Остроумова-Лебедева - художник и коллекционер. Картины остроумовой


Анна Остроумова-Лебедева - НАШЕ НАСЛЕДИЕ

Ксения ВОРОТЫНЦЕВА146 лет назад родилась художница Анна Остроумова-Лебедева. Этой маленькой женщине с мягкими, чуть неуверенными движениями суждено было стать спасительницей гравюры на дереве. Анна Петровна вдохнула жизнь в сложную технику, почти забытую из-за бурного развития фотографии, а также вошла в историю как один из самых «петербургских» мастеров.Сегодня трудно представить, чего стоило барышне конца XIX — начала XX века посвятить жизнь изобразительному искусству. Наиболее знаменитой отечественной художнице, Зинаиде Серебряковой, помогло удачное стечение обстоятельств: она выросла в творческой атмосфере — ее многочисленные родственники рисовали, чертили, лепили. Иным образом складывалась судьба Остроумовой-Лебедевой.

Родившаяся в семье тайного советника Петра Остроумова, девочка с боем отстаивала право на самоопределение. Вначале пошла на вечерние курсы Центрального училища технического рисования барона А.Л. Штиглица, где занималась у великого гравера Василия Матэ. А затем — вопреки желанию родных — поступила в Академию художеств. Среди ее наставников были известный рисовальщик Павел Чистяков и легендарный Илья Репин, высоко ценивший талант ученицы.

Финские озера, 1900 ...

Любопытны воспоминания о молодой Остроумовой-Лебедевой, оставленные Александром Бенуа: «Мы с невестой увлекались тогда копированием старых мастеров в Эрмитаже, и как раз я был занят портретом слегка криворотого мужчины Франца Хальса.., когда рядом с нами появилась небольшого роста барышня в пенсне, которая принялась набрасывать углем на холсте «Девочку с метлой» Рембрандта (все эти три картины висели в те годы почти рядом). Я был несколько озадачен дерзостью такой затеи. <...> И никак нельзя было ожидать, что барышня в пенсне хоть в какой бы то ни было степени одолеет колоссальные трудности задачи. <...> Каково же было наше удивление, когда из-под угля на холсте у любительницы мощными штрихами стала вырисовываться фигура девочки, а затем с необычайной энергией, напомнившей мне знакомые приемы Репина, моя соседка стала прокладывать красками свою картину. Через недели две она ее кончила. <...> Я как-то сразу скис и вскоре оставил свою работу, не доведя ее до той законченности, какую я себе сначала наметил».

Портрет Андрея Белого. Коктебель. 1924

Михаил Булгаков

В следующий раз они встретились через шесть лет в Париже, куда Анна приехала набираться опыта. Правда, училась не у модных французских импрессионистов, а у американца Джеймса Уистлера. Тогда же сблизилась с Константином Сомовым, создавшим ее акварельный портрет.

После окончания Академии пришлось сделать нелегкий выбор: у художницы обнаружилась астма, вызванная работой с масляными красками и скипидаром. В итоге она перешла на акварель, а также стала плотно заниматься гравюрой, в том числе — цветной ксилографией. Девушка объясняла новое увлечение следующим образом: «Сама техника не допускает поправок, и потому в деревянной гравюре нет места сомнениям и колебаниям. Что вырезано, то и остается четким и ясным. Спрятать, замазать, затереть в гравюре нельзя. Туманностей нет».

Петроград. Красные колонны

Этот интерес всячески стимулировали представители «Мира искусства» (с легкой руки Дягилева художница попала в круг авторов одноименного журнала). Скромная Анна признавалась: «Я чувствовала себя среди них стесненной, и, несмотря на то, что была приблизительно их возраста, мне казалось, что я перед ними ничтожная, маленькая девочка». При этом сами «мирискусники» отзывались о ней достаточно лестно. Тот же Бенуа в мемуарах объясняет: «Остроумова не имеет того громкого имени, как иные из ее товарищей, но, разумеется, ее художественное значение не уступает значению этих товарищей, и то, что ее искусство теряет из-за своей скромности, то оно же наверстывает своим благородством, своей строгостью, всем тем, что можно обнять словом «стиль».

Анна Петровна Остроумова-Лебедева ( 1871 — 1955 ). Максимилиан Волошин

И правда: тонкие изысканные произведения Анны Петровны могли удовлетворить самый требовательный вкус. У нее получались интересные портреты: изображение Максимилиана Волошина сейчас хранится в Русском музее, а Михаила Булгакова — в Бахрушинском. Однако коньком Остроумовой-Лебедевой были пейзажи. И прежде всего городские виды, соединившие природу и архитектуру. Например, эстампы с очертаниями Венеции — сказочного города, имевшего для Анны особое значение. Именно там в 1903 году она поняла, что влюблена в двоюродного брата, талантливого химика Сергея Лебедева, впоследствии первым синтезировавшего каучук в промышленном масштабе. Чувство оказалось взаимным, и в 1905-м они поженились. Брак был счастливым: муж во всем поддерживал художницу, горевшую искусством.

Остроумова-Лебедева А. П.   Осень в Петрограде, 1916 |

Пейзаж с мостиком

Остроумова-Лебедева А. П. Павловск. Ворота

Анна Петровна Остроумова-Лебедева, 1921 год.

Остроумова-Лебедева Осень в Петрограде

Еще лучше заграничных пейзажей Анне Петровне удавались виды Петербурга. Тонкий шпиль Адмиралтейства, исчезающая в легкой дымке невская перспектива, сумерки на Крюковом канале... Виртуозно переданные пышность и строгость северной столицы. В углу — скромный значок вместо подписи: «Л», обведенная кружком — буквой «О».

Остроумова-Лебедева навсегда осталась преданной родному городу, не уехала даже во время блокады. Это был сознательный выбор, хотя работа в тяжелых условиях требовала от пожилой художницы героизма. Создавшая в тот период ряд гравюр и акварелей, Анна Петровна вспоминала: «Писала часто в ванной комнате. Положу на умывальник чертежную доску, на нее поставлю чернильницу. Впереди на полочке — коптилка. Здесь глуше звучат удары, не так слышен свист летящих снарядов, легче собрать разбегающиеся мысли и направить их по должному пути. <...> Всех волнует один и тот же вопрос: «Уезжать ли?» Я хочу остаться. Твердо хочу остаться на все страшное впереди. <...> Теперь об акварельной кисти. Она ведь близкий друг художника, исполнительница его воли. На ее кончике — сердце художника». И эта верность искусству и городу на Неве — одна из составляющих редкого дара Остроумовой-Лебедевой.

Петербург. Летний сад зимой. 1902
Александр Блок
На островах Вновь оснеженные колонны, Елагин мост и два огня. И голос женщины влюбленный. И хруст песка и храп коня. Две тени, слитых в поцелуе, Летят у полости саней. Но не таясь и не ревнуя, Я с этой новой — с пленной — с ней. Да, есть печальная услада В том, что любовь пройдет, как снег. О, разве, разве клясться надо В старинной верности навек? Нет, я не первую ласкаю И в строгой четкости моей Уже в покорность не играю И царств не требую у ней. Нет, с постоянством геометра Я числю каждый раз без слов Мосты, часовню, резкость ветра, Безлюдность низких островов. Я чту обряд: легко заправить Медвежью полость на лету, И, тонкий стан обняв, лукавить, И мчаться в снег и в темноту, И помнить узкие ботинки, Влюбляясь в хладные меха... Ведь грудь моя на поединке Не встретит шпаги жениха... Ведь со свечой в тревоге давней Ее не ждет у двери мать... Ведь бедный муж за плотной ставней Ее не станет ревновать... Чем ночь прошедшая сияла, Чем настоящая зовет, Все только — продолженье бала, Из света в сумрак переход... 22 ноября 1909

Петербург. Адмиралтейство под снегом. 1909

Вид Петербурга.1912

Амстердам. Рынок железа. 1913

Дворец Бирона и барки. 1916

Ленинград. Вид с Троицкого моста. 1926

Летний сад в инее.

Анна Петровна Остроумова-Лебедева (1871 - 1955). Адмиралтейство под снегом. 1901. Цветная ксилография

Дворец Бирона и барки. 1916

Цепной мост в Санкт-Петербурге

Петербургская зима.

Остроумова-Лебедева - Летние сады, 1929, Цветная ксилография

https://www.wikiart.org/en/anna-ostroumova-lebedeva

Серебряный век...Анна Остроумова-Лебедева.

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

nashenasledie.livejournal.com

Остроумова-Лебедева и её коллекция в Русском музее

Выставка, открывающаяся 25 августа в Михайловском замке, представит не только лучшие произведения петербургской художницы Анны Петровны Остроумовой-Лебедевой, но и работы других авторов из её собственного собрания

Государственный Русский музей,25 августа — 7 ноября 2016Михайловский (Инженерный) замокСанкт-Петербург, ул.Садовая, 2

Экспозиция под названием «Остроумова-Лебедева — художник и коллекционер» продолжает выставочный цикл, посвященный частным коллекциям, поступившим в Русский музей в разные годы.

В 1916 году Русский музей приобрел первые девять работ Анны Петровны Остроумовой-Лебедевой, чье творчество знаменует возрождение и расцвет искусства гравюры в России начала XX века. Впоследствии она неоднократно дарила Русскому музею свои работы. В 1955 году, по завещанию художницы, музею были переданы все произведения из ее собрания. Уникальная коллекция состояла по большей части из рисунков, акварелей, живописных работ, гравюр и гравированных досок самой А. П. Остроумовой-Лебедевой. Остальное — печатная графика современников и последователей художницы, тех, кто обратился к искусству гравюры, вдохновляясь открытиями Остроумовой-Лебедевой в области ксилографии.

На выставке будут показаны наиболее известные работы Остроумовой-Лебедевой: «Екатерининский канал» (1910), «Колонны Биржи и крепость» (1908), «Венеция. Большой канал» (1916), «Дворец Бирона и барки» (1916), «Снасти» (1917). Дополнят экспозицию гравированные пальмовые и линолеумные доски и инструменты художницы для резьбы и печатания.

В экспозицию выставки вошли работы Г. С. Верейского, Н. Н. Купреянова, В. В. Воинова, К. А. Сомова и других мастеров-графиков, дореволюционных и советских. В особый раздел экспозиции выделены японские гравюры XVIII — XIX векjd таких авторов, как Кацусика Хокусай, Кацукава Сюнсен, Рюсай Сигэхару, Андо Хиросигэ и других. Знакомство с японской ксилографией во многом повлияло на формирование индивидуальной творческой манеры Остроумовой-Лебедевой.  

Показ в едином выставочном пространстве произведений А. П. Остроумовой-Лебедевой и работ из ее собрания даст возможность сопоставить поиски и открытия мастера петербургской графики с произведениями ее предшественников и современников, также сделавших огромный вклад в развитие искусства гравюры. Всего в состав экспозиции вошло более 200 работ и архивные материалы — фотографии, письма.

Материал подготовила Мария Онучина, AI

Источник: пресс-релиз ГРМ, rusmuseum.ru

artinvestment.ru

А.П. Остроумова-Лебедева | aquarells.ru

 

 

А.П. Остроумова-Лебедева (1871-1955 гг.) вошла в историю искусства как мастер гравюры на дереве. Также А.П. Остроумова-Лебедева была выдающимся художником-акварелистом.

А.П. Остроумова-Лебедева «Летний сад» 1902 г. Цветная ксилография

 

Эти две стороны ее таланта имели много точек соприкосновения, постоянно взаимно обогащая друг друга. Занимаясь в Академии художеств в классе И.Е. Репина, а потом – В.В. Матэ, Анна Петровна Остроумова-Лебедева сблизилась с художниками «Мира искусства», стала постоянной участницей их выставок.

А.П. Остроумова-Лебедева «Ленинград. Фонтанка и Летний сад в инее» 1929 г. Акварель

 

Эта среда, в которой любили и ценили акварель, несомненно, оказала влияние на формирование вкусов художницы. Занятия в мастерской известного американского художника Уистлера помогли ей овладеть богатством тональной живописи, увидеть тонкость и изысканность в приглушенной цветовой гамме, сыграли огромную роль в воспитании колористического дара А.П. Остроумовой-Лебедевой.

А.П. Остроумова-Лебедева «Петербург. Вид на колонны Биржи и Петропавловскую крепость» 1908 г. Цветная ксилография

 

Акварель была постоянной спутницей в путешествиях художницы. В ее наследии есть большие циклы акварелей, созданные во время поездок в Италию, Голландию, Бельгию, Испанию и по своей стране – по Крыму и Кавказу.

А.П. Остроумова-Лебедева «Крюков канал» 1910 г. Цветная ксилография

 

Но особую тему представляют акварели, посвященные ее родному городу – Петербургу – Петрограду – Ленинграду.

А.П. Остроумова-Лебедева «Весенний мотив.Вид с Каменного на Крестовский и Елагин острова» 1904 г. Цветная ксилография

 

Она сумела заглянуть в душу этого города, строгого и изысканного в своей красоте, сумела понять его характер в единстве пространства и архитектурных ансамблей, в созданных природой и человеком ритмах и цветовых соотношениях.

А.П. Остроумова-Лебедева «Цепной мост» 1903 г. Цветная ксилография

 

Особенно лиричны пейзажи Павловского парка, столь любимого художницей. Он запечатлен в ее листах в разное время года, в разных состояниях, которые делают его то радостным и светлым, то грустным и задумчивым.

А.П. Остроумова-Лебедева «Павловск. Розовопавильонный пруд» 1922 г. Акварель

 

Торжественно замерли в тишине плакучие березы, отраженные в зеркальной глади пруда, настороженно и сурово смотрят царственные ели. Ритм цветовых плоскостей и четких выразительных силуэтов создает ощущение покоя и равновесия.

А.П. Остроумова-Лебедева «Павловск. Вольер» 1922 г. Акварель

 

Одухотворенная человеком природа уподобляется классическим архитектурным ансамблям, созданиям человеческих рук. Эти пейзажи проникнуты особым чувством классичности. Написанные в широкой манере, свободно перетекающим мазком, они отличаются строгой композиционной построенностью. Это – характерная черта Остроумовой-Лебедевой – видеть и подчеркивать в природе ее архитектонику и упорядоченность.

А.П. Остроумова-Лебедева «Павловск» 1945 г. Акварель

 

Акварельное искусство А.П. Остроумовой-Лебедевой не исчерпывалось пейзажным жанром, она пробовала свои силы и в портрете, и в натюрморте. Но именно в пейзаже ярче всего раскрылись лучшие стороны ее художественного дара.

 

Похожее

aquarells.ru

Вновь оснеженные колонны, Елагин мост и два огня... Anna Ostroumova -Lebedeva/Анна Остроумова-Лебед

146 лет назад родилась художница Анна Остроумова-Лебедева. Этой маленькой женщине с мягкими, чуть неуверенными движениями суждено было стать спасительницей гравюры на дереве. Анна Петровна вдохнула жизнь в сложную технику, почти забытую из-за бурного развития фотографии, а также вошла в историю как один из самых «петербургских» мастеров.

Сегодня трудно представить, чего стоило барышне конца XIX — начала XX века посвятить жизнь изобразительному искусству. Наиболее знаменитой отечественной художнице, Зинаиде Серебряковой, помогло удачное стечение обстоятельств: она выросла в творческой атмосфере — ее многочисленные родственники рисовали, чертили, лепили. Иным образом складывалась судьба Остроумовой-Лебедевой. 

Родившаяся в семье тайного советника Петра Остроумова, девочка с боем отстаивала право на самоопределение. Вначале пошла на вечерние курсы Центрального училища технического рисования барона А.Л. Штиглица, где занималась у великого гравера Василия Матэ. А затем — вопреки желанию родных — поступила в Академию художеств. Среди ее наставников были известный рисовальщик Павел Чистяков и легендарный Илья Репин, высоко ценивший талант ученицы.

Image result

 Финские озера, 1900 ...

Любопытны воспоминания о молодой Остроумовой-Лебедевой, оставленные Александром Бенуа: «Мы с невестой увлекались тогда копированием старых мастеров в Эрмитаже, и как раз я был занят портретом слегка криворотого мужчины Франца Хальса.., когда рядом с нами появилась небольшого роста барышня в пенсне, которая принялась набрасывать углем на холсте «Девочку с метлой» Рембрандта (все эти три картины висели в те годы почти рядом). Я был несколько озадачен дерзостью такой затеи. <...> И никак нельзя было ожидать, что барышня в пенсне хоть в какой бы то ни было степени одолеет колоссальные трудности задачи. <...> Каково же было наше удивление, когда из-под угля на холсте у любительницы мощными штрихами стала вырисовываться фигура девочки, а затем с необычайной энергией, напомнившей мне знакомые приемы Репина, моя соседка стала прокладывать красками свою картину. Через недели две она ее кончила. <...> Я как-то сразу скис и вскоре оставил свою работу, не доведя ее до той законченности, какую я себе сначала наметил». 

  Портрет Андрея Белого. Коктебель. 1924

 Михаил Булгаков

В следующий раз они встретились через шесть лет в Париже, куда Анна приехала набираться опыта. Правда, училась не у модных французских импрессионистов, а у американца Джеймса Уистлера. Тогда же сблизилась с Константином Сомовым, создавшим ее акварельный портрет.

После окончания Академии пришлось сделать нелегкий выбор: у художницы обнаружилась астма, вызванная работой с масляными красками и скипидаром. В итоге она перешла на акварель, а также стала плотно заниматься гравюрой, в том числе — цветной ксилографией. Девушка объясняла новое увлечение следующим образом: «Сама техника не допускает поправок, и потому в деревянной гравюре нет места сомнениям и колебаниям. Что вырезано, то и остается четким и ясным. Спрятать, замазать, затереть в гравюре нельзя. Туманностей нет». 

 Анна Петровна Остроумова-Лебедева. Петроград. Красные колонны

 

  Петроград. Красные колонны 

 

Этот интерес всячески стимулировали представители «Мира искусства» (с легкой руки Дягилева художница попала в круг авторов одноименного журнала). Скромная Анна признавалась: «Я чувствовала себя среди них стесненной, и, несмотря на то, что была приблизительно их возраста, мне казалось, что я перед ними ничтожная, маленькая девочка». При этом сами «мирискусники» отзывались о ней достаточно лестно. Тот же Бенуа в мемуарах объясняет: «Остроумова не имеет того громкого имени, как иные из ее товарищей, но, разумеется, ее художественное значение не уступает значению этих товарищей, и то, что ее искусство теряет из-за своей скромности, то оно же наверстывает своим благородством, своей строгостью, всем тем, что можно обнять словом «стиль». 

Анна Петровна Остроумова-Лебедева ( 1871 — 1955 ). Максимилиан Волошин

И правда: тонкие изысканные произведения Анны Петровны могли удовлетворить самый требовательный вкус. У нее получались интересные портреты: изображение Максимилиана Волошина сейчас хранится в Русском музее, а Михаила Булгакова — в Бахрушинском. Однако коньком Остроумовой-Лебедевой были пейзажи. И прежде всего городские виды, соединившие природу и архитектуру. Например, эстампы с очертаниями Венеции — сказочного города, имевшего для Анны особое значение. Именно там в 1903 году она поняла, что влюблена в двоюродного брата, талантливого химика Сергея Лебедева, впоследствии первым синтезировавшего каучук в промышленном масштабе. Чувство оказалось взаимным, и в 1905-м они поженились. Брак был счастливым: муж во всем поддерживал художницу, горевшую искусством.

Остроумова-Лебедева А. П.   Осень в Петрограде, 1916 | 

Пейзаж с мостиком

Остроумова-Лебедева А. П. Павловск. Ворота

Анна Петровна Остроумова-Лебедева, 1921 год.

Остроумова-Лебедева Осень в Петрограде

 

 

 

 Еще лучше заграничных пейзажей Анне Петровне удавались виды Петербурга. Тонкий шпиль Адмиралтейства, исчезающая в легкой дымке невская перспектива, сумерки на Крюковом канале... Виртуозно переданные пышность и строгость северной столицы. В углу — скромный значок вместо подписи: «Л», обведенная кружком — буквой «О». 

Остроумова-Лебедева навсегда осталась преданной родному городу, не уехала даже во время блокады. Это был сознательный выбор, хотя работа в тяжелых условиях требовала от пожилой художницы героизма. Создавшая в тот период ряд гравюр и акварелей, Анна Петровна вспоминала: «Писала часто в ванной комнате. Положу на умывальник чертежную доску, на нее поставлю чернильницу. Впереди на полочке — коптилка. Здесь глуше звучат удары, не так слышен свист летящих снарядов, легче собрать разбегающиеся мысли и направить их по должному пути. <...> Всех волнует один и тот же вопрос: «Уезжать ли?» Я хочу остаться. Твердо хочу остаться на все страшное впереди. <...> Теперь об акварельной кисти. Она ведь близкий друг художника, исполнительница его воли. На ее кончике — сердце художника». И эта верность искусству и городу на Неве — одна из составляющих редкого дара Остроумовой-Лебедевой.

kolybanov.livejournal.com

Остроумова-Лебедева - художник и коллекционер

В Михайловском замке Русского музея открылась очередная  выставка из серии, посвященной частным коллекциям, поступившим в музей в разное время.

Почти 200 предметов из наследия Анны Остроумовой-Лебедевой – картины, рисунки, фотографии, документы, архивные материалы – показаны в залах музея. Впервые Русский музей представляет весь творческий путь знаменитого мастера – от живописных портретов, мало известных широкой публике, до работ ее учеников и последователей.

-Этой выставке не нужен гламурный шум, здесь не нужны толпы при входе, потому что искусству Остроумовой-Лебедевой шум противопоказан, - сказал на открытии выставки Владимир Гусев, директор ГРМ. – Но, в то же время, мне хочется, чтобы здесь было много людей – тех, кто способен чувствовать и созерцать тонкую красоту Петербурга.

Открывшаяся в Русском выставка, по словам заведующей отделом гравюры  Екатерины Климово, – первый опыт демонстрации гравюр Остроумовой-Лебедевой в такой полноте и объеме. Еще при жизни художница завещала Русскому музею не только всю свою коллекцию, но и все свое очень разнообразное наследие – картины, и рисунки, гравюры (вплоть до последних работ, на которых запечатлен блокадный Ленинград), набор досок для офортов, фотографии, документы, и даже мебель. Фактически, в ГРМ сохранился реальный срез жизни выдающегося мастера художественной гравюры. На выставке можно увидеть весь ее творческий путь, все поиски и результаты, работы ее последователей, для которых она стала наставником. В экспозицию включены два живописных портрета Анны Петровны работы ее товарищей по Академии художеств – Константина Сомова и Филиппа Малявина.  

Первые уроки гравирования она получила в мастерской Василия Матэ в училище барона Штиглица. Но тогда она буквально сбежала от разочарований в этом виде художественного творчества: в то время гравюра на дереве сделалась фактически служебным жанром, обслуживающим полиграфию. В Петербургской Академии художеств Анна Остроумова-Лебедева начинала учиться как живописец, ее учителем и наставником был Илья Репин. 

Но закончила Академию художеств она с дипломом гравера. О своих творческих поисках Анна Петровна рассказывала в письмах и воспоминаниях: она пишет, что в 1896 году пережила кризис – именно тогда она окончательно поняла, что передвижники, которые как раз в это время пришли преподавать в Академию, не могут дать ей то, что ищет ее душа. Она искала других путей, и именно в 1896 году впервые увидела в залах академии коллекцию японской гравюры, собранной Китаевым. Это и стало переломным моментом в ее творчестве, и  она снова вернулась в мастерскую Василия Матэ, который преподавал в Академии: Матэ предоставил ей полную свободу творчества, позволил гравировать так, как она сама считала нужным. Остроумова-Лебедева закончила Академию с дипломом гравера. 

Через два года она едет в Париж, где учится в мастерской Уистлера, близко знакомится с художниками «Мира искусства», начинает собирать свою собственную коллекцию японской гравюры. Вернувшись в Петербург, начинает самостоятельную художественную деятельность, возродив свободную, авторскую художественную гравюру на дереве, сделав ее главным делом всей жизни. 

В первом зале показаны немногочисленные работы Остроумовой-Лебедевой, выполненные маслом. Среди них – портреты Максимилиана Волошина и мужа художницы Сергея Лебедева, выдающегося химика-органика, основоположника способа получения синтетического каучука. Здесь же представлены ее живописные полотна и акварели: сама художница считала акварель одним их видов живописи. Большая часть выставки – гравюры.

Тонкие, пронзительные, наполненные светом работы Остроумовой-Лебедевой, на которых она запечатлела Петербург во все времена года, стали настоящей визитной карточкой города. На выставке можно увидеть не только самые известные виды Петербурга и пригородных дворцовых комплексов, но и собственно творческую кухню мастера. В витринах представлены инструменты гравера, доски, с которых она делала оттиски. Одна из самых замечательных вещей – «Летний сад зимой» - гравюра, сделанная с четырех досок, на каждую из которых наносился свой цвет. 

-Максимальное количество досок, которые использовала Остроумова-Лебедева – пять, потому что она считала искусство гравюры строгим, ее язык должен быть немногословным и сдержанным, - говорит Галина Попова, куратор выставки. – Последователи художницы нередко использовали до 28 досок, но она считала это подражанием живописи, неуместным для гравюры.

В отдельном зале представлена коллекция японской гравюры в жанре укиё-э – «картины изменчивого мира». Первые японские гравюры Остроумова-Лебедева приобрела в Париже в 1898 году. Она даже пробовала подражать японцам, но поняла, что ей это не подходит. Кроме того, японские мастера гравюры использовали другие материалы и иную технику. 

Отдельная часть экспозиции – работы современников Анна Петровны. В конце XIX века репродукционную гравюру вытесняет фотография, и многие художники-граверы ищут другие способы заработать. Один из таких мастеров – Иван Павлов, чьи работы тоже представлены в залах Михайловского дворца. Он был ровесником Анны Петровны, но держался традиционной тоновой ксилографии, воспроизводящей оригиналы, выполнял гравюры с фотографий, копируя их. Позже, когда такой вид гравюры перестал пользоваться спросом на рынке, Павлов обращается к технике Остроумовой-Лебедевой, но в его работах сохраняется протокольность и подражательность. Что резко контрастирует с одухотворенными и выразительными гравюрами художницы, создавшей классический образ вечно прекрасного Петербурга. 

 

artuzel.com

Петербург: Автолитографии А.П. Остроумовой.

Вступительная статья Александра Бенуа. [Пб.], Комитет популяризации художественных изданий, 1922. [10] с.: ил., 12 л. ил. Тираж 400 нум. экз. В шрифтовой двухцветной издательской обложке. 33,4x42 см. Золотой фонд советской академической графики!

 

 

 

 

 

С 1896 года в Петербурге при Попечительном комитете о сёстрах Красного Креста существовала Община св. Евгении, названная в честь покровительницы Попечительного комитета принцессы Евгении Максимилиановны Ольденбургской, внучки императора Николая I. Община сумела первой в России наладить выпуск художественно оформленных «открытых писем», то есть открыток. На них были представлены работы лучших отечественных и зарубежных художников, виды городов, портреты деятелей искусства. Выходили и серии открыток — с репродукциями коллекций Эрмитажа, Русского музея, Третьяковской галереи, Оружейной палаты, Музея Академии художеств, Румянцевского музея... Издательство Общины св. Евгении, как справедливо отмечал И.Э. Грабарь, «не только создало в России моду на открытку, но, благодаря культурности и вкусу его руководителей, в значительной мере... подняло уровень вкуса и в самых широких кругах публики». Основатель издательства — Иван Михайлович Степанов (1857-1941), чиновник канцелярии Римско-католической духовной коллегии, безвозмездно сотрудничавший с российским Обществом Красного Креста; организовав благотворительный выпуск конвертов со знаком Красного Креста, предназначавшихся для рассылки визитных карточек, он положил начало издательским проектам Общины. С 1902 года фактическим руководителем издательства стал Александр Николаевич Бенуа. Дочь И.М. Степанова, М.И. Кмита, вспоминала, что в Общине к Бенуа относились «с глубоким уважением, преданностью и восхищением. Блестящий ум, талант художника, громадная эрудиция делали его центром в работе издательства». Бенуа определял тематику открыток, выбирал художественные произведения и объекты для съёмки (иногда и сам принимал в съёмках участие), редактировал подписи к рисункам, контролировал корректурные оттиски открыток в процессе их производства. Кроме того, через Бенуа Община установила связи с художниками объединения «Мир искусства». Среди сотрудников издательства были B.Я. Курбатов, искусствовед-любитель (по профессии химик), художник и искусствовед C.П. Яремич, известный картограф, знаток полиграфии А.А. Ильин. Своей главной задачей они считали популяризацию и распространение в России художественных знаний. Помимо открыток, Община стала выпускать и книги, в частности путеводители по русским городам («Павловск» и «Петербург» В.Я. Курбатова; «Кострома» В.К. и Г.К. Лукомских) и альбомы-путеводители по музеям («Путеводитель по картинной галерее Императорского Эрмитажа» А.Н. Бенуа (1910) — кстати, одна из самых блестящих книг по истории искусства; «Художественные сокровища Эрмитажа» (1916) и др.). Заслуженным успехом пользовалась серия иллюстрированных монографий «Русские художники», где вышли биографии Н.К. Рериха и К.А. Сомова, а уже после Октябрьской революции — А.Н. Бенуа и В.А. Серова. Особое место в планах издательства отводилось русской классике («1812 год в баснях Крылова» с иллюстрациями и в оформлении Г.И. Нарбута (1912), «Моцарт и Сальери» А.С. Пушкина с иллюстрациями М.А. Врубеля и в оформлении С.В. Чехонина (1915) и др.). Печатались также разнообразные каталоги, эстампы, плакаты, календари, медицинские таблицы, конверты, альбомы для открыток, благотворительные марки, бланки; их оформлением занимались Л.С. Бакст, Д.И. Митрохин, С.П. Яремич, М.В. Добужинский, С.В. Чехонин, Е.Е. Лансере. В начале 1920 года издательство Общины св. Евгении перешло в ведение Российской академии истории материальной культуры, которой было поручено руководить методической и популяризаторской работой крупнейших музеев страны. К сотрудникам издательства, переименованного в Комитет популяризации художественных изданий (КПХИ), присоединились искусствовед С.Р. Эрнст, художник П.И. Нерадовский и директор музея «Старый Петербург» П.П. Вейнер. Основное внимание КПХИ уделял изданию книг и альбомов по изобразительному искусству. Под его маркой вышли знаменитые папки автолитографий и альбомы Б.М. Кустодиева (1921), А.П. Остроумовой-Лебедевой (1922), Г.С. Верейского (1922 и 1924), М.В. Добужинского (1923), поэма А.С. Пушкина «Медный всадник» с иллюстрациями А.Н. Бенуа (1923), альбом «Юсуповская галерея. Французская школа» с историко-художественным комментарием С.Р. Эрнста (1924), путеводители «Новгород Великий» М.В. Муравьева (1927), «Древний Псков» А.И. Васильева и А.К. Янсона (1929), мемуарно-эпистолярная серия «Из прошлого русского искусства», сборники «Гравюра на дереве» и др. С 1896 по 1930 год издательство выпустило более 150 книг, альбомов, брошюр, проспектов и листовок. Они печатались небольшими тиражами (от 300 до 1000 экземпляров, в числе которых обязательно выпускались именные и нумерованные). Книги оформляли лучшие художники того времени, и прежде всего «мирискусники» во главе с А.Н. Бенуа; для воспроизведения иллюстраций использовались ручные техники — ксилография, линогравюра, литография и др. Почти все издания КПХИ становились библиографической редкостью; их успех у покупателей определялся не только малым тиражом, но и высоким качеством художественного оформления и полиграфического исполнения. На Международной выставке в Париже в 1925 году продукция Комитета, экспонировавшаяся в разделе нового советского искусства, была удостоена серебряной медали. В 1930 году Комитет популяризации художественных изданий прекратил своё существование.

Вторым альбомом автолитографий Комитета после альбома Бориса Кустодиева «Шестнадцать литографий» стал «Петербург» Анны Петровны Остроумовой-Лебедевой (1871 — 1955). Художница принадлежала к кругу петербургских «мирискусников», влюблённых в свой город. Она прошла курс обучения в столичной Академии художеств (1892—1900), где занималась у В.В. Матэ и И.Е. Репина, и быстро приобрела широкую известность благодаря работам в технике акварели и гравюры. Остроумова-Лебедева первой в России стала заниматься цветной гравюрой на дереве, и мастерство её поражало современников: «Она —восхитительный мастер: тонкий, поэтичный и искренний до конца. Её краски, сведённые к “характернейшему минимуму”, поистине гениальны. Нельзя не удивляться тому уменью, с которым она двумя-тремя тонами достигает поразительных впечатлений. Её техника — смелая, упрощённая и безошибочно меткая. В её работах виден большой вкус и вместе с тем прямой и простой подход. Гравюры её пленяют своей высокой художественностью и чрезвычайно мягким колоритом». В 1908-1910 годах художница создаёт знаменитый цикл гравюр на дереве «Большие Петербурга», названный А.А. Сидоровым «подлинной поэмой или ораторией об одном из прекраснейших городов на земле». Своеобразным завершением цикла стал выпущенный уже в 1916 году величественный и мрачный лист «Дворец Бирона и арки» — «самая замечательная из всех больших ксилографий». В 1912 году Остроумова-Лебедева выполнила серию гравюр «Малые Петербурга» — для путеводителя В.Я. Курбатова. Её Петербург, «в котором человеческих фигур мало, живёт и дышит своею особой жизнью, в какой, может быть, ничего “тайного” нет, но где ясно всё и строго, но где всё очень значительно». Отдавая предпочтение гравюре на дереве, Остроумова-Лебедева редко обращалась к литографии. Впервые она применила эту технику в 1903 году при работе над архитектурным листом «Вилла папы Юлия III» для журнала «Мир искусства». А следующим опытом художницы в этой области стал альбом «Петербург», продолживший знаменитую серию «Большие Петербурга».

Главная героиня всех 12 литографий альбома — Нева: «плавное движение её светлых вод, текущих в ясные дни и вечера лета и весны мимо каменных громад и омывающих розовый гранит набережных, отражая Петропавловский шпиль, бастионы крепости и перекинутые от берега к берегу мосты». А.Н. Бенуа в предисловии к альбому отметил также, что, «наряду с наглядными картинами умирания, в работах Остроумовой отразилась река, к которой, как и ко всему петербургском пейзажу, за годы революции вернулась её “естественная молодость”, та красота, которой могли любоваться наши деды... то, что казалось утраченным двухсотлетним городом навсегда... Неве... возвращена почти целиком её ширь, её раздолье, её пустынность». 3 листа посвящены «подвластным Неве» Мойке (у башен Литовского замка) и Фонтанке («рождение» реки в сумраке арки Прачешного моста и её изгиб при подходе к Чернышёву мосту — в том месте, «где по её берегам столько уютных старинных домов и где Петербург моментами напоминает Венецию»). А.Н. Бенуа предлагал художнице раскрасить «чёрные листы... чтобы издатели решились воспроизвести это старым способом кустарной раскраски от руки. При всём нашем теперешнем разорении и нищенстве, я убежден, что технические средства нашлись бы, чтобы осуществить такую роскошную и вместе с тем прелестную затею». Интересно, что пожелание Бенуа было частично реализовано. Альбом, отпечатанный в 15-й государственной типографии, не удовлетворил художницу качеством воспроизведения работ, о чём она написала в своих воспоминаниях: «...пришлось сильно огорчиться, когда я увидела мои пробные литографии, отпечатанные в типографии с камня. Их было трудно узнать. Многое бесследно в них исчезло или было неясно и смазанно. Но самое неприятное в литографских отпечатках было нарушение в них валёров, то есть изменялась сила взаимных отношений, намеченная автором. Валёр (франц. valeur) — в живописи и графике оттенок тона, выражающий (в соотношении с другими оттенками) какое-либо количество света и тени. Применительно к колориту в живописи термин «валёр» служит для обозначения каждого из оттенков тона, находящихся в закономерной взаимосвязи и дающих последовательную градацию света и тени в пределах какого-либо цвета. Иногда детали, слегка набросанные, резко вылезали вперёд, а главное куда-то исчезало». Стараясь ярче отразить в готовых литографиях авторский замысел, Остроумова-Лебедева раскрасила акварелью вручную 7 экземпляров альбома. И всё же издание было подвергнуто критике: его название на обложке было набрано по новой орфографии, в то время как на титульном листе, отлитографированном художницей, сохранилась старая; отмечался и неудачный выбор шрифтов для обложки, и их не вполне гармоничное расположение. Тем не менее, альбом Остроумовой-Лебедевой представляет собой выдающееся явление отечественной литографии. Это издание, наряду с «Шестнадцатью автолитографиями» Б.М. Кустодиева, участвовало в Международной книжной выставке во Флоренции в 1922 году и вызвало там большой интерес.

Петербургу особенно посчастливилось на литографии. Если бы все остальные его изображения — в картинах, акварелях, гравюрах и фотографиях — погибли и остались бы одни литографические виды Петербурга, то и тогда можно было бы вполне судить о нем, и не только о красоте и значительности его памятников или об особенном характере его широких проспектов и каналов, но и о самой душе этого выросшего из болота, призрачного и монументального, «казенного» и поэтического города. Истинными поэмами, сложенными в честь него, останутся литографии Александра Брюллова, Александра Мартынова, Шифлера, Саббата, Садовникова и других. И вот, после долгого перерыва, через полстолетия, по крайней мере, с тех пор, что была отпечатана последняя серия «Дациаро» — снова к литографии прибегает один из лучших наших художников, уже прославившийся своими своеобразными портретами (в акварелях и в гравюре на дереве) столицы на Неве — Анна Петровна Остроумова-Лебедева, взявшаяся за литографский карандаш для того, чтобы в сюите из нескольких, листов, связанных между собой общностью настроения, начертать лик Петербурга таким, каким он ей представляется и каким она его любит.Говоря совершенно откровенно, я предпочитаю акварели и гравюры Остроумовой ее литографиям. В гравюрах она владеет той крепостью штриха, которая ей позволяет доводить до крайней степени убедительного лаконизма передачу своих впечатлений; в гравюрах она, как никто, умеет, пользуясь минимумом цветовой скалы, передавать в красках желаемое настроение. В акварелях она радует глаз свободой мазка, и опять таки эти ее вещи блещут чарующими переливами и созвучиями красок, необычайно остро подмеченных на натуре. Напротив, в несвойственной ей технике литографии Остроумова несколько робеет. Здесь не найти тех красивых и дерзких замыслов, которыми щеголяли и до сих пор щеголяют французские литографы; здесь нет и той прелестной тщательности, которой отличались наши старинные литографы - ведутисты. Однако, вклад, сделанный Остроумовой своими литографиями в «портретную галерею» Петербурга, остается все же чрезвычайно ценным, ибо суть этих изображений все же полна особенностей этого подлинного художника и даже, пожалуй, иному они покажутся особенно милыми именно потому, что в них меньше маэстрии, что Остроумова, в расцвете своего таланта и мастерства, сумела в них предстать во всем очаровании наивности, что весь подход здесь художника к задаче отличается той непосредственностью, которая обыкновенно бывает уделом лишь одних начинающих. И в то же время зрелость художественного восприятия сказывается, как на умном выборе тем, так опять таки и в том лаконизме, с которым записаны под живым впечатлением действительности, эти сонеты и элегии...Особенно интересовала и старинных литографов Нева — и не бурливое злое ее клокотание в осенние бури, и не снежные ее поля зимних месяцев, а плавное движение ее светлых вод, текущих в ясные дни и вечера лета и весны мимо каменных громад и омывающих розовый гранит набережных, отражая Петропавловский шпиль, бастионы крепости и перекинутые от берега к берегу мосты. Также точно и основной темой литографий Остроумовой является Нева, которой как раз за годы революции вернулась та красота, которой могли любоваться наши деды и которую затем наша река под напором всяческого «прогресса» утратила. Лет пять назад — в дни торжествующей промышленности, волны ее лишь робко крались между барками и набережными, отражения ежесекундно всколыхивались мчавшимися во все стороны пароходами, воздух был затуманен и отравлен дымами и даже самая вода потеряла свою прозрачность и подернулась маслянистыми иризациями. Пронесся чудовищный ураган, многое он развеял и погубил, самое существование города поставил под знак вопроса (моментами даже кажется, что суждено осуществиться пророческому проклятию его исконных врагов — «быть Петербургу пусту»): за то в эти самые страшные дни испытания — то, что казалось утраченным двухсотлетним городом навсегда — его «естественная молодость», вернулось Петербургскому пейзажу. Художник, присутствуя при таком чуде, готов забыть все невзгоды, всю трагичность момента и приглашает своих сограждан любоваться тем, чем любовались сто и двести лет назад — Невой, которой возвращена почти целиком ее ширь, ее раздолье, ее пустынность. Ведь и смерть, и агония имеют свою великую прелесть.В двух литографиях Остроумова дает нам наглядные картины умирания Невской жизни; она увековечила те гниющие остовы судов, что впродолжении всех этих лет жутко торчали своими почерневшими костями из под воды над поверхностью, прельщая муравьев-людей, которые являлись роями глодать их и разносить расдобытые клочки по своим холодным норам... В других двух литографиях Остроумова возвращается к далекому прошлому; в одной она изображает тот момент, когда только еще строился новый Дворцовый мост; в другой целую «рощу» мачтовых судов, стоящих на якоре вдоль пристани романтического «дворца Бирона», или — выражаясь точнее и прозаичнее — «Пенькового буяна».У Невы два подвластных речных божества — Мойка и Фонтанка. Остроумова пожелала рядом с серией литографий, посвященных самой «богине», посвятить также три листа красотам и этих «нимф». Мойку она изобразила при входе в «Коломну», струящей свои скромные воды у башень Литовского замка, спаленного в первые же дни революционного пожара, но изображенного художницей во всей своей прежней угрожающей цельности; Фонтанку она нарисовала дважды — один раз у самого ее верховья, там, где она рождается в сумраке арки «Прачешного моста», рядом с летним домиком Петра; другой раз при подходе к Чернышеву мосту, в том месте, где по ее берегам столько уютных старинных домов и где Петербург моментами особенно напоминает Венецию.В заключение я бы высказал пожелание, чтобы художница удосужилась раскрасить эти свои черные листы и чтобы издатели решились воспроизвести это старым способом кустарной раскраски от руки. При всем нашем теперешнем раззорении и нищенстве, я убежден, что технические средства нашлись бы, чтобы осуществить такую роскошную и, вместе с тем, прелестную затею. Александр Бенуа.

Остроумова-Лебедева, Анна Петровна (5 [17] мая 1871, Санкт-Петербург — 5 мая 1955, Ленинград) — российский гравёр и живописец, акварелист, мастер пейзажа. А.Н. Бенуа: «… в гравюрах она владеет крепостью штриха, которая ей позволяет доводить до крайней степени убедительного лаконизма передачу своих впечатлений; в гравюрах она, как никто, умеет, пользуясь минимумом цветовой шкалы, передать в красках желаемое настроение. В акварелях она радует глаз свободой мазка, и опять-таки эти её вещи блещут чарующими переливами и созвучием красок, необычайно остро подмеченных на натуре». Была дочерью крупного чиновника П.И. Остроумова (вторую фамилию она приобрела в 1905 году, выйдя замуж за известного ученого-химика С.В. Лебедева, впервые синтезировавшего в промышленном масштабе каучук). Еще гимназисткой она стала посещать начальную школу при Центральном училище технического рисования барона А.Л. Штиглица. Потом обучалась и в самом училище, где увлеклась техникой гравюры, и в Академии художеств (АХ), где занималась живописью в мастерской Репина. В 1898-1899 годах работала в Париже, совершенствуясь в живописи (у Дж. Уистлера) и гравюре. Поворотным в ее судьбе оказался 1900 год: художница дебютировала со своими гравюрами на выставке "Мира искусства" (с которым в дальнейшем прочно связала свое творчество), затем получила вторую премию за гравюры на конкурсе Общества поощрения художеств (ОПХ) и закончила АХ со званием художника, представив 14 гравюр. 1918—1922 — преподавала в Высшем институте фотографии и фототехники 1934—1935 — преподавала в Академии художеств. Остроумовой-Лебедевой принадлежала главная роль в деле возрождения в России станковой гравюры на дереве как самостоятельного вида творчества - после долгого существования в качестве репродукционной техники; особенно велика заслуга художницы в возрождении гравюры цветной. Оригинальные приемы обобщения формы и цвета, выработанные ею, были усвоены и использованы многими другими художниками. Основной темой ее гравюр был Петербург, изображению которого она посвятила несколько десятилетий неустанного труда. Ее цветные и черно-белые гравюры - как станковые, объединенные в циклы ("Петербург", 1908-1910; "Павловск", 1922-1923, и др.), так и исполненные для книг В. Я. Курбатова "Петербург" (1912) и Н. П. Анциферова "Душа Петербурга" (1920) - до сих пор непревзойденны по точности ощущения и передачи величественной красоты города и по редкому лаконизму выразительных средств. Воспроизводимые по многу раз и по разным поводам, они давно стали хрестоматийными и пользуются исключительной популярностью. По-своему интересны и незаурядны были произведения, создававшиеся художницей по впечатлениям от частых поездок - как за границу (Италия, Франция, Испания, Голландия), так и по стране (Баку, Крым). Часть из них была исполнена в гравюре, а часть - в акварели. Одаренный и хорошо подготовленный живописец, Остроумова-Лебедева не могла работать с масляной краской, потому что ее запах вызывал у нее приступы астмы. Но она в совершенстве овладела трудной и капризной техникой живописи акварелью и занималась ею всю жизнь, создавая превосходные пейзажи и портреты ("Портрет артиста И. В. Ершова", 1923; "Портрет Андрея Белого", 1924; "Портрет художницы Е. С. Кругликовой", 1925, и др.). Войну Остроумова-Лебедева провела в блокадном Ленинграде, не оставляя любимого дела и завершая работу над третьим томом "Автобиографических записок". 1946 — народный художник РСФСР. 1949 — действительный член АХ СССР. Награждена орденом Трудового Красного Знамени и медалью «За оборону Ленинграда». Жила всегда в Санкт-Петербурге — Петрограде — Ленинграде:

Лето 1905 — 04.1906 года — 13-я линия, 20, кв. 57;

12.1906 — 1913 — доходный дом — Александровский проспект, 21, кв. 19;

1913—1917 — 3-я линия, 46, кв. 21;

1917—1924 — Нижегородская улица, 6;

1924—1955 — Нижегородская улица, 10, кв. 4.

Эта квартира включена в список памятников истории России, охраняемых государством.

Последние годы жизни художницы были омрачены надвигающейся слепотой, но, пока было возможно, она продолжала трудиться. Похоронена в Некрополе мастеров искусств. Вот несколько ее работ в печати:

«Петербург», 1908—10, альбом ксилографий

«Павловск», 1922—23;

«Петербург», 1922 альбом литографий;

Курбатов В. Я. Петербург, 1912;

Анциферов Н. П. Душа Петербурга, 1920.

www.raruss.ru

Анна Остроумова Лебедева Картины

Галереи, серии картин, портретов

Гравюры на дереве», 1923. Остроумовапожелала рядом с серией литографий, посвященных самой «богине» (Неве), посвятить также три листа красотам и этих «нимф». Работала в технике гравюры на дереве, акварели, литографии.

Но. В ней тихо и темно. Часть из них была исполнена в гравюре, а часть — в акварели. 1874 года рождения. Интересно его видеть, когда он работает. Ее учителями были такие известные мастера и знаменитые педагоги, как В. В. Матэ, И. Е Репина.

  1. Остроумова-Лебедева Анна ПетровнаКартины и биография
  2. Анна Петровна Остроумова-Лебедева
  3. Выставка выдающегося мастера петербургской графики Анны Остроумовой-Лебедевой в Русском музее
  4. Остроумова-Лебедева, Анна Петровна
  5. Анна Остроумова-Лебедева: Петербург151 герой на всю жизнь

Он считался в году одним из самых оживленных и интересных. Но она в совершенстве овладела трудной и капризной техникой живописи акварелью и занималась ею всю жизнь, создавая превосходные пейзажи и портреты (Портрет артиста И. В. Ершова, 1923 Портрет Андрея Белого, 1924 Портрет художницы Е. С. Кругликовой, 1925 и др. ). Войну Остроумова-Лебедева провела в блокадном Ленинграде, не оставляя любимого дела и завершая работу над третьим томом Автобиографических записок. Придя домой и перед тем как разойтись, Сергей Васильевич принес мне стакан воды, подкрашенный вином (я жаловалась на жажду). Брак был счастливым: муж во всем поддерживал художницу, горевшую искусством. Темы брали из мифологии из сказочного эпоса, народного, были и юмористические. Так называется поляна с группойберез посередине.

ОстроумоваЛебедева осталась довольной книгой. Люди меня не интересовали. » «Была я до чрезвычайности свободолюбива». Кажется, характер, как у Комиссаржевской, хотя она росла при исключительно благоприятных обстоятельствах, правда, семья ее была далека от искусства. Бахрушина), а в Русском музее хранится портрет Максимилиана Волошина.

  1. Остроумова-Лебедева Анна Петровна
  2. Картины — Остроумова-Лебедева Анна Петровна
  3. Анна Петровна Остроумова-Лебедева (1871-1955гг)
  4. ОСТРОУМОВА-ЛЕБЕДЕВААнна Петровна
  5. Русская художница Остроумова-Лебедева Анна Петровна (1871-1955)
  6. Художники / Остроумова-Лебедева Анна Петровна
  7. Остроумова-Лебедева – художник и коллекционер

Это меня в первое время ошеломило. С гордо закинутой назад головой. К тому времени почти все частные издательства закрыли, но монографию всетаки удалось выпустить. Мы сидели молча. Ее друзья Сомов и Малявин уговорили ее уступить.

Темы были избраны такие: «Выезд», «Портрет Следопыта и двух индейцев», «Встреча французов и англичан», «У водопада», «Бой в лесу», «Убийство Коры», «Посещение пещеры». С его образом в душе я покинула Италию». От произвола и невзгод трудного времени ее защищал авторитет мужа, академика. В 1900 Остроумова вступила в «Мир искусства», а в 1901 сделала по заказу Дягилевапервую петербургскую серию из 10 гравюрных видов. Анна Петровна не слыла красавицей, но была необычной и многогранно одареннойженщиной.

  • Журнал Наше Наследие – История, Культура, Искусство
  • ОСТРОУМОВА-ЛЕБЕДЕВА Анна Петровна
  • Российские художники-графики: Анна Остроумова-Лебедева (1871-1955)
  • Фонтанка между Аничковым и Чернышовым мостами
  • Набережная у Академии художеств
  • Рисунок акварелью собирателя открыток

Ты вся сияешь. - Я сейчас отдала свое сердце. - Кому. Травы, цветов в ней нет. Положу на умывальник чертежную доску, на нее поставлю чернильницу. 15) В 1903 году Остроумова с подругой уехала в Италию. Матэ (русский художник, гравер), П. П.

Д. чл. Толстого (1929 г. ). Когда началась Великая Отечественная война, художнице шел семьдесят первый год. Вскоре после этого А. Н. Бенуа покинул СССР, эмигрировали и многие друзья по «Миру искусства», однако Анна Петровна осталась. Работа же предстояла нешуточная. В гимназии Анна была очень застенчива.

Когда я вошла к нам, Клавдия Петровна удивленно спросила:- Что с тобой. Художница с радостью согласилась – это была ее тема. На ее кончике – сердце художника. Биржа, Адмиралтейство под снегом, Крюков канал и другие. У нас очень много бывало студенческой молодежи».

  1. СОВЕТСКИЕ ХУДОЖНИКИ часть третья
  2. Общееколичествопросмотровстраницы
  3. Анна Петровна Остроумова-Лебедева Акварели
  4. Художественно-исторический музей Арт-Рисунок
  5. Вновь оснеженные колонны, Елагин мост и два огня -/Анна Остроумова-Лебед

Бенуа – русский художник, художественный критик и основатель объединения Мир искусства. И Анна Петровна свосторгом рисовала окружающие пейзажи. Ксилографии эти удивительно легки, в них много воздуха. Время было трудное и цветные гравюры решили воспроизводить цинкографским способом. Поворотным в ее судьбе оказался 1900 г., художница дебютировала со своими гравюрами на выставке Мира искусства (с которым в дальнейшем прочно связала свое творчество), затем получила вторую премию за гравюры на конкурсе ОПХ и закончила АХ со званием художника, представив 14 гравюр. Остроумовой-Лебедевой принадлежала главная роль в деле возрождения в России станковой гравюры на дереве как самостоятельного вида творчества – после долгого существования в качестве репродукционной техники особенно велика заслуга художницы в возрождении гравюры цветной. Искусство Остроумовой- Лебедевой исполнено неповторимой поэзии и кажется незатейливой, простой, ну, как «Повести Белкина» Пушкина.

1922 «У Невы два подвластных речных божества – Мойка и Фонтанка. Академии художеств СССР (1949). работала в Париже, совершенствуясь в живописи (у Дж. Мне очень нравилось состояние воды, неба и построек. Это была ее единственная работа над книгой как над цельным организмом.

  1. Автор: Остроумова-Лебедева Анна Петровна
  2. Остроумова-Лебедева Анна Петровна (1871-1955) – русский гравер и акварелист

Коптилку ей пришлось соорудить из аптечного пузырька. Именно Остроумова-Лебедева стояла у истоков возрождения русской классической гравюры. занималась в Париже в мастерской Дж. Однако она вырезала ксилографии для обложек «Ярославль», «Ростов Великий», «Кострома». Подчас они напоминают небрежный, словно сделанный на ходу рисунок. «Как передать, кроме всего остального, эти несколько веков, которые пролетели над этим произведением и своими нежными, невидимыми крыльями слили все тона и краски в звучную гармонию, еще более возвысив это чудное произведение. » (из дневника). В 1895 году Остроумовой 24 года.

«Был он красивый, высокий, стройный юноша. 14) 1901 г. «4 мая произошло избиение студентов во время демонстрации у Казанского собора. » Из письма подруге: «О другом о чем-нибудь не могла и не хотела говорить, так как меня все эти истории больше всего волновали после знаменитого воскресенья, когда их били и убивали на площади. Она была второй дочерью в семье видного чиновника. А до этого, в 1913 году издательство Кнебеля известное своими искусствоведческими изданиями и прекрасными детскими книжками, предложило А. П. ОстроумовойЛебедевой работу по оформлению серии монографий Игоря Эммануиловича Грабаря (18711511960) «Старые городамузеи России». Спрятать, замазать, затереть в гравюре нельзя.

Анна Петровна ОстроумоваЛебедева много путешествовала по Европе, посещалаИталию (1903, 1906), Францию (1906), Германию (1911), Голландию (1913), Бельгию (1913), Испанию (1913). А затем случилась война.

Создалаальбом литографий «Петербург», цикл гравюр на дереве «Павловск». Пушкина, музеях Астрахани, Кирова, Саратова и других. Уистлера. С Ильей Ефимовичем отношения у Анны Остроумовой складывались непростые: Милый Репин. Храмы Ростова были заключены в непривычную для художницы круглую рамку. (Из письма подруге. ) «Всем нам было покойно, беззаботно и тепло жить с родителями.

Италия, Венеция и Флоренция, Париж и его пригороды, Голландия и Амстердам, Испания и Бельгия, Крым и Коктебель, Кавказ, Кисловодск и Баку, а также многие города России – как они отличаются друг от друга в произведениях художницы. А. С. У него впервые Анна увидела И. Репина, В. Стасова, А. Рубинштейна. Часть из них была исполнена в гравюре, а часть – в акварели. Двоюродный брат. В 1916 году Русский музей приобрел первые девять работ Анны Петровны Остроумовой-Лебедевой, чье творчество знаменует возрождение и расцвет искусства гравюры в России начала XX века.

Выразительна и необычна ее ксилография Портрет Л. Н. Портрет Остроумовой-Лебедевой. Фонтанку онанарисовала дважды – один раз у самого ее верховья, там, где она рождается всумраке арки «Прачешного моста», рядом с летним домиком Петра другой разпри подходе к Чернышеву мосту, в том месте, где по ее берегам столько уютныхстаринных домов и где Петербург моментами особенно напоминает Венецию». Бенуа А. Вступительная статья к альбому «ОстроумоваЛебедева А. П. В 1902 году появилась одна из лучших ее гравюр – Летний сад зимой. И именно в Италии произошли в ее жизни два события, решающие для ее призвания и счастья. В России остался Сергей Васильевич Лебедев, кузен, который женился, но очень неудачно и он был влюблен в кузину, она, верно, догадывалась, но он молчал, вероятно, не видя отзыва. В Риме один итальянец не на шутку влюбился в барышню из России и сделал ей предложение и она даже подумывала выйти замуж, но тогда она должна была оставить искусство ибо итальянец говорил, что «мы берем жен для себя».

Ее цветные и черно-белые гравюры – как станковые, объединенные в циклы (Петербург, 1908- 10 Павловск, 1922-23 и др. ), так и исполненные для книг В. Я. Курбатова Петербург (1912) и Н. П. Анциферова Душа Петербурга (1920) – до сих пор непревзойденны по точности ощущения и передачи величественной красоты города и по редкому лаконизму выразительных средств. 1902В 1905 Анна Петровна вышла замуж за своего кузена Сергея Васильевича Лебедева (18741934), давно влюбленного в нее. Я часто бывала в опере, где родители имели абонированную ложу. И хотя я ни слова не сказала Сергею Васильевичу (он был не свободен), но он понял меня.

Для этого Анне Петровне пришлось вручную изготовить множество отпечатков и пометить, каким цветом каждый из них следует воспроизводить. Ее цветные и черно-белые гравюры – как станковые, объединенные в циклы (Петербург, 1908-10 Павловск, 1922-23 и др. ), так и исполненные для книг В. Я. Курбатова Петербург (1912) и Н. П. Анциферова Душа Петербурга (1920) – до сих пор непревзойденны по точности ощущения и передачи величественной красоты города и по редкому лаконизму выразительных средств. Сегодня в классе мне чуть не сделалось дурно. А. П. Остроумова-Лебедева была дочерью крупного чиновника П. И. Остроумова.

Остроумова-Лебедева навсегда осталась преданной родному городу, не уехала даже во время блокады. В 1908-1910 годах Остроумова-Лебедева вырезала одиннадцать новых цветных гравюр, которые можно назвать Петербургской сюитой. Остроумова-Лебедева не имела особого сатирического дара, но на революционные события 1905 года откликнулась своим участием в сатирических журналах. А до этого, в 1913 году издательство Кнебеля известное своими искусствоведческими изданиями и прекрасными детскими книжками, предложило А. П. ОстроумовойЛебедевой работу по оформлению серии монографий Игоря Эммануиловича Грабаря (1871 – 1960) «Старые городамузеи России».

Работы русского ученого легли в основу производства искусственной резины и в других странах. работала в Париже, совершенствуясь в живописи и гравюре. Находила, что он мало любит искусство.

Вскоре после этого А. Н. Бенуа покинул СССР, эмигрировали и многие друзья по «Миру искусства», однако Анна Петровна осталась. Она вышла в серии книг о русских графиках, задуманной Соломоном Абрамовичем Абрамовым издававшим журнал «Творчество». С движениями уверенными и свободными, смелыми и ловкими. Просила, умоляла.

Развалины замка, Венеция. Темы были избраны такие: «Выезд», «Портрет Следопыта и двух индейцев», «Встреча французов и англичан», «У водопада», «Бой в лесу», «Убийство Коры», «Посещение пещеры». Однако она вырезала ксилографии для обложек «Ярославль», «Ростов Великий», «Кострома». И на смену явилась обыденная жизнь с ее мелочами и безобразием. Работа же предстояла нешуточная.

Среди акварелей: Амстердам, Каркассон. Больше всего она любила сидеть в темноте и мечтать. Тот же Бенуа в мемуарах объясняет: «Остроумова не имеет того громкого имени, как иные из ее товарищей, но, разумеется, ее художественное значение не уступает значению этих товарищей и то, что ее искусство теряет из-за своей скромности, то оно же наверстывает своим благородством, своей строгостью, всем тем, что можно обнять словом «стиль». Всякими способами старалась удержать меня дома, находя, что я работаю не по силам. «Всеобщее внимание в классах обращал на себя Сомов. Меня увлекла чистая акварель, то есть живопись без белил, где роль белил выполняет бумага. Изображали очень красиво, красочно, находчиво и остроумно.

Скромная Анна признавалась: «Я чувствовала себя среди них стесненной и, несмотря на то, что была приблизительно их возраста, мне казалось, что я перед ними ничтожная, маленькая девочка». Но она в совершенстве овладела трудной и капризной техникой живописи акварелью и занималась ею всю жизнь, создавая превосходные пейзажи и портреты («Портрет артиста И. В. Ершова», 1923 «Портрет Андрея Белого», 1924 «Портрет художницы Е. С. Кругликовой», 1925 и др. ). Со мной сделался такой нервный припадок, что я пролежала два дня в кровати и потом при мне избегали говорить об этом, а меня это еще больше злило. » «Мой отец нам много раз говорил, что он нас не может обеспечить на будущее, что он нам дает хорошее образование, а зарабатывать на жизнь мы должны будем сами. Моя сестра Соня окончила консерваторию, Лиля кончила Высшие женские курсы по химии. Потом обучалась и в самом училище, где увлеклась техникой гравюры и в АХ, где занималась живописью в мастерской И. Е. Репина. Матэ и живописи И. Е.

После свадьбы она к своей фамилииОстроумова добавила вторую – Лебедева. Родилась в Петербурге в семье видного чиновника Синода. Фонтанка. Спускались сумерки.

В 1892, с открытием дверей Академии для женщин, Остроумова поступилав Академию художеств, занималась у И. Е. Репина, П. П. Чистякова и у В. В. Матэ. В 1898 отправилась в Париж, где училась у Ф. Коларосси и Дж. Для Сергея Васильевича это был второй брак, адля Анны Петровны – первый и единственный. И я верю в искренность и правдивость его слов, так как знаю его неподкупную честность». «Пейзажи Павловска». Гравюры на дереве, 1923. В 1924 ОстроумоваЛебедева вошла в объединение «Четыре искусства».

А. А. Эта книга была выпущена в 1916м в Петербурге издательством Вольфа. Кругом была тишина. Всего было исполнено 20 досок для воспроизведения семи иллюстраций. Изредка звучал голос гондольера.

Анна Петровна ОстроумоваЛебедева. Остроумова же стремилась уловить сам стиль, пейзажный образ любимого города. Нева, набережные, каналы, мосты. Около сфинксов перед Академией была пароходная пристань. Петербург».

Едко пахнет сырой землей и перегноемлистьев. В 1929 году ОстроумоваЛебедева выполнил портрет Льва Николаевича Толстого, по ее собственным словам, «в характере кьяроскуро, в две доски». От произвола и невзгод трудного времени ее защищал авторитет мужа, академика.

Это простота и прелесть классики. Он радовал и вдохновлял. В 14 лет началасерьезно заниматься рисованием, посещала вечерние рисовальные классы при училищебарона Штиглица, в 1889 поступила в училище и начала занятия в гравюрноймастерской В. В. Матэ, однако через 2 месяца покинула ее и перешла в общийживописный класс. Впереди на полочке – коптилка. Воспроизводимые помногу раз и но разным поводам, они давно стали хрестоматийными и пользуются исключительной популярностью. По-своему интересны и незаурядны были произведения, создававшиеся художницей по впечатлениям от частых поездок – как за границу (Италия, Франция, Испания, Голландия), так и по стране (Баку, Крым).

Сомов. Она, влюбленная, сияла, «чертики в глазах» так и вспыхивали, но выйти замуж на таких условиях она не могла, не хотела она смеялась, а итальянец плакал. В это время в Рим приехал Сергей Лебедев с товарищем, как она путешествовала с подругой, он привез деньги от родных на дальнейшее путешествие он знал об ее увлечении, вот таким образом, может быть, приехал похудевший, что ее огорчило она рассталась с итальянцем и они все вместе поехали по Италии далее подруга ей говорит о нем, что человек страдает, но она думает о том, с кем рассталась. Однажды в дождь она случайно увидела в безмолвных глазах кузена «огромную любовь и отчаяние», но не заволновалась. В Венеции, случилось, Остроумова и Лебедев одни катались в гондоле. Она юна еще абсолютно и гениальна. Много фантазии.

Прибегала туда прямо из Академии, а там меня встречала мама яствами (я была балованная дочь). Что вырезано, то и остается четким и ясным. А я гораздо больше была бы рада жить впроголодь где-нибудь одна в Париже и работать». Работала как книжный график и иллюстратор.

Училась в Центральное училище технического рисования барона Штиглица (1889-1892), затем в Академии художеств (1892-1896) у П. П. И впечатления от этих вояжей щедро отражала в своем творчестве. Художница с радостью согласилась 151 это была ее тема. 8) «Я уходила в одиночество и в то же время страдала от него. И я верю в искренность и правдивость его слов, так как знаю его неподкупную честность». Одна из улиц Петербурга носит его имя.

Когда мужа не стало, Анна Петровнасделала все возможное, чтобы сохранилась память о нем. Это характерно. Несколько лет спустя Курбатов предложил использовать акварели, выполненные Анной Петровной во Флоренции в 1903 году, в качестве иллюстраций в своей книге «Сады и парки».

Ныне я вижу, что они слагаются в новеллу о любви девушки, во всех отношениях исключительной и даже в том, что она выбрала не просто акварель, а гравюру, трудный жанр даже чисто технически и молодого человека, гениально одаренного химика, который был ее двоюродным братом. 1) «В это время (лет 15, учась в гимназии) я решила, что твердые знаки лишние и стала писать без них, чем вызывала протесты со стороны преподавателей, но, несмотря на репрессии, упрямо писала по-своему». 9) Взялась копировать в Эрмитаже «Портрет Филиппа IV» Веласкеса (Теперь считают – школы Веласкеса. ). Впала в отчаяние и есть отчего. Преподавала в Высшем институте фотографиии фототехники.

Голубые столбы. После революции 1917 была членомэкспертной комиссии Наркомпроса. Несколько лет спустя Курбатов предложил использовать акварели, выполненные Анной Петровной во Флоренции в 1903 году, в качестве иллюстраций в своей книге «Сады и парки». Во мне возникла сильная борьба между чувством и страстью к искусству. Член Мира искусства (с 1899), Союза русских художников (с 1903 по 1910), объединения Четыре искусства (с 1924). Но тоска, как клещами, захватила мою душу.

11) Классы и мастерские. Как быть. Это свидетельство удивительно тем, что в те годы сам Сомов пребывал в сомнениях в своем призвании и отбывал воинскую повинность (совмещал как-то службу с учением). 3) «В те же годы пребывания в Академии я пережила мое первое увлечение. Написали ее Александр Николаевич Бенуа и Абрам Маркович Эфрос (18881511954).

Годы жизни – 05. 05. 1871 – 05. 05. 1955. Когдато в далеком 1903 году ОстроумоваЛебедева сделала в этой технике десять открыток изданных общиной св. Евгении, а в 1942 году появилась серия «Открытые письма фронту», состоявшая из девяти литографированных открыток. Говорят, она выстраивала каждую свою композицию как режиссер.

Ноги ступают мягко и не слышно. Художественноисторический очерк и обзор художественного богатства столицы». В том же году она вырезала четырехкрасочный экслибрис «Наша библиотека» для Всесоюзного института экспериментальной медицины академика Ивана Петровича Павлова (1849 – 1936).

Их путь лежал на Милан и Швейцарию. Сергей Васильевич нас провожал и усадил на поезд. Крюков канал.

«Ты просто бездарна. » – говорили они». 6) «За все семь лет, что я пробыла в Академии, я не имела со стороны студентов ни одной неприятности, столкновения или чего-нибудь резкого или циничного. Я с ней соглашалась, ей сочувствовала, когда она плакала – я тоже, но все-таки через несколько минут уносила (на всякий случай) вниз свою шубу и калоши к швейцару и при благоприятном моменте тихонько исчезала из дома. «Иногда речка суживается и то плывет хмурая под низкими ветками, то бежитпо лугам и снова отражает яркозеленую траву, белеющий храм, затейливыймостик или башню. Вклад А. П. Начиная с 1900 г. ее работы принимали участие в выставках России и за границей. Стало быть, кузина старше на три года, хотя внешне и по всем повадкам еще совсем юна.

1947. ОстроумоваЛебедева преподавала в Ленинградском институте живописи, архитектурыи скульптуры (с 1934). В 1946 году она выгравировала собственный экслибрис, который назвала мрачно – «Моя эпитафия». В 1929 году ОстроумоваЛебедева выполнил портрет Льва Николаевича Толстого, по ее собственным словам, «в характере кьяроскуро, в две доски».

Небо и здания отражались в воде, двоились, переплетались. Лебедев был талантливым ученымхимиком (он изобрел способ промышленногопроизводства синтетического каучука, методы получения резины и резинотехническихизделий, способы получения из нефтяных фракций загустителей смазочных масел дляавиационных двигателей). В то время в Париже жили Александр Бенуа с семьей и Константин Сомов. Дорога к «Белой березе» «Особенно люблю я место около Белой Березы. Родилась в Петербурге.

А. П. Остроумова-Лебедева была дочерью крупного чиновника П. И. Остроумова (вторую фамилию она приобрела в 1905 г., выйдя замуж за известного ученого-химика С. В. Лебедева). Еще гимназисткой она стала посещать начальную школу при ЦУТР. Народный художник РСФСР (1946). Художественноисторический очерк и обзор художественного богатства столицы». Тема северной столицы стала основной в творчестве Остроумовой.

Был он молчалив и серьезен, с примесью насмешки, легкого сарказма и молодого скептицизма». Герой был прежний – Ленинград, но техника новая – автолитография. Эстрада, Сломанная ель и другие гравюры. Я его очень любила.

Сосна. Теперь об акварельной кисти. Нетрудно представить, как Анна Петровна вынесла это побоище.

Эта книга была выпущена в 1916м в Петербурге издательством Вольфа. Собор Сен-Северин, Сен-Клу. Анна Петровна входит в круг художников «Мира искусства», впервые ее работы экспонировались на выставке «Мира искусства» в 1900 году и в том же году она окончила Академию художеств. О новых веяниях в Академии Анна записала: Классицизм долой.

ПейзажиПавловска. В 1898-1899 гг. Я вдруг поняла (точно пелена упала с глаз), что я давно люблю его. Возрождение цветной ксилографии считала делом своей жизни. Художница, художник и гравер, представительница русского модерна, мастер видовой гравюры. Часть из них была исполнена в гравюре, а часть – в акварели. в Академию.

В 1901 году Дягилев заказал ей для журнала десять черно-белых гравюрных видов Петербурга. Храмы Ростова были заключены в непривычную для художницы круглую рамку. Я пила, он молча смотрел на меня, а мне так хотелось броситься ему на грудь. Известны такие ее работы, как Портрет артиста И. В. Ершова (этого известного оперного певца называли Шаляпиным среди теноров), Портрет Андрея Белого, Портрет художницы Е. С. Кругликовой, Портрет Н. Н.

Остроумова-Лебедева глубоко чувствовала и понимала природу. В начале XX века Остроумова сблизилась с обществом Мир искусства. ОсроумовойЛебедевой не раз предлагали уехать из осажденного города, но она отказывалась. Пароходик перевозил на ту сторону. В 1898-99 гг. Написали ее Александр Николаевич Бенуа и Абрам Маркович Эфрос (1888 – 1954). Кругом поляны – роща из хвойных и лиственных деревьев.

В 1898-1899 гг. Чувство оказалось взаимным и в 1905-м они поженились. В том же году она вырезала четырехкрасочный экслибрис «Наша библиотека» для Всесоюзного института экспериментальной медицины академика Ивана Петровича Павлова (18491511936). Архитектура для нее – лишь часть его общего облика.

Еще в молодости Анне Петровне из-за проблем с дыханием пришлось отказаться от масляных красок (их резкий запах воздействовал на нее губительно) и перейти на акварельные. ОстроумоваЛебедева А. П. Репин. С. В. Лебедев считается основоположником промышленности синтетического каучука. Я первый раз была в Москве и она произвела на меня сильное впечатление. 1905 год.

Она ведь близкий друг художника исполнительница его воли. 12) «Гости, обеды, вечера. А. Л. Впоследствии она неоднократно дарила Русскому музею свои работы. А вот и скамейка, низкая, вросшая вземлю. Зарощей обширная, плоская равнина.

Писала «Автобиографические записки», болела, а когда в 1953м в Москве состоялась ее последняя прижизненная персональная выставка, то даже не смогла приехать на открытие. Она вышла в серии книг о русских графиках, задуманной Соломоном Абрамовичем Абрамовым издававшим журнал «Творчество». Я вскрикнула и чуть не зарыдала от испуга, но вовремя очнулась от кошмара и увидела себя на Большом проспекте идущей очень медленно в своей белой шубе. » «Потом упадок опять сменился подъемом». Всего было исполнено 20 досок для воспроизведения семи иллюстраций.

Радостно было видеть его посветлевшее лицо. А я. Кругом был праздник. 1901 Анна Петровна ОстроумоваЛебедева художник, график, выдающийся мастергравюры. В. И. Мухиной, ныне СПГХПА им. Штиглица).

Евреинова (это изображение русского режиссера, драматурга и теоретика театра находится в Музее академии искусств в Санкт-Петербурге), Портрет М. А. Булгакова (эта акварель была написана в Коктебеле в доме М. Волошина и сейчас находится в Государственном театральном музее им. Цв. Савицкий (передвижник, мастер жанровой живописи), И. Е. Во время блокады Ленинграда Анна Петровна оставаласьв городе и сделала несколько его видов, величественных и трагических в своейпростоте и суровости.

Сядешь на нее и невольно поддашься обаянию места. В 30-е годы она начала писать свои Записки, основу которых составили дневники. Гравюры на дереве, 1923. Вербы около Новосильвийского моста «Тянет войти в такую рощу. Ее ксилографии необыкновенно поэтичны и цельны. Анна Петровна Остроумова-Лебедева родилась 5 мая 1871 года в Петербурге.

Остроумова чуть не пошла на это из упрямства. Сереженьке. И прежде всего городские виды, соединившие природу и архитектуру. В 1955 году, по завещанию художницы, музею были переданы все произведения из ее собрания.

Специалисты уверены, что художница смогла глубоко понять и передать личность каждого. Кровавое воскресенье. Чистякова, В. В. В блузе, лицо совсем меняется, ничего не видит, кроме натуры, чувствуется сила в нем и вместе с тем он почему-то возбуждает во мне жалость.

Уистлера. Чаще всего массы зданий как бы уходят в перспективу. 16) «В последний вечер перед отъездом я и Сергей Васильевич катались по Большому каналу. А. П. Остроумова-Лебедева оставила прекрасные «Автобиографические записки», которыми я зачитывался весной 1980 года, делая выписки. Мысли постепенноутихают.

Однако коньком Остроумовой-Лебедевой были пейзажи. Каждый год в бывшем Дворянском собрании (нынешняя филармония) студенты Академии устраивали общественный бал.

ОстроумоваЛебедева А. П. Анна Петровна много путешествовала. Шедеврами эти работы не назовешь, хотя среди них есть и удачные.

Особенно она любила изображать Санкт-Петербург и его окрестности. «. Шедеврами эти работы не назовешь, хотя среди них есть и удачные. Во мне все пело.

Это была ее единственная работа над книгой как над цельным организмом. По-своему интересны и незаурядны были произведения, создававшиеся художницей по впечатлениям от частых поездок – как за границу (Италия, Франция, Испания, Голландия), так и по стране (Баку, Крым). Если бы мама при всей ее доброте не была столь равнодушна к живописи, то этого бы не было. Чистяков (по выражению В. А Серова – истинный учитель незыблемых законов формы), К. А. Обучалась у Д. Уистлера. 10) Сережа Лебедев, студент Петербургского университета (естественный факультет). По-своему интересны и незаурядны были произведения, создававшиеся художницей по впечатлениям от частых поездок — как за границу (Италия, Франция, Испания, Голландия), так и по стране (Баку, Крым).

Уистлера) и гравюре. Я то люблю его, то ненавижу. Подчас они напоминают небрежный, словно сделанный на ходу рисунок. Ее работы начали появляться на выставках и печататься в журнале Мир искусства. Земляусыпана упавшими листьями и хвоей.

Пушкина, Государственном музее А. С. Репина. Автор поэтичных пейзажей с видами Петербурга – Ленинграда, а также его окрестностей (ксилографические серии Петербург, 1908-1911 Павловск, 1922-1923). Он происходил из буржуазной богатой среды и я боялась, что если выйду за него замуж (а к этому клонилось дело), то мне трудно будет в такой обстановке продолжать мое любимое искусство.

Графический язык Остроумовой-Лебедевой становился все более лаконичным и строгим. Наиболее полная серия произведений Остроумовой-Лебедевой представлена в двух музеях изобразительных искусств России и Третьяковской галерее, нескольких музеях стран СНГ, в музеях за границей (Национальный музей Рима, Британский музей в Лондоне, музеи Венеции, Праги, Чикаго и других городов), в коллекциях частных лиц. В Париже она провела с 1898 по 1899 целый год. Бывало, уже издали бежишь сломя голову на пристань, платишь две копейки и скатываешься вниз, на пароход». 5) «Мама огорчалась моим похудевшим, утомленным видом.

ОстроумоваЛебедева осталась довольной книгой. Ее любимый город представал величественным и мужественным. Она признавалась: Меня больше всего привлекали места, связанные с водой.

того образа, который получит со временем эта область». Время было трудное и цветные гравюры решили воспроизводить цинкографским способом. Я считала его гораздо ниже себя по уму и слабее по воле. В них архитектура очень естественно, органично входит в окружающую ее природную среду. Медовый месяц пара провела в Финляндии, на морском побережье. Сотрудничалас журналом «Жупел» (1905), оформляла книги В. Я. Курбатова «Петербург» (1912)и Н. П. Анцифарова «Душа Петербурга» (1920). Весной 1905 года Анна Остроумова вышла замуж за лаборанта химической лаборатории Петербургского университета, будущего известного ученого изобретателя синтетического каучука Сергея Лебедева. Она бродила по городу и делала бесчисленные зарисовки с натуры.

Но эта гениальность в ученице, конечно, оставалась втуне, она составляла ее муку, а не была итогом ее развития, ее достижений, тем более что она еще была бесконечно далека от жизни, от времени. Но я сдержалась. Что же делать.

Там онавыполнила целый ряд акварелей. Ксилографии эти удивительно легки, в них много воздуха. – Да. - А дальше что.

Остроумовой-Лебедевой в историю русского искусства состоял в новом открытии художественного потенциала оригинальной черной деревянной гравюры, в конце 19 столетия приобретшей статус репродукционной именно в результате ее стараний получила развитие цветная гравюра на дереве, были преподнесены в другом свете произведения акварелью, от которых она перешла к живописи маслом. При этом сами «мирискусники» отзывались о ней достаточно лестно. И хотя она была человеком добрым, но в общении прямой и искренней. Анна Петровна работала во всех жанрах рисунка и живописи — в натюрморте, портрете, сюжетной сцене, но основной массив созданных ею эстампов посвященгородскому пейзажу — по преимуществу видам Петербурга. Автор 15 экслибрисов, главным образом с архитектурными мотивами.

Оно внешне мало проявлялось, но тем не менее было глубоко и принесло мне много страданий.

aquareller.com