Пинтуриккио, «Портрет мальчика». Картины пинтуриккьо


Пинтуриккио, «Портрет мальчика» | Введенская сторона

Среди картин мастеров итальянского Возрождения в Дрезденской галерее «Портрет мальчика» Пинтуриккио способен очаровать уже с первого взгляда. В чем же источник неотразимой прелести этой небольшой и скромной картины, которая останавливает наше внимание даже рядом с шедеврами Джорджоне, Тициана и Рафаэля? Неужели только в том, что художник просто и безыскусно писал то, что видел, ни над чем не задумываясь, ничего не присочиняя к тому, что было перед его глазами?

Такое объяснение может внушить уверенность, будто каждый художник способен создать шедевр, если не будет ничего «присочинять» к замеченному. Но утверждать это—значит поддаваться самообману. В действительности перед нами тонкий поэтический образ.

Лицо мальчика выполнено так старательно, словно художник опасался упустить мельчайшую подробность его внешнего облика. Между тем за каждым штрихом и мазком стоит уверенность мастера, прошедшего хорошую школу рисунка. Уверенно поставлена голова и построено лицо, тонко очерчены лоб, нос, глаза, подбородок. Точность рисунка позволила «донести» до зрителя такую деталь, как чуть заметно выпяченные губы. Поистине это единственный в мировом искусстве портрет ребенка, в котором характерные детские «губки домиком» так хорошо показаны!

Для усиления лирико-интимного впечатления мастер дрезденского портрета тонко применил один живописный прием. Обычно наш глаз видит больше подробностей на первом плане, далекие предметы кажутся более обобщенными. Здесь сделано наоборот: лицо и фигура, особенно розовая курточка, даны обобщенным пятном, а пейзаж выписан более отчетливо. Правда, этим несколько ограничивается впечатление глубины, деревья выпирают вперед, они как венком окружают фигуру. Зато обобщенная форма лица и тела « приобрела необыкновенную выпуклость: она кажется более осязаемой, чем обычно. Художник достигает этим повышенное ощущение действительности.

Дрезденский портрет написан, видимо, в 80-х годах XV века. Через двадцать лет после этого Леонардо в портрете Джоконды поразит весь мир глубоким психологическим анализом и передачей воздушной дымки. В отличие от изысканной стилистики Леонардо в дрезденском портрете мальчика мы находим всего лишь простодушный, незамысловатый рассказ. Но в этом простодушии есть неотразимая привлекательность, совсем как в народных песнях. Мастеру удается нас убедить, что у его героя нет ничего невысказанного, что в природе нет никаких тайн и в картине ничего не скрыто от нас. В этом маленьком шедевре мы видим как бы самую суть вещей в неразрывном единстве с их видимостью, и это доставляет нам такую чистую отраду!

sq_bl М. Алпатов.

art-storona.ru

2 - Беллини. Техника живописи. | II - Беллини | Живопись кватроченто на севере Италии | Том 1 | Оглавление

Том 1История живописи

Партнёрские ссылки:

2 - Беллини. Техника живописи.

Такое же стремление дать впечатление простора сказывается и в одном из вариантов "Плача над Телом Господним", где на первом плане в строгой центральности и в фасовом повороте изображен граненый гроб Господень, а за фигурами расстилается во все стороны далекая равнина с Иерусалимом слева, с крутыми утесами посреди и справа. В этой весьма оригинальной композиции поражает и передача в пейзаже настроения - явление, редкое во всем искусстве XV века, несмотря на то, что еще Джотто дал образцы подобного пользования пейзажем. В указанной композиции мы и видим, что пример Джотто, произведения которого Якопо мог изучить в Падуе, для него не пропал даром6. Ужас незаменимой утраты подчеркнут всей "угрозой" этих каменных колоссов-гор, тесным рядом надвигающихся из глубины картины; уныло глядят башни Иерусалима в пустыне, уныло торчат кресты на Голгофе, и впечатление смерти, отчаяния, полной обездоленности производят ряды оголенных, низких, еще не почуявших пасхальную весну деревьев. Если Беллини воспроизвел эту композицию в картине, в красках, то это должно было быть нечто потрясающее7.

Указанная выше склонность к перспективным построениям нашла себе полное выражение в целом ряде рисунков Беллини, в которых архитектура играет главную роль. Перспектива в дни расцвета молодости Беллини была "вопросом дня". С теоретически построенными проблемами ее он не мог ознакомиться в бытность свою во Флоренции, но он мог узнать о них и у себя на родине, в Венеции, где как раз в конце 1420-х и в 1430-х годах работал и два главных перспективиста Флоренции - Учелло и Кастаньо. Следы зрелых перспективных знаний сказываются в мозаиках Джамбоно (1420-х годов) в Сан-Марко, резко отличающихся от общего тогдашнего венецианского стиля живописи своими заботами о "выпуклости". В двух из мозаик, носящих имя Джамбоно, участие Кастаньо становится очевидным; здесь оно выразилось не только в прекрасном портике с аркой на коринфских пилястрах, но и в грандиозных классических фигурах, точно сошедших с какого-нибудь позднеримского или донателловского барельефа8.

Якопо Беллини. Бичевание спасителя. Рисунок. Париж. Лувр. Якопо Беллини. Бичевание спасителя. Рисунок. Париж. Лувр.

В архитектурных композициях Беллини то проявляется уже вполне ренессансный характер, то группируются скорее готические формы. Особенно занимают мастера сводчатые перекрытия и колонные залы, уходящие далеко в глубину композиции. Замечательно при этом соответствие между ростом фигур и размерами зданий, несмотря на то, что последние изображены преимущественно целиком, от фундамента до крыши. Впечатлению некоторой старинности в этих рисунках способствует наклонность Беллини к симметрическим фасовым поворотам. Благодаря этому и при небольших фигурах здание приобретает часто слишком доминирующее значение в целом: кажется, будто все затеяно только для сочинения такого архитектурного проекта. Эта черта внедрилась затем в венецианскую школу настолько, что следы ее мы можем усмотреть не только у второстепенных мастеров конца XV века, у Мансуети или Ладзаро Себастиано, отголоски ее сказываются даже в чересчур иногда роскошных и отвлекающих внимание архитектурах Паоло Веронезе9.

Беллини менее виртуозен в изображении животных, нежели Пизанелло, и вообще весь он более подвижный, менее усидчивый и выдержанный художник. Однако заслуживает внимания мастерство, с которым и он рисует лошадей, собак, птиц, а также фантастических зверей, в формах которых у него всегда сказывается глубокое знание натуры, "конструктивных законов" телосложения. Менее удаются ему в свободных рисунках растения (о точных копиях цветов уже говорилось выше), но и здесь достойно внимания, что Якопо выработал новые приемы схематизации кустов и деревьев. На листе со св. Христофором он старается передать низкие, густые заросли кустарника, и если в отдельности каждое растение и напоминает нечто среднее между метлой и артишоком, то все же общий эффект получается довольно убедительный. Интересно трактованы и невысокие деревья, встречающиеся в сцене "Трех живых и трех мертвых". Как ни условны эти формы, однако они стройнее и жизненнее того, что изобразил Пизанелло в лондонском "Святом Евстафии".

Если много германского уже в Якопо Беллини и еще больше в Пизанелло, то окончательными "тедесками" и "готиками", людьми средневекового вкуса, представляются нам остальные венецианские (все в том же широком смысле слова) современники Мазаччио и фра Беато Анджелико. На всех них лежит "отпечаток Джентиле", хотя вопрос должен оставаться открытым: является ли эта черта следствием впечатления, произведенного творчеством Джентиле в Венеции, или же здесь лишь аналогия, объяснимая тождественными влияниями, действовавшими и на Джентиле, и на венецианцев.

Мозаика в базилике Сан Марко в Венеции Мозаика в базилике Сан Марко в Венеции

Существенная разница, впрочем, между Пизанелло, Якопо и остальными венецианцами заключается в том, что первые нашли в "готических советах" указания на путь к природе; другие же, не столь живые и даровитые художники, поняли их, как способ заменить византийскую иератическую условность новой условностью, "готической". За исключением Пизанелло и Якопо, а также нескольких (ныне забытых) ближайших их сотрудников и учеников, весь северо-восток Италии в первой половине XV века все еще изготовляет лишь роскошно золоченые, грандиозные алтари, краски на которых сверкают, точно драгоценные камни или витраж, но которые не имеют ничего общего с действительностью. В этом венецианцы приближаются к сиенцам; но у последних иератизм служит показателем недуга и упадка, тогда как у венецианцев готический оттенок иератизма означает шаг вперед от омертвелого византийства к чему-то более жизненному.

Примечания

7 Картины Страстей Господних Беллини исполнены для венецианской школы Сан-Джованни до 1465 года. Среди этих картин была одна и с данным сюжетом.

8 Напротив того, в других мозаиках Джамбоно, тоже очень значительных в перспективном отношении, видна полная его зависимость от готических форм.

9 Три из самых замечательных архитектурных листов Беллини содержат сцены Бичевания Спасителя. Однако на всех трех лишь по внимательном рассмотрении замечаешь сюжет, то отодвинутый в фон внутреннего дворика, видимого через монументальные ворота, то помещенный как-то сбоку под арками роскошного многоэтажного палаццо, то в колонной кордегардии роскошного дворца полуроманской, полуренессансной архитектуры.

www.benua-history.ru

Пинтуриккьо - это... Что такое Пинтуриккьо?

Пинтури́ккьо (вариант написания — Пинтури́ккио; итал. Pinturicchio; собственно Бернардино ди Бетто (или ди Бенедетто) ди Бьяджо, Bernardino di Betto di Biagio, 1454, Перуджа — 1513, Сиена) — итальянский живописец.

Биография

«Портрет мальчика», Дрезденская картинная галерея, ок.1500

Представитель умбрийской школы кватроченто.

Учился у Фьоренцо ди Лоренцо, вместе с Рафаэлем — у Перуджино, которому помогал при создании фресок Сикстинской капеллы Ватикана (1481—1482), а по некоторым данным — ещё и у Бенедетто Капорали, создателя дворца кардинала Пассерини, впоследствии расписанного Синьорелли. Вероятно, испытал влияние и Бенедетто Бонфильи, учителя Перуджино. Став зрелым мастером, Пинтуриккьо отказался от некоторых принципов Перуджино — однообразности и степенности фигур, единства времени и места, — что сближает его скорее с Боттичелли[1].

Работал во многих городах Италии — Перудже, Риме, Орвьето, Сполето, Сиене. Наиболее известные росписи — в церкви Санта-Мария-дель-Пополо, Апартаментах Борджиа и Сиенском соборе (библиотека Пикколомини). На его фресках часто появляются «гротески» (элементы растительного и архитектурного орнамента). Из станковых полотен примечателен «Портрет мальчика», хранящийся в Дрезденской галерее.

Вазари достаточно негативно отзывается о Пинтуриккьо, считая его славу недостаточно заслуженной. Кроме того, биограф упрекает художника в излишнем стремлении угодить заказчикам.

Бенуа отмечает особую декоративность работ художника: «Каждая фреска Пинтуриккио в отдельности — нечто довольно пустоватое, крайне наивное и условное. Однако в общем эффекте яркие его краски, обилие золота и изощрённая орнаментика, которой он любит окружать свои главные сюжеты, производят чарующее впечатление»[2].

В XX веке прозвище Пинтуриккьо получил футболист А. Дель Пьеро: автомобильному магнату и бывшему владельнцу футбольного клуба «Ювентус» Джованни Аньели он и его партнёр показались похожими на Пинтуриккьо и Перуджино.

Примечания

  1. ↑ Арган Д. История итальянского искусства. М., 1990. — Т. 1. — С. 112
  2. ↑ Бенуа А. Н. История живописи. СПб., 1912. — Т. 2. — С. 76.

Источники

Картины

dic.academic.ru

Пинтуриккьо - Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Пинтури́ккьо (вариант написания — Пинтури́ккио; итал. Pinturicchio; собственно Бернардино ди Бетто (или ди Бенедетто) ди Бьяджо, Bernardino di Betto di Biagio, 1454, Перуджа — 1513, Сиена) — итальянский живописец.

Биография[ | ]

«Портрет мальчика», Дрезденская картинная галерея, ок.1500

Представитель умбрийской школы кватроченто. Учился у , вместе с Рафаэлем — у Перуджино, которому помогал при создании фресок Сикстинской капеллы Ватикана (1481—1482), а по некоторым данным — ещё и у Бенедетто Капорали, создателя дворца кардинала Пассерини, впоследствии расписанного Синьорелли. Вероятно, испытал влияние и , учителя Перуджино. Став зрелым мастером, Пинтуриккьо отказался от некоторых принципов Перуджино — однообразности и степенности фигур, единства времени и места, — что сближает его скорее с Боттичелли[1].

Работал во многих городах Италии — Перудже, Риме, Орвието, Сполето, Сиене. Наиболее известные росписи — в церкви Санта-Мария-дель-Пополо, Апартаментах Борджиа и Сиенском соборе (библиотека Пикколомини). На его фресках часто появляются «гротески» (элементы растительного и архитектурного орнамента). Из станковых полотен примечателен «Портрет мальчика», хранящийся в Дрезденской галерее.

Вазари достаточно негативно отзывается о Пинтуриккьо, считая его славу недостаточно заслуженной. Кроме того, биограф упрекает художника в излишнем стремлении угодить заказчикам.

Бенуа отмечает особую декоративность работ художника: «Каждая фреска Пинтуриккио в отдельности — нечто довольно пустоватое, крайне наивное и условное. Однако в общем эффекте яркие его краски, обилие золота и изощрённая орнаментика, которой он любит окружать свои главные сюжеты, производят чарующее впечатление»[2].

В XX веке прозвище Пинтуриккьо получил футболист А. Дель Пьеро: автомобильному магнату и бывшему владельцу футбольного клуба «Ювентус» Джованни Аньели он и его партнёр показались похожими на Пинтуриккьо и Перуджино.

Отсылка к «Портрету мальчика» присутствует в известном советском приключенческом кино

encyclopaedia.bid

Пинтуриккьо — википедия фото

Пинтури́ккьо (вариант написания — Пинтури́ккио; итал. Pinturicchio; собственно Бернардино ди Бетто (или ди Бенедетто) ди Бьяджо, Bernardino di Betto di Biagio, 1454, Перуджа — 11 декабря 1513, Сиена) — итальянский живописец эпохи Возрождения.

  «Портрет мальчика», Дрезденская картинная галерея, ок.1500

Представитель умбрийской школы кватроченто. Учился у Фьоренцо ди Лоренцо, вместе с Рафаэлем — у Перуджино, которому помогал при создании фресок Сикстинской капеллы Ватикана (1481—1482), а по некоторым данным — ещё и у Бенедетто Капорали, создателя дворца кардинала Пассерини, впоследствии расписанного Синьорелли. Вероятно, испытал влияние и Бенедетто Бонфильи, учителя Перуджино. Став зрелым мастером, Пинтуриккьо отказался от некоторых принципов Перуджино — однообразности и степенности фигур, единства времени и места, — что сближает его скорее с Боттичелли[5].

Работал во многих городах Италии — Перудже, Риме, Орвието, Сполето, Сиене. Наиболее известные росписи — в церкви Санта-Мария-дель-Пополо, Апартаментах Борджиа и Сиенском соборе (библиотека Пикколомини). На его фресках часто появляются «гротески» (элементы растительного и архитектурного орнамента). Из станковых полотен примечателен «Портрет мальчика», хранящийся в Дрезденской галерее.

Вазари достаточно негативно отзывается о Пинтуриккьо, считая его славу недостаточно заслуженной. Кроме того, биограф упрекает художника в излишнем стремлении угодить заказчикам.

Бенуа отмечает особую декоративность работ художника: «Каждая фреска Пинтуриккио в отдельности — нечто довольно пустоватое, крайне наивное и условное. Однако в общем эффекте яркие его краски, обилие золота и изощрённая орнаментика, которой он любит окружать свои главные сюжеты, производят чарующее впечатление»[6].

В XX веке прозвище Пинтуриккьо получил футболист А. Дель Пьеро: автомобильному магнату и бывшему владельцу футбольного клуба «Ювентус» Джованни Аньели он и его партнёр показались похожими на Пинтуриккьо и Перуджино.

Отсылка к «Портрету мальчика» присутствует в известном советском приключенческом кинофильме «Достояние республики»: среди других произведений искусства в нём упоминается «картина Пинтуриккио „Мальчик в голубом“» (мальчик на портрете действительно переодет в голубой костюм).

org-wikipediya.ru

Пинтуриккьо - это... Что такое Пинтуриккьо?

Пинтури́ккьо (вариант написания — Пинтури́ккио; итал. Pinturicchio; собственно Бернардино ди Бетто (или ди Бенедетто) ди Бьяджо, Bernardino di Betto di Biagio, 1454, Перуджа — 1513, Сиена) — итальянский живописец.

Биография

«Портрет мальчика», Дрезденская картинная галерея, ок.1500

Представитель умбрийской школы кватроченто.

Учился у Фьоренцо ди Лоренцо, вместе с Рафаэлем — у Перуджино, которому помогал при создании фресок Сикстинской капеллы Ватикана (1481—1482), а по некоторым данным — ещё и у Бенедетто Капорали, создателя дворца кардинала Пассерини, впоследствии расписанного Синьорелли. Вероятно, испытал влияние и Бенедетто Бонфильи, учителя Перуджино. Став зрелым мастером, Пинтуриккьо отказался от некоторых принципов Перуджино — однообразности и степенности фигур, единства времени и места, — что сближает его скорее с Боттичелли[1].

Работал во многих городах Италии — Перудже, Риме, Орвьето, Сполето, Сиене. Наиболее известные росписи — в церкви Санта-Мария-дель-Пополо, Апартаментах Борджиа и Сиенском соборе (библиотека Пикколомини). На его фресках часто появляются «гротески» (элементы растительного и архитектурного орнамента). Из станковых полотен примечателен «Портрет мальчика», хранящийся в Дрезденской галерее.

Вазари достаточно негативно отзывается о Пинтуриккьо, считая его славу недостаточно заслуженной. Кроме того, биограф упрекает художника в излишнем стремлении угодить заказчикам.

Бенуа отмечает особую декоративность работ художника: «Каждая фреска Пинтуриккио в отдельности — нечто довольно пустоватое, крайне наивное и условное. Однако в общем эффекте яркие его краски, обилие золота и изощрённая орнаментика, которой он любит окружать свои главные сюжеты, производят чарующее впечатление»[2].

В XX веке прозвище Пинтуриккьо получил футболист А. Дель Пьеро: автомобильному магнату и бывшему владельнцу футбольного клуба «Ювентус» Джованни Аньели он и его партнёр показались похожими на Пинтуриккьо и Перуджино.

Примечания

  1. ↑ Арган Д. История итальянского искусства. М., 1990. — Т. 1. — С. 112
  2. ↑ Бенуа А. Н. История живописи. СПб., 1912. — Т. 2. — С. 76.

Источники

Картины

dvc.academic.ru

Пинтуриккьо - это... Что такое Пинтуриккьо?

Пинтури́ккьо (вариант написания — Пинтури́ккио; итал. Pinturicchio; собственно Бернардино ди Бетто (или ди Бенедетто) ди Бьяджо, Bernardino di Betto di Biagio, 1454, Перуджа — 1513, Сиена) — итальянский живописец.

Биография

«Портрет мальчика», Дрезденская картинная галерея, ок.1500

Представитель умбрийской школы кватроченто.

Учился у Фьоренцо ди Лоренцо, вместе с Рафаэлем — у Перуджино, которому помогал при создании фресок Сикстинской капеллы Ватикана (1481—1482), а по некоторым данным — ещё и у Бенедетто Капорали, создателя дворца кардинала Пассерини, впоследствии расписанного Синьорелли. Вероятно, испытал влияние и Бенедетто Бонфильи, учителя Перуджино. Став зрелым мастером, Пинтуриккьо отказался от некоторых принципов Перуджино — однообразности и степенности фигур, единства времени и места, — что сближает его скорее с Боттичелли[1].

Работал во многих городах Италии — Перудже, Риме, Орвьето, Сполето, Сиене. Наиболее известные росписи — в церкви Санта-Мария-дель-Пополо, Апартаментах Борджиа и Сиенском соборе (библиотека Пикколомини). На его фресках часто появляются «гротески» (элементы растительного и архитектурного орнамента). Из станковых полотен примечателен «Портрет мальчика», хранящийся в Дрезденской галерее.

Вазари достаточно негативно отзывается о Пинтуриккьо, считая его славу недостаточно заслуженной. Кроме того, биограф упрекает художника в излишнем стремлении угодить заказчикам.

Бенуа отмечает особую декоративность работ художника: «Каждая фреска Пинтуриккио в отдельности — нечто довольно пустоватое, крайне наивное и условное. Однако в общем эффекте яркие его краски, обилие золота и изощрённая орнаментика, которой он любит окружать свои главные сюжеты, производят чарующее впечатление»[2].

В XX веке прозвище Пинтуриккьо получил футболист А. Дель Пьеро: автомобильному магнату и бывшему владельнцу футбольного клуба «Ювентус» Джованни Аньели он и его партнёр показались похожими на Пинтуриккьо и Перуджино.

Примечания

  1. ↑ Арган Д. История итальянского искусства. М., 1990. — Т. 1. — С. 112
  2. ↑ Бенуа А. Н. История живописи. СПб., 1912. — Т. 2. — С. 76.

Источники

Картины

biograf.academic.ru