Почему художник и сказочник Степан Писахов врал безбожно, а его обожал за это весь Архангельск? Картины писахова


Презентация "Степан Григорьевич Писахов - сказочник и художник"

Презентация на тему: Степан Григорьевич Писахов - сказочник и художник

Скачать эту презентацию

Скачать эту презентацию

№ слайда 1 Описание слайда:

Степан Григорьевич Писахов - сказочник и художник

№ слайда 2 Описание слайда:

Сей полуночный край, край Архангельский славен северным своим сиянием, лесом и рыбой. Славенсказителями и ремесленниками. В 1879 году у серебряных дел мастераГригория Писахова родился сын Степанушка. От отца к нему перешёл дар художника, а от деда Леонтия в наследство досталось умение сказки складывать.

№ слайда 3 Описание слайда:

Писахова все вспоминают стариком. Вспоминают его брови – страшные, взъерошенные, сердитые (а в глазах – лукавинка, а в бороде - добрая усмешка). К сказителям на Севере всегда относились с огромным уважением.Пережить северную ночь, которая длится полгода, без сказки, наверное, было бы очень трудно. Во время промысла сказителям выплачивали два пая: один – за участие в промысле, другой – за сказывание.

№ слайда 4 Описание слайда:

Степан Григорьевич Писахов: «Сочинять и рассказывать сказки я начал давно, записывал редко. Мои деды и бабка со стороны матери родом из Пинежского района. Мой дед был сказочник. Звали его сказочник Леонтий. Записывать сказки деда Леонтия никому в голову не приходило. Говорили о нем: большой выдумщик был, рассказывал все к слову, все к месту. На промысел деда Леонтия брали сказочником. В плохую погоду набивались рыбаки в промысловую избушку. В тесноте да в темноте: светила коптилка в плошке с звериным салом. Книг с собой не брали. Про радио и знати не было. Начинает сказочник сказку длинную или бывальщину с небывальщиной заведет. Говорит долго, остановится, спросит: - Други-товарищи, спите ли? Кто-нибудь сонным голосом отзовется: - Нет, еще не спим, сказывай..... А не любо, не слушай! 

№ слайда 5 Описание слайда:

С. Г. Писахов - автор изумительных, поистине неповторимых сказок. «Рассказывать свои сказки я начал давно. Часто импровизировал и очень редко записывал. Первая сказка „Ночь в библиотеке“ мной была написана, когда мне было 14 лет». Первая его опубликованная сказка «Не любо — не слушай…» появилась в 1924 г. в сборнике «На Северной Двине», издаваемом архангельским обществом краеведения

№ слайда 6 Описание слайда:

Писахов – удивительный сказочник. Нет для его героя Сени Малины невозможного. Захочет – пиво на звездном дожде сварит. Захочет – на бане в море за рыбой пойдет. Надо будет – из болота на ружье выстрелится. Или на Луну с помощью самовара улетит да там от рук злющих «лунных баб» чуть не погибнет.

№ слайда 7 Описание слайда:

Сеня Малина – крестьянин деревни Уйма. Это человек бывалый, мастер на все руки: он и пахарь, и рыбак, и охотник; и в Москве, и в Питере был, и против французов и турок воевал, и по многим морям путешествовал.

№ слайда 8 Описание слайда:

Из его рассказов узнаём, что живёт он как все мужики, “обнакновенно”, что и “жона” у него, как у всех, “справная”, с которой “спорить – время терять”, что детей у него “семеро на лавке, пять на печи”.Сердце Малины согрето любовью к родному краю, который “и в старо время был самолучшим”. Малина влюблён в родную деревню и твёрдо уверен, что были бы мужики “первеющими богатеями”, если бы “злыдни” проклятые, чиновники, урядники да попы не грабили народ.Образ Сени Малины имел реальный прототип. Имя героя не выдумано. В деревне Уйма жил весёлый сказочник Семён Михайлович Кривоногов, по прозвищу Малина.

№ слайда 9 Описание слайда: № слайда 10 Описание слайда: № слайда 11 Описание слайда:

Необычно принимали Писахова в 1939 году в Союз писателей. Писаховские тексты оказались в руках у Фадеева и Караваевой. И вместо того чтобы обсуждать, как полагается, достоинства и недостатки этих текстов, они принялись, перебивая друг друга, читать сказки одну за другой. Не могли остановиться. А слушатели помирали со смеху, чуть ли не сползая на пол. Язык его сказок чист, первозданен. В этом Языке дышат века. Именно так, наверное, говорили новгородцы, четыреста или пятьсот лет назад обживавшие побережье Белого моря.

№ слайда 12 Описание слайда:

Верста – единица длины, равная 1, 06 м кмПогребица – погребЦелковый – рубль Пешня –палка с острым металлическим наконечником, для прорубания отверстий во льду. Порозны бочки – порожние, пустые Промышлять – торговать Задне всех – самый последний Поп – священникПопадья – жена попаУрядник – нижний чин в уездной полиции

№ слайда 13 Описание слайда: № слайда 14 Описание слайда: № слайда 15 Описание слайда:

Глубокий знаток народных легенд, преданий, скоморошин Степан Григорьевич Писахов (1879–1960) вошел в русскую литературу как автор удивительных сказок, написанных сочным, подлинно народным языком . Однако большая часть его жизни была отдана другому искусству – живописи. Рисовать Писахов начал еще в раннем детстве. Против воли отца уехал в Петербург, где проучился полтора года вольнослушателем в Училище технического рисования барона Штиглица. Затем два года посещал частную студию Я.С. Гольдблата. 1906–1910 годы – время заграничных путешествий Степана Григорьевича. Он побывал в Египте, Палестине, Турции, Греции, Италии, Франции, Германии. В своих автобиографиях Писахов сообщал, что занимался у итальянских мастеров, выставлялся в Академии св. Луки в Риме, совершенствовал свое мастерство в Свободной академии в Париже. Таким образом, он был знаком с художественной жизнью Петербурга и европейских культурных центров. Но каждый год возвращался на Север, и именно Север сделал из него художника. Степану Григорьевичу удалось сказать свое слово, отметить то особое, неповторимое, что присуще только этому уголку земли.

№ слайда 16 Описание слайда:

Картины и рисунки Писахова, созданные им в разные годы.

№ слайда 17 Описание слайда:

С.Г. Писахов. Туман надвигается. 1911. Холст на картоне, м. 40,5х52,5.

№ слайда 18 Описание слайда:

С.Г. Писахов. Берег Белого моря. Восход солнца. 1909. Холст на картоне, масло. 74,5х58,9. Государственное музейное объединение «Художественная культура Русского Се

№ слайда 19 Описание слайда:

С.Г. Писахов. В подводном мире церквушка на скале. Из серии «Сны». Холст на картоне, масло. Государственное музейное объединение «Художественная культура Русского Севера». Архангельск.

№ слайда 20 Описание слайда:

С.Г. Писахов. Парусники у Рыбной пристани. На Северной Двине (Ночь).1912. Холст на картоне, масло. 36,5х48. Государственное музейное объединение «Художественная культура Русского Севера». Архангельск

№ слайда 21 Описание слайда:

С.Г. Писахов. Камни на мысе Желания. 1936. Холст на фанере, масло. 76х41. Государственное музейное объединение «Художественная культура Русского Севера». Архангельск

№ слайда 22 Описание слайда: № слайда 23 Описание слайда: № слайда 24 Описание слайда:

Музей Писахова в Архангельске

№ слайда 25 Описание слайда: № слайда 26 Описание слайда: № слайда 27 Описание слайда: № слайда 28 Описание слайда: № слайда 29 Описание слайда: № слайда 30 Описание слайда:

Викторина “Откуда эти строки?” “Спи – отдыхай” (“Как поп работницу нанимал”)“В стары годы морозы были градусов на 200-300. На моей памяти доходило до 500. старики сказывают – до 700 было, да мы не очень верим”. (“Морожены песни”)“Просто дело – снег уминать книзу: ногами топчи и всё тут. Я вот кверху снег уминаю”. (“Снежны вехи”)“Я долго не думал. Столкнул баню углом в воду, в крышу воткнул жердину с половиком – вышла настоящая мачта с парусом”. (“Баня в море”)“На что волки вредны животные, а коли к разу придутся, то и волки в пользу живут”. (“Морожены волки”)“Выспался я во всю силу, проснулся, ногами в поветь упёрся и потянулся лёгкой потяготой. До города вытянулся – до города не сколь далеко, всего 18 вёрст”. (“Брюки 18 вёрст длины”)“Дома за мужа взялась, и пилила, и пилила. В мужике сквозна дырка засветилась”. (“Перепилиха”)“ Вот приехала к нам городска кума Рукавичка, она привередлива была, важничала; чаю не пила, только кофей, и первы 18 чашек без сахару”. (“Сахарна редька”)“Верёвка деревню удержала, по берегу вытянула. Так теперь и стоит. Не веришь – сходи проверь. Пока с одного конца до другого дойдёшь, не раз ись захошь”. (“Угольно железо”)“ У меня вот ружьё, тоже своедельно – ствол калибру № 2. Как бы ещё чуть пошире, я бы в ствол спать ложился. А так в ём я сапоги сушил, провиант носил”. (“Оглушительно ружьё”)“Я разгорячился! Да так разгорячился, что бок ожгло! Хватил рукой, а в кармане у меня бутылка с водой была, так вода от моей горячности вскипела.” (“Морожены волки”)

ppt4web.ru

Степан Писахов “Сказки Сени Малины”. Иллюстрации заслуженного художника России Дмитрия Трубина.: vehvepznbyf

Степан Григорьевич Писахов ( 1879-1960) — русский художник, писатель, этнограф, сказочник. Писахов – удивительный сказочник. Нет для его героя Сени Малины невозможного. Захочет – пиво на звездном дожде сварит. Захочет – на бане в море за рыбой пойдет. Или на Луну с помощью самовара улетит да там от рук злющих «лунных баб» чуть не погибнет. Необычно принимали Писахова в 1939 году в Союз советских писателей. Писаховские тексты оказались в руках у Фадеева и Караваевой. И вместо того чтобы обсуждать, как полагается, достоинства и недостатки этих текстов, они принялись, перебивая друг друга, читать сказки одну за другой. Не могли остановиться. А слушатели помирали со смеху, чуть ли не сползая на пол.

картинки отсюда

vehvepznbyf.livejournal.com

Почему художник и сказочник Степан Писахов врал безбожно, а его обожал за это весь Архангельск? | Биографии

Звали этого кудесника и городского любимца Степаном Григорьевичем Писаховым. А родился он еще в позапрошлом веке, 13 октября 1879 года. Кто бы тогда мог подумать, что пройдет не так уж много лет, и сын приехавшего с Могилевщины Годы Пейсаха, ставшего после крещения купцом Григорием Пейсаховым, заставит северян смотреть на мир его лукавыми глазами. А ведь заставил. Его сказы стали публиковаться в местной прессе с 1924 года, сразу же завоевав популярность.

Это были именно сказы, а не сказки, а велся рассказ от имени ушлого поморского мужичка Сени Малина из деревни Уймы, который мог запросто и на луну слетать, и на налиме прокатиться, а в бане такое вытворял, сказать — не поверите. За пределы Севера сказы Писахова вышли в 1935 году, когда в солидном журнале Союза писателей СССР «30 дней» появилась первая небольшая подборка, озаглавленная «Мюнхгаузен из деревни Уйма». Беспрецедентный случай — до войны в журнале опубликовали более 30 сказов, хотя об успехах в строительстве социализма в них не было ни строчки. К этому времени в Архангельске вышли и две книги с 86 сказами, а самого Писахова приняли в Союз писателей.

Но писателем-сказочником Степан Писахов стал далеко не сразу. Отец, владевший ювелирной мастерской и магазином, хотел, чтобы сын пошел по его стопам, а мальчик страстно хотел рисовать и совершенно не хотел гранить алмазы. На двадцатом году жизни Степан ушел из дома и отправился познавать жизнь. Плавал по Белому морю, работал на Соловках, рубил лес и не оставлял мечты о живописи. Первая попытка поступить в художественную школу оказалась неудачной, но упорства юноше было не занимать, и в 1902 году в Петербурге он поступил в художественное училище Штиглица, где проучился три года. В 1905 году за выступление с критикой царя его из училища исключили, причем без права продолжать художественное образование в России.

Со скромными пожитками и мольбертом отправился Степан на Север. Путешествовал, писал этюды на Новой Земле. Отдохнув душой, отправился на Юг. Практически без гроша в кармане, но мир нее без добрых людей; побывал в Палестине, Сирии, Египте, Турции. Сделал вывод, что природа на Юге красива, море ласково, люди добры, но Север лучше. Какое-то время проучился в Париже в Свободной академии художеств, побывал в музеях и галереях Европы, да и вернулся домой в Архангельск, где природа сурова, но удивительно красива, а главное — она родная.

Отдохнув на родине, отправился доучиваться в Петербург в частную рисовальную школу художника Якова Семеновича Гольдблата, где прозанимался еще три года, продолжая каждое лето путешествовать по российскому Северу. Это были не просто познавательные поездки, Писахов ходил на корабле «Святой Фока» по Карскому морю, участвовал в поисках Георгия Седова, добирался до Югорского Шара и Вайгача. Неоднократно на разных судах ходил по Белому морю и северным рекам — Двине и Пинеге, очень любил заезжать на Кий-остров, считая его одним из красивейших мест Беломорья.

Картины Писахова начинают появляться на крупных выставках, неизменно вызывая интерес и публики, и собратьев по живописи. В 1914 году на одной из выставок северные пейзажи Писахова очаровали Илью Репина. Мэтр посоветовал молодому художнику браться за большие полотна, а, узнав, что тот живет и работает в маленькой комнатке, пригласил к себе в Пенаты, пообещав предоставить большое помещение, холсты и краски. Писахов впоследствии вспоминал: «Товарищи поздравляли, зависти не скрывали. А я … не поехал, боялся, что от смущения не будет силы работать». Таким Степан Григорьевич оставался всю жизнь, скромным, застенчивым и очень добрым. При этом он обладал большой работоспособностью, а когда требовали интересы дела (не для себя), мог что-то настойчиво требовать, настаивать и даже кулачком по столу стукнуть, что было, наверное, немного комично при его добродушном лице и небольшом росте.

А работал Писахов много, после изгнания из Архангельска интервентов приводил в порядок местные музеи, по заказу Москвы зарисовывал места боев с интервентами и памятники северной архитектуры, участвовал в экспедициях. Каждый год на выставках появлялись его новые картины. Кстати, две работы Писахова украшали кабинет М. И. Калинина — второго человека в стране по официальной советской иерархии.

Любовь к Северу и его людям помогла родиться знаменитым писаховским сказам, которые быстро стали необычайно популярны в Архангельске, сделав Степана Григорьевича местной знаменитостью и всеобщим любимцем. При этом жизнь его не была безоблачной, Писахову не раз припоминали «белогвардейское прошлое» — при интервентах оставался в Архангельске, запретили празднование 65-летнего юбилея, были периоды, когда на жизнь он зарабатывал только преподаванием рисования в школах города.

Любопытно, что он никогда не иллюстрировал свои сказы, считая, что другие сделают это лучше, а порой просто давая этим возможность заработать молодым художникам, которых всегда поддерживал.

Умер Степан Григорьевич Писахов в мае 1960 года. Остались его картины, удивительно сочные сказы и добрая память. Уже в наши дни недалеко от места, где стоял дом Писахова, снесенный в 1960 году, открыли большой музей — единственный персональный музей в Архангельске. Музей чрезвычайно интересен, в нем более 150 работ художника, масса любопытных артефактов, а оформление дает представление не только о жизни Писахова, но и о времени, когда он писал свои картины и сказы. На пешеходной улице в центре города, где собраны старинные деревянные здания, стали создавать бульвар со скульптурами героев писаховских сказов. Пока что на бульваре только памятник самому Степану Григорьевичу и его главному герою — мужичку Сене Малину, оседлавшему налима. Но вскоре появятся и другие персонажи, во всяком случае, места для них уже предусмотрены.

А чтобы и вы почувствовали самобытный колорит произведений Писахова, считавшего, что «в сказках не надо сдерживать себя — врать надо вовсю», небольшой сказ «Налим Малиныч».

Было это давно, в старопрежно время. В те поры я не видал, каки таки парады. По зиме праздник был. На Соборной площади парад устроили.Солдатов нагнали, пушки привезли, народ сбежался.Я пришел поглядеть.Я от толкотни отошел к угору, сел к забору — призадумался. Пушки в мою сторону поворочены. Я сижу себе спокойно — знаю, что на холосту заряжены.Как из пушек грохнули! Меня как подхватило, — выкинуло! Через забор, через угор, через пристань, через два парохода, что у пристани во льду стояли. Покрутило меня на одном месте, развертело да как трахнуло об лед ногами (хорошо, что не головой). Я лед пробил — и до самого дна дошел.Потемень в воде. Свету — что в проруби, да скрозь лед чуть-чутошно сосвечиват.Ко дну иду и вижу — рыба всяка спит. Рыбы видимо-невидимо. Чем ниже, тем рыба крупней.

На самом дне я на матерушшого налима наскочил. Спал налим крепкой спячкой. Разбудился налим да и спросонок к проруби. Я на налима верхом скочил, в прорубь выскочил, на лед налима выташшил. На морозном солнышке наскоро пообсох, рыбину под мышку — и прямиком на соборну плошшадь.А тут под раз и подходяшшой покупатель оказался. Протопоп идет из собора. И не просто идет, а передвигат себя. Ножки ставит мерно, как счет ведет. Сапожками скрипит, шелковой одеждой шуршит.Я хотел подумать: «Не заводной ли протопоп-то?» Да друго подумал: «Вот покупатель такой, какой надо».Зашел протопопу спереду и чинной поклон отвесил.Увидел протопоп налима, остановился и проговорил: — Ах, сколь подходяшше для меня налим на уху, печенка на паштет. Неси рыбину за мной.Протопоп даже шибче ногами шевелить стал. Дома за налима мне рупь дал и велел протопопихе налима в кладовку снести.Налим в окошечко выскользнул — и ко мне. Я опять к протопопу. Протопоп обрадел и говорит: — Как бы ишшо таку налимину, дак как раз в мой аппетит будет!Опять рупь дал, опять протопопиха в кладовку вынесла налима. Налим тем же ходом в окошечко, да и опять ко мне.Взял я налима на цепочку и повел, как собаку. Налим хвостом отталкиватся, припрыгиват-бежит.На трамвай не пустили. Кондукторша требовала бумагу с печатью, что налим не рыба, а есть собака охотничья.Ну, мы и пешком до дому доставились.Дома в собачью конуру я поставил стару квашню с водой и налима туда пустил. На калитку записку налепил: «Остерегайтесь цепного налима». Чаю напился, сел к окну покрасоваться, личико рученькой подпер и придумал нового сторожа звать Налим Малиныч.

Если заинтересовал, скачайте из Интернета аудиокнигу с его сказами. Уверен, получите большое удовольствие. Я так после них даже говорить стал, немного на поморский манер окая.

shkolazhizni.ru

Библиотека МОУ ООСШ№2 - Степан Писахов

  Степан Григорьевич Писахов (13 (25) октября 1879, Архангельск — 3 мая 1960, Архангельск) — русский художник, писатель, этнограф, сказочник.

Писахов – удивительный сказочник. Нет для его героя Сени Малины невозможного. Захочет – пиво на звездном дожде сварит. Захочет – на бане в море за рыбой пойдет. Или на Луну с помощью самовара улетит да там от рук злющих «лунных баб» чуть не погибнет.

Необычно принимали Писахова в 1939 году в Союз советских писателей. Писаховские тексты оказались в руках у Фадеева и Караваевой. И вместо того чтобы обсуждать, как полагается, достоинства и недостатки этих текстов, они принялись, перебивая друг друга, читать сказки одну за другой. Не могли остановиться. А слушатели помирали со смеху, чуть ли не сползая на пол.

Его язык чист, первозданен. В этом языке дышат века. Именно так, наверное, говорили новгородцы, четыреста или пятьсот лет назад обживавшие побережье Белого моря.

Человека, будто вышедшего из глубины веков, трудно представить розовощеким юношей. Для него есть привычный образ – образ старика. Но у этого старика часто оказываются молодыми глаза. Так было и с Писаховым. Его все вспоминают стариком. Вспоминают его брови – страшные, взъерошенные, сердитые (а в глазах – лукавинка, а в бороде добрая усмешка).

К сказителям на Севере всегда относились с огромным уважением. Во время промысла сказителям выплачивали два пая: один – за участие в промысле, другой – за сказывание. Пережить северную ночь, которая длится полгода, без сказки, наверное, было бы очень трудно.

Но совпал со своей судьбой, осознал и полюбил ее Писахов далеко не сразу. С детства он мечтал стать художником. Учился в Петербурге. Вспоминают, что дневал и ночевал в Эрмитаже. Выставлялся в Архангельске, Петербурге и Риме. После одной такой выставки Репин, узнавший, как сильно бедствует молодой художник, приглашал его работать в своей мастерской.

К сожалению, в последнее время Писахов незаслуженно забыт. Книги его почти не переиздаются. До сих пор нет ни одной монографии о Писахове, если не считать за монографию краткий биографический очерк, вышедший в Архангельске в конце пятидесятых годов к его восьмидесятилетию. Но северорусская культура – уникальная и довольно замкнутая, как бы самодостаточная культура, напрямую наследующая культуре древнерусской. Без проводников и посредников мы ее не поймем, то есть в чем-то не поймем и нашу историческую культуру, не воспримем ее духа. А достойных посредниковможно пересчитать по пальцам. Сразу же приходит на память Борис Шергин. Быть может, еще Михаил Пришвин. Но прежде всего все-таки Степан Писахов

Глубокий знаток народных легенд и преданий Степан Григорьевич Писахов (1879–1960) вошел в русскую литературу как автор удивительных, исполненных искрометным юмором сказок, написанных сочным, подлинно народным языком. Однако большая часть его жизни была отдана другому искусству – живописи.

Рисовать Писахов начал еще в раннем детстве. Против воли отца уехал в Петербург, где проучился полтора года вольнослушателем в Училище технического рисования барона Штиглица. За участие в студенческих волнениях 1905 года был исключен из училища. Затем два года посещал частную студию Я.С. Гольдблата. 1906–1910 годы – время заграничных путешествий Степана Григорьевича. Он побывал в Египте, Палестине, Турции, Греции, Италии, Франции, Германии. В своих автобиографиях Писахов сообщал, что занимался у итальянских мастеров, выставлялся в Академии св. Луки в Риме, совершенствовал свое мастерство в Свободной академии в Париже. Таким образом, он был знаком с художественной жизнью Петербурга и европейских культурных центров. Но каждый год возвращался на Север, и именно Север сделал из него художника. Степану Григорьевичу удалось сказать свое слово, отметить то особое, неповторимое, что присуще только этому уголку земли.

В творчестве Писахова Русский Север характернее всего отражен в беломорских пейзажах, большинство из которых было написано на Кий-острове близ Онеги, куда художник выезжал в 1910-е годы почти ежегодно на несколько месяцев. Бывал он там и позднее, в конце сороковых годов, будучи уже в преклонном возрасте. Однако особый, неповторимый образ Севера был найден в годы его молодости.

На первый взгляд может показаться, что пейзажи Писахова однообразны. Это всегда море, скалистый берег и тонкие, словно безжизненные сосны, среди которых выделяется одна – высокая и сильная. Возможно именно потому, что Писахов в разное время года, суток, в разные годы жизни так часто повторял один и тот же мотив, он и сумел создать запоминающийся образ северного пейзажа, который часто называли «писаховские сосенки».

Зимние пейзажи Писахова создают особенно лиричный образ серебристой русской зимы, как на картине «Туман надвигается» (1911). Художник лепит форму пастозным мазком, живописно передавая характер гнущихся под тяжестью снега ветвей. Работа сдержанна по цвету, красочная гармония картины основана на сочетании холодных, сероватых оттенков снега с жемчужным небом. Наиболее полно Писахов выразил свое личное отношение к образу Севера в изображении белых ночей. Один из лучших своих пейзажей художник написал еще в 1909 году на Кий-острове – «Берег Белого моря. Восход солнца». С удивительной точностью он передал строгие краски скупого северного цветения. Бледно-голубой цвет моря переходит на горизонте в нежно-розовый цвет зари на белесом небе. И на этом фоне стройные сосны с тонким кружевным рисунком ветвей, как черные клавиши, рождают звонкие и чистые звуки, тающие в тишине белой ночи.

У Константина Паустовского есть очень тонкое замечание по поводу белых ночей: «В живописи трудно передать не столько сумрак и мягкость сияния белой ночи, сколько то ощущение задумчивости и покоя, которое вызывает у нас эта ночь. Его пытались выразить многие писатели, поэты и художники, но только одному Пушкину это удалось с гениальной точностью и простотой:

Прозрачный сумрак, блеск безлунный

Твоих задумчивых ночей…

Потому что красота белых ночей настолько совершенна, что, как все почти избыточно прекрасное, вызывает даже легкую душевную боль и сожаление о том, что красота эта неизбежно умрет».

Писахов увидел в ландшафтах Севера и драматические нотки. В 1905 году, во время поездки по Новой Земле он был поражен видом красно-оранжевых цветов, пробивающихся между камней. Яркие пятна напомнили художнику капли невинно пролитой крови. Впоследствии еще долгие годы он будет возвращаться к этому образу, удивляясь великой силе этих хрупких цветов – камнеломок, короткому времени их яркого цветения. И в показанной на всесоюзной выставке «Х лет Октября» картине «Памятник жертвам интервенции на Иоканьге» (1927) художник также написал цветущие камнеломки: северные цветы словно скульптурно вылеплены краской.

С конца ХХ века Архангельский Север привлекал многих русских художников. В Архангельске побывали К.А. Коровин, В.А. Серов, В.В. Переплетчиков, С.А. Виноградов, В.П. Верещагин, П.П. Кончаловский. Почти все они писали Северную Двину. Двинские пейзажи Писахова по мастерству не уступают работам этих именитых художников. Работа «Парусники у Рыбной пристани» (1912) – одна из самых ярких в творчестве Степана Григорьевича. Здесь Писахов показал мастерское владение кистью, смелость игры пастозных мазков, что делает его поиски близкими традициям импрессионизма. Фантазия художника порой подсказывала и причудливые образы. Так было в конце 1910-х годов, когда он пишет в смешанной технике акварели и масляных красок серию «Сны». На картинах тянутся кверху сказочные деревья с гибкими стволами. И не сразу угадаешь, что это плывет над водой: причудливое облако или крона дерева? Особенно завораживают деревянные церковки, «путь к которым потерян». Кружевные тонкие линии пробегающих волн омывают небольшую часовенку, порождая ассоциации с образом града Китежа. Невольно вспоминаются и работы Микалоюса Чюрлениса. И хотя Писахов в своих письмах никогда не упоминает это имя, думаю, что он был знаком с творчеством литовского художника, ставшего в эти годы известным зрителям своими выставками в Петербурге и Москве. И в зрелые годы, когда Писахов становится знаменитым сказочником, он продолжает работу над изображением природы Новой Земли. Фантазия художника подсказывает ему мощные образы неведомых существ, неведомых исполинских чудовищ. Камни на мысе Желания превращаются то в груду застывших животных, то в великанов с шапкой густых волос и бородой. Иногда художник пытается отобразить и то новое, что вошло в жизнь советской Арктики: радиостанции на Новой Земле, памятник Ленину на мысе Желания. Но в художественном отношении новоземельские пейзажи Писахова 1930-х годов слабее его ранних работ. Однако есть одна картина, которая могла бы стать символом освоения советским человеком просторов Крайнего Севера – «Советская Арктика. Бухта Смидовича» (1930-е гг.).

Первое серьезное участие Писахова в выставочной деятельности состоялось в 1910 году в Архангельске на выставке «Русский Север», где художник показал зрителям около 200 работ. В следующем году он принял участие в одной из самых значительных российских выставок того времени – Царскосельской юбилейной выставке, посвященной 200-летию Царского Села, где в трех павильонах экспонировалось 60 его работ. В конце 1911 года состоялась выставка Морских изданий и видов в Музее новейших изобретений в Санкт-Петербурге, на которой художник получил Большую серебряную медаль за изображение Русского Севера. В своих автобиографиях и письмах Писахов неоднократно упоминал о том, что его работа «Сосна, победившая бури» понравилась И.Е. Репину, который приглашал Степана Григорьевича работать в свою мастерскую. Скорее всего это было в Царском Селе, когда Репин работал над картиной «А.С. Пушкин на акте в лицее 8 января 1815 года».

Жизнь художника была очень непростой. Поддержанный успешным выступлением на петербургских выставках, Писахов был полон творческих планов. Он участвовал в многочисленных северных экспедициях, в 1918 году организовал выставку в Архангельске. Осуществлять все эти проекты было непросто в условиях военного времени, интервенции на Севере, постоянной борьбы за выживание (Писахов работал учителем рисования в школе; постоянная нужда усугублялась недоброжелательством местного начальства, отсутствием пенсии).

Писахов был чрезвычайно интересной личностью. Он создавал не только сказки и картины, но и свой собственный образ – чудаковатый старик, выдумщик и мечтатель, человек со странностями, «Мюнхгаузена из деревни Уйма» (как его в 30-е годы назвали в журнале «30 дней»). И тем самым сохранил за собой право на озорство и непосредственность в словах и делах. Он был достопримечательностью Архангельска. Когда маленький человек с седой бородой и в шляпе шел по улицам Архангельска, все прохожие оборачивались и смотрели ему вслед. Дети воспринимали Степана Григорьевича как живого персонажа из сказки. Знаменитые литераторы, приезжая в этот город, непременно заходили в деревянный двухэтажный дом на улице Поморской, в котором жил писатель.

За несколько дней до своего 70-летнего юбилея Писахов получил предложение от музея Арктического института продать записи, черновики, зарисовки, а также все картины, которые он хранил у себя дома. «Очень похоже это предложение на похоронную, – писал Писахов Владимиру Лидину. – Взялся за перо, переписал часть начатого, взял кисти – слушаются… Еще «надежды питают». Авось, и повернется хорошее ко мне». Через несколько лет в письмах Писахова стали появляться мысли о встрече грядущего 2000 года. «Я еще надеюсь послать Вам новогодний привет не по телеграфу, а по радио – радиопосылкой с полярными цветами в 2000-м,1 января, с Новым Тысячелетием, – писал он тому же Лидину в июле 1959 года. – Привет пошлю Вам с внуками, с правнуками. И дожить-то всего осталось 41 год!» За шутливыми строчками в письмах Степана Григорьевича прочитывается опасение, что его забудут. Он так хотел, чтобы родной город помнил его, всегда подчеркивал, что в Архангельске его знают, что достаточно написать на конверте «Архангельск – Писахову», и письмо непременно дойдет до адресата.

Новое тысячелетие наступило. Писахова не забыли. Накануне 2000 года Архангельский музей отметил 120-летие художника выставкой «Каким быть музею Писахова?». Сейчас мы знаем, каким будет этот музей. Его проект уже готов. В подлежащем реконструкции помещении будущего музея уже несколько лет открыт зал, где всегда можно увидеть картины Степана Григорьевича Писахова, посмотреть фильмы по мотивам его сказок.

 

1. Берег Белого моря. Восход солнца.1909. Холст на картоне, масло.

 

2. Кий-остров.

 

3. Чухчерема. 1920.

 

4. В подводном мире церквушка на скале. Из серии «Сны». Холст на картоне, масло.

 

5. Пустозерск. Изба.

 

6. Село Троица. 1919.

 

   

     

    

      

      

      

      

 

8 последних иллюстраций взяты из книги Ирины Пономаревой "Главы из жизни Степана Писахова".

 

Можно посмотреть еще материал на сайте ВИКИПЕДИЯ 

и обратите внимание на ссылки, приведенные там -

можно выйти на хорошую информацию.

О литературном творчестве С.Г. Писахова читайте, пожалуйста, здесь.

 

schoolbiblio.ucoz.ru

В Архангельске открылся музей Писахова: russkij_sever

Photobucket - Video and Image Hosting

Photobucket - Video and Image Hosting

Photobucket - Video and Image Hosting

Photobucket - Video and Image Hosting

Еще несколько фотографий экспозиции можно посмотреть здесь http://www.museum.ru/N34090

Photobucket - Video and Image Hosting

Фасад дома Писаховых, в котором Степан Григорьевич родился, прожил долгую жизнь, и в котором умер.

Photobucket - Video and Image Hosting

Дом Писахова (улица Поморская, 27). Дом снесли в конце шестидесятых.

Photobucket - Video and Image Hosting

Отец-Григорий Михайлович Писахов.

Photobucket - Video and Image Hosting

В экспозиции есть несколько икон в серебряных окладах работы Г.М.Писахова.

Photobucket - Video and Image Hosting

Писахов в Петербурге. Или в Царском Селе?

Photobucket - Video and Image Hosting

Очень необычная фотография. Небольшая, и вытянутая в длину. Я таких фотографий раньше не видел. Скорее всего, она относится к петербургскому периоду жизни Писахова, или же была сделана за границей. В Архангельске фотографа R.Charles не было.

В музее много картин Писахова, написанных во время его путешествий по Ближнему Востоку, и по Русскому Северу.

Photobucket - Video and Image Hosting

Photobucket - Video and Image Hosting

Photobucket - Video and Image Hosting

Новая Земля. Камнеломки. Картин и этюдов с изображением этих ярко-красных цветов у Писахова очень много.

Photobucket - Video and Image Hosting

Этот этюд был написан во время поездки в Пустозерск.

Photobucket - Video and Image Hosting

Белое море. Кий-остров.

Photobucket - Video and Image Hosting

«В подводном мире церквушка на скале». Из серии «Сны».

Photobucket - Video and Image Hosting

Картина с изображением самолета первого полярного летчика Яна Нагурского была написан Писаховым на Новой Земле в 1914 году, во время поисков экспедиции Седова.

Photobucket - Video and Image Hosting

Photobucket - Video and Image Hosting

Писахов с сестрами.

Photobucket - Video and Image Hosting

С племянниками.

Photobucket - Video and Image Hosting

После начала Первой мировой войны Писахов был мобилизован, и служил в Финляндии. Потом его перевели в Кронштадт.

Photobucket - Video and Image Hosting

В музее неплохая подборка плакатов времен Первой мировой.

Photobucket - Video and Image Hosting

Разрешение на выезд из Петербурга, без которого нельзя было купить билет на поезд.В 1918 году Писахов демобилизовался, и выехал из Петрограда в Архангельск.

В музее я впервые увидел копии рисунков и акварели, сделанные Писаховым летом 1919 года, во время командировки на фронт.

Photobucket - Video and Image Hosting

Село Троица на Северной Двине.

Photobucket - Video and Image Hosting

Союзники. Француз и англичанин.

Photobucket - Video and Image Hosting

Английский монитор на Северной Двине.

Photobucket - Video and Image Hosting

Снова село Троица. Непонятна причина повреждения церквей. Артиллерийский обстрел?

Photobucket - Video and Image Hosting

Чухчерема. 1920 год. . Церковь с высокой крышей до сих пор стоит на высоком двинском берегу, а вот многокупольной церкви давно уже нет. Сгорела. Там и колокольня стояла, но ее, почему-то, на акварели нет. Колокольня тоже сгорела.

Photobucket - Video and Image Hosting

Вавчуга.

Photobucket - Video and Image Hosting

Когда наступают новые времена, приходится петь новые песни.

Photobucket - Video and Image Hosting

«Памятник жертвам интервенции на Иоканьге» с любимыми Писаховым каменоломками.

Photobucket - Video and Image Hosting

«Ремонт парохода на судоремонтном заводе «Красная Кузница».

Photobucket - Video and Image Hosting

Photobucket - Video and Image Hosting

Конец двадцатых. Основной заработок Писахову в то время давала работа учителем рисования в школе.

Photobucket - Video and Image Hosting

Кресло Писахова.

Музей очень интересный. За одно посещение я, честно говоря, «не переварил» все, что увидел. Надо будет сходить туда еще раз.Правда, чувствуется разница между экспозициями первого и второго этажа. Такое чувство, что экспозиция на первом этаже сделана более тщательно, а на втором этаже (советский период) многое делали в спешке.То, что зеркально перевернут фрагмент известной фотографии, где Писахов с капитаном Жуковым и журналистом Шадханом снят возле ресторана «Полярный», это ладно, с кем не бывает!

Но, что ни говори, а Писахова у нас больше знают как писателя, а в экспозиции второго этажа информации о Писахове как о писателе маловато.Не упоминается московский журнал Союза писателей «30 дней», в котором с 1935 года печатались сказки Писахова. Даже фотографии обложки этого журнала нет. И первой книги сказок, вышедшей в 1938 году нет. Книгу не нашли, так хотя бы ее фотографию поместили.

Photobucket - Video and Image Hosting

Долго думал, в чем смысл размещения в экспозиции типографского стола наборщика с многочисленными типографскими шрифтами, но так и не понял. Писахов ведь в типографии не работал. Или это своеобразный мостик к теме писательского труда? А россыпь бумажных денег, «керенок» и «моржовок», это зачем? В экспозиции, посвященной банковскому делу или торговле, деньги смотрелись бы уместно, а по соседству с картинами Писахова 20-х годов, эти купюры явно неуместны.

Photobucket - Video and Image Hosting

Почему-то, очень много кукол! Маленьких и больших, стоящих, сидящих, и висящих на веревочках... И козуль многовато. Писахов в этом засилье кукол и козуль как-то потерялся.

Photobucket - Video and Image Hosting

Старенький сотовый телефон, лежащий рядом с телефонной трубкой 50-х годов окончательно поставил меня в тупик. Спросил смотрительницу, зачем здесь этот телефон, но она ничего не могла пояснить. Второй месяц думаю, зачем туда этот телефон положили?Но это так, мелочи, а в целом очень даже хорошо.

russkij-sever.livejournal.com

Мои увлечения и другие истории

Все последующие посты, в том числе и этот, я должна была не так писать, как буду. Тогда был он и задумывалось писать и о нем и о НАШЕМ путешествии. А теперь все нужно переделывать на ходу, чтобы не было так больно. Поэтому многое будет упущено, много фотографий не показано. Пока мне больно, буду писать не так.

***

Многие говорят, чтобы я убрала подзаголовок "Записки из прошлой жизни". Не уберу. Моя жизнь поделилась на "до" и "после". Сейчас у меня новая жизнь, надеюсь будет радостная и счастливая, а тогда была другая, семейная жизнь. Поэтому такой подзаголовок, никакого негатива он не несет.

***

Еще раз хочу предупредить своих уже малочисленных читателей, что фото доступно только друзьям.

Мои друзья знают, что в конце февраля, начале марта я была в городе Архангельске. Первое, что я сделала это посетила музей Степана Писахова. Вот о нём я Вам сегодня и расскажу.

Фото с интернетаСкажу сразу, от музея ожидала большего. Как прочитала в одном журнале, музейные работники не очень заинтересованы в пополнении музейных экспонатов подлинниками, так же музей не заинтересован в исследовательской деятельности. Это скорее место для выставок.Степан Григорьевич Писахов был живой легендой, достопримечательностью Архангельска. Ему принадлежит особая страница в истории художественного и литературного Севера как неповторимому пейзажисту и оригинальному сказочнику.Он родился и прожил долгую и удивительную жизнь (1879-1960) в доме на улице Поморская, 27. Писахов любил повторять: "Родился в той комнате, в которой живу до сих пор". Двухэтажный деревянный дом в конце XIX века построил его отец - Григорий Михайлович Писахов, "золотых и серебряных дел мастер". На первом этаже находились магазины и мастерская, на втором - жилые комнаты. Фасадом дом выходил на улицу Поморскую. "В утрешну рань, коли взглядывать мельком, дом-то после ночи, после сна, при солнышке весь расправится... довольнехонек, окошками светится, улыбается" (из сказки "Уйма в город на свадьбу пошла".)В молодости Степан Писахов на несколько лет покидал Архангельск. Учился живописи в Петербурге, Риме, Париже, побывал в Турции, Египте, Германии, паломником бродил по Палестине. Долгие годы путешествовал с этюдником по родному Северу, Арктике, но всегда возвращался в Архангельск, в свой дом на Поморской. "Привязало же меня к Поморской улице этой", - любил говорить Писахов.На Поморскую, 27 приходили его ученики-художники: В.П.Преображенский, Ю.М.Данилов, И.С.Васильев и называли дни на Поморской незабываемыми в их жизни. В писаховском доме бывали и друзья-писатели: Борис Шергин, Леонид Леонов, Илья Эренбург, Владимир Лидин и многие другие. В начале 1970-х годов дом Писаховых снесли.Один или с друзьями Степан Григорьевич любил гулять по городу, по Поморской, по небольшому, но уютному скверу. Шел неторопливой, чуть шаркающей походкой, непременно с тросточкой в руках. Любил летние белые ночи, "когда спать жаль, жаль терять даже одну ночь... на улице волшебство света и цвета...". Тогда, казалось, его знал каждый. Не многие знали потаенный мир его души, но всех поражал его внешний облик. Он возникал в городской толчее, как персонаж из сказки, и притягивал к себе необыкновенное, и внушал почтение, вызывал острый интерес и любопытство. "Казалось, всегда, пока стоит деревянный город, можно будет увидеть на Поморской улице маленького легендарного человека в длинном пальто, его неповторимые писаховские усы под широким носом и опускающиеся на воротник седые пряди, эту старомодную шляпу с резко загнутыми полями, тросточку, на которую он никогда не опирался...", - говорил Николай Жернаков.

А теперь прогуляемся по музею. Я уже не помню, что обозначает та, или иная фотография, поэтому будет минимум комментариев.На второй фотографии мы видим платье со шлейфом начала XX века и шаль-мантилью конца XIX века.<table cellpadding="0" cellspacing="10" border="0"><tr><td>

</td><td bgcolor="#000000"></td><td>
</td></tr></table>Одна из комнат музея. Нигде не нашла информации принадлежали ли эти вещи С.Г. Писахову или нет.Шкаф-горка конец XIX-начала ХХ века, а в шкафу фарфор начала ХХ века.
А вот это платье, про зонтик не знаю, принадлежала матери Степана Григорьевича.<table cellpadding="0" cellspacing="10" border="0"><tr><td>
</td><td bgcolor="#000000"></td><td>
</td></tr></table>Картины Степана Григорьевича Писахова. А мне они нравятся, на них изображен мой любимый Север.Кроме картин маслом, представлены и карандашные наброски, сделанные рукой Степана Григорьевича.
<table cellpadding="0" cellspacing="10" border="0"><tr><td>
</td><td bgcolor="#000000"></td><td>Пелагея Семеновна и Татьяна Прокопьевна Ледковы. Бумага, карандаш, акварельС.Г.Писахов. 1931 г

Дети читают газету.Бумага, карандашС.Г.Писахов. 1931 г</td></tr></table>

Несколько фотографий с копиями документов принадлежащих С.Г.Писахову.Много уже загрузила фотографий, поэтому... Продолжение следует...

natalkam.livejournal.com

Сказки Сени Малины - запись пользователя Ольга (Chochara13) в сообществе Детские книги в категории средним школьникам

Теперь и у меня есть этот замечательный сборник авторских сказок о нашем Севере, о его людях, нравах, былях и небылицах.

Спасибо брату из Архангельска - как только появилась в издательстве, сразу купил и прислал!

Очень мне полюбился Писахов, хотя раньше я о нём и не слышала.

Читаем книгу вслух, вечерами, всей семьей.

Интересной какой-то атмосферой наполняется при этом комната. Честное слово, хочется так просидеть весь вечер и слушать, слушать и слушать эту мелодию слова, эту расписную яркими красками и чуть подмерзшую сатиру, этот бесконечный народный колорит с яркими образами и незабываемыми моментами.

Казалось бы, речь идёт о давно минувших днях, а всё так близко и знакомо, словно всю жизнь прожила на суровом Севере и с самого малого детства слышала сказки некоего Сени Малины...

О Писахове и его сказках:

"Писахов Степан Григорьевич - выдающийся русский писатель и художник, (1879-1960).

Писахов Степан Григорьевич родился 13 октября 1879 года в городе Архангельске. Писахов появился в семье, где отец был «золотых дел мастер», он с детства пытался привить сыну навыки ювелирного и граверного дела. Когда Степан Писахов потянулся к живописи, отец это не одобрил, считая такую профессию малодоходной. Писахов окончил только городское училище в Архангельске, в гимназию его не взяли по возрасту. После окончания училища Писахов подается в странствия, только такой он видел выход из под опеки отца. В 1899 году странствия Степана Писахова начинаются с Соловецких островов (Соловки по поморскому) где он работал рубщиком на лесозаводе. После Степан Писахов уезжает в Казань, где была попытка поступить в художественную школу, она оказалась провальной. Тяга к рисованию не ослабела и в 1902 году Писахов приехав в Петербург поступает в художественное училище барона Штиглица. Преподаватели училища высоко оценили талант художника Степана Писахова, однако годы учебы были трудными. Свои трудности он описывал в книге «Ненаписанная книга: Голодная Академия», которая не была завершена. Писахов был в душе полным северянином, в его работах Север всегда показывался с любовью, будь то картины или произведения художественной литературы.В Архангельске (1910 г.) проходила выставка под названием «Русский Север». Писахов принял участие в организации художественного отдела и выставил для обозрения более двухсот своих картин. Так же Писахов выставлял более 60 работ на Царскосельской юбилейной выставке 1911 года, посвящена она была 200-летию Царского Села. В 1912 Писахов получает Большую серебряную медаль за участие в выставке «Север в картинках» проходившей в Петербурге. Его картины экспонируются на «Выставке трёх» (Якова Бельзена, Степана Писахова, Иеронима Ясинского) в Петербурге в 1914 году. Писахов как художник был тогда в расцвете своих творческих сил. Художественная деятельность Степана Писахова прервалась в годы Первой Мировой войны.Первые свои рассказы Писахов записывал еще до революции, по попытки были неудачными. Только по прошествии лет, Писахов вновь берется за перо и начинает писать оригинальные сказки Севера.Степан Писахов - «Душа Севера» - так называл его В.В. Лидин, за его чудотворные сказки.В истории литературы есть писатели, создавшие огромное количество произведений. И в т же время почти забытые. Есть художники - авторы немногих творений. Но творений настоящих, высокоталантливых. Над ними не властны годы. И чем дальше они уходят в даль времени, тем ярче вырисовываются их истинные масштабы, тем полнее раскрывается перед поколениями их мудрое очарование. Искусство живо такими созданиями.Степан Писахов написал всего одну книгу. Книгу сказок, но эта книга прочно вошла в золотой фонд русского национального искусства, в число лучших творений советской литературы. Об этой книге с восторгом отзывались такие мастера поэтической речи, как Демьян Бедный, Самуил Маршак, Леонид Леонов, Илья Эренбург…Ценность сказок Писахова - в их новизне и прежде всего в их жанровой самородности. Можно много говорить о связи произведений Писахова с народным творчеством, с северными изустными былями и сказками. Можно написать специальное исследование о фольклорных истоках писаховской художественной речи. Но вместе с нем нельзя не заметить самобытности мысли автора, самостоятельности эстетических решений, в этом всем был истинный Степан Писахов.Сказки Писахова - не адекватны народным. Это не пассивная обработка фольклорного материала. Это творения, возникшие на основе синтеза большой литературы и устно-поэтическими традициями, письменной речи с народным словом. Это цветы, любовно взращенные на стыке двух словестных культур.Несмотря на лаконизм формы, сказки Писахова отличаются значительностью и богатством содержания. Писахов умеет говорить о самом главном. Он проникает в толщу народной жизни. Хоть географически очень мал тот клочок земли, где живут его герои, - все равно это великая родина, это Русь, до боли любимая земля отцов. В сказках Писахова живописуется не только быт и нравы северного поморского крестьянства. В них Писахов отразил сознание народа, его внутреннюю жизнь, его стремления. В нем воспето сердце народное. А ведь душа человека и земля, породившая его, навсегда останутся важнейшей проблемой искусства.Сказки Писахова тесно связаны друг с другом. Это страницы единой книги о жизни родного народа, главы монолитной поэмы о Севере. Внутренняя целостность книги Степана Писахова достигается не только единством материала, но и единством рассказчика. Повествование почти во всех сказках ведется от лица жителя деревни Уймы - Сени Малины.Сеня Малина - главный герой сказок Писахова, неприметный участник всех невероятных происшествий. Писахов сотворил яркий и необычно глубоко для сказочного жанра разработанный характер северного крестьянина. Сеня Малина привлекает нас издревле ценимыми человеческими свойствами: любовью к людям и любовью к труду. Чувством земли и чувством народа. Сеня Малина душевно красив, душевно притягателен. Он умеет улавливать красоту жизни и красоту человеческих отношений. В образе Сени Малины раскрыта неумолимая тяга к художеству, постоянно живущая в народе.Когда возникает ощущение особой поэтической его натуры? Когда он, песенный мастер, плетет стихи и «девки в песенные плетенки собирают всякую ягоду»? Когда он расцветает яблоней и всех земляков обряжает «цветами и яблоками»? Или когда он видит так, одухотворяя все сущее, как не видят другие? Вспомните начало сказки «Уйма в город на свадьбу пошла»:«В утрешнюю рань, коли вглядывались мельком, дом-то после ночи, после сна при солнышке весь расправиться, вздынется да станет всякие штуки выделывать, и так и сяк повернется, а сам довольнехонек, окошками светится, улыбается…»Нет, дело не в частных случаях. Весь строй души Сени Малины поэтичен. Писахов наделил Сеню чувством красоты присуще ему органически, так же, как органически свойственны ему и другие коренные черты поморов: душевная открытость, немелкость, добротность во всех делах и поступках.Но Сеня Малина не только творец и созидатель. Сеня Малина классовый борец, борец непримиримый, смелый, решительный. Верный защитник своего народа от многочисленных угнетателей. Он хорошо видит, кто его друзья, а кто враги. Он понимает, что «народным хлебом цари-короли объедаются, на народную силу опираются да той же силой народ гнетут. А чтобы народ в разум не пришел, чтоб своих истязателей умными да сильными почитал, цари-короли полицейских откармливают и на народ науськивают. Разномастных попов развели, попы звоном-гомоном ум отбивают, кадилами глаза туманят. Непонимающий народ отпор не дает, думает - так и надо». Сеня Малина твердо уверен, что «наш край и в старо время был лучшим», если бы не эти «злыдни» проклятые.В сказках Писахова немалое место занимают персонифицированные образы различных народных недугов. Некоторые из этих образов (например, попа Сиволдая, урядника) проходят через ряд произведений писателя и вырастают до сатирически окрашенных социальных типов. Именно в борьбе с душителями воли народной, в их разоблачении и осмеянии Сени Малина особенно хитроумен и изобретателен, особенно неутомим и яр. И именно в этих сценах, в которых коллективистскому мироощущению «богатеев», великолепный юмор сказок, разящий саркастический смех Сени Малины приобретают особенную силу и блеск.Социальная зоркость - принципиальная черта героя сказок. Она придает картинам Писахова ну полноту, без коей невозможно всестороннее постижение русского национального характера, ту особую одухотворенность, которую мы сегодня называем высоким словом - гражданственность.Верность Писахова натуре в изображении жизни народа, стремление к правде, безошибочное художественное чутье приводят писателя, казалось бы, к парадоксальным итогам: сказочный, насквозь выдуманный Сеня Малина ощущается нами как герой реальной, живой, близкий и дорогой нам человек. Но в этом нет ничего парадоксального, потому что Малина - точнее отражение жизни, а сказочность его условна. Таково уж удивительное свойство искусства: при помощи вымысла сгущать правду. Степан Писахов обладал искусством вымысла опирающегося на всестороннее знание жизни, - ценнейшее средство эстетического освоения действительности. Недаром А.М. Горький неоднократно подчеркивал, что художественность без вымысла невозможна, не существует, а Н.Г. Чернышевский считал способность к вымыслу главным свойством поэтического таланта.Как выдумщик, Степан Писахов поистине грандиозен. Его фантазия мощная, дерзостная. Сеня Малина ошеломляет целым каскадом выдумок, таких, что «проглоти перо, не придумаешь». И любая «придумка» Сени Малины, как правило, оригинальная, не имеющая параллелей в народном творчестве, рожденная неистощимым воображением художника. А от сюда и новизна сюжетов, свежесть композиционного оформления материала.Возьмите любую сказку Писахова. Нет, это не обычное фольклорное произведение. У него свое лицо, свой голос, свои краски, своя интонация. Это рассказ, исповедь, поэтический монолог, жанровая зарисовка, массовая народная сцена, склок беседы - все, что угодно, но не традиционная по форме сказка. И как всякое новое слово в искусстве, создания Писахова ведут к новым глубинам в постижении человеческой психики.У выдумок Сени Малины есть одна примечательная особенность. Они не произвольны. Они обладают кажущимся правдоподобием. Они логичны. Вот, например, мороз. Видимо, он на то и существует, чтобы замораживать: «На морозе всяко слово, как вылетит, так и замерзает! Его не слышно, а видно. У всякого слова свой вид, свой цвет, свой свет. Мы по льдинкам видим, что сказано, как сказано. Ежели новость кака али заделье, - это, значит, деловой разговор, - домой и несем, дома в тепле слушаем, а то и на улице в руках отогреем…» Вот и готов отправной момент для построения сказки («Мороженные песни»).Степан Писахов втягивает в орбиту сказочных превращений очень широкий круг предметов и явлений. Одним из излюбленных приемов образования новых сказочных сюжетов является у него смелое осуществление сложных природных явлений и отвлеченных понятий. Малина, например, охапками носит тепло, сушит северное сияние, рубит топором туман.Некоторые фантазии Сени Малины основаны на буквальном осмыслении устойчивых переносных выражений. Мы не редко говорим - «злое слово», «убить словом». Малина умеет писать такие письма, слова которых ведут себя действительно очень живо: «скочут с бумаги одним концом» и больно бьют как надо, - по носу, по уху, а то и по зубам». Таким «письмом мордобитным» Малина «ублаготворил заводчика до очуменности». А губернатора это письмо так отхлестало, что «к концу письма нос губернаторский пухнуть стал, распух шире головы. Губернатор ничего не видит, окромя потолка. Стал голову нагибать, нагибал - нагибал да и стал на четвереньки. Ни дать ни взять - наш Тризорка».Есть в разговорной речи выражение «пилить» (словом), «кричать пронзительно». Таким пронзительным голосом в рассказах Сени Малины наделяется кума Перепелиха. Та самая. Которая ходит «фасонисто, как таракан по горячей печи». Перепелиха своим голосом «медведя проткнула», «мужа насквозь перепелила». Пришлось доктору заказывать деревянную пробку. Беда бы с «екой жёнкой», да нашлись мужики, приспособили «на общественную пользу»: в лесу «чещемины» делать, «дерева да кусты голосом рубить».Сам Малина в сказках Писахова смело гиперболизируется, часто теряет земные очертания. Он может гостить сразу «в двух гостях», артелью выходить на работу и артелью садиться за стол. У него всего без меры: и сил, и умения, и удали. Если уж потянется он «легкой потяготой», то на все восемнадцать верст, до самого Архангельска-города. А если «вверх вздынется», то уж сразу «до второго неба». Это уж образ-символ, символ народа. Но по существу и эта гиперболизация писателя в основе своей реальна, ибо народу действительно «пределы не поставлены», ему все подвластно - и расстоянии, и выси…Общая характеристика сказок Писахова была бы далеко не полной, если бы мы умолчали о еще одной грани таланта писателя, - о его изумительном чутье к народному слову.Язык Писахова бесподобен. Это поистине кладовая великорусской северной речи, сокровищница народных языковых жемчужин, многократно приумноженная образными словами самого писателя. Писахову не нужно было подслушивать разговорную речь для украшения своих произведений, идти в народ за словом. Он глубоко проник в тайну словотворчества, в самую суть народной речи, в законы ее бытования и жизни. Язык народа стал его стихией, средством его поэтического мышления.Прелесть языка Писахова нельзя оценить в полной мере без оглядки на те негативные процессы, которые происходили и, к сожалению, еще происходят в современной литературе. Разве мало у нас писателей, которые в языковом отношении ни на йоту не разняться друг с другом? Разве мало у нас повестей и романов похожих по своему слогу друг на друга, как близнецы? Порою когда читаешь подобного рода произведения, тебя охватывает какое-то странное, но навязчивое ощущение, что все эти книги написал один и тот же автор, очень скучный и очень нудный. Автор, у которого, несмотря на его болтливость, нет языка. А есть лишь набор готовых словоблоков и расхожих речевых конструкций.

Истинные знатоки самовитого народного слова - люди очень редкие и очень нужные для поступательного развития литературы, именно таким был Степан Писахов. Это хранители языка. Наставники и учители писателей. Поэты поэтов. Демьян Бедный приклонялся перед языковым талантом Степана Писахова, перед образной словестной вязью его сказок. Он называл Писахова «словестным колдуном».Писахов - одухотворенное зеркало севера. Вес Север со его особенностями отразился в нем. В тоже время сам Писахов, как поэт, целиком сформулирован студеной землей Беломорья.Вне этой земли нет Писахова.Но и поэтических облик Севера трудно представить без преданного ему певца.Об этом хорошо сказал Леонид Леонов в строчках, адресованных Писахову.Сказал просто и мудро:«Без Вас не мыслю севера».

Писала о другой его книги (от "Речи"), куда сказки вошли в ограниченном количестве, но всё же, они такие же интересные и исключительные.

А теперь вот наслаждаюсь ещё большим разнообразием.

К сожалению, книгу можно купить только в Архангельске, в издательстве.

Можно поискать у частных продавцов, правда, втридорога, или в некоторых архангельских интернет-магазинах. Доставка также может быть дороговата. Но поверьте, эта книга того стоит!

слогам слова доставка

www.babyblog.ru