Алексей фон Явленский: немецкий художник, выходец из России. Картины явленский


В Русском музее впервые покажут вместе Алексея и Андреаса Явленских

Алексей Явленский. «Гравер Василий Матэ за работой». 1892. Фото: Государственный Русский музей

Ретроспектива Алексея Явленского (1864–1941) состоялась в Русском музее в 2000 году. Новый проект собран из 60 полотен, примерно поровну от отца и сына, Андреаса Явленского, из Архива Алексея Явленского (Швейцария), а также из частных российских и зарубежных коллекций. Получилась выставка про то, как сын так и остался в тени знаменитого отца.  Исследователи творчества Явленского-старшего разделили его на периоды. Пропускаем учебу у Ильи Репина в Петербурге и у Антона Ашбе в Мюнхене, где он познакомился с Василием Кандинским. Период фигуративного экспрессионизма в его творчестве длился с 1905 по 1913 год. Позже Явленский обозначил его как работу с колоритом, «очень ярким, пытающим», и изображением фигур, «нереалистичных и нематериальных». Называл цвета: красный, синий, оранжевый, кадмий желтый, зеленая окись хрома. Картины того времени сделали Явленского известным, но не принесли ему материального достатка. К этому периоду относится двойной портрет «Андрей и Катя», изображающий сына художника и дочь Дмитрия Кардовского, с которым Явленский учился у Ашбе. Сравнение картины с фотографиями того времени подтверждает «нереалистичность» живописи. В пейзаже «Фабрика» — редкое сочетание алой трубы и темно-синих гор на фоне малинового неба. В «Горном пейзаже с домами» скромные желтые постройки «кланяются» голубым вершинам. С 1914 по 1937 год мастер был занят созданием крупных серий полотен, идущих почти последовательно: «Вариации на пейзажную тему», «Мистические головы», «Лики Спасителя» и «Медитации». В пейзажной серии выделяется «Вариация: весна — сумерки» со всеми оттенками синего и голубого. Из «Мистических голов» — «Иоанн Креститель». В остальных сериях Явленский уверенно двигался к абстрактному экспрессионизму через картину «Медитация: о первом тумане рассказывает фагот» к абстрактной «Большой медитации: после бури».

Андреас Незнакомофф-Явленский (1902–1984) родился у Елены Незнакомовой, экономки Марианны Веревкиной, спутницы жизни Явленского-старшего. Первое время художник величал родного сына племянником, но всегда заботился о нем по-отечески. В пять лет мальчик на рисунке исказил изображение стула, чтобы были видны цветущие маки. «Будешь художником», — напророчил родитель. После талант мальчика отметили Франц Марк и Фердинанд Ходлер. В 12 лет, конечно с помощью папы, Андреас — участник большой Балтийской выставки в Мальмё. В 18 лет — экспонент русского павильона на 12-й Венецианской биеннале. В 1920-е годы он часто выставлялся, но продавался слабо, что вынуждало его рисовать рекламные плакаты. Когда началась война, Андреаса, знающего русский язык, отправили переводчиком на Восточный фронт, а с 1945 по 1955 год он находился в советском плену. После освобождения поселился в Швейцарии, вернулся к живописи, иногда выставлялся, его картины покупали американские и немецкие коллекционеры. Но фигуративный экспрессионизм, которому беззаветно служил и Явленский-старший, выглядел после Второй мировой войны глубоко архаичным. Поэтому ранние работы «Упрек», «Портрет г-на Баура», «Мама» и особенно «Волк», хотя и похожие на произведения отца, смотрятся намного интереснее, чем поздние герани, георгины, закаты, штормы и ночные городские пейзажи.  

Государственный Русский музейАлексей и Андреас Явленские. Приключения цвета22 февраля – 29 апреля

www.theartnewspaper.ru

немецкий художник, выходец из России

Художник Алексей фон Явленский родился 13 марта 1864 года в Торжке, умер 15 марта 1941 года в Висбадене. Его имя гораздо лучше известно за пределами России, чем на родине.

«Немецкий художник, выходец из России» или наоборот: «русский художник, один из ярких представителей немецкого экспрессионизма» — так характеризуют Алексея Явленского энциклопедические словари. Художник большую часть жизни прожил за границей, и его имя гораздо лучше известно за пределами России, чем на родине. Явленский создал более трех с половиной тысяч произведений, его работы хранятся во многих музеях и частных коллекциях Европы и Америки, но в российских собраниях их не больше двух десятков. В то же время, чем дольше Явленский жил в Европе, тем явственней проявлялась глубинная связь его творчества с русской культурой.

Алексей фон Явленский. Женщина с пионами

Женщина с пионами. 1909 г.

Алексей Явленский. Шокко

Шокко. 1910 г.

Алексей Георгиевич Явленский, потомок графов Растопчиных, родился в 1864 г. в Торжке (Тверская губерния). Отец его был полковником, и Явленский, хотя с 15 лет увлекался живописью, начал в Москве свою карьеру как военный. Однако узнав, что в Санкт-Петербурге офицеры могут по особому разрешению учиться в художественной школе, он поступил в 1889 г. в Петербургскую Академию художеств, где стал учеником И. Репина. В 1891 г. он познакомился с одной из подопечных Репина Марианной Веревкиной (1860-1938). Веревкина была ненамного старше Явленского, но в ней уже чувствовался сложившийся художник и оригинальный теоретик искусства. Руководствуясь одной из своих теорий, художница на долгое время оставила живопись и сосредоточилась на творчестве Явленского, стремясь развить его талант.

Натюрморт с вазой и кружкой. 1909 г.

Полностью отдавшись живописи, Явленский вышел в отставку с государственной пенсией по состоянию здоровья. В 1896 г. вместе с Веревкиной, которая к тому времени получила наследство и пенсию за умершего отца, он отправился в Мюнхен, чтобы продолжить образование в знаменитой школе Антона Ашбе, вокруг которой группировалась в те годы колония русских художников. У Ашбе учились И. Грабарь, М. Добужинский, И. Билибин и, наконец, — Василий Кандинский.

Девушка в сером фартуке. 1909 г.

Живя в Мюнхене, Явленский упоенно «впитывал» европейскую культуру. Вместе с Веревкиной он много путешествовал, последовательно «переболел» многими направлениями живописи — импрессионизмом, постимпрессионизмом, кубизмом, фовизмом. Он до самозабвения увлекался творчеством Ван Гога, Гогена, Сезанна, Матисса. О влиянии европейской живописи на становление стиля Явленского можно написать не одну диссертацию, но, тем не менее, его работы этого периода никак нельзя назвать подражательными. Мюнхенские портреты, пейзажи, натюрморты изысканно красивы и свежи: смелые композиционные построения, напряженный мазок, пылающая красками палитра — все говорит о том, что перед нами ищущий, дерзкий, полный творческих идей художник. Такие известные полотна как «Женщина с пионами» (1909), Портрет хореографа Александра Сахарова (1909), «Шокко» (1910), «Испанка» (1913) остановят ваш взгляд на любой художественной выставке, и, хотя не эти работы сделали Явленского одним из своеобразнейших художников 20-го столетия, многие любители искусства предпочитают их более поздним произведениям.

Портрет хореографа А. Сахарова. 1909 г.

Имя Явленского тесно сопряжено с именем Василия Кандинского: вместе с Кандинским он стал учредителем «Нового мюнхенского объединения художников» («Neue Kuenstlervereinigung Muenchen», 1909), позднее был членом художественного объединения экспрессионистов «Синий всадник» («Der blaue Reiter», 1911-1914), основанного Кандинским и немецким художником Франц Марк . Явленский был свидетелем того, как Кандинский в 1910 г. сделал последний шаг к беспредметному искусству, но, хотя многие работы Явленского этого периода были близки к опытам Кандинского, «его приближение к беспредметности останавливается едва ли не на последней грани» (М. Герман. «Модернизм»).

Алексей Явленский. Испанка

Испанка. 1913 г. 

Явленский часто приезжал на родину повидаться с родными, периодически участвовал в российских выставках, но его творческие интересы были связаны прежде всего с «немецкими Афинами» — Мюнхеном: он активно выставлялся, его картины успешно продавались, в доме Явленского и Веревкиной собирались друзья-художники, здесь бывали многие знаменитости, жившие или гостившие в городе. С началом Первой мировой войны счастливому мюнхенскому братству пришел конец: возвратился в Россию Василий Кандинский, ушел добровольцем на фронт и вскоре погиб Франц Марк . В 1914 г. Явленский в последний раз приезжал в Россию, а в августе того же года он и его близкие как «нежелательные лица» на немецкой территории вынуждены были поспешно перебраться из Германии в нейтральную Швейцарию. С художником были две женщины — Марианна Веревкина и ее «воспитанница» (фактически — служанка) Елена Незнакомова с двенадцатилетним сыном Андреем. Мальчик, которого представляли всем как «племянника» Явленского, на самом деле был сыном его и Елены.

Синяя голова. 1912 г.

Беженцы поселились на берегу Женевского озера в деревушке Сен-Пре близ Лозанны. Художник чувствовал себя глубоко несчастным: в Мюнхене остались все его работы и коллекции, он был оторван от привычной художественной среды, сильно нуждался (поступление пенсий из России в связи с войной прекратилось). Прежний художественный опыт во многом обесценился для Явленского, он словно начинал с нуля: «...я попытался продолжать писать так, как это делал в Мюнхене. Но что-то внутри меня помешало мне продолжать в этом стиле — чувственном, расцвеченном, мощном. Я понял, что страдания изменили меня, и что мне нужно было искать новые формы и иные цвета для выражения моих чувств». Одна из ступеней этих поисков — первый из циклов Явленского «Вариации на пейзажную тему». Основной мотив небольших по размеру композиций — вид из окна комнаты: деревья, дома, дорога, горы. Все детали пейзажа, написанного легкими полупрозрачными мазками, художник, сводит к простым обобщенным формам: овалам, дугам, эллипсам. Настроение этих работ лучше всего поясняют слова из письма Явленского в Россию: «Мир и Бог в природе. Душа, кажется, так бы и слилась с этим. А на душе камень».

Деревня Сен-Пре. 1916 г.

Постепенно у художника появились друзья и почитатели в Женеве и Лозанне, он начал с успехом выставляться в Швейцарии. В 1916 г. он познакомился с молодой художницей из Брюсселя Эмми Шейер (Emmy Scheyer, 1889–1945). Творчество Явленского произвело на Шейер такое впечатление, что она, как в свое время Веревкина, решила оставить живопись и посвятить свою жизнь популяризации его искусства. Эмми стала ближайшим другом Явленского, его личным секретарем и организатором выставок. Но главное — встреча с ней вдохновила, духовно возродила Явленского. Он нашел, наконец, свой неповторимый стиль и свою тему: «художник в своем искусстве при помощи форм и красок должен говорить о божественном в себе».

Алексей Явленский. Мистические головы

Алексей Явленский. Мистические головы

Мистические головы. 1917 г.

В 1917 г. Явленский начал серию из ста работ «Мистические головы». Первоначально моделью для них была Шейер, но со временем художник все реже соотносил свои образы с реальными прототипами. Изображая обобщенные женские лица с пристальным взглядом огромных печальных глаз, он вдохновлялся православными иконами: «Я русский по рождению, и моей славянской душе всегда были близки древнерусское искусство и иконопись». В последующих сериях «Лики Спасителя» и «Абстрактные (или конструктивные) головы» он развивает все тот же сюжет — суровый аскетический лик, исполненный возвышенной духовности: «в лице для меня раскрывается космос». Художник сводит лицо к чертежу, уподобляет его совершенной в своей лаконичности пластической формуле. «Серии» Явленского похожи на сложные музыкальные вариации — сотни раз повторяя конструктивную основу, он в каждой работе решает новую колористическую и композиционную задачу.

Из тихого Сен-Пре Явленский переехал в оживленный центр художественной жизни Цюрих, а затем, чтобы поправить здоровье, на юг Швейцарии — в Аскону. В 1922 г., расставшись с Веревкиной, он возвратился в Германию. (Окончательный разрыв Явленского и Веревкиной был связан в первую очередь с тем, что художник решил жениться на Елене Незнакомовой и официально признать Андрея своим сыном).

Елена Незнакомова с сыном Андреем.1903 г. Мюнхен.

Алексей Явленский и Елена Незнакомова-Явленская.1920 г. Висбаден.

Фото из архива А. Явленского (Локарно, Швейцария).

Явленский поселился с семьей в Висбадене, где незадолго до этого с большим успехом прошла его персональная выставка. Возобновилась дружба с Кандинским: в 1924 г. оба художника вошли в группу «Синяя четверка» («Blaue Vier»), члены которой выставлялись в Германии и США. В 1933 г. нацисты запретили Явленскому участвовать в выставках, тем не менее через год он получил немецкое гражданство и как потомственный дворянин прибавил к своей фамилии приставку «фон». В 1937 г. произведения художника von Jawlensky вместе с работами его немецких коллег демонстрировались в Мюнхене на печально известной выставке «Дегенеративное искусство» («Entartete Kunst»). Около 70 картин Явленского нацисты конфисковали.

Алексей Явленский. Абстрактные головы

Алексей Явленский. Абстрактные головы

Абстрактные головы. 1920-е гг.

Однако не преследования нацистов стали трагедией последних лет жизни художника: тяжелая болезнь, артрит, явилась причиной прогрессирующего паралича рук и ног. Борясь с недугом, Явленский создавал свою последнюю серию «Медитации», которая насчитывает более тысячи работ и не имеет аналогов в искусстве ХХ века. На небольших, 18×12 см, листах бумаги он писал предельно обобщенные сумрачно-скорбные лики. Три черных горизонтали — линии бровей, глаз, сжатого рта — пересекает черная вертикаль — линия носа, и кажется, будто на цветовую поверхность наложен православный крест.

Алексей Явленский. Медитации

Алексей Явленский. Медитации

Медитации. 1930-е гг.

С каждым днем Явленскому становилось все труднее писать: он был вынужден держать кисть обеими руками, а позднее приходилось привязывать ее к уже онемевшим пальцам. Но он не мог оставить живопись, как не может глубоко верующий человек не обращаться к Богу: «Моя работа — это моя молитва, страстная молитва, высказанная красками». С 1938 г. почти полностью парализованный художник был более не в силах работать. Алексей Явленский умер в марте 1941 г. и был похоронен на православном кладбище Висбадена.

После кончины художника Елена и Андрей вернулись в Швейцарию. Дочери и вдова Андрея Незнакомова-Явленского (1902-1984), живущие ныне в Локарно, издали в 1990-е гг. четырехтомный каталог всего наследия мастера. В 2000 г. в Русском музее состоялась, наконец, крупная выставка произведений Явленского. Знаменательно, что вступительную статью к каталогу писал не российский, а немецкий искусствовед Tayfun Belgin — куратор музея Am Ostwall в Дортмунде, где хранится большая коллекция произведений «русского европейца» Алексея Явленского.

Автор: Марина Аграновская

Опубликовано на сайте и в блоге автора

www.izbrannoe.com

Алексей Явленский - Лучшие картины художников

Алексей Явленский (1864-1941). Родился в Торжке в семье военного. Алексей продолжил дело отца: окончив военное училище, до 1896 года он служил в гвардии и вышел в отставку в чине штабс-капитана. Явленский поступил в Петербургскую Академию художеств, где учился у И.Е.Репина и А.И.Куинджи, много времени проводил в Эрмитаже, копируя полотна старых мастеров. В 1897 году он уехал в Мюнхен продолжить художественное образование в школе А.Ашбе. Здесь художник познакомился и сблизился с Василием Кандинским. Последующие поездки во Францию открыли для Явленского В.Ван Гога, П.Сезанна, Поля Гогена и А.Матисса, которым он особенно был увлечен, веря, что за искусством эмоций и цвета будущее. В работах этого времени художник высветляет палитру, насыщает цвет, но большинству его произведений свойственно настроение задумчивой меланхолии, отражающее внутренние искания Явленского. Важную роль в этих исканиях сыграли для него встреча и беседы с Я.Веркаде, художником и другом Гогена, ставшим послушником монастыря Бейрона в Праге. В 1909 году вместе с Кандинским Явленский основывает объединение «Новые художники. Общество Мюнхена», позже в 1912 году — группу «Синий всадник». С 1914 по 1921 год — швейцарский период в творчестве мастера: Явленский идет по пути создания обобщенных образов, его портреты теряют индивидуальное сходство, превращаясь в полуабстрактные головы, нарастает линейность, в чем чувствуются отзвуки кубизма. И все же он остался чужд абстракционизму Кандинского, поскольку всегда стремился к синтезу внешних впечатлений и субъективных переживаний. В 1921 году художник окончательно поселяется в Висбадене. В живописи он стремится к уменьшению выразительных средств и одновременно к углублению образов, нарастает влияние древнерусской иконописи, когда изображаемые мастером лики напоминают живописные кресты.

Последние годы жизни Явленского омрачены тяжелой болезнью суставов, он оставляет занятия живописью. К тому же многие его картины конфискованы нацистами, сам художник лишен права выставляться. Не вынеся душевных страданий, Явленский покончил жизнь самоубийством.

vissage.ru

Алексей фон Явленский: немецкий художник, выходец из России

Художник Алексей фон Явленский родился 13 марта 1864 года  в Торжке,умер 15 марта 1941 года в Висбадене. Его имя гораздо лучше известноза пределами России, чем на родине.

«Немецкий художник, выходец из России» или наоборот: «русский художник, один из ярких представителей немецкого экспрессионизма» - так характеризуют Алексея Явленского энциклопедические словари. Художник большую часть жизни прожил за границей, и его имя гораздо лучше известно за пределами России, чем на родине. Явленский создал более трех с половиной тысяч произведений, его работы хранятся во многих музеях и частных коллекциях Европы и Америки, но в российских собраниях их не больше двух десятков. В то же время, чем дольше Явленский жил в Европе, тем явственней проявлялась глубинная связь его творчества с русской культурой.

        Женщина с пионами. 1909 г.                                                     Шокко. 1910 г.

Алексей Георгиевич Явленский, потомок графов Растопчиных, родился в 1864 г. в Торжке (Тверская губерния). Отец его был полковником, и Явленский, хотя с 15-ти лет увлекался живописью, начал в Москве свою карьеру как военный. Однако узнав, что в Санкт-Петербурге офицеры могут по особому разрешению учиться в художественной школе, он поступил в 1889 г. в Петербургскую Академию художеств, где стал учеником И. Репина. В 1891 г. он познакомился с одной из подопечных Репина Марианной Веревкиной (1860-1938). Веревкина была ненамного старше Явленского, но в ней уже чувствовался сложившийся художник и оригинальный теоретик искусства. Руководствуясь одной из своих теорий, художница на долгое время оставила живопись и сосредоточилась на творчестве Явленского, стремясь развить его талант.

Натюрморт с вазой и кружкой. 1909 г.

Полностью отдавшись живописи, Явленский вышел в отставку с государственной пенсией по состоянию здоровья. В 1896 г. вместе с Веревкиной, которая к тому времени получила наследство и пенсию за умершего отца, он отправился в Мюнхен, чтобы продолжить образование в знаменитой школе Антона Ашбе, вокруг которой группировалась в те годы колония русских художников. У Ашбе учились И. Грабарь, М. Добужинский, И. Билибин и, наконец, – Василий Кандинский.

Живя в Мюнхене, Явленский упоенно «впитывал» европейскую культуру. Вместе с Веревкиной он много путешествовал, последовательно «переболел» многими направлениями живописи – импрессионизмом, постимпрессионизмом, кубизмом, фовизмом. Он до самозабвения увлекался творчеством Ван Гога, Гогена, Сезанна, Матисса. О влиянии европейской живописи на становление стиля Явленского можно написать не одну диссертацию, но, тем не менее, его работы этого периода никак нельзя назвать подражательными. Мюнхенские портреты, пейзажи, натюрморты   изысканно красивы и свежи: смелые композиционные построения, напряженный мазок, пылающая красками палитра – все говорит о том, что перед нами ищущий, дерзкий, полный творческих идей художник. Такие известные полотна как «Женщина с пионами» (1909), Портрет хореографа Александра Сахарова (1909), «Шокко» (1910), «Испанка» (1913) остановят ваш взгляд на любой художественной выставке, и, хотя не эти работы сделали Явленского одним из своеобразнейших художников 20-го столетия, многие любители искусства предпочитают их более поздним произведениям.

       Девушка в сером фартуке. 1909 г.                           Портрет хореографа А. Сахарова. 1909 г.

Имя Явленского тесно сопряжено с именем Василия Кандинского: вместе с Кандинским он стал учредителем «Нового мюнхенского объединения художников» („Neue Kuenstlervereinigung Muenchen“, 1909), позднее был   членом художественного объединения экспрессионистов «Синий всадник» („Der blaue Reiter“, 1911-1914), основанного Кандинским и немецким художником Францем Марком . Явленский был свидетелем того, как Кандинский в 1910 г. сделал последний шаг к беспредметному искусству, но, хотя многие работы Явленского этого периода были близки к опытам Кандинского, «его приближение к беспредметности останавливается едва ли не на последней грани» (М. Герман. «Модернизм»).

Явленский часто приезжал на родину повидаться с родными, периодически участвовал в российских выставках, но его творческие интересы были связаны прежде всего с «немецкими Афинами» - Мюнхеном: он активно выставлялся, его картины успешно продавались, в доме Явленского и Веревкиной собирались друзья-художники, здесь бывали многие знаменитости, жившие или гостившие в городе. С началом Первой мировой войны счастливому мюнхенскому братству пришел конец: возвратился в Россию Василий Кандинский, ушел добровольцем на фронт и вскоре погиб Франц Марк . В 1914 г. Явленский в последний раз приезжал в Россию, а в августе того же года он и его близкие как «нежелательные лица» на немецкой территории вынуждены были поспешно перебраться из Германии в нейтральную Швейцарию. С художником были две женщины - Марианна Веревкина и ее «воспитанница» (фактически – служанка) Елена Незнакомова с двенадцатилетним сыном Андреем. Мальчик, которого представляли всем как «племянника» Явленского, на самом деле был сыном его и Елены.

       Испанка. 1913 г.                                                                                       Синяя голова. 1912 г.

Беженцы поселились на берегу Женевского озера в деревушке Сен-Пре близ Лозанны. Художник чувствовал себя глубоко несчастным: в Мюнхене остались все его работы и коллекции, он был оторван от привычной художественной среды, сильно нуждался (поступление пенсий из России в связи с войной прекратилось). Прежний художественный опыт во многом обесценился для Явленского, он словно начинал с нуля: «…я попытался продолжать писать так, как это делал в Мюнхене. Но что-то внутри меня помешало мне продолжать в этом стиле – чувственном, расцвеченном, мощном. Я понял, что страдания изменили меня, и что мне нужно было искать новые формы и иные цвета для выражения моих чувств». Одна из ступеней этих поисков - первый из циклов Явленского «Вариации на пейзажную тему». Основной мотив небольших по размеру композиций – вид из окна комнаты: деревья, дома, дорога, горы. Все детали пейзажа, написанного легкими полупрозрачными мазками, художник, сводит к простым обобщенным формам: овалам, дугам, эллипсам. Настроение этих работ лучше всего поясняют слова из письма Явленского в Россию: «Мир и Бог в природе. Душа, кажется, так бы и слилась с этим. А на душе камень».

Деревня Сен-Пре. 1916 г.

Постепенно у художника появились друзья и почитатели в Женеве и Лозанне, он начал с успехом выставляться в Швейцарии. В 1916 г. он познакомился с   молодой художницей из Брюсселя Эмми Шейер (Emmy Scheyer, 1889–1945). Творчество Явленского произвело на Шейер такое впечатление, что она, как в свое время Веревкина, решила оставить живопись и посвятить свою жизнь популяризации его искусства. Эмми стала ближайшим другом Явленского, его личным секретарем и организатором выставок. Но главное – встреча с ней вдохновила, духовно возродила Явленского. Он нашел, наконец, свой неповторимый стиль и свою тему: «художник в своем искусстве при помощи форм и красок должен говорить о божественном в себе».

          Мистические головы. 1917 г.

В 1917 г. Явленский начал серию из ста работ «Мистические головы». Первоначально моделью для них была Шейер, но со временем художник все реже соотносил свои образы с реальными прототипами. Изображая обобщенные женские лица с пристальным взглядом огромных печальных глаз, он вдохновлялся православными иконами: «Я русский по рождению, и моей славянской душе всегда были близки древнерусское искусство и иконопись». В последующих сериях «Лики Спасителя» и «Абстрактные (или конструктивные) головы» он развивает все тот же сюжет - суровый аскетический лик, исполненный возвышенной духовности: «в лице для меня раскрывается космос». Художник сводит лицо к чертежу, уподобляет его совершенной в своей лаконичности пластической формуле. «Серии» Явленского похожи на сложные музыкальные вариации – сотни раз повторяя конструктивную основу, он в каждой работе решает новую колористическую и композиционную задачу.

Из тихого Сен-Пре Явленский переехал в оживленный центр художественной жизни Цюрих, а затем, чтобы поправить здоровье, на юг Швейцарии – в   Аскону. В 1922 г., расставшись с Веревкиной, он возвратился в Германию. (Окончательный разрыв Явленского и Веревкиной был связан в первую очередь с тем, что художник решил жениться на Елене Незнакомовой и официально признать Андрея своим сыном).

     

Елена Незнакомова с сыном Андреем.1903 г. Мюнхен. Алексей Явленский и Елена Незнакомова-Явленская.1920 г. Висбаден.Фото из архива А. Явленского (Локарно, Швейцария).

Явленский поселился с семьей в Висбадене, где незадолго до этого с большим успехом прошла его персональная выставка. Возобновилась дружба с Кандинским: в 1924 г. оба художника вошли в группу "Синяя четверка" („Blaue Vier“), члены которой выставлялись в Германии и США. В 1933 г. нацисты запретили Явленскому участвовать в выставках, тем не менее через год он получил немецкое гражданство и как потомственный дворянин прибавил к своей фамилии приставку «фон». В 1937 г. произведения художника von Jawlensky вместе с работами его немецких коллег демонстрировались в Мюнхене на печально известной выставке «Дегенеративное искусство» („Entartete Kunst“). Около 70 картин Явленского нацисты конфисковали.

              Абстрактные головы. 1920-е гг.

Однако не преследования нацистов стали трагедией последних лет жизни художника: тяжелая болезнь, артрит, явилась причиной прогрессирующего паралича рук и ног. Борясь с недугом, Явленский создавал свою последнюю серию «Медитации», которая насчитывает более тысячи работ и не имеет аналогов в искусстве ХХ века. На небольших, 18х12 см, листах бумаги он писал предельно обобщенные сумрачно-скорбные лики. Три черных   горизонтали – линии бровей, глаз, сжатого рта - пересекает черная вертикаль - линия носа, и кажется, будто на цветовую поверхность наложен православный крест.

              Медитации. 1930-е гг.

С каждым днем Явленскому становилось все труднее писать: он был вынужден держать кисть обеими руками, а позднее приходилось привязывать ее к уже онемевшим пальцам. Но он не мог оставить живопись, как не может глубоко верующий человек не обращаться к Богу: «Моя работа – это моя молитва, страстная молитва, высказанная красками». С 1938 г. почти полностью парализованный художник был более не в силах работать. Алексей Явленский умер в марте 1941 г. и был похоронен на православном кладбище Висбадена.

После кончины художника Елена и Андрей вернулись в Швейцарию. Дочери и вдова Андрея Незнакомова-Явленского (1902-1984), живущие ныне в Локарно, издали в 1990-е гг. четырехтомный каталог всего наследия мастера. В 2000 г. в Русском музее состоялась, наконец, крупная выставка произведений Явленского. Знаменательно, что вступительную статью к каталогу писал не российский, а немецкий искусствовед Tayfun Belgin - куратор музея Am Ostwall в Дортмунде, где хранится большая коллекция произведений «русского европейца» Алексея Явленского.

classic-art-ru.livejournal.com

Художник из Торжка – Elegant New York

АЛЕКСЕЙ ЯВЛЕНСКИЙ И НЕМЕЦКИЙ ЭКСПРЕССИОНИЗМ

Виталий Орлов

 

«Каждый находит в картине только то,что  есть в его собственной душе».Алексей Явленский

Alexej von Jawlensky Selbstbildnis 1905

 

 

Открывшаяся выставка произведений Алексея Явленского (1864-1941) в нью-йоркской Neue Galerie, которую любители живописи обычно называют «Австрийским музеем» или Музеем Г.Климта, впервые в Америке представляет более или менее полную  ретроспективу произведений этого выдающегося живописца.

Немецкий художник русского происхождения, без творчества которого история искусства первой половины ХХ века была бы неполной, Алексей Явленский, или, как представляют его немцы – Алексей фон Явленски – яркий представитель экспрессионизма. Приставка «фон» (von) к его фамилии не случайна: Алексей Явленский происходит из знатного русского дворянского рода. Те, кто интересуется творчеством Василия Кандинского, непременно сталкиваются с именем Явленского, его коллеги и друга, но, в отличие от Кандинского, картины Явленского в США известны мало, а история жизни и судьба – и того меньше. Между тем и то, и другое, и третье необычайно интересны.

В экспозицию Neue Galerie включено около 75 картин Явленского, написанных  с 1900 по 1937 годы.

Она дает довольно полное представление об осознанном стремлении художника идти на протяжении творческой жизни по пути поиска своего собственного места в мировом живописном искусстве. Чтобы это обоснованно продемонстрировать, кураторам выставки пришлось собирать картины Явленского, которые еще при его жизни охотно покупались многими коллекционерами и музеями, по всему миру, и поэтому некоторые экспонаты, в особенности,  из частных собраний широкая публика увидит впервые.

Выставка начинается с ранних картин: изображений человеческих фигур и лиц, натюрмортов и пейзажей; продолжается  серией картин, созданных между 1914 и 1921 годами, названных автором  «вариациями», в которых его живописная манера  эволюционировала от наблюдения из окна до выражения чистого цвета. Полуабстрактные работы  сменяются  мистическими  изображениями голов: от ликов Спасителя до абстрактных, которые возвращают человеческое лицо к простым геометрическим формам  и контрастному  цвету. Выставка завершается образными размышлениями художника, по новому увиденными натюрмортами, рядом духовных картин, созданных Явленским к концу жизни как дань своему российскому православию.

 

 

Находясь на перекрестке таких течений ХХ  века, как фовизм, экспрессионизм, конструктивизм и абстрактное искусство, Явленский, не обходя их стороной, оставался в них, как и в жизни, неким «гостем», стремясь в одиночестве к  выработке собственных, часто крайне максималистских решений.

Родившись в российской Тверской губернии, близ Торжка, ребенком вместе с семьей Явленский переезжает в 1874 году в Москву. По семейной традиции его отдают в кадетскую школу, потом в юнкерское училище.

С шестнадцати лет, заинтересовавшись изобразительным искусством, он каждое воскресенье ходит в Третьяковскую галерею. После смерти отца семья перебирается в Петербург. Явленский начинает посещать Академию художеств, классы  А.И.Куинджи и И.Е.Репина. Но став гвардейским офицером, он, в конце концов, решил оставить военную службу и посвятить себя целиком живописи.

В мастерской  Ильи Репина его увлекли  проблемы  колорита, но не только. Там Алексей Явленский встретился с Марианной Веревкиной, дочерью известного генерала. Вместе они решили поехать учиться, как и многие русские, в Мюнхен. В  1897 году они попадают к Антону Ашбе, известному педагогу. Вместе, настроенные крайне романтично, русские «немцы» образовали некое подобие  «Братства». Вскоре к ним примкнул и Василий Кандинский. Как и Кандинского, Явленского влечет музыка, он становится поклонником Бетховена. В чем-то эти два выходца из России были схожи. Более, чем работы немцев Ленбаха и Штука, его привлекают  Ван Гог, Сезанн, Гоген. Большое значение имело знакомство с Матиссом в 1905 году в Париже. В Париже  его приметил Сергей Дягилев, пригласивший на петербургскую выставку, где он на следующий год экспонировал свои работы вместе с В.А.Серовым, М.В.Добужинским, К.А.Сомовым. Однако ему было не по пути с художниками «Мира искусства».

Явленский много путешествует, помимо Франции часто посещает Италию и Россию, где живут его мать и родные. Постепенно крепнет дружба с Кандинским. В 1908 году он вместе с Веревкиной живет в доме Кандинского и Габриэль Мюнтер в Мурнау, к югу от Мюнхена.

В 1909 году он основал вместе с Василием Кандинским, Адольфом Эрбслехом, Габриэль Мюнтер, Марианной Веревкиной и другими «Новое Мюнхенское художественное объединение», предшествовавшее «Синему всаднику» – группе, которую создали Кандинский и Франц Марк и к которой тесно примыкал и Явленский.

Alexei Jawlensky circa 1905 Road in Fussen Snowy Landscape Omsk-Museum of Fine Arts

В колористическом отношении работы Явленского 1911 года — самые экстатические по цвету. Краски полыхают, встречаясь в немыслимо дерзких сочетаниях, где киноварь спорит с веронезом, охра вторгается в берлинскую лазурь. Как и его знакомые и близкие ему по духу художники – Матисс, Кис ван Донген, Нольде, – он   шел к предельной интенсификации палитры, к ударным столкновениям красочных пятен.

Цвет у Явленского предельно интенсивен, а окружающее пространство в натюрмортах фактически отсутствует: нет ни стен, ни окон, ни стола, где должны бы располагаться изображаемые предметы. Как будто материал натюрморта существует сам по себе, парит… Этот эффект «вырывания из среды» для произведений Явленского очень характерен и на зрителя по сей день производит сильнейшее впечатление.

К этому времени  Явленский уже полностью прижился на Западе, стал «своим» в кругу немецких художников: был дружен с Паулем Клее, Августом Маке, Францем Марком.

Немецкие друзья называли Явленского между собой Иваном Карамазовым. Почти перед самой войной он вошел в авангард европейских художников.В последние предвоенные годы художник продолжает много работать. В 1912 г. написано большинство его «голов» и «Автопортрет», который считается одним из величайших достижений экспрессионизма.

Когда в 1914 году началась Первая мировая война, Явленскому, как российскому подданному пришлось покинуть Германию. Он поселился в Швейцарии, где оставался в течение семи лет. Связи с Россией полностью прервались, и он уже больше никогда не возвращался на родину.

Alexei Jawlensky (1864-1941). Portrait of the Dancer Alexander Sakharov.

В 1919 году Явленский окончательно расстается с Марианной Веревкиной, своей гражданской женой. На протяжении тридцати лет их связывали сложные отношения.

Человек с непростым  характером, М.Веревкина была талантливой художницей, целиком преданной искусству. Она понимала, какой большой талант скрыт в Алексее и старалась делать все, чтобы он максимально проявился, закрывая глаза на его любовные похождения. Семейная жизнь ее не привлекала, а Явленский … Явленский  хотел, чтобы у него был сын. Сына Андрея ему еще в 1902 году родила Елена Незнакомова, горничная Марианны. После разрыва Марианна до конца своей жизни осталась жить в Швейцарии, а Явленский вернулся в 1921 году в Германию, поселился в Висбадене и через некоторое время  женился на Елене Незнакомовой.

В Висбадене Явленский в 1924 году вместе с Василием Кандинским, Паулем Клее и Лионелом Фейнингером основал объединение «Синяя четверка» – невольное воспоминание о «Синем всаднике».

Alexei Jawlensky Abstract Head Bright Sound Private-collection

Висбаденский период творчества отличается стремлением «конструировать головы»: колорит заметно высветлен, несколько цветных линий дают основные абрисы (всегда только анфас), поверх «плавают» несколько ярких пятен. Явленский говорил, что он ищет «новые средства не в расширении их выбора, но в их углублении». С 1930 года художник переходит к темным гармониям.

В 1929 году Явленский заболевает полиартритом, который ограничивает движение рук и ног.  С 1934г. он почти не может двигать правой рукой. Поэтому начинает писать уменьшенные в масштабе символические головы Христа, называя их «Медитациями».За последние три года своей работы он смог написать их более 1600. Искусствоведы считают «Медитации»  вершиной творчества Явленского, справедливо утверждая, что эта серия не имеет себе равных в истории искусства ХХ века.

Со  временем болезнь приводит к параличу конечностей. Это был очень сложный и трагический период в жизни художника, ему пришлось прекратить  работать. В этот период Германия объявила его работы, как и многих других художников-новаторов, «дегенеративным искусством», и в 1937 году 72 его картины были конфискованы властями.

В Висбадене Явленский прожил до своей смерти в 1941 году и там же похоронен.

Выставку Алексея Явленского  в Neue Galerie  сопровождает высочайшего полиграфического качества альбом репродукций его картин.

Среди тех, кто участвовавал в подготовке альбома, видим имя Анжелики Явленски Бианкони – внучки Алексея Явленского, ныне возглавляющей Фонд его имени и архив, находящийся в Локарно (Швейцария). Отец Анжелики – сын Алексея Явленского и Елены Незнакомовой Андрей Явленский  тоже был талантливым художником.

Его судьба драматична: в 1941 году, с началом войны Германии с СССР, он был призван в германскую армию и служил переводчиком благодаря прекрасному знанию русского языка. В 1945 году Андрей попал в русский плен, провел 10 лет в концентрационном лагере в Сибири, но в 1955 году ему удалось  вернуться домой. В течение первых лет по возвращении он запрещал разговаривать в доме на русском языке – чтобы ничего не напоминало ему об ужасах жизни в русском плену…

А в 1956 году, когда произошло вторжение СССР в Венгрию, и боялись, что в Европе начнется Третья мировая война, Андрей Явленский настоял, чтобы семья переехала в Швейцарию. Он сказал, что хочет жить в спокойной стране, где «…Альпы будут отделять нас от остального мира». Он еще не знал, что «покой нам только снится».

 

elegantnewyork.com

Живопись Явленский Алексей Георгиевич, «Фон Шокко», описание картины

Живопись XX в.

Алексей Явленский – один из ярких представителей раннего русского авангарда, экспрессионист, участник объединения «Синий всадник». Родившись в России, но прожив большую часть жизни в Германии, художник оставался верен традициям национального искусства, мастерски сочетая в своем творчестве элементы иконописи, крестьянской живописи и ставшего популярным в начале XX в. фовизма.

Творческая жизнь Явленского связана с Германией. Именно здесь, в Мюнхене, он обучался живописи у словенского художника Ашбе, здесь вместе с В. Кандинским организовал в 1909 г. «Новое художественное объединение», призванное донести до широких масс искусство нового времени, которое не принималось на официальной выставке «Мюнхенский Сецессион». Объединение включало очень разных по направленности и методике реализации творческих замыслов художников, однако общее настроение бунта и противовеса застывшей традиционной живописи было характерно для них всех.

Если большая часть участников «Синего всадника» постепенно склонилась к геометрическому абстракционизму, то Явленский оставался верным своему первоначальному творческому посылу – полной отдаче вольному чувству, ведущему кисть. Портреты исполнялись им в духе фовистов, однако в отличие от Матисса Явленский придавал большое значение эмоциональности человеческой натуры, выразительности лица.

Портреты, выполненные Явленским, всегда наполнялись чувственностью. Не исключение и картина «Фон Шокко». Молодая женщина, заказывающая чашку шоколада – шок7 ко (именно с этим связано название картины), написана размашистыми широкими мазками резких контрастирующих цветов, что создает ощущение некоторой маскообразности. Однако игра светотенями наполняет это отчужденное лицо проникновенной чувственностью.

Выразительный портрет модной дамы написан четкими жирными контурами. Художник использует для написания этого портрета интенсивные цвета, которые дисгармонируют друг с другом и благодаря этому производят впечатление сексуальной отчужденности. Большое значение для художника играет свет, именно он придает образу молодой женщины эмоциональную силу.

Через лица, изображаемые художником, передавались внутренние настроения самого автора. Если «Фон Шокко» – это отчужденная, сосредоточенная в себе чувственность, то последняя в жизни художника серия «Медитация» – это явная неотвратимая трагедия.

jivopis.org


Смотрите также