Внук Абильхана Кастеева идет по стопам деда. Кастеева картины


Внук Абильхана Кастеева идет по стопам деда

В Алматы открылась выставка “Бабалар аңсаған тәуелсіздік” – “Независимость, завещанная предками”. На ней представлены работы, которые участвовали в одноименном республиканском конкурсе. Год назад на инициативу Музея имени А. Кастеева откликнулись порядка 90 авторов со всего Казахстана. Недавно были определены лучшие творения.

Первую премию комиссия присудила Даурену Кастееву за триптих “Ақтабан шұбырынды” (“Годы великого бедствия”), вторая досталась Меиржану Нургожину за картину “Посещение кузницы Касым Султаном”, третья премия присуждена Асету Жакыпбеку за картину “В преддверии образования Золотой Орды”. Поощрительных премий удостоились Даурен Макин за работу “Голодомор-Хлеб” и Нурлан Килибаев за работу “Елім-ай”.

Работа Кастеева-младшего состоит из трех частей: “Молитва. Плач народа. Первое ополчение” и, как считает жюри, в полной мере отражает трагизм народа тех лет. Более того, на нее можно смотреть и с позиции сегодняшних дней, чтобы понять ужас беженцев, которые спасаются от войны. 001

Даурен Кастеев. Молитва.

002Даурен Кастеев. Плач народа.

003

Даурен Кастеев. Первое ополчение

– Символ первой части – маленькая девочка, у нее все благополучно, но в какой-то момент ее привычный мир рушится полностью. Я хотел передать ощущение одиночества, словно она просит о защите для своих родных, – комментирует победитель. – Мне хотелось отобразить и трагедию, и то, что, несмотря на это, у нас есть сила духа, и впереди все будет хорошо. Есть защитники, те, кто отвоюет наши земли. Через триптих, мне казалось, эта тема будет полнее раскрыта для зрителя.

Руководитель Центра Научной Экспертизы Государственного Музея Искусств Имени А. Кастеева, Член Жюри Конкурса Амир Джадайбаев рассказал об основных критериях выбора призеров:

– Во-первых, историческая достоверность. Факты, эпизоды, должны быть подтверждены в летописях, научных исследованиях. Во-вторых, высокий профессиональный технический уровень, в-третьих, желательно было раскрыть темы, которые до этого были мало показаны в искусстве. Исторический живописец – это художник самого высокого уровня, так было всегда. Потому что сам жанр – синтетический, включает в себя все другие жанры. Он считается сложным, трудоемким. Поэтому не случайно вы видите, какие большие полотна, это чисто физически очень сложная задача.

Произведения действительно поражают своими масштабами – это широкоформатные многофигурные, со сложным композиционным построением работы. Художник, монументалист, обладатель третьей премии Асет ЖАКЫПБЕК признался, что работал над “В преддверии образования Золотой Орды”, где на первом плане, как на черно-белой архивной фотографии, выступают Чингисхан, его сын Джучи и внук Бату, почти год. Интересно, что для него исторический жанр – родная стихия, и это не первое его признание.

– Если я показываю древность, то, как правило, цвета убираю, у меня многие работы – коричневатые, черные. Конкретно эта тема меня всегда волновала, – признается автор.

Источник: Караван.кzФото: Андрея Халина ЭК

alemgallery.com

Дочь художника Кастеева заявила о подделке около 50 картин отца

Сразу 46 картин, заявленных владельцем как полотна казахстанского художника Абильхана Кастеева, дочь Кастеева признала подделкой, об этом сама родственница рассказала корреспонденту Tengrinews.kz.

Картины, заявленные как работы Абильхана Кастеева. Фото Гульдарии Кастеевой

Все сомнительные, на ее взгляд, работы - из частной коллекции, которые принес их владелец в Музей искусств имени Кастеева. "Один коллекционер представил картины в музей, а эксперты музея засомневались в подлинности картин и попросили меня о помощи. 46 работ, и все подделки! Ни одной работы отцовской там не было. Я посмотрела и точно сказала, что это не его работы", - заявила Гульдария Кастеева.По ее словам, это не первый случай, когда подделывают картины мастера. В 2011 году в дирекции выставок Музея искусств тоже была организована выставка работ частных коллекций, среди которых были заявлены картины Кастеева, несмотря на заключение экспертов музея о том, что эти полотна не принадлежат кисти художника. Когда дочь живописца посетила выставку, она обнаружила там еще десять фальшивых, по ее мнению, работ."Я увидела работы, подписанные именем отца, но при этом картины не имели ничего общего с творчеством отца. И на требование убрать картины из экспозиции организатор выставки сказала, что ее отец при жизни собирал картины, а ей они достались по наследству. После показала заключение эксперта", - рассказывает она.Как утверждает Гульдария Кастеева, картины отца она может узнать по почерку. В детстве дочь много наблюдала, как трудится отец. Сейчас в ее архиве множество полотен казахского художника.Теперь наследница Кастеева намерена обратиться в правоохранительные органы, чтобы выяснить, кто и с какой целью подделывает работы отца.

{also_read}

www.nur.kz

Музей Кастеева: выставка С.Нарынова картины И.Шишкина. Галерея «24 июня»

Вчера вечером я решила незатейливо прогуляться в две галереи. Ничего не писать, ничего не публиковать, а просто посмотреть выставки. Ну, могу же я иногда побывать на культурном мероприятии так, чтобы об этом никто не знал? Но, как выяснилось, не могу.  И даже отсутствие подруги и фотографа Лены меня не спасло. В музее им. Кастеева я встретила художника Виктора Баландина, чьим творчеством  восхищаюсь, а у него с собой был фотоаппарат. Вместе с ним и Валерой Картуном в тот вечер мы побывали еще и во второй галерее, «24 июня», в итоге я просто обязана об этом рассказать.

В музее им.Кастеева  на этот раз меня ждали два арт-объекта: открытие выставки Сакена Нарынова и зал с картинами Ивана Шишкина. С Сакеном Нарыновым мы познакомились давным-давно, когда я еще работала в Национальном Плане Действий по охране окружающей среды. Я даже помню, что он мне подарил фотографию своей скульптуры - дракона, пожирающего свой хвост. На нынешней выставке я сразу нашла уже знакомого мне дракона,

а еще нас ждало много разных интересных и необычных работ.

Сакен Нарынов -художник, архитектор, скульптор и философ. Его произведения - одновременно эстетические объекты и сложные технические изобретения.

"Каждое его произведение – реализованный в пластической форме концепт, идея, порой целое философское учение.

Ключом к пониманию структуры авторских объектов Сакена Нарынова является топология, которая изучает свойства тел и поверхностей, остающихся неизменными при деформациях – растяжениях, сжатиях, изгибах. Посвятив значительную часть творческой и профессиональной деятельности этому разделу математики, автор постигает природу пространства. Простые формы – тор, цилиндр или сфера – усложняются, множатся, скручиваются, раздваиваясь и срастаясь вновь.

Математика, предстающая в художественном аспекте, становится искусством. Значение разработок Сакена в области топологии высоко оценил ученик и последователь А. Эйнштейна, известный американский ученый Мартин Гарднер, отметив в личной переписке, что Нарынов «…заглянул так далеко, как никто другой…». В 2009-2010 годах два авторских проекта Нарынова были включены в двадцатку лучших проектов в мире." (Екатерина Резникова, кандидат искусствоведения, ученый секретарь музея им.Кастеева).

А потом  в акварельном зале вы посмотрели выставку работ Ивана Шишкина. Масляных картин известного художника, к моему сожалению, было всего три.

Но даже глядя на них, я испытала восторг, потому что для меня этот художник прочно связан с моим детством. Мой папа заботился о том, чтобы его дочь выросла культурным человеком, и часто давал мне рассматривать альбомы с репродукциями картин.

В детстве я больше всего любила природу,  и картины Шишкина запомнила очень хорошо.

Выставка, на которой собраны все 15 произведений художника из фондов музея, проводится впервые.

Я вообще не знала, что художник занимался графикой, отдавая предпочтение технике офорта, постоянно экспериментируя. На выставке представлены 11 офортов художника,  поступившие в 1950-е годы из Государственного Эрмитажа и Государственного Русского музея (Санкт-Петербург).

Единственный рисунок в коллекции, выполненный карандашом – «В лесу», был передан в дар Государственной Третьяковской галереей в 1936 году.

Потом мы направились в галерею "24 июня". Приятно, что в Алматы открываются новые галереи и арт-кафе. Я знала, что в "24 июня" выставляется художница Айжан Омирбаева,  и хотела увидеть ее работы. Она была одной из участниц так называемой "конной выставки", начавшейся во время Первой международной конной выставке-шоу KazEqui  и продолжающейся сейчас в стенах галереи.

yvision.kz

О состоянии современного художественного процесса в изобразительном искусстве...

Эк меня занесло. Сюда просится «Та-да-да-да!»

Задуматься о судьбах изобразительного искусства в Казахстане заставила ныне идущая выставка в музее Кастеева, посвященная 550-летию Казахского ханства. Директор музея Гульмира Шалабаева выставила в фейсбуке фотографии с вернисажа. Я, досуг имея, возбудилась на картины художника Талгата Тлеужанова, написав, что все липа, вторично, подражательно, красивенько, иллюстрация на конфетные фантики. Ну и огребла от художников и их друзей-художников: «...это возмутительно…!», - писали мне художники, - «…вы не посещали выставку, и не видели эти произведения вживую. И говорить, что это копия, не имея знания искусствоведа или специалиста изобразительного искусства доказательств, это полный абсурд, просто смешно!». «У Талгата есть настоящие шедевры. Возможно только наличие таких художников, как Талгат и оправдывает существование нашего государства».

Гульмира Шалабаева ответила, что в фондах музея мало работ на историческую тему, которые могли бы раскрыть тематику выставки. С 90х годов начался бурный период поиска национальной самоидентичности, художники писали много картин на историческую тему. Но тогда у музея не было возможности вести закупы, поэтому ощущается провал. На выставке представлены разные художники, и тем ярче видно состояние современного художественного процесса в изобразительном искусстве сегодня. Она права, выставку проводить надо? Надо! Сейчас в Казахстане отрапортовали о более 200 проведенных культурных и научных мероприятий, связанных с этим юбилеем (на очереди еще 500!). А заодно надо нам показать уровень художественного процесса.

В Казахстане художественный процесс разделен на две части, в одной бурлят поиски и эксперименты уже второй век «современного» искусства. Все как полагается: утюги и телевизоры подвешены, ржавые металлические конструкции хаотично смяты, картины дико подмалеваны и глизерованы содержимым мусорного ведра, открыта новая форма живописи пластиковыми пакетами! Тут за нашу страну беспокоится нечего, ноздря в ноздрю идет с мировым художественным процессом.

Другая часть, связанная с классической и традиционной живописью, столь ценимой и любимой мной, как-то выпала из моего внимания. Посмотрела я на ванильные небеса в картине Талгата Тлеужанова, и подумала, а вдруг и прям гений, разве можно суд

yvision.kz

Музей Кастеева - Yvision.kz

В воскресение посетил музей Кастеева. Напомню, что музей Кастеева - главный казахстанский музей искусств. Был создан в 1935-м году благодаря "Постановлению об организации Казахской государственной художественной галереи". В 1965-м году было принято решение о строительстве специального здания для нужд музея.

 

На территории музея есть парковка.

 

Около музея установлен памятник основоположнику казахстанской живописи Абылхану Кастееву. Здорово, что около памятника поставили несколько скамеек. Это сразу делает зону вокруг монумента уютнее.

 

Прогулялся вокруг здания музея.

 

Здесь размещены несколько скульптур. Это значительно оживляет городское пространство.

 

К сожалению, качество работ не всегда на высоком уровне. Обратите внимание на фундамент.

 

 

Очень понравилась композиция. Сделана, кстати, из использованных покрышек.

 

Я бы назвал "В утробе матери". Настоящего названия я, к сожалению, не увидел. Табличек нигде нет.

 

Всё это дело охраняется при помощи камер.

 

С обратной стороны здания всё довольно аккуратно.

 

Но не без недостатков. Любимая алматинская тема - упирающиеся в никуда арыки. Боюсь представить что здесь творится во время ливня.

 

Мусор из-под лестницы тоже можно было бы и убрать.

 

В целом здание выглядит довольно аккуратно.

 

Но некоторые элементы выполнены просто позорно. Это снято около входа. Центральный музей Казахстана и такой вход!

 

Вот ещё недалеко от входа снято. Это же просто позорище.

 

Специально подошёл и снял поближе. Бортик фонтана сделан из какого-то гипса. Любой более менее адекватный строитель знал бы, что через год-два такая отделка непременно развалится.

 

Ну или вот. До недавнего времени на входе в музей стояли красивые деревянные двери. После реставрации их заменили. Мало того, что снимать такие не стоило (намного лучше если бы их отреставрировали), так и заменили их на какое-то шпонированное нечто, которое начало лопаться через несколько лет. Хорошо, что внутри не заменили двери.

Заходим в музей.

 

Фойе.

Здесь есть туалет, гардероб и несколько помещений для студий живописи и магазинов.

Залы просторные.

 

Центральный зал.

Картина понравилась.

Ещё одна понравившаяся.

Эта вообще огонь. Называется "Байга".

Здорово, что среди зала сделали такие уголки, где можно посидеть, отдохнуть. Плохо, что качество исполнения хромает. Выглядят они неопрятно, все какие-то заляпанные и в трещинах.

Около многих картин подписи с именем художника, qr кодом и подписью аудио гида.

Это вообще круто. Специально для слабовидящих - надпись на языке слепых и общие очертания картины.

Вот сама картина. Узнаёте?

yvision.kz

Честно, как Кастеев - ExpertOnline.kz

"Художник-самоучка", как называл самого себя Кастеев, прожил яркую жизнь, оставив нам в наследие не менее яркие картины. Он создавал свои произведения без прикрас, все как есть, не утаивая от зрителя реальной правды. Сын чабана смог увидеть то, что не увидели миллионы. Живопись была его единственным призванием, делом всей его жизни. Он не допускал и мысли о том, что можно заняться чем-то другим. Многие его современники отмечали, что художник постоянно находился в творческом поиске - ни минуты покоя даже на отдыхе.

Через тернии - в художники

[inc pk='2415' service='media']

Абылхан Кастеев родился в 1904 году в селе Чежин Панфиловского района Талдыкурганской области. То время было тяжелым для всего казахского народа. Семья бедствовала, поэтому детство мальчика прошло в постоянном труде: он пас байских овец, был землекопом, водовозом. Кастеев рано потерял отца, его воспитывали мать и дядя. В двадцать лет молодой человек отправился на строительство Турксиба. В каждую свободную от работы минуту Кастеев рисовал на скалах углем. Его страсть к рисованию заметили на Турксибской стройке и посоветовали ехать в Алма-Ату учиться на художника.

Приехав в столицу, Кастеев поступил в Художественную студию им. Н. Г. Хлудова, где проучился с 1929 по 1931 год. Выиграв в конкурсе на лучший портрет Абая, он получил приглашение учиться в Москве в Художественной студии им. Н. К. Крупской.

В Белокаменной Кастееву пришлось нелегко: денег на жизнь не хватало. Сокурсники студии одалживали ему деньги, Кастеев покупал на них краски, продавал картины и возвращал долги. В то время директором студии была супруга Дмитрия Фурманова. Она помогла Кастееву пережить трудности. В Москве он пробыл два года, потом сильно заболел и вернулся домой в Казахстан.

Самые первые сохранившиеся работы Кастеева датируются 1927 годом. По сути, он был первым в истории Казахстана художником. Если у Италии есть Ботичелли, у России - Репин, то у Казахстана есть Кастеев. Таково значение творчества этого художника для развития изобразительного искусства Казахстана. Сейчас картины этого живописца хранятся в коллекциях Третьяковской галереи в Москве, в Музее Т. Г. Шевченко в Киеве, музеях Кыргызстана, Таджикистана, в галереях Алматы, Астаны, Уральска, Костаная, Актобе, Павлодара, Кзыл-Орды, Шымкента, Атырау, Семея.

По картинам Кастеева можно изучать историю становления советского Казахстана. На глазах художника одна эпоха сменилась другой: вместо феодальных порядков пришел социалистический строй. Художник искренне радовался происходящим переменам и передавал это в своих произведениях. Значительными событиями в стране стало появление электричества, радио, первого поезда, школ для девушек. Все это Кастеев отражал в своих картинах.

Мешочек пшеницы

Каким художником был Кастеев, мы можем узнать, изучив его картины в музеях. Но каким человеком, личностью был Кастеев? Об этом нам могут рассказать его дети, ученики, люди, работавшие с ним.

Одной из наиболее значимых картин Кастеева критики называют потрет Амангельды Иманова, руководителя национально-освободительного восстания в Казахстане в 1916 году. Сложность работы заключалась в том, что к моменту написания портрета Иманова уже не было в живых. Несколько лет Кастеев собирал материалы. Уке Ажиев, друг и коллега Кастеева, вспоминал при нашей встрече, что художник специально ездил в Тургайскую область - на родину Иманова, разговаривал с его современниками, пытался воссоздать образ человека. И у него это получилось: старцы, увидев картину, просто ахнули, настолько образ был похож на Иманова.

Художнику Уке Ажиеву сейчас 79 лет, и он до сих пор творит. Он рассказывает, что судьба уготовила ему два знакомства с Кастеевым. Первое произошло в 1936 году, когда Ажиеву было 12 лет (он был воспитанником Союза художников и жил в помещении Союза). Тогда Кастеев, увидев зарисовки мальчика, отметил его способности и посоветовал учиться дальше, развивать свой талант. В 1938 году Уке Ажиев поехал учиться в Художественную Академию в Ленинград. Второй раз они встретились уже после войны, в1950 году, когда блокадника и ветерана Отечественной войны Уке Ажиева принимали в Союз художников Казахстана. С этого времени можно вести отсчет дружбы двух художников.

"Кастеев был очень открытым, простым человеком, - вспоминал во время нашей встречи Уке Ажиев. - Его дом был всегда полон гостей - молодых художников, известных мастеров. А каким рассказчиком он был! Однажды он рассказал о своем походе в Китай. Было это в 1932 году. Голодный год. Кастеев уже был женат. И вот он отправился на поиски хлеба и сам не заметил, как оказался на территории Китая. Китайцы взяли его в плен. В плену он пробыл целый год. В конце концов, его отпустили. Он вернулся домой, приобретя все-таки по дороге несколько килограммов пшеницы. Зря ходил, что ли? Жена его не узнала - пришел какой-то старик. Настолько исхудал Кастеев за год в плену".

[inc pk='2416' service='media']

Вспомнил Ажиев и историю с портретами Ленина и Сталина, нарисовать которые Кастееву заказал колхоз, образованный в селе, в котором художник когда-то родился. Кастеев старался от души, впрочем, как всегда. Когда же он показал работу Ажиеву, тот был удивлен тем, что Ленин со Сталиным получились казахами. Естественно, эти портреты попросту были уничтожены.

Гульшара Сарыкулова - первая казашка-искусствовед. Кастеева она считает художником от Бога. Человек, который так и не получил полного художественного образования, создавал такие эмоциональные, искренние картины, которые не оставляли равнодушным никого. "Кастеев был очень скромным человеком, - говорит г-жа Сарыкулова, - невозмутимым и спокойным. Он не любил встревать в споры, ссоры, часто случавшиеся в творческой среде. Молодежь относилась к нему с большим пиететом. Он был для нее и другом, и учителем, и хорошим советчиком".

Художница Гульфайруз Исмаилова говорит, что Кастеев сыграл в ее жизни большую роль. Она считает его отцом казахстанского искусства. Одно из светлых воспоминаний о нем: когда Исмаилова училась в Ленинграде, Кастеев привез ей целую сумку казы.

Рисование - дело семейное

У Абылхана Кастеева и его супруги Сакеш девять детей: шесть сыновей и три дочери. Дочери Гульдария и Гульназия охотно рассказали мне о своем отце.

- Кто из детей Кастеева пошел по стопам отца и стал художником?

Гульдария: Наши братья Нуртас, Нуртлеу, Нурхат. Они тоже художники. Гульназия закончила Строгановку в Москве и преподает в Академии искусств. Отец не настаивал на художественном образовании. Все шло естественным путем. Мы росли в творческой среде. В нашем доме гостили интересные, яркие люди. Молодые художники приходили за советом, друзья - попить чай из самовара и поесть маминой дунганской лапши.

- А внуки хотят быть как их дед?

Гульназия: Говорят, что гении рождаются через поколение. Видимо, это правда. Внуки, конечно, талантливее нас, его детей. Даурен, Сауран, Аскар, Мирас уже заявили о себя как о талантливых художниках. А правнучка Кастеева - Айсаным Кастеева, третьеклассница, провела уже две свои выставки.

- Был ли для вас, детей художника, процесс создания картины тайной?

Гульдария: Совсем нет. Отец даже советовался с нами, детьми. Просил: "Иди, погляди". Прислушивался к нашим замечаниям. Вообще был самокритичным человеком.

- Каким отцом был Кастеев?

Гульдария: Самая добрая душа. И мухи не обидит, такой у него характер. Не слышали мы от него ни одного строгого слова.

- А человеком?

[inc pk='2417' service='media']

Гульназия: Абылхан Кастеев был скромным и совсем не заносчивым, несмотря на свои достижения. Наш дом, например, строился лет десять, и все соседи жили в ожидании встречи с народным художником и его семьей. Мы переехали тихо, никто и не заметил. Однажды папа вышел подметать двор, к нему подошла соседка и спрашивает про Кастеева, мол, когда же он переедет. Приняла папу за дворника.

Отец был гостеприимным. В доме было две четырехкомфорочные плиты, мы постоянно готовили, знали, что кто-то обязательно зайдет. Наш дом на ул. Городской (нынешняя ул. Бекхожина) повидал многих людей. Он очень любил беседовать с людьми, будь это ребенок или старик. Нам запомнилось, как мы ходили на парады. По пути на площадь с папой здоровалось огромное количество людей, и он останавливался, разговаривал со всеми, даже если не помнил имя этого человека. Он очень любил слушать и рассказывать истории из жизни. Порой мы пропускали сам парад, но все равно было весело ходить с папой на парад.

Гульдария: Папа был очень трудолюбивым - вставал в шесть утра и принимался за работу. Отдыхом в его понимании был физический труд. Подрамники и этюдники для картин он мастерил сам.

- Можно сказать, что Кастеев был любимчиком у советской власти?

Гульназия: Любимчиком, может, и не был, но своим трудолюбием он завоевал уважение. Особых привилегий у него не было. Отец всегда повторял художникам: "Не обращайте внимания на то, что про вас говорят. Работайте, несмотря ни на что". Как бы там ни было, но благодаря советской власти он пошел работать на Турксиб, там его заметили и послали в Москву, и он стал художником.

- А были ли у Кастеева враги или, в крайнем случае, недоброжелатели?

Гульназия: Были люди, которые мешали ему работать. Он старался не обращать на них внимания, но в душе сильно переживал. Молодые художники, которых он поставил на ноги, писали на него кляузы.

- Сколько картин Кастеева сейчас в семейном архиве? Что вы планируете с ними сделать?

Гульдария: Мы храним более 300 папиных работ. У нас сохранились зарисовки к портрету Амангельды Иманова. Этот образ папа собирал годами. Около 80 картин мы представили на выставке, проводимой в честь 100-летия Кастеева. Естественно, картины Кастеева мы не продаем. Если будет открыт дом-музей, то мы передадим картины в дар.

- Дом-музей - это семейная мечта или какие-то предварительные работы уже ведутся?

Гульназия: В начале декабря 2003 года этот вопрос решался с Имангали Тасмагамбетовым, госсекретарем Казахстана. Постановление о создании музея уже принято, но пока проект не сдвинулся с места. Конечно, мы могли бы сделать его коммерческим, иметь с него какую-то прибыль. Но папа всегда жил для народа, и мы хотим, чтобы этот музей был открыт для всех, стал местом встреч и воспоминаний, в общем - народным.

expertonline.kz

Картины Рериха в ГМИК им. А. Кастеева

 Санкт-Петербург

       Сырлыбаева Г.Н.,

научный сотрудник Государственного музея искусств имени Абылхана Кастеева, руководитель центра по изучению классического зарубежного искусства

Проект «Рериховский век»

в Санкт-Петербурге

 Картины Н.К. Рериха из собрания Государственного музея искусств имени А.Кастеева (г. Алматы) в проекте «Рериховский век» (Санкт-Петербург) 

 Статья Сырлыбаевой Г.Н. в сокращении была опубликована в республиканском иллюстрированном  журнале «NOMAD. KAZAKHSTAN» № 2 за 2010 г., стр.8 – 14. Полный текст статьи  приведён ниже.

 15 апреля в Санкт-Петербурге  в Центральном выставочном зале «Манеж» открылась международная выставка «Рериховский век», посвященная значительному событию в истории культуры – 75-летию Пакта Рериха, первого международного Договора об охране научных и художественных учреждений, исторических памятников и об охране культурных ценностей во время вооруженных конфликтов. Он был подписан 15 апреля 1935 года в Вашингтоне в Белом доме. Инициировал его составление Николай Константинович Рерих (1874-1947) – живописец, театральный декоратор, философ, учитель, писатель, путешественник, археолог, общественный деятель, создавший более семи тысяч произведений, находящихся в различных музеях мира. Им же был разработан и отличительный знак охраняемых объектов – «Знамя мира» - белый стяг с красной окружностью и вписанными в нее тремя красными кругами, которые символизируют прошлое, настоящее и будущее, замкнутые воедино кольцом вечности.  

Выставка объединила более 70 различных организаций России и других стран мира, среди которых Государственная Третьяковская галерея, Государственный     Эрмитаж, Государственный Русский музей, Государственный музей искусств народов Востока, Санкт-Петербургский государственный музей-институт семьи Рерихов, а также музеи Баку, Еревана, Киева, Нью-Йорка, Одессы, Риги, Софии, Саратова, Пскова, Воронежа и др. Экспозиция, насчитывавшая около двух тысяч экспонатов,  представила весь спектр жизни и творчества семьи Рерихов в области науки и искусства, философии и литературы, педагогики и просветительства, общественных инициатив и сохранения мирового культурного наследия. 

 Принять участие в проекте «Рериховский век», а это не только выставка, но и научно-практическая конференция,  был приглашен и Государственный музей искусств РК им. А. Кастеева, Алматы, Казахстан.

 В коллекции музея четыре произведения  великого художника. Они  выполнены в ранний период творчества – с начала 1900-х до середины 1910-х годов, в так называемый «русский период», до отъезда художника за границу в 1918 году.   Все работы Николая Рериха из собрания ГМИ войдут в грандиозный каталог выставки, выход которого ожидается в ближайшее время.

 Анализируя огромное творческое наследие Николая Рериха, отчетливо проступают некоторые его особенности. В частности, любовь и не проходящий со временем интерес к определенным темам. Так произошло и с сюжетом картины «Зловещие».  Художник постепенно подходил к этой теме: в разные годы писал этюды воронов, камней, поросших мхом. Были попытки и композиционного решения сюжета, которые развивались в сторону его лаконичности и большей выразительности. В 1901 году задумка осуществилась в эскизе, находящемся в музее Казахстана.  Окончательный вариант – в собрании Государственного Русского музея в Санкт-Петербурге. Картина вошла в цикл произведений о Древней Руси – «Начало Руси. Славяне» и была показана на выставке после возвращения художника из Парижа, где он недолгое время обучался в академии Кормона.

Эскиз из казахстанского музея значительно уступает в размерах законченной версии сюжета. В нем уже были найдены основные цветовые отношения и композиционная структура полотна. На потемневшем, готовящемся к ночи берегу моря, который отделяется от водного пространства тонкой полоской желтоватой пены прибоя,  на мрачных валунах сидят, нахохлившись, черные птицы, силуэты которых с трудом различаются в надвигающейся темноте.        Господствующая тишина нарушается одной из птиц, которая, выгнув шею в гортанном одиноком крике, открыла свой крючковатый   клюв. Как часто бывает, в эскизе идея выражена более ярко. Отсутствие свободного пространства вокруг центра композиции концентрирует внимание зрителя на птицах, сразу определяя главных носителей эмоционального состояния будущего произведения. В полотне из Русского музея увеличена горизонтальная протяженность холста. Изображение морского берега уводит взгляд зрителя в бесконечную даль с зелеными холмами, что вызывает в большей степени ощущение безлюдности, заброшенности и одиночества. Этим приемом усиливается эпическое звучание пейзажа. В «казахстанском» эскизе акцент сделан больше именно на ощущении, предчувствии, тревожном ожидании, преобладает символико-мистическое начало. Вороны и камни даны крупно, максимально приближены к зрителю, настолько, что нарушается ощущение реальности пропорций. Птицы воспринимаются гигантскими черными существами. Символика воронов, как вещих птиц, предсказывающих зловещие события, соотносится с суровой,  скупой на краски,  природой севера.  В какой-то степени, художник выходит за рамки узко национального русского пейзажа,  придавая изображению более философский, универсальный смысл. 

 Н.К Рерих Зловещие

Зловещие (эскиз). 1901 г., холст, масло, 45×63

 Н.К. Рерих Половецкий стан

Половецкий стан (эскиз). 1914 г., картон, масло, 68,5×89

 Отдельная страница, и даже не страница, а целая глава в творчестве Николая Рериха – его работа для музыкального театра. К постановке оперы А.П. Бородина «Князь Игорь» художник обращался дважды. Первая серия декораций была подготовлена для театра Шатле в Париже в 1909 году во время «Русского сезона». Но, к сожалению, были использованы эскизы костюмов и декораций лишь к половецким пляскам.  Так появились варианты «Половецкого стана», на фоне которого разворачивалось танцевальное действие. Вторая постановка была осуществлена уже в 1914 году в лондонском театре «Ковент-Гарден».  Общее у всех многочисленных  эскизов на тему «Половецкого стана» -  огромное высокое небо, занимающее большую часть картона, безграничное раздолье степи и юрты кочевников, напоминающих скорее космические инопланетные корабли, приземлившиеся в этом бесконечном пространстве.

Эскиз аналогичного содержания поступил в коллекцию казахстанского музея не датированным, но, по мнению сотрудника ГРМ Е. Яковлевой, время его создания относится именно ко второй постановке в Лондоне. И поэтому датируется 1914 годом. С этим можно согласиться. При сравнении его с известными декорациями 1908-1909 годов, разница очевидна – и в живописном отношении, и в деталях, и в композиционной расстановке юрт.Два мира – спящая степь и небо, погруженное в ночь, разделены полоской мерцающего света, предвещающего рождение нового дня. Горизонтальной протяженности этих двух стихий противостоят вертикали пик стражников, шесты с навершиями из лошадиных черепов, фланкирующих композицию слева и справа, размытые вертикали столбов дыма, поднимающихся над юртами. В темноте фигуры стражников застыли, словно степные скифские каменные изваяния. В господствующие зеленоватые, оливковые цветосочетания вторгаются яркими вставками   терракотовые бока юрт, освещенных молодым месяцем, да серебро водной глади реки вдалеке. Обращение к гравюре не столь часто в творчестве Рериха, тем более ценны литографии из казахстанского собрания. Одна из этих литографий «Мехески – лунный народ» (1915). Существует подобный оттиск и акварель на ту же тему в ГРМ. Композиция литографии практически полностью повторяет живописную версию сюжета, которая находится в ГМИИ Республики Татарстан (1915) за исключением изображения дома-башни на первом плане. В гравюре она представлена двухъярусной, в картине – лишь верхний этаж, на крыше которого – два человека, сидящих в молитвенных позах. В гравюре городской пейзаж безлюден. Видимо, это и послужило причиной, по которой лист был оформлен при приеме на хранение в музей под названием «Мехески – лунный город».  В основе сюжета – красивая история о существовании  тибетского племени Мехески, поклоняющегося Луне. Представители этого народа считали себя переселенцами с Луны. Во время полнолуния, повинуясь зову далекой, но такой притягательной, родины, они выходили на крыши домов и молились ночному светилу. Их не покидала мечта о том, что когда-нибудь случится чудо: появится лестница, и они вернуться к себе домой. В литографии, в отличие от живописного полотна, сюжетная линия становится второстепенной. Акцент сделан на пейзаже, в том числе и на необычной архитектуре древнего города.

Пройдет десятилетие и на картинах Рериха появятся подобные изображения реальных тибетских монастырей и городов, увиденных художником во время его путешествия по Гималаям.

Н.К. Рерих Мехески - лунный народ 

Мехески - лунный народ. 1915 г., цветная литография, 37,8×28.5

 Н.К. Рерих Великанша Кримгерд

Великанша Кримгерд. 1915 г., цветная автолитография, 28,5×37, 5

 Л.В. Шапошникова, повторившая в 1970-е годы маршрут гималайской экспедиции художника-ученого, в своей книге «Великое путешествие» (М., 1999, 207-210), так опишет свои впечатления по прибытии в город Ле: «Над городом и окружающими горами стояла луна, и в ее свете мерцали голубые снега на изломанных линиях Ладакхского хребта.  Серебристо светились изъеденные временем стены уснувших крепостей и массивные сторожевые башни. Лунный ветер раскачивал гирлянды цветных флажков над вершинами скал и гулял по узким улицам, вдоль которых стояли дома-кубики с плоскими крышами. На одну из них поднялся человек в фиолетовой шляпе-цилиндре и, зябко кутаясь в халат, стал неотрывно и пристально смотреть на голубоватую луну, повисшую над городом. Он стоял долго, притянутый ее странным магическим светом, неподвижный, как будто высеченный из камня, и явно кого-то мне напоминал. В моей памяти возникло полотно Рериха, на котором изображен нездешний город, поразительно похожий на тот, который я видела на экране-окне. Те же  сложенные из каменных блоков дома, те же узкие улочки, те же арочные проходы в массивных стенах. Рерих написал картину в России в 1915 году и назвал ее «Мехески – лунный народ». «Развалины исполинских замков бледнеют перед этим живописным нагромождением, - писал художник, - вознесшимся среди чаши разноцветных гор. Где мы встречали такие высокие террасы крыш? Где мы ходили по таким разрушенным закоулкам? Это было на картине «Мехески – лунный народ». Да, это те самые башни». За этим совпадением стояла тайна не только города Ле, но и самого художника».

Как часто бывает у Рериха, большую часть листа занимает огромное небо с клубящимися барочными облаками, которые расступившись,  являют взору полную яркую луну, своим светом преобразовывающую все вокруг.  У Луны свой цвет – цвет чистой белой бумаги. Художник оставляет ее без краски. Принцип контраста присутствует и здесь. Легкая, динамичная верхняя часть листа, заполненная прихотливыми формами невесомых облаков и нижняя – статичная, с приземистой, грубовато слепленной архитектурой, стоящей на земле. Архаичные архитектурные формы лишь намечают движение снизу вверх, но плоские крыши прерывают его. На первом плане необычный дом-башня. Темным проемом арочной формы обозначен вход, два круглых окна на верхнем этаже, как два волшебных глаза, делают архитектуру «живой», «наблюдающей» за окрестностями.

 Необычность сюжета реализуется и в своеобразном цветовом решении листа: небо и тени темно-зеленого цвета разной интенсивности, облака и освещенные луной  стены домов – темно-розового. 

Во второй литографии из казахстанского собрания – «Великанше Кримгерд» (1915), художник  изображает морской залив, берега которого причудливо изрезаны морскими волнами. Водная гладь «декорирована» множеством камней-островков. В центре огромный камень, напоминающий гигантскую женскую фигуру, часть которой скрыта под водой. 

Многие произведения Рериха строились на материале древних народных легенд и культов, старинных преданий, народных эпосов. Сюжет литографии заимствован из «Старшей Эдды» - памятника древнеисландской эпической поэзии. Великаны, согласно эпосу, принадлежат к миру подземному, и свет восходящего солнца превращает их в камень. По злому умыслу недругов,  великанша не заметила первых утренних лучей и навечно осталась каменной.  Динамика и статичность соперничают и в этой литографии: монументальность, внешнее спокойствие великанши и суетливость мелкой ряби прибрежных волн, людей в лодке. Лист решен в холодном  зеленовато-голубом колорите. 

В своей статье Сырлыбаева Г.Н. рассказывает  о четырёх работах Н.К.Рериха, находящихся в собрании ГМИ. Но есть ещё и пятая – «Горное озеро».  Небольшой картон размером  21 на 26 см. Масло. На оборотной стороне читаемая подпись автора. Но как этот этюд, датируемый 1929 годом, оказался в СССР? Общеизвестно, что в  указанный год, а также в последующие, семья Рерихов находилась далеко за его пределами. 

Так небольшая работа Н.К.Рериха, хранящаяся в алматинском музее, порождает череду  вопросов. Однозначных ответов на них пока  нет.

Н.К. Рерих (?) Горное озеро

Горное озеро. 1929 г., картон, масло, 21×26

       Для специалистов, изучающих наследие Н.К.Рериха, небольшая коллекция его работ из фондов ГМИ им. Кастеева, представленная на выставке «Рериховский Век», безусловно, придаст новый импульс к  постижению тайн творчества этого выдающегося художника и мыслителя 20 века.

 Казахстан, г. Алматы, 2010 г.  

www.roerich.kz