Картины великих художников: "Одиссея". Картины одиссей


Одиссей в мифах, живописи и скульптуре

Одиссей (греч. Οδυσσεύς, "сердитый", "гневный"), Улисс (лат.Ulixes), в греческой мифологии царь острова Итака, один из предводителей ахейцев в Троянской войне. Он знаменит своим хитроумием, ловкостью и удивительными приключениями. http://skill.ru/artwork/199482.shtmlГолова мраморной статуи Одиссея,II век до н. э.

Отважного Одиссея иногда считали сыном Сизифа, который соблазнил Антиклею ещё до брака с Лаэртом, а по некоторым версиям, Одиссей — внук Автолика, "клятвопреступника и вора", сына бога Гepмеса, унаследовавший их ум, практицизм и предприимчивость.Бартоломеус Шпрангер, Афина и Гермес, плафон, роспись

Агамемнон, предводитель греков, возлагал большие надежды на изобретательность и ум Одиссея. Вместе с мудрым Нестором Одиссею было поручено уговорить великого воина Ахилла принять участие в Троянской войне на стороне греков, а когда их флот застрял в Авлиде, именно Одиссей обманом убедил жену Агамемнона Клитемнестру отпустить в Авлиду Ифигению под предлогом ее бракосочетания с Ахиллом. В действительности же Ифигения предназначалась в жертву Артемиде, которая иначе не соглашалась обеспечить греческим кораблям попутный ветер.Жак Луи Давид, Агамемнон не отдает Ифигению в жены Ахиллесу

Это Одиссею пришла в голову затея с Троянским конем, принесшая ахейцам победу. Греки сделали вид, что сняли осаду с города, и вышли в море, оставив на берегу огромного пустотелого коня, внутри тела которого спрятался отряд воинов под предводительством Одиссея. Троянцы, радуясь уходу ахейцев, втащили коня в город. Они решили преподнести статую в дар Афине и обеспечить городу покровительство богов. Ночью через потайную дверцу из коня высыпали вооруженные ахейцы, перебили стражу и открыли ворота Трои. Джованни Доменико Тьеполо, Шествие троянского коня в Трою

Отсюда древняя поговорка: "Бойся ахейцев (данайцев), дары приносящих", и выражение "Троянский конь". Троя пала, но жестокая резня, учиненная греками, вызвала сильнейший гнев богов, особенно Афины, ведь любимицу богов Кассандру изнасиловали в ее святилище.Аякс стаскивает Кассандру с Палладиума на глазах у Приама, Помпеи, дом Менандра

Странствия Одиссея были любимой историей греков и римлян, которые называли его Улиссом. Из Трои Одиссей взял курс на Фракию, где потерял много людей в сражении с киконами. Затем буря отнесла его к земле лотофагов ("питающихся лотосом"), чья пища заставляла пришельцев забыть о родине.Judson Huss, ЛотофагПозже Одиссей попал во владения циклопов (киклопов), оказавшись пленником одноглазого Полифема, сына Посейдона. Однако Одиссей и его спутники сумели избежать неминуемой гибели. Якоб Йорданс, Одиссей в пещере циклопа Полифема, 1630

На острове повелителя ветров Эола Одиссей получил подарок — мех, наполненный попутными ветрами, но любопытные мореходы развязали мех и ветры разлетелись во все стороны, перестав дуть в попутном направлении.Затем на корабли Одиссея напали лестригоны, племя великанов-людоедов, но герою удалось добраться до острова Эя, владения волшебницы Цирцеи (Кирки). Уотерхаус Джон Уильям, Цирцея, завлекающая Одиссея, 189

С помощью Гермеса Одиссей смог заставить волшебницу вернуть человеческий облик членам его команды, которых она превратила в свиней. Шпрангер Бартоломеус, Цирцея и Одиссей

Шпрангер Бартоломеус, Одиссей и Кирка

Далее, по совету Кирки, он посещает подземное царство мертвых, где тень слепого прорицателя Тиресия предупреждает отважного Одиссея о грядущих опасностях.Роспись на вазе, Одиссей и ТиресийПокинув остров, корабль Одиссея поплыл мимо побережья, где сладкоголосые сирены своим дивным пением завлекали моряков на острые скалы. Уотерхаус Джон Уильям, Одиссей и сирены1891

Герой приказал спутникам залепить уши воском, а себя привязать к мачте. Герберт Джеймс Дрейпер, Одиссей и сирены

Odysseus and the Sirens, Greek Red-Figure Stamnos Vase, British Museum

Счастливо миновав блуждающие скалы Планкты, Одиссей потерял шесть человек, которых утащила и сожрала шестиголовая Скита (Сцилла). На острове Тринакия, как и предсказывал Тиресий, голодные путешественники соблазнились тучными стадами бога солнца Гелиоса. В наказание эти моряки погибли от бури, насланной Зевсом по просьбе Гелиоса. Статуэтка с острова Милос, Vв. до н.э. Сцилла

Оставшийся в живых Одиссей чуть не был проглочен чудовищным водоворотом Харибдой. Джером Делакруа, Сцилла и Харибда

Иоганн Генрих Фюссли, Одиссей перед Сциллой и Харибдой

Обессилевшего от истощения, его прибило к острову волшебницы Калипсо, которая выходила его и предложила вступить в брак. Бёклин Арнольд, Одиссей и Калипсо

Но даже перспектива бессмертия не соблазнила Одиссея, рвавшегося на родину, и через семь лет боги заставили влюбленную нимфу отпустить путешественника. После очередного кораблекрушения Одиссей, с помощью Афины приняв вид нищего старика, вернулся домой, где долгие годы его ждала жена Пенелопа. Johann H.W.Tischbein, Одиссей и Пенелопа

Осаждаемая знатными женихами, она тянула время, объявив, что выйдет замуж, когда закончит ткать саван для своего свекра Лаэрта. Джон Уильям Уотерхаус, Пенелопа, ждущая Одиссея, 1890

Однако по ночам Пенелопа распускала сотканное за день. Когда служанки раскрыли ее тайну, она согласилась выйти замуж за того, кто сможет натянуть тетиву боевого лука, принадлежащего Одиссею. Испытание выдержал неизвестный нищий старик, который, сбросив рубище, оказался могучим Одиссеем. Густав Шваб, Одиссей, убивающий женихов

После двадцати лет разлуки герой обнял свою верную Пенелопу, которую Афина перед встречей наградила редкой красотой.Приматиччо Франческо, Одиссей и Пенелопа, 1545, Метрополитен-музей, Нью-Йорк

По некоторым версиям мифа, Одиссей, неузнанный, пал от руки Телегона, своего сына от Цирцеи (Кирки), по другим — мирно почил будучи в преклонном возрасте.Евгений Демаков, Одиссей

Рубенс Питер Пауль, Ахилл, Одиссей и Диомед1617

Навсикая — дочь царя феаков Алкиноя и Ареты. Афина, явившаяся во сне к Навсикае, велела ей идти утром с рабынями на берег моря. Там Навсикая нашла потерпевшего кораблекрушение Одиссея, одела его и послала в дом своего отца. Она надеялась, что привлекший ее сердце герой станет ее супругом. Когда же Навсикая узнала о желании Одиссея возвратиться на родину, она, прощаясь с ним, просила, чтобы он помнил о той, которая спасла ему жизнь. Послегомеровские мифы связывают дальнейшую судьбу Навсикаи с Телемахом, женой которого она стала. Питер Ластман, Одиссей и Навсикая». 1619

Валентин Серов, Одиссей и Навсикая

Роза Сальватор, Одиссей и Навзикая (1615-1673)

Christian Gottlob Heyne, Odysseus and EurycleaСтарая няня узнаёт Одиссея по шраму на ноге.Ученые разгадали тайну местоположения легендарной Итаки

Группа британских ученых, возможно, решила одну из загадок древней Греции, собрав свидетельства о месторасположении легендарной Итаки, где жил Одиссей - царь этого острова и главный герой одноименного эпического произведения древнегреческого поэта Гомера. "Обнаружить Итаку - это все равно, что отыскать древнюю Трою, развалины которой были найдены на побережье Малой Азии более века назад", - считает один из авторов поисковых работ, археолог Роберт Биттлстоун, страстный поклонник Гомера.

Согласно местным преданиям, царство Итака находилось на острове в Ионическом море, которое и сейчас носит это имя. Однако современная Итака находится к востоку от группы ближайших к ней островов, а Гомер писал, что она располагалась к западу. По словам Биттлстоуна, все предыдущие попытки обнаружить остров исходили из предположения, что Итака все еще является островом, хотя контуры ни одного из современных греческих островов не совпадали с описанием, данным в эпосе Гомера.

"Все исследователи предполагали, что пейзажи, которые они видят перед собой, - те же самые, что были в бронзовом веке, - пояснил британец. - А если долины, описанные Гомером, не совпадают с современными, то, говорят они, возможно, Гомер описал их неправильно".

Однако, Биттлстоун утверждает, что древнегреческий поэт был прав. Итака - уже больше не самостоятельный остров, а полуостров, присоединенный к соседнему острову. Наложив маршруты Одиссея, описанные в эпосе Гомера, на карту Ионического моря, полученную со спутника, британский ученый пришел к выводу, что гомеровская Итака находилась в Палики, оконечности греческого острова Кефалиния.

После экспедиций в западную часть Греции и компьютерного анализа литературных, геологических и археологических данных с использованием, в том числе, самых передовых спутниковых технологий и трехмерной визуализации, разработанной НАСА, британский архитектор нашел порядка 70 свидетельств, ведущих именно в Кефалинию.

При поддержке профессора Кембриджского университета Джеймса Диггла и геолога из Эдинбургского университета Джона Андерхилла Биттлстоун опубликовал книгу, в которой утверждается, что Одиссей жил на земле, которая ныне стала частью острова Кефалиния, расположенного к западу от современной Итаки. В научном труде говорится, что почти все 26 мест, детально описанных Гомером, можно обнаружить сегодня в северной части Палики и в окрестностях. "Топография гомеровского острова подходит этой местности "как перчатка", - заявил Биттлстоун.

Исследования показывают, что Палики в прошлом был отдельным островом. Со времен Гомера землетрясения вызвали массивные сдвиги, в результате чего узкий пролив, отделявший его от острова Кефалиния, был завален камнями с окрестных гор. Кефалиния и другие ионические острова Греции расположены как раз над местом, где европейская тектоническая плита сталкивается с африканской. Землетрясения магнитудой 7 баллов и выше происходят в этом регионе в среднем раз в 50 лет. По словам Андерхилла, "в результате подземных толчков Кефалиния поднялась из моря более чем на 5 м".

Профессор Диггл уже заявил прессе: "Это открытие произведет революцию в понимании древнего мира". Тем не менее, группе во главе с Биттлстоуном предстоит еще большая работа, чтобы доказать, что Палики - это бывший остров, на котором завершил свое 10-летнее путешествие из Трои легендарный Одиссей.

В течение двух предстоящих лет археологи продолжат геологические исследования, а в 2008 году планируют начать там археологические раскопки, пытаясь найти дворец Одиссея и развалины города Итака. Никто, конечно, не может быть пока уверенным в том, что Одиссей и его город реально существовал, передает ИТАР-ТАСС. Но открытие в 1870 году известных по греческому эпосу руин древней Трои, у стен которой вели сражения Одиссей и другие знаменитые греческие герои, заставляет ученых поверить в то, что поэмы Гомера - нечто большее, чем просто легенда.

Оригинал сообщения находится на сайте "Известия Науки"

anastgal.livejournal.com

Описание картины Валентина Серова «Одиссей и Навсикая»

Описание картины Валентина Серова «Одиссей и Навсикая»

Картина была написана гуашью на картоне в 1910 году.

Стиль в живописи: модерн.

Полотно Серова Одиссей и Навсикая относится к жанру мифологической живописи. Серов рисовал картину по событиям, описанным в древнегреческих мифах и легендах. Поэма Гомера «Одиссея» рассказывают о том, что Навсикая увидела во сне богиню Афину, которая велела ей идти на берег, чтобы постирать одежду и готовиться к приближающейся свадьбе. Богиня представилась в лице подруги Навсикаи.

Девушка так и сделала, на берегу она стала играть со своими служанками в мяч, в ходе игры они случайно обнаружили Одиссея. Служанки Навсикаи очень испугались, но девушка поняла, что перед ней человек, который потерпел кораблекрушение. Она смогла заговорить с ним, благодаря силе, которую ей дала богиня Афина.

Навсикая спасла жизнь Одиссея и мечтала о том, что он женится на ней. Ее отец помогает вернуться Одиссею в родные края. Она поехала вслед за Одиссеем, плененная его красотой, но вскоре решила вернуться, так как не желала, чтобы ее видели с чужеземцем.

Картина Серова – это своего рода иллюстрация к великому произведению Гомера. Он изобразил Навсикаю, проезжающую по берегу феникийцев, на колеснице. Это именно тот берег, куда и был выброшен Одиссей. Навсикая гордо и чинно стоит на колеснице, запряженной двумя мулами.

За ней идут ее служанки, колонну завершает Одиссей в белых одеждах, которые ему дала Навсикая. Хотя образы не четкие, но можно видеть, что Одиссей изображен измученным и усталым.

Облака на полотне Серова напоминают изображение античных богов и героев, которые наблюдают за всем происходящим. Художник изобразил небо, занимающее большую часть полотна, прописывая каждый штрих с особой глубиной.

Это событие было отряжено на полотнах многих художников.

Картина находится на хранении в Третьяковской Галереи, Москва.

opisanie-kartin.com

Одиссей и Навсикая. Взаимодействие живописи с античным сюжетом

О чем пойдет речь

Первая наша лекция, она называется «Одиссей и Навсикая. Взаимодействие живописи с античным сюжетом.» И она будет посвящена, в первую очередь, знаменитой картине Серова «Одиссей и Навсикая». Картина находится в Третьяковской галерее, она написана в 1910 году.

Какие вопросы будут стоять в этой лекции? Во-первых, мы посмотрим, как изображение соотносится с текстом. Во-вторых, посмотрим, как другие художники обращались к этому сюжету. Что они делали, на чем акцентировали свое внимание? Что они замечали, а что не замечали? По сути дела, каждая иллюстрация – это, в первую очередь, интерпретация. Мы будем говорить об особенностях интерпретации художником литературного текста, на примере этой картины.

Одна из задач – показать не только отличие одного художника от другого, но и вдуматься в принципиальную разницу между подходами к иллюстрированию (иллюстрирование–рассказ; иллюстрирование-осмысление). Важная тема – философская глубина произведений изобразительного искусства.

Популярность античных сюжетов в разные эпохи

Итак, встреча Одиссея и Навсикаи. Надо сказать, что в истории живописи, если говорить о примерах, когда художники иллюстрируют античные сюжеты: сюжеты античной мифологии, сюжеты, взятые из гомеровского эпоса и сюжеты античной истории, часто составляющих с мифологией единое целое античного мира – то, таких примеров бесконечное множество. Начался этот процесс еще в самой античности. Скульпторы, и живописцы (особенно в вазописи), постоянно обращались к мифологическим сюжетам: подвиги Геракла, сюжеты, связанные с историей Троянской войны, другие мифологические циклы – они постоянно иллюстрируются. Если говорить о скульптуре – это фронтоны и фризы античных храмов, т.е. барельефы и скульптурные композиции, бесчисленные примеры из античной вазописи, знаменитые помпейские фрески – сама античная культура дала бесчисленные образцы интерпретации сюжетов античной мифологии и древнего эпоса.

Затем в Византии и в Средние века на латинском западе интерес к этой теме значительно ослабевает, стремится практически к нулю. На первый план выходят исключительно христианские сюжеты. В Эпоху Возрождения происходит постепенное возвращение внимания, особенно в XVI, а еще больше  XVII – XVIII веках, уже за пределами эпохи Возрождения. Это время, которое мы обычно связываем с такими понятиями как классицизм и барокко XVII – XVIII век – вот в это время небывалого размаха и расцвета достигает популярность античных сюжетов (мифологических и исторических) в европейском искусстве.

Когда эпоха Барокко в одних странах и эпоха Классицизма в других (мы сейчас не будем обсуждать вопросы границ и взаимодействия этих двух понятий), когда эта эпоха заканчивается, и мы видим появление Романтизма, то интерес к античности опять начинает гаснуть. Почему? Потому что, с одной стороны внимание культуры сосредоточено на современнике и современности; с другой стороны, очень популярными становятся и вытесняют античность сюжеты, связанные с древностью европейской, северной, европейское средневековье – поэмы Оссиана, которые чрезвычайно популярны на рубеже XVIII – XIX веков. Потом, если говорить о XIX веке, прерафаэлиты, которые с большим интересом вглядываются в древность, но, ни сколько в античную, сколько в «условно-средневековую». Их интересует мир рыцарского романа. И если античные сюжеты и появляются в XIX веке, то не часто.

В самом конце XIX и в начале XX века, снова возникает взлет интереса. Во многом он связан с новыми археологическими раскопками (Эванса и Шлимана и других) – перед нами переоткрытие античности учеными, а затем и культуры в целом. Европейская культура, интеллектуалы, художники вглядываются в античность снова с большим вниманием, в первую очередь их интересует древнегреческая архаика – то, что открыла археология нового времени, особенно важны раскопки Шлимана. Древние фрески, статуи, куросы, коры, архаическая керамика – одним словом, мир архаической античности становится интересным, но осмысляется совсем по-другому. Здесь, скорее всего интерес научный и романтически-мечтательный, но нет прямой аналогии своей жизни с жизнью античного мира, что было в эпоху Классицизма и Барокко, когда античные сюжеты воспринимались как повод рассказать о современном празднике, маскараде, торжестве.

И вот, Серов, которой шел своей собственной дорогой как художник, и начинал как художник-реалист, в начале XX века, ближе к 10-м годам, особенно 1910 году, он создает целую серию работ, в новой для себя манере, их называют модернистскими работами. Эти работы во многом, как раз связаны с новым пониманием античности. И одна из этих работ: «Одиссей и Навсикая».

Одиссей и Навсикая в живописи XVII века

Для примера, мы сначала посмотрим, то, как этот сюжет изображали художники XVII века. Огромная разница: многофигурная композиция, масса движений, эмоций, огромное количество аксессуаров (сбруи, ткани, виноград) – на примере картины Питера Ластмана.

Другой художник – Мишель Десублео, по своему интерпретирует этот сюжет, но мы снова видим нарядные ткани, дорогие одежды, множество персонажей. Понятно, что художников интересует этот сюжет, как повод показать и женскую красоту, и богатство живописной техники, обнаженная фигура Одиссея.

Еще одна работа – Сальватор Роза. Снова мы видим обнаженного Одиссея, служанок, Навсикаю, элементы пейзажа.

То есть, на примере этих художников, мы видим живопись, которая более-менее подробно, а старается она именно подробно, пересказывает этот сюжет. В основном везде мы видим умоляющего Одиссея и снисходящую к нему царевну Навсикаю – и здесь…

… и здесь он даже ну коленях у Ластмана стоит.

И у Мишеля Дублео. И везде мы видим этот чрезвычайно интересовавший художников момент, как обнаженный Одиссей получает, по приказу Навсикаи, от ее служанок получает ткани, чтобы укрыть свое тело.

Он изображен обнаженным, а они одетыми – это контраст живописный и ясный. Это, как нам кажется, вполне подробное иллюстрирование мифологического сюжета.

Какой мотив здесь выделен всеми художниками? Мотив мольбы, которая услышана, и мотив передачи покрова, для того чтобы Одиссей свою наготу прикрыл. Девушки-служанки показаны испуганными, Навсикая – единственная из всех не боится, что соответствует Гомеровскому описанию.

Впрочем, вот здесь и служанки тоже вполне горделиво и важно себя ведут. Они уже успокоились и не боятся.

Интерпретация Серова: первый взгляд

То, что мы видим у Серова – это абсолютно другое понимание, что вообще в этом сюжете нужно иллюстрировать, зачем вообще нужно браться за иллюстрирование этого сюжета. Он удаляет подробности, отодвигает сцену на средний план, вдаль от нас, мы не видим лиц и аксессуаров, мы не видим даже подробно элементов пейзажа, мы не видим обнаженного Одиссея и испуганных служанок – то есть, мы видим совершенно другую иллюстрацию. Это обобщенное изображение, которое как бы отдалено от нас и тем самым, Серов говорит, что мы можем издали созерцать какую-то часть происходившего тогда.

Перед нами возникает ощущение временной дистанции. Это ощущение дистанции между нами и изображением подчеркивается еще и полоской воды на переднем плане, в которой отражается небо, мулы, колесница, фигура Одиссея. Мы угадываем эти отражения, хотя они сделаны широкими мазками, неотчетливо. И вот эта полоска блестящей воды между нами – зрителем и происходящим еще больше подчеркивает эту дистанцию. Вообще вся горизонтальная структура, которую мы видим: полоска берега, затем полоска моря и полоска движущейся процессии – это все напоминает нам об античном фризе вытянутом, эти ассоциации неизбежны и говорят нам о глубокой древности.

Серов не просто иллюстрирует сцену из Гомера, а пытается показать саму древность, не рассказать нам в подробностях о том, что произошло в этом эпизоде, а изобразить миф, чтобы мы заворожено созерцали, чувствуя дистанцию между собой и баснословным временем Гомера.

А над происходящим огромное небо, занимающее, по сути дела, большую часть изображения, пустое казалось бы, но в нем важны вот эти облака. По поводу этих облаков, часто говорят, что в них угадываются очертания античных богов. Например, кудрявая голова Зевса, справа над Одиссеем. Можно с этим соглашаться, можно не соглашаться, можно отмечать некоторую перекличку между фигурой самого Одиссея, который идет сзади на расстоянии между служанками и Навсикаей, и облаком над ним – его склоненная курчавая с бородою голова и облако могут как-то перекликаться. Но, в общем, это даже не обязательно, в любом случае понятно, что небесный мир, связанный, так или иначе, с богами, здесь представлен этими серебристыми, тающими облаками.

Это очень важно, потому что дальше мы будем смотреть на то, насколько Серов точен в своей передаче этого эпизода и мы увидим, что в тексте Гомера боги постоянно присутствуют и играют существенную роль. Возможно, это большое высокое облачное небо над Одиссеем и над Навсикаей – это ответ Серова на вопрос: «А где же собственно боги? Где их действия? Где их вмешательство?» В каком-то смысле, они постоянно здесь и постоянно с небес наблюдают за происходящим.

Работа художника с текстом первоисточника

Сейчас мы будем приводить фрагменты текста Гомера, в переводе Жуковского, и мы будем смотреть, как это отражается в картине Серова.

Напомним, что Одиссей после долгих скитаний, потеряв всех спутников своих, отправляется в последнее путешествие, пытаясь достичь родимой Итаки на плоту, но Посейдон, который в этот момент движется по небу замечает его плот: посылает ветры. Начитается страшная буря, ветры разбивают плот Одиссея. Он сначала хватается за бревно, потом пускается вплавь, потом ему помогает морская богиня Левкотея, дав ему волшебное покрывало. Одним словом он измучен, после страшной борьбы с волнами, но Одиссей, все таки, живым добирается до какого-то неизвестного ему берега, выползает на него и без сил падает в кустах возле ручья. Он еще не знает, где он оказался, и что его ждет, но он спасен.

С этого момента начинается наш рассказ. Богиня Афина, которая помогает все время Одиссею, отправляется во дворец местного царя Алкиноя и является во сне под видом подруге царевне, дочери царя, прекрасной Навсикаи. Навсикаи сказано во сне, что она скоро уже может выйти за муж, а приданное не готово к свадьбе – надо отправиться на берег моря, где река впадает и заняться стиркой приданного, привести в порядок драгоценные наряды. Проснувшись, она просит, чтобы отец дал ей мулов, повозку и отправляется с подругами на берег моря.

Там, Гомер нам подробно рассказывает, как они стирают белье, развлекаются, играют в мяч, купаются. В тот момент когда они играют в мяч, богиня Афина направляет движение мяча так, что он летит не в руки одной из девушек, а упал в море, понимая, что девушки, наверняка, закричат дружно, и от этого крика Одиссей проснется. Так и происходит. Вот как оно в «Одиссее» Гомера:

« …Весело сели на мягкой траве у реки за обед свой,

Влажные платья оставив сушить лучезарному солнцу.

Пищей насытив себя, и подруг, и служанок, царевна

[100]   Вызвала в мяч их играть, головные сложив покрывала;

Песню же стала сама белокурая петь Навсикая.

Так стрелоносная, ловлей в горах веселясь, Артемида

Многовершинный Тайгет и крутой Эримант обегает,

Смерть нанося кабанам и лесным легконогим оленям;

[105]   С нею, прекрасные дочери Зевса эгидодержавца,

Бегают нимфы полей – и любуется ими Латона;

Всех превышает она головой, и легко между ними,

Сколь ни прекрасны они, распознать в ней богиню Олимпа.

Так красотою девичьей подруг затмевала царевна…»

Сразу отметим два момента. Первый: параллель в Гомеровском тексте, которая возникает между людьми и богами. Герои сравниваются с богами, и здесь Гомер сравнивает юную девушку царевну Навсикаю с богиней Артемидой (Латона другое ее имя) – сестрой Аполлона.

Второй: Гомеровское представление о выдающейся внешности о красоте связано с тем, что такой человек подобен богу или богине – ясный признак – этот человек выше ростом, чем окружающие. Артемида легко опознается среди нимф, с которыми она бегает на Тайгете, потому что она превышает всех головой. Также выше всех своих служанок и подруг царевна Навсикая.

Читаем дальше:

[110]   «  …Стали они, наконец, собираться домой; в колесницу

Мулов опять заложили и в короб уклали одежды.

Тут светлоокая дева Паллада придумала средство,

Как пробудить Одиссея, чтоб, с ним повстречавшись, царевна

В город людей феакийских ему указала дорогу:

[115]   Бросила мяч Навсикая в подружек, но, в них не попавши,

Он, отраженный Афиною, в волны шумящие прянул;

Громко они закричали; их крик пробудил Одиссея…»

Здесь мы видим прямое вмешательство богов, в данном случае Афины Паллады, в дела людей.

«…Он поднялся и, колеблясь рассудком и сердцем, воскликнул:

«Горе! К какому народу зашел я? Быть может, здесь область

[120]   Диких, не знающих правды людей? Иль, может быть, встречу

Смертных приветливых, богобоязненных, гостеприимных?…

 

…С сими словами из чащи кустов Одиссей осторожно

Выполз; потом жиловатой рукою покрытых листами

Свежих ветвей наломал, чтоб одеть обнаженное тело.

[130]   Вышел он – так, на горах обитающий, силою гордый,

В ветер и дождь на добычу выходит, сверкая глазами,

Лев;…

 

…В трепете все разбежалися врозь по высокому брегу.

Но Алкиноева дочь не покинула места. Афина

[140]   Бодрость вселила ей в сердце и в нем уничтожила робость.

Стала она перед ним…»

Навсикая показана нам, как противопоставленная служанкам, отличающаяся благородной статью: они бегут, а она стоит.

Одиссей обращается с речью. Вот фрагмент из нее, который нам пригодится:

«   …С словом приятно-ласкательным он обратился к царевне:

«Руки, богиня иль смертная дева, к тебе простираю.

[150]   Если одна из богинь ты, владычиц пространного неба,

То с Артемидою только, великою дочерью Зевса,

Можешь сходна быть лица красотою и станом высоким;

Если ж одна ты из смертных, под властью судьбины живущих,

То несказанно блаженны отец твой и мать, и блаженны

[155]   Братья твои, с наслаждением видя, как ты перед ними

В доме семейном столь мирно цветешь, иль свои восхищая

Очи тобою, когда в хороводах ты весело пляшешь.

Но из блаженных блаженнейшим будет тот смертный, который

В дом свой тебя уведет, одаренную веном богатым.

[160]   Нет, ничего столь прекрасного между людей земнородных

Взоры мои не встречали доныне; смотрю с изумленьем.

В Делосе только я – там, где алтарь Аполлонов воздвигнут, –

Юную стройно-высокую пальму однажды заметил

(В храм же зашел, окруженный толпою сопутников верных,

[165]   Я по пути, на котором столь много мне встретилось бедствий).

Юную пальму заметив, я в сердце своем изумлен был

Долго: подобного ей благородного древа нигде не видал я.

Так и тебе я дивлюсь!…»

Замечание: снова мы видим сравнение Навсикаи с Артемидой, снова подчеркивается ее красота и высокий рост. Затем знаменитое сравнение со стройной пальмой, ее отдельность и уникальность, непохожесть на другие деревья. Все это проецируется на Навсикаю.

Далее Гомер нам рассказывает, как, услышав речь Одиссея, она поняла, что передней не простой странник – речь Одиссея достигла своей цели. Навсикая собрала подруг, велела им одеть странника, накормить, умыть. Девушки его ведут к реке, он просит их, чтобы они отошли, потому что ему при них стыдно обнажаться и купаться. Умывшись в реке, он натирается маслом, одевается в чистые одежды. Афина придает ему красоту, окружая его каким-то особым блеском и сиянием, увеличивает ему рост и полноту, завивает ему кудри (подобно цветку гиацинта). И когда Одиссей в таком обличии снова появляется перед Навсикаей, она с восхищением на Одиссея и говорит подругам, что, наверное, это не простой смертный. Она мечтает, чтобы вот такого супруга послали ей боги.

После этого она произносит длинную речь, обращенную к Одиссею. В ней рассказывает ему, куда он попал – это остров Схерия, здесь обитает народ феаков, здесь правит царь Алкиной, а она его дочь.

Она говорит, что сейчас она двинется в город со своими служанками, а он пусть следует за ними, но важно, чтобы их не увидели вместе. Неприлично, что царевна Навсикая будет идти в сопровождении какого-то мужчины, поэтому, когда они приблизятся к городу они расстанутся и он должен в город пройти один. Она объясняет, как пройти во дворец, как умолять отца о помощи.

Когда она закончила свою речь – финал этой сцены – Гомер нам говорит:

«…Кончив, ударила звучно блестящим бичом Навсикая

Мулов; затопав, они от реки побежали проворной

Рысью; другие же, пешие, следом пошли; но царевна

Мулов держала на крепких вожжах, чтоб от них не отстали

[320]   Девы и странник, и хлопала звучным бичом осторожно….»

Здесь подчеркнуто два начала Навсикаи. Она снова нам показана, как царственная особа. Она единственная на колеснице, остальные идут пешком. В ней энергия и сила присущая царственной особе. При этом, она разумна, она смиряет мулов, держит вожжи крепко в руках, смиряет их бег, думая, чтобы служанки и Одиссей, которые идут за ней, успевали, и чтобы мулы не убежали далеко вперед. Заканчивает этот период Гомер:

«… И хлопала звучным бичом –осторожно..»

Серов и предшественники

И если мы, после всего прочитанного, снова посмотрим на картину Серова, то увидим, что при всей той обобщенности по сравнению с работами художников XVII века (нет деталей, обобщенное изображение древности), Серов удивительно точен в своей картине. Это не просто обобщенный образ античного гомеровского легендарного прошлого, а вполне точная, буквальная иллюстрация.

Мы понимаем какой он выбрал эпизод из песни – момент, когда Навсикая двинулась, и служанки двинулись за ней и Одиссей следом. Мы видим дистанцию между Одиссеем и служанками: они даны как одно целое, а между ними и Одиссеем подчеркнутая дистанция. Мы понимаем, откуда она берется, потому что он не может слишком близко следовать за Навсикаей, она предупредила его об этом, кроме того подчеркивается его отдельность, затем он заметно выше ростом. Ясно совершенно, что центральная фигура здесь – Навсикая, подчеркнута ее стройность и высота. Мы, конечно, вспоминаем сравнение Одиссея Навсикаи с пальмой прекрасной, когда смотрим на эту иллюстрацию.

На самом деле, Серов выделил все то, что ему показалось наиболее важным в рассказе Гомера. В образе Навсикаи он выделил, как акцент, ее стройность и высоту, царственность, благородство и, конечно, сравнение с пальмой – все то, что уходит на картинах художников XVII века.

Разве что только на картине у Ластмана мы видим высокого роста деву, но она дородна, раскинула руки. Жест ее отвечает жесту Одиссея, который тоже развел руки в стороны. Понятно, что есть резоны так изображать Навсикаю, но на стройную благородную пальму, она здесь никак не похожа.

Также история с иллюстрацией Сальватора Розы – перед нами скорее некая бытовая сцена, а мифологический сюжет использован, как повод, скорее, для изображения эпизода. Здесь художника интересует совершенно другое: контраст между одетой девушкой и обнаженной мужской фигурой, идея милосердия, тема услышанной мольбы, понятно, что художника интересует симметричность построения.

Серов выделяет совершенно другое и, надо сказать, что с точки зрения современного читателя он выделяет главное. Главное, что остается в памяти у читателя от этого эпизода, то, что Навсикая не испугалась Одиссея, проявив царственную выдержку; Одиссей произнес знаменитейшую в истории мировой культуры речей, где центральный образ – сравнение Навсикаи с пальмой. Все это мы видим в иллюстрации Серова.

Чем гениальная иллюстрация отличается от хорошей

Завершая, можно сказать, что если иллюстрация – это интерпретация, то художник может в своей интерпретации преследовать совершенно разные задачи и идти по разному пути. Художник может своей иллюстрацией пытаться нам пересказать написанное в тексте, а может нам пытаться показать сам дух текста. Он может быть интересен своими подробностями и деталям, а может наоборот сосредоточиться на главном акцентировании, где главное чтобы мы, не отвлекаясь на второстепенное, уловили основную идею того, что он иллюстрирует.

Можно сказать, что иллюстрации художников XVII века по своему замечательны: Сальватор Роза, Ластман – это качественная живопись.

У Мишеля Десублео мы видим вполне добротную классицистическую картину, чем-то, может быть, напоминающую работы Пуссена (фр. Nicolas Poussin), но сделанную в духе своего времени, на очень высоком уровне. Но это, конечно, иллюстрация – пересказ, иллюстрация-рассказ. Мы смотрим со стороны на происходящее, и нам кажется, что мы присутствуем при этой сцене.

Серов нас отодвигает в какую-то другую временную перспективу. Мы смотрим в античный миф, в легендарное прошлое. При этом, при всей этой обобщенности, эскизности, профильности изображения, он умудряется сохранить точность верность тексту, показать нам самое главное в этом отрывке из «Одиссеи». Можно сказать, что мы видим разницу между просто хорошими иллюстрациями и иллюстрацией гениальной, хотя это, может быть, не вполне корректное противопоставление, поскольку здесь противопоставляются ни сколько художники, сколько художественные миры разных эпох: Серова в 1910 году сравнивать напрямую с художниками XVII века не совсем корректно. Но ясно, что начало XX века смотрит на античность уже совсем другими глазами и видит совершенно другое, интересуется совершенно другим.

magisteria.ru

ПРИКЛЮЧЕНИЯ ОДИССЕЯ в изобразительном искусстве. Часть 2: ОСТРОВ ЭОЛА; ЛЕСТРИГОНЫ; ЦИРЦЕЯ.

    ЭОЛОВ ОСТРОВ

    Избежавшие пасти Полифема греки вышли в море и через некоторое время достигли острова ЭОЛА, где обитал повелитель ветров (предположительно, это был остров УСТИКА, расположенный к северу от Сицилии).    Этот бог тепло встретил странников и вручил Одиссею кожаный мешок, где хранились связанными все ветры, кроме попутного.Таким образом, Одиссею гарантировалось быстрое и благополучное возвращение на родину.

Исаак Моиллон"Эол предоставляет ветры Одиссею"

  Уже вблизи родных берегов Итаки спутники Одиссея, несмотря на строгий запрет своего вождя, развязали мешок, полагая, что внутри находится золото. Так на свободу вырвались ветры, сбившие корабль Одиссея с пути и пригнавшие его обратно к острову Эола.Эд Стевенхаген"Эол - повелитель ветров"

  Разгневанный владыка ветров на сей раз не принял Одиссея и его спутников. Так герою стало ясно, что богам не угодно его стремление домой.

    ЛЕСТРИГОНЫ

    Приунывшие мореходы теперь плыли, повинуясь воле неблагоприятных ветров и сознавая, что их возвращению на Итаку противятся сами боги. Во время высадки на одно из побережий они попали в страну ЛЕСТРИГОНОВ-ЛЮДОЕДОВ (древние полагали, что это - часть побережья Тирренского моря между современными городами Формия и Гаэта). Вождем этого дикого племени был некий АНТИФАТ.    Лестригоны разбили на щепки корабли Одиссея и съели большинство его спутников. Удалось уцелеть лишь одному судну, на котором и спасся царь Итаки.

"Лестригоны атакуют Одиссея"(римская фреска)

    ПРЕКРАСНАЯ ВОЛШЕБНИЦА ЦИРЦЕЯ

    После подобной беды Одиссей стал чрезвычайно осторожным и, пристав к неизвестной земле, послал на разведку лишь небольшой отряд. Мореплаватели встретились с гостепреимной ЦИРЦЕЕЙ (иначе Кирка), пригласившей их на пир.

Франц фон Штук"Кирка"

Сергей Соломко"Кирка"

  Однако после того, как они вкусили ее восхитительной пищи, Цирцея, прикоснувшись своей волшебной палочкой, превратила их в свиней, львов и собак - соответственно различным темпераментам.Яспар де Исаак"Цирцея превращает спутников Одиссея в животных"

Эдвард Бёрн-Джонс"Цирцея, подливающая зелье"

Вильгельм Гейнрих Рошер"Одиссей и Цирцея"

Джон Уильям Уотерхаус"Цирцея"

Доссо Досси "Цирцея"

  Печальную участь спутников Одиссея увидел Эврилох: опасаясь подвоха, он не принял участия в опасном пиршестве и спрятался в укромном месте. Эврилох вернулся к Одиссею и рассказал ему о случившейся трагедии. Герой решил придти на выручку своим товарищам и отправился к жилищу Цирцеи.    В роще, между побережьем и дворцом царицы, Одиссей повстречал ГЕРМЕСА, научившего героя, как избежать злых чар. Бог вручил ему противоядие, делавшее угощение Цирцеи безвредным, и поведал, что если Одиссей обнажит свой меч против Цирцеи, волшебница согласится на все его условия.Гермес на древнегреческой керамике

  Случилось все, как и предсказывал Гермес. Одиссей попал на пир гостепреимной ведьмы, но, подмешав снадобье в вино, избежал превращения в животное. Когда же герой вытащил меч и объявил о намерении казнить Цирцею, та поклялась Стиксом, что более не причинит никакого вреда Одиссею и вернула всех его спутников к первоначальному облику.

Губерт Маурер"Одиссей угрожает Цирцее"

Эдмунд Дюлак"Одиссей и Цирцея"

"Одиссей и Кирка"(античная краснофигурная керамика)

  Одиссей не сразу покинул волшебницу, оставшись жить с ней, по некоторым мифам, на месяц, а по другим - на значительно больший срок, став ее любовником и зачав нескольких детей.Соломон де Брей"Одиссей и Кирка"

Бартоломеус Спрангер"Одиссей и Цирцея"

  Именно с помощью Цирцеи Одиссей совершил путешествие в АИД, царство мертвых, для того, чтобы повстречать душу прорицателя ТИРЕСИЯ.

Уильям Рассел Флинт"Одиссей и души мертвых в царстве Аида"

Иоганн Генрих Фюссли"Тиресий перед Одиссеем"

"Одиссей и Тиресий"(античная краснофигурная керамика)

    Ясновидец предрек, что царь Итаки вернется домой один, без спутников, на ичужестранном корабле, и что в своем собственном дворце ему предстоит сразиться с ухажерами жены ПЕНЕЛОПЫ.    Когда Одиссей, наконец, отплыл от острова Цирцеи, колдунья подарила ему несколько ценных советов.

    Продолжение следует.

    Сергей Воробьев.

sergeyurich.livejournal.com

Картины великих художников: "Одиссея": doctalovtyz

Вторая остановка.

Корабли Одиссея причаливают к острову циклопов и устраивается на ночлег в пещере,оказывающейся жилищем великана Полифема.Предполагается, что это Юра — греческий необитаемый остров в Эгейском море.Природа острова точно соответствует описанию Гомера:  "Плоский есть там ещё островок, в стороне от залива, Не далеко и не близко лежащий от края циклопов, Лесом покрытый.В великом там множестве водятся козы Дикие. Их никогда не пугают шаги человека; Нет охотников там, которые бродят лесами, Много лишений терпя, по горным вершинам высоким. Стад никто не пасет, и поля никто там не пашет. Ни пахоты никакой, ни сева земля там не знает, Также не знает людей; лишь блеющих коз она кормит. …Быстро достигли мы близко лежащего края циклопов. С самого боку высокую мы увидали пещеру Близко от моря,над нею - деревья лавровые. Много Там на ночевку сходилось и коз и овец"(Одиссея)Есть на острове и "пещера циклопа»,в которой жил Полифем и куда случайно зашел Одиссей со спутниками.Циклоп обнаруживает пришельцев, берёт их в плен, запирает в пещере и пожирает три пары спутников Одиссея.Одиссей дожидается, пока Полифем уснет, и во сне выкалывает колом единственный глаз циклопа.Пленникам удаётся покинуть пещеру разъяренного, но слепого Полифема, спрятавшись в стаде овец.

Джон Флаксман "Одиссй у Полифема" 1810 год.

Аннибале Карраччи "Полифем" 1605 год

Арнольд Бёклин "Одиссей и Полифем" Конец 19века

Якоб Йорданс "Одиссей в пещере Полифема" первая половина 17 века

Третья остановка.

Одиссей оказывается на острове Эола, царя ветров; тот даёт ему мех,куда заключены ветра и приказывает не развязывать его, пока не покажутся берега Итаки.Эолов остров (а также Эоловы острова) - группа островов вулканического происхождения к северо-востоку от Сицилии. Упоминаемая у Гомера Эолия уже в древности отожествлялась с одним из этих островов - Стронгилой (Стромболи),и позднейшие поэты приурочивали к этому острову местопребывание бога ветров Эола.Ныне называются по имени самого большого из островов Липари - Липарскимо островамиКоманда думала, что царь одарил Одиссея сокровищами, и пока тот спал, тайком развязывает мех.Ветра вырываются и в мгновение ока относят корабль от уже появившейся Итаки.

Эжен Делакруа "Юнона(Гера) уговаривает Эола уничтожить флот Улисса(Одиссея)" 1863 год

Четвертая остановка.

Остров лестригонов-каннибалов.Одного из посланных Одиссеем на разведку спутников проглотил царь лестригонов Антифат.Потом Антифат позвал других лестригонов, которые стали уничтожать корабли, бросая в них со скал огромные камни. Людей они нанизали на колья и унесли на съедение в город.У Одиссея из 12-ти остается только один корабль.

"Одиссей и листригоны" Сборник "Обработанные греческие сказания о героях для молодежи”.Берлин, 1902 год.Реконструкция работы анонимного римского мастера. 125 год до н.э.А вот и сама работа

Пятая остановка.

Корабль Одиссея причаливает к острову волшебницы Кирки (Цирцеи).По Гомеру, она жила на острове Ээе (Aiaia, местоположение острова в сказаниях о Кирке географически неопределимо). Либо с острова Энария, или острова Меония.Местопребывание Кирки позднее было перенесено с востока на запад, к Тирренскому побережью:именем её был назван мыс на Италийском берегу (в Лации).Когда часть спутников Одиссея, отправившаяся для исследования острова, была обращена Киркой в свиней,Одиссей отправился один к дому волшебницы и с помощью данного ему Гермесом чудесного растения победил чары богини, которая, признав в отважном госте Одиссея, предложила ему остаться с ней на острове и разделить её любовь. Одиссей склонился на предложение богини, но прежде заставил её поклясться, что она не замышляет против него ничего дурного, и вернуть человеческий образ его спутникам, обращённым в свиней.Прожив год на острове в неге и довольстве, Одиссей, по настоянию товарищей,стал просить Кирку отпустить их на родину и, получив согласие богини, отправился сперва, по её совету, в область Аида, чтобы узнать от прорицателя Тиресия о предстоящих ему испытаниях.

Доссо Досси "Пейзаж с Киркой и ее любимцами" 1516 год

Джованни Бенедетто Кастильоне "Кирка" 1650 год.

Ян ван Бейлерт "Кирка и Одиссей" первая половина 17 века.

Одиссей спускается в подземное царство, чтобы поговорить с прорицателем Тиресием и узнать,что ему нужно сделать, чтобы попасть домой.Помимо всего прочего, получает от Тиресия предсказание:«Покинь свою объятую волнами Итаку, возьми весло и странствуй,пока не встретишь людей не знающих моря и среди них учреди почитание владыки морской стихии».

Иоганн Генрих Фюссли "Одиссей у Тиресия" 1785 год

Прожив у Цирцеи год, Одиссей отправляется дальше, мимо острова сирен,влекущих своим чарующим пением моряков на гибель.Они обитают между землёй Цирцеи и Сциллой на скалах острова, усеянных костями и высохшей кожей их жертв.Сирены чарующими песнями заманивают плывущих мимо путников, которые, забыв всё на свете,подплывают к волшебному острову и погибают вместе с кораблями.Сам Одиссей избежал коварных сирен лишь благодаря предостережению Цирцеи:он залепил уши своих спутников воском, а самого себя велел привязать к мачте.Так они минуют угрозу.Сиренам было предсказано,что они погибнут, когда кто-либо из путников пройдёт мимо их острова, не поддавшись искушению.

Джон Уильям Уотерхаус "Одиссей и сирены" 1891 год.

Герард де Лересс "Одиссей и сирены" 17 век

Герберт Джеймс Дрейпер "Одиссей и сирены" Конец 19 века

Проплывает между Сциллой и Харибдой, страшным шестиголовым чудовищем и колоссальным водоворотом.Скилла - в латинской транслитерации Сцилла.Харибда в древнегреческом эпосе — олицетворённое представление всепоглощающей морской пучины.Вот как описывает Сциллу Гомер:"Скала Скиллы высоко подымалась острой вершиной до неба и вечно была покрыта тёмными облаками и сумраком;доступ к ней был невозможен вследствие её гладкой поверхности и крутизны.Посредине её, на высоте, недосягаемой даже для стрелы, зияла пещера, обращённая тёмным жерлом на запад:в этой пещере обитала страшная Скилла.Без умолку лая (Σκύλλα — «лающая»), чудовище оглашало окрестности пронзительным визгом.Спереди у Скиллы двигалось двенадцать лап, на косматых плечах подымалось шесть длинных гибких шей,и на каждой шее торчало по голове; в пасти у неё сверкали частые, острые, расположенные в три ряда зубы.Вдвинувшись задом вглубь пещеры и выставившись грудью наружу, она всеми головами выслеживала добычу,шаря лапами кругом по скале и вылавливая дельфинов, тюленей и других морских животных.Когда проходил корабль мимо пещеры, Скилла, разинув все пасти, разом похищала с корабля по шесть человек."Харибда, напротив, у Гомера не имеет индивидуальности:это просто морской водоворот, тревожимый незримой водяной богиней,которая три раза в день поглощает и столько же раз извергает морскую воду под второй из упомянутых скал.Так Одиссей потерял 6 человек съеденными.

Иоганн Генрих Фюссли "Одиссей проплывает под Сциллой" 1796 год

Быки Гелиоса

Шестая остановка.

На острове Гелиоса, а это - Родос, спутники Одиссея убивают быков солнечного бога.Быков было семь стад по пятьдесят голов. Они символизировали триста пятьдесят дней в году по летоисчислению греков. В наказание Зевс посылает бурю, уничтожающую корабль, в которой выживает один Одиссей.

Пеллегрино Тибальди "Спутники Одиссея похищают быков Гелиоса» 1556год.

Седьмая остановка.

Одиссея выбрасывает на остров нимфы Калипсо,Огигия, где Одиссей провёл семь лет.Слово "Огигия" может быть понято и как существительное, и как определение.В «Одиссее» остров назван «лесистым» и «пупом широкого моря», говорится о его безлюдности(там живут лишь Калипсо, её рабыни и Одиссей) и лесистости.Среди флоры названы черный тополь, ольха, кипарис и фиалки, связанные с культом мёртвых.Согласно описанию Гомера, Одиссей плывет с Огигии на восток , и достигает его на двадцатый день плавания.Эти данные позволяют локализовать Огигию где-то в Западном Средиземноморье.Калипсо тщетно желала соединиться с Одиссеем навеки, предлагая ему бессмертие и вечную юность.Одиссей не переставал тосковать по родине и жене.Наконец боги сжалились и послали к ней Гермеса с приказанием отпустить Одиссея.Калипсо против воли вынуждена была его отпустить,предварительно оказав ему помощь в строительстве плота, на котором он и пустился в дальнейшее плавание.

Арнольд Бёклин "Одиссей и Калипсо" 1883 год

Герард де Лересс "Гермес, приказывающий, чтобы Калипсо выпустила Одиссея" 1670 год

Ян Брейгель старший "Фантастическая пещера с Одиссеем и Калипсо" 1616 год

Седьмая остановка.

Одиссей приплывает на остров феаков.Феаки — народ , живший на острове Схерия.Современное название - Корфу или Керкир.Считался одним из блаженных народов, близких к богам, как и гипербореи, эфиопы, лотофаги.Феаки были хорошими мореплавателями, их корабли были снабжены системой навигации,позволяющей не теряться в буре или тумане.Там, на берегу, его находит царевна Навсикая.Одиссей рассказывает феакам свою историю.Они сажают его на корабль и отвозят на Итаку.

Валентин Серов "Одиссей и Навсикая" 1910 год

Микеле Десублео "Улисс и Невсикея" 17 век

Иоахим фон Зандрарт "Одиссей и Навсикая" 1630 год

Питер Ластман "Одиссей и Навсикая" 1619 год

В в то время, когда царь Итаки совершает свою "Одиссею" к его жене, Пенелопе приезжают свататься женихи.На Итаке Афина придаёт вернувшемуся Одиссею вид нищего старика, чтобы он оставался неузнанным.Живёт Одиссей у верного ему свинопаса Эвмея и открывается только своему сыну Телемаху.Одиссей приходит во дворец, чтобы посмотреть на бесчинства женихов.Одиссея подвергают оскорблениям, поскольку никто не может признать в нём уехавшего много лет тому назад царя.Няня Эвриклея узнает его по шраму. Верный пес Аргус узнает его и издыхает.Пенелопа по совету сына соглашается выйти замуж за того из женихов,кто натянет лук Одиссея и пропустит стрелу через 12 колец.Никто, кроме нищего старика, оказывается не способен на это.Вместе с Телемахом Одиссей устраивает кровавое побоище, истребив несколько десятков человек.

Франческо Приматиччо "Одиссей и Пенелопа" ок.1563 года.

Анжелика Кауфман "Пенелопа и Еврикея" 1772 год

Джон Уильям Уотерхаус "Пенелопа" 1912 год

Во время странствований мужа Пенелопа хитростью избавлялась от навязчивости женихов- она объявила, что выйдет замуж лишь тогда, когда кончит ткать саван своему свекру,но ночью тайно распускала каждый раз всё сотканное за день, до тех пор, пока не вернулся Одиссей.

Леандро Бассано "Пенелопа" 1580 год

Иоганн Генрих Вильгельм Тишбейн "Одиссей и Пенелопа" 1802 год

Обратите внимание на круглую красную шапочку Одиссея.Это головной убор греческих моряков - атрибут Одиссея.

Бонавентура Дженелли "Эвмей, Одиссей, сидящий у огня и Телемах у входа в хижину Эвмея"Первая половина 19 века

doctalovtyz.livejournal.com

ПРИКЛЮЧЕНИЯ ОДИССЕЯ в изобразительном искусстве. Часть 5: ОДИССЕЙ НА ОСТРОВЕ ФЕАКОВ.

    Как только Одиссей, покинув Калипсо, вышел в море и отправился на восток, по направлению к родной Итаке, на его корабль на бросился шторм. Герой смог спастись лишь благодаря своему превосходному умению плавать. После продолжительного времени, истощенный и нагой, он был вынесен на остров ФЕАКОВ, названный в "Одиссее" СХЕРИЕЙ (который обычно отождествляется с островом Керкира).

    Здесь он примостился под деревом на берегу ручья и заснул.

    Скитальца разбудили крики и смех молодых девушек, среди которых находилась НАВСИКАЯ, прелестная дочь АЛКИНОЯ, царя феаков.

Эту встречу подстроила Афина, чтобы Навсикая смогла представить греческого героя ко двору своего отца. Богиня послала ей сон, в котором царевне было велено выстирать в ручье одеяния для грядущей свадьбы.

    Одиссей, разбуженный девушками, прикрыл наготу листвой и вышел к ним.

Микеле Дезублио"Одиссей и Навсикая"

Питер Ластман"Одиссей и Навсикая"

Вильям Рассел Флинт"Одиссей и Навсикая"

Островитянки в страхе убежали, лишь Навсикая не испугалась, браня своих служанок за пренебрежение законами гостеприимства.Иллюстрация к "Одиссее" Джона Флаксмана

Одиссей вступил с ней в любезную беседу, утверждая, что благодаря красоте девушки он принял ее за нимфу или богиню.    Феакская царевна, желая помочь обаятельному чужестранцу, вернулась с ним в город и отвела во дворец отца.Валентин Серов"Одиссей и Навсикая"

  Там Одиссея тепло встретили, и в его честь дали пир.

    Странник рассказал о своих приключениях, к всеобщему восхищению и удивлению. Ему была даже предложена рука Навсикаи, сердце которой к тому моменту уже влеклось к отважному герою.

Франческо Хайес"Навсикая"

  Однако Одиссей был вынужден отказаться от этого лестного предложения, поскольку стремился вернуться к своей законной жене Пенелопе.Францеско Хайес"Одиссей при дворе Алкиноя"

"Одиссей находит приют у Алкиноя"(средневековая иллюстрация)

Феаки не обиделись на Одиссея, более того, они помогли ему в возвращении домой, подарив ему корабль и вверив под его подчинение экипаж. Как и было предсказано прорицателем Тиресием, именно это чужестранное судно и доставило Одиссея на Итаку.

    Впоследствии феаки были жестоко наказаны мстительным Посейдоном за помощь Одиссею: он окружил их остров рифами и скалами, и с тех пор заморские купцы не могли, как раньше, использовать удобную гавань феаков, что являлось источником их благополучия.

    Продолжение следует.

  Сергей Воробьев.

sergeyurich.livejournal.com

ПРИКЛЮЧЕНИЯ ОДИССЕЯ в изобразительном искусстве. Часть 1: ЛОТОФАГИ И ПОЛИФЕМ

    Если "ИЛЛИАДА" - поэма о войне, то "ОДИССЕЯ" - поэма об авантюрных приключениях, бесстрашии и верности. В ней "божественному Ахиллу" противопоставляется ОДИССЕЙ, славный "многообразием хитроумных измышлений", изворотливый, хитрый, коварный, отважный и, в то же время, необычайно человечный.        Однако главным героем поэмы, кроме самого Одиссея, является и море, которое герой со своимим товарищами переплывает во время опасного путешествия, растянувшегося на целых десять лет, для того, чтобы, наконец, вернуться домой.

    ОДИССЕЙ У ПОЖИРАТЕЛЕЙ ЛОТОСА

    Отплытие греков из Трои было омрачено отчаянным спором между Одиссеем и Менелаем, не поделившими добычу. В результате Одиссей присоединился к флоту Агамемнона, но внезапный шторм разъединил их корабли, и он со своими людьми поплыл на юг.    Яростный ветер пригнал их корабли к острову КИФЕРА. Проведя на Кифере два дня, путники вновь вышли в открытое море и достигли берегов ЛИВИИ, где обитали ЛОТОФАГИ ("пожиратели лотоса"). Одиссей выслал нескольких товарищей на разведку.Мореходы получили теплый прием от местных жителей, предложивших им отведать вкуснейшие плоды лотоса.    Плоды оказались волшебными - они обладали свойством давать забвение прошлого и избавлять от ностальгии и желания вернуться домой. Лишь силой Одиссей, благоразумно отказавшийся вкусить сладкие фрукты, заставил своих людей, утративших память, сесть на корабли и отплыть вновь.

"Одиссей на острове лотофагов"(французская гравюра неизвестного автора, XVIII в.)

    ОДИССЕЙ В СТРАНЕ ЦИКЛОПОВ

    Отплыв из Ливии, герои оказались у некого острова, который обычно отождествляют с СИЦИЛИЕЙ, где обитало множество коз. Решив запастись козьим мясом как провизией, они высадились на остров, не подозревая, что попали в край ЦИКЛОПОВ (киклопов), одноглазых великанов    Исполины пасли овечьи стада и, хотя по некоторым мифам, они принимали участие в укреплении различных греческих городов (отсюда термин "киклопические стены", то есть, стены, выложенные из гигантских блоков), сами по себе не были способны к сооружению каких-либо зданий или к организации общественной жизни. Уродливые существа предпочитали обитать в отдаленных и неудобных пещерах, питаясь сырым мясом, включая человеческое.    Одиссей со спутниками, попав в одну из таких пещер, в обиталище великана ПОЛИФЕМА, захватил богатую добычу в виде овец и сыров.

Иоганн Гейнрих Вильгельм Тишбейн"Полифем"

    Часть мореходов торопливо вернулась к кораблям, а другая часть, вместе с Одиссеем, осталась в пещере, беспечно разведя костер. Внезапно вернувшийся Полифем завалил вход в Пещеру огромным камнем и сожрал двух спутников Одиссея. Рассерженный великан, без сомнения, собирался съесть и остальных. Тогда Одиссей предложил ему крепкого вина, напитка, неизвесного циклопам.

Джон Флаксман"Одиссей и Полифем"(иллюстрация к поэме Гомера)

  Отведав вина, Полифем несколько смягчился и попросил Одиссея назвать свое имя. Одиссей находчиво ответил "Удис", что по-гречески означает "Никто", а по звучанию было похоже на его собственное имя в латинском варианте - "Улисс". Полифем пообещал Одиссею, что в благодарность за вино съест его самым последним и, написвшись допьяна, заснул. Тогда Одиссей и его спутники вытащили горящее бревно из костра и вонзили его в глаз Полифема.

"Ослепление Полифема"(античная чернофигурная керамика)

Пеллегрино Тибальди"Ослекпление Полифема"

Пеллегрино Тибальди"Полифем" (фрагмент)

На крик изувеченного циклопа сбежались его соплеменники, но на вопрос о том, кто виновник этого насилия, Полифем ответил:"Никто". Циклопы решили, что он попросту сошел с ума и удалились.

Одилон Редон"Циклоп"

Утром Полифем уселся у входа в пещеру и, выпуская на пастбище стадо, принялся ощупывать спину каждого животного с тем, чтобы Одиссей и его товарищи не сбежали. Однако Одиссей привязал спутников под брюхо овец и сам уцепился за густую шерсть барана, и ему с его людьми удалось спастись.Якоб Йорданс"Одиссей в пещере Полифема"

Анибалле Карраччи"Циклоп Полифем"

  Когда корабли отплыли от  берегов острова циклопов, Одиссей не мог отказать себе в удовольствии и прокричал ослепшему Полифему свое настоящее имя. Так циклоп узнал, что сбылось древнее пророчество об его ослеплении от рук Одиссея.

Александр Данилов"Полифем"

  Отец Полифема, бог ПОСЕЙДОН, оскорбленный его увечьем, долго преследовал Одиссея со спутниками, максимально препятствуя их возвращению на родину.

"Посейдон"(античная мозаика)

    Продолжение следует.

    Сергей Воробьев.

sergeyurich.livejournal.com


Смотрите также