Матюшин Михаил Васильевич [1861—1934]. Картины матюшин


Художник Михаил Матюшин. Биография и картины

Михаил Матюшин – разносторонне одаренный человек, в жизни которого тесно переплелись музыка и живопись, педагогическая и философская деятельность.

Первое образование, полученное Матюшиным, было музыкальным. На протяжении пяти лет с 1876 года он обучался в Московской консерватории, по окончании которой до 1913 года солировал в Придворном императорском оркестре в Петербурге.

Параллельно Михаил брал уроки живописи. В 1894–1898 посещал Рисовальную школу при ОПХ, после – учился в студии художника Я. Ф. Ционглинского и частной школе Е. Н. Званцевой.

Человеком многогранного таланта была и супруга Матюшина Е. Гуро, также посещавшая студию Ционглинского. Вместе они состояли в обществе русских кубофутуристов – «будетлян», работали над созданием издательства «Журавль».  Первый сборник творчества русских авангардистов – «Садок судей» — был выпущен издательством в 1910 году. В целом до 1917 года Матюшин издал здесь порядка 20 книг. Работа в «Журавле» поспособствовала сближению Матюшина с поэтами и художниками авангарда – братьями Бурлюками, В. Хлебниковым, В. Каменским и с представителями старой школы – А. Ремизовым, В. Ивановым, Ф. Сологубом.

Зимой 1909 года в Петербурге Матюшин и Гуро основали общество художников «Союз молодежи». Организация просуществовала до 1914 года, успев организовать и провести шесть выставок, на которых были представлены работы всех направлений авангарда.

Сам Матюшин с 1910 года в творчестве развивал идеи метода, позволявшего воспринимать и познавать мир, человека и саму Вселенную как целое. Подобный переворот в философии Михаила Васильевича произошел под впечатлением от книг и теорий математика П. Успенского.

Через некоторое время «Союз молодежи» при поддержке общества поэтов «Гилея» основали театр футуристической направленности «Будетлянин». По замыслу создателей, театр должен был перевернуть традиционные взгляды на то, каким должен быть этот вид искусства. Зимой 1913 года в театре прошла первая постановка – опера «Победа над солнцем», к которой Матюшин написал музыку, а над оформлением сцены работали Малевич и Крученых.

С 1914 Матюшин реализует свои творческие способности на литературном поприще: издает книгу «О кубизме», публикует статью «Футуризм в Петербурге». В это же время, он ведет работу над созданием музыкальных произведений – «Дон Кихот» и «Осенний сон». Музыка Матюшина, как и его живопись, была авангардной, наполненной поиском «нового мирослышания» и «звукового миросозерцания».

В 20-х годах вместе со своими последователями Матюшин создает группу «Зорвед» (зрение и ведание), деятельность и творчество участников которой основывается на теории «расширенного смотрения». Группа исследовала воздействие цвета и формы, звука и света на восприятие человеком того или иного предмета.

На протяжении этого времени Михаил Матюшин активно занимался и педагогической деятельностью. Преподавал в мастерской пространственного реализма в ГСХМ Петрограда, позже — в Гинхуке.

В 1923 и 1930 годах прошли две выставки работ Матюшина и его учеников, представителей школы «Зорвед», которые имели большой успех у критиков.

Михаил Матюшин умер 14 октября 1934 года в родном городе Ленинграде.

В память о нем и его вкладе в культурную жизнь России XX века в 2006 году был основан Музей петербургского авангарда.

Картины художника Михаила Матюшина: 

www.avangardism.ru

Матюшин Михаил Васильевич - Биография :: Артпоиск

 

В жизни и творчестве композитора, живописца, педагога и мыслителя М. В. Матюшина музыка и живопись постоянно соседствовали, взаимодействовали, взаимно обогащая друг друга, и породили своеобразную цвето-музыкальную теорию.

 

Он учился в Московской консерватории в 1876-81 гг., а с 1881 по 1913 г. был "первой скрипкой" императорского оркестра в Петербурге. В те же годы (1894-98) он занимался в Рисовальной школе при ОПХ, в 1903-05 гг. - в студии художника Я. Ф. Ционглинского и в 1906-08 гг. - в частной студии Е. Н. Званцевой.

 

В студии Ционглинского он познакомился с Е. Г. Гуро, своей будущей женой, единомышленницей, тоже многосторонне одаренным человеком. Вместе они основали издательство "Журавль", выпустившее до 1917 г. двадцать книг. Сблизившись с поэтами и художниками-футуристами Д. Д. и В. Д. Бурлюками, В. В. Каменским, В. В. Хлебниковым, Матюшин одновременно общается с писателями старшего поколения - В. И. Ивановым, А. М. Ремизовым, Ф. К Сологубом.

 

По инициативе Матюшина и Е.Гуро Гуро (Нотенберг) Елена (Элеонора) Генриховна Гуро (Нотенберг) Елена (Элеонора) Генриховна [1877—1913] Русская художница, живописец, яркий представитель русского авангарда. Участница художественных объединений "Союз молодежи" и "Гилей".... в ноябре 1909 г. создано петербургское общество художников "Союз молодежи" (1910-14). На шести выставках общества было представлено, по существу, все многообразие течений современного авангарда. Сами же они в художественной жизни того времени являлись полюсом интуитивного, органического, синтетического, в противовес полюсу конструктивного, механического, аналитического московского авангарда.

 

В 1911 г. Матюшин прочитал книги математика-теософа П. Д. Успенского, передающие целостный метод восприятия и познания мира, Вселенной, человека. Это произвело переворот в его творческом сознании, все созданное Матюшиным впоследствии отражает и разрабатывает идеи, содержащиеся в трудах Успенского. "Союз молодежи" совместно с поэтическим объединением "Гилея", куда входили В. В. Хлебников, А. Е. Крученых, Б. К. Лившиц, провозгласил учреждение нового футуристического театра "Будетлянин" и в декабре 1913 г. представил оперу Крученых "Победа над солнцем", музыку к которой написал Матюшин, а оформление выполнили Малевич и Крученых.

 

С 1914 г. Матюшин выступал как писатель, художественный критик и публицист. Он издал книгу А. Глеза и Ж. Метсенже "О кубизме", которая вызвала большой резонанс. В "Первом русском журнале русских футуристов" опубликовал статью "Футуризм в Петербурге". Создал музыкальные композиции "Дон-Кихот", "Осенний сон".

 

В 1916 г. написал ряд "медитационных" пейзажей, в которых звучала тема встречи неба и земли: небо опускается на землю, а земля возносится в небо. Матюшин-исследователь вошел в историю русского искусства как создатель оригинальной теории "расширенного смотрения", в основе которой лежит изучение пространства и принципов взаимодействия цвета и среды, цвета и формы, цвета и звука, формы и времени. Разные аспекты этих проблем нашли отражение в статьях, докладах, лекциях Матюшина 1920-х гг.: "Опыт художника новой меры" (1912-26), "Наука в искусстве" (1926), "Опыт нового ощущения пространства" (1928), "Что такое органическая культура в искусстве" (1927-28).

 

Интенсивная научно-исследовательская деятельность Матюшина в 1920-х гг. неразрывно связана с педагогической практикой, сначала в мастерской пространственного реализма в петроградских ГСХМ, затем в отделе органической культуры в Гинхуке. Среди его учеников - Н. Гринберг, Е. М. Магарилл, Е. Хмелевская, О. Ваулина, В. И. Курдов и др. Они составили ядро "школы" Матюшина. Вместе с ними Матюшин, постоянно экспериментируя, добивался создания нового образа натуры на плоскости картины приучая глаз воспринимать каждую видимую деталь как часть огромного целого, взглядом "как руками, охватывать, как бы забегая глазами за предмет".

 

Творчество, по определению Матюшина, есть не что иное, как "собранность интеллектуальных и физических способностей человека в одном усилии воли и толчка, порождающем наибольшую ценность из всего, что существо способно произвести". Такое понимание творческого процесса подвело Матюшина изучению законов физиологии человека. Опыты и наблюдения его "школы" велись в направлении взаимодействия "осязания, слуxa, зрения и мысли".

Второй составляющей теории "расширенного смотрения" стало учение о трех взаимодействующих цветах, создающих ощущение гармонии в восприятии человека. Речь идет о том, что каждый основной цвет в нейтральном пространстве вокруг воссоздает в нашем восприятии второй цвет, контрастный основному, и вместе они создают третий, дополнительный.

 

В 1926 г. Матюшин предпринял попытку создания "Букваря по цвету" - пособия по гармоническим сочетаниям оттенков, в основу которого положено учение о трех цветах. В 1923 г. "школа" Матюшина представила свои работы на "Выставке петроградских художников всех направлений" под девизом "Зорвед" (зрение и ведание). В 1930 г. в Ленинграде прошла еще одна выставка работ Матюшина и его "школы". Эти выставки демонстрировали выдающиеся достижения, позволяющие развивать в людях более тонкое и целостное видение мира.

 

Среди дружеских привязанностей Малевича Малевич Казимир Северинович Малевич Казимир Северинович [1978—1935] Русский художник, теоретик искусства, педагог и философ. Основоположник супрематизма — направления в абстрактном искусстве.... одно из главных мест принадлежало музыканту, живописцу, композитору, издателю, теоретику искусства, скульптору, педагогу женой, художницей и поэтессой Е.Гуро Гуро (Нотенберг) Елена (Элеонора) Генриховна Гуро (Нотенберг) Елена (Элеонора) Генриховна [1877—1913] Русская художница, живописец, яркий представитель русского авангарда. Участница художественных объединений "Союз молодежи" и "Гилей".... (1877 — 1913). Дом супружеской четы на Песочной улице, наполненный поэзией, музыкой, живописью, надолго стал центром притяжения художников и поэтов русского авангарда. Именно по инициативе Матюшина Матюшин Михаил Васильевич Матюшин Михаил Васильевич [1861—1934] ... и Гуро Гуро (Нотенберг) Елена (Элеонора) Генриховна Гуро (Нотенберг) Елена (Элеонора) Генриховна [1877—1913] Русская художница, живописец, яркий представитель русского авангарда. Участница художественных объединений "Союз молодежи" и "Гилей".... было создано новаторское объединение художественных сил «Союз молодежи» (в 1910 году супруги покинули свое детище, но в 1912 снова вступили в Союз).

Mir

Матюшин Матюшин Михаил Васильевич Матюшин Михаил Васильевич [1861—1934] ... играл видную роль во многих начинаниях левых художников и поэтов — в частности, учредив книгоиздательство «Журавль», он выпустил множество книг, без которых ныне немыслима история отечественного искусства XX века. В этих книгах рельефно проступила одна из наиболее характерных черт русского кубофутуризма: будучи самым радикальным художественным направлением предвоенных лет, он распространялся и на живопись, и на поэзию. Сращение пластики и слова привело к возникновению поразительных феноменов, взаимно обогативших художников и поэтов. Звездным часом русского кубофутуризма стал Первый съезд баячей будущего (поэтов-футуристов), впервые введший в публичный обиход самоназвание

крайне левых деятелей искусства. «Футурист» и его синоним «кубофутурист» надолго стали притчей во языцех для газет и критиков.

Первый съезд происходил 18 и 19 июля 1913 года в финской деревушке Усиккирко, где находилась дача Матюшина Матюшин Михаил Васильевич Матюшин Михаил Васильевич [1861—1934] .... Он и был председателем съезда, а участниками его стали Малевич Малевич Казимир Северинович Малевич Казимир Северинович [1978—1935] Русский художник, теоретик искусства, педагог и философ. Основоположник супрематизма — направления в абстрактном искусстве.... и Алексей Крученых; ожидался приезд Велимира Хлебникова, но рассеянный поэт обронил в реку кошелек с деньгами, присланными Матюшиным Матюшин Михаил Васильевич Матюшин Михаил Васильевич [1861—1934] ..., и не смог выбраться из родной Астрахани. За два дня было обсуждено и намечено множество планов; манифест, опубликованный через несколько дней в петербургском журнале За 7 дней, обнародовал грандиозные инициативы и начинания делегатов.

Как известно, на начальном этапе своей жизнедеятельности футуристы яростно расчищали дороху новому, низвергая и громя все прежние «устаревшие» ценности культуры.

Их эпатажный нигилизм наиболее яркое воплощение нашел в скандальном сборнике «Пощечина общественному вкусу». В Усиккирко же было объявлено: «Пора пощечин прошла». Дерзкая резолюция съезда декларировала отход от разрушительного пафоса русского футуризма в пользу созидательных усилий: целью современности виделось отныне «личное творческое прозрение подлинного мира новых людей». В соответствии с этим намечались действия в предстоящем году: выпуск «все новых и новых произведений в словах, в книгах, на холсте и бумаге» и учреждение нового театра Будетлянин с устройством ряда представлений.

Самое удивительное, что эти широковещательные планы, провозглашенные на финской даче, почти все были реализованы в заявленные краткие сроки.

Почти тут же на свет появился сборник Трое — одно из первых изданий с иллюстрациями Малевича Малевич Казимир Северинович Малевич Казимир Северинович [1978—1935] Русский художник, теоретик искусства, педагог и философ. Основоположник супрематизма — направления в абстрактном искусстве..... В нем были помещены произведения Хлебникова, Крученых, Е.Гуро Гуро (Нотенберг) Елена (Элеонора) Генриховна Гуро (Нотенберг) Елена (Элеонора) Генриховна [1877—1913] Русская художница, живописец, яркий представитель русского авангарда. Участница художественных объединений "Союз молодежи" и "Гилей"..... Памяти этой поэтессы, скончавшейся весной 1913 года от лейкемии и похороненной на лесистом холме близ Усиккирко, и была посвящена книга. Начиная с лета 1913 и затем в течении 1914 года были изданы и другие футуристические книжки: их украшали литографии Малевича Малевич Казимир Северинович Малевич Казимир Северинович [1978—1935] Русский художник, теоретик искусства, педагог и философ. Основоположник супрематизма — направления в абстрактном искусстве...., Н.Гончаровой Гончарова Наталья Сергеевна Гончарова Наталья Сергеевна [1881—1962] Русская художница-авангардистка. Живописец, график, театральный художник. Её имя в истории русского искусства неотделимо от имени М. Ларионива. Вместе с М. Ларионовым Гончарова активно участвовала в выставках русских футуристов — "Бубновый..., О.Розановой Розанова Ольга Владимировна Розанова Ольга Владимировна [1886—1918] Русская художница, представительница русского авангарда, Стиль: супрематизм, неопримитивизм и кубофутуризм..... Автором текстов этих «самописных» изданий был преимущественно Крученых.

artpoisk.info

Михаил Матюшин | Kolomna-Art

2-mini

В жизни и творчестве композитора, живописца, педагога и мыслителя М.В. Матюшина музыка и живопись постоянно соседствовали, взаимодействовали, взаимно обогащая друг друга, и породили своеобразную цвето-музыкальную теорию.

Он учился в Московской консерватории в 1876-81 гг., а с 1881 по 1913 г. был «первой скрипкой» императорского оркестра в Петербурге. В те же годы (1894-98) он занимался в Рисовальной школе при ОПХ, в 1903-05 гг. — в студии художника Я.Ф. Ционглинского и в 1906-08 гг. — в частной студии Е.Н. Званцевой.

В студии Ционглинского он познакомился с Е.Г. Гуро, своей будущей женой, единомышленницей, тоже многосторонне одаренным человеком. Вместе они основали издательство «Журавль», выпустившее до 1917 г. двадцать книг. Сблизившись с поэтами и художниками-футуристами Д.Д. и В.Д. Бурлюками, В.В. Каменским, В.В. Хлебниковым, Матюшин одновременно общается с писателями старшего поколения — В. И. Ивановым, А. М. Ремизовым, Ф. К Сологубом.

По инициативе Матюшина и Гуро в ноябре 1909 г. создано петербургское общество художников «Союз молодежи» (1910-14). На шести выставках общества было представлено, по существу, все многообразие течений современного авангарда. Сами же они в художественной жизни того времени являлись полюсом интуитивного, органического, синтетического, в противовес полюсу конструктивного, механического, аналитического московского авангарда. Ключевыми фигурами органического направления были поэт и художник Елена Гуро и музыкант, композитор, художник, теоретик и исследователь искусства Михаил Матюшин.

 

В 1911 г. Матюшин прочитал книги математика-теософа П.Д. Успенского, передающие целостный метод восприятия и познания мира, Вселенной, человека. Это произвело переворот в его творческом сознании, все созданное Матюшиным впоследствии отражает и разрабатывает идеи, содержащиеся в трудах Успенского. «Союз молодежи» совместно с поэтическим объединением «Гилея», куда входили В.В. Хлебников, А.Е. Кручёных, Б.К. Лившиц, провозгласил учреждение нового футуристического театра «Будетлянин» и в декабре 1913 г. представил оперу Крученых «Победа над солнцем», музыку к которой написал Матюшин, а оформление выполнили Малевич и Крученых.

С 1914 г. Матюшин выступал как писатель, художественный критик и публицист. Он издал книгу А. Глеза и Ж. Метсенже «О кубизме», которая вызвала большой резонанс. В «Первом русском журнале русских футуристов» опубликовал статью «Футуризм в Петербурге». Создал музыкальные композиции «Дон-Кихот», «Осенний сон».

В 1916 г. написал ряд пейзажей, в которых звучала тема встречи неба и земли: небо опускается на землю, а земля возносится в небо. Матюшин-исследователь вошел в историю русского искусства как создатель оригинальной теории «расширенного смотрения», в основе которой лежит изучение пространства и принципов взаимодействия цвета и среды, цвета и формы, цвета и звука, формы и времени. Разные аспекты этих проблем нашли отражение в статьях, докладах, лекциях Матюшина 1920-х гг.: «Опыт художника новой меры» (1912-26), «Наука в искусстве» (1926), «Опыт нового ощущения пространства» (1928), «Что такое органическая культура в искусстве» (1927-28).

Интенсивная научно-исследовательская деятельность Матюшина в 1920-х гг. неразрывно связана с педагогической практикой, сначала в мастерской пространственного реализма в петроградских ГСХМ, затем в отделе органической культуры в Гинхуке. Среди его учеников — Н. Гринберг, Е.М. Магарилл, Е. Хмелевская, О. Ваулина, В.И. Курдов и др. Они составили ядро «школы» Матюшина. Вместе с ними Матюшин, постоянно экспериментируя, добивался создания нового образа натуры на плоскости картины приучая глаз воспринимать каждую видимую деталь как часть огромного целого, взглядом «как руками, охватывать, как бы забегая глазами за предмет».

Творчество, по определению Матюшина, есть не что иное, как «собранность интеллектуальных и физических способностей человека в одном усилии воли и толчка, порождающем наибольшую ценность из всего, что существо способно произвести». Такое понимание творческого процесса подвело Матюшина изучению законов физиологии человека. Опыты и наблюдения его «школы» велись в направлении взаимодействия «осязания, слуxa, зрения и мысли».

Второй составляющей теории «расширенного смотрения» стало учение о трех взаимодействующих цветах, создающих ощущение гармонии в восприятии человека. Речь идет о том, что каждый основной цвет в нейтральном пространстве вокруг воссоздает в нашем восприятии второй цвет, контрастный основному, и вместе они создают третий, дополнительный.

В 1926 г. Матюшин предпринял попытку создания «Букваря по цвету» — пособия по гармоническим сочетаниям оттенков, в основу которого положено учение о трех цветах. В 1923 г. «школа» Матюшина представила свои работы на «Выставке петроградских художников всех направлений» под девизом «Зорвед» (зрение и ведание). В 1930 г. в Ленинграде прошла еще одна выставка работ Матюшина и его «школы». Эти выставки демонстрировали выдающиеся достижения, позволяющие развивать в людях более тонкое и целостное видение мира.

Редакция «Искусства Коломны» от всей души поздравляет всех ценителей русского авангарда с Днём рождения Михаила Матюшина! Особую благодарность мы передаём Музею Органической Культуры, где хранят и активно развивают традиции его творчества. Многая лета!

 

kolomna-art.pro

Современное Искусство :: Михаил Матюшин

Советский художник-авангардист, теоретик искусства, а также композитор и создатель знаменитой футуристической оперы «Победа над Солнцем» (1910).

 

Путь в авангард

Матюшин родился в 1861 году в Нижнем Новгороде. Он был незаконнорожденным сыном Н.А. Сабурова и бывшей крепостной крестьянки и получил материнскую фамилию.

Ещё в возрасте шести лет он начал на слух подбирать услышанные им мелодии и вскоре научился играть и аккомпанировать. В девять лет он самостоятельно смастерил скрипку и правильно её настроил. Маленького вундеркинда заметил друг его старшего брата — он отвёл мальчика в Нижегородскую консерваторию.

В 1871 году Миша уже завершил начальное образование в школе Русского музыкального общества в родном городе. Вдобавок ко всему, он в восьмилетнем возрасте стал учителем певчих в местном хоре. С 1877 по 1880 гг. Матюшин посещал Московскую консерваторию, где учился играть на скрипке. Юношу увлекала не только музыка, но и изобразительные искусства, поэтому в свободное от учёбы время он стал самостоятельно заниматься графикой и живописью — своеобразными «пособиями» ему служили церковные иконы. В 1881 году, выпустившись из Консерватории, Матюшин отправился в Санкт-Петербург, где вплоть до 1913 служил скрипачом Придворного оркестра. В течение обозначенного периода он сменил несколько различных школ рисования: школу Общества поощрения художеств, школу-студию Ционглинского и школу-студию Званцевой. Он много писал с натуры, копировал старых мастеров. Уже в юности стал размышлять о проблеме синтеза музыкального и изобразительного искусств. 

В 1900 году Матюшин посетил Францию и побывал на Всемирной выставке в Париже. Он также посетил лучшие французские живописные собрания — в первую, очередь, конечно же, Лувр. Больше всего его молодое воображение потрясли Ф.Милле и Э.Мане.

В 1905 году в студии Циоглинского Матюшин познакомился с поэтессой-футуристкой Еленой Гуро. Она стала его второй женой (брак с первой супругой-француженкой был непродолжителен) и ввела в круг русских кубофутуристов-будетлян, сплотившийся вокруг Давида Бурлюка и Велимира Хлебникова. Будетляне стали собираться в доме Матюшина, что на улице Песочная в Петербурге (здание сохранилось до наших дней, и сегодня в нём расположен Музей петербургского авангарда). Они основали издательство Журавль и в 1910 году выпустили первый сборник кубофутуристов под заголовком «Садок судей».

В 1908 году возникла группа «Треугольник», в которую вошли Матюшин, Гуро, Кручёных, Каменский, братья Бурлюки. С этой группой искусствоведы связывают возникновение уникального петербургского авангарда. «Треугольник» заявил о себе на выставке «Современные течения в искусстве». Позднее его члены объединились в Союз молодёжи, который прососуществовал вплоть до 1914.

Начиная с середины 1910-х годов, Матюшин стал развивать идею «расширенного смотрения» в живописи. На его мировоззрение существенное влияние оказал философ, оккультист, математик и теософ Пётр Демьянович Успенский. Не только Матюшин, но и многие его современники из художественной среды воспринимали Успенского как провидца. Философ полагал существующие различения – и в частности различения времени и пространства – условностями, продуктами человеческого разума. А для высшего разума, с его точки зрения, любой предмет является всем. Успенский ссылался на работы англичанина Чарльза Говарда Хинтона «Новая эра мысли» и «Четвёртое измерение», изданные в 1888 и 1904 гг. соответственно. Концепция четвёртого измерения на Западе была не просто модным веянием среди любителей мистики – она оказала существенное влияние на развитие кубизма. Российские кубофутуристы, пристально следящие за происходящим в западноевропейских художественных кругах, естественным образом переняли эту концепцию. Идеи расширения сознания и видения получили в России самостоятельное развитие.

Впрочем, Матюшин в статье «Опыт художника новой меры» подчёркивает, что, хотя на поиски четвёртого измерения его вдохновили оккультные тексты, от самого оккультизма он поспешил избавиться. Его интересовали практические задачи: «для меня это был просто конец плоскостному наблюдению и уход от периферического изображения природы». Интересны и его замечания по поводу нон-фигуративного искусства. Свою живопись он назвал новым пространственным реализмом, идущим путём преодоления формы и цвета; он стремился ухватить целое, преодолев раздробленность.

Из дневников Матюшина становится ясно, что художник тренировался, чтобы прийти к новому видению, старался «…правильно упражняться, ища четвёртое пространство, т.к. необходимо приучаться видеть всё кругом». Он полагал, что в перспективе станет возможным «видеть» даже затылком: «Можно достичь понимания проходимости твёрдого через утончённость». Анализируя мировую историю искусства, Матюшин пришёл к заключению, что в ходе истории угол зрения живописцев расширялся, в их поле зрения попадало всё больше и больше. Именно поэтому первобытные художники изображали отдельные предметы, а жанр пейзажа возник относительно поздно.

Любопытно, что каждый этап эволюции художественного зрения и изобразительного искусства порождает, по мнению Матюшина, новый вид реализма. Это относится и к абстрактному искусству. Так, «кубизм и футуризм проявляют внутренний мир всех видимостей и воплощают то, чего обыкновенный глаз не видит и не воспринимает. Изламывая плоскости и показывая стороны предметов невидимые, тем самым выявляют творческую силу природы, стремящуюся к интенсивному проявлению жизни, к движению во всех направлениях».

Анализируя работы Матюшина, его теоретические наработки и тексты в особенности, следует чётко понимать, что зрение понимается им не только в буквальном, но и в переносном смысле.

 

Победа над Солнцем

В 1913 году Матюшин написал музыку для футуристической оперы «Победа над Солнцем» Кручёных, сделавшая знаменитостью её сценографа Казимира Малевича. Малевич тогда написал следующие строчки: «звук Матюшина расшибал налипшую, засаленную аплодисментами кору звуков старой музыки».

Уже во время работы над постановкой проявился преподавательский талант Матюшина – он был блестящим популяризатором, излагал идеи понятным и доступным языком, заражал окружающих своим энтузиазмом. На одной из репетиций Крученых попросил его объяснить студентам значение непонятных слов в опере, поскольку те ничего не понимали и отказывались играть в бессмыслице. Матюшин так сформулировал ответ: «Мы не замечаем перемен в языке, живя в своём времени. Язык же и слова постоянно изменяются во времени, выбрасывают лишние слова и даже целые предложения старого порядка и заменяют новыми». Далее он привёл в пример стихотворение Державина, отметив, что современному читателю оно будет так же непонятно, как и «Победа над Солнцем». Он объяснил, что устаревшие формы стали столь распространёнными, что любой профан может подражать Лермонтову, а устаревшие высокопарные слова выглядят нелепо. «Я объяснил, — писал Матюшин, — что опера имеет глубокое внутреннее содержание, издеваясь над старым романтизмом и многопустословием, что Нерон и Калигула — фигуры вечного эстета, не видящего «живое», а ищущего везде «красивое» (искусство для искусства), что путешественник по всем векам — это смелый искатель — поэт, художник-прозорливец, что сражающийся сам с собой неприятель — это конец будущим войнам и что вся «Победа над Солнцем» есть победа над старым привычным понятием о солнце как «красоте».

Объяснение со студентами мне удалось вполне. Они мне аплодировали и сделались нашими лучшими помощниками».

Премьера оперы, тем не менее, сопровождалась скандалами, и даже меценаты свистели исполнителям вместе с публикой. После они всячески открещивались от участия в постановке. Однако среди молодёжи «Победа над Солнцем» имела серьёзный успех. Позже она была издана в виде либретто с некоторыми образцами музыки.

Октябрьскую революцию 1917 года Матюшин, последовательно высмеивавший пошлость мещанского быта, встретил с воодушевлением, поскольку видел в ней долгожданное освобождение от прежних порядков.

В 1918 году Матюшин стал преподавателем в Государственных свободных художественных мастерских, преобразованных позднее в петербургский филиал ВХУТЕИНа. Там он организовал и возглавил «мастерскую пространственного реализма».

 

ЗОРВЕД

В 1923 году в Петрограде возникло новое объединение под руководством Матюшин — «ЗОРВЕД» (аббревиатура от слов «зорко» и «ведать»).

Этому событию предшествовала публикация статьи художника «Не искусство, а жизнь». В группу зорведовцев вошли такие живописцы и графики, как В.Делакроа, Д.Сысоева, Е.Хмелевская, И.Вальтер, О.Ваулина, М.Эндер. Применяя на практике теории Успенского и собственные наработки, Матюшин ставил с учениками эксперименты и проводил исследования в области цветовосприятия. Его теория расширенного смотрения включала в себя попытки соединить дневное зрение (угол 30-60 градусов) и ночное зрение (угол до 180 градусов). С его точки зрения, это могло бы стать существенным подспорьем для художников и обогатило бы восприятие натуры.

С 1923 по 1927 гг. Матюшин работал в отделе органической культуры ГИНХУКа и Государственного института истории искусств. Ученики художника выставлялись вместе с ним на «Выставке петроградских художников всех направлений» в 1923 году и в Центральном доме работников искусств в 1930 году. Самым выдающимся учеником и последователем Матюшина принято считать Николая Кострова. Писали, что ему «передалось матюшинское понимание пространства, ощущение простора, ощущение взаимосвязи всех предметов». В 1986 году он издал книгу мемуаров «Матюшин и его ученики».

Собственный живописный метод Матюшин, чьё творчество в течение недолгого времени стремительно эволюционировало от импрессионизма к кубофутуризму, назвал «кристаллизацией». Логическим завершением работы группы ЗОРВЕД стала публикация в 1932 году знаменитого труда «Закономерность изменяемости цветовых сочетаний. Справочник по цвету», в котором художник изложил результаты своих опытов и сделанные им выводы.

 

«Цветовой гармонизатор»

Михаил Матюшин был одним из первых отечественных живописцев, ставших разрабатывать цветовые системы, пригодные именно для художников, а также представителей прочих творческих профессий. Его знаменитый «Справочник по цвету», вышедший ничтожным тиражом (всего 400 экземпляров) признан сегодня одной из вершин цветоведения. В отличие, например, от системы Вильгельма Оствальда (автора «Азбуки цветов» и «Цветоведения»), ставшей большим достижением в оптике, но никак не в эстетике (хотя и способствовавшей очередной волне исканий в этой области), система Матюшина является органичным сплавом науки и искусства. Художник уделял особое внимания восприятию цвета и психологии зрителя, поэтому его цветоведение «основано на установлении непосредственной зависимости эстетических качеств цветовых гармоний от психофизиологических факторов восприятия, как известно, вплотную смыкающихся с психологией творчества».

В наши дни совершенно очевидно, что рекомендованные художникам палитры обусловливаются традицией, нормами, канонами и технологическими возможностями времени. Множество выдающихся художников оставило после себя не только живописные полотна, но и теоретические наработки — и цветовые системы в том числе. Но Матюшина среди них выделяет то, что он не позиционировал свой цветовой гармонизатор как единственно верный. Он настаивал на том, что его справочник не следует использовать в качестве универсального образца: «было бы совершенно неправильно относиться к предлагаемым таблицам, как нормам-рецептам рекомендуемых цветовых сочетаний и рассматривать их как вообще красивые и вообще правильные». При этом его работа выполнена с математической точностью, он открыл целый ряд определённых закономерностей в сочетании цветов, и посему его справочник не теряет своей актуальности. Собственно, именно эти закономерности и делают Справочник таким ценным: предполагается, что, отталкиваясь от них, художники, дизайнеры, декораторы и прочие смогут разрабатывать свои гармоничные палитры.

В течение десяти лет, начиная с 1922 и до 1932 гг., Матюшин занимался изучением цвета и художественного «видения» мира (художественного зрения). Одним из важнейших аспектов такого видения художник считал способность охватывать созерцаемое целиком, не фокусируясь на отдельных частях или деталях. При своеобразном «расширении» угла зрения, по его мнению, можно уловить закономерности, по которым цвета взаимодействуют в рамках одной системы.

Цветовые гармонии, представленные в таблицах в тетрадях Справочника, создавались на основе открытого Мишелем Эженом Шеврёлем последовательного и симультанного контраста. Матюшин переосмыслил работу французского химика «О законе единовременного контраста и о выборе окрашенных предметов» и привнёс в неё свой принцип расширенного смотрения. Трёхцветные таблицы, требующие от зрителя такого видения, получились чрезвычайно динамичными. Они максимально наглядно демонстрируют принцип изменяемости цветовых сочетаний в результате оптических иллюзий: «один цвет порождает другой, а два новых — третий».

Всеобщая одержимость идеей синтеза искусств и феноменом синестезии не прошла мимо ленинградского авангардиста. В «Справочнике по цвету» значительная часть отведена экспериментам, демонстрирующим взаимосвязь звука и цвета. Многочисленные опыты Матюшина и его учеников показали, что перцептивно тёплые цвета понижают звук, а холодные – повышают. Испытания проводились на красном и синем цветах. Также, исследуя взаимодействие цвета и звука, Матюшин обнаружил, что подобно цветам, звуки были усвоены не сразу, а постепенно: «у древних египтян мы знаем о четырёх звуках, которые были взяты греками в основание тетрахорда. Второй тетрахорд нашей гаммы, как холодная часть спектра оставался долго непонятным и неиспользованным».

Изучала группа Матюшина и взаимодействие формы и цвета. Художники отталкивались от положения, что круг является наиболее нейтральной формой для цвета. В ходе экспериментов они наблюдали разноокрашенные круги и обнаружили, что тёплые цвета тяготеют к округлым формам, а холодные — к угловатым. «Тёплые цвета поддерживают непрерывность кривой круга, тогда как холодные имеют склонность к углу и прямизне граней, а потому, попадая на форму круга, нарушают непрерывность кривой и образуют более или менее острые углы».

Но одно из самых любопытных открытий художника — влияние звука на восприятие цветов вообще. Экспрессивные, возбуждающие цвета притупляют аудиовосприятие: проще говоря, они отвлекают, а потому с закрытыми глазами можно расслышать то, что с открытыми ускользало. Напротив, если и цвет, и звук в равной степени сильны, то «звучание активизирует зрительное впечатление».

Возвращаясь непосредственно к взаимодействиям цветов, стоит обозначить главное открытией Матюшина в данном вопросе. Ему удалось установить, что с помощью «среднего», то есть сцепляющего цвета можно объединить в устойчивую систему любые, казалось бы, самые несочетаемые цвета. «Через сцепляющий можно установить пространственные взаимоотношения цветов, через сцепляющий можно восстановить яркость и чистоту, можно наоборот объединить — уравнять неопределённо детонирующие цвета». Это открытие художника подтверждает тезис, что все рекомендованные художникам палитры отчасти являются данью господствующей моде, отчасти обуславливаются технологическими возможностями.

В заключение своего «Справочника по цвету» Матюшин даёт ряд практических советов художникам, декораторам и архитекторам, а также призывает не отделять форму от содержания и исследовать взаимодействия цветов исходя из конкретных задач художественной практики.

Цвет, по Матюшину, должен быть выверен и должен являться неотъемлемой частью среды; его выбор не может быть случайным. «Цвет должен быть равным форме в условиях творчества и как бы проникающим в форму всюду, где б он ни появлялся». Как архитектор, так и художник уже на этапе разработки концепции ещё не рождённого произведения должен позаботиться о том, чтобы все элементы будущей работы, включая цветовое решение, были согласованны. Для этого и необходимо доскональное изучение механизмов цветового взаимодействия.

 

Память

В 1962 году состоялась ретроспективная выставка работ Матюшина в Ленинградской Организации Союза Художников РСФСР (ЛОСХ).

В доме Матюшиных на улице Песочная (ныне — улица профессора Попова) в Санкт-Петербурге был открыт Музей петербургского авангарда. Он может похвастаться богатейшей постоянной экспозицией, наглядно демонстрирующей вехи в развитии авангардизма в Российской империи, а затем и в Советском Союзе, и охватывает двадцатилетний период его становления: с 1910-х по 1930-е гг. В музее хранятся живописные и графические работы не только Матюшина и Гуро, но и их сподвижников — Казимира Малевича, Павла Филонова, Владимира Стерлигова, Алексея Ремизова, Николая Кульбирна, Николая Кострова. Особую ценность представляют уникальные предметы, принадлежавшие семейству Матюшиных и их окружению: книги, манифесты, фотографии, брошюры и т.п.

Сегодня Михаил Матюшин признан одним из столпов русского авангарда наряду с Кандинским, Малевичем, Татлиным. Однако, в отличие от последних, он, к сожалению, остаётся малоизвестным и малоизученным. А главный теоретический труд матюшинцев, который должен был стать настольной книгой для грядущих поколений художников, архитекторов, дизайнеров и всех, кто имеет мало-мальское отношение к визуальным искусствам, превратился в трофей для охотников за библиографическими раритетами.

«Справочник по цвету» был переиздан в 2007 году — но, как и в 1932-м, чрезвычайно скромным тиражом 2000 экземпляров.

 

sovremennoe-iskusstvo.ru

Матюшин Михаил Васильевич

Купим дорого картины художника Михаила Матюшина.Продать картину Матюшина.

Художник Михаил Матюшин родился в 1861 году. Он был разносторонне одаренный человек, в жизни которого тесно переплетались музыка и живопись, педагогика и философия..Первое образование, полученное Матюшиным, было музыкальным. На протяжении пяти лет с 1876 года он обучался в Московской консерватории, по окончании которой до 1913 года солировал в Придворном императорском оркестре в Петербурге.Параллельно Михаил брал уроки живописи. В 1894–1898 посещал Рисовальную школу при ОПХ, после – учился в студии художника Я. Ф. Ционглинского и частной школе Е. Н. Званцевой.Человеком многогранного таланта была и супруга Матюшина Е. Гуро, также посещавшая студию Ционглинского. Вместе они состояли в обществе русских кубофутуристов – «будетлян», работали над созданием издательства «Журавль».  Первый сборник творчества русских авангардистов – «Садок судей» — был выпущен издательством в 1910 году. В целом до 1917 года Матюшин издал здесь порядка 20 книг. Работа в «Журавле» поспособствовала сближению Матюшина с поэтами и художниками авангарда – братьями Бурлюками, В. Хлебниковым, В. Каменским и с представителями старой школы – А. Ремизовым, В. Ивановым, Ф. Сологубом.Зимой 1909 года в Петербурге Матюшин и Гуро основали общество художников «Союз молодежи». Организация просуществовала до 1914 года, успев организовать и провести шесть выставок, на которых были представлены работы всех направлений авангарда.Сам Матюшин с 1910 года в творчестве развивал идеи метода, позволявшего воспринимать и познавать мир, человека и саму Вселенную как целое. Подобный переворот в философии Михаила Васильевича произошел под впечатлением от книг и теорий математика П. Успенского.Через некоторое время «Союз молодежи» при поддержке общества поэтов «Гилея» основали театр футуристической направленности «Будетлянин». По замыслу создателей, театр должен был перевернуть традиционные взгляды на то, каким должен быть этот вид искусства. Зимой 1913 года в театре прошла первая постановка – опера «Победа над солнцем», к которой Матюшин написал музыку, а над оформлением сцены работали Малевич и Крученых.С 1914 Матюшин реализует свои творческие способности на литературном поприще: издает книгу «О кубизме», публикует статью «Футуризм в Петербурге». В это же время, он ведет работу над созданием музыкальных произведений – «Дон Кихот» и «Осенний сон». Музыка Матюшина, как и его живопись, была авангардной, наполненной поиском «нового мирослышания» и «звукового миросозерцания».В 20-х годах вместе со своими последователями Матюшин создает группу «Зорвед» (зрение и ведание), деятельность и творчество участников которой основывается на теории «расширенного смотрения». Группа исследовала воздействие цвета и формы, звука и света на восприятие человеком того или иного предмета.На протяжении этого времени Михаил Матюшин активно занимался и педагогической деятельностью. Преподавал в мастерской пространственного реализма в ГСХМ Петрограда, позже — в Гинхуке.В 1923 и 1930 годах прошли две выставки работ Матюшина и его учеников, представителей школы «Зорвед», которые имели большой успех у критиков.Михаил Матюшин умер 14 октября 1934 года в родном городе Ленинграде.В память о нем и его вкладе в культурную жизнь России XX века в 2006 году был основан Музей петербургского авангарда.Работы Матюшина находятся во многих музеях и частных коллекциях.Оценка картин Михаила Матюшина в галерее продать картину.

bahrushin.smart-dev.ru

Матюшин Михаил Васильевич - Каталог картин. Биография. Цены

В жизни и творчестве композитора, живописца, педагога и мыслителя М. В. Матюшина музыка и живопись постоянно соседствовали, взаимодействовали, взаимно обогащая друг друга, и породили своеобразную цвето-музыкальную теорию.

Он учился в Московской консерватории в 1876-81 гг., а с 1881 по 1913 г. был "первой скрипкой" императорского оркестра в Петербурге. В те же годы (1894-98) он занимался в Рисовальной школе при ОПХ, в 1903-05 гг. - в студии художника Я. Ф. Ционглинского и в 1906-08 гг. - в частной студии Е. Н. Званцевой.

В студии Ционглинского он познакомился с Е. Г. Гуро, своей будущей женой, единомышленницей, тоже многосторонне одаренным человеком. Вместе они основали издательство "Журавль", выпустившее до 1917 г. двадцать книг. Сблизившись с поэтами и художниками-футуристами Д. Д. и В. Д. Бурлюками, В. В. Каменским, В. В. Хлебниковым, Матюшин одновременно общается с писателями старшего поколения - В. И. Ивановым, А. М. Ремизовым, Ф. К Сологубом.

По инициативе Матюшина и Гуро в ноябре 1909 г. создано петербургское общество художников "Союз молодежи" (1910-14). На шести выставках общества было представлено, по существу, все многообразие течений современного авангарда. Сами же они в художественной жизни того времени являлись полюсом интуитивного, органического, синтетического, в противовес полюсу конструктивного, механического, аналитического московского авангарда.

В 1911 г. Матюшин прочитал книги математика-теософа П. Д. Успенского, передающие целостный метод восприятия и познания мира, Вселенной, человека. Это произвело переворот в его творческом сознании, все созданное Матюшиным впоследствии отражает и разрабатывает идеи, содержащиеся в трудах Успенского. "Союз молодежи" совместно с поэтическим объединением "Гилея", куда входили В. В. Хлебников, А. Е. Крученых, Б. К. Лившиц, провозгласил учреждение нового футуристического театра "Будетлянин" и в декабре 1913 г. представил оперу Крученых "Победа над солнцем", музыку к которой написал Матюшин, а оформление выполнили Малевич и Крученых.

С 1914 г. Матюшин выступал как писатель, художественный критик и публицист. Он издал книгу А. Глеза и Ж. Метсенже "О кубизме", которая вызвала большой резонанс. В "Первом русском журнале русских футуристов" опубликовал статью "Футуризм в Петербурге". Создал музыкальные композиции "Дон-Кихот", "Осенний сон".

В 1916 г. написал ряд "медитационных" пейзажей, в которых звучала тема встречи неба и земли: небо опускается на землю, а земля возносится в небо. Матюшин-исследователь вошел в историю русского искусства как создатель оригинальной теории "расширенного смотрения", в основе которой лежит изучение пространства и принципов взаимодействия цвета и среды, цвета и формы, цвета и звука, формы и времени. Разные аспекты этих проблем нашли отражение в статьях, докладах, лекциях Матюшина 1920-х гг.: "Опыт художника новой меры" (1912-26), "Наука в искусстве" (1926), "Опыт нового ощущения пространства" (1928), "Что такое органическая культура в искусстве" (1927-28).Интенсивная научно-исследовательская деятельность Матюшина в 1920-х гг. неразрывно связана с педагогической практикой, сначала в мастерской пространственного реализма в петроградских ГСХМ, затем в отделе органической культуры в Гинхуке. Среди его учеников - Н. Гринберг, Е. М. Магарилл, Е. Хмелевская, О. Ваулина, В. И. Курдов и др. Они составили ядро "школы" Матюшина. Вместе с ними Матюшин, постоянно экспериментируя, добивался создания нового образа натуры на плоскости картины приучая глаз воспринимать каждую видимую деталь как часть огромного целого, взглядом "как руками, охватывать, как бы забегая глазами за предмет".

Творчество, по определению Матюшина, есть не что иное, как "собранность интеллектуальных и физических способностей человека в одном усилии воли и толчка, порождающем наибольшую ценность из всего, что существо способно произвести". Такое понимание творческого процесса подвело Матюшина изучению законов физиологии человека. Опыты и наблюдения его "школы" велись в направлении взаимодействия "осязания, слуxa, зрения и мысли". Второй составляющей теории "расширенного смотрения" стало учение о трех взаимодействующих цветах, создающих ощущение гармонии в восприятии человека. Речь идет о том, что каждый основной цвет в нейтральном пространстве вокруг воссоздает в нашем восприятии второй цвет, контрастный основному, и вместе они создают третий, дополнительный.

В 1926 г. Матюшин предпринял попытку создания "Букваря по цвету" - пособия по гармоническим сочетаниям оттенков, в основу которого положено учение о трех цветах. В 1923 г. "школа" Матюшина представила свои работы на "Выставке петроградских художников всех направлений" под девизом "Зорвед" (зрение и ведание). В 1930 г. в Ленинграде прошла еще одна выставка работ Матюшина и его "школы". Эти выставки демонстрировали выдающиеся достижения, позволяющие развивать в людях более тонкое и целостное видение мира.

Матюшин Михаил Васильевич

Антикварный магазин предлагает Вам ознакомится с Русскими художниками в разделе Энциклопедия.

rus-gal.ru

Михаил Матюшин | Серебряного века силуэт...

 

    Михаил Матюшин был незаконнорожденным сыном Н.А. Сабурова и бывшей крепостной. Получил фамилию матери.В шесть лет по слуху он научился аккомпанировать и играть песни, звучавшие вокруг, девяти лет сам сделал скрипку, правильно ее настроив. Виртуозную игру Миши на скрипке-«шмеле» услышал приятель брата, который и повел его к Виллуану, директору открывшейся в Нижнем Новгороде консерватории. Мальчика тотчас же приняли в консерваторию, и он начал заниматься здесь под руководством помощника директора Лапина. Последний взял Матюшина к себе на полный пансион, но внимания ему уделял мало. Как вспоминал сам Матюшин, самую большую школу он получил в качестве хориста и учителя певчих, которым стал в восьмилетнем (!) возрасте.Семи лет Михаил самостоятельно выучился писать и считать. Также самостоятельно, по книжной графике, лубочным картинкам, иконам в церкви учился и живописи.В Москву Матюшина привез старший брат-портной. И с 1875 по 1880 г. он учился в Московской консерватории. Также Матюшин продолжал и свои самостоятельные занятия — писал с натуры, копировал старых мастеров. Ему предложили поступить в Строгановское училище, но у семьи не было для этого средств: Матюшину приходилось подрабатывать уроками музыки и настройкой роялей. Главной московской школой было для него знакомство с музыкальной классикой на концертах и особенно на репетициях, где он впервые почувствовал и пытался для себя сформулировать проблему синтеза «звучания и цветности».Стараясь избежать воинской повинности и найти подходящую работу, Матюшин выдержал конкурс на место скрипача Придворного оркестра в Петербурге. Молодой оркестр имел обширнейший репертуар, куда входили произведения классической музыки и все последние «новинки» западноевропейского и русского музыкального искусства, и, без сомнения, музыкант получил здесь высококлассную школу. А с конца 1890-х, когда был выстроен Панаевский театр, он стал играть и в итальянской опере.Женившись на француженке, Матюшин вошел в круг петербургской богемы. Через жену он познакомился с художником Крачковским и по его совету поступил в школу Общества поощрения художников, где начал с азов. У него появилось много знакомых среди живописцев. В ней он учился с 1894 по 1898 г.В 1900 г. Матюшин побывал на Всемирной выставке в Париже. Изучение собраний живописи, начатое в русских музеях, художник продолжил в парижском Лувре и в Люксембурге; особенно восхищали его полотна Ф. Милле и Э. Мане.Учился Матюшин также и в частной студии Я. Ционглинского (с 1903 по 1905 г.) Его второй женой стала Елена Гуро, с которой он познакомился в студии, и которая оказала огромное влияние на все творчество Матюшина.В начале века многих художников волновал вопрос о новых пространственных точках зрения в живописи — это называлось поиском «четвертого измерения». Матюшин, работавший в области физиологии зрения, оказался в центре технических и эстетических новаций. Постепенно вокруг него и Гуро складывается круг творческой молодежи, идущей в этом направлении. Об итальянском футуризме знали немного, и тем значительнее достижения русского авангарда, самостоятельно открывшего формулу Времени.В 1909 г., войдя в группу Н. Кульбина «Импрессионисты», Матюшин познакомился с братьями Д. и Н. Бурлюками, поэтами В. Каменским и В. Хлебниковым. В 1910 г. группа Кульбина распалась, и Матюшин с Гуро выступили инициаторами создания кружка единомышленников для проведения докладов, выставок, издания книг — «Союза молодежи». Матюшин организовал собственное издательство «Журавль», в котором издавал книги футуристов.В 1912 г. Матюшин познакомился с К. Малевичем, В. Маяковским, А. Крученых. Группа «Союз молодежи» выпустила знаменитый «Садок судей» (1-й и 2-й), провела ряд выставок.1913 г. явился пиком кубофутуристической активности русского авангарда.В этом же году Матюшин сочиняет музыку для постановки «Победы над солнцем» — футуристической оперы, либретто для которой написал А. Крученых, пролог — В. Хлебников, декорации и костюмы создал К. Малевич. Звуковой ряд этого произведения во многом опирался на всевозможные эффекты: в нем, в частности, звучал грохот пушечной канонады, шум работающего мотора и т. д.Матюшин выступал также и как писатель, художественный критик, публицист. В 1913 г. под его редакцией вышел русский перевод книги А. Глеза и Ж. Метценже «Кубизм».«Победа над солнцем» — не единственный композиторский опыт Матюшина: в 1914 г. он напишет музыку для «Побежденной войны» А. Крученых, в 1920-1922-м вместе со своими учениками создаст серию музыкальных театральных постановок на основе произведений Е. Гуро «Небесные верблюжата» и «Осенний сон». Кроме сочинения музыки, Матюшин занимался также проблемами акустики и технических возможностей инструмента. Разрушая темперированную систему, исследователь изобретал звуковые «микроструктуры» (1/4 тона, 1/3 тона), утверждая ультрахроматику. В 1916-1918 гг. он работал над созданием нового типа скрипки.Октябрьская революция была встречена Матюшиным как долгожданное освобождение. С 1918 по 1926 г. Матюшин был преподавателем петроградских ГСХМ ВХУТЕИНа, возглавляя там мастерскую пространственного реализма. Главная исследовательская проблема, которой он занимался, — пространственно-цветовая среда в живописи. Поиски в этом направлении были продолжены и в петроградском Музее живописной культуры (1922), а затем — в ГИНХУКе. Здесь он руководил Отделением органической культуры, изучая взаимосвязи цвета, формы, зрительных, осязательных и слуховых раздражений при восприятии. Группа Матюшина называлась «Зорвед» (от «зорко видеть»). Теоретические положения «Зорведа» художник опубликовал в журнале «Жизнь искусства» (1923, № 20). Итогом работы стал «Справочник по цвету» (М.-Л., 1932).Умер Михаил Матюшин в Ленинграде 14 октября 1934 г.

 

 

 

Тогда же объединенный комитет «Союза молодежи» решил организовать футуристический театр. Летом мы решили собраться в Уусикиркко в Финляндии на даче у Гуро, чтобы наметить дальнейшую нашу совместную работу. Приехали Малевич и Крученых, Хлебников не приехал. Дело в том, что он, решив ехать, зажал деньги на дорогу, чтобы не потерять, по-детски в кулак, но зашел в купальню и, бросившись в воду, разжал пальцы. В результате мы получили его скорбный отказ приехать с описанием случившегося.

Мы составили план действий, втроем написали манифест и стали усиленно работать над оперой «Победа над Солнцем». Я написал музыку, Крученых — текст, Малевич нарисовал декорации и костюмы. Мы обо всем совещались. Крученых переделывал текст, когда я и Малевич указывали ему на слабые места. Тут же я изменял те места, которые не отвечали общему значению. Мы закончили работу в Петербурге к декабрю, когда и состоялись постановки «Победы над Солнцем» и трагедии «Владимир Маяковский».

Этот спектакль многому научил и показал, как мало понимала публика того времени то новое, о котором так много говорили на диспутах, в изданиях, в музыке, в картинах.

В «Победе над Солнцем» мы указывали на выдохшийся эстетизм искусства и жизни.

Два будетлянина великана поют:

Толстых красавицМы заперли в домПусть там пьяницыХодят разные нагишомНет у нас песенВздохов наградЧто тешили плесеньТухлых наяд…

Старое эстетство в лице Нерона и Калигулы (в одном лице) осмеяно и в то же время в насмешке дано указание на невозможность протеста:

Нерон (и Калигула) поет:

«Я ем собакуИ белоножкиЖареную котлетуДохлую картошкуМесто ограниченоПечать молчатьЖШЧ»

Солнце старой эстетики было побеждено:

«Мы вырвали солнце со свежими корнямиОни пропахли арифметикой жирныеВот оно смотрите»

Никто из поэтов не поражал меня своим творчеством так непосредственно, как Крученых. Его идеи, спрятанные в словотворческие формы, кажутся совершенно непонятными, но я и Малевич, работавшие с ним, многое поняли. Мы часто говорили при какой-либо неудаче — «пахнет дождевым провалом» (из «Победы над Солнцем»).

Крученых писал: «Творчество должно видеть мир с конца, должно научиться постигать объект интуитивно, насквозь, постигать его не тремя измерениями, а четырьмя, шестью и более. Нужно уничтожить бывшие до сих пор в употреблении слова и выдумать новые чисто русские».

Когда я писал музыку на его слова там, где потревоженный толстяк оглядывает «10-й Стран» и не понимает нового пространства, мне с такой убедительной ясностью представилась новая страна новых возможностей Мне казалось, я вижу и слышу пласты правильно ритмующихся в бесконечности масс. Мне, кажется, удалось выразить это в музыке. <…>

Я помню слова Крученых, обращенные ко мне на одной из репетиций:

— Михаил Васильевич, объясните студентам-исполнителям суть непонятных слов.

Дело в том, что студенты, исполнявшие роли, и хор просили объяснить им содержание оперы. За словесными сдвигами они не видели смысла и не хотели исполнять, не понимая. Я взялся объяснить и сказал приблизительно следующее:

— Мы не замечаем перемен в языке, живя в своем времени. Язык же и слова постоянно изменяются во времени, выбрасывают лишние слова и даже целые предложения старого порядка и заменяют новыми. Приведем пример из стихотворения конца XVIII века:

Велико дело и чудесноВ подоблачной стране звучатьИ в честь владетелям нелестноГремящу лиру настроять;Но если пышные пареньиОдним искусством, в восхищеньи,Сердца, без истины, пленяют,То в веки будущих пременВ подобны басни их вменяют,Что пел Гомер своих времен.

Думаю, что это стихотворение Державина вам так же непонятно, как и наша опера. Я нарочно вас ставлю между двумя эпохами, новой и старой, чтобы вы убедились, как сильно меняется способ выражения. Но условиться о чем-либо, значит — понять. Читая Хемницера, Хераскова, вы должны понять, что такое новое слово.

Читаю любимые мои стихи Крученых и объясняю пропуски:

Дверьсвежие макирасцелуюпышетзакатмальчиксобачкапоэтмладенчество летУдарножтокпосинеложивиживешь умираешьжизнь скучнее смертисмертиживи мертвецсосущий мертвыхвсегда свежихи так живуполыйпротух.

Это замечательное стихотворение Крученых заставляет невольно работать воображение, обостряя представление своей диалектикой.

Затем я объяснил, что старая форма стала настолько доступной, что даже писаря свободно работают стихи под Лермонтова и что прежний способ рассказа или описания был так искажен ненужными предложениями, высокопарными словами, что в настоящее время кажется нелепым.

Вот один пример: недавно я встретил одного старика, культурного по своему времени, и он начал рассказывать мне, как он забыл калоши. Он начал с травосеяния на юге и того, какие платья носили в то время, когда еще не было калош, и что Исаакиевский собор еще не был начат, а цены на мясо были очень низкие.

Это вызвало шумное одобрение слушателей.

Я объяснил, что опера имеет глубокое внутреннее содержание, издеваясь над старым романтизмом и многопустословием, что Нерон и Калигула — фигуры вечного эстета, не видящего «живое», а ищущего везде «красивое» (искусство для искусства), что путешественник по всем векам — это смелый искатель — поэт, художник-прозорливец, что сражающийся сам с собой неприятель — это конец будущим войнам и что вся «Победа над Солнцем» есть победа над старым привычным понятием о солнце как «красоте».

Объяснение со студентами мне удалось вполне. Они мне аплодировали и сделались нашими лучшими помощниками.

Постановку субсидировали Жевержеев и Фокин, содержатель «Театра миниатюр» на Троицкой. Наши первые репетиции в «Театре миниатюр» вероятно воодушевили наших меценатов; Фокин, прослушав первый акт оперы, весело закричал:

— Нравятся мне эти ребята!

Постановка была решена. Снят был театр Комиссаржевской на Офицерской и там начались репетиции, но наши меценаты не очень раскошелились. Нельзя было достать хороший рояль, привезли с опозданием старую «кастрюлю», хористов наняли из оперетты, очень плохих, и только два исполнителя — тенор и баритон — были приемлемыми.

Репетиций было всего две и наспех, кое-как.

Малевичу долго не давали материла для декораций.

В день первого спектакля в зрительном зале все время стоял «страшный скандал». Зрители резко делились на сочувствующих и негодующих. Наши меценаты были страшно смущены скандалом и сами из директорской ложи показывали знаки негодования и свистели вместе с негодующими.

Критика, конечно, беззубо кусалась, но успеха нашего у молодежи она скрыть не могла. На спектакль приехали московские эго-футуристы, весьма странно одетые, кто в парчу, кто в шелка, с разрисованными лицами, с ожерельями на лбу.

Крученых играл удивительно хорошо свою роль «неприятеля», дерущегося с самим собой. Он же и «чтец».

Малевич написал великолепные декорации, изображавшие сложные машины, и мой портрет. Он же придумал интересный трюк: чтобы сделать громадными в первом акте двух будетлянских силачей, он поставил им на плечи на высоте рта головы же в виде шлема из картона — получилось впечатление двух гигантских человеческих фигур.

Жевержеев был так напуган, что на мою просьбу вернуть Малевичу имеющиеся у него рисунки костюмов (не купленные им, он был экономен) наотрез отказался, говоря, что у него нет никаких рисунков Малевича и что он вообще не меценат и с нами никаких дел не желает иметь.

Единственно, что удалось, это издать оперу «Победа над Солнцем» в виде либретто, с несколькими кусочками музыки.

Вскоре произошел и распад общества художников «Союза молодежи». Четвертый номер журнала так и не вышел. Парчовый хозяин** перестал его субсидировать.

Первые шаги в искусстве всегда трудны и тяжелы. Тот, кто видел Малевича с большой деревянной ложкой в петлице, Крученых с диванной подушечкой на шнуре через шею, Бурлюка с ожерельем на раскрашенном лице, Маяковского в желтой кофте, часто не подозревал, что это пощечина его вкусу. Его радость перешла бы в ярость, если бы он уразумел, что мы этим осмеивали пошлость мещанско-буржуазного быта.

<1934>

 

 

*Отрывок из неизданной книги «Творческий путь художника»

**Л. Жевержеев являлся владельцем фабрики по производству парчи

 

 

silverage.ru