лозунгом «Долой Австрию!», публично сжигает австрийские флаги, устраивает выставки - так рождается «Манифест итальянской гордости» (1914). В мае 1915 года Италия вступает в войну на стороне стран Антанты. Для футуристов это был призыв к действию – многие уходят добровольцами на фронт. Маринетти успевает стать добровольцем Ломбардийского велосипедного батальона, позже капитаном отряда бронемашин. Многие футуристы погибли на этой войне, а сам Маринетти был ранен и награждён медалью за битву при Витторио-Венето.

После войны Маринетти создает Политическую партию футуристов, подчиняет свои художественные интересы политическим (политика для футуристов стала такой же сферой творчества, как и поэзия), приветствует большевистскую революцию в России и утверждение фашизма в Италии. Для футуристов наступает новый период – они становятся «двигателем» фашистской революции.

«Шагать, а не гнить!»

В 1915 году Маринети знакомится с Бенито Муссолини, с которым у них завязывается дружба. Футуристы разглядели в Муссолини «человека истинно футуристических устремлений». «Приход к власти фашизма означает реализацию футуристической программы-минимум» —объяснял Маринетти. В 1918 году Маринетти и товарищи создают «Политические футуристические фашии» и «Ассоциацию итальянских ардити (смельчак)». В своей программе они всё так же воспевают героизм, борьбу за Новую Италию и социальную справедливость. Эти боевые отряды футуристов, послужили образцом для Муссолини, а все требования футуристов вошли в программу фашизма. Футуристы задавали тон и стиль новой идеологии, они её эстетизировали. Футуристическая концепция человека будущего, отвага, риск, мужество и авантюризм органично вписывались в фашистский дискурс – чёрные рубашки, отважные «ардити» с кинжалами в зубах, бросающие вызов смерти с кличем «Me ne frego!» («мне плевать»), милитаристская тематика и, конечно же, образ Дуче, «отца итальянской нации». Всё это служило вдохновением для многих футуристов, подталкивая их творчество к прославлению фашистского режима Муссолини. Особенно это сильно отображалось в изобразительном искусстве. У второго поколения футуристов(1925-1943), одной из главных тем являлся образ Муссолини, вождя фашисткой революции, того самого ницшеанского «сверхчеловека», мужественного и сильного.

Рис. 6. Паоло Гаретто. Муссолини и Иудейский лев

Стоит отдельно отметить портреты и скульптуры с Дуче, в самых разных и свободных формах: мы привыкли к изображению реалистичных картин диктаторов, но в Италии, благодаря футуристам, дело обстояло противоположным образом. То, что казалось немыслимым в других тоталитарных государствах, в СССР или Третьем Рейхе за подобное можно было лишиться жизни или попасть в концлагеря, было позволено итальянской властью своим творцам.

Рис. 7. Эрнесто Микаэллес. Великий кормчий. 1939

Например, на полотне художника Эрнесто Микаэллеса «Великий кормчий» (“Il Grande Nocchiere”, 1939) мы можем наблюдать образ идеального рулевого Италии, под которым, конечно же, подразумевается сам Бенито Муссолини. Художник использует тут стандартный футуристический эстетический код: апогей торжества техники и механизации человеческого тела, союз стали и воли. Таким был идеал нового человека для итальянских футуристов 1930-х годов. Фигура рулевого-дуче натянута как струна, он смотрит вдаль, в скорое будущее, уверенно стоит у руля, скованный железной цепью со своим народом. Его Путь сопровождает стройный ряд самолетов, еще одних часто воспеваемых футуристами чудес торжества техники. Тема авиации у футуристов вылилась в отдельное течение – аэроживопись.

Рис. 8. Джерардо Доттори. Дуче. 1933

Еще одним футуристом-художником, приветствующим и воспевающим новую фашистскую власть, был Джерардо Доттори. Мастер настенной живописи, он принял участие в грандиозной по масштабам римской «Выставке фашистской революции»; совместно с Маринетти и другими художниками подписал «Манифест настенной живописи» и внёс значительный вклад в агитационно-пропагандистское направление в изобразительном искусстве. Именно Доттори ввел в обиход термин «Дуче», который закрепился как антономазия Муссолини после написания художником одноимённой картины, портрета итальянского вождя. На портрете Муссолини изображен реалистично, устремляющим свой взор вдаль (что стало характерной чертой в изображении портретов вождя), на фоне зеленого поля, гор и облаков. Вокруг него кружат привычные для футуристов аэропланы и самолеты, образуя таким образом своеобразный нимб над его головой. На картине «Город революции» («Le citta’ della Rivoluzione») мы также наблюдаем профиль Дуче, гордо возвышающимся над римским Колизеем и животным, которое кормит младенцев – возможно, художник символизирует этим итальянский народ.

Рис. 9. Джерардо Доттори. Политика фашистской революции. 1934

Образцом фашистского футуризма может послужить серия полотен Джерардо Доттори образующих картину «Политика фашистской революции» (1934). Очень необычно само построение композиции: картина выстроена в форме пирамиды. В первом, нижнем, ряду мы наблюдаем шагающих стройными рядами чернорубашечников, которые выходят из недр Великой войны, изображенной художником в форме стальной грозы. Знамена в их руках превращаются в дубинки. На втором ряду выше мы наблюдаем культ машин, промышленного и аграрного производства. Венчает эту «пирамиду» портрет Муссолини: руководителя, вождя, «отца» итальянской нации.

В начале 1930-х в Италии были очень сильны националистические настроения: мощь и техника итальянской армии подстёгивала футуристов к прославлению национальной гордости. Итальянский футуризм долгое время являлся авангардом фашистского искусства, воспевая революцию фашизма. Тем не менее, в отношении футуристов в конце 1930-х - начале 1940-х годов начинается травля, самого Маринетти начинают клеймить как лидера «левого» искусства. Союз Мусолинни с Гитлером – а последний не переносил «дегенеративное» искусство – заставил Дуче избавиться от фаворитизма футуристов. Сам Маринетти в последние годы своей жизни разочаровывается в фашизме, обращается к мистике и христианству. В 1944 году Маринетти умирает, с ним умирает и футуристическое движение.

Рис. 10. - На Национальной выставке футуристов, 1933

_______________________

Список литературы:

Березкин В. Итальянский футуризм [Электронный ресурс] – Режим доступа – http://files.school-collection.edu.ru/dlrstore/4099bd89-a286-4179-5236-3e7fc469e167/1011123A.htm

Жвания Д. Молодая гвардия Маринетти [Электронный ресурс]. – 2014. – Режим доступа – http://www.sensusnovus.ru/analytics/2014/02/03/18216.html

Жвания Д. Футуризм как матрица фашизма [Электронный ресурс]. – 2014. – Режим доступа – http://www.sensusnovus.ru/analytics/2014/02/06/18265.html

Жвания Д. Футуризм: война как стиль [Электронный ресурс]. – 2014. – Режим доступа – http://www.sensusnovus.ru/analytics/2014/02/05/18258.html

Маринетти Ф.Т. Предисловие к "Футурист Мафарка" (1910) [Электронный ресурс] – Режим доступа – http://hylaea.ru/marin_publ2.html

Маринетти Ф.Т. Манифест итальянского футуризма (1909) [Электронный ресурс] – Режим доступа – http://www.furfur.me/furfur/heros/manifesto/179523-manifest-italyanskie-futuristy-razrushayut-skrepy-vselennoy

Турчин В.С. По лабиринтам авангарда [Электронный ресурс] – Режим доступа – http://www.etheroneph.com/gnosis/80-futurizm-budushchee-bez-budushchego.html

Футуризм, война и отношение с фашизмом [Электронный ресурс] – Режим доступа – http://www.etheroneph.com/gnosis/12-futurizm-vojna-i-otnoshenie-s-fashizmom.html

discourseanalysis.org

День рождения. Томазо Маринетти - ЖИВОПИСЬ и ПОЭЗИЯ

Филиппо Томмазо Эмилио Маринетти (22 декабря 1876)(Эмилио Анджело Карло Маринетти,в некоторых документах-Филиппо Ахиллес Эмилио) провел первые годы своей жизни в Александрии в семье адвоката. Он учился в Египте и Париже,получил степень бакалавра в 1893 году, и высшее образование в 1899. В 1902 году в Париже выпустил первую книгу стихов .Маринетти широко известен как автор Футуристского Манифеста, который он написал в 1908. У футуризма были и анархистские и Фашистские элементы; Маринетти позже стал активным сторонником Бенито Муссолини.В 1911 году во время Italo-турецкая войны был военным корреспондентом французской газеты. Маринетти добровольно пошёл служить и во время Второй мировой войны, несмотря на преклонный возраст. Он стал академиком несмотря на свое осуждение академий, говоря, “Важно, чтобы Футуризм был представлен в Академии.” Он женился несмотря на свое осуждение брака,даже примирял себя с Католической церковью, объявляя, что Иисус был Футуристом.Маринетти умер от остановки сердца 2 декабря 1944 года.

ОТРЫВОК из "Первого манифеста футуризма"

Большинству из нас нет и тридцати. Работы же у нас не меньше, чем на добрый десяток лет. Нам стукнет сорок, и тогда молодые и сильные пусть выбросят нас на свалку как ненужную рухлядь!.. Они прискачут со всего света, из самых дальних закутков под легкий ритм своих первых стихов. Они будут царапать воздух своими скрюченными пальцами и обнюхивать двери академий. Они вдохнут вонь наших насквозь прогнивших идей, которым место в катакомбах библиотек.

Но нас самих там уже не будет. В конце концов зимней ночью они отыщут нас в чистом поле у мрачного ангара. Под унылым дождем мы сгрудимся у своих дрожащих аэропланов и будем греть руки над тщедушным костерком. Огонек будет весело вспыхивать и пожирать наши книжки, а их образы искрами взовьются вверх.

Они столпятся вокруг нас. От злости и досады у них перехватит дыхание. Наша гордость и бесконечная смелость будут бесить их. И они кинутся на нас. И чем сильнее будет их любовь и восхищение нами, тем с большей ненавистью они будут рвать нас на куски. Здоровый и сильный огонь Несправедливости радостно вспыхнет в их глазах. Ведь искусство — это и есть насилие, жестокость и несправедливость.

Большинству из нас нет и тридцати, а мы уже промотали все наше богатство — силы, любовь, смелость, упорство. Мы спешили, в горячке швыряли направо и налево, без счета и до изнеможения.Но взгляните-ка на нас! Мы еще не высохлись! Наши сердца бьются ровно! Еще бы, ведь в груди у нас огонь, ненависть, скорость!.. Что, удивлены? Вам-то самим из всей жизни даже вспомнить нечего.И снова с самой вершины мы бросаем вызов звездам!Не верите? Ну, ладно, будет! Будет! Все это я уже слышал. Ну, конечно! Нам наперед известно, что подскажет наш прекрасный якобы разум. Мы, скажет он, всего лишь детище и продолжение жизни наших предков.Ну и что? Ну и пусть! Подумаешь! ...Противно слушать! Бросьте беспрерывно молоть эту чушь! Задерите-ка лучше голову!И снова с самой вершины мы бросаем вызов звездам!Художник Энрико Прамполини (1894-1956). Портрет Маринетти[url]http://www.stihi.ru/2011/10/18/5041[/url] Манифест футуризма[url]http://libelli.ru/works/marineti.htm[/url] [url]http://futurismrus.narod.ru/marineti.htm[/url]

Tags: поэзия

krapan-5.livejournal.com

Удивительной красоты картина "про гибель Башен-Близнецов": shakko_kitsune

Необычный ракурс, непривычная точка зрения... Все это очень здорово смотрится в избранной автором эстетике ар-деко.Хотя в картине, разумеется, очевидна и львиная доля итальянского футуризма.Колористическая гамма тоже очень подходящая -- это сочетание металла и серых зданий.

На самом деле картина, конечно, не про 11.09.01. Шутка юмора такая.(У меня вообще специфический юморок, предупреждаю вновьприбывших).

Ну а что же это вообще такое и когда нарисовано?Tullio Crali. "Incuneandosi nell abitato" (1938)Приблизительно можно перевести как "Погружаясь в городское пространство" (италоговорящие, поправьте).

Посмотрите на дату: про футуризм+ар деко я, конечно, не просто так писала.Удивительно интересный художник этот Туллио Крали.

Припадем к груди матери нашей Википедии:

Туллио Крали (итал. Tullio Crali; 6 декабря 1910 г. Игало (ныне Черногория) — 5 августа 2000 г. Генуя) — итальянский художник — футурист, один из основоположников аэроживописи.

(Название картины, если я его нашла, можно посмотреть, наведя курсор на экран)Tullio Crali. Acrobazie in cielo (1932).jpg

Принадлежал к национальному меньшинству — далматинским итальянцам. Художник-самоучка, Т.Крали относится к наиболее крупным представителям Secondo Futurismo, второй волны футуризма.

Начинает рисовать в 1925 году под влиянием полотен Джакомо Балла, Умберто Боччони и Энрико Прамполини.

В 1928 году, после своего первого полёта на самолёте, тема авиаполёта, Aeropittura, становится центральной в творчестве художника. В 1929 году Крали официально входит в группу художников-футуристов.

Картина про мертвую петлю какую-то? специалисты приглашаются в комменты!Granvolta rovesciata [Giro della morte] 1938.jpg

Уже свою первию серию «авиаполотен» Крали создаёт в полном соответствии с вышедшим в 1915 году манифестом «Футуристическая реконструкция Вселенной».

Его работы выполнены в изогнуто-геометрической динамике, место наблюдателя — за пределами самолёта, он присутствует при полёте воздушной машины.

В 1931 году происходит личное знакомство Т.Крали с Филиппо Томмазо Маринетти, когда последний издаёт свой «Манифест авиаживописи», в котором Маринетти воспевает поэзию и красоту полёта.

Veduta aerea del castello di Gorizia (1936).jpg

В конце 30-х — начале 40-х годов Т.Крали работает в стиле Aeropittura, но уже в значительной мере как бы обозревая происходящее в воздухе и на земле из кресла лётчика.

В годы войны он, как и многие итальянские футуристы, прославляет своими картинами действия итальянских ВВС, сглаживает ужасы боевых действий, работает (вместе с фашистской пропагандой) на героику войны.

Tullio Crali. Motore in panne (1931).jpg

После окончания Второй мировой войны художник не изменяет футуризму, работает в Турине, Париже и, наконец, в Каире, где преподаёт в Итальянской школе искусств и разрабатывает своё, отдельное течение в футуризме — сасентези. С 1966 года мастер работает при Музее футуризма в Милане. Умер совсем недавно, в 2000 году.

Эта картина про английские бомберы сделана в 1942 году, идеология (как это всегда бывает с идеологиями) требовала реалистичной живописи, и это максимальное, на что он был способен, вероятно.Tullio Crali, Intercepting English Torpedo-bombers, c. 1942.jpg

А что же такое "Аэроживопись" (aeropittura)? Продолжим просвещаться.

Художественное течение в итальянской живописи, заключительная часть «второй волны» футуризма. В числе многочисленных художников, представлявших аэроживопись, можно назвать Джерардо Доттори, Тото, Альфредо Амбрози, Филиппо Томазо Маринетти, его жену Бенедетту Каппа, Туллио Крали, Энрико Прамполини, Джакомо Балла, Фортунато Деперо, Марио Сирони.

1935 года картина. Как он это понимал?! В Первой мировой он не участвовал, мальчиком был, Вторая еще не наступила. Даже Герники еще не было! А про ужасы авиавойны художник уже чувствовал.Tullio Crali, Bombardamento urbano, 1935.jpg

Аэроживопись возникла на поздней стадии футуризма, когда движение временно покинули такие мастера, как Балла и Деперо. Благодатной почвой для её возникновения стал широкий интерес в обществе к начавшемуся в начале 20-х годов ХХ столетия массовому использованию авиации, охватившему не только Италию.

Большим поклонником авиации и пропагандистом воздушных полётов был Ф. Т. Маринетти, центральная фигура в итальянском футуризме. В 1929 году он, совместно с художниками-футуристами Доттори, Тато, Крали, Прамполини и некоторыми другими, издаёт в «Газетта дель Пополо» свой «Манифест аэроживописи» (Manifesto dell´Aeropittura).

Пожалуй, это самая интересная картина про Эйфелеву башню, которую я видела.Tullio Crali - La Tour Eiffel.jpg

Итальянскому футуризму были в течение всего его существования свойственны культ машин, скорости, ритма и динамики. Поэтому аэроживопись явилась естественным продолжением его художественных традиций 10-х — 20-х годов.

Еще заметьте, он достаточно жизнерадостен везде по своему колориту, небо голубенькое.Это одна из немногих мрачных картин.Tullio Crali - Dogfight.jpg

Необычные пространственные перспективы при полёте, его необыкновенная скорость побуждали к новым художественным решениям. Центральной темой большого числа работ был вид сверху на параболически изогнутую землю. Художники, занимавшиеся аэроживописью, пользовались теми же средствами изображения, что и мастера 20-х годов: сочные, иногда смешанные краски, кубическая или как бы «осколочная» композиция полотен.

Со временем художники от простого «документирования» полёта переходят к изображению абстрагированного от всего окружающего, идеального парения в безграничном пространстве. В написанном в 1931 году Маринетти манифесте автор, говоря о лиризме аэроживописи, называет её «внеземной духовностью» изобразительного искусства.

Это картина 1957 года. После войны он сильно поменялся, его манера стала другой, картины, на мой взгляд, не такие интересные. Писать "футуристично" было уже устарело. Послевоенных картин в подборку практически не брала, можете погуглить, если интересно.Rada di camaret (1957).jpg

Аэроживопись как художественное направление прекратила своё существование после гибели Маринетти в 1944 году и краха фашистского режима в Италии.

PASSIONE AEREA (1933).jpgMotore, seduttore di nuvole (1939).jpegIn volo sui campi di battaglia (1938).jpegIn decollo (Takeoff) - 1932.jpgGran volta (1938).jpgcralisanner_0004.jpgPrima che si apra il paracadute (1939).jpgVolo Urbano.jpg

Monoplano Jonathan (1987).jpg

H0046-L22491826.jpg

Aerocaccia II, 1936 by Tullio Cral.jpg1d2d9495a709f30a42ea82230203d7cc--futurist-painting-realistic-paintings.jpg

8fe6d6216ac83ce1bcac4fff36f2280f.jpgИнтересный автор, надеюсь, вам тоже понравилось.

http://www.tulliocrali.com/

shakko-kitsune.livejournal.com

Филиппо Томмазо Маринетти — Традиция

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»

Филиппо Томмазо Маринетти

Филиппо Томмазо Маринетти (итал. Filippo Tommaso Marinetti; 21 декабря 1876, Александрия — 2 декабря 1944, Белладжио) — итальянский поэт, писатель и драматург, известен прежде всего как основатель футуризма.[1] Основал ряд футуристических журналов («Lacerba», «Poesia») и издательство («Poesia»). Маринетти принадлежит большинство манифестов (первый манифест — 1909), определяющих футуризм как художественное и политическое течение.

Родился 21 декабря 1876 года в Египте (Александрия), в богатой итальянской семье адвоката Энрико Маринетти. Детство прошло в Париже, где он учился в колледже святого Франсуа Ксавье. Именно там Маринетти основал свой первый литературный журнал «Папирус», а впоследствии был исключен за подпольное распространение запрещенных книг. Закончив в 1899 году образование в генуэзском университете (факультет права), Маринетти предпочел юридической карьере литературное творчество.

20 февраля 1909 года в парижской газете «Фигаро» Маринетти публикует свой первый футуристический манифест («LeFuturisme»). Тотально революционный по своей сути, он содержал радикальные лозунги, направленные против всего старого и догматичного: «Избавьте Италию от всей заразы — историков, археологов, искусствоведов, антикваров!», «Тащите огня к библиотечным полкам!», «Направьте воду из каналов в музейные склепы!», «Крушите древние города!». Маринетти провозгласил новую футуристическую эстетику, базирующуюся на воспевании риска, дерзости, неукротимой энергии, смелости, отваги, бунта, решительного напора, — иными словами, всех тех качеств, которыми должен обладать «человек длинной воли». Война была провозглашена единственной очистительной силой — «гигиеной мира».

Маринетти и муравьед

В 1911‒1912 гг. он в качестве военного корреспондента принимает участие в итало-ливийской войне, в октябре 1913 — в болгаро-турецком конфликте.

В 1912 году Маринетти опубликовал новый манифест — «Технический манифест футуристической литературы». В нем были сформулированы технические (из области литературной техники) нововведения футуристов, которые вытекали из их стремления выразить темпы современной жизни.

В январе 1914 г. осуществляет поездку в Москву и Петербург, где знакомится и делится опытом с русскими футуристами.[2][3]

В августе 1914, после начала Первой Мировой войны, Маринетти записывается добровольцем в Ломбардийский батальон и ведет пропаганду за вступление Италии в войну, придав для этих целей футуристическому журналу «Лачерба» политическую направленность. «Дирекция футуристического движения» в Милане постепенно превратилась в боевой штаб. В сентябре ею были организованы манифестации с публичным сожжением австрийского флага, за что Маринетти был арестован и посажен в тюрьму. Но в мае 1915 года Италия вступает в войну на стороне стран Антанты и Маринетти, вместе с другими футуристами добровольцем уходит на фронт, награжден медалью как командир броневика за битву Витторио-Венета.

После Первой Мировой войны происходит организационное оформление политического крыла футуризма. Была создана политическая партия футуристов во главе с Маринетти и издан соответствующий манифест, разделявший функции партии и одноименного направления в искусстве Органом политической партии футуристов стала газета «Футуристический Рим», основанная Маринетти, Сетгимелли и Карли.

В этот период Маринетти начинает выступать с радикально-националистических позиций, а в 1919 году вступает в фашистскую партию. «Наша футуристическая революционность обожает Италию и жаждет возродить ее во что бы то ни стало, очистить ее, сделать более интеллигентной и преуспевающей», — говорил он еще в сентябре 1918 года.

Стоит заметить, что ранний итальянский фашизм многим обязан двум национальным литературным гениям того времени — Маринетти и Д’Аннунцио, причем не только в сфере формирования идеологии и лозунгов, но и в области «прямого действия»: Маринетти играл большую роль в формировании фашистских боевых групп, лично участвовал в разгоне демонстраций и нападении на редакцию газеты «Аванти», «желая утвердить абсолютное право четырех миллионов солдат на управление новой Италией». Добровольцы во главе с Габриэле Д’Аннунцио в сентябре 1919 года заняли город Фиуме и устроили в нем великолепный футуристический вечер. В ноябре 1919 года, на парламентских выборах имена Маринетти и Муссолини стояли рядом в избирательных бюллетенях, однако на выборах фашисты не прошли, (после чего оба были арестованы по обвинению в незаконном хранении огнестрельного оружия Муссолини выходит сразу, Маринетти через двадцать дней).

Однако, уже в мае 1920 года Маринетти и группа соратников-футуристов совершают очередную авангардистскую провокацию: протестуя против компромиссов Муссолини с клерикальными и монархическими кругами они выходят из состава фашистской партии. Вместе с тем, Маринетти до конца дней остаётся «беспартийным фашистом».

В 1922 году, после прихода Муссолини к власти, он посвящает министру-президенту восторженную статью: «Итальянская Империя — в кулаке лучшего, наиспособнейшего итальянца!»

В 1923 году женился на Бендетте Каппа.[4]

18 марта 1929 года Муссолини вводит Филиппо Томмазо Маринетти в состав Итальянской Академии наук. В сентябре 1929 г. Маринетти даёт старт второму этапу итальянского футуризма, подписав «Манифест аэроживописи».

В конце 1933 года подписывает Манифест настенной живописи.

Весной 1934 года посещает гитлеровскую Германию, где был принят и чествован Готфридом Бенном.

Маринетти (на снимке — крайний справа) на Дону

20 июля 1942 года в качестве инспектора 62-летний Маринетти прибыл в итальянский экспедиционный корпус на Дону. Спустя четыре месяца тяжело заболел и был эвакуирован домой. Так и не смог восстановиться и 2 декабря 1944 года, после сердечного приступа, Маринетти умирает в Hotel Excelsior в Белладжио на озере Комо.

Обычные его темы — машины, скорость — основы современной индустриальной культуры, война, сильная личность, звезды и море как символ сверхземного «Завоевание звезд» (La conquête des étoiles, 1902), «Разрушение» (Destruction, 1903), «Моноплан папы» (Le Monoplane du pape, 1912) и др. В драматургии Маринетти выделяется сатирическая трагедия «Король-кутеж» (Le roi bombance), где дана сатира на человечество и социальную революцию. Большинство произведений написано по-французски.

На основе лозунга «Мы воспоем растущее торжество машины» у Маринетти создается новая эстетика машины — «Гоночный автомобиль прекраснее статуи „Самофракийской победы“».

С поэтической индустриальной темой связана у Маринетти и политико-экономическая пропаганда индустриализации Италии (в манифестах). Венецию например, омертвевший город дожей, предлагалось преобразовать в промышленный центр Адриатики.

Значительное место в творчестве Маринетти занимает также военная проза. Это — «Битва при Триполи» (La bataille de Tripoli), откровенный апофеоз итальянской экспансии в Африку, «Zang, tumb, tumb» (Осада Адрианополя), военные стихотворения, в которых изображена индустриализация войны (стих. «Литейная битвы») и ряд других литературных произведений о мировой войне.

Маринетти боролся во главе футуристов против «оппортунизма» итальянской иностранной политики еще задолго до выхода Италии из тройственного союза, требовал войны с Австрией во имя нераздельного господства Италии в бассейне Адриатического моря, что имело известное агитационное значение при вступлении Италии в мировую войну.

Попытки Маринетти создать динамическую форму привели его к реформе стиха и прозы. В 1906 Маринетти организовал «Интернациональную анкету о свободном стихе». Формальные новшества Маринетти сказались в области прозы. В программе Маринетти — деформация синтаксиса, насыщение его эмоциональностью, расположение слов без ограничений грамматической логикой. Вспомогательные части речи, задерживающие передачу мыслей, прилагательные, означающие паузы — отметаются; знаки препинания исключаются. В основе прозы — существительные и глаголы, которые сочетаются с условными математическими и музыкальными знаками. Создается телеграфный стиль. Специфическая образность Маринетти основана на метафорах, смелость которых (отдаленность аналогий) оправдывается лозунгом о «беспроволочном воображении и словах на свободе». Характерен типографский монтаж текста.

Формальным новаторством отличается также «Синтетический театр» (Teatro sintetico) Маринетти, написанный в сотрудничестве с Корра, Сеттималли и др. В последние годы Маринетти пропагандирует «тактилизм» — искусство касаний, пытаясь создать новый вид искусства — «предметы искусства, воспринимаемые осязанием». С этой целью Маринетти разработал «тактилическую таблицу ощущений».

Вся линия творчества Маринетти привела его в лагерь фашизма — («Футуризм и фашизм» — «Futurismo e fascismo», «Democratia futurista, dinamismo poetico» — «Футуристическая демократия, политический динамизм»), предвестником которого он и явился.

traditio.wiki