Портрет Александры Петровны Струйской. Картины рокотова


РОКОТОВ Фёдор Степанович - Галерея произведений (101 изображение).

Открыть доступ

Ф.С.РОКОТОВ

(1735(?) – 1808)

Фёдор Степанович Рокотов принадлежит к числу удивительных отечественных портретистов восемнадцатого века. Редкий дар художника передавать «души изменчивой приметы», его неповторимое чувство цвета и виртуозное владение кистью были отмечены еще современниками и до сих пор продолжают пленять зрителей.

Оригинальные, исполненные обаяния творения Рокотова нельзя спутать с произведениями других мастеров. Развивая традиции русского портрета,  художник шёл по пути усложнения и углубления образных характеристик. Он один из первых из отечественных живописцев достиг европейского уровня мастерства.

В камерных рокотовских портретах запечатлены неповторимые черты просвещенных людей его времени, их внутренний мир, их сущность. Рокотов сумел воплотить идеал человека, сложившийся в передовой общественной среде и привлекающий своей духовной содержательностью. Открывая новые грани человеческих переживаний, творчество Рокотова в какой-то степени предвосхищало поиски мастеров последующего поколения, художников романтического направления.

Фёдор Степанович Рокотов родился предположительно в 1735 году в селе Воронцово Московской губернии. Происходил художник из семьи крепостных, принадлежавших князьям Репниным, но рано получил вольную. Сведений о первых учителях Рокотова не сохранилось. Впервые его имя упоминается в 1757 году в письме М.В.Ломоносова к И.И.Шувалову с просьбой поручить Фёдору скопировать для мозаичной работы портрет императрицы Елизаветы Петровны. В 1760 году по словесному приказанию И.И.Шувалова принят в Академию Художеств. Среди его наставников были Ротари и Токе.

В 1763 году Рокотов писал парадные портреты Екатерины II в связи с её коронацией. Художник имел в Петербурге свою мастерскую, где с помощью учеников исполнял многочисленные заказы. В 1765 году удостоен звания академика. Около 1767 переехал в Москву, работал по частным заказам, выполняя отдельные работы и по поручению Академии Художеств. В Москве Рокотов сначала снимал, а в 1785 году купил дом на Старой Басманной с мастерской во флигеле. Позже Рокотов переезжает на Воронцовскую улицу, где он и умер в 1808 году. Похоронен он был на кладбище Новоспасского монастыря. Могила его, к сожалению, утеряна.

 

 

1. Рокотов Фёдор "Портрет неизвестного" 1757 Холст, масло 44,5х33,5 Государственная Третьяковская галерея 1. Рокотов Фёдор «Портрет неизвестного» 1757 Холст, масло 44,5х33,5 Государственная Третьяковская галерея2. Рокотов Фёдор "Портрет великого князя Петра Федоровича" 1758 Холст, масло 112,5х91 Государственная Третьяковская галерея 2. Рокотов Фёдор «Портрет великого князя Петра Федоровича» 1758 Холст, масло 112,5х91 Государственная Третьяковская галерея 3. Рокотов Фёдор "Портрет императора Петра III" Холст, масло 157х111 Нижегородский государственный художественный музей 3. Рокотов Фёдор «Портрет императора Петра III» Холст, масло 157х111 Нижегородский государственный художественный музей4. Рокотов Фёдор "Портрет императора Петра III" Холст, масло 58х47 Северо-Осетинский республиканский художественный музей, Владикавказ 4. Рокотов Фёдор «Портрет императора Петра III» Холст, масло 58х47 Северо-Осетинский республиканский художественный музей, Владикавказ 5. Рокотов Фёдор "Портрет княжны Е.Б.Юсуповой" Конец 1750-х - начало 1760-х Холст, масло 57х44 Государственный Русский музей 5. Рокотов Фёдор «Портрет княжны Е.Б.Юсуповой» Конец 1750-х — начало 1760-х Холст, масло 57х44 Государственный Русский музей6. Рокотов Фёдор "Портрет великого князя Павла Петровича в детстве" 1761 Холст, масло 58,5х47,5 Государственный Русский музей 6. Рокотов Фёдор «Портрет великого князя Павла Петровича в детстве» 1761 Холст, масло 58,5х47,5 Государственный Русский музей 7. Рокотов Фёдор "Портрет И.Л.Голенищева-Кутузова" Между 1762 и 1764 Холст, масло 57х45 Государственный Русский музей 7. Рокотов Фёдор «Портрет И.Л.Голенищева-Кутузова» Между 1762 и 1764 Холст, масло 57х45 Государственный Русский музей8. Рокотов Фёдор "Портрет графа Г.Г.Орлова в латах" 1762 - 1763 Холст, масло 96,9х75,8 Государственная Третьяковская галерея 8. Рокотов Фёдор «Портрет графа Г.Г.Орлова в латах» 1762 — 1763 Холст, масло 96,9х75,8 Государственная Третьяковская галерея 9. Рокотов Фёдор "Портрет графа И.Г.Орлова" Между 1762 и 1765 Холст, масло 58,5х46,5 Государственный Русский музей 9. Рокотов Фёдор «Портрет графа И.Г.Орлова» Между 1762 и 1765 Холст, масло 58,5х46,5 Государственный Русский музей10. Рокотов Фёдор "Портрет графа И.Г.Орлова" Между 1762 и 1765 Холст, масло 59х47 Государственная Третьяковская галерея 10. Рокотов Фёдор «Портрет графа И.Г.Орлова» Между 1762 и 1765 Холст, масло 59х47 Государственная Третьяковская галерея 11. Рокотов Фёдор "Портрет императрицы Екатерины II" 1763 Холст, масло 59,5х46,9 Государственная Третьяковская галерея 11. Рокотов Фёдор «Портрет императрицы Екатерины II» 1763 Холст, масло 59,5х46,9 Государственная Третьяковская галерея12.. Рокотов Фёдор "Портрет императрицы Екатерины II" 1763 Холст, масло 155,5х139 Государственная Третьяковская галерея 12.. Рокотов Фёдор «Портрет императрицы Екатерины II» 1763 Холст, масло 155,5х139 Государственная Третьяковская галерея 13. Рокотов Фёдор "Портрет А.Г.Бобринского в детстве" Середина 1760-х Холст, масло 59,5х47 Государственный Русский музей 13. Рокотов Фёдор «Портрет А.Г.Бобринского в детстве» Середина 1760-х Холст, масло 59,5х47 Государственный Русский музей14. Рокотов Фёдор "Венера, Амур и Сатир" Между 1767 и 1773 Холст, масло 95,5х144,5 Государственный Русский музей 14. Рокотов Фёдор «Венера, Амур и Сатир» Между 1767 и 1773 Холст, масло 95,5х144,5 Государственный Русский музей 15. Рокотов Фёдор "Портрет князя С.В.Гагарина" Не позднее 1768 Холст, масло 141х106 Государственный Русский музей 15. Рокотов Фёдор «Портрет князя С.В.Гагарина» Не позднее 1768 Холст, масло 141х106 Государственный Русский музей16. Рокотов Фёдор "Портрет неизвестной в тёмно-красном платье" 1760-е Холст, масло 64х48,3 Государственная Третьяковская галерея 16. Рокотов Фёдор «Портрет неизвестной в тёмно-красном платье» 1760-е Холст, масло 64х48,3 Государственная Третьяковская галерея 17. Рокотов Фёдор "Портрет обер-камергера, генерал-аншефа, сенатора графа П.Б.Шереметева" Холст, масло 59х46,5 Астраханская государственная картинная галерея 17. Рокотов Фёдор «Портрет обер-камергера, генерал-аншефа, сенатора графа П.Б.Шереметева» Холст, масло 59х46,5 Астраханская государственная картинная галерея18. Рокотов Фёдор "Портрет неизвестной в голубом платье с желтой отделкой" 1760-е Холст, масло 58,3х45,7 Государственная Третьяковская галерея 18. Рокотов Фёдор «Портрет неизвестной в голубом платье с желтой отделкой» 1760-е Холст, масло 58,3х45,7 Государственная Третьяковская галерея 19. Рокотов Фёдор "Портрет В.П.Лачинова" 1760-е Холст, масло 60х47 Самарский областной художественный музей 19. Рокотов Фёдор «Портрет В.П.Лачинова» 1760-е Холст, масло 60х47 Самарский областной художественный музей20. Рокотов Фёдор "Портрет князя Д.М.Голицына" 1760-е Холст, масло 62,7х51,8 Государственная Третьяковская галерея 20. Рокотов Фёдор «Портрет князя Д.М.Голицына» 1760-е Холст, масло 62,7х51,8 Государственная Третьяковская галерея Страницы: 1 2 3 4 5 6

cultobzor.ru

Федор Степанович Рокотов Портрет Екатерины II: Описание произведения

Этот портрет, написанный Рокотовым в Петергофе в 1763-м году в честь коронации Екатерины II, стал эталоном изображением императрицы. Чеканный профиль, как на монетах великих империй, и выработанная годами упражнений и беспощадного корсета осанка настолько впечатлили новоиспечённую российскую государыню, что она повелевает и впредь изображать себя, ориентируясь на рокотовский оригинал.

Почему Рокотов, который, согласно официальной версии его происхождения, был всего лишь крепостным, получил допуск к изображению императрицы, до сих пор понятно не до конца. Аргунов, художник в то время гораздо более именитый, к этой работе допущен не был. А малоизвестный и сравнительно молодой (к 1763-му году ему было меньше тридцати) Федор Рокотов – был. Причем взошедшую на престол в результате дворового переворота Екатерину не остановил даже тот факт, что ранее Рокотов уже написал несколько портретов её постылого свергнутого супруга, Петра Федоровича. Более того: императрица доверит Рокотову и портреты собственных маленьких сыновей – будущего императора Павла I и незаконного отпрыска от связи с Григорием Орловым, Алексея Бобринского.

Как бы то ни было, коронационный портрет вышел удачным и даже единственным в своём роде. Рокотов выбрал редкий для XVIII века тип – профильный, построив композицию вокруг полуразвернутой сидящей фигуры Екатерины. Её дикое врожденное властолюбие, стоившее жизни Петру III, выглядит у Рокотова облагороженным и в определенной степени прекрасным. Нидерландец Георг Гроот раньше писал её вместе с мужем – еще юношески худую, с острым, выдвинутым вперёд подбородком, с крепко сжатыми тонкими губами. На этом портере она выглядит отчуждённой и напряжённой – вряд ли такой она рисовала сама себя в воображении. Итальянец Пьетро Ротари напишет позже другой её портрет – уже начавшей полнеть и оплывать, душевно аморфной (какой Екатерина не была никогда), подозрительно похожей на антипатичную ей императрицу Елизавету Петровну. Конечно, оба портрета иностранцев не могли понравиться Екатерине. Но вот русский Рокотов сумел ухватить её характер, её суть: ум, энергия, всепоглощающая воля к власти, и сама воплощенная власть, которая для императрицы превыше всего.

1763 год. Год, когда написан портрет Рокотова и когда Екатерина восходит на престол. Отдавая себе отчёт в шаткости собственного положения, она умно играет на усталости придворных кругов от крайностей самодержавия. Она заблаговременно рисует целую программу оздоровления государства: либеральных послаблений, уважения законности и человеческого достоинства, обещает расцвет просвещения, вербует сторонников и очаровывает противников. По-видимому, Рокотов в полной мере осознает все тонкости этого политического расклада, поскольку изображает императрицу так, будто она находится в состоянии диалога с невидимым собеседником. Её взгляд по-царски снисходителен и в то же время напряжённо-внимателен. Она готова слушать и слышать, внимать и учиться (вспомним хотя бы её переписку с энциклопедистами), но неумолимо сжатые губы и характерный волевой подбородок говорят: право окончательных решений отныне и навсегда Екатерина оставляет за собой.

Нужно сказать, что в абсолютном большинстве своих картин Рокотов почти не выписывает ткани и никогда не уделяет внимания заднему плану, оставляя лишь нейтральный и однородный темный фон. Однако в случае с коронационным портретом Екатерины он смиренно принимает все неизбежные условности парадного изображения, и делает это с лёгкостью и свободой настоящего мастера.

Античная колонна на заднем плане, обитый бархатом трон, скипетр и держава (символы государственной власти), детали наряда и жемчуга в прическе – всё это говорит, во-первых об уровне художника, а во-вторых, о том, что его последующий разворот к камерному портрету был умышленным и программным. Несмотря на все преимущества близости ко двору, Рокотову явно интереснее внутренняя жизнь модели, чем её статусные атрибуты. Через несколько лет после написания коронационного портрета Екатерины Рокотов по не известным нам мотивам самовольно порывает с Академией, оставляет Петербург и навсегда уезжает в далекую от придворных интриг Москву, чтобы больше не зависеть от изменчивой благосклонности двора и стать первым русским «свободным художником».

Автор: Анна Вчерашняя

artchive.ru

Федор Степанович Рокотов Портрет Александры Петровны Струйской: Описание произведения

Александра Петровна Озерова, в замужестве Струйская, вряд ли подозревала, что в будущем, 200 лет спустя, ею будут восхищаться потомки, а ни в чем не повинных и совершенно глухих к искусству школьников станут принуждать писать сочинения о её ускользающей красоте.

Если и могла Александра Петровна, подобно многим тщеславным красавицам XVIII века, питать смутные надежды, что образ её увековечит искусство, то, вероятней, связывала их с многословными поэмами собственного мужа, но уж никак не с чересчур «скромным», по понятиям её эпохи, портретом Рокотова.

Стихи Николая Еремеевича Струйского, восторженного и неистового графомана-холерика, не устававшего воспевать супругу и называвшего её «Сапфирой», печатались на дорогой бумаге в специально для этой цели построенной типографии в их поместье Рузаевка, с современнейшим оборудованием и опытными печатниками. Все шедевры полиграфического искусства (по качеству исполнения им действительно в России не было равных) из типографии Струйских тотчас же отсылались императрице Екатерине II, чтобы она могла похвастать ими перед своими просвещёнными иностранными визитёрами.

А что же портрет, написанный другом семьи Рокотовым в тот год, когда 18-летняя Сашенька стала женой Струйского? Да ничего! Просто оставался висеть в одной из дальних и тёмных комнат. Он явно недостаточно впечатлял Александру Петровну: известно, что в парадной зале она приказала повесить другой свой портрет – поколенный или в полный рост и в платье с фижмами.

Рокотов вряд ли стал бы писать Стуйскую так. Он не любил помпезных парадных портретов. Он был единственным для своей эпохи художником, кто мог с лёгкостью пренебречь многоцветной роскошью нарядов, переливающихся шелков и пенящихся кружев, которые так любили придворные итальянцы и французы. Он даже не выписывал фон со сложными по композиции натюрмортами, как его ровесник и соперник Левицкий. Всё это было ему бесконечно чуждо. По большому счету, Рокотова интересовало лишь лицо модели и те черты её внутреннего мира, которые он единственный был способен вызывать к жизни на своих портретах. «Души изменчивой приметы переносить на полотно» – скажет о методе Рокотова поэт Николай Заболоцкий, один из многочисленных поклонников «русской Джоконды».

О модели рокотовского портрета по мемуарам известно не слишком много, но достаточно. Она была приветливой, обходительно и гостеприимной хозяйкой. Милой и спокойной. Гости побаивались странностей Струйского, но теплота и радушие Александры сглаживали их. Родила мужу 18 детей, из них – целых 4 пары близнецов. Некоторые из детей умерли при родах или в младенчестве, но большинство Александра Петровна сумела поднять на ноги и вывести в люди. Она на целых 43 года пережила своего оригинала-мужа, но всю жизнь сохраняла о нём память, оставляя неприкосновенной обстановку в его кабинете. Слухи о романе Струйской и Рокотова, по-видимому, всего лишь плод романтической фантазии зрителей.

Александра Петровна так и не узнала о маленьком секрете Рокотова и Струйского, который они предпочти от неё скрыть. Дело в том, что она не была первой любовью Николая Еремеевича. В ранней юности он уже был женат, а в 20 лет остался вдовцом. В пензенском имении Струйских долго хранился «Портрет неизвестного в треуголке». Благообразный юноша с здоровым румянцем. Красивый рисунок губ. Мягкая улыбка. Прототип – не известен. Когда картина попал в руки исследователей, поначалу решили, что это портрет Алексея Бобринского, незаконного сына Екатерины II и Григория Орлова (когда-то давно Рокотов писал его младенцем). Неясно было только, зачем портрету Бобринского было храниться в семейном собрании Струйского.

На помощь пришли новейшие методы исследования: в рентгеновских лучах стало видно, что мужской камзол и треуголка написаны поверх женского платья, а вот лицо оставлено без изменений. Так родилась версия, что это портрет первой жены Струйского, Олимпиады Сергеевны. При пособничестве Рокотова Николай Еремеевич накануне новой женитьбы позаботился, чтобы у второй Струйской не возникло малейших поводов для расстройства или ревности.

Александра на портрете Рокотова написана естественно и просто. Никаких ужимок и причуд. Никаких сложных укладок и сложносочиненных нарядов. Никакого жеманства. Не понять, о чем она думает. Не ответить даже, какие цвета преобладают в портрете – настолько плавны и тонки переходы оттенков. Всё зыбко и всё загадочно. Это именно «ускользающая красота», мерцающая, пленительная, недоговоренная и в полной мере оценённая лишь в ХХ веке.

Автор: Анна Вчерашняя

artchive.ru


Смотрите также