Морис Утрилло (Utrillo): картины, биография. Картины утрилло


Морис Утрилло (Utrillo): картины, биография

Картины Мориса Утрилло

Картина Мориса Утрилло

Морис Утрилло (фр. Maurice Utrillo, 25 декабря 1883 - 5 ноября 1955), – выдающийся французский  живописец-постимпрессионист. Признанный мастер городского пейзажа. 

Творчество Мориса Утрилло зна­чительно обогатило французскую пейзажную живопись начала XX века. Вместе с Марке и Боннаром Морис Утрилло принадлежал к поколе­нию, сменившему в области город­ского пейзажа художников-импрес­сионистов. Не примкнувший ни к одному направлению, получавший уроки только у своей матери Сю­занны Валадон, Утрилло в своем творчестве создал свой собственный образ Парижа, мир, пронизанный чувством оди­ночества и скрытой тревоги.  До 1906 года художник подписы­вал свои работы как Морис Вала­дон, затем остановился на имени усыновившего его, когда он был восьмилетним мальчиком, друга его матери испанца Мигеля Утрилло-и-Молинс. Поначалу занимаясь искусством под давлением матери, старавшейся приохотить сына к ка­кому-то ремеслу, Морис вскоре увлекся живописью: всю жизнь она помогала ему преодолевать тоску и безнадежность.Морис Утрилло

 Наиболее интересный и плодот­ворный период в искусстве Мориса Ут­рилло— это 10-е годы нашего столетия. Ранее наиболее ориги­нальными были у него изображе­ния французских соборов, мощных, давящих своей тяжестью; они вдруг зажили на холстах живопис­ца своей самостоятельной жизнью.

Но мировую славу принесли Морису Утрил­ло виды Монмартра.  При всей поэтической обыденности Мон­мартр в интерпретации Утрилло постоянно вызывает чувство щемящей горечи. Утрилло великолепно чувствует фактуру оштукатурен­ных стен, камня, шероховатого песчаника.  Художник – настоящий мастер в изображении древних соборов из натурального камня. На полотнах природный камень предстает изъеденный временем, Утрилло передает специфическую насыщенность тона камня, текстуру и фактуру природного материала. Чтобы живописно передать все это, он пишет не просто маслом, но мешает его с песком, добавляет клей, известь, накладывает ку­сочки мха, листики бумаги. Он ра­ботает пастозно, густо, порою наносит краску на холст ножом, разглаживает ее пальцами. С по­мощью белого цинка, желтого хрома, кобальта, вермийона, тем­ного краплака художник создает утонченную, деликатную и очень насыщенную цветовую гамму. Упрощая реальные формы, Мориса Утрилло сво­дит очертания предметов к их осно­ве, свободно обобщает контур. Ча­сто на первом плане изображена плоскость ограды или стены дома. В контрасте с этой весомой, фактурно выявленной поверхностью очертания уходящих в глубину строений и редких деревьев при­обретают особенную остроту. Жи­вописные пятна чередуются с рез­кими графическими линиями, вер­тикали с горизонталями, объемы с пустотами.

Пейзажи Утрилло одухотворены болью, страданиями человека; мертвые формы, которые создает он, способны чувствовать и тоско­вать. Пространство замкнуто, за­ковано, сдавлено стенами, взгляд всегда упирается в тупик, из ко­торого нет выхода. Но это оцепе­невшее пространство, где время словно остановилось, полно трево­ги, но конкретно и ощутимо. После первой мировой войны в искусстве Утрилло наблюдаются некоторые изменения. Тема Мон­мартра продолжает оставаться главной, хотя и разнообразится рядом новых мотивов. Колорит же становится менее сдержанным, более светлым, звучным, поли- хромным. Краска кладется тоньше, начинает блестеть на холсте. Те­перь Утрилло особенно любит писать город в праздничные дни, когда он разукрашен трехцветными флагами, яркими полотнищами и афишами. Художник начинает замечать цветы на балконах, кра­соту раскидистых крон деревьев, свежие чистые хлопья снега на крышах и мостовых («Кабачок «Резвый кролик»). Однако регу­лярная организованность компо­зиции, тяготеющая подчас к сим­метрии, возрастающая сухость контура со временем начинают при­давать его работам некоторую схе­матичность и жесткость. Но даже в поздних произведениях Утрилло с их резкой геометриза­цией линий, плоскостностью объе­мов есть удивительная привлека­тельность. Плоскостность придает архитектуре в его пейзажах стран­ ный оттенок декораций, а миру — некое сходство с театром марио­неток, чаще всего грустным, но в то же время трогательным и в чем-то наивным. Признание пришло к Утрилло поздно, когда он уже сказал в своей живописи все, что хотел и мог сказать. Старый Монмартр умер, и вместе с ним ушло вдохно­вение его «портретиста». Темы, которым художник преданно, с такой любовью служил своей кистью в годы творческого подъе­ма, были исчерпаны, и позже пей­зажи его, регулярно появляющиеся на выставках, стали казаться странным анахронизмом, чем-то давным-давно пережившим свое время. Последние десятилетия жизни Утрилло творчески были целиком замкнуты прошлым.

Литература."М. Утрилло. Париж" (Альбом). Автор-составитель М. Прокофьева, М., 1969.

На основе статьи   из книгм "Сто памятных дат. Художественный календарь 1973"

Смотрите галерею: Виды Парижа на картинах Мориса Утрилло

Vaso di fiori, 1938

натюрморт Утрилло

Цветы, 1946

Цветы, 1946

Il Mulino, 1922

живопись Мориса Утрилло

Le Lapin Agile - The nimble rabbit, 1912

пейзажи Мориса Утрилло

Paris, Rue Ravignan, 1913

Renoir`s Garden, 1909-1910

Rue du Mont Cenis, ancienne maison Berlioz, 1923

Street in Nanterre, 1913

Vase de Fleurs, 1938-39

The Village, 1912

Морис Утрилло картины

The Chateau

The Bridges of Toulouse, 1909

Stadsgezicht Rue St. Vincent

Sacre Coeur de Montmartre and Chateau des Brouillards, 1934

Rue Saint-Vincent and the Lapin Agile, 1917

Rue de la Jonquiere, 1909

Restaurant Bibet a Saint Bernard, Ain, 1925

Notre-Dame de Clignantcourt, 1912

Moulin de la Galette, 1908

Moulin de la Galette et Sacre-Coeur

Мулен де ла Галет

Мулен де ла Галет

Lapin  Agile

La Maison Chaudoin, 1906

La Maison Bernot, 1924

La Distillerie а Saint-Denis, 1923

House on the Isle of Ouessant, Brittany

Eglise Saint-Pierre and the Coupola of Sacre-Coeur, 1911

Church of St. Severin

Church of Le Sacre-Coeur, from rue Saint-Rustique, 1928

Church in Provence

Chiesa di S. Leomer, 1929

Комментарии пользователей Facebook и ВКонтакте. Выскажи мнение.

Последние материалы в этом разделе:

↓↓ Ниже смотрите на тематическое сходство (Похожие материалы) ↓↓

www.artcontext.info

Морис Утрилло, картины и биография художника

Морис Утрилло (фр. Maurice Utrillo; 26 декабря 1883, Париж- 5 ноября 1955, Дакс) — французский художник-постимпрессионист, мастер городского пейзажа.

Отцом Мориса Утрилло мог быть Огюст Ренуар или Пюви де Шаванн. А возможно, отметился Тулуз-Лотрек? Или сам Эдгар Дега? Впрочем, мальчик мог родиться и от любого не столь известного обитателя Монмартра, на котором его мать, Сюзанну Валадон, чрезвычайно ценили как талантливую натурщицу. Генетический анализ в те годы не делали, а Сюзанна отличалась весьма свободными взглядами на отношения женщин и мужчин в целом, художников и их натурщиц — в частности. Так что осталось загадкой, кто передал художественный талант Морису по отцовский линии.

Чьего авторства дитя?

17-летняя Сюзанна отдала ребенка на воспитание своей матери. Бабушка Мориса была простой прачкой. А нравом дитя обладало чрезвычайно неуравновешенным, уже в младенчестве с ним случались нервные припадки. Чтобы утихомирить внука, бабушка ему давала смешанное с молоком вино…

Бытует забавная, почти анекдотическая история, объясняющая, откуда у сына Сюзанны Валадон фамилия Утрилло. Во время обеда в компании друзей кто-то задал ей вопрос об отце мальчика. «Возможно, это работа Пюви де Шаванна, а может, Ренуара или Дега», — полушутя ответила Сюзанна. Ее приятель, художественный критик и писатель Мигель Утрилло-и-Молинс воскликнул, что был бы счастлив «поставить свою подпись под творением любого из этих мастеров». И таки «поставил»: он усыновил мальчика и дал ему свою фамилию. Из этого совершенно не следует, что Морис обрел отчима, напротив, вскоре Мигель уехал в Испанию и более о себе на напоминал.

Много, очень много алкоголя

Морису Утрилло было 13 лет, когда Сюзанна Валадон вышла замуж за преуспевающего юриста Поля Мусси и забрала сына у бабушки. По одной из версий, к тому времени он, вскормленный вином, уже был алкоголиком. По другой — именно добираясь вместе с рабочими из предместья в школу на Монмартре, он пристрастился к их угощениям выпивкой. Велика вероятность, что оба факта имели место. Если не удавалось добраться до спиртного, Морис крушил всё, что под руку попадется, угрожал самоубийством. В итоге отчим забрал его из школы и устроил на работу — может быть, график и труд положительно повлияют на юнца? Не повлияли. Его выгоняли за пьянство отовсюду, даже чистильщик обуви не смог терпеть Мориса в помощниках больше месяца. Ему исполнилось 18 лет, когда с ним случился первый приступ белой горячки. Два месяца Морис провел в психиатрической клинике.

Период Монманьи

Из лечебницы он вышел в дом матери и отчима в Монманьи. Кто-то из врачей порекомендовал Сюзанне, раз уж она художница, попробовать и Мориса привлечь к рисованию — просто в надежде отвлечь его внимание от бутылки. Не сказать, чтобы всё шло гладко: Морис злился, рвал бумагу, вышвыривал в окно карандаши. Но рисовать все же начал. Как в таких случаях сообщают биографы, это был «этап становления художника». А еще он просто пытался угодить матери, к которой испытывал болезненную привязанность, представлявшую собой синтез ревнивого обожания и ненависти.

Сначала делал наброски карандашом, после перешел на масло. Сюзанна Валадон предоставила в распоряжение сына палитру, состоящую из пяти цветов: цинковые белила, два желтых оттенка, киноварь и розовая марена. Тогда Морис работал большей частью в технике импасто. Картину он заканчивал за 2−3 часа. В 1903 году начал писать на пленэре.

Поначалу он подписывал свои картины «Морис Валадон». Достоверно неизвестно, что именно в тот раз омрачило его отнюдь не безоблачные отношения с матерью, но с 1906 года он отказался от использования материнской фамилии и стал подписываться «Морис Утрилло». Примерно тогда Сюзанна развелась, а Морис перебрался в мастерскую на Монмартре. Палитра его стала более темной, в ней появились зеленый и коричневый тона (1, 2)

Певец Монмартра

Монмартр стал главным сюжетом Мориса Утрилло. Незадолго до того, как Утрилло поселился на Монмартре, в тех же местах обитали Гоген, Ренуар, Ван Гог. Однако их искания и эксперименты Мориса не трогали. Единственные, кого можно назвать более-менее авторитетами для него — Камиль Писсаро и Альфред Сислей. Друзья среди художников? Амедео Модильяни был для него в первую очередь собутыльником. Утрилло даже сбегал из лечебницы, чтобы колобродить всю ночь с Модильяни. «Ты великий художник!» — заявил Модильяни как-то. Утрилло же решительно поставил товарища выше себе — хотя бы потому что тот был способен выпить больше вина.

Париж Мориса Утрилло — это не «блеск и нищета», не увеселения и не легкость. Он — об одиночестве и уходящей к горизонту узкой улице, в те годы еще совершенно безлюдной. Вспомним, что мир не был дружелюбен к нему. С самого детства он выглядел отщепенцем, вызывал смех, его гнобили, дразнили, били. Мальчишки улюлюкали ему вслед и кричали: «Полишинель идет!» Утрилло входит в число художников, которые при жизни нередко писали «за еду», хотя в его случае насчет еды не факт, что он стал бы ради нее напрягаться, а вот за выпивку писал нередко. Позже эти работы, набросанные за столиками заведений, называли «Утрилло из бистро».

Белый период в творчестве Мориса Утрилло

В 1909 году Морис Утрилло выставил свои работы на Салоне и имел успех. Вскоре последовала персональная выставка, принятая опять же на ура. С этого времени он оставил работу на пленэре и перешел в мастерскую. Натуру ему заменили почтовые открытки, композицию он переносил на холст циркулем и линейкой, бывал по этому поводу неоднократно упрекаем в сухости и повторяемости. «Белым периодом» называют работы, написанные в 1910—1914 годах. Палитра художника существенно осветлилась, и, как несложно догадаться, особенно он пристрастился к белому цвету (1, 2).

Колористический минимализм Утрилло иногда уравновешивал богатством фактуры: он добавлял в масло песок, клей, использовал известь, делая мазок более осязаемым, да и краску наносил на холст ножом, растирал пальцами, прикреплял к холсту кусочки бумаги. Кажется, ему хотелось уплотнить, укрепить, сделать максимально явственными и ощутимыми свои изображения.

Цветной период

Следует внести ясность в разделение творчества Мориса Утрилло на периоды. Это в первую очередь об изменении палитры. Манера его как таковая мало менялась на протяжении всей жизни. Оно и понятно: он не интересовался исканиями современных ему художников, к предшественникам тоже не питал пиетета. Ни по музеям, ни по картинным галереям Утрилло не ходил. Альфред Барр (первый директор МоМА) вспоминал, что его попытка поговорить с Мориссом Утрилло о живописи оказалась провальной: «Когда я называл ему имена великих художников прошлого, он смотрел на меня так, словно впервые слышал о них».

В цветной период, с 1915 по 1930-е годы, Утрилло часто писал церкви, соборы и развлекательные заведения — кабаре, кафе. На холстах его стали появляться даже люди — как правило, написанные схематично, чаще всего повернутые спиной к зрителям (1, 2, 3). За счет достаточно простой структуры картин Утрилло много подделывали даже при жизни. Кстати, не факт, что он смог бы даже сам опознать подделки, потому как учета своих картин не вел и трезв в процессе творения был не часто.

В 1916 году очередной приступ белой горячки привел Мориса Утрилло в клинику для душевнобольных. Его лечили, выписывали, он продолжал пить, снова попадал в лечебницу. Всё это сопровождалось нервными срывами, попытками суицида и нескончаемым пьянством. После очередного дебоша он был задержан полицией. Сюзанна Валадон, его любимая и ненавидимая мать, поняла, что в Париже оставлять Мориса нельзя.

Как ни удивительно, финансовые дела его к тому времени складывались очень неплохо, картины покупали по достаточно высоким ценам. Поэтому Сюзанна Валадон на вырученные от продажи работ сына деньги приобрела виллу вблизи Лиона и увезла туда Мориса. Возможно, таким образом она с опозданием выполнила материнский долг перед ранним ребенком неизвестного «авторства»? По крайней мере, судьба Утрилло благодаря вмешательству Сюзанны сложилась иначе, чем у его товарища-собутыльника-гения Амадео Модильяни, которого никто не смог удержать от самоуничтожения.

Поздний Утрилло и поздняя женитьба

Поздним периодом Утрилло биографы называют время с 1930-х годов и до самой смерти художника. В возрасте 47 лет Морис Утрилло женился на вдове бельгийского банкира Люси Повель, коллекционировавшей его работы. Некоторые биографы полагают, что на женитьбе сына настояла Сюзанна Валадон, опасавшаяся, что без нее Морис окажется совершенно не приспособлен к жизни. Впрочем, есть и другая версия: всю жизнь страшно ревновавший мать к многочисленным ухажерам Морис женился ей назло. Как бы то ни было, Сюзанна умерла на следующий год, а Утрилло оказался уже под присмотром жены. Люси взяла дела в свои руки, полностью поддержав идею Сюзанны о том, что в Париже Морису не место, сопьется окончательно. «Молодые» поселились в пригороде.

То ли забавный, то ли грустный факт из семейной жизни Утрилло и истории возникновения картин. Галерист Поль Пидрес в 1935 году получил единоличное право на продажу любых написанных Утрилло работ. Взамен он платил его семье фиксированную (весьма существенную) сумму за еженедельно представляемую ему картину. Морис Утрилло по этому поводу отнюдь не пылал жаром вдохновения, а напротив, терпеть не мог Пидреса. Тот приходил почти на всё воскресенье, Морис кривился: «Опять он! Как же он мне надоел!», а Пидрес подгонял художника прямо у мольберта: «Пиши! Время идет. Стены! Теперь ставни! Подпись!». Утрилло со страдальческим выражением на лице работал, мечтая поскорее выставить галериста за дверь. А тот паковал в багажник еще сырой холст, отдавал Люси деньги и уезжал — до следующего воскресенья.

Персональные выставки Мориса Утрилло с большим успехом проходили в США, Англии, Германии и Швейцарии. Колорит позднего Утрилло расцвел в полную силу (1, 2). И, пожалуй, в его работах поубавилось той тоски и одиночества, которыми веяло от улиц и храмов на ранних картинах. В 1928 году Морис Утрилло был удостоен высшей наград Франции — Ордена Почетного легиона. Еще при жизни художника его работы оценивались в миллионные суммы: одна из картин «белого периода» в 1950-м году ушла с аукциона за 8 миллионов франков. А в следующем году публика рыдала над фильмом «Трагическая жизнь Мориса Утрилло». Кстати, о кинематографе. Немногие знают, что в фильме «Когда б Париж поведал нам», вышедшем в прокат уже после его смерти, Морис Утрилло сыграл эпизодическую камео-роль, то есть самого себя. Но вся эта суета совершенно не трогала его. Он уходил к себе в мастерскую, запускал на полу игрушечный паровозик, давным-давно подаренный матерью, и отгораживался от мира, в котором по-прежнему чувствовал себя чужим.

Автор: Алена Грошева

artchive.ru

Творчество и безумие Утрилло — PaintingRussia

copy-of-copy-of-copy-of-copy-of-copy-of-copy-of-copy-of-copy-of-%d0%ba%d0%b0%d0%b6%d0%b5%d1%82%d1%81%d1%8f-%d0%bc%d0%b5%d0%bd%d1%8f-%d0%bf%d0%be%d1%87%d1%82%d0%b8-%d0%b7%d0%b0%d0%b3%d0%b8%d0%bf%d0%bdОдин из кадров фильма «Модильяни» врезается в память с навязчивостью сцены из фильма ужасов – картина «Безумие» Мориса Утрилло и моменты жизни художника, предварявшие ее написание. Это одна из немногих (если не единственная) картина Утрилло, центром которой становится человек. Человек, мучимый не столько окружающим его зеленоватым мраком, сколько лучами недостижимого света. В сгустке боли, который сросся в одно целое с собственной тенью, несложно распознать самый болезненный в истории живописи автопортрет: в 1916 году постимпрессионист оказался в психиатрической клинике в городке Вильжюиф на севере Франции, после сменив его на приют Пиклюс – эти события и стали толчком к написанию картины. Она стала черной вороной среди выбеленных городских пейзажей мастера, которые и прославили его имя. Но вернемся на несколько шагов назад.

БезумиеБезумие

Еще мальчиком Утрилло наблюдал за работой будущих коллег на Монмартре, а некоторые живописные навыки получил от матери Сюзанны Валадон, художницы и натурщицы – ее фамилией он и подписывал свои первые работы (Морис Валадон), но позже взял фамилию своего отчима-испанца. Мексиканский живописец Диего Ривера (муж Фриды Кало), рассказывал анекдот о происхождении мальчика: «После рождения Мориса Сюзанна Валадон пришла к Ренуару, которому она позировала за 9 месяцев до этого. Ренуар посмотрел на ребенка и сказал: “Он не может быть моим, его цвет ужасен!” Затем она пошла к Дега, которому тоже позировала в то время. Он сказал: “Он не может быть моим, его форма ужасна!” В кафе Валадон увидела знакомого художника Мигеля Утрилло и все это ему рассказала. Мигель ответил, что она может дать ребенку фамилию Утрилло: “Это честь для меня – дать свое имя работе Ренуара или Дега!”». Кто бы ни был отцом ребенка, он несомненно передал ему часть своего таланта, который вылился в другую, более современную и меланхолическую форму.

Ранние работы Мориса Утрилло напоминают о городской поэзии Сислея и Писсаро.

Мосты Тулузы

Мосты Тулузы

Ворота Сен-Мартен

Ворота Сен-Мартен

В более поздних сквозит скорее Сезанн – сквозит по широким продувным улицам, бесприютным и по-европейски прямым. Формы становятся твердыми и осязаемыми, цвета – чуть более однозначными и прямолинейными, безвозвратно исчезает воздушный «дрожащий» мазок. Возможно, уход от импрессионистической лирики к этой строгости линий объясняется отказом от пленэрной живописи в пользу «срисовывания» с фотографий и открыток (к слову о вечном вопросе о том, стоит ли художнику писать картины по фото: как видите, так делали даже именитые мастера!).

Улица Жонкьер

Улица Жонкьер

Сен-Жермен-де-Пре

Сен-Жермен-де-Пре

Лапен Ажиль

Лапен Ажиль

Сакре Кёр и Шато де Бройар

Сакре Кёр и Шато де Бройар

Заснеженная улица

Заснеженная улица

Как это, к сожалению, нередко бывает с творческими людьми, Утрилло был подвержен склонности к пьянству. Это было на руку самым ушлым из «любителей прекрасного», которые не гнушались бартером выменивать у живописца картины на алкоголь. В наши дни работу Мориса Утрилло можно обменять разве что на коллекционную бутылку «Veuve Clicquot» вековой выдержки: ценники на его полотна достигают нескольких миллионов долларов.

Тем, кого заинтересовало творчество автора, рекомендую заглянуть в сборник воспоминаний современников о художнике. Книгу можно приобрести на сайте ozon.ru, где есть доставка почтой по России:

 

Читайте также: 4 фильма о художниках

Поделиться ссылкой:

Понравилось это:

Нравится Загрузка...

paintingrussia.com

Монмартр на картинах Мориса Утрилло и старых фото

Maurice Utrillo. Sacré Coeur de Montmartre et Château des Brouillards, 1934© González-Alba

33

Maurice Utrillo Renoir dans le jardin du Château des Brouillards© González-Alba

35

Maurice Utrillo. Escaliers du Passage Cottin. 1922© González-Alba1

Maurice Utrillo. Eglise Saint Pierre de Montmartre. 1914© González-Alba

7

Maurice Utrillo. La maison de Mimi Pinsón, 1914

8

Maurice Utrillo. La maison de Berlioz. 1923

10

Maurice Utrillo. La maison de Berlioz. vers 1917

11

Maurice Utrillo. La Tour du Philosophe. 1917

12

Maurice Utrillo. Le jardin de Renoir vers 1910

13

Maurice Utrillo. Le Lapin Agile sous la neige

15

Maurice Utrillo. Le Moulin de la Galette 1908

16

Maurice Utrillo. Le Moulin de la Galette

17

Maurice Utrillo. Le Moulin de la Galette enneigé. 1923

18

Maurice Utrillo. Le Passage Cottin. 1910

19

Maurice Utrillo. Le Sacre Coeur de la Rue Saint Rustique. 1928

20

Maurice Utrillo. Le Sacré-Coeur depuis la Rue Saint-Rustique enneigée 1937

21

Maurice Utrillo. Le Sacré-Coeur et le passage Cottin enneigé 1934

22

Maurice Utrillo. L'Eglise Saint Pierre et la Coupole du Sacré-Coeur. 1911

24

Maurice Utrillo. Place des Abbesses enneigée 1907

25

Maurice Utrillo. Restaurant Maison Catherine. Place du Tertre. 1917

27

Maurice Utrillo. Rue Custine. 1909

28

Maurice Utrillo. Rue du Mont-Cenis. 1914

29

Maurice Utrillo. Rue du Mont-Cenis

30

Maurice Utrillo. Rue du Mont-Cenis

31

Maurice Utrillo. Rue Tholozé. 1913-14

32

Maurice Utrillo. Théâtre de Montmartre

34

Монмартр на картинах других художников и старых фото

fotoparis.livejournal.com

Художник недели: Морис Утрилло

В декабре этого года исполнится 130 лет со дня рождения одного из самых известных художников-пейзажистов ХХ века Мориса Утрилло (1883–1955)

В декабре этого года исполнится 130 лет со дня рождения одного из самых известных художников-пейзажистов ХХ века Мориса Утрилло (1883–1955). Париж писали многие художники; но большинство их видели Город как явление, как сплетение улиц и зданий, мостов и набережных, базилик и бульваров, рассветов и дождей, влюбленных и клошаров. Утрилло же был живописцем улицы, дороги, переулка, дома — писал, так сказать, не толпу, но лицо в толпе — каждый раз новое, отстраненно интересное и живое.

Будущий художник появился на свет на первый день после Рождества, 26 декабря 1883 года, став своеобразным подарком для своей семнадцатилетней матери Марии-Клементины Валадон, в прошлом цирковой акробатки, а ко времени рождения сына — известной натурщицы и подающей надежды художницы. Мария-Клементина (в будущем — Сюзанна) Валадон была довольно популярна в артистических кругах Парижа. Она позировала Ренуару, Тулуз-Лотреку, Пюви де Шаванну и, конечно, Эдгару Дега, у которого даже брала уроки живописи. Возможно, эта ее популярность и стала причиной того, что настоящее имя отца Мориса так и осталось неизвестно (среди предполагаемых отцов числились тот же Пюви де Шаванн, Ренуар, а также некий художник Боасси). В апреле 1891 года номинальный отец у сына Валадон появился: семилетнего Мориса усыновил испанский художник и художественный критик Мигель Утрилло-и-Молинс. Сделал он это, скорее всего, из-за хорошего отношения к его матери, но больше никакого участия в жизни Мориса не принимал.

Довольно забавную версию этого усыновления, рассказанную Диего Риверой, оставила американская собирательница Рут Баквин: «После рождения Мориса Сюзанна Валадон пришла к Ренуару, которому она позировала за 9 месяцев до этого. Ренуар посмотрел на ребенка и сказал: “Он не может быть моим, его цвет ужасен!” Затем она пошла к Дега, которому тоже позировала в то время. Он сказал: “Он не может быть моим, его форма ужасна!” В кафе Валадон увидела знакомого художника Мигеля Утрилло и все это ему рассказала. Мигель ответил, что она может дать ребенку фамилию Утрилло: “Это честь для меня — дать свое имя работе Ренуара или Дега!”».

Морис, чьим воспитанием занималась практически только его бабушка, рос нервным и вспыльчивым ребенком — прогуливал школу и часто попадал в неприятности. Спокойствия в дом не добавлял и его ранний алкоголизм. По одной из версий, чтобы успокоить маленького Мориса, бабушка с самого раннего детства давала ему вино, по другой — подростка угощали выпивкой попутчики, с которыми он ездил из пригорода Парижа (семья поселилась там в 1896 году, когда Сюзанна Валадон вышла замуж за юриста Поля Муси) до своей школы на Монмартре.

Морис попросту спивался, и в 1900 году отчим забрал его из учебного заведения и устроил на работу, рассчитывая, что труд и строгий рабочий график не позволят Морису так много пить. Однако работа не помогала. В 18 лет Морис впервые попал в клинику с приступом белой горячки. Одной из рекомендаций врачей для приведения его в адекватное состояние было занятие живописью. Сюзанна Валадон, желая спасти своего сына и отвлечь его от пагубной привычки, начала учить его всему, что знала сама. Так Морис Утрилло попал в мир искусства.

Его первые опыты в живописи относятся к 1902 году; в это же время он поселился в доме отчима и матери в Монманьи. Начинал Утрилло с набросков карандашом, а спустя некоторое время стал писать маслом. Уже осенью 1903-го он работал на пленэре — писал виды, открывавшиеся с родительского крыльца, а также пейзажи окрестных поселков, Монманьи и Пьерефитта. 1904–1906 (1907) годы в творчестве Утрилло сегодня называют «ранним (Монманьиским) периодом». Сюзанна Валадон предложила своему сыну довольно странную палитру, состоявшую лишь из пяти красок: белил, двух оттенков желтого, киновари и розовой марены. Это оказалось очень кстати и для расстроенных нервов, и для будущей творческой манеры Мориса: он не привык к самоограничениям, но был поставлен в жесткие рамки извне — и с ними пришлось считаться. Переработав некоторые приемы Писсарро и Сислея (вертикально выстроенный пейзаж, прямые, острые мазки, лаконичный колорит) он пришел к почти графичной манере, с прямыми линиями домов и улиц, прозрачным воздухом и уплощенной перспективой — и эта манера уже была его собственной.

В 1906 году Морис — видимо, желая утвердиться в собственной художественной самостоятельности — начал подписывать свои работы фамилией Утрилло, отказавшись от материнской фамилии (прежде он подписывался Морис Валадон, Морис Утрилло В. или М. У. Валадон).

В 1907 году мать и отчим расстались, и Морис вновь оказался на Монмартре. С этих пор Париж, и особенно Монмартр, стали главной темой его творчества. В Париже художник пережил краткий период импрессионизма (1907–1908). В это время он искал ракурсы, композиции, которые наилучшим образом передавали бы жизнь его словно застывших во времени улиц. В это время он много работал темными, насыщенными оттенками зеленого, коричневого, которых раньше не было в его палитре, писал кистью и мастихином — широкими, быстрыми мазками.

В 1909 году Утрилло с успехом показал свои картины на Салоне. С этого времени он больше не работал на пленэре — теперь Утрилло писал Париж и Монмартр, и в основном по фотографиям и открыткам. Окончательно сложилась и характерная композиция его работ — узкая улица или дорога, уходящая к линии горизонта, в средоточие уплощенных линий построек и домов. Художник отказался от сложной формы, сводил, где возможно, образы к простым геометрическим силуэтам и прямым линиям, перенося изображение на холст с помощью линейки и циркуля. Многие критики того времени находили такую манеру живописи излишне упрощенной и сухой, но с годами она почти не менялась, что не мешало его работам находить все новых поклонников и завоевывать известность. К 1910 году его палитра стала заметно светлее; к нему пришла известность, его признала критика. В 1913-м с большим успехом прошла его первая персональная выставка.

Все эти первые достижения относятся к 1909–1914 годам, периоду, который в творчестве Утрилло принято называть «белым» — по характерному преобладанию в палитре белого цвета и его оттенков: белесыми выглядят небо и дороги, белой штукатуркой покрыты стены домов; белым светом исходит пустота его города и улиц, на которых практически не ощущается и следа человеческого присутствия.

Цветовой минимализм, вероятно, потребовал от художника уравновесить его фактурностью — и Утрилло стал добавлять в масло песок, клей, известь, накладывать на холст кусочки мха и бумаги.

В 1914 году «белый период» сменился «цветным», который доминировал в творчестве Утрилло следующие два десятка лет. Палитра Утрилло в эти годы расцвела яркими красками, которые он теперь накладывал более тонкими, прозрачными и широкими мазками. Поэтому закономерно, что линия в его работах стала более графичной, а перспектива и горизонт, выстроенные ею, — чуть ли не математически выверенными. Еще одним важным новшеством в живописи этого времени было появление в пейзаже человеческих фигур — пусть пока в качестве стаффажа, но с ними возникло время, которому ранее доступ в картины Утрилло был закрыт. Все, что было вневременным, вдруг оказалось сегодняшним, живым. Париж «цветного периода» отмечал праздники, был украшен флагами, яркими полотнищами и афишами; в нем росли цветы на балконах, зеленели деревья, свежо блестел снег на крышах и мостовых. Обновленные городские виды Утрилло оказались более простыми и понятными для восприятия; многим они нравились, а их автор становился все более популярным и во Франции, и — к 1920-м — за ее пределами.

В 1925 году появилась первая монография, посвященная творчеству художника, — «Гуаши Утрилло», написанная знаменитым искусствоведом Андре Сальмоном.

Персональные выставки Утрилло, проходящие в Париже, Лионе, Брюсселе, пользовались большим успехом. 11 декабря 1925 года в Лондоне состоялась премьера балета Джорджа Баланчина «Барабо» в постановке труппы «Русского балета», костюмы и декорации для которого Утрилло выполнил по заказу Сергея Дягилева. В 1929 году правительство Франции наградило художника орденом Почётного легиона.

В 1935 году Утрилло женился на Люси Повель, бывшей актрисе, вдове бельгийского банкира. Она быстро взяла в свои руки контроль над делами мужа, освободив, таким образом, от этой ответственности 69-летнюю мать художника. В скором времени пара купила особняк в пригороде Парижа, подальше от городских соблазнов, не оставлявших Мориса на протяжении всей жизни.

За изменениями в жизни последовали и изменения в манере художника — смягчились линии, стала свободнее композиция, появились яркие, иногда даже пламенеющие краски. Начался, как принято его определять, «поздний период» в творчестве художника, который продлился до самой его смерти 5 ноября 1955 года. Неизменным остался лишь образ довоенного Парижа, прежде всего Монмартра, каким он был перед Первой мировой войной.

В 1937 году прошли персональные выставки Утрилло в США, затем в Англии, Германии и Швейцарии. В 1950 году была устроена ретроспектива его работ в Венеции. В «Комеди Франсез» состоялась премьера оперы Гюстава Шарпантье «Луиза» в декорациях и костюмах Мориса Утрилло.

Всего из-под кисти Утрилло вышло более тысячи произведений. Очень популярные у публики, его картины быстро стали и предметом коллекционирования людей состоятельных, и тем, чем с радостью был готов украсить комнату народ попроще, — словом, спрос был огромен. Но часто поклонники и просто дельцы, пользуясь тягой художника к алкоголю, обменивали холсты на бутылки с вином. Известны также малоформатные работы, которые Утрилло писал прямо в питейных заведениях в качестве платы за выпивку, — их в свое время называли «Утрилло из бистро».

Родные — сначала мать и отчим, потом жена — как могли, боролись с его склонностью к пьянству. Большую часть своей жизни Утрилло провел под жестким контролем людей со стороны (что не мешало ему время от времени все-таки добираться до бутылки). Известный бытописатель Парижа первой половины ХХ века Франсис Карко в своей книге «От Монмартра до Латинского квартала» вспоминает даже некоего «папашу Г.», который контролировал быт Мориса до самых мелочей, приводил ему клиентов, проверяя, чтобы они не приносили ему выпивку, а взамен имел приоритетное право на все написанные Утрилло картины.

Одним из самых известных собирателей картин Утрилло был Поль Петридес (Paul Petrides) — галерист, представитель «междувоенного» поколения торговцев живописью. С 1935 года Петридес имел исключительное право на продажу работ Утрилло, а взамен платил семье художника фиксированную сумму за одну работу еженедельно. Выглядели эти еженедельные визиты Петридеса в дом Утрилло приблизительно так (в изложении LCR — участницы форума AI):

«К 5–6 часам пополудни Утрилло просыпался и начинал расхаживать по дому, пытаясь получить стакан вина на кухне. Люси старалась убедить его взяться за работу. Тогда по всему дому раздавался хриплый голос страдающего Утрилло:

— Он меня достал! Господи, как он меня достал!

— А-а-а, это он про меня говорит, — лучезарно улыбался Петридес, развалившийся в кресле.

В конце концов часам к семи Петридес терял терпение и поднимался в мастерскую, где Утрилло стоял у мольберта с палитрой в руках и копировал по фотографии свою старую работу с тоской во взгляде.

— Мэтр, мэтр, — обращался к нему Петридес, — поторопимся!

Ворча сквозь зубы, Утрилло заканчивал выписывать белые дома, разрушенные двадцать лет назад.

— Стены! — командовал Петридес.

Художник наносил на холст слой белой краски.

— Ставни!

Утрилло послушно прибавлял несколько горизонтальных линий.

— Теперь подпись!

Подписывать работы занимало больше времени, художник усердно прописывал свое имя: Морис Утрилло.

Как только работа была подписана, Петридес хватал еще совсем сырой холст и бежал спрятать его в багажнике своей машины. Вернувшись, он отдавал Люси 80 000 франков. Комедия была окончена — до следующего воскресенья».

На основе коллекции Петридиса 30 ноября 2010 года аукционный дом Artcurial провел торги «30 работ Мориса Утрилло». С аукциона было продано 100 % лотов на общую сумму 5 522 209 евро.

Вообще, работы Утрилло довольно часто появляются в каталогах различных аукционов — и крупных, Sotheby’s и Christie’s, и небольших домов по всему миру, даже в Японии. За последние несколько десятилетий он выставлялся на открытые торги почти три с половиной тысячи раз, в том числе около двух тысяч раз продавались живописные произведения и около тысячи раз в каталогах появлялась графика.

В наследии Утрилло рынок больше всего ценит работы 1910-х годов, т. е. «белого периода»: в первой десятке самых дорогих полотен Утрилло таких работ 8. Самые высокие аукционные результаты его полотен были показаны в 1990-х. Так, рекордную для художника сумму 7 300 000 франков (1 277 500 долларов) заплатили за работу «Кафе Турель на Монмартре» (1911) на торгах Artcurial 19 июня 1990 года. Второе место среди самых дорогих произведений принадлежит виду знаменитого парижского кафе «Проворный кролик» (1910), проданному на торгах Christie's в Лондоне 25 июня 1990 года за 600 310 фунтов (1 026 678 долларов). Третью строчку в этом списке занимает большеформатный холст «Сакре-Кёр, Монмартр» (ок. 1953), за который 15 мая 1990 года на аукционе Christie’s (Нью-Йорк) за 900 000 долларов.

Очередной всплеск интереса к художнику был отмечен в середине 2000-х. 9 мая 2007 года на торгах дома Sotheby’s за 936 000 долларов продана работа «Трущобы Монмартра» (ок 1931) — рекордный результат для работ Утрилло на Sotheby's за последние 10 лет. Рекорд для 2000-х на Christie's — 679 500 долларов — был поставлен 3 ноября 2004 года: именно с таким результатом закончились торги по лоту 56 — картине «Старые мельницы Монмартра и ферма Дебре» (1923).

Из более свежих результатов можно вспомнить ширму, расписанную Утрилло и проданную с аукциона «30 работ Мориса Утрилло» 30 ноября 2010 года за 835 540 евро (1 102 327 долларов).

По данным artprice.com, 100 долларов, условно инвестированные в работы (суммарно в живопись и графику) Утрилло в 1999 году, к марту 2013-го превратились бы в 125 долларов. Рост небольшой, и резких ценовых подъемов тоже не наблюдается, но, что важнее, нет и откровенных провалов, т. е. рынок работ Утрилло можно считать довольно стабильным.

Работы Утрилло находятся в постоянных экспозициях крупнейших мировых музеев — от лондонской Галереи Тейт до ГМИИ им. А. С. Пушкина в Москве. Большой популярностью неизменно пользуются его ретроспективные выставки, проходящие по всему миру. Одна из них открыта до 30 сентября в японском музее Такашимая (Канагава).

Мария Кузнецова, AI

Источники:

  1. utrillo.com;
  2. forum.artinvestment.ru;
  3. noskoff.lib.ru;
  4. artprice.com
  5. М. Герман. Модернизм. М.: Азбука, 2008.
  6. Франсис Карко. От Монмартра до Латинского квартала. Пер. с франц. М. Е. Абкиной. Послесл. И. Соболевой. — Б.м.: Salamandra P.V.V., 2011. — 174 c., илл. — PDF.
  7. Морис Утрилло // Художественная галерея, № 110, 2006.

artinvestment.ru

Морис Утрилло | Artifex.ru

«На бледной маске лишь глаза лучились теплом и ясностью, как глаза ребенка или затворника. Но этому взгляду противоречила горькая складка губ. Нет, улыбкой ее нельзя было назвать. Слишком много было в ней принужденности...», – писал о нем один из биографов.

В отличие от типичных историй, Морис Утрилло (Maurice Utrillo, 1883-1955) не тянулся к искусству с самого детства, не был юным дарованием. С самых первых месяцев жизни у него проявились признаки нервного расстройства, которые остались на всю жизнь: он мог внезапно оцепенеть, задрожать всем телом или вообще перестать дышать… Сегодня я хочу познакомить вас с талантливейшим человеком, биография которого никого не оставит равнодушным.

 

Морис Утрилло – выдающийся французский живописец, мастер городского пейзажа, который работал в стиле модерн. Его мать, Сюзанна Валадон, была натурщицей. Она позировала для таких известных художников как Ренуар, Дега, де Тулуз-Лотрек. Сюзанна с детства увлекалась живописью и, познакомившись с различными художниками, набралась у них опыта и мастерства, отточила технику. Впоследствии она стала первой женщиной, которую приняли во французский союз художников. Об отце Мориса до сих пор идут споры, так как в отношениях с мужчинами Сюзанна придерживалась свободных взглядов.

Детство Мориса было очень трудным. Воспитанием мальчика занималась бабушка. Рождение внука ненадолго отвлекло ее от пьянства. Ухаживать за ребенком с психическим расстройством ей было тяжело. Мальчик был необщительным, частые приступы гнева и агрессии не позволяли заводить ему друзей. Нередко после очередного нервного срыва бабушка отпаивала Мориса смесью из красного вина и бульона. Такой напиток считался успокоительным у крестьян.

Алкоголическую зависимость Морис приобрел еще до того, как научился нормально разговаривать. Всю юность он провел на улице. Алкогольные запои и употребление наркотиков привели к тому, что в 1902 году он впервые попал в психиатрическую больницу. После этого случая мать, не зная, как отвлечь сына от пагубных пристрастий, стала предпринимать попытки увлечь его живописью. И случилось чудо: юноша, не имевший никакого образования, руководствуясь только советами своей матери, стал писать картины. Конечно, это не стало решением всех проблем. Болезни никогда не покидали Мориса, но живопись выручала в сложные периоды, добавляла ценности жизни.

В своих картинах Морис Утрилло упрощал реальные формы, сводя очертания предметов к их основе. Чтобы оживить свои полотна, он добавлял в масляную краску, которая, по его мнению, была слишком прозрачна, известь, песок, гипс и даже кусочки мха. Нанести на холст краски с такой примесью обычной кистью было почти нереально, поэтому он использовал нож, после чего пальцами разглаживал краску.

«Оригинальный квартал Парижа с его провинциальными уголками и нравами богемы», – так характеризовал Утрилло Монмартр, который стал любимой темой в его живописи. Именно виды этого района Парижа принесли художнику мировую славу.

Если долго вглядываться в некоторые пейзажи Монмартра, то появляется тихая щемящая тоска и горечь. Красота полупустых улочек, серых домов с черепичными крышами, потрескавшихся от времени стен, больших белых церквей – все это наполнено какой-то безнадежностью. Пространство в его картинах замкнуто, кругом стены, тупики. Как будто время на полотне остановилось, а точнее - оцепенело от печали.

  

«Ворота Сен-Мартен» – одна из ранних работ художника, написанная в 1909 году, является прекрасным доказательством вышесказанного. Темные, холодные тона, пустые черные окна без света, повозки, которые, кажется, еле тащатся куда-то вперед. А что там? Светлое будущее? Может быть, надежда? Отнюдь. Нет. Там - темное пятно, тупик, или очередной поворот улочки, который приведет к такому же повороту. И туда идти не хочется - и тут стоять тоскливо.

Впервые работы Утрилло были выставлены в том же году в парижском Осеннем салоне. Вскоре после этого он уехал в небольшое путешествие с матерью и отчимом на Корсику и в Бретань, но и там продолжал по памяти писать Монмартр.

Первая персональная выставка Утрилло состоялась только в 1913 году. После нее у художника наконец-то появились поклонники, которые были настоящими любителями живописи. До этого момента вокруг молодого человека крутились в основном шарлатаны, которые, зная о его пагубной привычке, нередко выменивали картины на выпивку.

Но не все работы Мориса Утрилло были серыми и холодными. Например, в 1914 году он написал картину «Улица в Монмартре». На первый взгляд полотно очень яркое, даже нарядное. Голубое небо почти безоблачно, а темных цветов практически нет.

  

Но в закрытых окнах и давящих высоких стенах опять проскальзывает что-то тоскливое. Как будто художник очень мал и очень одинок. Это снова тема тупика, и кажется, что выхода из этого города нет.

Говоря о творчестве Утрилло, нельзя не сказать о картине, которая выбивается из ряда городских пейзажей. Психическое расстройство никогда не оставляло Мориса, лишь отступало на время.

«Он бродил по улицам Парижа и его предместьям, бессознательно ища приключений, которые иногда и находил. Он был даже рад какой-нибудь сомнительной встрече, лишь бы разрядиться и истратить избыток силы хотя бы в драке…», – вспоминал его друг Франсис Карко.

Энергия безумия копилась в художнике, и не всегда находила выход в драках или алкоголе. В 1916 году он опять попал в психиатрическую клинику, где медики долго ставили его на ноги. Это стало толчком для написания картины «Безумие». Глядя на нее, можно в полной мере ощутить, как на самом деле страдал Морис, и как мучительна была его болезнь.

  

Изменения в творчестве Утрилло произошли после окончания войны. Живопись стала менее сдержанной, художник начинает изображать город в праздничные дни, когда улицы украшались флагами и афишами. В этот период он пробовал писать гуашью и акварелью. С каждым годом слава живописца росла, выставки проводились регулярно, а полотна продавались за безумные деньги. Он делал эскизы декораций и костюмов для балета «Барабо» по заказу русского театрального деятеля Дягилева, который ставили в Париже в театре Сары Бернар. А в 1929 году его даже наградили орденом Почетного легиона.

С возрастом мать Мориса поняла, что сыну нужен будет сильный покровитель, когда ее не станет. С женщинами у художника отношения не ладились. Они боялись его болезни, а он, насмотревшись на любовников матери, редко ими очаровывался. В 1935 Сюзанна Валадон устроила сыну брак с богатой вдовой банкира Люси Валор, которая с радостью взяла (не без выгоды для себя, конечно) Мориса под опеку. Спустя время, по настоянию Люси, супруги уехали из города в парижский пригород, где Морису было труднее вести разгульный образ жизни.

Но тема Монмартра никогда не уходила из его творчества. Для изображения любимого района Морису было достаточно почтовой открытки или собственной памяти. Но пейзажи становились однообразными, монотонными и плоскими, что придавало им сходство с театральными декорациями. А изображенные на них люди стали напоминать марионеток.

К концу жизни Морис Утрилло полностью «зациклился» на прошлом. Он был болен, практически не выходил из дома и продолжал писать только Монмартр. Даже в свой последний день он начал работать над пейзажем монмартровской улицы Корто.

artifex.ru

Утрилло Морис Картины биография Utrillo Maurice

Утрилло Морис (Utrillo Maurice) (1883—1955), французский живописец стиля модерн, мастер городского пейзажа. Морис Утрилло родился 25 декабря 1883 года в парижском районе Монмартр. Мать художника, Мари-Клементин Валадон, была известной профессиональной натурщицей (с ней работали Огюст Ренуар, Пьер Пюви де Шаванн, Винсент Ван Гог, Анри де Тулуз-Лотрек и другие), а затем и художницей (под именем Сюзанна Валадон). Ее смелые уверенные наброски восхитили Эдгара Дега, и, освоив под его руководством технику мягкого лака, она стала писать картины в интенсивной красочной гамме, напоминающей работы фовистов.

В 1902 году, после очередного приступа алкоголизма и наркомании, от которых Утрилло страдал всю жизнь, Валадон убедила сына заняться живописью, и он сразу обнаружил замечательные способности. Морис не получил систематического художественного образования, что-то ему подсказала мать, что-то он подсмотрел у художников, работавших на Монмартре.

В результате Морис Утрилло начал писать городские пейзажи, которые нравились простой парижской публике, но долго оставались непризнанными среди искусствоведов и критиков. В манере Утрилло можно найти черты примитивизма, постимпрессионизма. Однако импрессионистическая манера передачи света и воздуха была художнику неинтересна, гораздо больше привлекала художника ощутимая графическая материальность предмета. Вскоре композиционной основой большинства его пейзажей становится уходящая вдаль улица, фланкируемая боковыми кулисами домов; на дальнем плане — преграда из домов или башен, заслоняющая небо и делающая пространство замкнутым. В отличие от картин Писсарро в пейзажах Утрилло царит ровное, одинаковое освещение, ветра не чувствуется, небо почти всегда безоблачно.

Картина Мориса Утрилло «Флаг над мэрией». Перед нами вид провинциального городка, в котором царит дух спокойствия; несколько человек остановились возле белой стены, окружающей сад. Колорит картины выдержан в приглушенных тонах, на фоне которых кажутся особенно яркими цвета французского флага, развевающегося над ратушей. Благодаря безупречному владению цветом. Утрилло умел создать в пейзаже ощущение эмоционально насыщенной атмосферы. Утрилло писал, по преимуществу, городские пейзажи, особенно часто изображая окрестности Монмартра. Его виды Монмартра завоевали такую популярность, что стали объектом бесчисленных подражаний и подделок. Творчество Мориса Утрилло значительно обогатило французскую пейзажную живопись начала XX века. Вместе с Марке и Боннаром он принадлежал к поколению, сменившему в области городского пейзажа художников-импрессионистов.

Художник Утрилло упрощает реальные формы, обобщая контуры, он сводит очертания предметов к их основе; одним движением кисти создает ощущение скользкой лестницы или отсыревшей штукатурки, провалы окон часто только намечает. Масляные краски кажутся ему чересчур прозрачными, и для передачи фактуры оштукатуренных и заплесневелых стен он добавляет в краску песок, гипс, клей, использует известь, накладывает кусочки мха, покрытые чернилами и эмалью дощечки, листы бумаги. Растирая краску в чашке, наносит ее на холст ножом, разглаживает пальцами. Эта живописная манера, сформировавшаяся довольно рано, с годами почти не претерпела изменений. До 1906 года художник подписывал свои работы как Морис Валадон, затем остановился на имени усыновившего его, когда он был восьмилетним мальчиком, друга его матери испанца Мигеля Утрилло-и-Молинс. Утрилло писал Монмартр, этот по его словам «оригинальный квартал Парижа с его провинциальными уголками и нравами богемы». Там, в стороне от центральных площадей и бульваров столицы Франции начала XX века Утрилло открыл красоту захолустных улочек, живописность черепичных крыш и потрескавшихся стен.

Наиболее интересный и плодотворный период в искусстве Утрилло - это 1910-е годы. Наиболее оригинальными были у него изображения французских соборов, мощных, давящих своей тяжестью; они вдруг зажили на холстах живописца своей самостоятельной жизнью. Всемирную известность художнику принесли его картины с изображениями Монмартра — древнего уголка Парижа, сохранившего свое своеобразие и до наших дней. Монмартрский холм, прежде предместье Парижа, к тому времени, когда художник начал писать его, утратил свою идиллическую прелесть: вместо живописных лачуг поднялись многоэтажные доходные дома, извилистые узкие улочки, карабкающиеся по склонам холма, стали напоминать колодцы, маки, некогда украшавшие Монмартр, исчезли, лишь немногочисленные уголки сохранили свой первоначальный полудеревенский вид. Однако для Утрилло, одинокого, измученного своей болезнью, Монмартр с 1910-х годов и до глубокой старости стал главной темой творчества. Картины Утрилло скупали кабатчики за рюмку аперитива и бессовестно эксплуатировали талант художника. Один из его биографов вспоминает: «На бледной маске лишь глаза лучились теплом и ясностью, как глаза ребенка или затворника. Но этому взгляду противоречила горькая складка губ. Нет, улыбкой ее нельзя было назвать. Слишком много было в ней принужденности...».

В 1909 году работы художника впервые были экспонированы в парижском Осеннем салоне, а вскоре он с матерью и отчимом отправился в путешествие на Корсику и в Бретань, однако и там по памяти продолжал писать виды Монмартра. Первая персональная выставка Утрилло состоялась в 1913, и у него, кроме кабатчиков, появились и другие поклонники — настоящие любители живописи. После Первой мировой войны в искусстве Утрилло наблюдаются некоторые изменения. Тема Монмартра продолжает оставаться главной, хотя и разнообразится рядом новых мотивов. Колорит же становится менее сдержанным, более светлым, звучным, полихромным. Краска кладется тоньше, начинает блестеть на холсте. Теперь Утрилло особенно любит писать город в праздничные дни, когда он разукрашен трехцветными флагами, яркими полотнищами и афишами. Художник начинает замечать цветы на балконах, красоту раскидистых крон деревьев, свежие чистые хлопья снега на крышах и мостовых ("Кабачок "Резвый кролик"). Однако регулярная организованность композиции, тяготеющая подчас к симметрии, возрастающая сухость контура со временем начинают придавать его работам некоторую схематичность и жесткость. Но даже в поздних произведениях Утрилло с их резкой геометризацией линий, плоскостностью объемов есть удивительная привлекательность. Плоскостность придает архитектуре в пейзажах Утрилло странный оттенок декораций, а миру - некое сходство с театром марионеток, чаще всего грустным, но в то же время трогательным и в чем-то наивным.

Критики оценили работы Утрилло лишь в 1910-х годах. В 1920-х художник стал знаменитостью международного масштаба. В 1929 году правительство Франции наградило Утрилло орденом Почётного легиона. После войны в творчестве художника произошли некоторые изменения. Кроме монмартровских тем, появились новые мотивы: церковь Сакре-Кер, Мулен де ла Галетт, кафе «Розовый кролик», площадь Тертр и др. Колорит картин стал менее сдержанным. Художник пишет город в праздничные дни, когда он украшен флагами, полотнищами и афишами. В этот период Утрилло работает также акварелью и гуашью, пробует свои силы в технике литографии. Слава художника растет, регулярно устраиваются его выставки, публикуются монографии. Вместе с семьей он живет в старинном замке Сен-Бернар, ставшем его собственностью (разбогатели и многие хозяева питейных заведений, получившие пейзажи Утрилло за рюмку аперитива и продавшие их впоследствии за немалые деньги). Последние годы художник почти не работал с натуры (Монмартр его молодости безвозвратно изменился), для написания очередной картины ему теперь было достаточно почтовой открытки. Пейзажи постепенно становятся все однообразнее и монотоннее. И все же поздние картины художника также имеют свое очарование — плоскостность придает архитектуре оттенок декораций, а миру Утрилло — сходство с театром марионеток: грустным, трогательным и наивным.

Не примкнувший ни к одному направлению, получавший уроки только у своей матери Сюзанны Валадон, Утрилло создал свой собственный образ Парижа, мир, пронизанный чувством одиночества и скрытой тревоги. Скончался Морис Утрилло 5 ноября 1955 года в городе Дакс департамента Ланды. Похоронен на монмартрском кладбище Сен-Венсан, рядом со своей матерью.

smallbay.ru


Смотрите также